ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияДетективы → Дневник убийцы. Дело 40

Дневник убийцы. Дело 40

16 января 2014 - Тамара Гайдамащук
***
В церковь нерешительно вошёл молодой человек. Он оглядывался по сторонам, словно искал кого-то. Увидев священника, подошёл к нему.
- Святой отец, мне необходимо исповедоваться.
- Слушаю тебя, сын мой. Говори, облегчи свою душу.
- Святой отец, я виновен в смерти многих людей.
- Поясни, сын мой.
- Из-за меня утонул мой младший брат. Мы плавали с ним в реке, и он вдруг стал тонуть, а я не смог его спасти, хоть и был рядом с ним.
- Сын мой, твоей вины в смерти брата нет, ты сделал всё, что мог. На то была воля божья.
- Святой отец, из-за меня умер мой отец. Мы с отцом залезли на дерево, собрать фрукты, отец сорвался с ветки и упал. Он разбился насмерть. Я не смог его удержать.
- Сын мой, и в смерти отца нет твоей вины.
- Святой отец, я виновен в смерти матери. Она болела. У неё было высокое давление, я ей быстро старался дать лекарство, но она умерла. Оказывается, я перепутал флакончики с лекарствами и дал ей выпить лекарство, которое повышает, а не понижает давление.
- Сын мой, ты же старался помочь своей матери, твоей вины нет в том, что флакончики стояли рядом.
- Святой отец, это ещё не всё.
- Кайся, сын мой.
- У меня был близкий друг, мы с ним были как братья. Он погиб по моей вине.
- Говори, сын мой, я тебя внимательно слушаю.
- Мой друг и я пошли покататься на лыжах. Я спускался позади него и кричал ему – «Лыжню!», но он не слышал, остановиться я не мог, мы спускались с горы и я врезался в друга.
- Сын мой, ты же кричал ему, предостерегал его об опасности. Твоей вины нет в том, что он не расслышал.
- Святой отец, из-за меня погибла моя жена. Она задохнулась жевательной резинкой.
- В чём же твоя вина?
- Я ей дал понюхать кусок мяса, что приготовил, и от резкого запаха она чихнула и задохнулась жевательной резинкой.
- Сын мой, жевать жевательную резинку – грех. Она не из-за тебя погибла, вины твоей в её смерти нет. Господь отпускает тебя с миром и прощает тебя. Иди сын мой, если это уже всё, что ты хотел мне сказать.
- Спасибо, святой отец. Но как мне жить с таким грузом? – Молодой человек поклонился священнику, что-то прошептал ему, поцеловал крест и направился к выходу.
- Постой, сын мой. Вернись. Я хочу сделать тебе подарок, он исцелит твою душу. – Молодой человек вернулся к священнику и тот передал ему подарок. Он очень удивился подарку, но взял его, поблагодарил и ушёл.
Слова молодого человека, которые он прошептал, очень озадачили священника. Он задумчиво глядел ему вслед, пока тот не скрылся.
- Святой отец, я на исповедь пришла. - Перед священником стояла молоденькая девушка.
- Слушаю тебя, дочь моя.
- Святой отец, я согрешила. Нарушила свою диету.
- И это всё? – В вопросе священника было немалое удивление.
- Да, святой отец, это всё.
- Иди с миром, дочь моя. Господь прощает тебя. Иди же, иди уже. – Девушка, широко раскрыв глаза, удивлённо смотрела на священника, а тот продолжал думать о молодом человеке, о его рассказе и о его последних словах, которые он быстро прошептал священнику и не замечал стоявшей рядом с ним девушки.
- «Да, так я и сделаю». - Священник принял решение, успокоился и приступил к своим церковным делам.
1
По большому двору многоэтажного дома медленно шёл уставший мужчина. Он возвращался домой с работы. Шёл и думал о вкусном ужине, которым сейчас встретит его жена и о спокойном отдыхе около телевизора. Вдруг он увидел, что дверь одного из гаражей, расположенных напротив его дома открыта. Это был гараж Джека - его соседа по лестничной площадке. Он постучал в дверь гаража и вошёл, позвал соседа по имени, но никто не отозвался. Мужчина стал осматривать гараж и в самой глубине его за кучей разного мусорного хлама увидел ноги. Он подошёл поближе и застыл в страхе. В луже крови лежал молодой человек, его сосед. Он был убит, заколот огромным … крестом. Мужчина от страха стал креститься и что-то шептать, руки его задрожали, а колени подгибались. Он хотел сдвинуться с места, уйти, но не смог. Глаза у трупа были широко раскрыты, и мужчине показалось, что тот внимательно следит за ним.
- Господи! Да, что же это такое? Ужас-то, какой. Кто же это его так? И за что же? - Шептал мужчина. – Надо вызвать скорую, может, жив он ещё? - Мужчина наклонился к телу, поискал пульс, но не нашёл, тронул крест, хотел достать его, но он так глубоко находился в ране, что вытащить его сколько он ни пытался, не смог. Он полез в карман за мобильным, но телефон выскользнул из его дрожащих рук и упал прямо в кровь, разлитую на полу. – Ну, надо же, куда упал. – Он наклонился его поднять.
- Руки за голову и медленно отойдите к стене. Не пытайтесь сопротивляться, гараж окружён. – Раздался металлический голос полицейского.
- Я ничего не пытаюсь. Это мой сосед, его убили. – Мужчина хотел всё полицейским объяснить, но, когда наручники щёлкнули на его запястьях, только тогда понял - у него серьёзные проблемы. – « И, зачем я тронул, этот чёртов крест? Ведь теперь мне никто не поверит, что я не убивал». – Подумал он.
Мужчина покорно сел в полицейскую машину. Он очень надеялся и верил, что его выслушают, он всё расскажет и его отпустят домой.
***
Инспектор Роджерс стоял у окна в своём кабинете и смотрел на улицу. За окном уныло шёл дождь, и настроение у инспектора было очень подавленным. Но не только из-за погоды. Утром вначале рабочего дня инспектора вызвал к себе его шеф и поручил ему вести дело об убийстве молодого человека. Вечером в отделение полиции кто-то позвонил и сообщил, что в одном из гаражей по улице – был назван адрес и указано время - будет совершенно убийство. Полицейский, принимавший этот звонок, решил не оставлять его без внимания и сообщил своему начальству. По названному адресу и в указанное время полицейский наряд направился к гаражу, и полицейские арестовали убийцу на месте преступления. Тело убитого было доставлено в морг. Патологоанатом закончил вскрытие тела и дописывал отчёт. Молодой человек был заколот массивным крестом, смерть наступила мгновенно. За отчётом спустя некоторое время после беседы с шефом пришёл инспектор Роджерс.
- Что-то Вы так невеселы, инспектор. Проблемы?
- Вам могу сказать. Ну, и дело же мне досталось. Не представляю, с какой стороны к нему подойти.
- Это Вы, о каком деле? О заколотом молодом человеке?
- Да, о нём.
- Я в отчёте так и написал – больше похоже на убийство, но, возможно, что молодой человек заколол себя сам. Согласен, что дело не простое.
- Вот, видите, как всё сложно. Крест отдали на экспертизу, ответ будет только завтра.
- Что так?
- Да, работы у них много, сказали, что сегодня не успеют. Ну, спасибо Вам за отчёт. Пойду я. Всего Вам хорошего.
- До свидания, инспектор. Да, не переживайте Вы так, всё будет хорошо, и это дело Вы тоже успешно расследуете.
- Правда?
- Уверен в этом, инспектор.
- Спасибо Вам.
Инспектор вернулся к себе в кабинет, сел за стол и внимательно стал читать отчёт. Через некоторое время в кабинет постучал его помощник.
- Проходите, Люк. Садитесь. У нас новое дело – погиб молодой человек, его закололи крестом.
- Да ну. И никаких следов?
- Мы с Вами сейчас должны поехать на место преступления и всё очень внимательно осмотреть.
- Едем, я готов.
- А потом мы проработаем отчёт.
Роджерс и его помощник приехали в гараж. Он был опечатан, но Люк открыл его, и они вошли. Метр за метром помощник всё внимательно осматривал. С особенным вниманием он осмотрел место, где убили этого молодого человека. В гараже был ужасный беспорядок, всё было разбросано. Машина Джека стояла здесь же, дверцы её были раскрыты. Складывалось впечатление, что хозяин не отличался аккуратностью. Везде были разбросаны какие-то вещи, валялись полиэтиленовые пакеты.
- Шеф, интересно, он был таким неаккуратным, или этот беспорядок устроил тот, кто его убил?
- Надо походить по квартирам соседей и поспрашивать у них. Вот, займитесь, Люк опросом, а я поехал в отделение. В гараже нет ничего такого, чтобы привлекло моё драгоценное внимание, а мне ещё надо с отчётом поработать. Вы обязательно расспросите всё об этом Джеке и о беспорядке не забудьте узнать.
- Хорошо. Я закрою и опечатаю гараж. Как поспрашиваю соседей, сразу вернусь в отделение.
- Вы всё очень внимательно у них спросите, только долго не задерживайтесь, но и не торопитесь. Дело это очень непростое, я бы даже сказал – сложно-запутанное.
Инспектор поехал в отделение, а Люк, заперев и опечатав гараж, направился в дом для беседы с жильцами. Он очень нервничал, это было его первое дело. Люк постарался придать своему лицу солидный вид, сделал глубокий вдох с выдохом и уверенной походкой направился к квартире на первом этаже. Он позвонил, и ему открыла дверь немолодая женщина. Она с удивлением посмотрела на Люка. Он поздоровался и предъявил своё полицейское удостоверение.
- Мне необходимо задать Вам несколько вопросов. – Люк попросил женщину рассказать о её погибшем соседе, но женщина недавно приобрела свою квартиру и никого ещё в этом доме не знала. Люк переходил из квартиры в квартиру и задавал всем одни и те же вопросы - кем был погибший молодой человек, чем он занимался. Но никто ничего определённого сказать о нём не мог. Джек жил замкнуто, семьи у него не было, с соседями не общался, но при встрече был очень любезен и вежлив. Этот молодой человек жил очень незаметно, ничем не привлекая к себе внимания. Люк, поблагодарив очередного соседа, направлялся к следующему. И только на последнем этаже ему подробнее рассказали о Джеке. Люк попал в квартиру мужчины, которого задержали по подозрению в убийстве Джека. Жена подозреваемого пригласила Люка пройти в квартиру, в отличие от всех остальных жильцов, которые отвечали на вопросы полицейского прямо стоя в дверях.
- Присаживайтесь. Может, чаю?
- Спасибо, не откажусь. - Люк столько говорил, горло его пересохло, и потому он с удовольствием согласился на чашку чая. Женщина занесла две чашки чая и печенье, села за стол и протянула чашку полицейскому.
- Угощайтесь. Я готова ответить на все Ваши вопросы, но и меня Вы тоже, пожалуйста, выслушайте.
- Обязательно.
- Я готова отвечать, спрашивайте. – Люк задал женщине те же вопросы, что задавал и другим жильцам.
- Я хорошо знаю Джека, его квартира напротив нашей. Мой муж по-отечески относился к нему. Вы знаете, Джек жил один, у него же никого нет. Он очень замкнутый, но муж смог найти с ним общий язык, но больше никого Джек к себе не подпускал. Вы, наверное, знаете, что в гибели Джека подозревают моего мужа?
- Нет, не знал, что подозреваемый Ваш муж.
- Мой муж не убивал Джека. Он всегда хорошо к нему относился. Я ждала мужа к ужину, его долго не было, я вышла во двор, встретить его там и вдруг вижу, как полицейская машина его забирает. Муж успел мне крикнуть, что ни в чём не виноват, это какая-то ошибка и его увезли. Я хотела с ним встретиться, но мне не позволили. Я очень надеюсь, что в полиции разберутся и его выпустят.
- Обязательно выпустят, если Ваш муж не виновен. Меня, вот, что ещё интересует, какой был Джек? Содержал ли он свою квартиру в порядке, чисто ли у него было?
- Я не знаю. У него дома бывал только мой муж, но он ничего не рассказывал о квартире Джека. Вот, про гараж говорил, что в отличие от нашего, у него был там идеальный порядок. Я думаю, что и дома тоже было всё у него аккуратно.
Люк допил чай, поинтересовался у женщины, как она так вкусно его заваривает, поблагодарил её и попрощался. Люк торопился в отделение, ему не терпелось доложить своему шефу о выполненном задании.
Когда Люк постучал в кабинет своего шефа, инспектор заканчивал изучение отчёта патологоанатома.
- Проходите, Люк садитесь. Удалось собрать информацию о погибшем?
- Кое-что удалось. Мне рассказала о нём его соседка по лестничной площадке. Она, кстати, жена того, кого задержали по подозрению в убийстве Джека.
- Ну, надо же. И, что она рассказала? – Люк дословно передал инспектору всё, о чём рассказала соседка Джека.
- Ну, на сегодня я думаю достаточно работы, время уже позднее, пора и по домам.
- Но мне ещё хотелось бы ознакомиться с отчётом.
- Завтра Люк. Знакомиться с отчётом будете завтра. Много работать очень вредно, нервные клетки умирают, а их для нашей работы надо беречь и лелеять. Так что, до завтра. Всего хорошего.
Люк не ослушался своего шефа и тоже отправился домой. Дома он своим родителям рассказывал, как справился с первым заданием по работе.
2
Детектив Шон сидел в своём кабинете и работал, он заканчивал отчёт по одному делу, которое они с Томом быстро и успешно раскрыли. Том был у себя и вёл приём посетителей, которых было пока немного, и Шон торопился до их наплыва закончить отчёт. Дело, которое они завершили, касалось двух друзей. Один другого пригласил к себе на дачу. Они сидели, выпивали, разговаривали, а потом им обоим внезапно стало плохо, помочь им было некому, и они скончались. Было установлено, что скончались они от отравления крысиным ядом. Жена хозяина дачи находилась в это время у своей матери и, когда ей сообщили, что произошло, она стала винить себя. Крысиный яд она сама купила, на даче развились крысы. Она развила яд в банке, но помыть её забыла, оставила в подсобке. Так неужели её муж налил именно в эту банку вино собственного приготовления? Дело к детективам попало от инспектора, он попросил совета, а потом Шон и Том полностью, как всегда, раскрыли его. Шон уже готов был классифицировать это дело, как несчастный случай и распрощаться с ним, но жена погибшего так настойчиво всё время повторяла, что это по её вине они оба погибли, что Шон решил проверить это. И установил, что виноватой-то была жена. Она решила устранить своего надоевшего ей мужа и самой заняться его бизнесом, а также избавиться и от своего любовника, который тоже успел ей уже надоесть. Она очень хорошо знала, что муж всегда наливает своё вино именно в эту банку, и перед отъездом к матери она сама налила в банку вино, добавив в неё смертельную дозу крысиного яда, который, как она знала, не имеет ни цвета, ни вкуса. Всё произошло так, как она задумала. На неё никто и не подумал, она могла уже приступить к работе на фирме мужа, которая уже стала её, если бы так глупо не повторяла бы одну и ту же фразу. Вот, Шон по этому делу и писал отчёт, как в дверь его кабинета постучали, и в кабинет вошла женщина.
- Здравствуйте. Можно к Вам, детектив Шон?
-Добрый день. Можно, проходите, присаживайтесь.
- Спасибо. – Женщина села. – Меня зовут Марта, я жена Виктора. Моего мужа задержали и предъявили ему обвинение в преступлении, которого он не совершал. Его обвиняют в убийстве Джека, нашего соседа. Мой муж не убивал Джека. Он дружил с ним, хорошо к нему относился и вдруг такое обвинение. Я очень прошу Вас, детектив Шон, займитесь делом моего мужа, почему он должен отбывать наказание вместо настоящего убийцы? Умоляю Вас, мой муж порядочный человек, он не убийца.
- Хорошо, я займусь делом Вашего мужа, но, если выясню, что он виновен …
- Простите, что перебиваю Вас, мой муж не виновен, потому я и пришла к Вам.
- Хорошо. Оставьте, пожалуйста, свои координаты у секретаря и через несколько дней я Вам позвоню.
- Спасибо Вам большое. Я очень на Вас надеюсь. До свидания.
- Всего хорошего.
- Том, если ты свободен, зайди ко мне. – Позвонил Шон своему помощнику. – Сейчас буду, шеф. – Ответил Том.
Через минуту Том сидел уже в кабинете Шона.
- К чему такая спешка? У нас, что новое дело?
- Да, дело обещает быть интересным. – И Шон быстренько всё рассказал Тому.
- Возможно, что женщина и права, а может, она не знает, чем по-настоящему занят её муж?
- Возможно и такое. Вот, ты и займись сбором информации о подозреваемом, а я отправлюсь… правильно, в морг, к нему родимому.
Детективы разбежались.
***
Люк внимательно читал отчёт патологоанатома, а инспектор нетерпеливо ждал ответ из дактилоскопической лаборатории. Наконец, его доставили. Инспектор поблагодарил курьера и быстро стал его читать. Согласно заключению дактилоскопической экспертизы на кресте были обнаружены только одни отпечатки, и они принадлежали Виктору, задержанному подозреваемому.
-Ну, вот и доказательства. Он и есть убийца.
- Кто, шеф? – Спросил Люк.
- Как кто? Тот, кого задержали. Теперь надо нам узнать мотив и дело будем закрывать. Люк, обратитесь за ордером на обыск квартиры Виктора. На основании таких фактов, Вам сразу его выдадут. За дело. Получите ордер и сразу же отправляйтесь на квартиру Виктора. А я-то думал, что расследование будет долгим, надо же, как ошибался. Дело-то пустяшным оказалось. Люк, работайте. Почему Вы ещё здесь?
- Я слушал Вас, инспектор.
- Всё, можете идти.
Инспектор Роджерс был очень доволен собой. От его плохого настроения не осталось и следа. Он напевал про себя какой-то весёленький мотивчик и лихорадочно потирал руки. В таком приподнятом настроении он давно не пребывал.
***
Шон приехал в морг. Он хотел поговорить с патологоанатомом о вскрытии тела молодого человека. Патологоанатом ответил на вопросы Шона и сказал, что отчёт находится у инспектора, которому поручили вести это дело.
- Он, бедняга так расстроен был. Не представлял с чего начать расследование.
Шон поблагодарил патологоанатома и направился в кабинет инспектора. Шон очень удивился словам патологоанатома, инспектор был расстроен, а ему – Шону, почему-то не позвонил. Странно, однако. Шон подошёл к кабинету Роджерса, постучал и вошёл.
- Доброе утро, инспектор. Можно к Вам?
- О, детектив Шон. Рад, очень рад Вас видеть. Что привело Вас к нам? Очередное дело?
- Угадали, инспектор. Очередное, дело, которое мне предстоит распутать.
- А я уже своё, как Вы говорите, распутал. Думал, дело сложное, а оказалось, так, пустячком для меня.
- Да, что Вы? Уже всё выяснили?
- Да, мой помощник поехал на квартиру подозреваемого проводить обыск, уверен, он найдёт что-то, что и будет мотивом этого кровавого дела, и я его закрою. Ну, что мы всё обо мне. Что у Вас, детектив Шон?
- Мне бы хотелось взглянуть на отчёт патологоанатома о вскрытии тела молодого человека, найденного заколотым в своём гараже.
- Как? – Инспектор вздрогнул всем телом. – Вы об этом знаете? Но, почему оно Вас интересует? Там всё очень понятно. А откуда Вы о нём узнали, если не секрет?
- Ну, какой же может быть у меня от Вас секрет. Ко мне обратилась Марта, супруга задержанного по подозрению в убийстве молодого человека и попросила во всём разобраться. Она считает, что её муж не виновен.
