ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияДетективы → Любви неясные мотивы. ч.5

Любви неясные мотивы. ч.5

1 августа 2016 - Надежда Рыжих
article349897.jpg

 

© Copyright: Надежда Рыжих, 2016

Регистрационный номер №0349897

от 1 августа 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0349897 выдан для произведения:

            Волоски, милостиво выданные Соломонихой обаятельному молодому человеку прямо с деревянной перегородки, возле которой терся хозяйкин любимец, оказались идентичны волоскам на шкуре. Преступная группа была найдена. Кто из них стал убийцей, кто соучастником, пока оставалось неясным, но Василий Васькин в криминальной базе числился, как браконьер, мошенник и вор. Для полноты облика возможного убийцы следовало собрать о нем немного информации, с чем и пожаловали по найденному адресу.

            - Пошла вон! – ответил мужской бас. – Ходят тут всякие, спать мешают.

            - Если вы не знаете, то наступило утро! Всего пара вопросов, и я уйду.

            - Уходи сразу, не открою!

            - Ну и ладно. Будете неопрошенный! Так и скажем комиссии.

            - Вон, сказал!

            Выйдя на улицу, Галка пожаловалась ожидавшему ее Яну:

            - Какой-то бас не уважает опрос. Василий таким голосом говорить не умеет. Интересно, кто это? По прописке здесь никого, кроме Василия и его жены.

            - Посидим, подождем. Наверняка найдется какая-нибудь любознательная соседка.

            И через несколько минут такая появилась.

            - Кто такие? – сразу спросила она. – Из новеньких? Соседями будете? Тут недавно квартира освободилась. Или кого-то ожидаете? Точно, ожидаете!

            - Почему вы так думаете? – спросила, удивляясь, Галка.

            - Вид такой имеете. Вроде, это не ваше и вы отправитесь отсюда, как только узнаете то, ради чего пришли.

            - Не наше, но ждем Василия Васькина. Дома, похоже, никого.

            - Зачем вам этот пройдоха и хулиган?

            - Обещал как-то на рыбалку взять. Места, говорил, знатные знает, - пояснил Ян.

            - Нашли кого слушать. Его дружок, Мишка Борщ, сбаламутил куда-то. Так они, почитай, с полгода домой носа не кажут.

            - Откуда вы знаете? Может, Мишка дома?

            - Не верите? Сходите и узнайте.

            - Узнали бы, да адреса не знаем.

            - Соседний дом, на первом этаже. Точней не знаю. Спросите. А Васькина баба другого мужика себе завела. Считает, что тот без вести пропал. Он часто куда-то уходил, но так надолго – никогда. Избивал сердечную и смывался, чтоб не посадила. Все ревновал, да ревновать было не к кому. Дурак!

            - Может, и правда пропал?

            - Ага! Он бы пропал! Не верю! Только баба его верит, раз другого привела. Настрадалась она, намучилась, да и с деньгами помощь. А вот Мишка мог бы пропасть. Бороду себе отпустил, а дитя дитем: русалок боится. Говорит, утопленницы это.

            - А как же тогда рыбачит?

            - За компанию он храбрый.

            - А еще кого берут с собой, когда рыбачить уходят?

            - Бывало такое.

            - Спасибо, добрая женщина, но мы пойдем. Видимо, не дождаться нам рыбалки.

            - Скорей всего. Идите уже, идите, - вздохнула она и долго смотрела им вслед. Торопиться было некуда, а пара такая красивая…

            Михаил Борщ в криминальной среде оказался не из простых: рецидивист, склонный к насилию. Отсидел десять лет. Через несколько месяцев свободы опять попался. Отсидел. Вернулся. Прописался у тетки, но показывался у нее от случая к случаю. Сдружился с хулиганистым соседом. Как говорится, свой своего издалека видит. Вместе где-то пропадают. Как выяснилось, поживают потихоньку в рыбацкой хижине. Ловят рыбку, большую и маленькую. Подторговывают, наверняка, и питаются, что посущественней, типа, барана. Не скучно ли? Может, еще чем занимаются, пока другие спят?

            За что убили человека?

            Кто он был для них?

            И кто, конкретно, свел с ними счеты?

            В любом случае, повязаны оба: убийца и сообщник.

