ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияДетективы → Любви неясные мотивы. ч.2

Любви неясные мотивы. ч.2

21 июля 2016 - Надежда Рыжих
article348762.jpg
                                                     

Как только погоня вернулась назад, он тут же уселся на первую же, почти сухую скамейку, облокотился на забор и притих. Собака во дворе тявкнула, почуяв незнакомца, но его тихое поведение одобрила и замолчала.

            - Дело житейское! Мой пришелец осчастливил уже четырех кошек. Прижился, о желудке думать не нужно. Вот и кинулся детей стругать. - донесся до него скрипучий голос. - Приплод весь, как есть, в него.

            - А что соседи? Не ворчат? У всех же кошки.

            - Пущай сами им лекции читают о порядочности. Мой в подоле не принесет, тем и счастлива, а они блудниц взрастили, хай маются.

            - Ну, насмешила, Олька! От людей, что ли, зависит, блудница или как? Не на цепи же сидят. Хотят туда пойдут, хотят... А тут этот, кот... твой... Мяу-мяу!

            - Не трогай моего кота! Я его люблю... Уже!

            - Да кому он нужен был, кроме тебя? Ты, глянь, что делается! Дождь прошел, луж не появилось, а комар, тут как тут, залетел, видать, за своим делом, но сейчас поплатится жизнью. За любопытство. Видали, какой орел! Залетел и жужжит тут, пристраивается. Все горазды кровушки бабьей попить. Как мужики, ей-е...

            - И как ты их замечаешь, Поля?

            - Не замечаю, Галю, а уши пока слышат. Не то, что у тебя, глухня!

            - А? Что? - переспросила та. - А там все в тучах! Шла к тебе когда, так наплывали, наплывали, будто мало им слякоти.

            - Глухня и есть! Что придумала, на то и отвечает. Весна у нас еще, типа.

            - Какая те весна? - заинтересовался баритон.

            - Погода истинно весенняя. И куда синоптики смотрят?

            - Куда, куда?! В небо смотрят и ждут от моря погоды, - заметила Оля.

            - Как не встренемся, вечно вы о погоде, бабы!

            -  Всяко бывает по нетрезвости некоторой...

            - Чего? - удивился баритон. - Ты о чем, Оль?

            - Вы не позволите выразить степень моего недовольства иначе?

            - Как это?

            - С применением ненормативной лексики...

            -За редким исключением понял все слова, а, соответственно, то, о чем сказала, Олюшка... Лучше выпей со мной за мое здоровье! С вами, бабы, его много надо!

            Ян не выдержал и хохотнул. Собака вскинулась и тявкнула с испугу.

            - Слышь, собака там чтой-то... не как обычно. Может, злопыхатель?

            - А пойдем, поглянем, Олька, кто там бродит по темну.

            - Не, я боюсь...

            - А что, - хорохорился баритон, - кругом дома враги затаились. Брать будем с поличным. Кошельки кладем отдельно, в мой узелок.

            - Узелки еще навязывать! Авоську возьмем и хватит.

            - Галю, авосек у меня нет и стопки еще полные, чтобы на промысел идти, - зашлась в хриплом смехе Поля. - Что и не слышит, а тут на все согласная! Где выгодно, там слышит. Невыгодно - сочинять начинает. А не выйти ли нам подышать?

Сыщик просидел, слушая разговоры, не менее часа. Размышлял, насколько хватит его терпения, учитывая желание молодежи веселиться до утра; поэтому, как только услышал про желание теплой компании выйти на улицу, тут же встал; вывернул наизнанку свою ветровку, достал из кармана платочек защитного цвета, свернул его, повязал на лоб, а затем, слегка сгорбившись и опустив голову, не торопясь побрел к увеселительному заведению. Руки, естественно, очутились в карманах. Кое-где на улице маячили одинокие парочки. Сборищ хулиганствующих элементов вблизи не наблюдалось. Из распахнутых дверей доносилась громкая музыка и веселящаяся молодежь дикими криками выплескивала свою энергию. Ян вошел в зал и окинул взглядом разношерстную толпу.

