ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияДетективы → Любви неясные мотивы. ч.2

Любви неясные мотивы. ч.2

20 июля 2016 - Надежда Рыжих
article348623.jpg


                                              

Фотографии оказались неудачными! Жена клиента, то боком стояла к нему, наклонив голову, будто нарочно так, что шляпка скрадывала верхнюю часть лица; то отворачивалась, когда нажимал на кнопку... «Если наблюдать за ней от порога дома, то спутать с кем-либо будет, просто-напросто, нереально», - решил Ян оптимистично. На том и успокоился! 

С утра пораньше он прогуливался у соседних домов, сидел на лавочке под раскидистыми кленами, маскируясь под шалопая, которому некуда торопиться; и отследил выход Шумского с женой. Тот поцеловал жену в щеку и в сопровождении охраны уселся в автомобиль. Ворота отворились и он уехал, а она пошла пешком, знакомо склонив голову, все в той же широкополой шляпке. Лица ее он снова не увидел, но больше об этом не печалился.

Знакомый бордовый костюм колыхался впереди расклешенной юбкой. Черные туфли постукивали звонкими каблучками. Темные волосы выбивались из-под шляпки задорными легкими завитками и метались под порывами прохладного утреннего ветерка. Сунув руки в карманы брюк, Ян тащился следом, приволакивая ноги, и таким бездельем веяло от него, что редкие прохожие завистливо вздыхали. Привязанные к жесткому распорядку дня не по своей воле, они торопились на работу и отчаянно завидовали всем, кто выглядел праздношатающимся.  

Следуя через дорогу по пешеходному переходу, сыщик и объект наблюдения вошли в парк и, откровенно любуясь шумящими над головой высокими деревьями, медленно побрели дальше. Жена Шумского не торопилась. Ян даже стал подумывать, что где-то там, под каким-нибудь деревом, на романтической скамеечке ждет ее «любовь всей жизни». Любовник опаздывает, а ей некуда время девать и отсюда эта неспешность. Но нигде она не задерживалась. Ни на кого не смотрела. На выходе из парка остановилась у голубого киоска. Долго рылась в бордовой с золотым шитьем сумочке, пытаясь что-тонайти. Достала, в итоге, зеркальце. Поправила волосы, затем купила газету и, глубоко вздохнув, отправилась дальше, но у двери своей фирмы вдруг резко обернулась. Ян сразу же опустил глаза, сделал вид, что ему до нее нет никакого дела, и не меняя скорости движения, продолжил свой путь до первого поворота. 

Вернувшись в агентство, взял машину. Понадобится она или нет, не знал, но выпускать из поля зрения объект слежки не намеревался. Конечно, придется исходить из ситуации, приспосабливаться, но выданный аванс приятно согревал душу и позволял мечтать - он пристроил его на счет еще вчера и решил обходиться тем, что получил от старой клиентки. Экономия позволит набрать обороты к заветному обогащению. С переездом в более популярное место последуют изменения и в личной жизни. Он верил в это всей душой, поэтому развеселился, подъезжая к туристической фирме. «При хорошем настроении и работать приятно», - подумал внезапно и улыбка озарила его лицо. Жаль, никто не смог оценить этот редкий случай! Его эмоциями, увы, руководило одиночество. А оно, чаще всего, являло миру его серьезный и даже угрюмый вид. Но если вспомнить старую даму – постоянную клиентку, то удивляться не стоило - та держала его в «ежовых рукавицах»; и за годы контакта на корню зарубила излишнюю жизнерадостность Яна, будучи женщиной без юмора. Он понимал это, как никто другой, и надеялся вырваться из-под ее влияния, если получит в ближайшем будущем других клиентов, и отвлечется на них; поэтому Шумский появился, как нельзя кстати…

          Софья прошла мимо секретарши, забыв поздороваться, чем несказанно удивила свою помощницу. Та проводила ее задумчивым взглядом, но не стала ничего говорить. Заглянув на всякий случай в кабинет, спросила, не нужно ли чего, но босс задумчиво сидела за столом и стучала указательным пальцем по столу.

            «Оказывается, я под пристальным наблюдением не простого парня из его охраны, не его самого, а настоящего детектива! Ну, Кирилл! Это переходит все мыслимые границы! Как он смеет?!»

- Тоня, вызовите ко мне Яну, - попросила секретаршу, выходя из ступора.