- Ну, мало ли, что она считает. У меня есть факты.
- Вот, я и пришёл к Вам всё узнать. Можно отчёт?
- Пожалуйста, вот отчёт и вот, заключение дактилоскопической экспертизы, согласно которой убийца только он – задержанный и больше никто.
Шон взял отчёт с заключением и стал внимательно их читать.
- Да, на орудие убийства только отпечатки задержанного. – Медленно произнёс Шон.
- Вот, этого уже достаточно, чтобы предъявить ему обвинение.
- Не торопитесь, инспектор. В заключении говорится, что один из драгоценных камней пропал, на кресте есть царапины, не исключено, что камень вынули из его ложа на кресте.
- Ну, и, что? Что это значит?
- Это значит, что нужно найти этот камень, нужно выяснить, кто его вынул и где он сейчас находится.
- Знаете, детектив Шон, Вы классически умеете испортить настроение. Уже испортили. Я был в таком прекрасном расположении духа, а Вы своим приходом, всё испортили. Это, что же получается? Дело рано закрывать?
- Я бы пока не торопился его закрыть.
- Люк поехал проводить обыск на квартире Виктора.
- Инспектор, собирайтесь, поедемте и мы с Вами на эту квартиру.
- Ну, раз Вы считаете это необходимым - то едем. – С обречённостью в голосе произнёс инспектор.
Когда Шон и инспектор Роджерс подъехали к дому Виктора, Шон ещё издали увидел машину Тома, но его самого не видел, значит, Том, находился где-то в доме. Шон и инспектор поднялись на последний этаж, где была расположена квартира Виктора. В квартире Люк проводил обыск, находились ещё несколько соседей и они вместе с Мартой сокрушались о происшедшим с её мужем.
- Здравствуйте, детектив Шон. Вы видите, что у меня происходит? Что-то ищут, а, что - не говорят.
- Успокойтесь, Марта. Это, к сожалению, необходимо.
- Да, я понимаю, но, что они хотят у нас дома найти? Мне непонятно.
Люк, проводил обыск и был бесконечно рад, что в квартире всего две комнаты. Он не знал, что он ищет, просто осматривал всё подряд. Он уже закончил обыск в гостиной, кухне, туалетной комнате и оставалась только спальня. Он прошёл в спальню и не знал, с чего начать. Увидел брошенный на кровати мужской халат, взял его, посмотрел, что в карманах и очень удивился, когда в одном из карманов нашёл драгоценный камень. Он тут же вышел к инспектору и тихо зашептал.
- Смотрите, что я нашёл в кармане халата хозяина.
Инспектор увидел находку, и глаза его засияли.
- Ну, что Вы на это скажете, детектив Шон? – Инспектор победоносно смотрел на Шона. – Вот, и улика. Теперь понятно, почему Ваш муж – он обратился к Марте – заколол своего соседа. Всё из-за этих драгоценных камней. Ему удалось один отковырять из креста, этому есть доказательства, но Вашему мужу один камень показался недостаточным и он убил молодого человека, чтобы завладеть всеми камнями креста.
- Инспектор, что Вы такое говорите? – Детектив – обратилась Марта к Шону – Я не понимаю о чём он, что он говорит? Какие драгоценные камни? Какой крест? Я ничего не понимаю. – Женщина смотрела на Шона и ждала его разъяснений.
- Марта, пожалуйста, успокойтесь. Я обещаю во всём разобраться. – Шон обратился к довольному Роджерсу. – Полагаю, что Вы уже закончили?
- Да, больше мне здесь делать нечего. А Вам, детектив спасибо, что вытащили меня сюда. Ну, каков он, а? Убить молодого человека из-за каких-то камней, пусть даже драгоценных. С ума сойти. Всё, надо закрывать дело и передавать в суд.
- Инспектор, я же просил Вас не торопиться, не всё так ясно пока ещё в этом деле.
- А я думаю, что яснее не бывает, есть отпечатки на орудии убийства, и этого достаточно.
- Не всегда бывает достаточно. Мне лично мотив пока не ясен.
- Ну, как же не ясен? Владеть драгоценностью. Яснее ясного.
- Я бы на Вашем месте пока дело не закрывал. Своего расследования я, ведь не закончил.
- Ну, только ради Вас, детектив Шон.
- Вот, и хорошо. До встречи, инспектор.
Шон уехал, а инспектор и Люк, закончив с обыском, тоже направились к себе в отделение.
3
Шон приехал в отделение полиции и добился разрешения на свидание с Виктором. Ему позволили и провели в камеру задержанного. Виктор очень удивился, когда увидел незнакомого мужчину. Он встал и с удивлением посмотрел на вошедшего.
- Добрый день. Разрешите представиться. - Молодой мужчина сразу понравился Виктору. – Меня зовут детектив Шон.
- А я Виктор, впрочем, Вам, наверное, известно моё имя.
- Да, я о Вас знаю. Ко мне в офис обратилась Ваша жена и очень просила разобраться в том, что с Вами произошло. Я хотел бы, чтобы Вы мне ещё раз всё рассказали.
- Детектив, я ни в чём не виноват, но доказать свою невиновность не могу. – Виктор всё подробно рассказал Шону, что произошло в тот злополучный вечер.
- Зачем Вы трогали крест?
- Сам не знаю. Хотел вытащить, думал, может, Джек жив, но вытащить его не получилось. Я очень удивился, откуда вдруг появилась полиция, я, ведь не вызывал, вокруг никого не было. Мне сразу надели наручники и привезли сюда, я рассказал всё, что знал, но, мне показалось, что никто моему рассказу не поверил.
- Расскажите мне, пожалуйста, о Ваших взаимоотношениях с Джеком. Когда и как познакомились, как встречались, ну, в общем, обо всём, что Вас с ним связывало и всё, что Вы о нём знаете.
- Я мало, что о нём знаю, он был очень скрытным, к себе никого не подпускал, я знал, что он одинок. У него дома всегда был образцовый порядок, вроде и нашли мы с ним общий язык, но друзьями мы не были, я хорошо относился к нему и он это чувствовал, к нам домой он не приходил, а у него я бывал, если не каждый день, то через день – это точно. Сам всегда он меня звал, мы, то говорили, то просто сидели и смотрели телевизор, о себе рассказывать он не любил и, зная это, я никогда его не расспрашивал, захочет, думал, сам расскажет. Зачем мне было его убивать, ну, скажите?
- Я Вам верю, Вы никакой не убийца и мне это надо доказать, хоть и трудно будет. Вы знаете, на орудие убийства – кресте, нашли Ваши отпечатки и больше никаких других там не оказалось.
- Детектив, что это значит? Теперь меня осудят? Но, я же не убивал.
- Виктор, на кресте не хватало одного драгоценного камня.
- Ну, и, что?
- Этот камень был найден в Вашей квартире.
- Что?! В моей квартире? Но, каким образом? Откуда камень с этого креста мог попасть в мою квартиру?
Шон долго беседовал с Виктором, задавал ему вопросы, успокоил, что обязательно поможет, докажет его невиновность, попрощался и уехал.
Пока Шон беседовал с Виктором, Том собирал информацию о нём же. Все соседи отзывались о Викторе очень хорошо, и никто не верил в то, в чём Виктора обвиняли. О Джеке тоже все отзывались хорошо, но при этом добавляли, что близко никто его не знал. Том, расспросив всех соседей, направился в офис.
Шон приехал в офис раньше Тома. Он достал диктофон и ещё раз прослушал свою беседу с Виктором. Он был уверен, Виктор не виноват, но доказать это будет очень трудно. Прослушав кассету, Шон засобирался ехать. Он вышел в холл, предупредил секретаря, что едет по делу, Том, когда вернётся, то пусть ждёт его и уехал. Шон направился в полицию, ему необходимо было получить разрешение на вход в опечатанный гараж Джека. В полиции, идя по коридору, Шон столкнулся с инспектором Роджерсом, встреча с которым на данный момент не входила в его планы.
- Какая неожиданная встреча, детектив. Деликатно не спрашиваю, что привело Вас в наши края, но теряюсь в догадках. Так, в чём, всё-таки, причина Вашего прихода? – Быстро и шепотом задал Роджерс свой вопрос. - Или это тайна в интересах дела?
- Нет, инспектор, никакой тайны нет. Мне необходимо попасть в гараж погибшего молодого человека – Джека.
- Но, зачем? Что Вы планируете там найти? Мой помощник и я уже побывали в гараже, и уверяю Вас, что кроме мусора, беспорядка и пыли там ничего нет.
- Вот и я хочу убедиться, что там, кроме перечисленного Вами ничего нет.
- Обижаете, детектив своим недоверием. Хотя, на Вашем месте я поступил бы точно также, всегда надо доверять только своим глазам, вот поэтому и я поехал вместе со своим помощником осматривать этот гараж.
- Вот, видите, инспектор обижаться на меня у Вас нет причин. Простите, я очень тороплюсь.
- Да, да, я Вас не задерживаю, у самого тоже огромная куча дел. Всего доброго, детектив. – Инспектор, гордо запрокинув голову, деловито удалился. – «Всё-таки, обиделся». – Подумал Шон и тут же забыл об инспекторе, он торопился получить разрешение на вход в гараж. Получить его для детектива не составило труда, и уже с разрешением в кармане Шон ехал по адресу, на котором находился гараж Джека.
Шон долго и очень внимательно начал осмотр гаража прямо с его входа. И сразу же его внимание привлекли следы на земляном полу гаража. Следы как следы, судя по размеру, форме и длине шага – это были мужские следы, но внимание Шона привлекло то, что следы как будто пытались затереть и эти следы были по всему полу гаража. Шон сфотографировал следы. Шон нашёл место, где было много пятен крови – это было то место, где убили Джека, но следов, заинтересовавших Шона, там не было. Шон увидел разбросанные полиэтиленовые пакеты, и встретились они ему только в месте убийства, больше нигде пакетов не было. И ещё, что немало удивило Шона – на фоне всего беспорядка эти полиэтиленовые пакеты были очень ровно разрезаны, фактически это был один пакет, разрезанный на две половинки. Шон очень удивился этому, для чего кому-то понадобилось делить пакет пополам, причём так аккуратно. Шон их забрал, аккуратно положив в свой полиэтиленовый пакетик, который всегда был при нём, когда он ездил на задание по сбору улик. В другой пакетик Шон насыпал немного земли из гаража. Он несколько раз обошёл весь гараж и, когда убедился, что больше ничего интересного в нём нет, запечатал гараж и поехал в офис. Но до офиса Шон заехал к экспертам и отдал им разрезанный пополам пакетик и землю на экспертизу, а потом поехал к себе в офис.
Том уже вернулся и ждал своего шефа, попивая чай, так вкусно заваренный Элеонорой-Глорией и, беседуя со своей женой по телефону. К нему в кабинет заглянул Шон.
- Любимая, всё, мой перерыв закончился, приехал Шон. – Том отключил телефон. – Шон, ну и вид у тебя, где ты был? Весь в пыли, я тебя таким никогда не видел.
- Пошли ко мне, есть новости.
- Эти новости, Шон написаны у тебя на лице. Иду.
Том вместе со своим чаем прошёл за Шоном в его кабинет, устроился в кресле и внимательно стал смотреть на шефа.
- Ну, говори, я очень внимательно тебя слушаю.
- Том, там, в гараже я увидел очень интересные следы.
- Ты, где был, Шон? В каком гараже?
- В гараже Джека, соседа Виктора, в том, в котором Джека закололи.
- А, почему без меня?
- Ты же был занят, а туда надо было съездить быстро, потому ждать тебя я не стал. Слушай и не перебивай.
- Я – сплошное ухо. – Том очень внимательно слушал Шона, не забывая при этом небольшими глотками отпивать чай.
- В гараже были следы, мужские и знаешь, что я заметил?
- Нет, не знаю. От этой манеры тебе, я вижу, не избавится. Так, что же ты заметил?
- Их пытались затереть.
- Ну, это понятно. Чтобы их не заметили. Никто кроме тебя их и не заметил, уверен. Тот, кто их оставил и затирал, не думал, что придёт детектив Шон – гроза преступного мира, от зоркого взгляда которого ничего не скроется.
- Всё? Могу я продолжать?
- Да, пожалуйста.
- Так вот, эти следы были очень интересно одинаково затёрты. Руками так не сделаешь. Мне почему-то показалась, что следы затирали не специально, они стирались, а не затирались. И сделать это можно было подолом длинного платья. Тогда получается, что их специально никто не затирал. Понятно?
- Пока не очень. Продолжай.
- Вот, я и подумал, кто может ходить в длинном платье, и в мужской обуви?
- Я думаю, женщина, в длинной юбке, одев мужские туфли. Нет?
- Нет. Размер шага характерен для мужчины, а не для женщины.
- Тогда, кто же?
- Священник.
- Кто? Священник? А, что ему надо было в гараже Джека?
- Вот, я и хочу это выяснить. Я прямо сейчас отправлюсь по церквям и поинтересуюсь среднего ростом священником. Заодно, возьму фотографию креста из дела у инспектора и буду всем священникам её предъявлять.
- Шон, я поеду с тобой.
- Нет, ты будь в офисе, могут прийти посетители.
- Ты даже не спросил меня, что я узнал о Викторе?
- Виктор порядочный человек и уверен, что все о нём отзывались превосходно.
- Прав. Ты, как всегда, прав.
- Том, я, когда вернусь, ещё кое-что тебе расскажу, сейчас тороплюсь, времени в обрез.
- С нетерпением буду ждать. Желаю успеха.
Шон поехал в полицию, к его радости в кабинете самого инспектора не было, находился только Люк, он сразу же достал фотографию и передал детективу. Шон пообещал сегодня же её вернуть.
Церквей в городе было много, Шон объезжал одну церковь за другой, в каждой он беседовал со священником и предъявлял фотографию креста. Все рассматривали с интересом эту фотографию, говорили, что крест очень дорогой, но кроме этого добавить ничего не могли.
Шону оставалось объехать ещё две церкви, он очень нервничал, неужели его версия ошибочна и в гараже не было священника. Шон подъехал к предпоследней церкви, вошёл, поинтересовался, где он может повидать священника, но ему сказали, что их прежнего священника, который здесь постоянно служил, нет, вместо него завтра приступает к службе новый священник.
Шон поинтересовался, где же можно повидать его и тогда ему дали адрес родной сестры священника, вместе с которой он проживал. Шон взял адрес, и решил показать служителю церкви фотографию креста. Радости Шона не было предела, когда служитель опознал крест. Да, это был крест, который всегда висел на груди святого отца. Служитель поинтересовался, всё ли в порядке со святым отцом? Шон уверил его, что интересуется историей подобных крестов и потому ему необходимо встретиться с владельцем похожего креста. Служитель поверил ему и успокоился.
Шон взял адрес сестры священника и поехал к ней. Нужный дом Шон нашёл относительно быстро. Дом находился в бедном районе, но на фоне других домов выделялся не богатством, а аккуратностью. Шон постучал в дверь, ему открыли не сразу. За дверью стояла старая женщина, она поздоровалась и поинтересовалась, кто это к ней пожаловал и зачем. Шон назвал себя и попросил разрешения войти, чтобы поговорить с ней. Она пригласила Шона в дом, указала на стул, сама села и повторила свой вопрос.
- Мне необходимо поговорить со святым отцом. Задать ему несколько вопросов.
- Я не против Вашей с ним беседы, но, к сожалению, это невозможно.
- Почему?
- Мой брат заболел, я провожу Вас к нему, сами увидите. Пойдёмте. – Женщина встала и направилась в соседнюю комнату, Шон последовал за ней. – Вот, мой брат. - Женщина указала на немолодого невысокого человека, стоявшего на коленях и молящегося. – Уже несколько дней он ничего не ест и только молится, со мной не говорит, может с Вами захочет говорить, попробуйте.
Шон подошёл к священнику, поздоровался с ним, священник никак не отреагировал на Шона. Шон заговорил с ним, священник на мгновение повернул голову в сторону детектива и Шон даже ужаснулся, увидев его лицо. Это было лицо психически больного человека. Священник невидящим взглядом посмотрел на Шона и тут же отвернулся. Разговаривать с ним было бесполезно, это был больной человек. Шон вышел из комнаты и попросил сестру его подробно всё рассказать.
- Что же произошло с Вашим братом? После чего он стал таким?
- Я ничего не знаю. Несколько дней назад он пришёл поздно вечером и уже был не в себе. Я его расспрашивала, просила мне рассказать, но он всё что-то бормотал, я поняла только одно слово, «опоздал», а кто опоздал и куда опоздал, я не смогла от него добиться.
- У меня ещё один вопрос к Вам. – Шон достал фотографию креста и показал её сестре священника.
- Это крест моего брата, а, почему он сфотографирован? Когда мой брат пришёл как-то из церкви, это было за день до того, как он потерял рассудок, у него уже не было этого креста, я спросила его, где крест? Вы знаете, этот крест достался моему брату от нашего отца, он тоже был священником. Вы видите, у нас ничего дома нет, мы же не из богатых, а этот крест был подарен нашему отцу одним богачом, мой брат никогда не расставался с ним, говорил, что крест приносит счастье, радость, удачу. На мой вопрос, где крест, он мне ответил, что подарил человеку, которому крест нужнее, чем нам, у него, мол, душа болеет, и крест должен помочь излечить её. Я не стала больше расспрашивать, раз брат подарил, значит, так надо было сделать.
- А можно, я покажу ему эту фотографию?
- Можно, покажите.
Шон прошёл опять в комнату, священник в той же позе стоял на коленях и продолжал молиться. Шон подошёл к нему, тронул за руку, и показал фотографию. Священник посмотрел на фотографию и тут же отвернулся. Он не узнал своего креста. Шон не стал больше задерживаться в этой семье, попрощался и направился к двери. Но перед выходом попросил у сестры туфель священника, в котором он вернулся домой именно в тот день. Сестра удивилась этой просьбе, но не отказала, она дала туфель, попросив вернуть его, ведь это единственная обувь её брата, кроме домашних тапок, которые на нём, у брата больше обуви нет. Шон поблагодарил за туфель пообещал завтра же вернуть и, озадаченный, вышел.
«Что же такое могло произойти, что священник лишился рассудка?» - Этот вопрос не давал покоя Шону. Прежде, чем вернуться в офис Шон ещё раз съездил к экспертам и отвёз туфель священника на экспертизу и попросил сделать сравнительный анализ земли из гаража и с туфля. После лаборатории Шон направился в свой офис.
Том находился в офисе и вёл приём посетителей. Шон прошёл к себе в кабинет, сел в своё любимое кресло и позвонил Тому на мобильный. - Зайди, как сможешь. – И тут же отключил телефон.
Минут через десять Том был в кабинете шефа.
- Шон, ты неважно выглядишь. Это дело на тебя плохо влияет.
- Сейчас не об этом, Том. Я нашёл священника, кому принадлежал этот крест.
- Да? И, что он тебе рассказал?
- Он ничего не может рассказать. Священник внезапно лишился рассудка.
- Да ты что? С чего это он сошёл с ума?
- Том, я уверен, священник и Джек знали друг друга. - Шон всё подробно рассказал о своём визите в дом священника.
- Да, получается, что они и вправду знали друг друга.
- Том, я больше, чем уверен, что Джек приходил исповедоваться к святому отцу и священник подарил ему крест.
- Но, что же произошло потом? Может, кто-то видел этот крест и хотел его у Джека украсть? Хотя, зачем тогда убивать Джека этим же крестом? Не вижу логики.
