ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияДетективы → Любви неясные мотивы. Гл.5. ч.1

Любви неясные мотивы. Гл.5. ч.1

21 июля 2016 - Надежда Рыжих
article348774.jpg

  

Это было удивительно! Провести столько времени в поисках утраченной на долгие годы сестры клиентки, ночевать, где придется; колесить по району днями, выходить, опрашивать и снова ехать, и явиться в хорошо знакомое место!

Больше пяти лет прошло с тех пор, но память тут же откликнулась на знакомый пейзаж. Племянница умершей старушки не нашла лучшего места и поселилась именно здесь, чтобы, как можно больше насыпать соли на кровоточащие раны страдающей души детектива, и он мог знать ее. Находясь последние годы в чужом городе, он надолго отрешился от воспоминаний об утраченной по глупости любви. И вдруг такой стресс!

"Миссия выполнена, - решил, стиснув зубы, - родственница найдена, и завтра удалюсь". 

            Адресок, всего лишь маленький клочок бумажки с несколькими словами, цифрами и можно возвращаться, докладывать, и уезжать в свое агентство, где возможные клиенты недоумевают и удивляются его долгому отсутствию. Уехать, чтобы зализать вновь открывшиеся раны и жить, как получится, и работать, работать, работать...

Приехал он поздно вечером - иначе не получилось. Попросился на постой в первый же дом, где еще горел свет в окнах и мелькали тени за занавеской. Хозяйка постелила ему на веранде. Предложила поесть, чем Бог послал, а тот послал кусок деревенской колбасы, большой ломоть свежеиспеченного в ночь хлеба и банку молока. Он не отказался. Потом лежал на охапке свежего сена, прикрытой толстым одеялом, слушал ночные звуки: посвистывания, стрекот; смотрел через маленькие стеклышки на ночное небо с мерцающими искорками-звездочками и чувствовал себя мухой, залетевшей в паутину по воле своенравной клиентки. Пытаясь уснуть, долго ворочался, думал о странном стечении обстоятельств и ночью подсознание выдало любопытный сон:

           Он ждал ее... Она заверяла, что непременно придет, и он должен, просто обязан ее подождать. Он стоял, не смея сойти с места, будто шажок мог изменить реальность и любимой в ней не окажется, а этого он сильно опасался, так как любил без памяти это невероятное создание. И вдруг ноги его пустили корни. Руки вскинулись, распростерлись и закачались ветвями. Тело удлинилось, вытянулось стволиком. Шея превратилась в гибкий прутик, зашаталась, ища опору, и не смогла удержать голову, налившуюся невидимыми соками, и та, под грузом своей тяжести, внезапно запрокинулась. Глазам стало тесно в своих орбитах. Они выкатились и застыли, глядя в небесную даль с надеждой. Странная мысль не заставила себя явиться в его растерянный мозг.     

            - Я дерево?! - спросил он окружающее пространство в замешательстве и пошевелил веточками, зашелестел листиками. Глаза, не имея возможности опуститься вниз, в недоумении повернулись влево, вправо, но в таком положении им мало что было доступно.

            - Дерево, - поддакнул роющийся в его корнях петух и радостно закукарекал. Он хотел его отпихнуть, но ноги-корни уже жили своей жизнью, и назойливая птица их не волновала. Что она сделает человеку-дереву?! Если только удалит червячка… из его жизни… но это только на пользу…

            Детектив забеспокоился и стал просыпаться. Петух кукарекнул уже наяву, а от речки долетел тонкий детский голосок, старательно выводящий мелодию:

- Я могла бы сказать: «да», не смогла бы сказать: «нет», - тосковала невидимая девочка, судя по голосу, очень маленькая…

Ян напрягся. Ему показалось, что в этих нотках заключена вся степень его страданий. Он не позволил… тогда… что-то сказать, пояснить, не попытался понять свою Афродиту, а... просто… сильно обиделся. По-глупому! Все по-глупому, по-детски… Это его самолюбие! Будь оно!..

- Только носит тебя где? Где... же... носит тебя, мент?! – передразнивая девчушку, звонким голоскомпрокричал мальчишка.