- Будет сделано, Софья Васильевна.

Через несколько минут в кабинет постучали, и вошла девушка, худощавая, невысокая, под стать Софье, но с рыжими волосами, собранными в скромный пучок, зелеными глазами и четкой линией губ.

- Яна, у меня большая проблема! – взмахнула руками огорченная начальница, выскакивая из-за стола.

- Что опять не так?! – выдохнула обреченно подчиненная. – Напросилась на «комплименты»?! У кого-то горе от ума, а у некоторых от роскошной жизни! 

            - Хватит тебе! И так тошно! Тут проблема определенного свойства. Кирилл сошел с ума! Что житья не дает своей ревностью, ты знаешь... Представляешь, иду сегодня на работу, а следом плетется какой-то тип. Пройти парочку кварталов среди всплеска природы - это ни с чем не сравнимое удовольствие! Деревья в кронах шумят, волнуются... Ветви сгибаются, будто приветствуют... успокаивающе шелестят листьями... С клумб разносится пьянящий аромат... А среди цветов, как заведенные, кружат насекомые... жужжат... звенят… Точь-в-точь, как в детстве моем!

            - В твоем детстве немного и южного лета приблудилось. Помнишь его?

            -  Лето южное прекрасно! Долгое, тепло-жаркое... Со сливами, висящими на деревьях: синими, желтыми, красными; яблоками, стремящимися вниз под собственной тяжестью; щебетом птиц; гомоном кузнечиков в ночь; носящимися в темноте над хуторской дорогой летучими мышами; отчаянными котами, которым и собака не указ: до того они грозно настроенные. Невероятное чувство единения с природой!

            - Верю на слово... А я мало что видела. Лишь помню, как что-то там... розовело, лиловея...И коровы на этой пестроте...

            - Прости, прости, если обидела своими воспоминаниями!

            - И не обидела вовсе...

            - Ты всегда блистала смешными выражениями. Постоянно тебе удивляюсь!

            - Подлизывайся дальше! Почти готова к неприятностям. Говори уже, не томи.

- Кирилл не понимает, что со мной происходит: почему вдруг стала ходить пешком и восторгаться природой. Частенько устраивает сцены ревности, слежку бесконечную. Ему, видите ли, кажется, что у меня любовник завелся. Сколько можно терпеть эти разборки?! Желаю проучить его немедленно! Поможешь? Конечно, поможешь! Ты же моя подруга!

- Софья! – ужаснулась та. – Ты во что меня втягиваешь?!

- Ни во что такое. Не переживай! Все на уровне игры. Он даже не узнает. Мы же ему не скажем, правда?! Несколько дней и все, - затараторила та. - У нас только волосы разного цвета. Глаза, лицо в значительной степени схожи, а фигуры - не отличить Вечером меняемся и пусть тот тип, что мнит из себя детектива, охотится за ложной добычей. А ты живи, как жила... Ах, да! В деньгах счастья нет, но без них - никак. Выдам тебе… на кафе и… парики.

            - …парики. Если парики, то, конечно... – промямлила Яна, смиряясь. – Курятник готов к труду и обороне. Все перья дыбом!

            - Почти, - рассмеялась начальница. - Ах, чего только не случается на тропе любви! Обсуди меня! Кто, если не ты?!

            - А это даст результат?

            - Нет.

            - Стоит ли тогда сотрясать пространство? Как поступим? Наверняка, придумала, пока ждала.

- Как, как… Ты мой костюм наденешь, я –твой. Я смою косметику, ты - нанесешь. Конечно, я тебя накрашу... В первый раз... Дальше - сама... Учись! Все.

- А кафе зачем?! 

- Переодеваться второй раз на дню... Где, если не там?!  - жутко удивилась Софья.

            - А-а-а, - протянула Яна, – как все сложно... Хорошего человека должно быть предостаточно?

            - А как же! Для устойчивости.

- И к земле его придавим косметикой? 

 - Придется очень сильно постараться, чтобы сыщика нашего вокруг пальца обвести. Он-то, парень ушлый. Не зря детективом работает. Наверняка, видал - перевидал всякого, хоть и молодой... А как, кстати, я влезу в твои костюмы?! – вдруг озаботилась подруга, округляя глаза. – Что-то… как-то… не подумалось…   

- Впервой, что ли, ни о чем не подумать, легкомысленная ты наша?! Вроде, один размер носим. С чего вдруг поправляться вздумала? – лукаво поинтересовалась Яна. – Причина сильно уважительная? Та, о которой догадываюсь с некоторых пор?  

