ЛЕЙТЕНАНТ АБВЕРА (11)

article197106.jpg
 
 


​(продолжение)

​Начало см. АГЕНТ НКВД




ПИРШЕСТВО «БОГОВ»

1.

Рихард позвонил Павлу вечером 19 апреля.

– Мы с Эльфридой решили тебя взять с собой на прием в Каринхале по случаю дня рождения фюрера.

Каринхале – это резиденция наци № 2 Геринга. 

– А меня пустят туда? – засомневался Павел. – Мне не хочется получить щелчок по носу, генерал.

Рихард хохотнул и ответил успокоительно:
– Со мной пропустят. Не сомневайся.

2.

До самого замка тянулась широкая автострада. Только километра за два-три после поворота дорога сужалась, и ее перекрывал полосатый шлагбаум. Генеральский «хорьх» остановился. Офицер проверил документы въезжающих в частные владения рейхсмаршала Геринга и, козырнув, сделал знак солдатам поднять шлагбаум.

В замке гостей встречал полковник люфтваффе с рыцарским крестом на шее и указывал дорогу. 

Просторный зал, пригодный для царских приемов, сверкал золотой отделкой. По стенам висели картины художников Возрождения. Некоторые картины были известны Павлу по репродукциям, другие он видел впервые.

Гости – генералы в орденах с женами или с любовницами, сверкающими драгоценностями, штатские в смокингах, немного полковников – перемещались по залу, подходили друг к другу, здоровались, перебрасывались несколькими фразами, расходились… В это движение включились и Рихард с Эльфридой. Павел шел за ними, в их фарватере.

Рихард подошел к представительному немолодому человеку, который шел в сопровождении молодой женщины, одетой в строгое стального цвета платье, и, в отличие от прочих дам, украшенной только одним кулоном, правда, в нем сверкал немалых размеров бриллиант. 

– Герр Дитмар, рад вас видеть, – весело приветствовал мужчину Рихард.
– Я тоже рад вас видеть, герр генерал. И поздравляю вас. Мы ведь виделись последний раз, когда вы были еще полковником.
– Спасибо, герр Дитмар, – поблагодарил Рихард господина Дитриха. – Я вижу рядом с вами ослепительно красивую даму.
– Это племянница моей жены. Луизе нездоровится, вот, я и решил взять на прием Эльзу, – сказал Дитмар и, повернувшись к девушке, представил ей генерала: – Мой старый приятель фон Шерер. Мы с ним познакомились в первый год нашего переезда из Аргентины. Это было в двадцать девятом. Он один из первых клиентов нашей фирмы. Помнится, тогда вы, герр генерал, были гауптманом.
– Да, майора я получил в тридцатом, – ответил Рихард и, в свою очередь, представил Дитмару Павла: – Пауль – мой двоюродный племянник, родился и вырос в России, нелегально перебрался через границу. Теперь он офицер.
– Это очень интересно, – сказала Эльза. – Наверно, вам было очень страшно, Пауль.
– Всё произошло так быстро, что я не успел испугаться, фрейлейн Эльза, – ответил Павел.
– О, пожалуйста, Пауль, расскажите мне о том, как вы бежали из России и о самой России. Загадочная страна, – попросила Эльза, беря Павла под руку. 

Павел стал сочинять небылицу о том, как он, ловко обведя советских пограничников, перебежал через границу. 

Их беседу оборвал резкий крик офицера, стоящего у высоких дверей:
– Рейхсмаршал Геринг!

Гости поспешили выстроиться вдоль зала и повернули голову в сторону распахивающихся створок дверей, отделанных золотом. В зал вошел Геринг. Павел удивился его толщине – казалось, что увешанный орденами мундир, надетый на рейхсмаршала, сейчас треснет по швам.

Раздалось громкое:
– Хайль Гитлер!
И ответное многоголосное:
– Зиг… хайль!.. Зиг хайль!.. Зиг… хайль!.. 
Вперед и вверх вскинулся лес мужских и женских рук:
– Хайль!.. Хайль!.. Хайль!..

Геринг прошел под этой аркой вскинутых вверх в нацистском приветствии рук вдоль шеренги гостей, перед некоторыми из них он останавливался, что-то говорил им и шел дальше.

Взойдя на небольшое возвышение в другом конце зала, он поздравил собравшихся с днем рождения фюрера, коротко обрисовал политическую ситуацию в мире и рассказал о великой очищающей роли Германии в этом мире, затем, указав рукой на проход в соседний зал, пригласил гостей к столу и сам, возглавив процессию, первым прошел туда. 