- Верно, её нет в твоих рассуждениях.
- Ну, спасибо.
- Подожди, не сбивай ход моих мыслей. Том, должно быть что-то ещё. Я пока не понял, что конкретно, но должно быть какое-то связующее звено между священником и Джеком. Но пока это связующее звено для меня является – недостающим звеном.
- Шон, я запутался в твоих звеньях, то связующее, то недостающее.
- Не перебивай. Обязательно есть что-то ещё, что возможно связывало священника с Джеком и это поможет мне понять, что же произошло. Но, я пока не могу даже представить, что это может быть.
- Да, пока всё в тумане. Причём в очень густом. – Задумчиво произнёс Том.
- Том, у меня возникло несколько вопросов, сейчас я их изложу на бумаге, и давай вместе всё ещё раз обмозгуем.
- Давай мозговать, я не против.
Шон достал большой лист бумаги и начал один за другим выписывать свои вопросы.
1. Кто вынул камень из креста и, где этот камень?
2. Почему полиция приехала так быстро? – Об этом рассказал Виктор.
3. Кто вызвал полицию?
4. Кто разрезал пакеты и почему они были только на том месте, где убили Джека?
5. Чьи следы на земляном полу в гараже?
6. Почему и куда «опоздал» священник?
7. Его ли следы в гараже?
8. Что свело с ума священника?
9. Что связывает священника и Джека?
10. Существует ли недостающее звено и, что это может быть?
11. Как в квартиру Виктора попал драгоценный камень из креста?
- Вот, Том мои вопросы. Как видишь, их не мало. Пока ответ есть только на один вопрос, мы уже знаем, что камень нашли в квартире Виктора. Но, как он туда попал? Виктор не брал этого камня, и я ему верю. Этот вопрос тоже надо записать в основной список. Чуть позже я поеду к экспертам, будут готовы отчёты по исследованию полиэтиленовых пакетов, образца земли из гаража и обуви священника, а пока мне надо поехать к инспектору и вернуть фотографию креста.
- Что хочешь, говори, Шон, но такого дела у нас никогда не было. Хоть, ты мне всегда говоришь, что я так отзываюсь о любом нашем деле, но на этот раз именно так.
- Возможно, ты прав. Ну, я поехал. – Зазвонил телефон Шона. Звонили из полиции и просили передать, что Виктор вспомнил что-то очень важное и просит детектива приехать.
- Кто это, Шон?
- Виктор что-то вспомнил и хочет мне об этом сообщить. Я и так собирался в полицию.
- Интересно, что же он вспомнил?
- Как узнаю, поеду к экспертам и потом сразу сюда.
Шон ехал и думал, о чём таком важном сейчас сообщит ему Виктор. В полиции Шона сразу же проводили в камеру Виктора.
- Здравствуйте, детектив Шон. Простите, что побеспокоил.
- Я и так ехал сюда. Мне очень интересно, что Вы вспомнили.
- Знаете, когда я шёл по своему двору и уже подходил к гаражам, то я увидел, как мимо гаражей быстро шёл священник, он ещё оглядывался по сторонам, как будто искал кого-то, а, может, смотрел, не видит ли кто его. Он шёл очень торопливо, можно сказать, что бежал. А вдруг это он убегал из гаража Джека, а, детектив Шон?
-Виктор, я пока не могу Вам ничего сказать, подождите немного, скоро всё разъяснится.
- И ещё, вот, что я хотел Вам сказать.
- Слушаю Вас.
- Когда я подошёл к Джеку, он был ещё тёплый.
- Спасибо, Виктор. Всё, что Вы мне сообщили очень важно. Я должен идти. Скоро Вы покинете эту камеру.
- Очень надеюсь на Вас, детектив, спасибо Вам.
- Пока не за что.
- Нет, есть за что. Вы мне поверили.
Щон попрощался с Виктором и направился в кабинет инспектора, вернуть фотографию. Подходя к кабинету, Шон услышал разговор, доносившейся из него. Инспектор разговаривал с женщиной. Шон решил не мешать инспектору и не зашёл. Волей неволей он слышал всё, о чём инспектор говорил с посетительницей.
- Любезная, - доносилось из кабинета - я не понимаю, чего Вы от меня хотите. Я к Вам не приходил, мой помощник к Вам не приходил, мы оба к Вам не приходили и впервые Вас видим. Зачем нам к Вам нужно было приходить? Вы что-то нарушили, совершили что-то? Вот, сами говорите, что ничего. Знаете, любезная, идите-ка Вы лучше домой и не отвлекайте нас с помощником от наших дел.
- Послушайте, ко мне приходил очень интересный мужчина, так хорошо, по-доброму со мной говорил. Он, кажется, был полицейский, вот, поэтому я и пришла к вам в отделение.
- Любезная, не надо кого попало пускать в дом. – Назидательно произнёс инспектор. - Может, это был преступник. Вам же не известен этот человек?
- Нет, я его не знаю. Он забрал у меня старый башмак моего несчастного брата, а мой брат скончался, больше у него нет другой обуви, я же не могу положить брата в гроб в домашних тапочках.
- Любезная, чего же Вы от меня хотите? Я никак не могу понять.
- Верните мне, пожалуйста, туфель моего брата.
- Любезная, не говорите глупостей, зачем нам башмак Вашего брата?
Как только Шон услышал о туфле, не стал больше деликатничать и вошёл в кабинет инспектора.
- Детектив Шон? Вы откуда? – Удивлённо и чуть раздражённо спросил инспектор.
- Добрый день инспектор. – Я давно уже жду у дверей Вашего кабинета, но Вы были заняты и я Вас не беспокоил.
- Простите, я так удивился, что не сообразил поздороваться. Простите, пожалуйста.
- Охотно прощаю.
-Инспектор, это я был у этой женщины.
- Да, я узнала Вас. Как хорошо, что Вы оказались здесь. – Женщина очень обрадовалась, когда увидела Шона.
- Вы были у этой женщины? Впрочем, меня это не касается. – Любезная – инспектор обратился к женщине – вот, и задайте свой вопрос детективу Шону. Раз он был у Вас, то знает больше моего.
- Я слышал вопрос, потому и вошёл. – Шон повернулся к женщине - Туфель Вашего брата я верну Вам, но, чуть позже, он сейчас на экспертизе в лаборатории. Вы сказали, что Ваш брат скончался?
- Да, спустя три часа после Вашего ухода. Так и скончался, стоя на коленях, за молитвой.
- Примите мои соболезнования. Я сейчас должен ехать в лабораторию, предлагаю поехать со мной, я верну Вам туфель Вашего брата и отвезу Вас домой. Согласны?
- Конечно. Я очень Вам благодарна. Вы так добры.
- Подождите меня в коридоре, пожалуйста, я выйду через несколько минут.
- Хорошо. – Женщина попрощалась со всеми и вышла из кабинета.
- Детектив Шон, я абсолютно ничего не понимаю. - Инспектор сразу обратился к Шону, как только женщина вышла из кабинета. – «Было бы странно, если понял». – Подумал Шон. – Детектив, кто была эта женщина?
- Инспектор, в деле, которое Вы считаете «пустяшным» до сих пор не всё ясно, хоть я многое уже узнал нового.
- И не расскажите?
- Всему своё время, инспектор. Пока не расскажу, но ждать уже недолго. Я привёз Вам фотографию креста, он принадлежал брату этой женщины, её брат был священником, это он скончался.
- В этом деле замешан священник?!
- Нет, он не замешан, он тоже жертва.
- Детектив Шон, я буду покорно ожидать Вашего объяснения, а пока что, я ничего не понимаю.
- Инспектор, вот, пожалуйста, Ваша фотография, она очень мне помогла, возвращаю в целостности и сохранности. – Шон протянул фотографию креста помощнику, и он сразу же подшил её к делу.
- Детектив Шон, я так понял. – Шон очень удивился, как молниеносно изменился голос инспектора, он вдруг стал приторно-сладким – дело мы пока не будем закрывать, да? Я буду ждать Вашего разрешения. Когда скажите, тогда и закрою. Да, это дело очень, очень загадочно и, справится с ним, можете только Вы. – Инспектор умильно-щенячьими глазами снизу верх смотрел на детектива.
- Вы правильно поняли, инспектор. – «Хоть это понял». – Простите, но я должен ехать.
- О, конечно, я понимаю и не задерживаю Вас. Всего Вам, детектив Шон хорошего.
Шон вышел из кабинета. – Умнейший сыщик, а человек какой. – С почтением произнёс инспектор. – Люк, берите с него пример, Вы многому можете от детектива Шона научиться.
- Да, я это понял, инспектор.
- Это замечательно, Люк, что Вы поняли.
4
Шон и сестра священника ехали в лабораторию. Женщина молчала, и Шон тоже с ней не заговаривал. Когда они подъехали к лаборатории, Шон предложил ей остаться в машине, а сам, пообещав быстро вернуться, направился в лабораторию. Отчёты были уже готовы. Согласно этим отчётам, земля из гаража полностью совпадала с частичками земли, обнаруженными на туфле священника. – «Я оказался прав, священник был в гараже». Полиэтиленовый пакет, как показала экспертиза, был аккуратно разрезан ножницами пополам. И на обеих половинках пакета были обнаружены отпечатки пальцев, которые сверили по базе данных и они совпали с отпечатками пальцев Джека, внесёнными в базу данных. – «Значит, пакет был разрезан Джеком, но с какой целью?» - Рассуждал Шон. Шон поблагодарил экспертов, забрал туфель священника и вернулся к машине.
- Вот, туфель Вашего брата. Экспертиза установила, что Ваш брат находился в гараже, в котором произошло убийство.
- Мой брат никого не убивал, он был очень верующим человеком.
- Вашего брата я и не подозреваю. Скажите, он так ничего и не говорил, рассудок не возвращался к нему?
- Я, когда вошла в комнату и увидела его согнувшегося на коленях подошла к нему и хотела помочь встать. Он что-то бормотал, я пыталась понять, что он говорит, но из обрывков его слов ничего не поняла.
- А Вы не помните эти обрывки?
- Помню, брат всё время говорил о смерти – «смерть, будет смерть, он умрёт. А я опоздал, не успел». Вот, эти слова я запомнила, но он и другие бормотал, но их разобрать я не смогла. Так, бормоча слова он, и умер. Детектив Шон, но брат, ни в чём не был виноват, я хорошо знаю своего брата, он был очень добрым и верующим, его вера, порой доходила до фанатизма, мы даже с ним часто спорили об этом. Но убить мой брат не смог бы. Верьте мне, пожалуйста.
- Я верю и Вам и Вашему брату. А сейчас, как и обещал, отвезу Вас домой.
- Спасибо Вам за всё, детектив.
Шон ехал и думал - «фанатизм часто бывает причиной многих преступлений и неважно кто он – этот фанатик, убийцей может стать любой человек. Но в данном случае – убийца не священник, и убийцу ещё предстоит найти».
Шон подъехал к дому женщины остановил машину и вместе с ней прошёл в дом, ещё раз выразил ей соболезнование.
- Мне хочется помочь Вам, не отказывайте мне в этом, прошу Вас. – Шон протянул женщине конверт с деньгами.
- Мне неудобно, детектив. Но я Вам очень благодарна.
- Я мог бы похороны организовать сам.
- Спасибо, но все расходы взяла на себя церковь, в которой служил мой брат. Спасибо Вам ещё раз за всё. На эти деньги я сделаю брату памятник. Я благодарна Вам за то, что Вы поверили в непричастность брата к убийству.
- Всего доброго. – Шон попрощался с женщиной и поехал к себе в офис. У него для Тома было много новостей.
По дороге в офис Шону позвонила Сильвия, голос у неё был очень взволнованный.
- Да, любимая, что случилось? Ние плохо? Врача вызвала? Хорошо, я еду домой, а ты вызывай врача. – Шон очень разволновался. Когда Ния заболевает, Сильвия всегда спокойна и быстро принимает все меры. Ния здоровая девочка и редко болеет, а в этот раз Сильвия что-то очень переживает. Шон позвонил Тому.
- Том, это я. Да, новостей много, но приехать сейчас не могу. Сильвия звонила, Ние плохо. Я еду домой, позже созвонимся. Нет, приезжать не надо. Будь в офисе. Я позвоню ещё.
Когда Шон приехал, педиатр был уже у них в особняке, он осматривал Нию. Ния сильно задыхалась, ловила ртом воздух, говорить не могла, испуганно смотрела на мать и очень обрадовалась, когда увидела отца. Сильвия старалась держать себя в руках, но заметно было, что очень нервничает. Доктор осмотрел Нию и повернулся к родителям.
- У Вашей дочери сильный ларингоспазм. Будем снимать его. – Доктор раскрыл свой чемоданчик и быстрыми уверенными движениями рук стал вводить девочке один за другим препараты.
- Доктор, Вы поможете ей? – Шепотом спросила Сильвия.
- Можете не сомневаться. Я ввёл Вашей дочери преднизолон, но- шпу, эуфиллин. Сейчас надо сделать компресс, растопите, пожалуйста, этот кусок парафина – доктор протянул парафин Сильвии – и принесите две матерчатые салфетки и полиэтиленовый пакетик.
- Сейчас. – Сильвия бросилась выполнять поручение доктора. И очень быстро всё принесла. – Вот, доктор, как Вы просили. – Доктор смочил в растопленном парафине матерчатую салфетку, завернул её во вторую и обе обернул полиэтиленовым пакетом, и приложил Ние на грудь. – Через сорок - пятьдесят минут у Вашей дочери отойдёт спазм. Успокойтесь, всё будет хорошо. Я всё это время буду с Вами.
Сильвия смотрела то на дочь, то на часы. Постепенно состояние Нии улучшалось. Она уже дышала спокойнее, могла говорить и даже улыбалась, настроение встревоженных родителей тоже улучшалось. Как доктор и сказал, ровно через пятьдесят минут спазм у Нии отошёл, и она чувствовала себя, как прежде. Сильвия и Шон наперебой выражали благодарность доктору.
- Некоторое время, ваша дочь должна принимать лекарства, которые я выпишу. У неё ларингит, пусть несколько дней полежит, а потом, приведите её ко мне на приём, вот моя визитка и перед приходом позвоните, пожалуйста, мне. Я прописал Ние антибиотики, капли в нос и спазмиолитики, а через три дня жду Нию у себя. – Доктор протянул рецепт Сильвии. И обратился к Ние. – Не пугайте Ваших родителей, милое дитя.
- Я постараюсь. – Ответила Ния и тоже протянула доктору свою визитку, которая была в её книге, лежащей под подушкой.
- Что это, милое дитя? – Доктор с интересом читал визитку Ние, в которой написано были её имя и фамилия, а также адрес галереи, в которой регулярно проводится выставка работ юной художницы.
- Я очень горд, что познакомился с Вами, Ния. А Вы знаете, я бывал в Вашей галерее и восхищался Вашими работами. И очень хотел познакомиться с их талантливым автором. Я рад, что мы с Вами познакомились, правда, не при таких обстоятельствах хотелось бы, но, что поделать. Я обещаю регулярно посещать Вашу галерею.
- Спасибо, доктор. Буду рада Вас видеть у себя.
- Ния, Вам уже полегчало, и я должен идти. Очень приятно было познакомиться с Вами. – Доктор обратился к Сильвии – через три дня я жду Вас и Вашу очаровательную дочь у себя в кабинете. Всего хорошего. – Доктор попрощался с Нией, с Сильвией и направился к выходу.
- Я провожу Вас, доктор. – Шон пошёл провожать доктора. – Ния никогда так сильно не болела, доктор, это не опасно?
- Любое респираторное заболевание опасно, если не лечить его, но, когда принимаешь сразу меры, то всё всегда будет хорошо.
- Доктор, спасибо Вам большое. Мы так перенервничали с женой.
- Хорошо, что сразу вызвали врача.
- Доктор, это Вам. – Шон протянул врачу пухлый конверт. – Прошу Вас, не отказывайте мне.
- Спасибо. Через три дня я жду Вашу супругу и Вашу очаровательную дочурку у себя.
- Я их обязательно привезу. Спасибо Вам ещё раз. – Шон проводил доктора до его автомобиля и попрощался с ним. Доктор не сразу отъехал, его разбирало любопытство при виде такого пухлого конверта. Когда доктор раскрыл конверт, то на мгновение и он ощутил спазм в горле при виде суммы. –« Да…» - Только и смог промолвить доктор. Он завёл машину и поехал к себе на работу.
Шон и Сильвия сидели рядом с дочкой. – Ния, детка, не пугай больше так нас с папой, мы этого не переживём.
- Ладно, мамочка и папочка, больше не буду.
- Ну, раз у Нии всё уже хорошо, я ненадолго поеду в офис и вернусь с сюрпризом.
- С каким, папочка?
- Увидишь. Ну, я поехал.
- Папочка, возвращайся скорее.
- Да, дорогой, Ния права, возвращайся поскорее.
- Дорогая, у меня очень серьёзное дело, но я постараюсь быстро вернуться.
- Я провожу тебя.
***
По дороге в офис Шон позвонил Тому и сообщил ему, что уже едет.
- Ну, как моя крестница? - Взволнованно спросил Том.
- Напугала нас с Сильвией, твоя крестница. Дышать не могла, задыхалась, говорить совершенно не могла. Но – доктор, молодец, сразу всё сделал и как сказал, что через пятьдесят минут спазм отойдёт, так и было. Очень мне понравился, сразу видно – знает и любит своё дело.
- Ну, я рад, а то очень нервничал. А, что в лаборатории?
- Да, теперь слушай. – И Шон всё рассказал Тому.
- Шон, а ты уверен, что священник не виноват?
- Полностью. Какой был смысл ему убивать Джека. Я теперь точно знаю, Джек приходил к нему. А зачем ходят к священнику? На исповедь. Джек исповедовался. Священник ему подарил крест, он хотел, чтобы его подарок помог молодому человеку, помог бы его душе успокоиться. Но потом, у меня, Том провал, я не могу понять, что же произошло? Кто убил Джека этим крестом? Как же удалось этому убийце так хорошо спрятать свои следы, не оставить ни одной улики, не наследить своими пальчиками. Какой-то, супер-профессионал работал. Том – Шон достал из ящика стола лист бумаги, на котором был написан список его вопросов – я теперь знаю ответ на четвёртый вопрос – пакет разрезал сам Джек, но у меня появился двенадцатый вопрос - зачем он это сделал? И ответа у меня на него нет. Пока нет. Том, давай на сегодня уже закончим, приём ты завершил, я тоже многое узнал, и поедем по домам. Я ещё хочу заехать в магазин и купить что-нибудь для Нии. Я ей обещал сюрприз.
- Я поеду с тобой и тоже куплю подарок для неё.
- Поехали. – Шон закрыл офис, отпустил Элеонору-Глорию и они с Томом, каждый на своих машинах направились к магазину. В магазине они долго ходили от прилавка к прилавку, всё хотели выбрать что-то очень интересное и никак не могли.
Обошли отделы игрушек, отдел литературы, отдел живописи и всё никак не могли ничего выбрать, даже обратились к продавцу-консультанту. И она сразу же посоветовала. Том купил книгу, страницы которой объёмно открывались. Это книга была о приключениях сказочной принцессы, а Шон, по совету того же продавца-консультанта купил куклу, которая была точной копией принцессы из этой книги.
Шон и Том оба довольные покупками направились в особняк Шона. Ния очень обрадовалась приходу крёстного в гости, а когда увидела подарки, развеселилась от души и совершенно забыла о своей болезни.
***
Расследование не двигалось с места, поиски таинственного убийцы ни к чему не привели. Шон и Том сидели в кабинете Шона и опять, в который раз заново прокручивали это дело.
