Экипаж. (17).

5 декабря 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

Время задумываться.

==========================================================================

Низкий, потемневший от старости потолок, уныло нависал прямо над лежащей на тахте Ладой. И без того серая его поверхность была в разводах и пятнах, от чего создавалось впечатление, что он равнодушно смотрит ей в глаза. Холод идущего за окном дождя, проникал сквозь тонкие стены ветхого домика, пронимал до костей. И, хотя комната наполнялась теплом, исходящим от тлеющих в древней печке углей, общая температура в маленькой сырой комнатке была не слишком комфортной.

На полу были разбросаны истерзанные, изорванные в куски простыни, одна, полностью пропитанная дождем и кровью, лежала, смятая в бесформенный комок. Другая, в подобном же состоянии, была отброшена в угол комнаты. Еще несколько чистых, сложенные в стопку на стуле, ожидали своей плачевной участи.

Игорь промокал очередной кусок материи в тазу с теплой водой, и прикладывал к израненному телу подруги. Он старался делать это максимально аккуратно, но прикосновения все равно причиняли страдания. Лада мужественно терпела, хотя иногда готова была обложить напарника самыми грязными, из известных ей, ругательствами. Всплеск адреналина, дающий ей силы для мести, теперь схлынул, и только сейчас страшная боль овладела ею полностью.  Тем не менее, Краснов не услышал ни одного эпитета в свой адрес, ведь он, в который раз, спас ей жизнь. Сжав зубы, Рыжая внешне бесстрастно глядела в потолок, не мигая, пока его ладони проводили необходимые манипуляции. Она пыталась отключиться от внешнего мира, чтобы менее было этой жестокой боли, жуткой боли в теле и душе.

А Красновым овладел ужас. Потому что увидел, насколько истерзано ее, такое хрупкое, тело. И все новые и новые ссадины открывались его взорам.

 

И вообще, на него накатило. Пелена ярости спала с глаз, отпустил азарт боя, во время которого не думаешь о моральной стороне происходящего; устраняемый противник не видится жертвой в общечеловеческом понимании, лишь боевой единицей, представляющей для тебя смертельную опасность. А теперь все в глазах Игоря перевернулось. И видел он себя не опытным бойцом, вытащившим с поля брани раненого товарища, направо и налево круша врага. Видел он себя маньяком-убийцей, загубившим десяток божьих тварей. Пусть бандиты, пусть негодяи, но – живые люди. А теперь, Игоревыми руками, отправленные на небеса. Или в геену огненную, как решит главный распорядитель. С глухим клокотанием откуда-то снизу начало подниматься черное, заполняя его собственную душу несмываемой грязью.

-Прости меня, Лада, я не успел, - машинально шептал он, уткнув в стену взгляд невидящих глаз.
-Все хорошо, Старший, - прохрипела она, сглатывая, и коснулась его ладони, сжала пальцы в замок. - Ты же вытащил меня оттуда. В который раз...

Она тихонько застонала, потом стон перешел в низкое рыдание. Игорь нагнулся и прижался губами к ее обнаженному плечу. После начал отирать кровь с бархатистой кожи, аккуратно обходя ссадины и раны. Рыжая отвернулась от него, и теперь смотрела в окно, за которым никак не переставал хлестать холодный осенний дождь.

-Тише, все хорошо будет, ты только потерпи чуть-чуть. – влажный лоскут простыни заскользил по ее животу вниз. И тут Краснов замер, остолбенев от ударившей его в затылок мысли. – Они тебя…

Он даже боялся задать этот вопрос, потому как заранее знал на него ответ. Лада тихонько вздрогнула, и, не поворачивая головы, кивнула. Игорь, словно ошпаренный вскочил на ноги и принялся мерить маленькое помещение шагами. Достал мобильный телефон и набрал номер.