- Я тебя знаю? –  подошел к нему побитый Витек. – Смотрю, вроде, рожа знакомая, а никак не припомню.

- Как-то пересеклись пути наши, - басом, для солидности, проговорил Ян. – Вспомнишь, подходи снова.

- Подойду, - проговорил Витек, с сомнением приглядываясь к нему. – Тут сегодня с одним подрался. Так, вроде, ты… вроде, не ты… Но тот был совсем другой! Прикид и прочее...

- Ясный перец, что другой, - пробасил Ян и похлопал забияку по плечу. Тот с вопросом во взгляде отошел и, стоя у барной стойки, поглядывал изредка на, вроде, знакомого, а, вроде, незнакомого парня в зеленой пятнистой одежде и бандане, и морщил лоб. Похоже, в этом процессе присутствовали все его извилины, если таковые имелись, но потом к нему подошла его компания и он отвлекся на них. Детектив внимательнейшим образом осмотрел зал и заметил Таню. Слегка пошатываясь, она брела рядом с рослым молодым мужчиной и тот по-хозяйски обнимал ее за талию. Прошли они к стойке, потребовали внимания, выпили два бокала спиртного и отправились на улицу. Ян пошел следом. На крыльце оказалось темно: кто-то то ли разбил, то ли выкрутил лампочку и парочки, пользуясь моментом, обнимались без всякого стеснения. Тани среди них не было. Он сошел вниз и, свернув влево, увидел одинокую пару, в которой узнал тех, кого искал. Остановился, сделав вид, что ждет даму своего сердца, и притих, надеясь, что никто на него смотреть не будет. Они целовались, и рука молодого мужчины пустилась в путешествие по спине девушки, пока не остановилась на аппетитной попке. Только Ян подумал, что дальнейшее его не должно интересовать, и собрался уйти, как услышал интересные для себя слова:

- Ты помогла мне, спасибо, но этого недостаточно. Витек со своей шайкой грозятся убить, если остальную половину не принесу.

- Но у меня нет больше ничего! Я и так три раза деньги брала без спроса.

- А украшения? Вы не бедные. Что-то да есть!

- У нас их украли. Не пойму, как так получилось.

- Разыгрываешь? Не знаешь, как отказать? Я тебе надоел?!

- Нет, нет… Я люблю тебя! Прости, прости! Обещаю что-нибудь придумать. У отца попрошу... и он, думаю, не откажет.

- Время поджимает, сама понимаешь… Глупость, конечно, но… Витек намекнул… нет, я не могу… это… сказать…

- Говори... Если есть… какой-то выход…

           - Он… сама понимаешь… Ты ему нравишься, и он не против простить мне долг, если встретишься с ним наедине.

           - Он такой противный! О чем с ним говорить?

           - С ним… не нужно... говорить. Он хочет, чтобы поцеловала его только и попросила... за меня.          

- Знаю я его. Приставать начнет.  Липнет, как репей, при встрече.

           - Ничего страшного. Потерпишь… Когда обнимаю и целую… тебя, ты же не против! Закроешь глаза и будешь думать обо мне.

           - Но это не одно и тоже! Он противен мне!

           - Значит, не любишь меня! Прощай навек! Завтра меня уже не будет в живых!

          Он так стремительно бросился прочь, что сшиб Яна с ног.

            - Постой! – вскрикнула она и зашлась слезами горя, но он убегал, и ничего не слышал.

            На ходу меняя свой облик - в черной ветровке проще слиться с ночной тьмой, детектив бросился следом. Не хотелось бы ему узнать утром, что некий гражданин умер в расцвете сил, а он, слыша почти предсмертные слова, не вмешался в нужный момент.   Как ни странно, но скрывшись из виду, молодой мужчина перешел на шаг и даже стал посвистывать. Не доверяя собственной интуиции, «кто знает, как ведут себя у черты жизни и смерти», Ян спешил за ним. Нисколько не удивился, когда свернули на знакомую улицу, с которой начинал свое наблюдение за детьми клиента; остался спокоен при переходе на другую сторону улицы, но, когда тот свернул к особняку, прошел к черному входу и дверь приветливо распахнулась перед поздним визитером, был поражен до глубины души, но потом вспомнил о молоденькой прислуге.