- Том, ты знаешь, о чём я подумал? – Спросил Шон.
- И не догадываюсь. О чём же?
- Нам никак не удаётся напасть на след этого убийцы- невидимки. Так?
- Так.
- Вот, я и подумал, а был ли он вообще, этот убийца?
- То есть?
- Было ли это убийство? Я думаю, он покончил с собой. Ведь все соседи в один голос заявляли, что он был очень замкнут, ни с кем не общался, даже с таким близким соседом, как Виктор общался весьма, своеобразно.
- А с чего ему было кончать с собой?
- Вот, надо это выяснить, что его могло толкнуть на самоубийство.
- Мне ещё, Шон непонятно, каким образом, драгоценный камень оказался в квартире Виктора.
- Мне Виктор рассказывал, что он как-то зашёл к Джеку в своём домашнем халате, и так как у Джека было очень жарко, он жил в однокомнатной квартире, то Виктор снял халат, и остался в одной пижаме. А про халат вспомнил только на следующий день и, когда зашёл к Джеку за халатом, увидел, что Джек был в нём.
- Он его надел, положил в карман этот камень и забыл про него, а Виктор забрал халат, не зная, что в нём такая драгоценность. Ну, что, Шон? Всё логично. А наш умный инспектор, и его помощник, который недалеко от инспектора ушёл, сразу же увидели в найденном в кармане халата камне мотив убийства.
- Да, в этом есть логика, но мне, непонятно почему же Джек вынул камень из своего ложа на кресте? Этому есть подтверждение, царапины вокруг ложа камня.
– Может, не вынул, а камень сам выпал, и Джек хотел его вернуть на место? Отсюда и царапины на кресте.
- Тоже возможно. Вернёмся теперь к отношениям Джека и священника.
- Вернёмся.
- Том, меня не покидает чувство, что Джек обманул священника.
- Поясни.
- Мне почему-то кажется, что на исповеди что-то было не так. Или он обманул или сказал не всю правду. Ведь последние слова священника перед смертью были о том, что он не успел.
- И ещё упоминал о смерти, если я не путаю. Ты же так мне сказал.
- Да, он несколько раз упомянул слово «смерть». Том, я, кажется, понял – Джек сообщил священнику, что хочет покончить с собой, а для священника - хуже греха, чем самоубийство – нет. Вот, священник и отправился к нему, чтобы остановить его от этого шага. Но не успел, потому он и повторял всё время одно и то же – «опоздал».
- Шон, всё складывается.
- Том, не сбивай меня, а слушай. Помнишь, я рассказывал, что Виктор видел священника, быстро удаляющегося от гаражей? – Том кивнул головой. – А, почему он быстро уходил? – Том вопросительно поднял плечи. – Потому, что увидел Джека уже мёртвым. Так ведь? – Том кивнул головой. – Том, что с тобой, язык проглотил?
- Сам сказал - не перебивай, а слушай, вот я и не перебиваю и слушаю.
- Вроде всё сходится.
- Да, сходится, кроме одного, почему Джек разрезал полиэтиленовый пакет пополам. Это пока мне непонятно.
- Да, объяснения этому и у меня нет. Том, меня сейчас осенило вот, что.
- Что же?
- За крест по замыслу Джека должен был схватиться священник, но он не тронул креста, а тронул его Виктор.
- Я что-то не пойму. Получается, Джек своим самоубийством мстил священнику.
- Да.
- Но, почему?
- А это нам предстоит выяснить.
- Значит, Джек всё заранее спланировал.
- Я же говорю, между ними – Джеком и священником что-то произошло и, когда мы узнаем, что именно – дело будет завершено.
- Да… Всё как-то странно и непонятно.
- Это, Том пока, но я докапаюсь до правды.
Детективы долго ещё сидели и прорабатывали разные версии, варианты. Многое им уже было в этом деле понятно, но не всё.
5
На следующий день с утра в отделение полиции пришёл пожилой мужчина. Он подошёл к дежурному и обратился к нему с вопросом.
- Скажите, пожалуйста, к кому мне обратиться? Я работаю на привокзальной камере хранения и одна из моих ячеек давно уже довольно долго закрыта, хозяин её не приходит, а ячейка должна быть постоянно в работе. Надо бы найти этого хозяина.
Дежурный выслушал мужчину и направил его в кабинет инспектора Роджерса. – Идите по коридору прямо, а потом налево и зайдите в первый же кабинет, Вам там обязательно помогут, это кабинет инспектора Роджерса. Идите к нему.
- Спасибо Вам. – Мужчина отправился искать указанный ему кабинет. Нашёл его и постучал. Когда из-за двери донеслось – «Войдите», мужчина приоткрыл дверь и вошёл.
- Можно? – Спросил он.
- Проходите, любезный. Слушаю Вас.
Мужчина всё, что уже рассказал дежурному, повторил инспектору.
- Да, найти Вашего клиента необходимо. А вдруг с ним что-то произошло? Вдруг его убили? Вдруг он убил кого? Вдруг он ограбил кого? Вдруг мы его давно ищем и не можем найти?
С каждым «вдруг», произнесённым инспектором мужчина вздрагивал и его глаза всё больше округлялись. Мужчина достал из кармана носовой платок и вытер вспотевшее вдруг лицо.
- Любезный, я знаю, кто Вам поможет, вот его адрес – Роджерс быстро на листке бумаги написал адрес офиса Шона.- Идите срочно по этому адресу и всё там подробно расскажите, а меня, любезный не отвлекайте от дел, знаете их у меня много, очень. Ну, идите, идите, не задерживайте.
Мужчина взял листок, буркнул – «До свидания» и быстро вышел из кабинета инспектора. Выйдя на свежий воздух, он вздохнул полной грудью, своими «вдруг» инспектор нагнал на него страху. Мужчина чуть передохнул и направился по указанному адресу. Примерно через полчаса он всё уже рассказывал детективу Шону.
- Я очень хочу, чтобы Вы мне помогли, надо найти хозяина этой ячейки. Знаете – мужчина перешёл на шепот – меня в полиции так напугали. – И он передал свой разговор с инспектором детективу. Шон не выдержал и рассмеялся. – Да, инспектор Роджерс - таков, но Вы зря так разволновались. Вы не помните, как выглядел хозяин ячейки?
- Очень хорошо помню, он всегда приходил в одно, и тоже время, открывал ячейку, стоял около неё довольно долго, что делал, мне не видно было, потом закрывал её, подходил ко мне и сообщал, что завтра придёт в это же время. Назавтра повторялось тоже самое, потому я его и запомнил. – Мужчина описал внешность хозяина ячейки, и по описанию это был … Джек. Фотографий Джека у Шона да и в квартире Джека не было и поэтому Шон решил повести мужчину в морг на опознание. Шон начал осторожно его подготавливать к предстоящей процедуре.
- Детектив, я не из пугливых, Вы не думайте. Там, в полиции я столько испугался, сколько неожиданно так заговорил инспектор. Поедем, я готов.
Шон и мужчина поехали в морг и он опознал Джека.
- Что же сейчас делать с ячейкой? – Спросил он Шона.
- Будем вскрывать, но для этого нам понадобиться разрешение. – И они вдвоём направились в полицию. Пока в полиции Шон добивался разрешения, мужчина ждал его в коридоре, в это время по этому же коридору проходил инспектор и он заметил своего недавнего посетителя.
- Любезный, Вы до сих пор здесь? Не пошли к детективу, адрес которого я Вам дал?
- Инспектор, я так благодарен Вам, что Вы меня к нему направили. Представляете, он уже нашёл хозяина ячейки.
- Потому, любезный я и направил Вас к нему. Ну, всего хорошего, извините, у меня дела. – Инспектор прошёл дальше по коридору. – «И как это у детектива Шона всё так быстро и ловко получается? Прямо - волшебник он».
Через некоторое время ячейка в привокзальной камере хранения была вскрыта. В ячейке Джека лежала только одна объёмная тетрадь. Шон взял её, открыл и осторожно полистал. И без экспертизы было ясно, что тетрадь принадлежит Джеку. Она была подписана, но Шон, всё-таки решил отвёзти её на экспертизу. Он поблагодарил работника привокзальной камеры хранения за столь ценную находку и поехал к экспертам. Через некоторое время эксперты дали заключение, что на тетради и на пакете одинаковые отпечатки пальцев. Шон забрал отчёт с тетрадью и направился в офис. Тома не было, он отлучился по делам. Шон сел и внимательно начал читать эту тетрадь. Многое, о чём там было написано Шон, уже знал, но было и такое…
Когда Том вернулся и прошёл в кабинет Шона, то не узнал своего шефа.
- Том, заходи. Знаешь, я с тобой полностью согласен - такого дела у нас, действительно, не было. Звони всем – инспектору, Люку, Марте, пускай часа через два будут все у нас. Мне надо поехать ещё по двум срочным делам, и я тоже через два часа буду в офисе.
- Шон, ты уже всё понял?
- Да, помогла вот эта вещь. – Шон в руках держал тетрадь Джека.
- Что это?
- Это Джек хранил в ячейке на вокзале. Всё скоро расскажу, потерпи немного. Я поехал.
Ровно через два часа все собрались в холле офиса детектива Шона, ждали самого Шона. Расспрашивали Тома, для чего их собрали.
– Наберитесь терпения и всё узнаете, детектив Шон приедет с минуты на минуту.
И, действительно, только Том сказал, как дверь офиса открылась, и на пороге появились Шон и Виктор. Марта от радости подскочила к мужу, потом к Шону и не переставала его благодарить. – Как хорошо, что я обратилась именно к Вам, детектив Шон, если бы не Вы – Марта бросила многозначительный взгляд на инспектора – моего мужа засудили бы и он отбывал бы наказание вместо настоящего убийцы.
- Я прошу всех сесть и сейчас я всё вам расскажу, что произошло.
Все расселись по своим местам и глазами, полными восхищения, удивления и интереса стали смотреть на Шона.
Р А С С К А З Ы В А Е Т Д Е Т Е К Т И В Ш О Н
Шон видел, с каким нетерпением все ждут его рассказа. Он сделал глоток воды и приступил к нему.
- Вы все знаете, что произошло. В собственном гараже нашли мёртвым молодого человека - Джека. Он был заколот крестом. Подозрение пало на его соседа, с которым Джек был, если не в дружеских, то в приятельских отношениях. И этот сосед был задержан.
Ко мне обратилась жена задержанного соседа с просьбой разобраться с делом её мужа, она не верила в предъявленное ему обвинение. Я взялся за его дело. Когда я стал знакомиться с фактами, то увидел, что все они подтверждают виновность задержанного. Эти факты следующие – на кресте – орудие убийства были найдены отпечатки соседа. На кресте не хватало одного драгоценного камня, позже его нашли в квартире того же соседа. На основании этих улик сосед Джека и был задержан. Но, чем больше я вникал в это дело, то всё больше убеждался, что не всё так просто в нём. Я составил себе целый список вопросов. Вот, они, я сейчас их вам зачитаю.
1. Кто вынул камень из креста и, где этот камень?
2. Почему полиция приехала так быстро? – Об этом рассказал Виктор.
3. Кто вызвал полицию?
4. Кто разрезал пакеты и почему они были только на том месте, где убили Джека?
5. Чьи следы на земляном полу в гараже?
6. Почему и куда «опоздал» священник?
7. Его ли следы в гараже?
8. Что свело с ума священника?
9. Что связывает священника и Джека?
10. Существует ли недостающее звено и, что это может быть?
11. Как в квартиру Виктора попал драгоценный камень из креста?
Потом к этим вопросам добавился и двенадцатый.
12. Для чего Джек порезал пакет?

- Вот, на эти вопросы мне предстояло дать ответ. В процессе расследования я вышел на священника, мне удалось установить, что священник был в гараже, в котором находился заколотый Джек. О присутствии священника в гараже свидетельствовали его следы, причём следы были, как бы затёрты, но они оказались стёртыми подолом его одеяния.
- Почему священник посетил гараж именно в день гибели Джека, этот вопрос, впрочем, как и все остальные не давали мне покоя.
- На месте убийства и только там были полиэтиленовые пакеты, вернее один пакет, разрезанный ножницами самим же Джеком, это установила экспертиза.
- Вопрос – кто вызвал полицию, тоже был очень важен. Со слов задержанного соседа полиция появилась сразу, как только он вошёл в гараж и ответ на него появился у меня в самый последний момент. В полиции мне сообщили, что звонил мужской голос и сообщил о том, что в гараже в такое-то время будет совершено убийство. Полицейская машина в указанное время выехала и на месте преступления застала там ни в чём неповинного человека.
- Я понимал, должно существовать какое-то недостающее звено, найдя которое, сразу станет понятным, что же произошло в гараже. И такое недостающее звено совершенно случайно было найдено.
Ко мне обратился работник привокзальной камеры хранения с просьбой найти одного их клиента, который давно не пользовался своей ячейкой. Этим клиентом оказался Джек. Ячейка была вскрыта, и в ней находилось недостающее звено – дневник Джека. Я знал ответы уже на все вопросы, кроме одного – девятого в моём списке – что связывало священника и Джека?
- Так, что же произошло на самом деле?
- Молодой человек идёт на исповедь к священнику. Он исповедуется, святому отцу в том, что является невольным виновником смерти нескольких человек, своего родного брата, отца, матери, своего друга и своей жены. Священник выслушал его и простил ему всё, сказав, что вины его в их гибели нет. И сделал даже подарок этому молодому человеку – подарил крест – семейную реликвию, который, как он скажет позже своей сестре, должен был помочь молодому человеку облегчить его душу. Но молодой человек сам простить себе не смог, он сообщает священнику, что покончит с собой и называет ему час и место своей гибели.
- Священник очень торопился к этому времени попасть в указанное место, но пока искал гараж - спасать было уже некого, молодой человек был мёртв. Странно было, что он заколол себя подаренным крестом, а ещё страннее было то, что на кресте кроме отпечатков пальцев соседа ничьих, в том числе и самого молодого человека не было. Как мне удалось установить молодой человек – буду уже называть его своим именем – Джек очень тщательно подготовился к своему самоубийству. Он подготовил полиэтиленовый пакет, разрезал его на две половинки – для обеих своих рук - крест держал именно этими половинками полиэтиленового пакетика и, когда пронзил себя крестом, причём держал крест передней стороной к себе, этим положением креста он тоже хотел бросить подозрение на священника и, уронив руки, пакеты разлетелись в разные стороны. По его мнению, никто на половинки пакета не обратил бы внимания. Так и произошло, полицейские вообще не заметили пакет. Джек знал, что священник обязательно придёт его спасать, отговаривать от греха, и священник пришёл, но с опозданием а, когда увидел, что Джек мёртв, к кресту даже не притронулся, его разум не смог этого перенести.
- Священник и не догадывался даже о том, какую месть приготовил ему Джек. И за что? За его доброту.
- Джек сам убил своего младшего брата, он видел, как тот тонул, как просил о помощи, но Джек и не думал ему помогать. Это Джек столкнул своего отца с ветки дерева и видел, как отец падал. Это Джек специально дал матери не то лекарство и видел, как она выпила лекарство, которое должно было её убить. Джек специально с горы спускался позади своего друга, чтобы убить его. И специально дал своей жене сильно наперченный кусок мяса, чтобы она чихнула и тем самым вдохнула и задохнулась бы жевательной резинкой.
-Всё это подробно у него было описано в его дневнике. Люди, которые к нему относились хорошо, вызывали такую в нём ненависть злобу, что он не мог совладать с собой и убивал их. И, когда священник его простил, эта ненависть опять в нём появилась, и он придумал, как ему отомстить.
- Но он не мог предположить, что вместо священника к кресту прикоснётся его же сосед, для которого у него было припасена другая месть. Джеку удалось отколупнуть камень с креста, и он очень ловко положил его в карман халата, который сосед оставил у него.
- Я сегодня консультировался перед приходом сюда, на встречу с вами с психиатром и он мне рассказал о психическом отклонении у некоторых людей, которые вроде и не больны, но и, как видите, не совсем здоровы.
- Джек вёл дневник, в котором всё записывал и как убивал всех и, как совершит самоубийство. Он ждал, что его священник осудит, признает виновным в смерти своих родных и близких, а священник его простил, это и взбесило его. Он ни с кем из соседей не поддерживал отношений, избегал их, думал, его тоже все будут избегать, не будут обращать на него внимания, но соседи всегда приветливо здоровались, хорошо, что их общение с ним только этим ограничивалось, а то неизвестно, сколько ещё было бы жертв.
- Джек убивал исключительно тех, кто хорошо к нему относился, кто проявлял к нему доброту, заботу. В его нездоровой психике такое к нему отношение казалось ему оскорбительным, и он начинал мстить. Вот, Виктор отнёсся к Джеку по-отечески и чуть не поплатился за это.
- Перед тем, как приехать сюда, я поехал и, предъявив все необходимые факты, добился освобождения Виктора.
- Ну, вот и всё. Если есть вопросы, пожалуйста, задавайте.
- Детектив Шон – инспектор даже встал – а для чего Джек порезал пакет? Разве нельзя было взять два пакета?
- Можно было, конечно. Но, я думаю, Джек продумал и это. Ведь целый пакет мог не соскочить с руки, а он должен был быть уверен, что всё должно быть так, чтобы его никто не заподозрил в самоубийстве. Даже патологоанатом только предположил возможность самоубийства, а не утверждал о нём.
- Детектив Шон, у меня нет слов, я так благодарен Вам. Ведь, если бы не Вы я не скоро вышел бы на свободу. - У Виктора в глазах стояли слёзы, а Марта от нервных спазмов вообще не могла говорить и только гладила Шона по руке.
- Детектив Шон, у меня нет слов. – Инспектор подошёл к Шону и пожал ему руку. – Люк, обратился он к помощнику – Вы внимательно слушали пояснения детектива?
- Да, шеф, старался не пропустить ни слова. Я восхищён.
- Детектив Шон, нам с Люком пора. Я уже могу писать отчёт по делу Джека, да?
- Да, инспектор, можете. Как всегда. – Последние два слова Шон произнёс еле слышно.
Когда через некоторое время все разошлись, Шон ещё раз повторил Тому.
- Ты, оказался прав, такого дела у нас с тобой, действительно, не было. Такой неприятный осадок оставило оно.
- Признаться и у меня тоже. Мне только непонятно, зачем он пошёл исповедоваться?
- Возможно, ему хотелось услышать, что его ругают, винят в смерти родных ему людей, а получилось наоборот, священник его простил. И это его взбесило.
- А знаешь, Шон, ну, его вместе с его делом, чего о нём столько говорить. Мы дело закончили, и давай забудем уже. Сегодня мои собираются навестить Нию – Том посмотрел на часы – уже должны быть у вас дома. Едем.
- Поехали, только заедем в магазин и купим всем по сувенирам. А как только врач разрешит Ние выходить на улицу, устрою пир в честь её выздоровления. Как напугала она нас с Сильвией, до сих пор плохо становится, когда вспоминаю.
- Элеонора-Глория – обратился Шон к секретарю – Вы можете идти домой, на сегодня наш рабочий день закончен. Я закрываю офис, мы с Томом тоже уходим.

© Copyright: Тамара Гайдамащук, 2014

Регистрационный номер №0181682

от 16 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0181682 выдан для произведения: ***
В церковь нерешительно вошёл молодой человек. Он оглядывался по сторонам, словно искал кого-то. Увидев священника, подошёл к нему.
- Святой отец, мне необходимо исповедоваться.
- Слушаю тебя, сын мой. Говори, облегчи свою душу.
