ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Завтра наступит утро. Глава 6 (отрывок)

 

Завтра наступит утро. Глава 6 (отрывок)

22 августа 2014 - М.Лютый

Дорога петляла, обходя небольшие рощицы и овраги, поднималась на холмы, поросшие редкими деревьями и кустами, и опять опускалась вниз, проходила по лесу и опять выводила на простор поля. Въехав в очередной раз на невысокий холм, Василий увидел внизу небольшое стадо из коров и овец, сбившихся в одну кучу. Овцы испуганно блеяли, а коровы, выпучив свои бестолковые глаза и выставив рога, пытались защитить телят от бегавшего вокруг стада в поисках наживы на облезлого в это время года матерого волка. Хищника пытались прогнать еле ковыляющий старик и мальчишка лет восьми, вооруженные палками. Они кричали, размахивали палками, но волк, все наглея и наглея, зло щерясь и показывая свои желтые зубы, продолжал хищно кружить, выискивая себе жертву. Выбрав момент, он бросился в кучу овец, чуть не сбив по пути мальчишку, схватил за горло ягненка и потащил его прочь.

Василий ударил коня пятками и бросился наперерез волку. Догнав зверя, он с оттяжкой ударил его кнутом по ребрам. Ремень кнута рассек волку кожу, брызнула кровь и полетели куски шерсти. Хищник бросил ягненка и от боли закрутился на месте. Василий его ударил еще раз и, видимо, этим ударом перебил волку позвоночник, после чего тот упал на траву и больше не смог двигаться. Третьим ударом кнута Василий лишил волка жизни. Придушенный ягненок лежал недалеко от зверя и, то ли от полученного стресса, то ли волк у него что-то повредил, хрипло дышал.

Подбежал мальчишка, а за ним, быстро семеня ногами, и старик. Василий слез с коня и поздоровался:

- Доброго здоровья, дедушка!

- И ты будь здрав, парубок. Вовремя ты появился, можно сказать от беды нас спас. Если бы волк унес овцу, то нам бы с внучком не сдобровать. Не наша скотина то, а боярина. А он лютый больно, если его добро не устережешь. Спаси тебя боги за это. Вот только угостить тебя нечем. Боярин обещал со своими людьми хлеба нам передать. Да когда они приедут? Не знаю.

Василий показал на ягненка:

- Подохнуть может. Прирежьте его, пока не сдох, - вот вам и еда.

- Да что ты, да что ты. - Зачастил старик. - Овца то боярина, он их пересчитывает то и дело.

- Ну тогда давай, дедушка, зайчатинки поедим. - Василий отвязал от седла зайца и бросил к своим ногам.

- Ой, обрадовал ты, паренек, деда Журила. Тебя как зовут-то?

- Василием, дедушка.

- Как будто не полянское имя?

- Отец северянин у меня.

- Что-то я и у них тоже не слышал таких имен.

- Как родители назвали, так и зовусь.

- И то правда. - Дед повернулся к внуку. - Вот, Изяслав, и поедим. Давай для костра собери сучьев.

Мальчик побежал к ближайшим кустам.

- Сиротинка он у меня. - Пояснил дед Журила. - Остались мы с ним одни. Зимой лихоманка напала на всех, уж больно болели все: горячие все были, кашляли кровью. Только мы с Изяславом в живых и остались. Сил уж нет: ни пахать, ни сеять. А жить как-то надо, надо внука вырастить. Вот и нанялись мы к боярину в пастухи. Помоги-ка мне, Василь, отнести этого волка поближе к дереву. Там у нас становище: и перекусываем там, и от дождя можно спрятаться.

Конь Василия, чуя запах зверя и крови, недовольно фыркал ноздрямии косил умными глазами на волка.

- Ты, дедушка, лучше коня моего отведи туда, а волка я сам донесу.

- Ну как скажешь, это конечно лучше. Уж совсем у меня силы почти не стало. Если б она была бы сила то, разве я допустил, чтобы волк на стадо напал? Да ни в жисть. Э-эх, годы мои, годы... - Заворчал дед Журила, а сам тем временем поднял зайца, взял поводья коня Василия и повел его привязывать к дереву.

Василий взял за две ноги волка и волоком потащил его вслед старику.

- Оставь его вон там, Василь. - Показал он место недалеко от дерева, но в то же время не так близко от места их ежедневного отдыха.

