Экипаж. (16)

2 декабря 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

В каждом человеке сидит зверь.

==================================================================================

 

Дом Зимина был преклонного возраста, видел много хозяев, половину из них уже позабыл, и поэтому относился равнодушно к происходящему внутри. Если бы он мог вздыхать, то делал бы это часто, по-стариковски реагируя на слишком громкие крики, на наполняющие его человеческие эмоции самых противоположных полюсов: от похоти, страсти, самодовольства  и возбуждающего адреналина больших денег, до ненависти, растекающегося по стенам подвала безмерного страдания, и страшных проклятий в адрес нынешнего владельца, от которых оставались щербины на забрызганных кровью плитах пола.

 

Дом все это видел не раз. Поэтому, когда из парка, заросшего густыми желтеющими зарослями, приполз ночной туман, принесший на своих плечах тьму, окна усадьбы сперва вспыхнули электрическим светом, а потом погасли по очереди, словно строение устало закрыло глаза, отходя ко сну. И стон висящей на наручниках Рыжей не потревожил старика. Стон просто сполз по жирной от налипшей крови стене.

 

Угомонилась отдыхающая смена охраны, попытавшись алкоголем смыть из возбужденных мозгов воспоминания о дневных злодействах. Тертые парни, вычеркнувшие из жизни не одну личность за долгие годы служения Зимину, и ему подобным типам, они относились к «потерянному поколению» лихих 90-х, оставившему там же, в исковерканном детстве все человеческое. Прилепившись к хозяину, они долгие годы впитывали его неуемную злобу, учились не замечать чужой боли, да и вообще не замечать ничего вокруг, кроме приказаний босса. Они вздрагивали во сне – даже самый сильный наркоз не выключал полностью деятельность мозга.

 

Охрана внешнего периметра не была посвящена в подробности биографий очередных пленников Петра Зимина. Для них эти две особи были таким же мусором, каковым считал остальных людей хозяин. В криминальном мире было относительно спокойно, шефу никто не угрожал, поэтому предпосылок для повышенной бдительности не наблюдалось. Уровень крутизны Зимина был не настолько высок, чтобы окружать себя профессионалами, достаточно было иметь рожу пострашнее, да лоб покрепче, чтобы отпугивать обывателей. И никаких раций, камер наблюдения, и прочих технических игрушек, к тому же безумно дорогих. А тратить лишнее Петр не любил.

 

Беспечные часовые разбрелись по территории, становясь неразличимыми на фоне ночи в своих темных костюмах. Не отслеживая друг друга даже визуально. И не замечая, что в строю их оставалось все меньше и меньше.

 

Звуки гасил плотный туман. А хруст позвонков так напоминает треск ломаемой ветки. Чуть более черный, чем ночь, силуэт, бесшумно отделялся от зарослей, вставая за спиной охранника, неуловимое движение рук, и очередной камень ложился на совесть, оставляя на душе грязь. Но сейчас эта грязь просто не замечалась. Глаза Старшего видели только дом, в котором держали его напарницу, ноги несли его к этому дому, а руки методично убирали препятствия с дороги.

 

…Перед тем, как оглушенного Краснова бандиты собирались столкнуть в яму, он внезапно пришел в сознание. И даже сделал попытку кинуться на ближайшего противника, того самого Кирю. Такого поворота никто из них не ожидал. Киря пропустил удар, но сработали бойцовские инстинкты остальных. Мышечная память опередила мозги. Трое одновременно выбросили руки, намереваясь сломать Игорю челюсть. Но так как она была одна, а кулака три, сила удара погасилась при их столкновении. И его просто пихнули в сторону берега. Краснов сгруппировался, входя в мутную от ила воду. Краем глаза он видел, как Зимин наматывал волосы Рыжей на кулак. Понимал, что надо бросаться ей на помощь, но подсознание подсказало сохранить сперва свою жизнь, чтобы потом спасать жизнь самого близкого ему человека.