- Святой отец, я виновен в смерти многих людей.
- Поясни, сын мой.
- Из-за меня утонул мой младший брат. Мы плавали с ним в реке, и он вдруг стал тонуть, а я не смог его спасти, хоть и был рядом с ним.
- Сын мой, твоей вины в смерти брата нет, ты сделал всё, что мог. На то была воля божья.
- Святой отец, из-за меня умер мой отец. Мы с отцом залезли на дерево, собрать фрукты, отец сорвался с ветки и упал. Он разбился насмерть. Я не смог его удержать.
- Сын мой, и в смерти отца нет твоей вины.
- Святой отец, я виновен в смерти матери. Она болела. У неё было высокое давление, я ей быстро старался дать лекарство, но она умерла. Оказывается, я перепутал флакончики с лекарствами и дал ей выпить лекарство, которое повышает, а не понижает давление.
- Сын мой, ты же старался помочь своей матери, твоей вины нет в том, что флакончики стояли рядом.
- Святой отец, это ещё не всё.
- Кайся, сын мой.
- У меня был близкий друг, мы с ним были как братья. Он погиб по моей вине.
- Говори, сын мой, я тебя внимательно слушаю.
- Мой друг и я пошли покататься на лыжах. Я спускался позади него и кричал ему – «Лыжню!», но он не слышал, остановиться я не мог, мы спускались с горы и я врезался в друга.
- Сын мой, ты же кричал ему, предостерегал его об опасности. Твоей вины нет в том, что он не расслышал.
- Святой отец, из-за меня погибла моя жена. Она задохнулась жевательной резинкой.
- В чём же твоя вина?
- Я ей дал понюхать кусок мяса, что приготовил, и от резкого запаха она чихнула и задохнулась жевательной резинкой.
- Сын мой, жевать жевательную резинку – грех. Она не из-за тебя погибла, вины твоей в её смерти нет. Господь отпускает тебя с миром и прощает тебя. Иди сын мой, если это уже всё, что ты хотел мне сказать.
- Спасибо, святой отец. Но как мне жить с таким грузом? – Молодой человек поклонился священнику, что-то прошептал ему, поцеловал крест и направился к выходу.
- Постой, сын мой. Вернись. Я хочу сделать тебе подарок, он исцелит твою душу. – Молодой человек вернулся к священнику и тот передал ему подарок. Он очень удивился подарку, но взял его, поблагодарил и ушёл.
Слова молодого человека, которые он прошептал, очень озадачили священника. Он задумчиво глядел ему вслед, пока тот не скрылся.
- Святой отец, я на исповедь пришла. - Перед священником стояла молоденькая девушка.
- Слушаю тебя, дочь моя.
- Святой отец, я согрешила. Нарушила свою диету.
- И это всё? – В вопросе священника было немалое удивление.
- Да, святой отец, это всё.
- Иди с миром, дочь моя. Господь прощает тебя. Иди же, иди уже. – Девушка, широко раскрыв глаза, удивлённо смотрела на священника, а тот продолжал думать о молодом человеке, о его рассказе и о его последних словах, которые он быстро прошептал священнику и не замечал стоявшей рядом с ним девушки.
- «Да, так я и сделаю». - Священник принял решение, успокоился и приступил к своим церковным делам.
1
По большому двору многоэтажного дома медленно шёл уставший мужчина. Он возвращался домой с работы. Шёл и думал о вкусном ужине, которым сейчас встретит его жена и о спокойном отдыхе около телевизора. Вдруг он увидел, что дверь одного из гаражей, расположенных напротив его дома открыта. Это был гараж Джека - его соседа по лестничной площадке. Он постучал в дверь гаража и вошёл, позвал соседа по имени, но никто не отозвался. Мужчина стал осматривать гараж и в самой глубине его за кучей разного мусорного хлама увидел ноги. Он подошёл поближе и застыл в страхе. В луже крови лежал молодой человек, его сосед. Он был убит, заколот огромным … крестом. Мужчина от страха стал креститься и что-то шептать, руки его задрожали, а колени подгибались. Он хотел сдвинуться с места, уйти, но не смог. Глаза у трупа были широко раскрыты, и мужчине показалось, что тот внимательно следит за ним.
- Господи! Да, что же это такое? Ужас-то, какой. Кто же это его так? И за что же? - Шептал мужчина. – Надо вызвать скорую, может, жив он ещё? - Мужчина наклонился к телу, поискал пульс, но не нашёл, тронул крест, хотел достать его, но он так глубоко находился в ране, что вытащить его сколько он ни пытался, не смог. Он полез в карман за мобильным, но телефон выскользнул из его дрожащих рук и упал прямо в кровь, разлитую на полу. – Ну, надо же, куда упал. – Он наклонился его поднять.
- Руки за голову и медленно отойдите к стене. Не пытайтесь сопротивляться, гараж окружён. – Раздался металлический голос полицейского.
- Я ничего не пытаюсь. Это мой сосед, его убили. – Мужчина хотел всё полицейским объяснить, но, когда наручники щёлкнули на его запястьях, только тогда понял - у него серьёзные проблемы. – « И, зачем я тронул, этот чёртов крест? Ведь теперь мне никто не поверит, что я не убивал». – Подумал он.
Мужчина покорно сел в полицейскую машину. Он очень надеялся и верил, что его выслушают, он всё расскажет и его отпустят домой.
***
Инспектор Роджерс стоял у окна в своём кабинете и смотрел на улицу. За окном уныло шёл дождь, и настроение у инспектора было очень подавленным. Но не только из-за погоды. Утром вначале рабочего дня инспектора вызвал к себе его шеф и поручил ему вести дело об убийстве молодого человека. Вечером в отделение полиции кто-то позвонил и сообщил, что в одном из гаражей по улице – был назван адрес и указано время - будет совершенно убийство. Полицейский, принимавший этот звонок, решил не оставлять его без внимания и сообщил своему начальству. По названному адресу и в указанное время полицейский наряд направился к гаражу, и полицейские арестовали убийцу на месте преступления. Тело убитого было доставлено в морг. Патологоанатом закончил вскрытие тела и дописывал отчёт. Молодой человек был заколот массивным крестом, смерть наступила мгновенно. За отчётом спустя некоторое время после беседы с шефом пришёл инспектор Роджерс.
- Что-то Вы так невеселы, инспектор. Проблемы?
- Вам могу сказать. Ну, и дело же мне досталось. Не представляю, с какой стороны к нему подойти.
- Это Вы, о каком деле? О заколотом молодом человеке?
- Да, о нём.
- Я в отчёте так и написал – больше похоже на убийство, но, возможно, что молодой человек заколол себя сам. Согласен, что дело не простое.
- Вот, видите, как всё сложно. Крест отдали на экспертизу, ответ будет только завтра.
- Что так?
- Да, работы у них много, сказали, что сегодня не успеют. Ну, спасибо Вам за отчёт. Пойду я. Всего Вам хорошего.
- До свидания, инспектор. Да, не переживайте Вы так, всё будет хорошо, и это дело Вы тоже успешно расследуете.
- Правда?
- Уверен в этом, инспектор.
- Спасибо Вам.
Инспектор вернулся к себе в кабинет, сел за стол и внимательно стал читать отчёт. Через некоторое время в кабинет постучал его помощник.
- Проходите, Люк. Садитесь. У нас новое дело – погиб молодой человек, его закололи крестом.
- Да ну. И никаких следов?
- Мы с Вами сейчас должны поехать на место преступления и всё очень внимательно осмотреть.
- Едем, я готов.
- А потом мы проработаем отчёт.
Роджерс и его помощник приехали в гараж. Он был опечатан, но Люк открыл его, и они вошли. Метр за метром помощник всё внимательно осматривал. С особенным вниманием он осмотрел место, где убили этого молодого человека. В гараже был ужасный беспорядок, всё было разбросано. Машина Джека стояла здесь же, дверцы её были раскрыты. Складывалось впечатление, что хозяин не отличался аккуратностью. Везде были разбросаны какие-то вещи, валялись полиэтиленовые пакеты.
- Шеф, интересно, он был таким неаккуратным, или этот беспорядок устроил тот, кто его убил?
- Надо походить по квартирам соседей и поспрашивать у них. Вот, займитесь, Люк опросом, а я поехал в отделение. В гараже нет ничего такого, чтобы привлекло моё драгоценное внимание, а мне ещё надо с отчётом поработать. Вы обязательно расспросите всё об этом Джеке и о беспорядке не забудьте узнать.
- Хорошо. Я закрою и опечатаю гараж. Как поспрашиваю соседей, сразу вернусь в отделение.
- Вы всё очень внимательно у них спросите, только долго не задерживайтесь, но и не торопитесь. Дело это очень непростое, я бы даже сказал – сложно-запутанное.
Инспектор поехал в отделение, а Люк, заперев и опечатав гараж, направился в дом для беседы с жильцами. Он очень нервничал, это было его первое дело. Люк постарался придать своему лицу солидный вид, сделал глубокий вдох с выдохом и уверенной походкой направился к квартире на первом этаже. Он позвонил, и ему открыла дверь немолодая женщина. Она с удивлением посмотрела на Люка. Он поздоровался и предъявил своё полицейское удостоверение.
- Мне необходимо задать Вам несколько вопросов. – Люк попросил женщину рассказать о её погибшем соседе, но женщина недавно приобрела свою квартиру и никого ещё в этом доме не знала. Люк переходил из квартиры в квартиру и задавал всем одни и те же вопросы - кем был погибший молодой человек, чем он занимался. Но никто ничего определённого сказать о нём не мог. Джек жил замкнуто, семьи у него не было, с соседями не общался, но при встрече был очень любезен и вежлив. Этот молодой человек жил очень незаметно, ничем не привлекая к себе внимания. Люк, поблагодарив очередного соседа, направлялся к следующему. И только на последнем этаже ему подробнее рассказали о Джеке. Люк попал в квартиру мужчины, которого задержали по подозрению в убийстве Джека. Жена подозреваемого пригласила Люка пройти в квартиру, в отличие от всех остальных жильцов, которые отвечали на вопросы полицейского прямо стоя в дверях.
- Присаживайтесь. Может, чаю?
- Спасибо, не откажусь. - Люк столько говорил, горло его пересохло, и потому он с удовольствием согласился на чашку чая. Женщина занесла две чашки чая и печенье, села за стол и протянула чашку полицейскому.
- Угощайтесь. Я готова ответить на все Ваши вопросы, но и меня Вы тоже, пожалуйста, выслушайте.
- Обязательно.
- Я готова отвечать, спрашивайте. – Люк задал женщине те же вопросы, что задавал и другим жильцам.
- Я хорошо знаю Джека, его квартира напротив нашей. Мой муж по-отечески относился к нему. Вы знаете, Джек жил один, у него же никого нет. Он очень замкнутый, но муж смог найти с ним общий язык, но больше никого Джек к себе не подпускал. Вы, наверное, знаете, что в гибели Джека подозревают моего мужа?
- Нет, не знал, что подозреваемый Ваш муж.
- Мой муж не убивал Джека. Он всегда хорошо к нему относился. Я ждала мужа к ужину, его долго не было, я вышла во двор, встретить его там и вдруг вижу, как полицейская машина его забирает. Муж успел мне крикнуть, что ни в чём не виноват, это какая-то ошибка и его увезли. Я хотела с ним встретиться, но мне не позволили. Я очень надеюсь, что в полиции разберутся и его выпустят.
- Обязательно выпустят, если Ваш муж не виновен. Меня, вот, что ещё интересует, какой был Джек? Содержал ли он свою квартиру в порядке, чисто ли у него было?
- Я не знаю. У него дома бывал только мой муж, но он ничего не рассказывал о квартире Джека. Вот, про гараж говорил, что в отличие от нашего, у него был там идеальный порядок. Я думаю, что и дома тоже было всё у него аккуратно.
Люк допил чай, поинтересовался у женщины, как она так вкусно его заваривает, поблагодарил её и попрощался. Люк торопился в отделение, ему не терпелось доложить своему шефу о выполненном задании.
Когда Люк постучал в кабинет своего шефа, инспектор заканчивал изучение отчёта патологоанатома.
- Проходите, Люк садитесь. Удалось собрать информацию о погибшем?
- Кое-что удалось. Мне рассказала о нём его соседка по лестничной площадке. Она, кстати, жена того, кого задержали по подозрению в убийстве Джека.
- Ну, надо же. И, что она рассказала? – Люк дословно передал инспектору всё, о чём рассказала соседка Джека.
- Ну, на сегодня я думаю достаточно работы, время уже позднее, пора и по домам.
- Но мне ещё хотелось бы ознакомиться с отчётом.
- Завтра Люк. Знакомиться с отчётом будете завтра. Много работать очень вредно, нервные клетки умирают, а их для нашей работы надо беречь и лелеять. Так что, до завтра. Всего хорошего.
Люк не ослушался своего шефа и тоже отправился домой. Дома он своим родителям рассказывал, как справился с первым заданием по работе.
2
Детектив Шон сидел в своём кабинете и работал, он заканчивал отчёт по одному делу, которое они с Томом быстро и успешно раскрыли. Том был у себя и вёл приём посетителей, которых было пока немного, и Шон торопился до их наплыва закончить отчёт. Дело, которое они завершили, касалось двух друзей. Один другого пригласил к себе на дачу. Они сидели, выпивали, разговаривали, а потом им обоим внезапно стало плохо, помочь им было некому, и они скончались. Было установлено, что скончались они от отравления крысиным ядом. Жена хозяина дачи находилась в это время у своей матери и, когда ей сообщили, что произошло, она стала винить себя. Крысиный яд она сама купила, на даче развились крысы. Она развила яд в банке, но помыть её забыла, оставила в подсобке. Так неужели её муж налил именно в эту банку вино собственного приготовления? Дело к детективам попало от инспектора, он попросил совета, а потом Шон и Том полностью, как всегда, раскрыли его. Шон уже готов был классифицировать это дело, как несчастный случай и распрощаться с ним, но жена погибшего так настойчиво всё время повторяла, что это по её вине они оба погибли, что Шон решил проверить это. И установил, что виноватой-то была жена. Она решила устранить своего надоевшего ей мужа и самой заняться его бизнесом, а также избавиться и от своего любовника, который тоже успел ей уже надоесть. Она очень хорошо знала, что муж всегда наливает своё вино именно в эту банку, и перед отъездом к матери она сама налила в банку вино, добавив в неё смертельную дозу крысиного яда, который, как она знала, не имеет ни цвета, ни вкуса. Всё произошло так, как она задумала. На неё никто и не подумал, она могла уже приступить к работе на фирме мужа, которая уже стала её, если бы так глупо не повторяла бы одну и ту же фразу. Вот, Шон по этому делу и писал отчёт, как в дверь его кабинета постучали, и в кабинет вошла женщина.
- Здравствуйте. Можно к Вам, детектив Шон?
-Добрый день. Можно, проходите, присаживайтесь.
- Спасибо. – Женщина села. – Меня зовут Марта, я жена Виктора. Моего мужа задержали и предъявили ему обвинение в преступлении, которого он не совершал. Его обвиняют в убийстве Джека, нашего соседа. Мой муж не убивал Джека. Он дружил с ним, хорошо к нему относился и вдруг такое обвинение. Я очень прошу Вас, детектив Шон, займитесь делом моего мужа, почему он должен отбывать наказание вместо настоящего убийцы? Умоляю Вас, мой муж порядочный человек, он не убийца.
- Хорошо, я займусь делом Вашего мужа, но, если выясню, что он виновен …
- Простите, что перебиваю Вас, мой муж не виновен, потому я и пришла к Вам.
- Хорошо. Оставьте, пожалуйста, свои координаты у секретаря и через несколько дней я Вам позвоню.
- Спасибо Вам большое. Я очень на Вас надеюсь. До свидания.
- Всего хорошего.
- Том, если ты свободен, зайди ко мне. – Позвонил Шон своему помощнику. – Сейчас буду, шеф. – Ответил Том.
Через минуту Том сидел уже в кабинете Шона.
- К чему такая спешка? У нас, что новое дело?
- Да, дело обещает быть интересным. – И Шон быстренько всё рассказал Тому.
- Возможно, что женщина и права, а может, она не знает, чем по-настоящему занят её муж?
- Возможно и такое. Вот, ты и займись сбором информации о подозреваемом, а я отправлюсь… правильно, в морг, к нему родимому.
Детективы разбежались.
***
Люк внимательно читал отчёт патологоанатома, а инспектор нетерпеливо ждал ответ из дактилоскопической лаборатории. Наконец, его доставили. Инспектор поблагодарил курьера и быстро стал его читать. Согласно заключению дактилоскопической экспертизы на кресте были обнаружены только одни отпечатки, и они принадлежали Виктору, задержанному подозреваемому.
-Ну, вот и доказательства. Он и есть убийца.
- Кто, шеф? – Спросил Люк.
- Как кто? Тот, кого задержали. Теперь надо нам узнать мотив и дело будем закрывать. Люк, обратитесь за ордером на обыск квартиры Виктора. На основании таких фактов, Вам сразу его выдадут. За дело. Получите ордер и сразу же отправляйтесь на квартиру Виктора. А я-то думал, что расследование будет долгим, надо же, как ошибался. Дело-то пустяшным оказалось. Люк, работайте. Почему Вы ещё здесь?
- Я слушал Вас, инспектор.
- Всё, можете идти.
Инспектор Роджерс был очень доволен собой. От его плохого настроения не осталось и следа. Он напевал про себя какой-то весёленький мотивчик и лихорадочно потирал руки. В таком приподнятом настроении он давно не пребывал.
***
Шон приехал в морг. Он хотел поговорить с патологоанатомом о вскрытии тела молодого человека. Патологоанатом ответил на вопросы Шона и сказал, что отчёт находится у инспектора, которому поручили вести это дело.
- Он, бедняга так расстроен был. Не представлял с чего начать расследование.
Шон поблагодарил патологоанатома и направился в кабинет инспектора. Шон очень удивился словам патологоанатома, инспектор был расстроен, а ему – Шону, почему-то не позвонил. Странно, однако. Шон подошёл к кабинету Роджерса, постучал и вошёл.
- Доброе утро, инспектор. Можно к Вам?
- О, детектив Шон. Рад, очень рад Вас видеть. Что привело Вас к нам? Очередное дело?
- Угадали, инспектор. Очередное, дело, которое мне предстоит распутать.
- А я уже своё, как Вы говорите, распутал. Думал, дело сложное, а оказалось, так, пустячком для меня.
- Да, что Вы? Уже всё выяснили?
- Да, мой помощник поехал на квартиру подозреваемого проводить обыск, уверен, он найдёт что-то, что и будет мотивом этого кровавого дела, и я его закрою. Ну, что мы всё обо мне. Что у Вас, детектив Шон?
- Мне бы хотелось взглянуть на отчёт патологоанатома о вскрытии тела молодого человека, найденного заколотым в своём гараже.
- Как? – Инспектор вздрогнул всем телом. – Вы об этом знаете? Но, почему оно Вас интересует? Там всё очень понятно. А откуда Вы о нём узнали, если не секрет?
- Ну, какой же может быть у меня от Вас секрет. Ко мне обратилась Марта, супруга задержанного по подозрению в убийстве молодого человека и попросила во всём разобраться. Она считает, что её муж не виновен.
- Ну, мало ли, что она считает. У меня есть факты.
- Вот, я и пришёл к Вам всё узнать. Можно отчёт?
- Пожалуйста, вот отчёт и вот, заключение дактилоскопической экспертизы, согласно которой убийца только он – задержанный и больше никто.
Шон взял отчёт с заключением и стал внимательно их читать.
