Экипаж. (9)

12 ноября 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

Не все дешево, что плохо выглядит…

==================================================================

За завтраком Назим-хан смотрел на них одобрительно, а подающие к столу приборы женщины – с укоризной. Наверное, невольными свидетелями ночного приключения напарников, стали все обитатели этого жилищного кооператива. Все же большинство народа придерживалось строгих религиозных правил, и публичный акт любви оскорбил их чувства. Старший виновато уткнулся носом в чашку. Рыжая сонно щурилась, глаз не прятала, но и явное удовольствие с лица стерла.

 

-Ладно, голубки, вам действительно пора, пожалуй… - поднялся на ноги Назим. – Неудобные вы гости оказались, уж не обессудьте.

-Что с коридором? – торопливо делая последние глотки, спросил Игорь-Абдулло.

-Да с коридором все нормально… - не сразу ответил хозяин, отворачиваясь.

-Назим-ага, - Рыжая взяла его за рукав, заводясь. – Ну-ка, что вы там скрываете? Будет поддержка, или нет?

-Ханум, зачем нервничаешь, э? – аккуратно освободился Назим. – Абдулло, женщина твоя совсем злая. Если бы не вчерашняя ночь, я бы подумал, что ты ей мало ласки даешь.

-Идем за машиной. Пожалуйста. – Твердо сказал Старший. Рыжая фыркнула недовольно.

 

Двери гаража раскрылись бесшумно, петли были хорошо смазаны. Машина стояла, накрытая брезентовым чехлом. Прежде чем стянуть с нее покрывало, Назим предупредил:

 

-Не доверяйте сразу глазам. Не все по-настоящему дорогое должно так и выглядеть.

 

И был недалек от истины. Под брезентом оказалась покрытая пылью «победа», ГАЗ – М20. Выглядела она, на самом деле, непрезентабельно. Треснутое стекло фары, помятые колпаки на колесах, потертое лобовое стекло. Игорь не знал, сколько денег лежало в рюкзаке, но судя по поднятой вокруг этого транспортного средства суматохе, сумма немалая. И все из-за ЭТОГО?

 

Напарники недоуменно воззрились на улыбающегося Назима. Он явно был доволен произведенным эффектом.

 

-Я предупреждал, молодые люди, внешность обманчива.

-В чем прикол, Назим? Наркота, скажи честно?

-Игорь, Игорь, как ты примитивно мыслишь. Неужели тебя стали бы нанимать, как банального наркокурьера? И потом, вас знают, никто не рискнул бы использовать вас втемную.

-Я вообще ничего не понимаю тогда. Столько денег за автохлам?

-Погоди, Старший… - Рыжая внимательно смотрела на «победу», будто видела что-то большее, нежели пыльный раритет. Хозяин заинтересованно следил за ее реакцией. А она пошла вдоль машины, как бы ощупывая ее, и даже принюхиваясь.

-Стекла трехслойные… Широкие катки, это не стандартная резина. Низкая посадка, значит вес больше, чем у заводской комплектации. Наверное, бронированная. Воздухозаборники переделанные, увеличенные. Выхлопная труба, это прямоток?

 

Назим покивал. Он сразу зауважал Ладу, как специалиста в области автомобильной техники. А она уже открыла капот, и присвистнула. Двигатель в машине был тоже нестандартный. Старший и сам неплохо разбирался в тачках, но увиденное потрясло его. Прежде всего то, как неизвестные конструкторы смогли запихнуть этого монстра в достаточно скромный моторный отсек. Хромированные приемные и выпускные трубы, множество шкивов и ремней, проводов, трубок, различных датчиков, релюшек и всяких разных приборов неизвестного назначения.

 

-Сколько кобыл? – походя спросила женщина, так, будто ей не было особенно интересно.

-450. – отчитался бай.

-Нормально, для такого веса хватит. Старший, иди, что покажу.