-Алло, Саша? Это Игорь Овчарка, узнал?
-О, Игорёк, здоров! Какие дела? Как сам?
-Проблема у меня большая, помощь нужна. Срочно…
-Так, рассказывай. Что случилось?
-Зимин Петюня, падла, помнишь, я тебе про заказ рассказывал? Так вот, он в ловушку загнал нас с напарницей. Едва живы остались…
-Вы где?! Все живы? Ты в поряде?
-Да нормально, малость не расстреляли, ушел, а вот она в подвал к Петюне попала.
-Адрес говори, сейчас торпед пришлю, разворочу там все на хер!
-Да я уже сам ее вытащил, только Саш, беда, врач нужен срочно. Сам не справляюсь. А еще стрелку с этим отморозком недоделанным забить, побазарить по-взрослому. Очень надо.
-Не вопрос, брат, сделаем, давай адрес, мы вас заберем. Медика я захвачу.
-Спасибо, брат, я должен тебе буду, адрес СМСкой скину. Бывай.


-Одесситу звонил? – подала голос Лада.
-Ему… - Краснов сжал кулаки, - я Зимину устрою, порву собственными руками. Почему ты мне сразу не сказала ничего?
-Я сама отомстила за себя, не стоило тебе руки лишний раз марать.
-Ради этого дела, я бы замарал с удовольствием, - Старший присел возле кровати и укутал Ладу чистой простыней. – Скоро доктор приедет, заштопает тебя.

Он нежно поцеловал ее в губы, стараясь сдержать себя в руках и не разнести всю комнату в бессильной злобе. А Рыжая вновь тихонько заплакала. Игорь зарычал, отодвигаясь.

-Я не прощу себя за то, что они сделали это с тобой, никогда не прощу.
-Игорь, он у меня сына отнял, - прохрипела Штурман, отирая лицо простыней, - забрал, понимаешь?!
-Рыжик, ну успокойся, ты же его не растила даже!
-Но я дала ему жизнь.
-Ну, давай, выздоровеешь, заведем своего ребеночка, будет у нас своя маленькая девочка или мальчик.

И тут она истерично засмеялась.

Игорю показалось, что его напарница сходит с ума, но ее смех продлился всего несколько секунд, а потом перешел в еще более ужасающее рыдание. Лада никак не могла успокоиться, рыдание рвалось из нее наружу, не давая успокоиться.

-Дура, какая же я дура! - между всхлипами шептала она. - Какие дети!!! Ыыыыы...
-Да что с тобой?! - мужчина с силой сжал ее щеки ладонями, заставляя взглянуть себе в глаза.
-Общий ребеночек, да не может у нас детей быть общих, Краснов! Я от тебя уже дважды беременела! Не могу я ребенка выносить! Не могу

-Как два раза?! - теперь Старший подумал, что сам сходит с ума и ему это уже мерещится.
-Два раза, - повторила Лада, успокаиваясь, - мы тогда с тобой диск перевозили важный. В Египет, помнишь? Барыгам тамошним. Пришлось еще прятаться в аэропорту от их бандюков. Вот, первый раз сорвалось тогда.
-Ты упала тогда плашмя в воду, в бассейн. Помню.
-А потом у тебя Оксанка появилась. Я переживала...
-Я сделал тебе больно.
-Сделал. Очень больно. Знал бы ты, как я ревновала, эх...
-Прости меня, Ладушка, прости. Я больше не брошу тебя ни за что! Ни одна женщина не встанет между нами.

 

Эта ночь как будто решила морально добить Краснова. Западня, встреча со смертью, страх за Рыжую, кровавая резня, выстроившиеся в ряд лица убиенных, рвущаяся на части совесть, потрясение от подробностей истязаний… И теперь еще откровения напарницы. Как же он мог не замечать, что происходит с ними? Или не так. С ним лично не происходило ничего, что могло бы выйти за рамки его личного мироощущения. Да, они были молоды, бесшабашны, склонны к здоровому авантюризму. Жили всегда, отталкиваясь от естественных каждодневных потребностей, не забивая себе голову планами на туманное будущее. Конечно, о чем-то мечтали, не особо надеясь на возможное осуществление этих мечтаний. Когда организмы требовали секса – они не спорили с организмами. Даже когда оказывались рядом. Но никогда не придавали этому какого-то особого значения. Как оказалось, не придавал только один – Игорь Краснов.