- Да, на орудие убийства только отпечатки задержанного. – Медленно произнёс Шон.
- Вот, этого уже достаточно, чтобы предъявить ему обвинение.
- Не торопитесь, инспектор. В заключении говорится, что один из драгоценных камней пропал, на кресте есть царапины, не исключено, что камень вынули из его ложа на кресте.
- Ну, и, что? Что это значит?
- Это значит, что нужно найти этот камень, нужно выяснить, кто его вынул и где он сейчас находится.
- Знаете, детектив Шон, Вы классически умеете испортить настроение. Уже испортили. Я был в таком прекрасном расположении духа, а Вы своим приходом, всё испортили. Это, что же получается? Дело рано закрывать?
- Я бы пока не торопился его закрыть.
- Люк поехал проводить обыск на квартире Виктора.
- Инспектор, собирайтесь, поедемте и мы с Вами на эту квартиру.
- Ну, раз Вы считаете это необходимым - то едем. – С обречённостью в голосе произнёс инспектор.
Когда Шон и инспектор Роджерс подъехали к дому Виктора, Шон ещё издали увидел машину Тома, но его самого не видел, значит, Том, находился где-то в доме. Шон и инспектор поднялись на последний этаж, где была расположена квартира Виктора. В квартире Люк проводил обыск, находились ещё несколько соседей и они вместе с Мартой сокрушались о происшедшим с её мужем.
- Здравствуйте, детектив Шон. Вы видите, что у меня происходит? Что-то ищут, а, что - не говорят.
- Успокойтесь, Марта. Это, к сожалению, необходимо.
- Да, я понимаю, но, что они хотят у нас дома найти? Мне непонятно.
Люк, проводил обыск и был бесконечно рад, что в квартире всего две комнаты. Он не знал, что он ищет, просто осматривал всё подряд. Он уже закончил обыск в гостиной, кухне, туалетной комнате и оставалась только спальня. Он прошёл в спальню и не знал, с чего начать. Увидел брошенный на кровати мужской халат, взял его, посмотрел, что в карманах и очень удивился, когда в одном из карманов нашёл драгоценный камень. Он тут же вышел к инспектору и тихо зашептал.
- Смотрите, что я нашёл в кармане халата хозяина.
Инспектор увидел находку, и глаза его засияли.
- Ну, что Вы на это скажете, детектив Шон? – Инспектор победоносно смотрел на Шона. – Вот, и улика. Теперь понятно, почему Ваш муж – он обратился к Марте – заколол своего соседа. Всё из-за этих драгоценных камней. Ему удалось один отковырять из креста, этому есть доказательства, но Вашему мужу один камень показался недостаточным и он убил молодого человека, чтобы завладеть всеми камнями креста.
- Инспектор, что Вы такое говорите? – Детектив – обратилась Марта к Шону – Я не понимаю о чём он, что он говорит? Какие драгоценные камни? Какой крест? Я ничего не понимаю. – Женщина смотрела на Шона и ждала его разъяснений.
- Марта, пожалуйста, успокойтесь. Я обещаю во всём разобраться. – Шон обратился к довольному Роджерсу. – Полагаю, что Вы уже закончили?
- Да, больше мне здесь делать нечего. А Вам, детектив спасибо, что вытащили меня сюда. Ну, каков он, а? Убить молодого человека из-за каких-то камней, пусть даже драгоценных. С ума сойти. Всё, надо закрывать дело и передавать в суд.
- Инспектор, я же просил Вас не торопиться, не всё так ясно пока ещё в этом деле.
- А я думаю, что яснее не бывает, есть отпечатки на орудии убийства, и этого достаточно.
- Не всегда бывает достаточно. Мне лично мотив пока не ясен.
- Ну, как же не ясен? Владеть драгоценностью. Яснее ясного.
- Я бы на Вашем месте пока дело не закрывал. Своего расследования я, ведь не закончил.
- Ну, только ради Вас, детектив Шон.
- Вот, и хорошо. До встречи, инспектор.
Шон уехал, а инспектор и Люк, закончив с обыском, тоже направились к себе в отделение.
3
Шон приехал в отделение полиции и добился разрешения на свидание с Виктором. Ему позволили и провели в камеру задержанного. Виктор очень удивился, когда увидел незнакомого мужчину. Он встал и с удивлением посмотрел на вошедшего.
- Добрый день. Разрешите представиться. - Молодой мужчина сразу понравился Виктору. – Меня зовут детектив Шон.
- А я Виктор, впрочем, Вам, наверное, известно моё имя.
- Да, я о Вас знаю. Ко мне в офис обратилась Ваша жена и очень просила разобраться в том, что с Вами произошло. Я хотел бы, чтобы Вы мне ещё раз всё рассказали.
- Детектив, я ни в чём не виноват, но доказать свою невиновность не могу. – Виктор всё подробно рассказал Шону, что произошло в тот злополучный вечер.
- Зачем Вы трогали крест?
- Сам не знаю. Хотел вытащить, думал, может, Джек жив, но вытащить его не получилось. Я очень удивился, откуда вдруг появилась полиция, я, ведь не вызывал, вокруг никого не было. Мне сразу надели наручники и привезли сюда, я рассказал всё, что знал, но, мне показалось, что никто моему рассказу не поверил.
- Расскажите мне, пожалуйста, о Ваших взаимоотношениях с Джеком. Когда и как познакомились, как встречались, ну, в общем, обо всём, что Вас с ним связывало и всё, что Вы о нём знаете.
- Я мало, что о нём знаю, он был очень скрытным, к себе никого не подпускал, я знал, что он одинок. У него дома всегда был образцовый порядок, вроде и нашли мы с ним общий язык, но друзьями мы не были, я хорошо относился к нему и он это чувствовал, к нам домой он не приходил, а у него я бывал, если не каждый день, то через день – это точно. Сам всегда он меня звал, мы, то говорили, то просто сидели и смотрели телевизор, о себе рассказывать он не любил и, зная это, я никогда его не расспрашивал, захочет, думал, сам расскажет. Зачем мне было его убивать, ну, скажите?
- Я Вам верю, Вы никакой не убийца и мне это надо доказать, хоть и трудно будет. Вы знаете, на орудие убийства – кресте, нашли Ваши отпечатки и больше никаких других там не оказалось.
- Детектив, что это значит? Теперь меня осудят? Но, я же не убивал.
- Виктор, на кресте не хватало одного драгоценного камня.
- Ну, и, что?
- Этот камень был найден в Вашей квартире.
- Что?! В моей квартире? Но, каким образом? Откуда камень с этого креста мог попасть в мою квартиру?
Шон долго беседовал с Виктором, задавал ему вопросы, успокоил, что обязательно поможет, докажет его невиновность, попрощался и уехал.
Пока Шон беседовал с Виктором, Том собирал информацию о нём же. Все соседи отзывались о Викторе очень хорошо, и никто не верил в то, в чём Виктора обвиняли. О Джеке тоже все отзывались хорошо, но при этом добавляли, что близко никто его не знал. Том, расспросив всех соседей, направился в офис.
Шон приехал в офис раньше Тома. Он достал диктофон и ещё раз прослушал свою беседу с Виктором. Он был уверен, Виктор не виноват, но доказать это будет очень трудно. Прослушав кассету, Шон засобирался ехать. Он вышел в холл, предупредил секретаря, что едет по делу, Том, когда вернётся, то пусть ждёт его и уехал. Шон направился в полицию, ему необходимо было получить разрешение на вход в опечатанный гараж Джека. В полиции, идя по коридору, Шон столкнулся с инспектором Роджерсом, встреча с которым на данный момент не входила в его планы.
- Какая неожиданная встреча, детектив. Деликатно не спрашиваю, что привело Вас в наши края, но теряюсь в догадках. Так, в чём, всё-таки, причина Вашего прихода? – Быстро и шепотом задал Роджерс свой вопрос. - Или это тайна в интересах дела?
- Нет, инспектор, никакой тайны нет. Мне необходимо попасть в гараж погибшего молодого человека – Джека.
- Но, зачем? Что Вы планируете там найти? Мой помощник и я уже побывали в гараже, и уверяю Вас, что кроме мусора, беспорядка и пыли там ничего нет.
- Вот и я хочу убедиться, что там, кроме перечисленного Вами ничего нет.
- Обижаете, детектив своим недоверием. Хотя, на Вашем месте я поступил бы точно также, всегда надо доверять только своим глазам, вот поэтому и я поехал вместе со своим помощником осматривать этот гараж.
- Вот, видите, инспектор обижаться на меня у Вас нет причин. Простите, я очень тороплюсь.
- Да, да, я Вас не задерживаю, у самого тоже огромная куча дел. Всего доброго, детектив. – Инспектор, гордо запрокинув голову, деловито удалился. – «Всё-таки, обиделся». – Подумал Шон и тут же забыл об инспекторе, он торопился получить разрешение на вход в гараж. Получить его для детектива не составило труда, и уже с разрешением в кармане Шон ехал по адресу, на котором находился гараж Джека.
Шон долго и очень внимательно начал осмотр гаража прямо с его входа. И сразу же его внимание привлекли следы на земляном полу гаража. Следы как следы, судя по размеру, форме и длине шага – это были мужские следы, но внимание Шона привлекло то, что следы как будто пытались затереть и эти следы были по всему полу гаража. Шон сфотографировал следы. Шон нашёл место, где было много пятен крови – это было то место, где убили Джека, но следов, заинтересовавших Шона, там не было. Шон увидел разбросанные полиэтиленовые пакеты, и встретились они ему только в месте убийства, больше нигде пакетов не было. И ещё, что немало удивило Шона – на фоне всего беспорядка эти полиэтиленовые пакеты были очень ровно разрезаны, фактически это был один пакет, разрезанный на две половинки. Шон очень удивился этому, для чего кому-то понадобилось делить пакет пополам, причём так аккуратно. Шон их забрал, аккуратно положив в свой полиэтиленовый пакетик, который всегда был при нём, когда он ездил на задание по сбору улик. В другой пакетик Шон насыпал немного земли из гаража. Он несколько раз обошёл весь гараж и, когда убедился, что больше ничего интересного в нём нет, запечатал гараж и поехал в офис. Но до офиса Шон заехал к экспертам и отдал им разрезанный пополам пакетик и землю на экспертизу, а потом поехал к себе в офис.
Том уже вернулся и ждал своего шефа, попивая чай, так вкусно заваренный Элеонорой-Глорией и, беседуя со своей женой по телефону. К нему в кабинет заглянул Шон.
- Любимая, всё, мой перерыв закончился, приехал Шон. – Том отключил телефон. – Шон, ну и вид у тебя, где ты был? Весь в пыли, я тебя таким никогда не видел.
- Пошли ко мне, есть новости.
- Эти новости, Шон написаны у тебя на лице. Иду.
Том вместе со своим чаем прошёл за Шоном в его кабинет, устроился в кресле и внимательно стал смотреть на шефа.
- Ну, говори, я очень внимательно тебя слушаю.
- Том, там, в гараже я увидел очень интересные следы.
- Ты, где был, Шон? В каком гараже?
- В гараже Джека, соседа Виктора, в том, в котором Джека закололи.
- А, почему без меня?
- Ты же был занят, а туда надо было съездить быстро, потому ждать тебя я не стал. Слушай и не перебивай.
- Я – сплошное ухо. – Том очень внимательно слушал Шона, не забывая при этом небольшими глотками отпивать чай.
- В гараже были следы, мужские и знаешь, что я заметил?
- Нет, не знаю. От этой манеры тебе, я вижу, не избавится. Так, что же ты заметил?
- Их пытались затереть.
- Ну, это понятно. Чтобы их не заметили. Никто кроме тебя их и не заметил, уверен. Тот, кто их оставил и затирал, не думал, что придёт детектив Шон – гроза преступного мира, от зоркого взгляда которого ничего не скроется.
- Всё? Могу я продолжать?
- Да, пожалуйста.
- Так вот, эти следы были очень интересно одинаково затёрты. Руками так не сделаешь. Мне почему-то показалась, что следы затирали не специально, они стирались, а не затирались. И сделать это можно было подолом длинного платья. Тогда получается, что их специально никто не затирал. Понятно?
- Пока не очень. Продолжай.
- Вот, я и подумал, кто может ходить в длинном платье, и в мужской обуви?
- Я думаю, женщина, в длинной юбке, одев мужские туфли. Нет?
- Нет. Размер шага характерен для мужчины, а не для женщины.
- Тогда, кто же?
- Священник.
- Кто? Священник? А, что ему надо было в гараже Джека?
- Вот, я и хочу это выяснить. Я прямо сейчас отправлюсь по церквям и поинтересуюсь среднего ростом священником. Заодно, возьму фотографию креста из дела у инспектора и буду всем священникам её предъявлять.
- Шон, я поеду с тобой.
- Нет, ты будь в офисе, могут прийти посетители.
- Ты даже не спросил меня, что я узнал о Викторе?
- Виктор порядочный человек и уверен, что все о нём отзывались превосходно.
- Прав. Ты, как всегда, прав.
- Том, я, когда вернусь, ещё кое-что тебе расскажу, сейчас тороплюсь, времени в обрез.
- С нетерпением буду ждать. Желаю успеха.
Шон поехал в полицию, к его радости в кабинете самого инспектора не было, находился только Люк, он сразу же достал фотографию и передал детективу. Шон пообещал сегодня же её вернуть.
Церквей в городе было много, Шон объезжал одну церковь за другой, в каждой он беседовал со священником и предъявлял фотографию креста. Все рассматривали с интересом эту фотографию, говорили, что крест очень дорогой, но кроме этого добавить ничего не могли.
Шону оставалось объехать ещё две церкви, он очень нервничал, неужели его версия ошибочна и в гараже не было священника. Шон подъехал к предпоследней церкви, вошёл, поинтересовался, где он может повидать священника, но ему сказали, что их прежнего священника, который здесь постоянно служил, нет, вместо него завтра приступает к службе новый священник.
Шон поинтересовался, где же можно повидать его и тогда ему дали адрес родной сестры священника, вместе с которой он проживал. Шон взял адрес, и решил показать служителю церкви фотографию креста. Радости Шона не было предела, когда служитель опознал крест. Да, это был крест, который всегда висел на груди святого отца. Служитель поинтересовался, всё ли в порядке со святым отцом? Шон уверил его, что интересуется историей подобных крестов и потому ему необходимо встретиться с владельцем похожего креста. Служитель поверил ему и успокоился.
Шон взял адрес сестры священника и поехал к ней. Нужный дом Шон нашёл относительно быстро. Дом находился в бедном районе, но на фоне других домов выделялся не богатством, а аккуратностью. Шон постучал в дверь, ему открыли не сразу. За дверью стояла старая женщина, она поздоровалась и поинтересовалась, кто это к ней пожаловал и зачем. Шон назвал себя и попросил разрешения войти, чтобы поговорить с ней. Она пригласила Шона в дом, указала на стул, сама села и повторила свой вопрос.
- Мне необходимо поговорить со святым отцом. Задать ему несколько вопросов.
- Я не против Вашей с ним беседы, но, к сожалению, это невозможно.
- Почему?
- Мой брат заболел, я провожу Вас к нему, сами увидите. Пойдёмте. – Женщина встала и направилась в соседнюю комнату, Шон последовал за ней. – Вот, мой брат. - Женщина указала на немолодого невысокого человека, стоявшего на коленях и молящегося. – Уже несколько дней он ничего не ест и только молится, со мной не говорит, может с Вами захочет говорить, попробуйте.
Шон подошёл к священнику, поздоровался с ним, священник никак не отреагировал на Шона. Шон заговорил с ним, священник на мгновение повернул голову в сторону детектива и Шон даже ужаснулся, увидев его лицо. Это было лицо психически больного человека. Священник невидящим взглядом посмотрел на Шона и тут же отвернулся. Разговаривать с ним было бесполезно, это был больной человек. Шон вышел из комнаты и попросил сестру его подробно всё рассказать.
- Что же произошло с Вашим братом? После чего он стал таким?
- Я ничего не знаю. Несколько дней назад он пришёл поздно вечером и уже был не в себе. Я его расспрашивала, просила мне рассказать, но он всё что-то бормотал, я поняла только одно слово, «опоздал», а кто опоздал и куда опоздал, я не смогла от него добиться.
- У меня ещё один вопрос к Вам. – Шон достал фотографию креста и показал её сестре священника.
- Это крест моего брата, а, почему он сфотографирован? Когда мой брат пришёл как-то из церкви, это было за день до того, как он потерял рассудок, у него уже не было этого креста, я спросила его, где крест? Вы знаете, этот крест достался моему брату от нашего отца, он тоже был священником. Вы видите, у нас ничего дома нет, мы же не из богатых, а этот крест был подарен нашему отцу одним богачом, мой брат никогда не расставался с ним, говорил, что крест приносит счастье, радость, удачу. На мой вопрос, где крест, он мне ответил, что подарил человеку, которому крест нужнее, чем нам, у него, мол, душа болеет, и крест должен помочь излечить её. Я не стала больше расспрашивать, раз брат подарил, значит, так надо было сделать.
- А можно, я покажу ему эту фотографию?
- Можно, покажите.
Шон прошёл опять в комнату, священник в той же позе стоял на коленях и продолжал молиться. Шон подошёл к нему, тронул за руку, и показал фотографию. Священник посмотрел на фотографию и тут же отвернулся. Он не узнал своего креста. Шон не стал больше задерживаться в этой семье, попрощался и направился к двери. Но перед выходом попросил у сестры туфель священника, в котором он вернулся домой именно в тот день. Сестра удивилась этой просьбе, но не отказала, она дала туфель, попросив вернуть его, ведь это единственная обувь её брата, кроме домашних тапок, которые на нём, у брата больше обуви нет. Шон поблагодарил за туфель пообещал завтра же вернуть и, озадаченный, вышел.
«Что же такое могло произойти, что священник лишился рассудка?» - Этот вопрос не давал покоя Шону. Прежде, чем вернуться в офис Шон ещё раз съездил к экспертам и отвёз туфель священника на экспертизу и попросил сделать сравнительный анализ земли из гаража и с туфля. После лаборатории Шон направился в свой офис.
Том находился в офисе и вёл приём посетителей. Шон прошёл к себе в кабинет, сел в своё любимое кресло и позвонил Тому на мобильный. - Зайди, как сможешь. – И тут же отключил телефон.
Минут через десять Том был в кабинете шефа.
- Шон, ты неважно выглядишь. Это дело на тебя плохо влияет.
- Сейчас не об этом, Том. Я нашёл священника, кому принадлежал этот крест.
- Да? И, что он тебе рассказал?
- Он ничего не может рассказать. Священник внезапно лишился рассудка.
- Да ты что? С чего это он сошёл с ума?
- Том, я уверен, священник и Джек знали друг друга. - Шон всё подробно рассказал о своём визите в дом священника.
- Да, получается, что они и вправду знали друг друга.
- Том, я больше, чем уверен, что Джек приходил исповедоваться к святому отцу и священник подарил ему крест.
- Но, что же произошло потом? Может, кто-то видел этот крест и хотел его у Джека украсть? Хотя, зачем тогда убивать Джека этим же крестом? Не вижу логики.
- Верно, её нет в твоих рассуждениях.
- Ну, спасибо.
- Подожди, не сбивай ход моих мыслей. Том, должно быть что-то ещё. Я пока не понял, что конкретно, но должно быть какое-то связующее звено между священником и Джеком. Но пока это связующее звено для меня является – недостающим звеном.
- Шон, я запутался в твоих звеньях, то связующее, то недостающее.