            "Тайное свидание под крышей великолепного дома... Вот шалунья! А он-то каков гусь! Бежал из объятий одной в объятия другой?! Или здесь что-то другое?   За предшествующие несколько дней сыщик хорошо изучил расположение комнат и общих мест, поэтому, войдя в коридор следом, остановился и стал прислушиваться к шорохам и скрипам ночи. Легкий шепот коснулся его ушей и повел за собой. Потом все стихло. Он остановился. Шелест листьев драцены, стоящий на повороте лестницы у второго этажа, легкий шлепок ладони о перила, узкий лучик настольной лампы прорвался в коридор... тихонько скрипнула дверь... Комнат на этаже было несколько. Куда зашел молодой мужчина, кто его встретил, он пока не знал. Наверху проживала и прислуга, и хозяйка. Дети предпочитали комнаты внизу, чтобы без проблем бегать на свидания в любой момент, как захочется, и не спрашивая разрешения родителей, - он был на сто процентов в этом уверен.

            Детектив понимал стремление жестко контролируемых детей к самостоятельности. Его мать и желала бы выпроводить своего сына на свидание, но материальное положение не позволяло ему обзаводиться семьей. Он очень надеялся когда-нибудь жить, как все, не только работой... Зеленые глаза с укоризной и надеждой посмотрели на него из тайников его памяти, и он обреченно вздохнул. «Зачем она так со мной поступила?»

Ничто не нарушало тишины спящего дома. Он постоял, послушал. Не уловив ни единого звука, неожиданно напрягся и решил непременно найти исчезнувшего «гостя». Ходить бесшумно умел, когда обстоятельства того требовали, но зацепиться оказалось не за что – хорошо подогнанные двери второго этажа удерживали все звуки внутри. Замочные скважины были черны, как сама ночь.

«А вот с этой что-то не так».

Он наклонился и заглянул в нее. Зеленый свет маленького ночника концентрировался на кровати. Остальное пространство утопало в темноте. Две фигуры, страстно переплетенные в объятиях, вышли из тьмы и шагнули к кровати.

- Иди ко мне, драгоценная моя девочка, и не волнуйся. Никто нас не застукает, - шептал высокий мужчина и прижимал к себе обнаженное тело. Худенькая женщина запрокинула шею, слегка повернула голову, и Ян поразился: клиент обзаводился ветвистыми рогами. Он-то уверил себя, что визитер пожаловал к молоденькой служанке, «ну, не лишать же себя личной жизни в чужом доме», а тут такое откровение и, судя по приему, не первый раз.

- Люби меня, - выдохнула она и шелест сбрасываемых на пол одежд заставил Яна отвернуться, но уйти он не мог. После горячих поцелуев и безудержного секса изголодавшиеся в разлуке любовники затеют благодарный разговор. Он был в этом уверен, поэтому ждал. На сладострастные вскрики и жалобы кровати стоически стиснул зубы и попытался отрешиться от происходящего. Будь простым обывателем, а не детективом, возможно, посчитал постыдным подглядывать и подслушивать за увлекшейся парочкой, но его дело требовало присутствия везде.

«Но какой, однако, пройдоха! Охмурил дочь до такой степени, что она снесла ему немалые деньги! Спит с ее матерью, скорее, тоже за что-то. Не даром же! Зачем нужен увядающий плод, если есть на все согласный, весь в соку?!» - недоумевал Ян.

Кровать стала успокаиваться и удовлетворенные вскрики завершили процесс. Шумное дыхание стихло и хрипловатый голос спросил:

- Ты скучал по мне?

Ян с трудом узнал голос хозяйки этого дома.

- Конечно, птичка моя, – проворковал с нежностью любовник. – Привезла мне бутылочку элитного виски? Помнишь, обещала?