 

Как же он мог не увидеть любовь в ее глазах? И эти беременности… Почему она промолчала? Он-то думал, что все как обычно, партнерша предохраняется, все такое. Да что он себе врет?! Никогда он и не задумывался о таких вещах! Типичный мужской подход – нет залёта – нет проблемы, не о чем и говорить. Ох, Краснов, урод ты конченный. С этого момента – урод.

 

Утро посеребрило подоконники, когда перед маленьким домиком остановился внедорожник, и несколько фигур уверенно зашли во двор. Лада была без сознания, а прикорнувший на стуле Игорь в момент очнулся от сна. Ждал он визитеров, прижавшись к двери, со взведенной «береттой» в руке.


-Овчарка, Игорек, чего там у тебя в руке, ствол или чека? - знакомый голос успокоил его. - Опусти оружие, брат, это мы с ребятами, за вами приехали.
-Сашка блин, а звонок сделать в западло?
-А я типа, не делал?! У тебя связи нет! Открывай!

Игорь щелкнул замком, впуская в маленькое помещение четверых человек. Первым шел его старый товарищ Саша Одессит - известный в определенных кругах человек. Вор в законе, одним словом. За ним два телохранителя, и видимо, врач, который сразу склонился над женщиной, щупая пульс. Мужчины пожали друг другу руки, и Саша глянул на постель.

-Не может быть! - глаза его полезли из орбит. - Ладка, дикая?! Она же вроде...
-Не дождешься. - чуть слышно прохрипела очнувшаяся Рыжая.
-Это Зиминские ее так отделали?! - нахмурился Одессит.
-Кто же еще, - хрустнул кулаками Краснов.

-Так, Игорек, давай-ка девочку на руки и в машину. Уже в клинике нашей все готово. Сейчас Эдик с бригадой ее быстро в нормальную форму вернет. Он парень-профи!
-Сейчас.

Краснов подошел к кровати и поднял любимую на руки. И тут почувствовал, как сводит болью раненную ногу. Поздно же она дала о себе знать. Не спеша захромал к джипу, стараясь не перенапрягать конечность.

 

Лежа на смотровой кушетке, Игорь ждал, когда закончится операция. Только что медсестры перевязали ему голень, ногу еще саднило, и кожа ныла. В глазах плыло от обезболивающих. И когда зашел Одессит, Старший даже до конца не понял, не мираж ли это.

-Ты знаешь, Игорь, я не беспредельщик, - Саша сел на докторский стул и сложил руки на груди, - но если ты захочешь завалить Зимина, то я не буду препятствовать.
-Нет, Саш, - Игорь сел и поглядел на товарища, - не хочу я больше крови. Мы и так пролили ее немало. Тем более этот выродок растит сына Ладкиного.
-Слышал об этом. Так, может, она забрать ребенка хочет?
-Вряд ли. Пацан не помнит маму, она не станет мучить дите.
-Ну, это ее дело. Я тут звонил Петюне, на послезавтра забили стрелку. Так что у вас пара дней для отдыха. Потом разбор полетов.
-Придет ли Ладка в себя за это время, не знаю даже...
-Придет, она у тебя железом кованая. Ни одного серьезного ранения. Эдик сам в шоке. Лицо, правда, сильно покоцали. И бабье потревожили шибко. Но у баб оно живучее, зарастет.

 

Старший скрипнул зубами, с грустью глядя в окно. Потом улыбнулся своим мыслям.

-Я ее не зря растил ведь. Для себя, выходит. Сильная девка. Очень сильная.
-Это уж точно. Сейчас Кузетта приедет, она мастер по восстановлению лиц. Приведем твою Ладку в порядок, будет лучше, чем раньше.
-Спасибо, Сань, что помогаешь нам.
-О чем базар, Игорёха, вы мне жизнь два раза спасали с Ладкой. Это я вам должен. Кстати, с тобой человек один очень хороший поговорить хотел.