- Не перебивай. Обязательно есть что-то ещё, что возможно связывало священника с Джеком и это поможет мне понять, что же произошло. Но, я пока не могу даже представить, что это может быть.
- Да, пока всё в тумане. Причём в очень густом. – Задумчиво произнёс Том.
- Том, у меня возникло несколько вопросов, сейчас я их изложу на бумаге, и давай вместе всё ещё раз обмозгуем.
- Давай мозговать, я не против.
Шон достал большой лист бумаги и начал один за другим выписывать свои вопросы.
1. Кто вынул камень из креста и, где этот камень?
2. Почему полиция приехала так быстро? – Об этом рассказал Виктор.
3. Кто вызвал полицию?
4. Кто разрезал пакеты и почему они были только на том месте, где убили Джека?
5. Чьи следы на земляном полу в гараже?
6. Почему и куда «опоздал» священник?
7. Его ли следы в гараже?
8. Что свело с ума священника?
9. Что связывает священника и Джека?
10. Существует ли недостающее звено и, что это может быть?
11. Как в квартиру Виктора попал драгоценный камень из креста?
- Вот, Том мои вопросы. Как видишь, их не мало. Пока ответ есть только на один вопрос, мы уже знаем, что камень нашли в квартире Виктора. Но, как он туда попал? Виктор не брал этого камня, и я ему верю. Этот вопрос тоже надо записать в основной список. Чуть позже я поеду к экспертам, будут готовы отчёты по исследованию полиэтиленовых пакетов, образца земли из гаража и обуви священника, а пока мне надо поехать к инспектору и вернуть фотографию креста.
- Что хочешь, говори, Шон, но такого дела у нас никогда не было. Хоть, ты мне всегда говоришь, что я так отзываюсь о любом нашем деле, но на этот раз именно так.
- Возможно, ты прав. Ну, я поехал. – Зазвонил телефон Шона. Звонили из полиции и просили передать, что Виктор вспомнил что-то очень важное и просит детектива приехать.
- Кто это, Шон?
- Виктор что-то вспомнил и хочет мне об этом сообщить. Я и так собирался в полицию.
- Интересно, что же он вспомнил?
- Как узнаю, поеду к экспертам и потом сразу сюда.
Шон ехал и думал, о чём таком важном сейчас сообщит ему Виктор. В полиции Шона сразу же проводили в камеру Виктора.
- Здравствуйте, детектив Шон. Простите, что побеспокоил.
- Я и так ехал сюда. Мне очень интересно, что Вы вспомнили.
- Знаете, когда я шёл по своему двору и уже подходил к гаражам, то я увидел, как мимо гаражей быстро шёл священник, он ещё оглядывался по сторонам, как будто искал кого-то, а, может, смотрел, не видит ли кто его. Он шёл очень торопливо, можно сказать, что бежал. А вдруг это он убегал из гаража Джека, а, детектив Шон?
-Виктор, я пока не могу Вам ничего сказать, подождите немного, скоро всё разъяснится.
- И ещё, вот, что я хотел Вам сказать.
- Слушаю Вас.
- Когда я подошёл к Джеку, он был ещё тёплый.
- Спасибо, Виктор. Всё, что Вы мне сообщили очень важно. Я должен идти. Скоро Вы покинете эту камеру.
- Очень надеюсь на Вас, детектив, спасибо Вам.
- Пока не за что.
- Нет, есть за что. Вы мне поверили.
Щон попрощался с Виктором и направился в кабинет инспектора, вернуть фотографию. Подходя к кабинету, Шон услышал разговор, доносившейся из него. Инспектор разговаривал с женщиной. Шон решил не мешать инспектору и не зашёл. Волей неволей он слышал всё, о чём инспектор говорил с посетительницей.
- Любезная, - доносилось из кабинета - я не понимаю, чего Вы от меня хотите. Я к Вам не приходил, мой помощник к Вам не приходил, мы оба к Вам не приходили и впервые Вас видим. Зачем нам к Вам нужно было приходить? Вы что-то нарушили, совершили что-то? Вот, сами говорите, что ничего. Знаете, любезная, идите-ка Вы лучше домой и не отвлекайте нас с помощником от наших дел.
- Послушайте, ко мне приходил очень интересный мужчина, так хорошо, по-доброму со мной говорил. Он, кажется, был полицейский, вот, поэтому я и пришла к вам в отделение.
- Любезная, не надо кого попало пускать в дом. – Назидательно произнёс инспектор. - Может, это был преступник. Вам же не известен этот человек?
- Нет, я его не знаю. Он забрал у меня старый башмак моего несчастного брата, а мой брат скончался, больше у него нет другой обуви, я же не могу положить брата в гроб в домашних тапочках.
- Любезная, чего же Вы от меня хотите? Я никак не могу понять.
- Верните мне, пожалуйста, туфель моего брата.
- Любезная, не говорите глупостей, зачем нам башмак Вашего брата?
Как только Шон услышал о туфле, не стал больше деликатничать и вошёл в кабинет инспектора.
- Детектив Шон? Вы откуда? – Удивлённо и чуть раздражённо спросил инспектор.
- Добрый день инспектор. – Я давно уже жду у дверей Вашего кабинета, но Вы были заняты и я Вас не беспокоил.
- Простите, я так удивился, что не сообразил поздороваться. Простите, пожалуйста.
- Охотно прощаю.
-Инспектор, это я был у этой женщины.
- Да, я узнала Вас. Как хорошо, что Вы оказались здесь. – Женщина очень обрадовалась, когда увидела Шона.
- Вы были у этой женщины? Впрочем, меня это не касается. – Любезная – инспектор обратился к женщине – вот, и задайте свой вопрос детективу Шону. Раз он был у Вас, то знает больше моего.
- Я слышал вопрос, потому и вошёл. – Шон повернулся к женщине - Туфель Вашего брата я верну Вам, но, чуть позже, он сейчас на экспертизе в лаборатории. Вы сказали, что Ваш брат скончался?
- Да, спустя три часа после Вашего ухода. Так и скончался, стоя на коленях, за молитвой.
- Примите мои соболезнования. Я сейчас должен ехать в лабораторию, предлагаю поехать со мной, я верну Вам туфель Вашего брата и отвезу Вас домой. Согласны?
- Конечно. Я очень Вам благодарна. Вы так добры.
- Подождите меня в коридоре, пожалуйста, я выйду через несколько минут.
- Хорошо. – Женщина попрощалась со всеми и вышла из кабинета.
- Детектив Шон, я абсолютно ничего не понимаю. - Инспектор сразу обратился к Шону, как только женщина вышла из кабинета. – «Было бы странно, если понял». – Подумал Шон. – Детектив, кто была эта женщина?
- Инспектор, в деле, которое Вы считаете «пустяшным» до сих пор не всё ясно, хоть я многое уже узнал нового.
- И не расскажите?
- Всему своё время, инспектор. Пока не расскажу, но ждать уже недолго. Я привёз Вам фотографию креста, он принадлежал брату этой женщины, её брат был священником, это он скончался.
- В этом деле замешан священник?!
- Нет, он не замешан, он тоже жертва.
- Детектив Шон, я буду покорно ожидать Вашего объяснения, а пока что, я ничего не понимаю.
- Инспектор, вот, пожалуйста, Ваша фотография, она очень мне помогла, возвращаю в целостности и сохранности. – Шон протянул фотографию креста помощнику, и он сразу же подшил её к делу.
- Детектив Шон, я так понял. – Шон очень удивился, как молниеносно изменился голос инспектора, он вдруг стал приторно-сладким – дело мы пока не будем закрывать, да? Я буду ждать Вашего разрешения. Когда скажите, тогда и закрою. Да, это дело очень, очень загадочно и, справится с ним, можете только Вы. – Инспектор умильно-щенячьими глазами снизу верх смотрел на детектива.
- Вы правильно поняли, инспектор. – «Хоть это понял». – Простите, но я должен ехать.
- О, конечно, я понимаю и не задерживаю Вас. Всего Вам, детектив Шон хорошего.
Шон вышел из кабинета. – Умнейший сыщик, а человек какой. – С почтением произнёс инспектор. – Люк, берите с него пример, Вы многому можете от детектива Шона научиться.
- Да, я это понял, инспектор.
- Это замечательно, Люк, что Вы поняли.
4
Шон и сестра священника ехали в лабораторию. Женщина молчала, и Шон тоже с ней не заговаривал. Когда они подъехали к лаборатории, Шон предложил ей остаться в машине, а сам, пообещав быстро вернуться, направился в лабораторию. Отчёты были уже готовы. Согласно этим отчётам, земля из гаража полностью совпадала с частичками земли, обнаруженными на туфле священника. – «Я оказался прав, священник был в гараже». Полиэтиленовый пакет, как показала экспертиза, был аккуратно разрезан ножницами пополам. И на обеих половинках пакета были обнаружены отпечатки пальцев, которые сверили по базе данных и они совпали с отпечатками пальцев Джека, внесёнными в базу данных. – «Значит, пакет был разрезан Джеком, но с какой целью?» - Рассуждал Шон. Шон поблагодарил экспертов, забрал туфель священника и вернулся к машине.
- Вот, туфель Вашего брата. Экспертиза установила, что Ваш брат находился в гараже, в котором произошло убийство.
- Мой брат никого не убивал, он был очень верующим человеком.
- Вашего брата я и не подозреваю. Скажите, он так ничего и не говорил, рассудок не возвращался к нему?
- Я, когда вошла в комнату и увидела его согнувшегося на коленях подошла к нему и хотела помочь встать. Он что-то бормотал, я пыталась понять, что он говорит, но из обрывков его слов ничего не поняла.
- А Вы не помните эти обрывки?
- Помню, брат всё время говорил о смерти – «смерть, будет смерть, он умрёт. А я опоздал, не успел». Вот, эти слова я запомнила, но он и другие бормотал, но их разобрать я не смогла. Так, бормоча слова он, и умер. Детектив Шон, но брат, ни в чём не был виноват, я хорошо знаю своего брата, он был очень добрым и верующим, его вера, порой доходила до фанатизма, мы даже с ним часто спорили об этом. Но убить мой брат не смог бы. Верьте мне, пожалуйста.
- Я верю и Вам и Вашему брату. А сейчас, как и обещал, отвезу Вас домой.
- Спасибо Вам за всё, детектив.
Шон ехал и думал - «фанатизм часто бывает причиной многих преступлений и неважно кто он – этот фанатик, убийцей может стать любой человек. Но в данном случае – убийца не священник, и убийцу ещё предстоит найти».
Шон подъехал к дому женщины остановил машину и вместе с ней прошёл в дом, ещё раз выразил ей соболезнование.
- Мне хочется помочь Вам, не отказывайте мне в этом, прошу Вас. – Шон протянул женщине конверт с деньгами.
- Мне неудобно, детектив. Но я Вам очень благодарна.
- Я мог бы похороны организовать сам.
- Спасибо, но все расходы взяла на себя церковь, в которой служил мой брат. Спасибо Вам ещё раз за всё. На эти деньги я сделаю брату памятник. Я благодарна Вам за то, что Вы поверили в непричастность брата к убийству.
- Всего доброго. – Шон попрощался с женщиной и поехал к себе в офис. У него для Тома было много новостей.
По дороге в офис Шону позвонила Сильвия, голос у неё был очень взволнованный.
- Да, любимая, что случилось? Ние плохо? Врача вызвала? Хорошо, я еду домой, а ты вызывай врача. – Шон очень разволновался. Когда Ния заболевает, Сильвия всегда спокойна и быстро принимает все меры. Ния здоровая девочка и редко болеет, а в этот раз Сильвия что-то очень переживает. Шон позвонил Тому.
- Том, это я. Да, новостей много, но приехать сейчас не могу. Сильвия звонила, Ние плохо. Я еду домой, позже созвонимся. Нет, приезжать не надо. Будь в офисе. Я позвоню ещё.
Когда Шон приехал, педиатр был уже у них в особняке, он осматривал Нию. Ния сильно задыхалась, ловила ртом воздух, говорить не могла, испуганно смотрела на мать и очень обрадовалась, когда увидела отца. Сильвия старалась держать себя в руках, но заметно было, что очень нервничает. Доктор осмотрел Нию и повернулся к родителям.
- У Вашей дочери сильный ларингоспазм. Будем снимать его. – Доктор раскрыл свой чемоданчик и быстрыми уверенными движениями рук стал вводить девочке один за другим препараты.
- Доктор, Вы поможете ей? – Шепотом спросила Сильвия.
- Можете не сомневаться. Я ввёл Вашей дочери преднизолон, но- шпу, эуфиллин. Сейчас надо сделать компресс, растопите, пожалуйста, этот кусок парафина – доктор протянул парафин Сильвии – и принесите две матерчатые салфетки и полиэтиленовый пакетик.
- Сейчас. – Сильвия бросилась выполнять поручение доктора. И очень быстро всё принесла. – Вот, доктор, как Вы просили. – Доктор смочил в растопленном парафине матерчатую салфетку, завернул её во вторую и обе обернул полиэтиленовым пакетом, и приложил Ние на грудь. – Через сорок - пятьдесят минут у Вашей дочери отойдёт спазм. Успокойтесь, всё будет хорошо. Я всё это время буду с Вами.
Сильвия смотрела то на дочь, то на часы. Постепенно состояние Нии улучшалось. Она уже дышала спокойнее, могла говорить и даже улыбалась, настроение встревоженных родителей тоже улучшалось. Как доктор и сказал, ровно через пятьдесят минут спазм у Нии отошёл, и она чувствовала себя, как прежде. Сильвия и Шон наперебой выражали благодарность доктору.
- Некоторое время, ваша дочь должна принимать лекарства, которые я выпишу. У неё ларингит, пусть несколько дней полежит, а потом, приведите её ко мне на приём, вот моя визитка и перед приходом позвоните, пожалуйста, мне. Я прописал Ние антибиотики, капли в нос и спазмиолитики, а через три дня жду Нию у себя. – Доктор протянул рецепт Сильвии. И обратился к Ние. – Не пугайте Ваших родителей, милое дитя.
- Я постараюсь. – Ответила Ния и тоже протянула доктору свою визитку, которая была в её книге, лежащей под подушкой.
- Что это, милое дитя? – Доктор с интересом читал визитку Ние, в которой написано были её имя и фамилия, а также адрес галереи, в которой регулярно проводится выставка работ юной художницы.
- Я очень горд, что познакомился с Вами, Ния. А Вы знаете, я бывал в Вашей галерее и восхищался Вашими работами. И очень хотел познакомиться с их талантливым автором. Я рад, что мы с Вами познакомились, правда, не при таких обстоятельствах хотелось бы, но, что поделать. Я обещаю регулярно посещать Вашу галерею.
- Спасибо, доктор. Буду рада Вас видеть у себя.
- Ния, Вам уже полегчало, и я должен идти. Очень приятно было познакомиться с Вами. – Доктор обратился к Сильвии – через три дня я жду Вас и Вашу очаровательную дочь у себя в кабинете. Всего хорошего. – Доктор попрощался с Нией, с Сильвией и направился к выходу.
- Я провожу Вас, доктор. – Шон пошёл провожать доктора. – Ния никогда так сильно не болела, доктор, это не опасно?
- Любое респираторное заболевание опасно, если не лечить его, но, когда принимаешь сразу меры, то всё всегда будет хорошо.
- Доктор, спасибо Вам большое. Мы так перенервничали с женой.
- Хорошо, что сразу вызвали врача.
- Доктор, это Вам. – Шон протянул врачу пухлый конверт. – Прошу Вас, не отказывайте мне.
- Спасибо. Через три дня я жду Вашу супругу и Вашу очаровательную дочурку у себя.
- Я их обязательно привезу. Спасибо Вам ещё раз. – Шон проводил доктора до его автомобиля и попрощался с ним. Доктор не сразу отъехал, его разбирало любопытство при виде такого пухлого конверта. Когда доктор раскрыл конверт, то на мгновение и он ощутил спазм в горле при виде суммы. –« Да…» - Только и смог промолвить доктор. Он завёл машину и поехал к себе на работу.
Шон и Сильвия сидели рядом с дочкой. – Ния, детка, не пугай больше так нас с папой, мы этого не переживём.
- Ладно, мамочка и папочка, больше не буду.
- Ну, раз у Нии всё уже хорошо, я ненадолго поеду в офис и вернусь с сюрпризом.
- С каким, папочка?
- Увидишь. Ну, я поехал.
- Папочка, возвращайся скорее.
- Да, дорогой, Ния права, возвращайся поскорее.
- Дорогая, у меня очень серьёзное дело, но я постараюсь быстро вернуться.
- Я провожу тебя.
***
По дороге в офис Шон позвонил Тому и сообщил ему, что уже едет.
- Ну, как моя крестница? - Взволнованно спросил Том.
- Напугала нас с Сильвией, твоя крестница. Дышать не могла, задыхалась, говорить совершенно не могла. Но – доктор, молодец, сразу всё сделал и как сказал, что через пятьдесят минут спазм отойдёт, так и было. Очень мне понравился, сразу видно – знает и любит своё дело.
- Ну, я рад, а то очень нервничал. А, что в лаборатории?
- Да, теперь слушай. – И Шон всё рассказал Тому.
- Шон, а ты уверен, что священник не виноват?
- Полностью. Какой был смысл ему убивать Джека. Я теперь точно знаю, Джек приходил к нему. А зачем ходят к священнику? На исповедь. Джек исповедовался. Священник ему подарил крест, он хотел, чтобы его подарок помог молодому человеку, помог бы его душе успокоиться. Но потом, у меня, Том провал, я не могу понять, что же произошло? Кто убил Джека этим крестом? Как же удалось этому убийце так хорошо спрятать свои следы, не оставить ни одной улики, не наследить своими пальчиками. Какой-то, супер-профессионал работал. Том – Шон достал из ящика стола лист бумаги, на котором был написан список его вопросов – я теперь знаю ответ на четвёртый вопрос – пакет разрезал сам Джек, но у меня появился двенадцатый вопрос - зачем он это сделал? И ответа у меня на него нет. Пока нет. Том, давай на сегодня уже закончим, приём ты завершил, я тоже многое узнал, и поедем по домам. Я ещё хочу заехать в магазин и купить что-нибудь для Нии. Я ей обещал сюрприз.
- Я поеду с тобой и тоже куплю подарок для неё.
- Поехали. – Шон закрыл офис, отпустил Элеонору-Глорию и они с Томом, каждый на своих машинах направились к магазину. В магазине они долго ходили от прилавка к прилавку, всё хотели выбрать что-то очень интересное и никак не могли.
Обошли отделы игрушек, отдел литературы, отдел живописи и всё никак не могли ничего выбрать, даже обратились к продавцу-консультанту. И она сразу же посоветовала. Том купил книгу, страницы которой объёмно открывались. Это книга была о приключениях сказочной принцессы, а Шон, по совету того же продавца-консультанта купил куклу, которая была точной копией принцессы из этой книги.
Шон и Том оба довольные покупками направились в особняк Шона. Ния очень обрадовалась приходу крёстного в гости, а когда увидела подарки, развеселилась от души и совершенно забыла о своей болезни.
***
Расследование не двигалось с места, поиски таинственного убийцы ни к чему не привели. Шон и Том сидели в кабинете Шона и опять, в который раз заново прокручивали это дело.
- Том, ты знаешь, о чём я подумал? – Спросил Шон.
- И не догадываюсь. О чём же?
- Нам никак не удаётся напасть на след этого убийцы- невидимки. Так?
- Так.
- Вот, я и подумал, а был ли он вообще, этот убийца?
- То есть?