- Конечно! Хочу подарить тебе перстень. Хорошенький такой, с завитушками и вензелем, как раз под твое имя, а, чтобы не скучал в мое отсутствие, оставлю немного денег - сэкономила на хозяйстве.  Сможешь приехать в столицу меня навестить? Встретимся где-нибудь. То... да се... Понимаешь, да?! Отказа не приму!

- Нет, ну, что ты, не нужно! Обижаешь! Я не альфонс!

- Но я настаиваю! Муж еще заработает. Он такой занятой!

- Балуешь меня, ласточка. Иди сюда, прелесть моих глаз…

- Есть за что баловать, неутомимый мой! Поцелуй меня. Еще…

Возня на кровати возобновилась. Решив, что невозможно просидеть под дверью всю ночь, когда и так все ясно, Ян тихонько удалился в свою комнату, но посидев на диване, передумал спать и вернулся в клуб.

«Государственный деятель, отец семейства, которое он любит, а как же иначе, не мог придать огласке утерю не только денег и ценностей из своего сейфа, но и нескольких важных документов, поэтому нанял детектива, но в этом деле, как все банально, замешаны члены его семьи: жена, дочь и, возможно, сын, а, может, еще кто-то. Чего только не бывает в нашей жизни!» - размышлял, наблюдая за танцующей молодежью.

Витек кружил вокруг него, но подходить, то ли не решился, то ли считал ненужным для себя, – видимо не вспомнил, откуда его знает, но лиловый синяк под глазом уже проступил и портил его и так не симпатичную физиономию. Таня сидела у барной стойки с красноволосой девицей и премило разговаривала, попивая коньяк. Вероятно, запивала нервный стресс. С двух сторон их окружали парни, но занимались только употреблением пива или водки. Антона Ян, как потерял в начале вечера, так и не смог рассмотреть среди выплясывающей молодежи. Как впоследствии оказалось, его здесь попросту не было. 

«Избалованная достатком семейка брала все, что считала нужным, где бы это ни лежало. По очереди уносили ценности из сейфа, надеясь, что пропажу никто не заметит, и задабривали подарками своих любовников и, возможно, любовниц. Те, осознавая, какие им сулит блага любовь богатеньких людей, активно пользовались и вымогали, вымогали. И этот растленный тип! Не чурался ни мамы, ни дочки, с разным подходом к каждой! Нехило пристроился!»

Он прошелся по залу, не спеша, вразвалочку, лениво оглядывая суетящийся народ. Встретился глазами с Витьком. Ухмыльнулся ему и присел у стойки, подальше от Тани.

 «Так кто же украл документы? Странная тишина… а не растут ли ноги с другой стороны у этого дела?! Интересно, чем занимается клиент в свободное время, пока его драгоценная семейка в селе изощряется, кто во что горазд?!»

Если с двумя женщинами он разобрался сразу – редчайшее везение для детектива, то сынок клиента, как темная лошадка, требовал времени, и личного присутствия. И внезапно, будто отвечая на его призыв, в клуб вошел Антон под руку со смазливенькой блондинкой. Это была не девушка, а мечта! В туфлях на шпильке, короткой юбочке, вызывающе красными губами и небесными глазищами она привлекала всеобщее внимание, но никто не претендовал на нее, и для Яна это не было загадкой.

«Миром правят деньги, а принцессы их очень любят».

- Витек, а что это за птичка? – пробасил он с интересом.

- Не клейся! Ее вон тот хахаль отхватил. Я бы рожу ему начистил, но это ничего не даст. Манька из меня перья выщиплет. Вишь, как цацками ее увешал?! Кто ж такого богача мимо пропустит? Все бы девки пали к нему на грудь, но он на эту запал. Попугиваю его иногда, но толку!

- Ничего. Другую найдешь. Может, покрасивее.

- Красивее Маньки здесь никого, но его сеструха Танька мне бы подошла, только на крючке она у Анатоля.

- А это что за гусь?