Изяслав принес охапку сучьев.

- Этого мало, давай еще принеси, чтобы углей было много. - Послал дед внука опять за сучьями. - На углях зайца зажарим. - Пояснил он Василию.

Василий бросил кнут на землю недалеко от предполагаемого костра и позвал Изяслава:

- Ты погоди, давай вместе за дровами сходим.

- Во-во, сходите, сходите, а я пока … - И Журила тихо забурчал себе что-то под нос так, что Василий и не услышал.

Когда Василий и Изяслав с полными охапками дров пришли к деду, тот уже развел костер, содрал шкуру с зайца, которая была уже растянута на большой рогатульке и сушилась в тени. Куски зайца были нанизаны на концах длинных палочек и уже приготовлены для запекания на углях. Одним словом, несмотря на приличный возраст старика работа в его руках спорилась.

Костер прогорел, дед Журила аккуратно поправлял на углях палочки с кусками зайца, чтобы мясо не подгорело. Изяслав нетерпеливо ерзал вокруг костра, ожидая еды, а Василий прилег на землю и смотрел на голубое небо, на причудливые очертания облаков, принимающих со временем различные формы.

- Ой беда, беда. - Затараторил дед Журила и поднялся с земли.

К костру небольшой рысью направлялись три всадника.

- Что случилось? - Поинтересовался Василий.

- Хозяин своих людей прислал, да больно злой вон среди них.

Всадники подъехали. Один из них, самый старший, был бородат. Двое других были помоложе. Один из них был рыжий, а другой рябой. Бородатый и рыжий остановили своих коней, а рябой наехал на деда Журилу и заорал:

- Ты чего здесь расселся? За скотиной совсем не смотришь! Овца вон подыхает, лодырь!

- Так ведь волк напал, мы ничего не смогли сделать. Вон убитый лежит. - Начал обьяснять Журила, но рябой только взглянул на волка и продолжил исступленно орать:

- Овцу не оберег, шкуру зверя испортил.

Взмахнув рукой, он ударил по спине старика плеткой. Старик вздрогнул от боли, а Изяслав бросился к рябому и схватил его за ногу:

- Не трожь деда...

Рябой толкнул ногой в плечо Изяслава и тот упал.

Василий встал с земли:

- Ты что, гад, над старым и малым издеваешься? Бога не боишься? Какую тебе шкуру еще надо? Облезлого волка?

  • Не встревай, Василь, не лезь, а то и тебе попадет. - Попытался отвести беду дед Журила.

- А кто это там по-щеночьи тявкает? – Рябой направил коня в сторону Василия.

Подъехав к нему, он поднял руку с плетью, пытаясь тоже ударить Василия, но тот не стал этого дожидаться и быстро нырнул под брюхо коня рябого. Очутившись на другой стороне, Василий схватил за ногу рябого, поднял ее вверх и вытолкнул его из седла. Одна нога рябого застряла в стременах, и он не сразу смог подняться на ноги.

Василий отпрыгнул к месту, где лежал его кнут, и, поглядывая на остальных двоих, ждал дальнейшего развития событий. Рыжий было пытался тронуть своего коня, но бородатый рукой его придержал. Рябой, очутившись на ногах, выхватил свой меч и направился к Василию:

- Василь, беги, убъет! - Закричал Журило.

Но Василий молча поднял свой кнут и начал им щелкать прямо перед лицом рябого, не подпуская его к себе, а сам понемногу отступал к своему коню, где у него к седлу был приторочен меч. Выхватив меч, он отбросил свой кнут и начал ждать приближения рябого. Рябой, которому уже не мешал приблизиться к Василию кнут, опрометчиво бросился, размахивая мечом. Василий несколькими ударами отбил нападение и, оказавшись сбоку от рябого, ударил его плашмя мечом чуть ниже спины:

- Это тебе за деда.

Рябой немного опешил. Он не ожидал от такого молодого парня такого владения оружием. Наверно это случайность, - решил он и попытался опять наказать Василия, но Василий несколько раз это проделал, при каждом ударе ниже спины приговаривая:

- Это тебе за Изяслава, это тебе за деда...

Бородатый всадник уже громко смеялся, а рыжий, дед Журила смотрели на все это удивленными глазами, и только Изяслав наблюдал за этим с немногим злорадством.