 

Она открыла водительскую дверь. Вставленные под обшивку бронелисты заметно изменили профиль кузовных деталей. Толщина этой запчасти была сантиметров пятнадцать, то есть салон должен был сузиться на тридцать как минимум, считая пассажирскую дверцу. Но внутри оказалось достаточно комфортно сидеть. К стандартным приборам добавился искусно вделанный в родную металлическую «торпеду» жк-дисплей, связанный, как поняли напарники, с бортовым компьютером. Потому что управлять топливной системой этого прожорливого мотора мог только электронный мозг.

 

-Сколько он кушает, Назим-ага? – спросила Оксана.

-Литров тридцать на сотню, но там два столитровых бака в корме.

-Все равно, от заправки до заправки. Старший, куда там нам надо ехать? Будет ли у нас достаточно АЗС по дороге?

-Ехать нам около двух тысяч, трассы будем выбирать наиболее нагруженные, чтобы уж точно затеряться. Здесь маячки стоят?

-Абдулло, об этом не думай даже. Какие маячки? – громко сказал он, но при этом вращая широко раскрытыми глазами. Потом приложил палец к губам, и кивком головы вызвал перегонщиков из гаража на улицу. Рыжая, не желая отрываться от изучения красавицы «победы», молча отправила на тайные переговоры напарника. И правильно, кому-то же надо было исправно поставлять «слухачам» восхищенные вздохи, бормотание, и прочие звуки, которые обычно воспроизводит среднестатистический человек в машине.

 

-Коридор прописан в маршрутном листе, в бардачке. - произнес Назим, положив доверительно руку на плечо Игоря. -  Там же документы на машину, доверенности, страховка. Но вы не езжайте той дорогой. Не надо.

-Кто бы сомневался. Кто нас «пасти» будет? Опять, все кому не лень? Шоу «два наивных дурака думают, что спрятались»? Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера!

-Я вас «пасти» точно не буду. Машина мне досталась уже «заряженной». Сколько у нее было хозяев до меня – понятия не имею. Вот, возьми приборчик, который всех клопов тебе покажет. Но как отключить модуль ДжиПиЭс в компьютере – я не знаю, в электронике не силен.

-Назим, скажи честно, куда мы вляпались? – вполголоса спросил Старший.

 

Тот посмотрел на фрилансера долгим, пристальным взглядом. Там было все, в его глазах, причастность к древнему знанию, глубина вселенной, мудрость сотен поколений человечества. Но ответа на свой вопрос Игорь так и не увидел, как ни всматривался. Единственное радовало – ни жалости, ни сочувствия, ни прощания или скорби, в туннелях вечности тоже не было. Значит, Назим-хан оправлял их не на верную смерть. И в подтверждение, как будто прочел мысли Старшего, старик молча прикрыл глаза.

 

А в гараже зажужжал стартер, и… И проснувшийся табун взревел. Вряд ли собранные в одном месте полтысячи жеребцов смогли бы изобразить такое, даже если бы очень постарались. Створки ворот, не полностью открытые, откинуло в стороны звуковой волной. В радиусе двухсот метров с места сорвались вспугнутые стаи птиц. Содрогнулась земля под ногами, песок перед гаражом – каждая из миллионов песчинок – подпрыгнул на миллиметр, и упал обратно, подняв облачка пыли. Машина выкатилась на дорогу.

 

-Не дави так сильно на педаль! – попытался хозяин перекричать рев мотора. Рыжая, отрезанная от внешнего мира броней и стеклом, его не услышала. Но по вибрации кузова и показаниям датчика оборотов поняла, что малость переборщила. Мотор тут же перешел на холостой режим. И сразу поскромнел насчет уровня шума.

 

-Ничего себе, Абдулло! – Оксана восхищенно вылезла из машины. – вот это тачила!!! Чур, я первая еду! Все пятьсот километров, пока бензина хватит!

-Хороший тебе партнер достался… - позавидовал хан. – Такое в наше время редкость. На бензин есть деньги? Вообще, вам дорожные выдали?

-Да зачем? – беззаботно проговорила Оксана – гробанем пару придорожных кафе, вот и хлеб. Я всегда бесплатно заправляюсь.