            «Не одна она, - подумал, нахмурившись, Ян. – Вот стервец! Обижает кроху ни за что».

            - Петька, дурак, я все твоей мамке расскажу! – пообещала обиженная малышка и замолчала.

            Возникшая тишина принесла с реки всплеск крупной рыбы, выглянувшей, скорее, от любопытства, чем по надобности, и шмыганье носом. После долгой паузы песня продолжилась, но пел ее уже мальчик:

            - Не смог бы сказать: «да», не смог бы сказать: «нет», – отчаянно фальшивил  он.

- Все не так! – взвизгнула девочка и зашмыгала носом активнее.

В такое прекрасное утро это казалось неправильным. Детектив встал и вышел в сад.

- Замолчи сейчас же, паршивец этакий! – послышался голос бабки Вари. Он помнил. Она жила через дорогу, но к реке ходила, с согласия хозяйки, через этот огород. Он увидел ее, идущую по саду, где хаживала его Яна... ясноглазая девушка, любимая до кончиков пальцев, которую так пошло потерял он однажды, нянчась со своим уязвленным самолюбием.

«Как посмела переиграть детектива, с нюхом, как у собаки?! - с горечью подумал он. – И почему я такой толстокожий?»

До его ушей долетел всплеск воды и недоуменное восклицание моложавой старушки, вышедшей на берег. Ян вытянул шею, надеясь хоть что-нибудь увидеть, но не увидел, ровным счетом, ничего, поэтому залез на старую яблоню, которой было все равно, кто лазает по ней и что делает, до такой степени та была стара...           

Осознавая свой долг, старалась она цвести каждую весну, но с каждым годом все меньше бело-розовых цветков оказывалось на ней, и, естественно, краснобоких яблок по осени. Он знал об этом из рассказов Яны и хорошо помнил эту яблоню.

«Дерево наших свиданий» …

В далеком прошлом, темными вечерами, они сидели, обнявшись, под этой яблоней, смотрели в звездное небо, если ветер из вредности не пригонял тучи; целовались, любили друг друга и, конечно, потом купались… Если луна серебрила водные дорожки, плавали по ним и шутили о непредсказуемости небесных тел, спускающихся с небес только для того, чтобы умыться... Иногда притихшую реку навещали одни звезды, и парочка тихонько скользила среди них, пытаясь угадать, возле какой звезды находятся; но познаний в астрономии катастрофически не хватало, и, поэтому, смеясь, дразнясь, начинали гоняться друг за дружкой и  снова целовались, не замечая ничего вокруг себя, пока не погружались в глубины речные. Выскакивая на поверхность, когда в легких заканчивался воздух, смеялись от переизбытка чувств, отфыркивались и решали: поплавать еще или выбираться на берег... И, конечно, выбирались, где, теряясь в океане эмоций, вновь любили друг друга...  

«Как давно это было!»

От мыслей его отвлекло ворчание бабки Вари, отправившейся обратно. Она шла одна! Он мигнул, но, все равно,  рядом с ней никого не увидел. Шевельнувшиеся у берега камыши и, это в безветренную погоду, сказали без слов, что с ними не так: эти маленькие проказники сидели среди них, не желая уходить с реки... Он сам поступал так когда-то, желая остаться незамеченным, когда подглядывал за купающейся молоденькой соседкой... до своего знакомства с ней. Иногда ему казалось, что она знает о нем все, судя по постоянной лукавой улыбке на симпатичном личике.

 А однажды она долго купалась, сидела на берегу, обсыхая и нежась под утренними теплыми лучами, будто наказывала его за робость. Когда решила, что с него достаточно, ушла не спеша по тропе вверх, а он продолжал сидеть под водой, боясь, что девушка обернется и он опозорится. Затем выскочил из реки пробкой, поскакал по траве, стараясь согреться, и бросился бегом в дом, где выпил несколько чашек чая, чтобы не пострадать от переохлаждения. Хозяйка, осмотрев его посиневшее лицо и открытые участки тела, настоятельно советовала есть после таких купаний мед и убеждала, что лето тоже коварно, если меры не знать.