Наконец Василию надоело наказывать рябого и он одним ударом обезоружил рябого. Оставшись без меча, рябой растерялся и начал пятиться назад. Василий выставил свой меч в сторону рябого и чуть ткнув в его сторону громко произнес:

- Ух!

Рябой бросился под защиту своих спутников. Бородатый уже от смеха вытирал слезы, рыжий смущенно улыбался, Изяслав звонко хохотал, а дед Журила недоуменно смотрел на Василия: и кто это такой, что так виртуозно справляется с кнутом и мечом и даже не испугался троих?

Василий поднял меч рябого и осмотрел: меч по качеству был не плох, но не лучше меча Василия. Он взял его за лезвие, подошел к бородатому, признав его за старшего, и, протянув его рукоятью вперед, отдал его ему:

- Как научится меч в руках держать, отдай ему. - И Василий показал подбородком на рябого.

- Ну, брат, развеселил. - Громогласно засмеялся бородатый. - Откуда ты такой взялся?

- Охотился я здесь, вон зайца подстрелил. - Василий показал на шкуру зайца. После этих слов старик всплеснул руками и бросился к костру.

- Не хочешь на службу к боярину поступить? Ему такие нужны. - Продолжил расспросы бородатый.

- А что делать на службе то? Стариков притеснять как этот? - Василий кивнул в сторону рябого.

- Да нет. Это он по скудоумию. В поход с боярином пойдешь, озолотишься — сам боярином станешь.

- В поход с такими? - Василий опять кивнул в сторону рябого. - С таким без порток останешься.

Бородатый опять засмеялся:

- Веселый ты малый, я смотрю. Слободан с нами в поход не ходит. Он чаще всего здесь юбки девкам задирает. Не смотри что он рябой, уж больно его девки любят. Не пойму отчего?.. А если и возьмем его в поход, так он у нас обоз сторожит. Ну что? Решайся.

- Не знаю. - Помотал головой Василий. - Подумать надо.

- Во-во, подумай. - Бородатый тронул поводья. - Ты как решишься, так дня через два подъезжай к боярину. Он как раз от князя приедет и будет в поход дружину снаряжать. А ты, старый, - обратился он к Журиле, - возьми у Слободана мешок с хлебом, а овцу прирежьте, - вот и еда вам.

Рябой отдал мешок с хлебом Журиле, и всадники ускакали.

- Вот беда-то, вот беда-то. - Запричитал дед Журила. - Мясо-то почти сгорело... Не усмотрели.

- Ничего, дедушка, что сгорело — выкинем, а что не сгорело — обглодаем. - Попытался успокоить старика Василий.

  • И то так, и то так. - Закивал головой Журила.

Мясо с одной стороны действительно подгорело. Василий откусывал там, где не было углей сожженого мяса. Изяслав кусал все подряд, и было слышно, как хрустит у него на зубах подгоревшее мясо зайца. Дед Журила, придерживая двумя руками косточку обсасывал мясо, пытаясь своими редкими зубами что-то откусить.

- Дедушка Журила, а где этот боярин живет?

- Не связывайся ты с ним, Василь. Уж больно там шалопаев много. Несерьезные они какие-то. Обмануть может боярин-то. Наобещает с три короба, а как рассчитываться- так шиш с маком. Они любят незнающих его, вот как ты, приглашать. «В поход они пойдут», - передразнил он бородатого. Грабить они пойдут лесных жителей: мордву или мещеру, али и того дальше — мерю. А чем там у них поживиться можно? Ну меха есть. А большинство из них еще из луков стреляет стрелами с костяными наконечниками. Ну живут люди как могут, другим не мешают. Так нет — надо напасть на них и ограбить. Тьфу. - Сплюнул Журила. - Конечно, отпора получить не ожидают, вот и разбойничают. А вот если б побили их там, может и здесь пакостничать перестали. Как ты Слободана-то по заднице! - Засмеялся старик.

- Но все-таки, дедушка, скажи, а как к нему доехать?

Журила перестал смеяться:

- Одумайся, Василь. Не такой ты человек, как они. Я же вижу. - Дед внимательно посмотрел на Василия, и, увидев, что Василий продолжает вопрошающе смотреть, устало вздохнул и махнул рукой в сторону леса. - Вон там за лесом его хоромы.