                        - Ну что, Галины, делать будем? Как заставить их занервничать и признаться? Улик прямых нет.

            - А шкура? – предположила Галчонок.

            - Скажут, что нашли, - заявила Галка.

            - Клиент видел мельком, но навряд ли опознает, - задумался Ян.

            - Даже не мельком, - заспорила Галка. – Тела нет, значит, дела нет. Мало ли кто случайно прошел по ложбинке?

            - Да, - подтвердил Ян, - никто не станет лазить, как мы, - причин нет. Клиенту никто не поверил изначально и что должно случиться, чтобы поверили? Мыслей нет… никаких. Разбежались и затаились, и возвращаться не собираются. И у них причин нет!

            - А у меня появилась, но такая глупая, - засмущалась и потупила глаза Галка.

            - Говори, не томи! - вскрикнули в один голос, не имеющие никаких мыслей.

            - Приползла и… намекнула, что… Михаил… боится русалок, потому что читает утопленницами. Откуда у него этот комплекс, мы не знаем, но сыграть на нем можем.

            - Как?!

            - Можем стать утопленницами!

            - Не хочу! - взвизгнула Галчонок. - Не желаю!

            - Да понарошку…

            - Точно! – взвился Ян. – Рыба ловится лучше всего ранним утром. Они идут к реке… Нужно найти, где они ходят! Может, натоптана тропа?! Ждет нас дорога дальняя через реку величавую в глухое место, рыбачье… Это я вам, как шеф, говорю…

            - Вы такой таинственный, Ян! Что-то придумали? – заинтересовались помощницы.

            - Берем в аренду лодку. Плывем без сопровождающих. Справимся!  Одежда в цвет леса. Изучаем местность. Наблюдаем из засады. Как выпадет удобный момент, вы переодеваетесь в костюмы утопленниц, которые тоже арендуем, и… спектакль начнется.

            - Из затопленных кустов понесется заунывное, протяжное, приглушенное для мистического мандража: Миша-а-а…

            - Ой! – содрогнулась Галка. – Как страшно! Не подозревала в тебе такую жуть! Если в сумерках такое услышать, и здоровое сердце откажет!

            - Насчет сердца сомневаюсь. Как бы он ни боялся утопленниц-русалок, но буйное прошлое закалило подлую душонку. А Ваську насквозь видно! Прохиндей тот еще!

            - Затягивать не будем. Прямо сейчас и займемся. Нужно время добраться до места. Не причалишь же к ним, как в прошлый раз. Километра за два причалим и пойдем пешком. На месте осмотримся и устроим засаду. Фонари нужно взять.

 

            Горизонт стал светлеть. Раннее утро пробудило жителей избушки. Услышав, скрип открываемой двери, шум, разговор, бравая команда затаилась в кустах, сливаясь с травой.

            - Девочки, переодевайтесь. Сожалею, водица прохладная. Потерпите?

            - Синее будем! Для утопленниц самое то! – буркнула Галка, а Галчонок передернула плечами, кривясь.

            Берег оказался пологим, удобным для спуска. Кустики, деревца скрадывали идущих рыбаков.

            - Давай, Галчонок! – шепнул Ян.

            - Миша-а-а-а-а… - тоскливый, страдальческий голос стелился над рекой, тревожа.

            - Ты слышал?! – оторопел Михаил.

            - Что? – заворчал Васька. – Тишина, как в гробу!

            - Миша-а-а-а-а…

            - Я не пойду дальше! К черту рыбу! Иди сам сети проверяй.

            - Показалось тебе. Шугаешься, как маленький. Рыба плесканула, волна плюхнулась на камни…

            - Думаешь?!

            - А что думать? Иди давай!

            - Ах-ха-ха-ха-ха… - тоненьким голосом рассмеялась Галка.

            Ян не верил своим ушам. Если бы не знал, что эту жуть его помощницы наводят, играя до того правдоподобно, что он и сам поначалу оторопел, поэтому прекрасно понимал Мишу и даже сочувствовал. В иной обстановке сам испугался бы не хуже его. 

«А Васька, однако, туговат на ухо», - подумал, между делом.