«Где же эти малявки? Перемерзнут, чертенята».

            Через пару минут среди камышей показались две головки: черноволосая и светленькая. Девочке было около пяти лет, мальчишка казался на несколько лет старше.

- Ушла? – спросила та настороженно, так как была значительно ниже его и не могла рассмотреть берег, но и мальчику он был недоступен, как оказалось.

- Наверное. Слышишь, как тихо? Значит, нет ее - она же все время ворчит, - заверил мальчик. – Ты не злись на меня. Мамка говорила про вас всякое, вот и решил тебя подразнить. Это случайно вышло!

            - Ладно, - спокойно ответила малышка. - Я понимаю, но папа мой хороший, только в долгой командировке. И совсем не мент. А ты знаешь, кто такой мент?         

            - Не-а! Пацаны у магазина болтали, и еще сплевывали, будто с досады.

            - И я не знаю. А про папу мама говорила какое-то длинное слово. Я не запомнила. Когда-нибудь он приедет, и я вас познакомлю! Веришь?

            - Конечно, верю. Взрослые всегда заняты! И, вообще, все здорово. С тобой интересно, не то, что с другими девчонками. Ну и что, что маленькая ты и в школу не ходишь.

Они вылезли на берег, на четвереньках, - шустрая тонконогая малышка, слишком самостоятельная для своего возраста, и под стать ей мальчуган. Осмотрелись, прежде, чем решились встать. Затем полезли через забор, но с другой стороны, надеясь избежать, видимо, встречи с бабкой Варей. Вскоре оттуда послышались смешки, потом затявкала собака и кто-то сердито заругался. Затрещали сучья, заскрипели штакетины и с тихим смехом парочка помчалась прочь.        

"Вот шалуны!" - подумал Ян с улыбкой и вспомнил свое городское детство, в котором о таком просторе для забав можно только мечтать. Больше не было смысла сидеть на яблоне. Он слез. Спустился к реке, размышляя, искупаться сразу или еще пофилософствовать, пока чувства улягутся, и он примет данную реальность без оговорок.       

«Утраченного по глупости не вернуть и нужно жить дальше, как... получится. Встречусь с тетушкой, узнаю адрес, жива ли, здорова внучка и… прочие подробности. Съездить могу, если живет неподалеку, или же… лучше вернуться в город, сообщить результаты поисков и что скажет клиентка: прикажет ехать, невзирая на расходы, поеду».      

© Copyright: Надежда Рыжих, 2016

Регистрационный номер №0348774

от 21 июля 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0348774 выдан для произведения: Это было удивительно! Провести столько времени в поисках утраченной на долгие годы сестры клиентки, переночевать в нескольких деревнях, колесить по району днями, выходить, опрашивать и снова ехать, и явиться в хорошо знакомое место!

 

Больше пяти лет прошло с тех пор, но память тут же откликнулась на знакомый пейзаж. Здесь жила племянница умершей старушки и он посчитал свою миссию выполненной, а так как приехал в деревню поздно вечером, попросился на постой в первый же дом, где еще не спали. 

 

Наутро собирался пойти к нужной особе и надеялся, что на этом его поиски завершатся. Адресок, всего лишь маленький клочок бумажки с несколькими словами, цифрами и… можно возвращаться, докладывать и уезжать в свое агентство, где возможные клиенты могут недоумевать и удивляться его долгому отсутствию.

 

Хозяйка постелила на веранде, где он лежал и слушал ночные звуки: посвистывания, стрекотания; смотрел через маленькие стеклышки на ночное небо с мерцающими искорками-звездочками; затем, пытаясь уснуть, долго ворочался, думал о странном стечении обстоятельств и ночью подсознание выдало странный сон:

 

            Он ждал ее. Любимая опаздывала на два часа, но заверила, что непременно придет, и он должен, просто обязан, ее подождать. Он стоял, не смея сойти с места и вдруг ноги его пустили корни; руки вскинулись, распростерлись и закачались ветвями; тело удлинилось, вытянулось стволиком; шея превратилась в гибкий прутик, зашаталась, ища опору, и не смогла удержать голову, налившуюся невидимыми соками; и та, под грузом своей тяжести, внезапно запрокинулась; глазам стало тесно в своих орбитах, они выкатились и застыли, глядя в небесную даль с надеждой. Странная мысль не заставила себя явиться в его растерянный мозг.