Одессит набрал номер на мобильном, и протянул трубку Краснову. Игорь недоверчиво поглядел на товарища.

-Алло, кто это? - спросил он.
-Эээ, дорогой, нехорошо забывать друзей, Абдула. – в трубке зарокотал восточный говорок с хитрецой.
-Назим-хан?! - Старший невольно улыбнулся, - рад слышать тебя, дорогой.
-Я тоже. До меня новости нехорошие дошли, вот я и начал названивать приятелю своему давнему, спросить, что да как... Как там Оксана твоя?
-Плохо, Назим, плохо. Еще оперируют. Сильно поглумились над ней беспредельщики.
-Вай, шайтаны! Ну, ничего, найдем на них управу, на кобелей шелудивых. Обещаю тебе!

-Спасибо, Назим хан, даже и не знаю, что сказать тебе.
-Не знаешь, тогда молчи. Это тебе спасибо, благодаря вашему появлению в моем доме, у меня жизнь разнообразилась, и даже очень, э.
-В смысле?
-Потом расскажу. - ухмыльнулся Назим, и отключился.

-Что там? – спросил Одессит.

-Да не знаю, - Игорь пожал плечами, отдавая телефон Саше. – говорит, помогли ему жизнь разнообразить.

-Ну, приедет, спросишь подробнее. О, кажется Эдик закончил свои хирургические дела, пойдем спросим, что да как.
-Идем, - Игорь тяжело поднялся и поковылял за Сашей.

 

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0099359

от 5 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0099359 выдан для произведения:

Время задумываться.

==========================================================================

Низкий, потемневший от старости потолок, уныло нависал прямо над лежащей на тахте Ладой. И без того серая его поверхность была в разводах и пятнах, от чего создавалось впечатление, что он равнодушно смотрит ей в глаза. Холод идущего за окном дождя, проникал сквозь тонкие стены ветхого домика, пронимал до костей. И, хотя комната наполнялась теплом, исходящим от тлеющих в древней печке углей, общая температура в маленькой сырой комнатке была не слишком комфортной.

На полу были разбросаны истерзанные, изорванные в куски простыни, одна, полностью пропитанная дождем и кровью, лежала, смятая в бесформенный комок. Другая, в подобном же состоянии, была отброшена в угол комнаты. Еще несколько чистых, сложенные в стопку на стуле, ожидали своей плачевной участи.

Игорь промокал очередной кусок материи в тазу с теплой водой, и прикладывал к израненному телу подруги. Он старался делать это максимально аккуратно, но прикосновения все равно причиняли страдания. Лада мужественно терпела, хотя иногда готова была обложить напарника самыми грязными, из известных ей, ругательствами. Всплеск адреналина, дающий ей силы для мести, теперь схлынул, и только сейчас страшная боль овладела ею полностью.  Тем не менее, Краснов не услышал ни одного эпитета в свой адрес, ведь он, в который раз, спас ей жизнь. Сжав зубы, Рыжая внешне бесстрастно глядела в потолок, не мигая, пока его ладони проводили необходимые манипуляции. Она пыталась отключиться от внешнего мира, чтобы менее было этой жестокой боли, жуткой боли в теле и душе.

А Красновым овладел ужас. Потому что увидел, насколько истерзано ее, такое хрупкое, тело. И все новые и новые ссадины открывались его взорам.

 

И вообще, на него накатило. Пелена ярости спала с глаз, отпустил азарт боя, во время которого не думаешь о моральной стороне происходящего; устраняемый противник не видится жертвой в общечеловеческом понимании, лишь боевой единицей, представляющей для тебя смертельную опасность. А теперь все в глазах Игоря перевернулось. И видел он себя не опытным бойцом, вытащившим с поля брани раненого товарища, направо и налево круша врага. Видел он себя маньяком-убийцей, загубившим десяток божьих тварей. Пусть бандиты, пусть негодяи, но – живые люди. А теперь, Игоревыми руками, отправленные на небеса. Или в геену огненную, как решит главный распорядитель. С глухим клокотанием откуда-то снизу начало подниматься черное, заполняя его собственную душу несмываемой грязью.