            - Теперь… слышишь? – задрожал Михаил. – … так смеяться живые не могут… И зовет… зовет… меня… Я… не вынесу… этого.

            - Слы-ы-шу… - затрясся Васька. – Кто это?! 

            - Утоп… ленницы… развлекаются… Скучно… им в реке…

            - Да ну…

            Чтобы отвлечь внимание рыбаков, на время, необходимое девушкам, Ян бросил на склон, позади мужчин, несколько камней. Они с шумом покатились вниз и напугали бедолаг еще больше. В дикой панике те обернулись, Васька от неожиданности упал и стал уползать прочь. Еще один камешек, удачно брошенный Яном, упал возле него, и перепуганный Василий вскочил и бросился назад, к хижине.

Миша не был так резв. Он замешкался, глядя на панику приятеля, и это сыграло против него.

            Пользуясь удобным моментом, девушки вошли в воду и затаились в воде за подтопленными кустами на некотором расстоянии друг от друга.

            - Миша-а-а-а-а… - понеслось с двух сторон. - Ах-ха-ха-ха-ха… иди-и-и... сюда-а-а…

            Ноги его подкосились, он медленно повернул голову и обессиленно присел. Вытаращив глаза, смотрел на двух див, медленно встающих из реки. Белые одежды их покрывали водоросли. Белокурые волосы касались стройных бедер. Невероятно большие, буквально на пол-лица, зеленые глаза сводили с ума, алые губы призывно улыбались… Белые руки тянулись к нему, желая заключить в смертельные объятия. Они все ближе, ближе…

            - Не надо! – вскричал он в ужасе, стряхивая с себя оцепенение. – Я пожить хочу! Не трогайте меня! Каюсь, подворовывал, но помаленьку, а жмурик на совести Васьки. Дурак ревнивый! Решил, что Витька к его бабе ходит, когда того нет до дома. На рыбалку зазвал, желая разобраться. А баба его, хоть и дура, что с Васькой живет, а не гулящая. Пошли в деревню поживиться, пока народ спит. Слово за слово… Тот в отказную, да и я говорю, чтоб не сходил с ума, а Васька лезет на рожон, не верит. Потасовка началась. И это т идиот – хрясь в морду, а тут поезд. Каюсь, помог Ваське выкрутиться. Сам бы он не допер, что сделать, но не хочу в реку, не хочу умирать. Помогите! Спасите, кто-нибудь! В милицию пойду, признаюсь! Сгиньте, чур меня!!!

            - Да чтоб ты сдох со своей рыбалкой! Сам не вылезаешь отсюда и другим не даешь! – донесся голос убегающего Васьки. – Лучше домой! Думал все врешь про утопленниц, а вон… они… явились…

            - Пойдем со мной, - ласково сказал Ян, выходя из засады. – Помогу тебе. Ты звал – я пришел!

            Миша встал, как сомнамбула, смотрел перед собой и глаза его были пусты…

            Возвращались той же дорогой. Через лес. Помощницы, переодевшись в сухую одежду, последовали за ними, неся в сумках мокрые арендованные костюмы.

 

            Полиция с удивлением внимала рассказу испуганного рыбака.

            - Васька – ревнивец ужасный, - бубнил он, и Ян вдруг с ужасом понял, что испуганный Васька может явиться домой не вовремя. Там его настолько потеряли, что заменили на лучший «вариант».

            - Нужно к нему домой наряд послать, как бы не быть новой беде! – всполошился он.

            - Да куда он денется?! Знать не знает, говорите, что приятеля повязали?! Сейчас все на задании. Как явятся, можно и отправить, - отмахнулись от него.

            Гонимый дурными предчувствиями, Ян бросился к своему автомобилю, но как ни старался, избежать трагедии не удалось.

            Дверь квартиры оказалась открытой. Из нее выползала окровавленная женщина.

             - Скорая, срочно, - кричал Ян в телефонную трубку, - ножевые ранения многочисленные. Женщина. В квартире? Пока не знаю!

            - Там… - шепнула раненая и потеряла сознание.

            На кухне с ножом в груди лежал щуплый мужчина, на, на счастье, еще дышал.

            В зале, на крюке от люстры, висел Васька… Васька ревнивец… Что его сподвигло влезть в петлю, Ян не понимал, но надеялся, что когда-то узнает.