 

Под водой, полностью погрузившись в жижу, Краснов ужом пополз по скользкому дну, стремясь покинуть место падения. Пули с тупыми взбулькиваниями прошивали толщу воды, оглушая Игоря. И все же одна свинцовая капля настигла его, сорвав кожу с голени. Кровь смешалась с грязью, окрасив взбаламученную поверхность в бордовое. Из чего братки сделали вывод, что клиент мертв. Тем более что возня прекратилась, Игорь замер на дне, стиснув зубы от боли и нехватки воздуха. Когда в глазах почернело, и мозг начал замирать без кислорода, он все же рискнул приподнять голову над водой, чтобы сделать вдох. Закрыв глаза, в ожидании пули в затылок. Но выстрела не последовало. Мало того, он услышал удаляющиеся звуки моторов. И в этот раз встреча с всевышним не состоялась. Значит, здесь Краснов был нужнее.

 

Дорога к дому врага кровавой царапиной запечатлелась в памяти Игоря. Обсыхая на бегу, он снял куртку и рубаху, и попытался их вытряхнуть. Остановка даже на пару минут, чтобы произвести гигиенические процедуры, сейчас ему претила. И возле изгороди, отделяющей парковую аллею от усадьбы, он очутился в наступивших сумерках незаметно для собственного сознания. А засохшая грязь маскировала его под естественную природную среду.

 

Первый же сторож, упавший в траву со свернутой шеей, снабдил Краснова парой дорогих ножей, оказавшихся в его амуниции. Семнадцатизарядная «беретта» тоже перекочевала в карман мстителя, но нарушать покой элитного поселка выстрелами, раньше времени Игорь не собирался. Управляться со смертоносной сталью он умел не хуже, чем с огнестрелом, только не любил этого. Но сейчас чувства не работали.


Лада внезапно широко открыла глаза и обвела комнату, в которой сидела, остекленевшими глазами. Через секунду огромный дом содрогнулся от нечеловеческого вопля.

 

Сидевшие в комнате бандиты встрепенулись, бросив взгляды на дверь в подвал.

 

-Похоже крышка у телы вконец уехала, - заметил Киря, который стрелял в Игоря. - Жаль, красивая была.
-Все равно босс ее в расход пустит, - заметил его напарник. - Заметь, творим сейчас историю, практически уничтожили две легендарные личности... Может, успеем еще позабавиться?...

Он даже закончить фразу не успел. Забавно, нож входит в тело настолько легко, даже удивительно, главное, попасть между ребер. Киря, перед смертью испугавшись до оцепенения вида «клиента», воскресшего из мертвых, упал возле стола, зажимая рану на шее. Рука Игоря аккуратно отерла нож о его куртку, после чего он переступил через тело и стал спускаться в подвал. Потянуло сыростью, а в ноздри ударил густой запах крови. Видно Зимин не в первый раз устраивал избиения пленных в этом помещении.

Ладу было не узнать. Лицо заплыло от ударов и запеклось кровавой коркой. Глаза были красными, словно у лабораторной мыши - альбиноса. Игорь опустился на колени и прикоснулся прохладной ладонью к щеке напарницы. Она с трудом улыбнулась, зажмуриваясь и тяжело вздохнула.

-Ладушка, Рыжик мой дорогой, прости меня! - шептал он осыпая ее разбитые губы поцелуями.
-Освободи меня, - хрип ее сорванного голоса, заставил его вздрогнуть.

Спорить с ней сейчас было опасно, да и бесполезно, поэтому Старший, не медля ни секунды, расстегнул приковывающие ее к батарее наручники.

Пошатываясь от усталости, женщина встала и размяла плечи. Взгляд ее стал холодным и сосредоточенным.

-Нож мне дай!
-Держи! - Игорь выполнил ее просьбу, Лада даже удивилась.

-В этом доме сейчас находятся 22 человека. – Рыжая сорвала с себя засохший от крови гольф, оставшись в одном белье, - я хочу, чтобы в течение часа не осталось никого.
-Я закрыл выходы, ты можешь делать все, что посчитаешь нужным.
-Тогда отойди на безопасное расстояние. Сейчас этот дом оплывет.
-Я прикрываю твою спину, Штурман!
-Отойди подальше, не мешай мне.

Она молча сняла сапоги и бесшумно заскользила вдоль стены. Следом тянулась тоненькая дорожка из крохотных рубиновых капелек.

-Ну, понеслась… - буркнул Краснов. Хотел было перекреститься, да понял, что не та ситуация, поэтому просто пошел следом за озверевшей напарницей. Он понимал, что сейчас выпускал на волю чудовище, доселе скрывавшееся за внешностью миловидной женщины.