© Copyright: М.Лютый, 2014

Регистрационный номер №0234577

от 22 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0234577 выдан для произведения:

Дорога петляла, обходя небольшие рощицы и овраги, поднималась на холмы, поросшие редкими деревьями и кустами, и опять опускалась вниз, проходила по лесу и опять выводила на простор поля. Въехав в очередной раз на невысокий холм, Василий увидел внизу небольшое стадо из коров и овец, сбившихся в одну кучу. Овцы испуганно блеяли, а коровы, выпучив свои бестолковые глаза и выставив рога, пытались защитить телят от бегавшего вокруг стада в поисках наживы на облезлого в это время года матерого волка. Хищника пытались прогнать еле ковыляющий старик и мальчишка лет восьми, вооруженные палками. Они кричали, размахивали палками, но волк, все наглея и наглея, зло щерясь и показывая свои желтые зубы, продолжал хищно кружить, выискивая себе жертву. Выбрав момент, он бросился в кучу овец, чуть не сбив по пути мальчишку, схватил за горло ягненка и потащил его прочь.

Василий ударил коня пятками и бросился наперерез волку. Догнав зверя, он с оттяжкой ударил его кнутом по ребрам. Ремень кнута рассек волку кожу, брызнула кровь и полетели куски шерсти. Хищник бросил ягненка и от боли закрутился на месте. Василий его ударил еще раз и, видимо, этим ударом перебил волку позвоночник, после чего тот упал на траву и больше не смог двигаться. Третьим ударом кнута Василий лишил волка жизни. Придушенный ягненок лежал недалеко от зверя и, то ли от полученного стресса, то ли волк у него что-то повредил, хрипло дышал.

Подбежал мальчишка, а за ним, быстро семеня ногами, и старик. Василий слез с коня и поздоровался:

- Доброго здоровья, дедушка!

- И ты будь здрав, парубок. Вовремя ты появился, можно сказать от беды нас спас. Если бы волк унес овцу, то нам бы с внучком не сдобровать. Не наша скотина то, а боярина. А он лютый больно, если его добро не устережешь. Спаси тебя боги за это. Вот только угостить тебя нечем. Боярин обещал со своими людьми хлеба нам передать. Да когда они приедут? Не знаю.

Василий показал на ягненка:

- Подохнуть может. Прирежьте его, пока не сдох, - вот вам и еда.

- Да что ты, да что ты. - Зачастил старик. - Овца то боярина, он их пересчитывает то и дело.

- Ну тогда давай, дедушка, зайчатинки поедим. - Василий отвязал от седла зайца и бросил к своим ногам.

- Ой, обрадовал ты, паренек, деда Журила. Тебя как зовут-то?

- Василием, дедушка.

- Как будто не полянское имя?

- Отец северянин у меня.

- Что-то я и у них тоже не слышал таких имен.

- Как родители назвали, так и зовусь.

- И то правда. - Дед повернулся к внуку. - Вот, Изяслав, и поедим. Давай для костра собери сучьев.

Мальчик побежал к ближайшим кустам.

- Сиротинка он у меня. - Пояснил дед Журила. - Остались мы с ним одни. Зимой лихоманка напала на всех, уж больно болели все: горячие все были, кашляли кровью. Только мы с Изяславом в живых и остались. Сил уж нет: ни пахать, ни сеять. А жить как-то надо, надо внука вырастить. Вот и нанялись мы к боярину в пастухи. Помоги-ка мне, Василь, отнести этого волка поближе к дереву. Там у нас становище: и перекусываем там, и от дождя можно спрятаться.

Конь Василия, чуя запах зверя и крови, недовольно фыркал ноздрямии косил умными глазами на волка.

- Ты, дедушка, лучше коня моего отведи туда, а волка я сам донесу.

- Ну как скажешь, это конечно лучше. Уж совсем у меня силы почти не стало. Если б она была бы сила то, разве я допустил, чтобы волк на стадо напал? Да ни в жисть. Э-эх, годы мои, годы... - Заворчал дед Журила, а сам тем временем поднял зайца, взял поводья коня Василия и повел его привязывать к дереву.

Василий взял за две ноги волка и волоком потащил его вслед старику.

- Оставь его вон там, Василь. - Показал он место недалеко от дерева, но в то же время не так близко от места их ежедневного отдыха.

Изяслав принес охапку сучьев.

- Этого мало, давай еще принеси, чтобы углей было много. - Послал дед внука опять за сучьями. - На углях зайца зажарим. - Пояснил он Василию.