Павел с удивлением наблюдал как важные персоны, едва Геринг, занял свое место у одного из столов, кинулись к яствам, возлежавшим на блюдах, тарелках и в судках, как расхватывали фужеры с шампанским, винами и коньяком.

– Пиршество богов, – подумал он, отыскивая глазами Рихарда и Дитриха. Но в толпе мундиров, смокингов и платьев, сгрудившейся у столов он их не увидел.

Взяв у проходившего мимо официанта два фужера с шампанским, Павел один протянул Эльзе и сказал:
– Выпьем за здоровье фюрера.

Вскоре из первого зала донеслись звуки духового оркестра, заигравшего известный марш; тысячу раз слышанные слова сами лезли Павлу в голову:

                  …И если весь мир в развалинах будет лежать,

                  К черту! Нам на это наплевать!

                 Мы все равно должны дальше маршировать,

                 Потому что сегодня нам принадлежит Германия,

                 А завтра – весь мир! Завтра – весь мир!



Вслед за маршем полились вальсовые мелодии.

– Пойдемте, Эльза, танцевать, – пригласил Павел девушку.

Они танцевали весь вечер, с небольшими перерывами на отдых. Теперь Эльза поведала Павлу свою биографию девочки, оставшейся сиротой в восемь лет и воспитывавшейся в закрытом пансионе, который она смогла покинуть только четыре года назад, когда ей исполнилось двадцать лет. Она уехала из Аргентины в Германию к дяде Отто, который управляет ее капиталом. 

– У меня капитала нет, – сказал Павел. – Мне отец в наследство оставил только баронский титул. 

Около одиннадцати вечера к ним подошел Дитрих.

– Эльза, нам пора, – сказал он. – Твоя тетушка уже нас заждалась. А вы, Пауль, – Дитрих обратился к Павлу, – заходите к нам. Мы будем рады вас видеть. Не так ли, Эльза?
– Да, я тоже буду рада вас видеть, Пауль, – ответила Эльза.
– Непременно зайду в самые ближайшие дни, – пообещал Павел.


​(продолжение следует)

© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2014

Регистрационный номер №0197106

от 3 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0197106 выдан для произведения:
 
 


​(продолжение)

​Начало см. АГЕНТ НКВД




ПИРШЕСТВО «БОГОВ»

1.

Рихард позвонил Павлу вечером 19 апреля.

– Мы с Эльфридой решили тебя взять с собой на прием в Каринхале по случаю дня рождения фюрера.

Каринхале – это резиденция наци № 2 Геринга. 

– А меня пустят туда? – засомневался Павел. – Мне не хочется получить щелчок по носу, генерал.

Рихард хохотнул и ответил успокоительно:
– Со мной пропустят. Не сомневайся.

2.

До самого замка тянулась широкая автострада. Только километра за два-три после поворота дорога сужалась, и ее перекрывал полосатый шлагбаум. Генеральский «хорьх» остановился. Офицер проверил документы въезжающих в частные владения рейхсмаршала Геринга и, козырнув, сделал знак солдатам поднять шлагбаум.

В замке гостей встречал полковник люфтваффе с рыцарским крестом на шее и указывал дорогу. 

Просторный зал, пригодный для царских приемов, сверкал золотой отделкой. По стенам висели картины художников Возрождения. Некоторые картины были известны Павлу по репродукциям, другие он видел впервые.

Гости – генералы в орденах с женами или с любовницами, сверкающими драгоценностями, штатские в смокингах, немного полковников – перемещались по залу, подходили друг к другу, здоровались, перебрасывались несколькими фразами, расходились… В это движение включились и Рихард с Эльфридой. Павел шел за ними, в их фарватере.

Рихард подошел к представительному немолодому человеку, который шел в сопровождении молодой женщины, одетой в строгое стального цвета платье, и, в отличие от прочих дам, украшенной только одним кулоном, правда, в нем сверкал немалых размеров бриллиант. 

– Герр Дитмар, рад вас видеть, – весело приветствовал мужчину Рихард.
– Я тоже рад вас видеть, герр генерал. И поздравляю вас. Мы ведь виделись последний раз, когда вы были еще полковником.
– Спасибо, герр Дитмар, – поблагодарил Рихард господина Дитриха. – Я вижу рядом с вами ослепительно красивую даму.
– Это племянница моей жены. Луизе нездоровится, вот, я и решил взять на прием Эльзу, – сказал Дитмар и, повернувшись к девушке, представил ей генерала: – Мой старый приятель фон Шерер. Мы с ним познакомились в первый год нашего переезда из Аргентины. Это было в двадцать девятом. Он один из первых клиентов нашей фирмы. Помнится, тогда вы, герр генерал, были гауптманом.
– Да, майора я получил в тридцатом, – ответил Рихард и, в свою очередь, представил Дитмару Павла: – Пауль – мой двоюродный племянник, родился и вырос в России, нелегально перебрался через границу. Теперь он офицер.
– Это очень интересно, – сказала Эльза. – Наверно, вам было очень страшно, Пауль.
– Всё произошло всё так быстро, что я не успел испугаться, фрейлейн Луиза, – ответил Павел.
– О, пожалуйста, Пауль, расскажите мне о том, как вы бежали из России и о самой России. Загадочная страна, – попросила Эльза, беря Павла под руку. 