А Лада, словно волчица, учуявшая кровь, медленно, неслышно продвигалась вперед, Навстречу добыче. Первый же, вышедший покурить на порог бандит, был просто подавлен ее яростью. Хрупкая от природы девушка, сбила его с ног и исполосовала в лоскуты, еще до того, как он успел рот открыть. В глазах ее играла такая ярость, что Старшего начала бить мелкая дрожь. Отерев нож, женщина резко обернулась и метнула клинок в сторону оторопевшего напарника. Лезвие просвистело в сантиметре от уха мужчины, и за его спиной кто-то вскрикнул.

-Блин, сдал. – Рыжая рыкнула недовольно. Вырвала кинжал из глазницы убитого и прижалась к стене. Со стороны гостиной послышались голоса. Краснов осмотрелся по сторонам.  На крик в коридор выбежали несколько братков. Игорь щелкнул выключателем, сделав в помещении тьму. Со света шагнувшие во мрак бандиты оказались ослепленными. Началась паника, суета, кто-то даже выстрелить успел (попал, по ходу в своего же). Люди не могли понять, что происходит, а в это время Рыжая работала с холодным расчетом, подобно ласке в курятнике, убивая одного, и тут же молниеносно нападая на другого.  Буквально через минуту наступила тишина. Игорь включил свет, прикрыл глаза, подавив рвотные позывы, обошел несколько распростертых тел.


-Час ты давала? Не много ли?
-Достаточно.

-Десять человек за 8 минут? Это все ожидания превзошло.

Лада пошатнулась, хватаясь за стенку и на секунду закрыла глаза.

-Старший, плохо, очень плохо. Я же говорила тебе!
-Прости меня, любимая, я не послушал тебя. - Игорь подхватил женщину под руки, не давая ей упасть.

Топот очередной партии бегущих вывел обоих из секундного ступора. Лада в мгновенье подобралась, и с силой оторвавшись от земли, опустилась прямо в самую гущу бестолково столпившихся в узком проходе бандюков. Первому же из них, еще на ходу, она свернула шею, разворачивая его лицом к подельникам, а телом прикрылась, как щитом, чтобы не быть пристреленной. Старший бросился следом, стараясь не отставать. Ножи замелькали смертоносными перышками, нанося жуткие раны противникам. Они кромсали своих противников, пачкаясь в их крови, и, даже подрагивали в азартном запале, становясь похожими на гончих, набрасывающихся на лису. Не прошло и двух минут, как все закончилось. Партнеры, тяжело дыша, стояли в конце коридора, перед дверью в кабинет Зимина. Рыжая прислушалась и ухмыльнулась.

-Дрожит, тварь. Игорь, открой дверь.

Старший зло ухмыльнулся, и сильным ударом ноги снял дверь с петель. Женщина медленно зашла в кабинет. Петр сидел за столом, судорожно пытаясь попасть пальцем в кнопки телефона. Лада взяла провод и легко чиркнула по нему ножом.

-Скотина, думал, если ты соберешь тут армию, я не выберусь? Получай теперь науку!

Удар ногтей разорвал кожу на лице мужчины. Он визгливо закричал, прикрываясь руками. Штурман прыжком уселась на столе, глядя в глаза Зимину. Это был не людской взгляд, так смотрела волчица на загнанного в угол кролика. Она занесла кинжал для удара, вдохнув полной грудью.

-Не трогай папу, чудовище! - рыжеволосый мальчик, вбежавший через боковую дверь, отважно закрыл собой отца, с ненавистью глядя женщине в глаза.
-Костя! - глаза Лады расширились от ужаса. - Сынок!
-Не трогай папу!
-Костя, я мама твоя! - женщина попыталась прикоснуться к мальчику, но он отпрянул назад, все еще прикрывая отца.
-Моя мама в городе живет, она хорошая тетя, а ты монстр!
-Нет, Костя, я твоя мама! - попыталась оправдаться Лада, но вдруг опустила голову и вздохнула. - Да, Костя, я монстр. И ты победил этого монстра, только что победил. Молись, на своего сына, ублюдочный выродок. Он спас тебе жизнь только что. Гордись им. Ты вырастил героя.

Нож лег на стол. Рыжая слезла со стола и, шатаясь, поплелась прочь из кабинета. Игорь задержался в дверях.

-Мы еще встретимся с тобой, Зимин. Только на нейтральной стороне. И при свидетелях!