            - Я дерево?! - спросил он окружающее пространство в замешательстве и пошевелил веточками, зашелестел листьями. Глаза, не имея возможности опуститься вниз, в недоумении повернулись влево, вправо, но в таком положении им мало что было дано.

 

            - Дерево, - поддакнул роющийся в его корнях петух и радостно закукарекал. Он хотел его отпихнуть, но ноги-корни уже жили своей жизнью, и назойливая птица их не волновала. Что она сделает человеку-дереву?! Если только удалит червячка… брр… из этой жизни… но это на пользу…

 

            Детектив забеспокоился и стал просыпаться. Петух кукарекнул уже наяву, а от речки долетел тонкий детский голосок, старательно выводящий мелодию:

- Я смогла бы сказать: «да», не смогла бы сказать: «нет», - тосковала невидимая девочка, судя по голосу очень маленькая…

 

Ян напрягся. Ему показалось, что в этих нотках заключена вся степень его страданий. Мелодия брала за душу и выворачивала ее наизнанку. Он не позволил… тогда… давно… что-то сказать, пояснить, не попытался понятьсвою Афродиту, а просто… сильно обиделся. По-глупому! Все получилось по-глупому, по-детски… Это его самолюбие! Будь оно!..

 

- Только носит тебя где? Где же носит тебя, мент? – неожиданно, будто передразнивая девчушку, звонким голосом прокричал мальчик.

            «Не одна она там, - подумал, нахмурившись, Ян. – Вот стервец! Обижает кроху ни за что».

            - Петька, дурак, я все твоей мамке расскажу! – пообещала обиженная малышка и замолчала.

            Возникшаятишина принесла с реки всплеск крупной рыбы, выглянувшей, скорее, от любопытства, чем по надобности, и шмыганье носом. После долгой паузы песня продолжилась, но пел ее уже мальчик:

            - Я не смог бы сказать: «да», я не смог бы сказать: «нет», где же носит тебя, отец - извелася совсем моя мать?! – закончил он чуть тише.

- Все не так! – взвизгнула девочка и зашмыгала носом активнее.

В такое прекрасное утро это казалось неправильным. Ян встал и вышел в сад.

- Замолчи сейчас же, паршивец ты этакий! – долетел до него голос бабки Вари. Он помнил ее. Она жила через дорогу, но к реке ходила, с согласия хозяйки, через этот огород. Он увидел ее, идущую по саду, через два участка от него, по тропке, где хаживала его Яна, ясноглазая девушка, любимая до кончиков пальцев, которую он так пошло потерял, нянчась со своим уязвленным самолюбием.

«Как посмела переиграть меня, детектива, с нюхом, как у собаки?! - с горечью подумал он. – Почему я такой толстокожий?»

До его ушей долетел всплеск воды и недоуменное восклицание моложавой старушки, вышедшей на берег. Он вытянул шею, надеясь таким образом что-то увидеть, но не увидел ничего, поэтому залез на старую яблоню, которой было все равно, кто лазает по ней и что делает, до такой степени она была стара. Желая честно исполнить свой долг, пыталась она цвести каждую весну, но с каждым годом все меньше бело-розовых цветков оказывалось на ней, и, естественно, краснобоких яблок потом. Он знал об этом из рассказов Яны и помнил эту яблоню.

«Дерево нашей любви! Здесь мы впервые поцеловались» …

В далеком прошлом, вечерами, они сидели, обнявшись, под этой яблоней, смотрели на небо, любили друг друга, купались… Если луна серебрила водные дорожки, плавали по ним и шутили о непредсказуемости небесных тел, спускающихся с небес для того, чтобы умыться.