            Через неделю врач разрешил навестить раненых, но просил пока не сильно утруждать. «Раненые организмы, - сказал он, - сделали все правильно, то есть выздоровели!»

            - Не ждала, что явится. Столько времени прошло! Думала, сгинул и тропка к нему заросла. Жить одной тяжело и тоскливо. Понравился Костя. Сошлись. Решили пожениться, как сроки поисков закончатся. Немного-то и осталось подождать. А он… тут как тут! – рассказывала потихоньку вдова Васьки. – Открыла дверь на звонок. Он влетел и увидел мужскую куртку на вешалке. Заорал, побежал по комнатам, я за ним. Увидел на кухне Костю, схватил нож и сразу же ударил. Повернулся ко мне. Глаза бешеные, почти белые от ненависти. Схватил другой нож. Попыталась убежать, но он в ярости всегда бывал быстр. Догнал и ударил. Я металась, а он бил. Догонял и бил, пока не упала. И вдруг поняла, что непременно убьет, только хочет, чтоб перед смертью помучилась, поэтому, то в руку кольнет, то в ногу, и сделала вид, что умерла. Глаза закатила и ногами задрыгала. И притворяться не надо было – они сами тряслись. А он веревку давай цеплять к люстре, бормотал, как заведенный, что все равно Мишка его прибьет за то, что убежал, а не помог справиться с утопленницами. Как только забился в петле, плюнула в его сторону со злости и стала выползать из квартиры, чтобы на помощь позвать. Повезло, что квартира была не закрыта. Спасибо, молодой человек! Если бы не вы!..

            - Ну, ну… Какие слезы?! Все закончилось для вас благополучно. Выздоравливайте! Впереди у вас все только хорошее, - заверил Ян и вышел из палаты.

            Чуть позже увез Соломонихе шкуру барана, послужившего раскрытию непростого дела. Та всплакнула немного, но после рассказа о том, как неравнодушный гражданин Малиновки, презрев насмешки, добился правды и только благодаря ему убийцы пойманы и прояснилась судьба барана.

Затем навестил клиента и выложил всю правду с начала и до конца, отчего мужичок просветлел лицом и загордился собой. За активную жизненную позицию и гражданскую сознательность, полиция наградила грамотой и настенными часами. В Малиновке его хлопали по плечу, пожимали руку и приглашали в гости. В одночасье, он стал героем, а в детективном агентстве дело закрыли окончательно, сняв с папки красную метку.

Галка и Галчонок торжествовали, так как прошли испытательный срок и были зачислены в штат на льготных условиях, позволяющих продолжать учебу.

           

                       

            И потекли годы. Все было в них: любовь, разочарование, надежда на прощение, искупление и снова любовь. У любви были разные мотивы, иногда неясные, но, все же, это была любовь. Уж такая, какая есть! У каждого - своя! Любовь к жизни, женщине, мужчине, ребенку и к себе, эгоистичная, но имевшая место быть… Какая давалась свыше, той и пользовались! Спасибо и за это!

             Время многое принесло героям, но, главное, покой и радость общения с любимыми… и просто людьми. У каждого были свои цели в этой жизни, и они следовали им.     

                      

        

 


 
Рейтинг: +1 258 просмотров
Комментарии (2)
Жданна # 10 августа 2016 в 16:33 +2
Ура! Успела дочитать. На одном дыхании, интересно. Надь, резануло в конце: пользовались любовью. Понимаю, что сказано шутливо, но не лучше ли заменить это слово... И еще, хотелось бы названия каждому делу, а не просто нумерации глав. Как ты думаешь?
Надежда Рыжих # 10 августа 2016 в 19:34 +1
Насчет названий я подумаю, так как пока это не обработанный материал! С ним еще поработаю. Выставила потому, что просили хоть какой, пока у меня есть время. Да! Точно... пользовались... не продумано. Имела ввиду то расследование в Андорре, а смысл-то общий. Конечно, меняю, дорогая!
Популярная проза за месяц
109
98
92
90
Светка 26 мая 2019 (Тая Кузмина)
78
78
75
73
71
69
64
64
64
61
60
59
57
57
56
55
55
54
53
53
51
48
47
45
43
34