Лада ждала его возле дома. Они медленно пошли в сторону лесополосы, и тут женщина упала на колени, вонзив ногти в землю, протяжно застонала. Старший обхватил ее за талию и поднял на руки.

-Он добился своего, мой сын ненавидит меня, - сквозь слезы пошептала она. Лада вернулась, она уже не была тем озверевшим от боли и стыда созданием, которое вышло из подвала, на его руках в полубесчувственном состоянии лежала раненная, хрупкая женщина, страдающая всей душой о том, что утратила свое единственное дитя.

-Все образумится, Ладушка, все образумится. – успокаивал женщину Краснов, оборачивая ее покрывалом, сдернутым с койки в комнате охраны.

С неба полил моросящий осенний дождь, похолодало и стало очень неуютно. Игорь перекинул напарницу через плечо, и припустил рысцой вдоль аллеи, покидая усадьбу, в очередной раз обагренную кровью. Сумрак поглотил их, скрывая от чужих глаз….

 

-----------------------------------------------------------------------------------------------

 

 

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0098563

от 2 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0098563 выдан для произведения:

В каждом человеке сидит зверь.

==================================================================================

 

Дом Зимина был преклонного возраста, видел много хозяев, половину из них уже позабыл, и поэтому относился равнодушно к происходящему внутри. Если бы он мог вздыхать, то делал бы это часто, по-стариковски реагируя на слишком громкие крики, на наполняющие его человеческие эмоции самых противоположных полюсов: от похоти, страсти, самодовольства  и возбуждающего адреналина больших денег, до ненависти, растекающегося по стенам подвала безмерного страдания, и страшных проклятий в адрес нынешнего владельца, от которых оставались щербины на забрызганных кровью плитах пола.

 

Дом все это видел не раз. Поэтому, когда из парка, заросшего густыми желтеющими зарослями, приполз ночной туман, принесший на своих плечах тьму, окна усадьбы сперва вспыхнули электрическим светом, а потом погасли по очереди, словно строение устало закрыло глаза, отходя ко сну. И стон висящей на наручниках Рыжей не потревожил старика. Стон просто сполз по жирной от налипшей крови стене.

 

Угомонилась отдыхающая смена охраны, попытавшись алкоголем смыть из возбужденных мозгов воспоминания о дневных злодействах. Тертые парни, вычеркнувшие из жизни не одну личность за долгие годы служения Зимину, и ему подобным типам, они относились к «потерянному поколению» лихих 90-х, оставившему там же, в исковерканном детстве все человеческое. Прилепившись к хозяину, они долгие годы впитывали его неуемную злобу, учились не замечать чужой боли, да и вообще не замечать ничего вокруг, кроме приказаний босса. Они вздрагивали во сне – даже самый сильный наркоз не выключал полностью деятельность мозга.

 

Охрана внешнего периметра не была посвящена в подробности биографий очередных пленников Петра Зимина. Для них эти две особи были таким же мусором, каковым считал остальных людей хозяин. В криминальном мире было относительно спокойно, шефу никто не угрожал, поэтому предпосылок для повышенной бдительности не наблюдалось. Уровень крутизны Зимина был не настолько высок, чтобы окружать себя профессионалами, достаточно было иметь рожу пострашнее, да лоб покрепче, чтобы отпугивать обывателей. И никаких раций, камер наблюдения, и прочих технических игрушек, к тому же безумно дорогих. А тратить лишнее Петр не любил.

 

Беспечные часовые разбрелись по территории, становясь неразличимыми на фоне ночи в своих темных костюмах. Не отслеживая друг друга даже визуально. И не замечая, что в строю их оставалось все меньше и меньше.

 

Звуки гасил плотный туман. А хруст позвонков так напоминает треск ломаемой ветки. Чуть более черный, чем ночь, силуэт, бесшумно отделялся от зарослей, вставая за спиной охранника, неуловимое движение рук, и очередной камень ложился на совесть, оставляя на душе грязь. Но сейчас эта грязь просто не замечалась. Глаза Старшего видели только дом, в котором держали его напарницу, ноги несли его к этому дому, а руки методично убирали препятствия с дороги.