Иногда только звезды приходили в гости, и они тихонько плавали среди них, пытаясь угадать, возле какой именно находятся, но познаний в астрономии катастрофически не хватало, и, дразня друг друга, начинали снова целоваться, пока, беспорядочно молотя руками и ногами, не погружались с головой в реку. Выскакивая на поверхность, смеялись, отфыркивались и решали, плыть ли дальше или выбираться на берег, и, конечно, выбирались, где снова любили друг друга, теряясь в океане эмоций, и не скоро приходили в себя.

«Как давно это было!»

От мыслей его отвлекло ворчание бабки Вари, отправившейся обратно. Она шла одна! Он мигнул, но никого рядом с ней, все равно, не увидел. Шевельнувшиеся у берега камыши его насторожили. Они сидели среди них, эти маленькие проказники, не желая идти домой!  

Он сам так поступал, желая остаться незамеченным, когда подглядывал за купающейся молоденькой соседкой. До своего знакомства с ней… Иногда ему казалось, что она знает о нем все, судя по постоянной лукавой улыбке на ее симпатичном лице. Не торопясь, она купалась, сидела на берегу, снова купалась, обрекая его мерзнуть в реке.

«Или желала помучить за нерешительность?!»

После того, как решала, что с него достаточно, не спеша уходила по тропе домой. Он выскакивал из воды пробкой, скакал по траве, стараясь согреться и выпивал у хозяйки несколько чашек чая, чтобы не простыть от переохлаждения. Лето тоже коварно, если меры не знать!

«Где же эти малявки?! Перемерзнут!»

Через пару минут среди камышей появились две головки: черноволосая и пшеничного цвета. Девочке было около пяти лет, мальчишка казался на несколько лет старше, но совместные проказы, похоже, их сблизили.

- Ушла? – спросила девчушка настороженно, так как на голову была его ниже и не могла рассмотреть берег, но и мальчику он был недоступен, как оказалось.

- Ушла, наверное. Слышишь, как тихо? Она же все время ворчит. Значит, нет ее, - заверил мальчишка. – Ты не злись на меня. Мамка говорила про вас всякое, вот и решил тебя подразнить, когда песню запел. Это случайно вышло!

            - Ладно, - спокойно ответила малышка, - я понимаю, но папа мой хороший, только он в долгой командировке. И совсем не мент. Мама говорила, но слово длинное и я не запомнила. Когда-нибудь он приедет, и я вас познакомлю! Веришь?

            - Конечно, верю. Взрослые такие занятые! И, вообще, все здорово. С тобой интересно, не то, что с другими девчонками. Ну и что, что ты еще маленькая, в школу не ходишь.

            На четвереньках они вылезли на берег, шустрая тонконогая малышка, слишком самостоятельная для своего возраста, и под стать ей мальчуган, и немного пройдя по траве, полезли через забор. Вскоре оттуда послышались смешки, потом загавкала собака и раздался сердитый голос. Затрещали сучья, заскрипели штакетины и с тихим смехом парочка помчалась прочь.

            "Вот шалуны!" - подумал Ян и вспомнил свое городское детство, в котором о таком просторе для забав можно только помечтать. Сидеть на яблоне больше не было смысла. Он слез и спустился к реке, размышляя, искупаться ли сразу или еще пофилософствовать, пока все чувства улягутся, и он примет данную реальность без оговорок.

            «Утраченного по глупости не вернуть и нужно жить дальше. Встречусь с тетушкой, узнаю адрес, жива ли внучка, здорова и… прочие подробности; съездить могу, если живет неподалеку или же… Можно вернуться в город, сообщить результаты поисков и что скажет клиентка. Прикажет ехать, невзирая на расходы, поеду».      

            Он осмотрелся. «Как же здесь хорошо!» 

 

 

Рейтинг: +1 191 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Новости партнеров
Загрузка...
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
144
134
134
112
104
101
94
94
91
90
89
85
81
77
74
67
66
МАСЛЯНА 11 февраля 2018 (Наталия Суханова)
63
63
Спасибо маме 31 января 2018 (Тая Кузмина)
59
58
58
57
57
56
55
54
53
50
48