- Да! Мнит из себя птицу высокого полета. Врет всем, что свободный художник, а сам на маляра выучился, и работа не постоянная. Не знаю, правда или враки, но в подпитии болтает, что мамаша этих у него в клиентках ходит. Типа, на его картины имеет глаз. Какие картины?! Сроду не видывал, чтоб малевал. Вечно всем должен. Откуда деньги берет на отдачу, не знаю. У меня как-то занимал, но совсем немного.

- Что, смог отдать?

- Все до последней копейки. Говорю ему: "Откажись от Таньки, заплачу».

- А он что?

- Согласился!

- Все понятно. Ну, бывай! Пора мне.

- Скажи, откуда я тебя знаю? – не смог не спросить на прощание Витек.

- Да подрались мы давеча. Горячих парней по лужам я раскладывал. Каюсь, что не всех охватил своим вниманием, - ответил ему звонко Ян и отправился на выход. По отвисшей челюсти Витька понял, что погони либо не будет, либо она сильно запоздает...

Теперь, наконец-то, все стало на свои места. Семейка неплохо потрудилась ради своих интересов и сидеть в селе ему больше незачем. Утром Ян хмуро помямлил, что возвращается в город и больше с ними не увидится. Возможно. Мол, пора за ум браться, а то сидит здесь, на их иждивении, а время идет. Не дожидаясь реакции, закинул на плечо дорожную сумку и ушел. В пригородной кассе купил билет и с удовольствием уселся на мягкое сиденье. Пока ехал, обдумал все, что стало известно после отъезда клиента.

«Это же надо! Дожидаться момента, когда глава семьи перешагнет порог, чтобы пуститься во все тяжкие! Некоторым чадам суровый отец жизненно необходим, однако! Да что говорить о них, если и... »

Неожиданно вспомнился Лев Иванович.

"Как такой хороший мужик смог достаться стерве, царство ей небесное?! Неутешительный вывод: слишком много работал, как и теперешний клиент, поэтому не замечал, кто рядом с ним: друзья, враги, любящие, нелюбящие, нелюбимые. Не пойми, кто! Хорошо, что ему не нужно их в виды и подвиды определять. Замучался бы!"

На вокзале в столице сначала пыталась приставать цыганка, от которой кое-как отвязался, потому что цепкая попалась, и рукастая, языкастая; потом распространитель сомнительной посуды, доказывающий, что его товар – самый лучший в мире, поэтому "посмотрите, какой носик, какая ручечка, а роспись-то, роспись". Клиента еще не было дома, а прислуге так рано надоедать он не желал, поэтому, освободившись с трудом от назойливого внимания, сел сначала на один экскурсионный автобус, потом другой и накатался всласть. Поздним вечером добрался до квартиры. Домработница обрадовалась ему и долго кормила, и поила чаем, и рассказывала свои новости.

- А чем занимается дядя, когда остается один? – спросил он просто так, между глотками ароматного чая с чабрецом, но женщина почувствовала себя неловко, и Ян понял, что с клиентом тоже не все чисто.

- Чем-нибудь да занимается, - ответила неопределенно. – Предупредил, что ночевать сегодня не придет.

- Да и ладно, - согласился детектив. – Главное, не скучает!

- Не скучает, это верно! – поддакнула она многозначительно, и он представил, как сидит под дверью спальни клиента. Это ему не понравилось, и он отправился спать. Сомнительная возможность узнать все новости из первых уст представилась на следующую ночь. Клиент пришел поздно и не один. Ян услышал незнакомый женский голосок. Приоткрыв бесшумно дверь, вознес хвалу Небесам, так как не желал бы объясняться клиенту, почему он не в селе; увидел длинноногую высокую даму в облегающем розовом платье с глубоким вырезом на спине, и черными волосами, подрезанными очень коротко на затылке - по новой моде, чтобы явить взорам восхищенных ценителей изящные линии тела. Клиент слегка пошатывался и фамильярно обнимал ее за плечи. Она помахивала левой рукой и объемный золотистый клатч позволял рассмотреть длинные ногти с перламутровым маникюром.