 

…Перед тем, как оглушенного Краснова бандиты собирались столкнуть в яму, он внезапно пришел в сознание. И даже сделал попытку кинуться на ближайшего противника, того самого Кирю. Такого поворота никто из них не ожидал. Киря пропустил удар, но сработали бойцовские инстинкты остальных. Мышечная память опередила мозги. Трое одновременно выбросили руки, намереваясь сломать Игорю челюсть. Но так как она была одна, а кулака три, сила удара погасилась при их столкновении. И его просто пихнули в сторону берега. Краснов сгруппировался, входя в мутную от ила воду. Краем глаза он видел, как Зимин наматывал волосы Рыжей на кулак. Понимал, что надо бросаться ей на помощь, но подсознание подсказало сохранить сперва свою жизнь, чтобы потом спасать жизнь самого близкого ему человека.

 

Под водой, полностью погрузившись в жижу, Краснов ужом пополз по скользкому дну, стремясь покинуть место падения. Пули с тупыми взбулькиваниями прошивали толщу воды, оглушая Игоря. И все же одна свинцовая капля настигла его, сорвав кожу с голени. Кровь смешалась с грязью, окрасив взбаламученную поверхность в бордовое. Из чего братки сделали вывод, что клиент мертв. Тем более что возня прекратилась, Игорь замер на дне, стиснув зубы от боли и нехватки воздуха. Когда в глазах почернело, и мозг начал замирать без кислорода, он все же рискнул приподнять голову над водой, чтобы сделать вдох. Закрыв глаза, в ожидании пули в затылок. Но выстрела не последовало. Мало того, он услышал удаляющиеся звуки моторов. И в этот раз встреча с всевышним не состоялась. Значит, здесь Краснов был нужнее.

 

Дорога к дому врага кровавой царапиной запечатлелась в памяти Игоря. Обсыхая на бегу, он снял куртку и рубаху, и попытался их вытряхнуть. Остановка даже на пару минут, чтобы произвести гигиенические процедуры, сейчас ему претила. И возле изгороди, отделяющей парковую аллею от усадьбы, он очутился в наступивших сумерках незаметно для собственного сознания. А засохшая грязь маскировала его под естественную природную среду.

 

Первый же сторож, упавший в траву со свернутой шеей, снабдил Краснова парой дорогих ножей, оказавшихся в его амуниции. Семнадцатизарядная «беретта» тоже перекочевала в карман мстителя, но нарушать покой элитного поселка выстрелами, раньше времени Игорь не собирался. Управляться со смертоносной сталью он умел не хуже, чем с огнестрелом, только не любил этого. Но сейчас чувства не работали.


Лада внезапно широко открыла глаза и обвела комнату, в которой сидела, остекленевшими глазами. Через секунду огромный дом содрогнулся от нечеловеческого вопля.

 

Сидевшие в комнате бандиты встрепенулись, бросив взгляды на дверь в подвал.

 

-Похоже крышка у телы вконец уехала, - заметил Киря, который стрелял в Игоря. - Жаль, красивая была.
-Все равно босс ее в расход пустит, - заметил его напарник. - Заметь, творим сейчас историю, практически уничтожили две легендарные личности... Может, успеем еще позабавиться?...

Он даже закончить фразу не успел. Забавно, нож входит в тело настолько легко, даже удивительно, главное, попасть между ребер. Киря, перед смертью испугавшись до оцепенения вида «клиента», воскресшего из мертвых, упал возле стола, зажимая рану на шее. Рука Игоря аккуратно отерла нож о его куртку, после чего он переступил через тело и стал спускаться в подвал. Потянуло сыростью, а в ноздри ударил густой запах крови. Видно Зимин не в первый раз устраивал избиения пленных в этом помещении.

Ладу было не узнать. Лицо заплыло от ударов и запеклось кровавой коркой. Глаза были красными, словно у лабораторной мыши - альбиноса. Игорь опустился на колени и прикоснулся прохладной ладонью к щеке напарницы. Она с трудом улыбнулась, зажмуриваясь и тяжело вздохнула.

-Ладушка, Рыжик мой дорогой, прости меня! - шептал он осыпая ее разбитые губы поцелуями.
-Освободи меня, - хрип ее сорванного голоса, заставил его вздрогнуть.

Спорить с ней сейчас было опасно, да и бесполезно, поэтому Старший, не медля ни секунды, расстегнул приковывающие ее к батарее наручники.