Василий бросил кнут на землю недалеко от предполагаемого костра и позвал Изяслава:

- Ты погоди, давай вместе за дровами сходим.

- Во-во, сходите, сходите, а я пока … - И Журила тихо забурчал себе что-то под нос так, что Василий и не услышал.

Когда Василий и Изяслав с полными охапками дров пришли к деду, тот уже развел костер, содрал шкуру с зайца, которая была уже растянута на большой рогатульке и сушилась в тени. Куски зайца были нанизаны на концах длинных палочек и уже приготовлены для запекания на углях. Одним словом, несмотря на приличный возраст старика работа в его руках спорилась.

Костер прогорел, дед Журила аккуратно поправлял на углях палочки с кусками зайца, чтобы мясо не подгорело. Изяслав нетерпеливо ерзал вокруг костра, ожидая еды, а Василий прилег на землю и смотрел на голубое небо, на причудливые очертания облаков, принимающих со временем различные формы.

- Ой беда, беда. - Затараторил дед Журила и поднялся с земли.

К костру небольшой рысью направлялись три всадника.

- Что случилось? - Поинтересовался Василий.

- Хозяин своих людей прислал, да больно злой вон среди них.

Всадники подъехали. Один из них, самый старший, был бородат. Двое других были помоложе. Один из них был рыжий, а другой рябой. Бородатый и рыжий остановили своих коней, а рябой наехал на деда Журилу и заорал:

- Ты чего здесь расселся? За скотиной совсем не смотришь! Овца вон подыхает, лодырь!

- Так ведь волк напал, мы ничего не смогли сделать. Вон убитый лежит. - Начал обьяснять Журила, но рябой только взглянул на волка и продолжил исступленно орать:

- Овцу не оберег, шкуру зверя испортил.

Взмахнув рукой, он ударил по спине старика плеткой. Старик вздрогнул от боли, а Изяслав бросился к рябому и схватил его за ногу:

- Не трожь деда...

Рябой толкнул ногой в плечо Изяслава и тот упал.

Василий встал с земли:

- Ты что, гад, над старым и малым издеваешься? Бога не боишься? Какую тебе шкуру еще надо? Облезлого волка?

  • Не встревай, Василь, не лезь, а то и тебе попадет. - Попытался отвести беду дед Журила.

- А кто это там по-щеночьи тявкает? – Рябой направил коня в сторону Василия.

Подъехав к нему, он поднял руку с плетью, пытаясь тоже ударить Василия, но тот не стал этого дожидаться и быстро нырнул под брюхо коня рябого. Очутившись на другой стороне, Василий схватил за ногу рябого, поднял ее вверх и вытолкнул его из седла. Одна нога рябого застряла в стременах, и он не сразу смог подняться на ноги.

Василий отпрыгнул к месту, где лежал его кнут, и, поглядывая на остальных двоих, ждал дальнейшего развития событий. Рыжий было пытался тронуть своего коня, но бородатый рукой его придержал. Рябой, очутившись на ногах, выхватил свой меч и направился к Василию:

- Василь, беги, убъет! - Закричал Журило.

Но Василий молча поднял свой кнут и начал им щелкать прямо перед лицом рябого, не подпуская его к себе, а сам понемногу отступал к своему коню, где у него к седлу был приторочен меч. Выхватив меч, он отбросил свой кнут и начал ждать приближения рябого. Рябой, которому уже не мешал приблизиться к Василию кнут, опрометчиво бросился, размахивая мечом. Василий несколькими ударами отбил нападение и, оказавшись сбоку от рябого, ударил его плашмя мечом чуть ниже спины:

- Это тебе за деда.

Рябой немного опешил. Он не ожидал от такого молодого парня такого владения оружием. Наверно это случайность, - решил он и попытался опять наказать Василия, но Василий несколько раз это проделал, при каждом ударе ниже спины приговаривая:

- Это тебе за Изяслава, это тебе за деда...

Бородатый всадник уже громко смеялся, а рыжий, дед Журила смотрели на все это удивленными глазами, и только Изяслав наблюдал за этим с немногим злорадством.

Наконец Василию надоело наказывать рябого и он одним ударом обезоружил рябого. Оставшись без меча, рябой растерялся и начал пятиться назад. Василий выставил свой меч в сторону рябого и чуть ткнув в его сторону громко произнес:

- Ух!