«Ничего святого у этой семейки! - поразился Ян и прикрыл дверь. - Как себя повести в данной ситуации, я не знаю! Сидеть под дверью, подслушивать, подглядывать? Нет, конечно! Не тот случай. С любовницей клиент, скорее всего, не станет разговаривать о тревожащих его фактах – красоток не для душевных бесед приводят в свой дом в отсутствие жены".

© Copyright: Надежда Рыжих, 2016

Регистрационный номер №0348762

от 21 июля 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0348762 выдан для произведения:  

Он помнил детские годы свои в деревне у бабушки и постоянные провокации со стороны местных мальчишек разных возрастов, которым всегда было скучно, и либо они лазали по чужим огородам, не столько воруя, сколько топча урожай, либо самозабвенно дрались. В данном случае второй вариант был вернее всего. 

 

- Разве это имеет значение? – негромко ответил Ян. – Что я ни скажу, вас не устроит.   

            И… битва началась…

Никогда еще он так не дрался! Все, что мог, выложил за один раз. Покрутиться пришлось изрядно. Толком не разобравшись, охочие почесать кулаки прибывали и все оказывались против него. В какой-то момент он понял, что драчуны могут запомнить его в лицо и тогда задача, как детектива, сильно осложнится, поэтому повернулся и бросился прочь, в темноту улицы, с которой только что свернул. Два парня кинулись, было, следом, но внезапно передумали и вернулись к побитым товарищам, неуютно разлегшимся по лужам.

 

Как только погоня вернулась назад, он тут же уселся на первую же, почти сухую скамейку, облокотился на забор и притих. Собака во дворе тявкнула, почуяв незнакомца, но его тихое поведение одобрила и замолчала.

Ян просидел не меньше часа. Потом подумал, насколько хватит его терпения, учитывая желания молодых людей веселиться до утра, поэтому встал, вывернул наизнанку свою ветровку, достал из кармана платочек защитного цвета, свернул его и повязал на лоб, а затем, слегка сгорбившись и опустив голову, не торопясь побрел к увеселительному заведению.

 

Кое-где маячили одинокие парочки, сборищ хулиганствующих элементов больше не наблюдалось.

Из распахнутых дверей доносилась громкая музыка и веселящаяся молодежь с дикими вскриками выплескивала свою энергию. Ян вошел в зал и окинул взглядом разношерстную толпу.

 

- Я тебя знаю? – к нему подошел побитый Витек. – Смотрю, вроде, рожа знакомая, а никак не припомню.

- Как-то пути наши пересеклись, - басом проговорил Ян для солидности. – Вспомнишь, подходи снова.

- Подойду, - с сомнением проговорил Витек. – Тут сегодня с одним подрался. Так, вроде, ты… вроде, не ты… Но тот был совсем другой!

 

- Ясный перец, что другой! - пробасил Ян и похлопал забияку по плечу. Тот с сомнением во взгляде отошел и, стоя у барной стойки, поглядывал изредка на, вроде, знакомого, а, вроде, незнакомого парня в зеленой пятнистой одежде и бандане, и морщил лоб. Похоже, в этом процессе присутствовали все его извилины, если таковые имелись, но потом к нему подошла его компания и он отвлекся на них.

 

Яну отвернулся и внезапно увидел Таню. Она, слегка пошатываясь, шла рядом с рослым молодым мужчиной и тот по-хозяйски обнимал ее за талию. Они прошли к стойке, выпили и отправились на улицу. Детектив решил тоже освежиться. На крыльце кто-то то ли разбил, то ли выкрутил лампочку и парочки, никого не стесняясь, обнимались в темноте. Тани с кавалером на нем не было. Он сошел вниз и, свернув влево, вдруг увидел обнимающуюся пару, в которой узнал тех, кого искал. Остановился, сделал вид, что ждет даму своего сердца, и притих, но его не заметили.

 

Они целовались, и рука молодого мужчины пустилась в путешествие по спине девушки, спускаясь вниз, пока не остановилась на аппетитной попке.

Ян подумал, что дальнейшее его не должно интересовать, и только собрался уйти, как услышал интересные для себя слова:

- Ты помогла мне, спасибо, но этого недостаточно! Витек со своей шайкой грозятся убить, если остальную половину не принесу.