-Прости меня, Лада, я не успел, - машинально шептал он, уткнув в стену взгляд невидящих глаз.
-Все хорошо, Старший, - прохрипела она, сглатывая, и коснулась его ладони, сжала пальцы в замок. - Ты же вытащил меня оттуда. В который раз...

Она тихонько застонала, потом стон перешел в низкое рыдание. Игорь нагнулся и прижался губами к ее обнаженному плечу. После начал отирать кровь с бархатистой кожи, аккуратно обходя ссадины и раны. Рыжая отвернулась от него, и теперь смотрела в окно, за которым никак не переставал хлестать холодный осенний дождь.

-Тише, все хорошо будет, ты только потерпи чуть-чуть. – влажный лоскут простыни заскользил по ее животу вниз. И тут Краснов замер, остолбенев от ударившей его в затылок мысли. – Они тебя…

Он даже боялся задать этот вопрос, потому как заранее знал на него ответ. Лада тихонько вздрогнула, и, не поворачивая головы, кивнула. Игорь, словно ошпаренный вскочил на ноги и принялся мерить маленькое помещение шагами. Достал мобильный телефон и набрал номер.

-Алло, Саша? Это Игорь Овчарка, узнал?
-О, Игорёк, здоров! Какие дела? Как сам?
-Проблема у меня большая, помощь нужна. Срочно…
-Так, рассказывай. Что случилось?
-Зимин Петюня, падла, помнишь, я тебе про заказ рассказывал? Так вот, он в ловушку загнал нас с напарницей. Едва живы остались…
-Вы где?! Все живы? Ты в поряде?
-Да нормально, малость не расстреляли, ушел, а вот она в подвал к Петюне попала.
-Адрес говори, сейчас торпед пришлю, разворочу там все на хер!
-Да я уже сам ее вытащил, только Саш, беда, врач нужен срочно. Сам не справляюсь. А еще стрелку с этим отморозком недоделанным забить, побазарить по-взрослому. Очень надо.
-Не вопрос, брат, сделаем, давай адрес, мы вас заберем. Медика я захвачу.
-Спасибо, брат, я должен тебе буду, адрес СМСкой скину. Бывай.


-Одесситу звонил? – подала голос Лада.
-Ему… - Краснов сжал кулаки, - я Зимину устрою, порву собственными руками. Почему ты мне сразу не сказала ничего?
-Я сама отомстила за себя, не стоило тебе руки лишний раз марать.
-Ради этого дела, я бы замарал с удовольствием, - Старший присел возле кровати и укутал Ладу чистой простыней. – Скоро доктор приедет, заштопает тебя.

Он нежно поцеловал ее в губы, стараясь сдержать себя в руках и не разнести всю комнату в бессильной злобе. А Рыжая вновь тихонько заплакала. Игорь зарычал, отодвигаясь.

-Я не прощу себя за то, что они сделали это с тобой, никогда не прощу.
-Игорь, он у меня сына отнял, - прохрипела Штурман, отирая лицо простыней, - забрал, понимаешь?!
-Рыжик, ну успокойся, ты же его не растила даже!
-Но я дала ему жизнь.
-Ну, давай, выздоровеешь, заведем своего ребеночка, будет у нас своя маленькая девочка или мальчик.

И тут она истерично засмеялась.

Игорю показалось, что его напарница сходит с ума, но ее смех продлился всего несколько секунд, а потом перешел в еще более ужасающее рыдание. Лада никак не могла успокоиться, рыдание рвалось из нее наружу, не давая успокоиться.