-Это она шутит так. – Старший показал Рыжей кулак. – Деньги есть, немного. Думаю, на дорогу хватит.

-Возьмите. – Назим-хан достал из кармана скрученную в рулончик пачку стодолларовых купюр. – Это от меня. Понравились вы мне.

-Дедушка, - скривилась женщина, - нам до ближайшего российского обменника придется очень долго ехать. Рубли есть?

-Лада Николаевна Зимина, в девичестве Агеева, 1984 года рождения, имеет сына десяти лет, безработная… - перешел мужчина на строгий официальный тон. Будто судья зачитывал личные данные осужденного. Лада побледнела. Старший тоже поник. Про них знали все.

-Мне продолжать? Или бежать в банк, чтобы вам рубли предоставить?

-Не надо, простите… - женщина понуро вернулась за руль. Дверь закрывала очень аккуратно, словно боялась, что хлопок станет инициатором дырки, через которую высыпались бы остальные ее секреты.

-Кто вы, Назим-хан? – тихо спросил Старший. После такой демонстрации знаний, он даже и не подумал о своей конспиративной кличке.

-Я просто человек, Игорь. Который знает чуть больше, чем остальные. Езжайте, и да поможет вам Аллах.

 

Мужчины крепко пожали друг другу руки. Игорь сел справа от рыжекудрого водителя. Лада, поджав губы, подрулевым рычагом включила передачу в положение «драйв», и чуть нажала на  педаль газа. Машина послушно тронулась с места.

 

Стрелка тахометра полезла вверх, отображая обороты двигателя, раскручивающегося в рабочий режим. Внутри действительно не было слышно рева прямоточного глушителя. А мотор тянул, и тянул прилично. Постепенно, увлеченная процессом слияния с автомобилем, Штурман вытесняла из себя отрицательные эмоции. Через пять минут она забыла и про Назима, и про Сивого, и про рюкзак с сотнями тысяч долларов. Она объезжала железного скакуна. И он, кажется, был не против. А уж когда протекторы колес почувствовали горячий асфальт автострады, «победа» и вовсе запела.

 

Дело в том, что Старший, откинув крышку «бардачка», обнаружил на ее внутренней стороне сенсорную панель управления. А уж управлять в машине было чем. Внешние датчики и камеры обзора; забортные микрофоны, необходимые для аудиоконтроля, так как статичные пуленепробиваемые стекла не пускали снаружи в салон ни воздух, ни шум; три вида звукового сигнала, от вежливого предупредительного баритона, до пароходной сирены, сдувающей с фарватера впереди идущие автомобили; восемь режимов работы двигателя, четырнадцать настроек подвески; и еще многие мелочи, которые водителю другого авто даже в голову не придут.

 

Так вот, когда Игорь решил послушать «воздух», в динамиках послышался ровный мощный гул мотора их автомобиля, сравнимый с горловым пением тибетских лам, мистическим и завораживающим. Он уже не ревел раненым динозавром. И «победа», набрав крейсерские 150 в час, «стояла» на трассе, как утюг, вдыхая казахские километры в ненасытный воздухоприемник.

 

Штурман, а теперь, если быть точнее, пилот, как влитая, сидела в водительском кресле. Родной победовский диван заменили на раздельные сиденья, анатомические, с мощными боковыми поддержками. Потолок, как рассмотрел Игорь позже, был перечеркнут трубами дуг безопасности, которые такими же по диаметру «ногами» упирались в усиленный пол. Танк, а не машина. Хотя, стандартная М-20 и в стандартной комплектации отличалась основательной брутальностью.