- Было ли это убийство? Я думаю, он покончил с собой. Ведь все соседи в один голос заявляли, что он был очень замкнут, ни с кем не общался, даже с таким близким соседом, как Виктор общался весьма, своеобразно.
- А с чего ему было кончать с собой?
- Вот, надо это выяснить, что его могло толкнуть на самоубийство.
- Мне ещё, Шон непонятно, каким образом, драгоценный камень оказался в квартире Виктора.
- Мне Виктор рассказывал, что он как-то зашёл к Джеку в своём домашнем халате, и так как у Джека было очень жарко, он жил в однокомнатной квартире, то Виктор снял халат, и остался в одной пижаме. А про халат вспомнил только на следующий день и, когда зашёл к Джеку за халатом, увидел, что Джек был в нём.
- Он его надел, положил в карман этот камень и забыл про него, а Виктор забрал халат, не зная, что в нём такая драгоценность. Ну, что, Шон? Всё логично. А наш умный инспектор, и его помощник, который недалеко от инспектора ушёл, сразу же увидели в найденном в кармане халата камне мотив убийства.
- Да, в этом есть логика, но мне, непонятно почему же Джек вынул камень из своего ложа на кресте? Этому есть подтверждение, царапины вокруг ложа камня.
– Может, не вынул, а камень сам выпал, и Джек хотел его вернуть на место? Отсюда и царапины на кресте.
- Тоже возможно. Вернёмся теперь к отношениям Джека и священника.
- Вернёмся.
- Том, меня не покидает чувство, что Джек обманул священника.
- Поясни.
- Мне почему-то кажется, что на исповеди что-то было не так. Или он обманул или сказал не всю правду. Ведь последние слова священника перед смертью были о том, что он не успел.
- И ещё упоминал о смерти, если я не путаю. Ты же так мне сказал.
- Да, он несколько раз упомянул слово «смерть». Том, я, кажется, понял – Джек сообщил священнику, что хочет покончить с собой, а для священника - хуже греха, чем самоубийство – нет. Вот, священник и отправился к нему, чтобы остановить его от этого шага. Но не успел, потому он и повторял всё время одно и то же – «опоздал».
- Шон, всё складывается.
- Том, не сбивай меня, а слушай. Помнишь, я рассказывал, что Виктор видел священника, быстро удаляющегося от гаражей? – Том кивнул головой. – А, почему он быстро уходил? – Том вопросительно поднял плечи. – Потому, что увидел Джека уже мёртвым. Так ведь? – Том кивнул головой. – Том, что с тобой, язык проглотил?
- Сам сказал - не перебивай, а слушай, вот я и не перебиваю и слушаю.
- Вроде всё сходится.
- Да, сходится, кроме одного, почему Джек разрезал полиэтиленовый пакет пополам. Это пока мне непонятно.
- Да, объяснения этому и у меня нет. Том, меня сейчас осенило вот, что.
- Что же?
- За крест по замыслу Джека должен был схватиться священник, но он не тронул креста, а тронул его Виктор.
- Я что-то не пойму. Получается, Джек своим самоубийством мстил священнику.
- Да.
- Но, почему?
- А это нам предстоит выяснить.
- Значит, Джек всё заранее спланировал.
- Я же говорю, между ними – Джеком и священником что-то произошло и, когда мы узнаем, что именно – дело будет завершено.
- Да… Всё как-то странно и непонятно.
- Это, Том пока, но я докапаюсь до правды.
Детективы долго ещё сидели и прорабатывали разные версии, варианты. Многое им уже было в этом деле понятно, но не всё.
5
На следующий день с утра в отделение полиции пришёл пожилой мужчина. Он подошёл к дежурному и обратился к нему с вопросом.
- Скажите, пожалуйста, к кому мне обратиться? Я работаю на привокзальной камере хранения и одна из моих ячеек давно уже довольно долго закрыта, хозяин её не приходит, а ячейка должна быть постоянно в работе. Надо бы найти этого хозяина.
Дежурный выслушал мужчину и направил его в кабинет инспектора Роджерса. – Идите по коридору прямо, а потом налево и зайдите в первый же кабинет, Вам там обязательно помогут, это кабинет инспектора Роджерса. Идите к нему.
- Спасибо Вам. – Мужчина отправился искать указанный ему кабинет. Нашёл его и постучал. Когда из-за двери донеслось – «Войдите», мужчина приоткрыл дверь и вошёл.
- Можно? – Спросил он.
- Проходите, любезный. Слушаю Вас.
Мужчина всё, что уже рассказал дежурному, повторил инспектору.
- Да, найти Вашего клиента необходимо. А вдруг с ним что-то произошло? Вдруг его убили? Вдруг он убил кого? Вдруг он ограбил кого? Вдруг мы его давно ищем и не можем найти?
С каждым «вдруг», произнесённым инспектором мужчина вздрагивал и его глаза всё больше округлялись. Мужчина достал из кармана носовой платок и вытер вспотевшее вдруг лицо.
- Любезный, я знаю, кто Вам поможет, вот его адрес – Роджерс быстро на листке бумаги написал адрес офиса Шона.- Идите срочно по этому адресу и всё там подробно расскажите, а меня, любезный не отвлекайте от дел, знаете их у меня много, очень. Ну, идите, идите, не задерживайте.
Мужчина взял листок, буркнул – «До свидания» и быстро вышел из кабинета инспектора. Выйдя на свежий воздух, он вздохнул полной грудью, своими «вдруг» инспектор нагнал на него страху. Мужчина чуть передохнул и направился по указанному адресу. Примерно через полчаса он всё уже рассказывал детективу Шону.
- Я очень хочу, чтобы Вы мне помогли, надо найти хозяина этой ячейки. Знаете – мужчина перешёл на шепот – меня в полиции так напугали. – И он передал свой разговор с инспектором детективу. Шон не выдержал и рассмеялся. – Да, инспектор Роджерс - таков, но Вы зря так разволновались. Вы не помните, как выглядел хозяин ячейки?
- Очень хорошо помню, он всегда приходил в одно, и тоже время, открывал ячейку, стоял около неё довольно долго, что делал, мне не видно было, потом закрывал её, подходил ко мне и сообщал, что завтра придёт в это же время. Назавтра повторялось тоже самое, потому я его и запомнил. – Мужчина описал внешность хозяина ячейки, и по описанию это был … Джек. Фотографий Джека у Шона да и в квартире Джека не было и поэтому Шон решил повести мужчину в морг на опознание. Шон начал осторожно его подготавливать к предстоящей процедуре.
- Детектив, я не из пугливых, Вы не думайте. Там, в полиции я столько испугался, сколько неожиданно так заговорил инспектор. Поедем, я готов.
Шон и мужчина поехали в морг и он опознал Джека.
- Что же сейчас делать с ячейкой? – Спросил он Шона.
- Будем вскрывать, но для этого нам понадобиться разрешение. – И они вдвоём направились в полицию. Пока в полиции Шон добивался разрешения, мужчина ждал его в коридоре, в это время по этому же коридору проходил инспектор и он заметил своего недавнего посетителя.
- Любезный, Вы до сих пор здесь? Не пошли к детективу, адрес которого я Вам дал?
- Инспектор, я так благодарен Вам, что Вы меня к нему направили. Представляете, он уже нашёл хозяина ячейки.
- Потому, любезный я и направил Вас к нему. Ну, всего хорошего, извините, у меня дела. – Инспектор прошёл дальше по коридору. – «И как это у детектива Шона всё так быстро и ловко получается? Прямо - волшебник он».
Через некоторое время ячейка в привокзальной камере хранения была вскрыта. В ячейке Джека лежала только одна объёмная тетрадь. Шон взял её, открыл и осторожно полистал. И без экспертизы было ясно, что тетрадь принадлежит Джеку. Она была подписана, но Шон, всё-таки решил отвёзти её на экспертизу. Он поблагодарил работника привокзальной камеры хранения за столь ценную находку и поехал к экспертам. Через некоторое время эксперты дали заключение, что на тетради и на пакете одинаковые отпечатки пальцев. Шон забрал отчёт с тетрадью и направился в офис. Тома не было, он отлучился по делам. Шон сел и внимательно начал читать эту тетрадь. Многое, о чём там было написано Шон, уже знал, но было и такое…
Когда Том вернулся и прошёл в кабинет Шона, то не узнал своего шефа.
- Том, заходи. Знаешь, я с тобой полностью согласен - такого дела у нас, действительно, не было. Звони всем – инспектору, Люку, Марте, пускай часа через два будут все у нас. Мне надо поехать ещё по двум срочным делам, и я тоже через два часа буду в офисе.
- Шон, ты уже всё понял?
- Да, помогла вот эта вещь. – Шон в руках держал тетрадь Джека.
- Что это?
- Это Джек хранил в ячейке на вокзале. Всё скоро расскажу, потерпи немного. Я поехал.
Ровно через два часа все собрались в холле офиса детектива Шона, ждали самого Шона. Расспрашивали Тома, для чего их собрали.
– Наберитесь терпения и всё узнаете, детектив Шон приедет с минуты на минуту.
И, действительно, только Том сказал, как дверь офиса открылась, и на пороге появились Шон и Виктор. Марта от радости подскочила к мужу, потом к Шону и не переставала его благодарить. – Как хорошо, что я обратилась именно к Вам, детектив Шон, если бы не Вы – Марта бросила многозначительный взгляд на инспектора – моего мужа засудили бы и он отбывал бы наказание вместо настоящего убийцы.
- Я прошу всех сесть и сейчас я всё вам расскажу, что произошло.
Все расселись по своим местам и глазами, полными восхищения, удивления и интереса стали смотреть на Шона.
Р А С С К А З Ы В А Е Т Д Е Т Е К Т И В Ш О Н
Шон видел, с каким нетерпением все ждут его рассказа. Он сделал глоток воды и приступил к нему.
- Вы все знаете, что произошло. В собственном гараже нашли мёртвым молодого человека - Джека. Он был заколот крестом. Подозрение пало на его соседа, с которым Джек был, если не в дружеских, то в приятельских отношениях. И этот сосед был задержан.
Ко мне обратилась жена задержанного соседа с просьбой разобраться с делом её мужа, она не верила в предъявленное ему обвинение. Я взялся за его дело. Когда я стал знакомиться с фактами, то увидел, что все они подтверждают виновность задержанного. Эти факты следующие – на кресте – орудие убийства были найдены отпечатки соседа. На кресте не хватало одного драгоценного камня, позже его нашли в квартире того же соседа. На основании этих улик сосед Джека и был задержан. Но, чем больше я вникал в это дело, то всё больше убеждался, что не всё так просто в нём. Я составил себе целый список вопросов. Вот, они, я сейчас их вам зачитаю.
1. Кто вынул камень из креста и, где этот камень?
2. Почему полиция приехала так быстро? – Об этом рассказал Виктор.
3. Кто вызвал полицию?
4. Кто разрезал пакеты и почему они были только на том месте, где убили Джека?
5. Чьи следы на земляном полу в гараже?
6. Почему и куда «опоздал» священник?
7. Его ли следы в гараже?
8. Что свело с ума священника?
9. Что связывает священника и Джека?
10. Существует ли недостающее звено и, что это может быть?
11. Как в квартиру Виктора попал драгоценный камень из креста?
Потом к этим вопросам добавился и двенадцатый.
12. Для чего Джек порезал пакет?

- Вот, на эти вопросы мне предстояло дать ответ. В процессе расследования я вышел на священника, мне удалось установить, что священник был в гараже, в котором находился заколотый Джек. О присутствии священника в гараже свидетельствовали его следы, причём следы были, как бы затёрты, но они оказались стёртыми подолом его одеяния.
- Почему священник посетил гараж именно в день гибели Джека, этот вопрос, впрочем, как и все остальные не давали мне покоя.
- На месте убийства и только там были полиэтиленовые пакеты, вернее один пакет, разрезанный ножницами самим же Джеком, это установила экспертиза.
- Вопрос – кто вызвал полицию, тоже был очень важен. Со слов задержанного соседа полиция появилась сразу, как только он вошёл в гараж и ответ на него появился у меня в самый последний момент. В полиции мне сообщили, что звонил мужской голос и сообщил о том, что в гараже в такое-то время будет совершено убийство. Полицейская машина в указанное время выехала и на месте преступления застала там ни в чём неповинного человека.
- Я понимал, должно существовать какое-то недостающее звено, найдя которое, сразу станет понятным, что же произошло в гараже. И такое недостающее звено совершенно случайно было найдено.
Ко мне обратился работник привокзальной камеры хранения с просьбой найти одного их клиента, который давно не пользовался своей ячейкой. Этим клиентом оказался Джек. Ячейка была вскрыта, и в ней находилось недостающее звено – дневник Джека. Я знал ответы уже на все вопросы, кроме одного – девятого в моём списке – что связывало священника и Джека?
- Так, что же произошло на самом деле?
- Молодой человек идёт на исповедь к священнику. Он исповедуется, святому отцу в том, что является невольным виновником смерти нескольких человек, своего родного брата, отца, матери, своего друга и своей жены. Священник выслушал его и простил ему всё, сказав, что вины его в их гибели нет. И сделал даже подарок этому молодому человеку – подарил крест – семейную реликвию, который, как он скажет позже своей сестре, должен был помочь молодому человеку облегчить его душу. Но молодой человек сам простить себе не смог, он сообщает священнику, что покончит с собой и называет ему час и место своей гибели.
- Священник очень торопился к этому времени попасть в указанное место, но пока искал гараж - спасать было уже некого, молодой человек был мёртв. Странно было, что он заколол себя подаренным крестом, а ещё страннее было то, что на кресте кроме отпечатков пальцев соседа ничьих, в том числе и самого молодого человека не было. Как мне удалось установить молодой человек – буду уже называть его своим именем – Джек очень тщательно подготовился к своему самоубийству. Он подготовил полиэтиленовый пакет, разрезал его на две половинки – для обеих своих рук - крест держал именно этими половинками полиэтиленового пакетика и, когда пронзил себя крестом, причём держал крест передней стороной к себе, этим положением креста он тоже хотел бросить подозрение на священника и, уронив руки, пакеты разлетелись в разные стороны. По его мнению, никто на половинки пакета не обратил бы внимания. Так и произошло, полицейские вообще не заметили пакет. Джек знал, что священник обязательно придёт его спасать, отговаривать от греха, и священник пришёл, но с опозданием а, когда увидел, что Джек мёртв, к кресту даже не притронулся, его разум не смог этого перенести.
- Священник и не догадывался даже о том, какую месть приготовил ему Джек. И за что? За его доброту.
- Джек сам убил своего младшего брата, он видел, как тот тонул, как просил о помощи, но Джек и не думал ему помогать. Это Джек столкнул своего отца с ветки дерева и видел, как отец падал. Это Джек специально дал матери не то лекарство и видел, как она выпила лекарство, которое должно было её убить. Джек специально с горы спускался позади своего друга, чтобы убить его. И специально дал своей жене сильно наперченный кусок мяса, чтобы она чихнула и тем самым вдохнула и задохнулась бы жевательной резинкой.
-Всё это подробно у него было описано в его дневнике. Люди, которые к нему относились хорошо, вызывали такую в нём ненависть злобу, что он не мог совладать с собой и убивал их. И, когда священник его простил, эта ненависть опять в нём появилась, и он придумал, как ему отомстить.
- Но он не мог предположить, что вместо священника к кресту прикоснётся его же сосед, для которого у него было припасена другая месть. Джеку удалось отколупнуть камень с креста, и он очень ловко положил его в карман халата, который сосед оставил у него.
- Я сегодня консультировался перед приходом сюда, на встречу с вами с психиатром и он мне рассказал о психическом отклонении у некоторых людей, которые вроде и не больны, но и, как видите, не совсем здоровы.
- Джек вёл дневник, в котором всё записывал и как убивал всех и, как совершит самоубийство. Он ждал, что его священник осудит, признает виновным в смерти своих родных и близких, а священник его простил, это и взбесило его. Он ни с кем из соседей не поддерживал отношений, избегал их, думал, его тоже все будут избегать, не будут обращать на него внимания, но соседи всегда приветливо здоровались, хорошо, что их общение с ним только этим ограничивалось, а то неизвестно, сколько ещё было бы жертв.
- Джек убивал исключительно тех, кто хорошо к нему относился, кто проявлял к нему доброту, заботу. В его нездоровой психике такое к нему отношение казалось ему оскорбительным, и он начинал мстить. Вот, Виктор отнёсся к Джеку по-отечески и чуть не поплатился за это.
- Перед тем, как приехать сюда, я поехал и, предъявив все необходимые факты, добился освобождения Виктора.
- Ну, вот и всё. Если есть вопросы, пожалуйста, задавайте.
- Детектив Шон – инспектор даже встал – а для чего Джек порезал пакет? Разве нельзя было взять два пакета?
- Можно было, конечно. Но, я думаю, Джек продумал и это. Ведь целый пакет мог не соскочить с руки, а он должен был быть уверен, что всё должно быть так, чтобы его никто не заподозрил в самоубийстве. Даже патологоанатом только предположил возможность самоубийства, а не утверждал о нём.
- Детектив Шон, у меня нет слов, я так благодарен Вам. Ведь, если бы не Вы я не скоро вышел бы на свободу. - У Виктора в глазах стояли слёзы, а Марта от нервных спазмов вообще не могла говорить и только гладила Шона по руке.
- Детектив Шон, у меня нет слов. – Инспектор подошёл к Шону и пожал ему руку. – Люк, обратился он к помощнику – Вы внимательно слушали пояснения детектива?
- Да, шеф, старался не пропустить ни слова. Я восхищён.
- Детектив Шон, нам с Люком пора. Я уже могу писать отчёт по делу Джека, да?
- Да, инспектор, можете. Как всегда. – Последние два слова Шон произнёс еле слышно.
Когда через некоторое время все разошлись, Шон ещё раз повторил Тому.
- Ты, оказался прав, такого дела у нас с тобой, действительно, не было. Такой неприятный осадок оставило оно.
- Признаться и у меня тоже. Мне только непонятно, зачем он пошёл исповедоваться?
- Возможно, ему хотелось услышать, что его ругают, винят в смерти родных ему людей, а получилось наоборот, священник его простил. И это его взбесило.
- А знаешь, Шон, ну, его вместе с его делом, чего о нём столько говорить. Мы дело закончили, и давай забудем уже. Сегодня мои собираются навестить Нию – Том посмотрел на часы – уже должны быть у вас дома. Едем.
- Поехали, только заедем в магазин и купим всем по сувенирам. А как только врач разрешит Ние выходить на улицу, устрою пир в честь её выздоровления. Как напугала она нас с Сильвией, до сих пор плохо становится, когда вспоминаю.
- Элеонора-Глория – обратился Шон к секретарю – Вы можете идти домой, на сегодня наш рабочий день закончен. Я закрываю офис, мы с Томом тоже уходим.
 
Рейтинг: +3 242 просмотра
Комментарии (4)
Денис Маркелов # 16 января 2014 в 20:17 +1
Интересное начало. И вообще автор весьма плодовит на загадки. Только вот одна мысль правильна - не стоит так легко прощать человека и говорить о том, что он не виновен
Тамара Гайдамащук # 16 января 2014 в 21:11 0
Спасибо за коментарий.
Тая Кузмина # 1 сентября 2014 в 23:24 0
Тамара, интересно пишете! Вы меня спрашивали про ссылки на мои стихи,
можно их оставлять в вашей группе, пусть читают.
Удачи вам и яркой осени!!!

Тамара Гайдамащук # 2 сентября 2014 в 09:28 0
Спасибо большое, Тати за отзыв. Рада, что понравилось. С удовольствием буду публиковать Ваши произведения.