- Но у меня ничего больше нет! Я и так тебе три раза деньги приносила.

 

- А украшения? Вы не бедные. Что-то да есть!

- У нас их украли. Не пойму, как так получилось…

- Разыгрываешь? Не знаешь, как отказать?! Я тебе надоел?

- Нет, нет… Я люблю тебя! Прости, прости! Обещаю что-нибудь придумать! У отца попрошу и он, думаю, не откажет.

- Время поджимает, сама понимаешь… Глупость, конечно, но… Витек намекнул… нет, я не могу… это… сказать…

 

 

- Говори же! Если есть… какой-то выход…

            - Он… сама понимаешь… ты ему нравишься, и он не против простить мне долг, если встретишься с ним наедине…

            - Он такой противный! О чем с ним говорить?

            - С ним… не нужно говорить… Он хочет, чтобы поцеловала его и попросила за меня.

           

- Он приставать начнет. Знаю. Липнет, как репей, при встрече!

            - Ничего страшного. Потерпишь… Когда обнимаю и… целую тебя, ты же не против! Закроешь глаза и будешь думать обо мне.

            - Но это не одно и тоже! Он противен мне!

            - Значит, не любишь меня! Прощай навеки! Завтра уже меня не будет в живых!

           

Он так стремительно бросился прочь, что сшиб Яна с ног.

            - Постой! – вскрикнула она и зашлась слезами горя, но он убегал, будто ничего не слышал.

            На ходу меняя свой облик - в черной ветровке проще слиться с ночной тьмой, детектив бросился следом. Не хотелось бы ему узнать утром, что некий гражданин умер в расцвете сил, а он, слыша почти предсмертные слова, не вмешался в нужный момент.

 

Как ни странно, но скрывшись из вида, молодой мужчина перешел на шаг и даже стал посвистывать. Не доверяя собственной интуиции, «кто знает, как ведут себя у черты жизни и смерти», Ян спешил за ним. Не удивился, когда свернули на знакомую улицу, с которой он начинал свое наблюдение за детьми клиента; остался спокоен при переходе на другую сторону, но, когда свернул к особняку, прошел к черному входу и дверь приветливо распахнулась перед поздним визитером, был поражен до глубины души, но потом вспомнил о молоденькой прислуге. «Неужели?!»

 

Детектив не знал, с какой целью тот пожаловал так поздно, «а вдруг это – воровство или еще что похуже», и пошел тем же путем. За предшествующие несколько дней он хорошо изучил расположение комнат и теперь, войдя в коридор, стал прислушиваться к шорохам и скрипам ночи.

 

Легкий шепот коснулся его ушей и повел за собой. Потом все стихло. Он остановился. Шелест листьев драцены, стоящий на повороте лестницы у второго этажа, легкий шлепок ладони о перила, узкий лучик настольной лампы прорвался в коридор и тихонько скрипнула дверь.

 

Комнат на этаже было несколько. Куда зашел молодой мужчина, кто его встретил, он не знал. Наверху проживала и прислуга, и хозяйка. Дети предпочли комнаты внизу, чтобы было удобнее бегать на свидания в любой момент, не спрашивая разрешения - он был на сто процентов в этом уверен. Детектив понимал стремление жестко контролируемых детей к самостоятельности.

 

Его мать и желала бы выпроводить сына на свидание, но материальное положение не позволяло ему обзаводиться семьей. Он очень надеялся когда-нибудь жить, как все, не только работой. Зеленые глаза с укоризной и надеждой посмотрели на него из тайников его памяти, и он обреченно вздохнул. «Зачем она так со мной?»

 

Ничто не нарушало тишины спящего дома. Он постоял, послушал. Не уловив ни единого звука, внутренне напрягся и решил непременно найти исчезнувшего «гостя».

 

Ходить бесшумно он умел, когда обстоятельства того требовали, но зацепиться оказалось не за что – хорошо подогнанные двери второго этажа удерживали все звуки внутри. Замочные скважины были черны, как сама ночь, «а вот с этой, вроде, что-то не так».