- Это так, - вздохнула Софья. – От тебя не скроешь, а Кириллу говорить боюсь. Вдруг, что не так! Откроюсь, когда врачи заверят, что все в наилучшем виде.

- Придется вспоминать театр, - вздохнула подруга. – Получится ли обмануть профессионала, играя с ним в шпионские игры?

- Получится! Но тебе необходимо освоить косметику, а мне, увы,часть дня проводить без нее. Страшно! Привыкла к боевой раскраске. Чувствую себя голой, если не мазну, то там, то сям...

- Понятно, - обреченно вздохнула Яна. – По два раза на дню краситься?

- Мы же не желаем разоблачения?! – забеспокоилась Софья. – Придется! Чтобы подчеркнуть яркость одной и безликость другой.

- Спасибо за красноречие, любезная подруга! 

- Умоляю, не обижайся!

- Понимаю. Слова жалят, но они справедливы. Что делаем дальше?

- Не будем терять времени. До полудня непременно сходи за париками. Нам, ведь, нужно время, чтобы подготовиться, примерить и прочее... Может, детектива увидишь, - кокетливо улыбнулась Софья. – Ты не замужем, а он, все-таки, мужчина.

- Если мужчина, так сразу замуж! А если не понравится? – пошутила Яна. - Как выглядит, рассмотрела? 

- Одного взгляда недостаточно, чтобы определить. Среднего роста. Ничем не выделяется из общей массы. Одет неприметно. Ой, отстань! Будет ходить за тобой по вечерам, рассмотришь, если пожелаешь…

            - И куда ж слюне деваться от вида вишен на столе?

            - Вот именно!

Не доезжая нескольких метров до турфирмы припарковался у обочины дороги. Достал термос с кофе и приготовился ждать несколько часов. Не верил, что днем случится что-то, уличающее жену клиента сразу и наверняка, но сидел и добросовестно отрабатывал свой кусок хлеба. Рассматривал между делом каменную кладку здания, выполненную из красного и белого кирпича; роскошную вывеску с устремленным в бездонное небо самолетом, ярким солнцем над ним, пальмами и уголком моря; не выпуская из вида высокую красную дверь с большим кольцом-ручкой, которую, практически, чуть ли не просверливал зорким взглядом.   

И дверь, поддаваясь его настойчивости, вскорости приоткрылась. Из недр привлекательного для отпускников заведения выскользнула худенькая девушка в бежевом костюмчике. Повернувшись к нему боком и низко опустив рыжеватую головку, поспешила через дорогу. Прошмыгнула, как мышка, меж трехэтажными домами старой архитектуры и потеряласьминут на тридцать. Появилась с небольшим белым пакетом и, все также, с опущенной головой, будто чужие взгляды неимоверно смущали скромницу. Что-то милое почудилось ему в ее облике. В душе шевельнулась слабая надежда. Он встрепенулся. Только решил присмотреться повнимательнее к юной деве, как над крышами показался краешек солнца и лучи, отразившись в лобовом стекле автомобиля, ослепили его на миг.   

 «Курьер, похоже, а туфли, как у хозяйки», - отметил машинально то, что успел заметить, прикрывая глаза. Этого времени оказалось достаточно, чтобы девушка вошла в помещение. Обнаружив сей факт, он разочарованно вздохнул. "С какой стати это может быть она, та единственная?" - подумал с горечью и, не давая себе возможности раскиснуть, стал размышлять, а не перестроиться ли на другую сторону улицы, чтобы не увариться до готовности под палящими лучами. В итоге, решил немного потерпеть, опасаясь, что маневры его привлекут к себе ненужное внимание. Затененные стекла автомобиля, при этом мазохизме, позволяли оставаться незамеченным для пешеходов и просто любопытных, а для него сейчас это было самое главное. По дороге, между тем, проносились автомобили, по тротуару спешили люди, а он добросовестно сидел и ждал.