 

Постепенно потоки ветра сдули с кузова пыль веков, и обнаружилась окраска под серый металлик – довольно необычный цвет для этой машины. Теперь на нее стали смотреть из попутных машин. Приближалась граница. Экипаж, очарованный своим болидом, забыл и про таможенный контроль. Наверное, опрометчиво и преждевременно…

 

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0092654

от 12 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0092654 выдан для произведения:

Не все дешево, что плохо выглядит…

==================================================================

За завтраком Назим-хан смотрел на них одобрительно, а подающие к столу приборы женщины – с укоризной. Наверное, невольными свидетелями ночного приключения напарников, стали все обитатели этого жилищного кооператива. Все же большинство народа придерживалось строгих религиозных правил, и публичный акт любви оскорбил их чувства. Старший виновато уткнулся носом в чашку. Рыжая сонно щурилась, глаз не прятала, но и явное удовольствие с лица стерла.

 

-Ладно, голубки, вам действительно пора, пожалуй… - поднялся на ноги Назим. – Неудобные вы гости оказались, уж не обессудьте.

-Что с коридором? – торопливо делая последние глотки, спросил Игорь-Абдулло.

-Да с коридором все нормально… - не сразу ответил хозяин, отворачиваясь.

-Назим-ага, - Рыжая взяла его за рукав, заводясь. – Ну-ка, что вы там скрываете? Будет поддержка, или нет?

-Ханум, зачем нервничаешь, э? – аккуратно освободился Назим. – Абдулло, женщина твоя совсем злая. Если бы не вчерашняя ночь, я бы подумал, что ты ей мало ласки даешь.

-Идем за машиной. Пожалуйста. – Твердо сказал Старший. Рыжая фыркнула недовольно.

 

Двери гаража раскрылись бесшумно, петли были хорошо смазаны. Машина стояла, накрытая брезентовым чехлом. Прежде чем стянуть с нее покрывало, Назим предупредил:

 

-Не доверяйте сразу глазам. Не все по-настоящему дорогое должно так и выглядеть.

 

И был недалек от истины. Под брезентом оказалась покрытая пылью «победа», ГАЗ – М20. Выглядела она, на самом деле, непрезентабельно. Треснутое стекло фары, помятые колпаки на колесах, потертое лобовое стекло. Игорь не знал, сколько денег лежало в рюкзаке, но судя по поднятой вокруг этого транспортного средства суматохе, сумма немалая. И все из-за ЭТОГО?

 

Напарники недоуменно воззрились на улыбающегося Назима. Он явно был доволен произведенным эффектом.

 

-Я предупреждал, молодые люди, внешность обманчива.

-В чем прикол, Назим? Наркота, скажи честно?

-Игорь, Игорь, как ты примитивно мыслишь. Неужели тебя стали бы использовать, как банального наркокурьера? И потом, вас знают, никто не рискнул бы использовать вас втемную.

-Я вообще ничего не понимаю тогда. Столько денег за автохлам?

-Погоди, Старший… - Рыжая внимательно смотрела на «победу», будто видела что-то большее, нежели пыльный раритет. Хозяин заинтересованно следил за ее реакцией. А она пошла вдоль машины, как бы ощупывая ее, и даже принюхиваясь.

-Стекла трехслойные… Широкие катки, это не стандартная резина. Низкая посадка, значит вес больше, чем у заводской комплектации. Наверное, бронированная. Воздухозаборники переделанные, увеличенные. Выхлопная труба, это прямоток?

 

Назим покивал. Он сразу зауважал Ладу, как специалиста в области автомобильной техники. А она уже открыла капот, и присвистнула. Двигатель в машине был тоже нестандартный. Старший и сам неплохо разбирался в тачках, но увиденное потрясло его. Прежде всего то, как неизвестные конструкторы смогли запихнуть этого монстра в достаточно скромный моторный отсек. Хромированные приемные и выпускные трубы, множество шкивов и ремней, проводов, трубок, различных датчиков, релюшек и всяких разных приборов неизвестного назначения.

 

-Сколько кобыл? – походя спросила женина, так, будто ей не было особенно интересно.

-450. – отчитался бай.

-Нормально, для такого веса хватит. Старший, иди, что покажу.