-Дура, какая же я дура! - между всхлипами шептала она. - Какие дети!!! Ыыыыы...
-Да что с тобой?! - мужчина с силой сжал ее щеки ладонями, заставляя взглянуть себе в глаза.
-Общий ребеночек, да не может у нас детей быть общих, Краснов! Я от тебя уже дважды беременела! Не могу я ребенка выносить! Не могу

-Как два раза?! - теперь Старший подумал, что сам сходит с ума и ему это уже мерещится.
-Два раза, - повторила Лада, успокаиваясь, - мы тогда с тобой диск перевозили важный. В Египет, помнишь? Барыгам тамошним. Пришлось еще прятаться в аэропорту от их бандюков. Вот, первый раз сорвалось тогда.
-Ты упала тогда плашмя в воду, в бассейн. Помню.
-А потом у тебя Оксанка появилась. Я переживала...
-Я сделал тебе больно.
-Сделал. Очень больно. Знал бы ты, как я ревновала, эх...
-Прости меня, Ладушка, прости. Я больше не брошу тебя ни за что! Ни одна женщина не встанет между нами.

 

Эта ночь как будто решила морально добить Краснова. Западня, встреча со смертью, страх за Рыжую, кровавая резня, выстроившиеся в ряд лица убиенных, рвущаяся на части совесть, потрясение от подробностей истязаний… И теперь еще откровения напарницы. Как же он мог не замечать, что происходит с ними? Или не так. С ним лично не происходило ничего, что могло бы выйти за рамки его личного мироощущения. Да, они были молоды, бесшабашны, склонны к здоровому авантюризму. Жили всегда, отталкиваясь от естественных каждодневных потребностей, не забивая себе голову планами на туманное будущее. Конечно, о чем-то мечтали, не особо надеясь на возможное осуществление этих мечтаний. Когда организмы требовали секса – они не спорили с организмами. Даже когда оказывались рядом. Но никогда не придавали этому какого-то особого значения. Как оказалось, не придавал только один – Игорь Краснов.

 

Как же он мог не увидеть любовь в ее глазах? И эти беременности… Почему она промолчала? Он-то думал, что все как обычно, партнерша предохраняется, все такое. Да что он себе врет?! Никогда он и не задумывался о таких вещах! Типичный мужской подход – нет залёта – нет проблемы, не о чем и говорить. Ох, Краснов, урод ты конченный. С этого момента – урод.

 

Утро посеребрило подоконники, когда перед маленьким домиком остановился внедорожник, и несколько фигур уверенно зашли во двор. Лада была без сознания, а прикорнувший на стуле Игорь в момент очнулся от сна. Ждал он визитеров, прижавшись к двери, со взведенной «береттой» в руке.


-Овчарка, Игорек, чего там у тебя в руке, ствол или чека? - знакомый голос успокоил его. - Опусти оружие, брат, это мы с ребятами, за вами приехали.
-Сашка блин, а звонок сделать в западло?
-А я типа, не делал?! У тебя связи нет! Открывай!

Игорь щелкнул замком, впуская в маленькое помещение четверых человек. Первым шел его старый товарищ Саша Одессит - известный в определенных кругах человек. Вор в законе, одним словом. За ним два телохранителя, и видимо, врач, который сразу склонился над женщиной, щупая пульс. Мужчины пожали друг другу руки, и Саша глянул на постель.

-Не может быть! - глаза его полезли из орбит. - Ладка, дикая?! Она же вроде...
-Не дождешься. - чуть слышно прохрипела очнувшаяся Рыжая.
-Это Зиминские ее так отделали?! - нахмурился Одессит.
-Кто же еще, - хрустнул кулаками Краснов.

-Так, Игорек, давай-ка девочку на руки и в машину. Уже в клинике нашей все готово. Сейчас Эдик с бригадой ее быстро в нормальную форму вернет. Он парень-профи!
-Сейчас.

Краснов подошел к кровати и поднял любимую на руки. И тут почувствовал, как сводит болью раненную ногу. Поздно же она дала о себе знать. Не спеша захромал к джипу, стараясь не перенапрягать конечность.