Целый день в фирму кто-то входил и выходил, но интересующий его бордовый костюм не показался ни разу. За это время солнце поднялось в полуденную синеву неба. Затем прикрылось белыми тучками, попозже темными, и, к радости Яна, в автомобиле заметно посвежело. Его «старичок» не имел кондиционера, поэтому в жаркие дни изгалялся над «наследником деда» со всем коварством старенькой души. Во второй половине дня ждать стало легче, так как турфирма, проявляя сочувствие к несчастной машине, погрузила ее в свою тень надолго…   

Шумная стайка сотрудников выпорхнула из контролируемых дверей, тем не менее, совершенно неожиданно, и откровенно радуясь окончанию рабочего дня, быстренько растеклась в разные стороны. Среди них мелькнула девушка в бежевом с рыжим пучком на голове. Он с сожалением подумал, что в другое время с удовольствием бы кинулся вслед и попробовал познакомиться. Была у него в раннем детстве рыжеволосая подружка по проказам, оставившая неизгладимый след во впечатлительной душе. Он не помнил ее имени, но, повзрослев, с особым трепетом присматривался ко всем рыженьким, не осознавая истинную причину своего интереса. 

Хозяйка турфирмы и, «по совместительству», бордового костюма вышла минут через тридцать. Закрыла дверь на замок и побрела... не домой. Ян не удивился.

"Не зря же клиент волнуется!"

Подождал, пока дамочка отойдет на почтительное расстояние, и походкой "усталого труженика"  последовал за ней.

Она не торопилась… Помахивала бордовой сумочкой с золотым шитьем, ни на кого не смотрела, не вертела головой, выискивая знакомых, не пыталась присесть на скамеечку в незнакомом для Яна скверике, но, при этом, шла... не домой. Двигаясь в десятке метров от нее, он расслабился и задумался о своем. Неясные мысли забродили в голове, шум города стих и мир на время перестал существовать. Он видел перед собой объект наблюдения как-то отстраненно и подумывал, а что он здесь делает, вместо того, чтобы найти поблизости диванчик и выспаться, как следует. Неожиданно зазвучавшая мелодия группы «Статус КВО» вернула его в реальность...

С ней был связан не один день службы в армии. Невзирая на погоду, они вырабатывали выносливость и еще раз выносливость. Упавших, неважно куда, под звуки этой песни с магнитофона, так любимой «мучителем», - в грязные лужи, снег, не подбирали, не помогали встать. Те выкарабкивались сами, догоняли остальных, если получалось, из последних сил и получали свою порцию насмешек. Он был одним из падающих и отстающих, но стиснув зубы вскакивал, продолжал бег и упрямство свое дело сделало: смеяться вскоре перестали, а после того, как стал лучшим и в рукопашном бою, начали уважать. На стрельбах снова сумел отличиться и однажды подумал, что после демобилизации непременно откроет сыскное дело и, используя то, чему научился в армии, будет заниматься поиском воров, бандитов и... прочих криминальных элементов. Ему нравилось бороться, непременно достигать поставленной цели; и он надеялся стать лучшим из лучших детективов по расследованию заковыристых дел; но действительность оказалась немного иной, чем ожидал, если не вдаваться в подробности; и поэтому, поразмыслив, решил, что на его долгий век всяких дел хватит. На том и успокоился!

Почувствовав внезапный прилив сил, Ян осмотрелся в поисках источника звука, ожидая увидеть, ни много - ни мало, бородача внушительной комплекции, несущего допотопный магнитофон на округлом плече; и очень удивился, когда «его дамочка» резко остановилась и стала рыться в сумке. Торопливо выудив из недр «бермудского треугольника» сотовый телефон, приложила к уху и заговорила... 

- Привет. Как дела? – мелодичность ее голоса завораживала. Он вслушивался в его переливы и таял от удовольствия. Она отвечала на чей-то звонок и, явно, была рада звонившему. Голос трепетал, взмывал к небесам тонкими нотками и возвращался обратно мурлыканьем и воркованьем. Неожиданный укол ревности коснулся его сердца. Вдруг ему показалось, что она изменяет. Именно сейчас и именно ему, ничего при этом не делая!

«С таким голосом не обязательно быть красоткой, - с одобрением подумал, поднимая глаза к голубеющему небу, и поймал себя на неприятной мысли, что в этом деле, он, - всего лишь, сыщик. - Не зря муженек ревнует... Да... Надо же... И я... попался!»

"О, эти странные мужчины с завышенными требованиями, непревзойденные собственники!"

Теперь-то он понимал Кирилла, как никто другой!