 

Он наклонился и заглянул внутрь. Зеленый свет маленького ночника концентрировался на кровати. Остальное пространство утопало в темноте. Две фигуры, страстно переплетенные в объятии, вышли из нее и шагнули к кровати.

 

- Иди ко мне, драгоценная моя девочка, и не волнуйся. Никто нас не застукает, - шептал высокий мужчина и прижимал к себе обнаженное тело. Худенькая женщина запрокинула шею, слегка повернула голову, и Ян поразился: клиент обзаводился ветвистыми рогами. Он-то уверил себя, что визитер пожаловал к молоденькой служанке, «ну, не лишать же себя жизни в чужом доме», а тут такое откровение и, судя по приему, это был не первый раз.

 

- Люби меня, - выдохнула она и шелест сбрасываемых на пол одежд заставил Яна отвернуться, но уйти он не мог. После горячих поцелуев и безудержного секса изголодавшиеся в разлуке любовники затеют благодарный разговор. Он был в этом уверен, поэтому ждал.  

 

На сладострастные вскрики и жалобы кровати стоически стиснул зубы и попытался отрешиться от происходящего в комнате. Будь он простым обывателем, а не детективом, возможно, посчитал постыдным подглядывать и подслушивать за увлекшейся парочкой, но его дело требовало присутствия везде.

 

«Но какой, однако, пройдоха! Охмурил дочь до такой степени, что она снесла ему немалые деньги! Спит с ее матерью, скорее, тоже за что-то. Не даром же! Зачем ему увядающий плод, если есть на все согласный, весь в соку?!» - недоумевал Ян.

 

Кровать стала успокаиваться и удовлетворенные вскрики завершили процесс. Шумное дыхание стихло и хрипловатый голос спросил:

- Ты скучал по мне?

Ян с трудом узнал голос хозяйки этого дома.

- Конечно, птичка моя, – проворковал с нежностью любовник. – Ты привезла мне бутылочку элитного виски? Помнишь, обещала?

 

- Конечно привезла! И в этот раз хочу подарить тебе перстень. Хорошенький такой, с завитушками и вензелем, как раз под твое имя, а, чтобы не скучал в мое отсутствие, оставлю немного денег и сможешь приехать ко мне в столицу. В селе доходы невелики, а я сэкономила на хозяйстве и у мужа взяла. Отказа не приму!

- Нет, что ты, не нужно! Ты обижаешь меня! Я не альфонс!

- Но я настаиваю. Муж еще заработает. Он такой занятой!

 

- Балуешь меня, ласточка! Иди сюда, прелесть моя…

- Есть за что, неутомимый мой! Поцелуй меня. Еще…

Возня на кровати возобновилась. Решив, что невозможно просидеть под дверью всю ночь, когда и так все ясно, Ян тихонько удалился в свою комнату, но потом передумал и вернулся в клуб.

 

«Государственный деятель, отец семейства, которое он любил, а как же иначе, не мог придать огласке утерю не только денег и ценностей из своего сейфа, но и нескольких важных документов, поэтому нанял детектива, но в этом деле, как банально, замешаны члены его семьи: жена, дочь и, возможно, сын, а, может, еще кто. Чего только не бывает в жизни!» - размышлял он, наблюдая за танцующим народом.

 

Витек кружил вокруг него, но подходить, то ли не решился, то ли считал ненужным для себя, – видимо не вспомнил, откуда его знает, но лиловый синяк под глазом уже проступил и портил его и так несимпатичную физиономию.

 

Рейтинг: +1 163 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Новости партнеров
Загрузка...

 

Популярная проза за месяц
144
134
130
112
102
99
92
89
89
89
88
84
81
75
66
МАСЛЯНА 11 февраля 2018 (Наталия Суханова)
66
Твои глаза... 21 января 2018 (Виктор Лидин)
65
63
63
Спасибо маме 31 января 2018 (Тая Кузмина)
60
59
58
58
58
57
56
56
54
50
47