 

Лежа на смотровой кушетке, Игорь ждал, когда закончится операция. Только что медсестры перевязали ему голень, ногу еще саднило, и кожа ныла. В глазах плыло от обезболивающих. И когда зашел Одессит, Старший даже до конца не понял, не мираж ли это.

-Ты знаешь, Игорь, я не беспредельщик, - Саша сел на докторский стул и сложил руки на груди, - но если ты захочешь завалить Зимина, то я не буду препятствовать.
-Нет, Саш, - Игорь сел и поглядел на товарища, - не хочу я больше крови. Мы и так пролили ее немало. Тем более этот выродок растит сына Ладкиного.
-Слышал об этом. Так, может, она забрать ребенка хочет?
-Вряд ли. Пацан не помнит маму, она не станет мучить дите.
-Ну, это ее дело. Я тут звонил Петюне, на послезавтра забили стрелку. Так что у вас пара дней для отдыха. Потом разбор полетов.
-Придет ли Ладка в себя за это время, не знаю даже...
-Придет, она у тебя железом кованая. Ни одного серьезного ранения. Эдик сам в шоке. Лицо, правда, сильно покоцали. И бабье потревожили шибко. Но у баб оно живучее, зарастет.

 

Старший скрипнул зубами, с грустью глядя в окно. Потом улыбнулся своим мыслям.

-Я ее не зря растил ведь. Для себя, выходит. Сильная девка. Очень сильная.
-Это уж точно. Сейчас Кузетта приедет, она мастер по восстановлению лиц. Приведем твою Ладку в порядок, будет лучше, чем раньше.
-Спасибо, Сань, что помогаешь нам.
-О чем базар, Игорёха, вы мне жизнь два раза спасали с Ладкой. Это я вам должен. Кстати, с тобой человек один очень хороший поговорить хотел.

Одессит набрал номер на мобильном, и протянул трубку Краснову. Игорь недоверчиво поглядел на товарища.

-Алло, кто это? - спросил он.
-Эээ, дорогой, нехорошо забывать друзей, Абдула. – в трубке зарокотал восточный говорок с хитрецой.
-Назим-хан?! - Старший невольно улыбнулся, - рад слышать тебя, дорогой.
-Я тоже. До меня новости нехорошие дошли, вот я и начал названивать приятелю своему давнему, спросить, что да как... Как там Оксана твоя?
-Плохо, Назим, плохо. Еще оперируют. Сильно поглумились над ней беспредельщики.
-Вай, шайтаны! Ну, ничего, найдем на них управу, на кобелей шелудивых. Обещаю тебе!

-Спасибо, Назим хан, даже и не знаю, что сказать тебе.
-Не знаешь, тогда молчи. Это тебе спасибо, благодаря вашему появлению в моем доме, у меня жизнь разнообразилась, и даже очень, э.
-В смысле?
-Потом расскажу. - ухмыльнулся Назим, и отключился.

-Что там? – спросил Одессит.

-Да не знаю, - Игорь пожал плечами, отдавая телефон Саше. – говорит, помогли ему жизнь разнообразить.

-Ну, приедет, спросишь подробнее. О, кажется Эдик закончил свои хирургические дела, пойдем спросим, что да как.
-Идем, - Игорь тяжело поднялся и поковылял за Сашей.

 

Рейтинг: +2 226 просмотров
Комментарии (4)
Анна Магасумова # 5 декабря 2012 в 20:48 +1
Ой, как грустно...жаль Ладу... cry2 rose
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 5 декабря 2012 в 22:41 0
ничего, мы с ней одним железом кованы)))
Валентина Попова # 6 декабря 2012 в 21:04 +1
Такой конец неопределённый, продолжение напрашивается! Понравился рассказ и по содержанию и по изложению!
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 6 декабря 2012 в 22:01 0
Спасибо))) мы душу в него вкладывали полностью.