- Приходи, если хочешь, но на сегодня у меня другие планы. Хорошо, тебе виднее. До встречи в следующий раз, – закончила она свой разговор, заходя в кафе «У Розалии». 

Долго сидела за столиком, задумавшись, будто ждала кого-то, но тот все не шел; пила кофе, затем поужинала, но уходить не стала. Минут через десять попросила принести коктейль и, наслаждаясь легкой музыкой, покачивала в такт ногой и посматривала в сторону открытого окна, прикладываясь красивыми губами к трубочке в бокале, оставляя прочее в тени своей шляпки. На приглашения потанцевать романтически настроенных, одиноких мужчин отвечала решительным отказом. Еще один телефонный звонок заставил ее подозвать официантку...

 

            Он просидел все это время неподалеку. С безразличным видом. Пил свою одинокую чашечку кофе, рассчитавшись заранее, и ждал. В первый день слежки всегда позволял себе некую вольность, желая рассмотреть объект получше, чтобы составить о нем первоначальное мнение; но сегодня, почему-то, из этой затеи ничего не вышло. Она, как нарочно, смотрела, куда угодно, только не в его сторону. Огорчаться не стал. Знал же, кто перед ним находится, и резонно полагал, что однажды рассмотрит, что из себя представляет эта особа, взволновавшая его сердце восхитительным голоском и держащая в мягких коготках своего солидного муженька, который на все был готов, чтобы удержать ее рядом...

                                          

© Copyright: Надежда Рыжих, 2016

Регистрационный номер №0348623

от 20 июля 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0348623 выдан для произведения:

 

 

С утра пораньше он прогуливался у соседних домов, сидел на лавочке под раскидистыми кленами, маскируясь под шалопая, которому некуда торопиться, и отследил выход Шумского с женой. Тот, окруженный с охраной, поцеловал жену, уселся в автомобиль и уехал, а она пошла пешком, знакомо наклонив голову, все в той же широкополой шляпке. Лица ее он снова не увидел, но больше об этом не тревожился.

Знакомый бордовый костюм колыхался впереди расклешенной юбкой. Черные туфли постукивали звонкими каблучками. Темные волосы выбивались из-под шляпки задорными легкими завитками и метались под порывами прохладного утреннего ветерка. Сунув руки в карманы брюк, Ян тащился за ней, приволакивая ноги, и таким бездельем веяло от него, что редкие прохожие завистливо вздыхали. Привязанные к жесткому распорядку дня не своей волей они торопились и отчаянно завидовали тем, кто выглядел праздношатающимся.  

 

Следуя через дорогу по пешеходному переходу один за другим, сыщик и объект наблюдения вошли в парк и, откровенно любуясь шумящими над головой высокими деревьями, медленно побрели дальше. Жена Шумского не торопилась. Ян даже стал подумывать, что где-то там, под каким-нибудь деревом, на романтической скамеечке ждет ее «любовь всей жизни». Любовник опаздывает, а ей некуда время девать, отсюда эта неспешность. Но она шла, нигде не задерживаясь и ни на кого не обращая внимания. На выходе из парка остановилась у голубого киоска, долго рылась в бордовой с золотым шитьем сумочке, пытаясь что-то в ней найти, купила газету, сжала ее в руке, достала зеркальце, поправила волосы и, глубоко вздохнув, отправилась дальше, но у двери своей фирмы вдруг резко обернулась. Ян опустил глаза и, сделав вид, что ему нет никакого дела до нее, не меняя скорости, продолжил свой путь до первого поворота. 

 

Вернувшись в агентство, взял машину. Понадобится она или нет, он не знал, но выпускать из поля зрения объект слежки не намеревался. Конечно, придется исходить из ситуации, приспосабливаться, но выданный аванс приятно согревал душу и позволял мечтать - он положил его на счет еще вчера и решил обходиться тем, что получил от старой клиентки. Экономия позволит набрать обороты к заветному обогащению и с переездом в более популярное место последуют изменения и в личной жизни. Он верил в это всей душой, поэтому развеселился, подъезжая к туристической фирме. «При хорошем настроении и работать приятно», - подумал внезапно и улыбка озарила его лицо. Жаль, никто не смог оценить этот редкий случай! Его эмоциями, увы, руководило одиночество. А оно, чаще всего, являло миру его серьезный и даже угрюмый вид, но если вспомнить старую даму – постоянную клиентку, то удивляться не стоило - та держала его в «ежовых рукавицах» и за годы контактов на корню зарубила излишнюю жизнерадостность, будучи сама дамой без юмора. Он понимал это и надеялся вырваться из-под ее влияния, если получит в ближайшем будущем других клиентов и отвлечется на них, поэтому Шумский появился как нельзя кстати. 