Павел стал сочинять небылицу о том, как он, ловко обведя советских пограничников, перебежал через границу. 

Их беседу оборвал резкий крик офицера, стоящего у высоких дверей:
– Рейхсмаршал Геринг!

Гости поспешили выстроиться вдоль зала и повернули голову в сторону распахивающихся створок дверей, отделанных золотом. В зал вошел Геринг. Павел удивился его толщине – казалось, что увешанный орденами мундир, надетый на рейхсмаршала, сейчас треснет по швам.

Раздалось громкое:
– Хайль Гитлер!
И ответное многоголосное:
– Зиг… хайль!.. Зиг хайль!.. Зиг… хайль!.. 
Вперед и вверх вскинулся лес мужских и женских рук:
– Хайль!.. Хайль!.. Хайль!..

Геринг прошел под этой аркой вскинутых вверх в нацистском приветствии рук вдоль шеренги гостей, перед некоторыми из них он останавливался, что-то говорил им и шел дальше.

Взойдя на небольшое возвышение в другом конце зала, он поздравил собравшихся с днем рождения фюрера, коротко обрисовал политическую ситуацию в мире и рассказал о великой очищающей роли Германии в этом мире, затем, указав рукой на проход в соседний зал, пригласил гостей к столу и сам, возглавив процессию, первым прошел туда. 

Павел с удивлением наблюдал как важные персоны, едва Геринг, занял свое место у одного из столов, кинулись к яствам, возлежавших на блюдах, тарелках и в судках, как расхватывали фужеры с шампанским, винами и коньяком.

– Пиршество богов, – подумал он, отыскивая глазами Рихарда и Дитриха. Но в толпе мундиров, смокингов и платьев, сгрудившейся у столов он их не увидел.

Взяв у проходившего мимо официанта два фужера с шампанским, Павел один протянул Эльзе и сказал:
– Выпьем за здоровье фюрера.

Вскоре из первого зала донеслись звуки духового оркестра, заигравшего известный марш; тысячу раз слышанные слова сами лезли Павлу в голову:

…И если весь мир в развалинах будет лежать,
К черту! Нам на это наплевать!
Мы все равно должны дальше маршировать,
Потому что сегодня нам принадлежит Германия,
А завтра – весь мир! Завтра – весь мир! 

Вслед за маршем полились вальсовые мелодии.

– Пойдемте, Эльза, танцевать, – пригласил Павел девушку.

Они танцевали весь вечер, с небольшими перерывами на отдых. Теперь Эльза поведала Павлу свою биографию девочки, оставшейся сиротой в восемь лет и воспитывавшейся в закрытом пансионе, который она смогла покинуть только четыре года назад, когда ей исполнилось двадцать лет. Она уехала из Аргентины в Германию к дяде Отто, который управляет ее капиталом. 

– У меня капитала нет, – сказал Павел. – Мне отец в наследство оставил только баронский титул. 

Около одиннадцати вечера к ним подошел Дитрих.

– Эльза, нам пора, – сказал он. – Твоя тетушка уже нас заждалась. А вы, Пауль, – Дитрих обратился к Павлу, – заходите к нам. Мы будем рады вас видеть. Не так ли, Эльза?
– Да, я тоже буду рада вас видеть, Пауль, – ответила Эльза.
– Непременно зайду в самые ближайшие дни, – пообещал Павел.


​(продолжение следует)

Рейтинг: +1 172 просмотра
Комментарии (2)
Алла Иванова # 3 марта 2014 в 13:15 +1
Спасибо,читаю с интересом,вот некоторые опечатки:

кинулись к яствам, возлежавших на блюдах, тарелках и в судках,(надо - возлежавшим)

Всё произошло всё так быстро, что я не успел испугаться, фрейлейн Луиза, – ответил Павел( всё - 2 раза)
Лев Казанцев-Куртен # 3 марта 2014 в 14:44 +1
Спасибо, Алла. Исправил.