 

Она открыла водительскую дверь. Вставленные под обшивку бронелисты заметно изменили профиль кузовных деталей. Толщина этой запчасти была сантиметров пятнадцать, то есть салон должен был сузиться на тридцать как минимум, считая пассажирскую дверцу. Но внутри оказалось достаточно комфортно сидеть. К стандартным приборам добавился искусно вделанный в родную металлическую «торпеду» жк-дисплей, связанный, как поняли напарники, с бортовым компьютером. Потому что управлять топливной системой этого прожорливого мотора мог только электронный мозг.

 

-Сколько он кушает, Назим-ага? – спросила Оксана.

-Литров тридцать на сотню, но там два столитровых бака в корме.

-Все равно, от заправки до заправки. Старший, куда там нам надо ехать? Будет ли у нас достаточно АЗС по дороге?

-Ехать нам около двух тысяч, трассы будем выбирать наиболее нагруженные, чтобы уж точно затеряться. Здесь маячки стоят?

-Абдулло, об этом не думай даже. Какие маячки? – громко сказал он, но при этом вращая широко раскрытыми глазами. Потом приложил палец к губам, и кивком головы вызвал перегонщиков из гаража на улицу. Рыжая, не желая отрываться от изучения красавицы «победы», молча отправила на тайные переговоры напарника. И правильно, кому-то же надо было исправно поставлять «слухачам» восхищенные вздохи, бормотание, и прочие звуки, которые обычно воспроизводит среднестатистический человек в машине.

 

-Коридор прописан в маршрутном листе, в бардачке. - произнес Назим, положив доверительно руку на плечо Игоря. -  Там же документы на машину, доверенности, страховка. Но вы не езжайте той дорогой. Не надо.

-Кто бы сомневался. Кто нас «пасти» будет? Опять, все кому не лень? Шоу «два наивных дурака думают, что спрятались»? Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера!

-Я вас «пасти» точно не буду. Машина мне досталась уже «заряженной». Сколько у нее было хозяев до меня – понятия не имею. Вот, возьми приборчик, который всех клопов тебе покажет. Но как отключить модуль ДжиПиЭс в компьютере – я не знаю, в электронике не силен.

-Назим, скажи честно, куда мы вляпались? – вполголоса спросил Старший.

 

Тот посмотрел на фрилансера долгим, пристальным взглядом. Там было все, в его глазах, причастность к древнему знанию, глубина вселенной, мудрость сотен поколений человечества. Но ответа на свой вопрос Игорь так и не увидел, как ни всматривался. Единственное радовало – ни жалости, ни сочувствия, ни прощания или скорби, в туннелях вечности тоже не было. Значит, Назим-хан оправлял их не на верную смерть. И в подтверждение, как будто прочел мысли Старшего, старик молча прикрыл глаза.

 

А в гараже зажужжал стартер, и… И проснувшийся табун взревел. Вряд ли собранные в одном месте полтысячи жеребцов смогли бы изобразить такое, даже если бы очень постарались. Створки ворот, не полностью открытые, откинуло в стороны звуковой волной. В радиусе двухсот метров с места сорвались вспугнутые стаи птиц. Содрогнулась земля под ногами, песок перед гаражом – каждая из миллионов песчинок – подпрыгнул на миллиметр, и упал обратно, подняв облачка пыли. Машина выкатилась на дорогу.

 

-Не дави так сильно на педаль! – попытался хозяин перекричать рев мотора. Рыжая, отрезанная от внешнего мира броней и стеклом, его не услышала. Но по вибрации кузова и показаниям датчика оборотов поняла, что малость переборщила. Мотор тут же перешел на холостой режим. И сразу поскромнел насчет уровня шума.

 

-Ничего себе, Абдулло! – Оксана восхищенно вылезла из машины. – вот это тачила!!! Чур, я первая еду! Все пятьсот километров, пока бензина хватит!

-Хороший тебе партнер достался… - позавидовал хан. – Такое в наше время редкость. На бензин есть деньги? Вообще, вам дорожные выдали?

-Да зачем? – беззаботно проговорила Оксана – гробанем пару придорожных кафе, вот и хлеб. Я всегда бесплатно заправляюсь.