 

          Софья прошла мимо секретарши, забыв поздороваться, чем несказанно удивила свою подчиненную. Та проводила ее задумчивым взглядом, но не стала ничего говорить. Заглянув на всякий случай в кабинет, спросила, не нужно ли чего, но ее босс задумчиво сидела за столом и стучала указательным пальцем по столу. «Оказывается, я под пристальным наблюдением не простого парня из его охраны, не его самого, а настоящего детектива! Ну и Кирилл! Это переходит все мыслимые границы! Как он смеет?!»

- Тоня, вызовите ко мне Яну, - попросила она секретаршу, выходя из ступора.

- Будет сделано, Софья Васильевна.

 

Через несколько минут в кабинет постучали, и вошла девушка. Худощавая, невысокая, под стать Софье. С рыжими волосами, собранными в скромный пучок, зелеными глазами и четкой линией губ, она могла считаться красавицей, если бы уделяла себе немного внимания.

- Яна, у меня проблема! – взмахнула руками огорченная начальница.

- Что опять не так?! – выдохнула подчиненная. – Напросилась на «комплименты»?! У кого-то горе от ума, а у некоторых от роскошной жизни!

- Хватит тебе! И так тошно! Тут проблема определенного свойства. Кирилл с ума сошел! Мало того, что житья не дает своей ревностью. Иду сегодня на работу, представляешь, а следом плетется какой-то тип. Пройти парочку кварталов среди всплеска природы - это ничем не выразимое удовольствие! Деревья шумят, волнуются, ветки сгибаются в приветствии, шелестят листьями. Доносится аромат цветов с клумб. Над ними кружат насекомые. Жужжат, звенят… Невероятное чувство! Кирилл не понимает мой бесконечный восторг и частенько устраивает сцены ревности. Все ему кажется, что у меня любовник. Желаю его проучить! Поможешь?

 

- Софья! – ужаснулась подруга. – Ты во что меня втягиваешь?!

- Ни во что такое! Не переживай! Все на уровне игры. Он даже не узнает. Мы же ему не скажем, правда?! Несколько дней и все, - затараторила та. - У нас только волосы разного цвета; глаза, лицо немного схожи. Вечером меняемся и пусть тот тип, что мнит из себя детектива, охотится за ложной добычей. А ты живи, как жила! Ах, да! В деньгах счастья нет, но без них никак. Выдам тебе… на кафе и… парики.

- …парики. Если парики, то, конечно... – протянула Яна, смиряясь. – Но как все это осуществить?

- Как, как… Ты мой костюм наденешь, я –твой. Я косметику смою, а тебя накрашу, но только в первый раз. Все!

- А кафе зачем?!

- Переодеваться второй раз. Где, если не там?!  - жутко удивилась Софья.

 - А-а-а-а-а, - протянула Яна. – Как все сложно!

 - Нам, ведь, постараться нужно, чтобы обвести детектива вокруг пальца. А как я влезу в твои костюмы, кстати? – вдруг озаботилась подруга, округляя глаза. – Что-то… как-то… не подумалось. 

 

- В первой, что ли, ни о чем не думать, легкомысленная ты наша?! Вроде, один размер носим. С чего вдруг поправляться вздумала? – лукаво поинтересовалась Яна. – Причина сильно уважительная? Та, о которой догадываюсь?  

- Это так, - вздохнула Софья. – От тебя не скроешь, а Кириллу говорить боюсь. Вдруг, что не так! Откроюсь, когда врачи заверят, что все в порядке.

- Придется вспомнить театр, - вздохнула подруга. – Получится ли обмануть профессионала, играя с ним в шпионские игры?

- Получится, но тебе придется освоить косметику, а мне, увы, на время в ту сторону смотреть пореже. Страшно! Привыкла к боевой раскраске. Будто голая без нее!  

- Понятно, - обреченно вздохнула Яна. – Это по два раза на дню краситься?!

 

- Мы же не желаем разоблачения? – забеспокоилась Софья. – Придется! Чтобы подчеркнуть яркость одной и безликость другой.