Рябой бросился под защиту своих спутников. Бородатый уже от смеха вытирал слезы, рыжий смущенно улыбался, Изяслав звонко хохотал, а дед Журила недоуменно смотрел на Василия: и кто это такой, что так виртуозно справляется с кнутом и мечом и даже не испугался троих?

Василий поднял меч рябого и осмотрел: меч по качеству был не плох, но не лучше меча Василия. Он взял его за лезвие, подошел к бородатому, признав его за старшего, и, протянув его рукоятью вперед, отдал его ему:

- Как научится меч в руках держать, отдай ему. - И Василий показал подбородком на рябого.

- Ну, брат, развеселил. - Громогласно засмеялся бородатый. - Откуда ты такой взялся?

- Охотился я здесь, вон зайца подстрелил. - Василий показал на шкуру зайца. После этих слов старик всплеснул руками и бросился к костру.

- Не хочешь на службу к боярину поступить? Ему такие нужны. - Продолжил расспросы бородатый.

- А что делать на службе то? Стариков притеснять как этот? - Василий кивнул в сторону рябого.

- Да нет. Это он по скудоумию. В поход с боярином пойдешь, озолотишься — сам боярином станешь.

- В поход с такими? - Василий опять кивнул в сторону рябого. - С таким без порток останешься.

Бородатый опять засмеялся:

- Веселый ты малый, я смотрю. Слободан с нами в поход не ходит. Он чаще всего здесь юбки девкам задирает. Не смотри что он рябой, уж больно его девки любят. Не пойму отчего?.. А если и возьмем его в поход, так он у нас обоз сторожит. Ну что? Решайся.

- Не знаю. - Помотал головой Василий. - Подумать надо.

- Во-во, подумай. - Бородатый тронул поводья. - Ты как решишься, так дня через два подъезжай к боярину. Он как раз от князя приедет и будет в поход дружину снаряжать. А ты, старый, - обратился он к Журиле, - возьми у Слободана мешок с хлебом, а овцу прирежьте, - вот и еда вам.

Рябой отдал мешок с хлебом Журиле, и всадники ускакали.

- Вот беда-то, вот беда-то. - Запричитал дед Журила. - Мясо-то почти сгорело... Не усмотрели.

- Ничего, дедушка, что сгорело — выкинем, а что не сгорело — обглодаем. - Попытался успокоить старика Василий.

  • И то так, и то так. - Закивал головой Журила.

Мясо с одной стороны действительно подгорело. Василий откусывал там, где не было углей сожженого мяса. Изяслав кусал все подряд, и было слышно, как хрустит у него на зубах подгоревшее мясо зайца. Дед Журила, придерживая двумя руками косточку обсасывал мясо, пытаясь своими редкими зубами что-то откусить.

- Дедушка Журила, а где этот боярин живет?

- Не связывайся ты с ним, Василь. Уж больно там шалопаев много. Несерьезные они какие-то. Обмануть может боярин-то. Наобещает с три короба, а как рассчитываться- так шиш с маком. Они любят незнающих его, вот как ты, приглашать. «В поход они пойдут», - передразнил он бородатого. Грабить они пойдут лесных жителей: мордву или мещеру, али и того дальше — мерю. А чем там у них поживиться можно? Ну меха есть. А большинство из них еще из луков стреляет стрелами с костяными наконечниками. Ну живут люди как могут, другим не мешают. Так нет — надо напасть на них и ограбить. Тьфу. - Сплюнул Журила. - Конечно, отпора получить не ожидают, вот и разбойничают. А вот если б побили их там, может и здесь пакостничать перестали. Как ты Слободана-то по заднице! - Засмеялся старик.

- Но все-таки, дедушка, скажи, а как к нему доехать?

Журила перестал смеяться:

- Одумайся, Василь. Не такой ты человек, как они. Я же вижу. - Дед внимательно посмотрел на Василия, и, увидев, что Василий продолжает вопрошающе смотреть, устало вздохнул и махнул рукой в сторону леса. - Вон там за лесом его хоромы.

Рейтинг: +1 195 просмотров
Комментарии (2)
Денис Маркелов # 12 сентября 2014 в 10:43 0
Прекрасный стиль рассказа и хороший диалог
М.Лютый # 12 сентября 2014 в 19:22 0
Спасибо