-Это она шутит так. – Старший показал Рыжей кулак. – Деньги есть, немного. Думаю, на дорогу хватит.

-Возьмите. – Назим-хан достал из кармана скрученную в рулончик пачку стодолларовых купюр. – Это от меня. Понравились вы мне.

-Дедушка, - скривилась женщина, - нам до ближайшего российского обменника придется очень долго ехать. Рубли есть?

-Лада Николаевна Зимина, в девичестве Агеева, 1984 года рождения, имеет сына восьми лет, безработная… - перешел мужчина на строгий официальный тон. Будто судья зачитывал личные данные осужденного. Лада побледнела. Старший тоже поник. Про них знали все.

-Мне продолжать? Или бежать в банк, чтобы вам рубли предоставить?

-Не надо, простите… - женщина понуро вернулась за руль. Дверь закрывала очень аккуратно, словно боялась, что хлопок станет инициатором дырки, через которую высыпались бы остальные ее секреты.

-Кто вы, Назим-хан? – тихо спросил Старший. После такой демонстрации знаний, он даже и не подумал о своей конспиративной кличке.

-Я просто человек, Игорь. Который знает чуть больше, чем остальные. Езжайте, и да поможет вам Аллах.

 

Мужчины крепко пожали друг другу руки. Игорь сел справа от рыжекудрого водителя. Лада, поджав губы, подрулевым рычагом включила передачу в положение «драйв», и чуть нажала на  педаль газа. Машина послушно тронулась с места.

 

Стрелка тахометра полезла вверх, отображая обороты двигателя, раскручивающегося в рабочий режим. Внутри действительно не было слышно рева прямоточного глушителя. А мотор тянул, и тянул прилично. Постепенно, увлеченная процессом слияния с автомобилем, Штурман вытесняла из себя отрицательные эмоции. Через пять минут она забыла и про Назима, и про Сивого, и про рюкзак с сотнями тысяч долларов. Она объезжала железного скакуна. И он, кажется, был не против. А уж когда протекторы колес почувствовали горячий асфальт автострады, «победа» и вовсе запела.

 

Дело в том, что Старший, откинув крышку «бардачка», обнаружил на ее внутренней стороне сенсорную панель управления. А уж управлять в машине было чем. Внешние датчики и камеры обзора; забортные микрофоны, необходимые для аудиоконтроля, так как статичные пуленепробиваемые стекла не пускали снаружи в салон ни воздух, ни шум; три вида звукового сигнала, от вежливого предупредительного баритона, до пароходной сирены, сдувающей с фарватера впереди идущие автомобили; восемь режимов работы двигателя, четырнадцать настроек подвески; и еще многие мелочи, которые водителю другого авто даже в голову не придут.

 

Так вот, когда Игорь решил послушать «воздух», в динамиках послышался ровный мощный гул мотора их автомобиля, сравнимый с горловым пением тибетских лам, мистическим и завораживающим. Он уже не ревел раненым динозавром. И «победа», набрав крейсерские 150 в час, «стояла» на трассе, как утюг, вдыхая казахские километры в ненасытный воздухоприемник.

 

Штурман, а теперь, если быть точнее, пилот, как влитая, сидела в водительском кресле. Родной победовский диван заменили на раздельные сиденья, анатомические, с мощными боковыми поддержками. Потолок, как рассмотрел Игорь позже, был перечеркнут трубами дуг безопасности, которые такими же по диаметру «ногами» упирались в усиленный пол. Танк, а не машина. Хотя, стандартная М-20 и в стандартной комплектации отличалась основательной брутальностью.

 

Постепенно потоки ветра сдули с кузова пыль веков, и обнаружилась окраска под серый металлик – довольно необычный цвет для этой машины. Теперь на нее стали смотреть из попутных машин. Приближалась граница. Экипаж, очарованный своим болидом, забыл и про таможенный контроль. Наверное, опрометчиво и преждевременно…

Рейтинг: 0 470 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!