- Спасибо за красноречие! 

- Умоляю, не обижайся!

- Понимаю! Слова жалят, но они справедливы. Что дальше?

- Не будем терять времени. Иди в магазин, купи парики. Может, детектива увидишь, - кокетливо улыбнулась Софья. – Ты не замужем, а он, все-таки, мужчина!

- Если мужчина, так сразу замуж! А если не понравится? – пошутила Яна. - Как выглядит, рассмотрела? 

- Одного взгляда недостаточно, чтобы определить. Среднего роста. Ничем не выделяется из общей массы. Одет неприметно. Ой, отстань! Будет ходить за тобой по вечерам, рассмотришь, если пожелаешь. 

 

Припарковался Ян у обочины, не доезжая нескольких метров до турфирмы, достал термос с кофе и приготовился ждать конца рабочего времени. Не верил, что днем может что-то случиться, но, все равно, сидел, выполняя указания клиента. Рассматривал каменную кладку здания, выполненную из красного и белого кирпича, роскошную вывеску с устремленным в бездонное небо самолетом, ярким солнцем над ним и пальмами с уголком моря, не выпуская из вида высокую красную дверь с большим кольцом-ручкой. 

 

Дверь приоткрылась. Из недр привлекательного для отпускников заведения выскользнула худенькая девушка в бежевом костюме. Повернувшись к нему боком и низко опустив рыжеватую головку, она поспешила через дорогу. Прошмыгнула, как мышка, между трехэтажными домами старой архитектуры и потерялась минут на тридцать. Вернулась с пакетом. Только он решил присмотреться к юной милашке, как над крышами домов появилось солнце и лучи, отразившись в лобовом стекле автомобиля, ослепили его.   

 

 «Курьер, похоже, а туфли, как у хозяйки», - отметил он машинально то, что успел заметить, опуская глаза. Этого времени оказалось достаточно, чтобы девушка вошла в помещение. Обнаружив это, он разочарованно вздохнул и подумал, не перестроиться ли на другую сторону улицы, чтобы не увариться до готовности под палящими лучами, но решил потерпеть, боясь, что его маневры привлекут к себе ненужное внимание. Затененные стекла автомобиля позволяли ему оставаться незамеченным для пешеходов и любопытных, а для него это сейчас самое главное.   

 

По дороге проносились автомобили, по тротуару спешили люди, а он сидел и ждал. Целый день в фирму кто-то входил и выходил, но интересующий его бордовый костюм не показался ни разу. За это время солнце поднялось в полуденную синеву неба, прикрылось сначала белыми тучками, потом темными, и, к радости Яна, в автомобиле заметно посвежело - его «старичок» не имел кондиционера, поэтому в жаркие дни изгалялся над наследником деда со всем коварством старенькой души. Во второй половине дня ждать стало легче, так как турфирма, проявляя сочувствие к несчастной машине, погрузила ее в свою тень надолго.  

 

Шумная стайка сотрудников выпорхнула из контролируемых дверей совершенно неожиданно для Яна, и откровенно радуясь окончанию рабочего дня, растеклась в разные стороны. Среди них мелькнула девушка в бежевом с рыжим пучком на голове. Ян с сожалением подумал, что в другое время он бы с удовольствием кинулся вслед за ней и попробовал познакомиться. Была у него в раннем детстве рыжеволосая подружка по проказам, которая оставила неизгладимый след в его душе. Он не помнил ее имени, но, повзрослев, с особым трепетом присматривался ко всем рыженьким, не осознавая истинную причину своего интереса. 

Хозяйка турфирмы и, «по совместительству», бордового костюма вышла минут через тридцать. Закрыла дверь на замок и побрела совсем в другую сторону - не домой. Ян не удивился. Он ждал подобного – не зря же его клиент волнуется. Подождал, пока дамочка отойдет, и отправился следом.

 

Она не торопилась. Помахивала бордовой сумочкой с золотым шитьем, ни на кого не смотрела, не вертела головой, выискивая знакомых, не пыталась присесть на скамеечку в незнакомом для Яна скверике, но, при этом, шла не домой. Двигаясь в десятке метров от нее, он расслабился и задумался о своем. Неясные мысли забродили в голове, шум города стих, мир перестал существовать. Он видел перед собой объект наблюдения как-то отрешенно и подумывал, «а что он здесь делает, вместо того, чтобы найти поблизости диванчик и выспаться, как следует».

 

Неожиданно зазвучавшая мелодия группы «Статус КВО» вернула его в реальность. С ней был связан не один день его службы в армии. Не взирая на погоду, они вырабатывали выносливость и еще раз выносливость. Упавших, неважно куда, под звуки этой песни, так любимой их «мучителем» - в грязные лужи, снег, не подбирали, не помогали встать - те выкарабкивались сами, догоняли остальных, и получали свою порцию насмешек. Он был одним из падающих, но стиснув зубы вскакивал, продолжал бег и упрямство свое дело сделало: смеяться вскоре перестали, а после того, как стал лучшим и в рукопашном бою, стали уважать.

 

На стрельбах он тоже сумел отличиться и тогда-то однажды подумал, что после демобилизации непременно откроет сыскное дело и, используя то, чему его научили в армии, будет заниматься поиском воров, бандитов и прочих криминальных элементов.

Ему нравилось бороться, непременно достигать поставленной цели, и он надеялся стать лучшим из лучших детективов по расследованию заковыристых дел, но действительность оказалась немного иной, чем он ожидал, и, поэтому, поразмыслив, решил, что на его долгий век всяких дел хватит. На том и успокоился!

 

Почувствовав прилив сил, он осмотрелся в поисках источника звука и удивился, когда «его дамочка» остановилась и стала рыться в сумке. Торопливо выудив из недр «бермудского треугольника», имевшего скромное название «женская сумочка», телефон, приложила к своему уху.

- Привет. Как дела? – мелодичность ее голоса заворожила его. Он вслушивался в его переливы и таял от удовольствия. Она отвечала на чей-то звонок и, явно, была рада звонившему. Голос ее трепетал, взмывал к небесам тонкими нотками и возвращался обратно мурлыканьем и воркованьем. Неожиданный укол ревности коснулся его сердца. Ему казалось, что сейчас она изменяет именно ему, ничего при этом не делая.  Теперь он понимал Кирилла…

 

«С таким голосом не обязательно быть красоткой! - с одобрением подумал он. - Не зря муженек ревнует!» 

- Приходи, если хочешь, но сегодня у меня другие планы. Хорошо, тебе виднее. До встречи в следующий раз, – закончила она свой разговор, заходя в кафе «У Розалии». 

Она все так же никуда не торопилась - долго сидела за столиком, будто ждала кого-то, пила кофе, ужинала, наслаждалась легкой музыкой, покачивая в такт головой. На приглашения потанцевать романтически настроенных одиноких мужчин отвечала решительным отказом. Еще один телефонный звонок заставил ее позвать официантку.

 

Ян все это время с безразличным видом сидел за ее спиной и пил свою одинокую чашечку кофе, рассчитавшись заранее.

Выйдя из зала, она свернула в женскую комнату, что вполне понятно, и вышла минут через двадцать. Затем, все так же медленно отправилась в обратную дорогу, останавливаясь возле особо примечательного кустика или клумбы.

Он следовал за ней и на всю ее суету вынужден был реагировать, то отскакивая за дерево, то притворяясь праздношатающимся, которому торопиться некуда, поэтому он либо сворачивал неизвестно куда, либо отворачивался, страстно желая стать невидимым в эту неловкую минуту. 

         

                                          /Продолжение следует/

 


Рейтинг: +3 236 просмотров
Комментарии (2)
Ольга Боровикова # 20 июля 2016 в 15:33 +2
Сюжет закручивается.
Ну какой же Ян растяпа - прокололся так быстро, еще детективом назвался:)
Пора ему влюбиться в Яну - все на то указывает, Надежда!
Интересное женское чтиво. Спасибо. Жду продолжения. elka
Надежда Рыжих # 26 июля 2016 в 15:46 +1
Продолжения надолго хватит. Только, Ольга, читай! Конец всему на подходе уже, но пока дойдешь до него, он будет выставлен.
Новости партнеров
Загрузка...
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
144
134
134
112
104
99
92
91
91
90
89
85
81
75
66
МАСЛЯНА 11 февраля 2018 (Наталия Суханова)
66
Твои глаза... 21 января 2018 (Виктор Лидин)
65
63
63
Спасибо маме 31 января 2018 (Тая Кузмина)
60
59
58
58
58
56
56
54
54
50
48