Пошатываясь от усталости, женщина встала и размяла плечи. Взгляд ее стал холодным и сосредоточенным.

-Нож мне дай!
-Держи! - Игорь выполнил ее просьбу, Лада даже удивилась.

-В этом доме сейчас находятся 22 человека. – Рыжая сорвала с себя засохший от крови гольф, оставшись в одном белье, - я хочу, чтобы в течение часа не осталось никого.
-Я закрыл выходы, ты можешь делать все, что посчитаешь нужным.
-Тогда отойди на безопасное расстояние. Сейчас этот дом оплывет.
-Я прикрываю твою спину, Штурман!
-Отойди подальше, не мешай мне.

Она молча сняла сапоги и бесшумно заскользила вдоль стены. Следом тянулась тоненькая дорожка из крохотных рубиновых капелек.

-Ну, понеслась… - буркнул Краснов. Хотел было перекреститься, да понял, что не та ситуация, поэтому просто пошел следом за озверевшей напарницей. Он понимал, что сейчас выпускал на волю чудовище, доселе скрывавшееся за внешностью миловидной женщины.

А Лада, словно волчица, учуявшая кровь, медленно, неслышно продвигалась вперед, Навстречу добыче. Первый же, вышедший покурить на порог бандит, был просто подавлен ее яростью. Хрупкая от природы девушка, сбила его с ног и исполосовала в лоскуты, еще до того, как он успел рот открыть. В глазах ее играла такая ярость, что Старшего начала бить мелкая дрожь. Отерев нож, женщина резко обернулась и метнула клинок в сторону оторопевшего напарника. Лезвие просвистело в сантиметре от уха мужчины, и за его спиной кто-то вскрикнул.

-Блин, сдал. – Рыжая рыкнула недовольно. Вырвала кинжал из глазницы убитого и прижалась к стене. Со стороны гостиной послышались голоса. Краснов осмотрелся по сторонам.  На крик в коридор выбежали несколько братков. Игорь щелкнул выключателем, сделав в помещении тьму. Со света шагнувшие во мрак бандиты оказались ослепленными. Началась паника, суета, кто-то даже выстрелить успел (попал, по ходу в своего же). Люди не могли понять, что происходит, а в это время Рыжая работала с холодным расчетом, подобно ласке в курятнике, убивая одного, и тут же молниеносно нападая на другого.  Буквально через минуту наступила тишина. Игорь включил свет, прикрыл глаза, подавив рвотные позывы, обошел несколько распростертых тел.


-Час ты давала? Не много ли?
-Достаточно.

-Десять человек за 8 минут? Это все ожидания превзошло.

Лада пошатнулась, хватаясь за стенку и на секунду закрыла глаза.

-Старший, плохо, очень плохо. Я же говорила тебе!
-Прости меня, любимая, я не послушал тебя. - Игорь подхватил женщину под руки, не давая ей упасть.

Топот очередной партии бегущих вывел обоих из секундного ступора. Лада в мгновенье подобралась, и с силой оторвавшись от земли, опустилась прямо в самую гущу бестолково столпившихся в узком проходе бандюков. Первому же из них, еще на ходу, она свернула шею, разворачивая его лицом к подельникам, а телом прикрылась, как щитом, чтобы не быть пристреленной. Старший бросился следом, стараясь не отставать. Ножи замелькали смертоносными перышками, нанося жуткие раны противникам. Они кромсали своих противников, пачкаясь в их крови, и, даже подрагивали в азартном запале, становясь похожими на гончих, набрасывающихся на лису. Не прошло и двух минут, как все закончилось. Партнеры, тяжело дыша, стояли в конце коридора, перед дверью в кабинет Зимина. Рыжая прислушалась и ухмыльнулась.

-Дрожит, тварь. Игорь, открой дверь.

Старший зло ухмыльнулся, и сильным ударом ноги снял дверь с петель. Женщина медленно зашла в кабинет. Петр сидел за столом, судорожно пытаясь попасть пальцем в кнопки телефона. Лада взяла провод и легко чиркнула по нему ножом.

-Скотина, думал, если ты соберешь тут армию, я не выберусь? Получай теперь науку!

Удар ногтей разорвал кожу на лице мужчины. Он визгливо закричал, прикрываясь руками. Штурман прыжком уселась на столе, глядя в глаза Зимину. Это был не людской взгляд, так смотрела волчица на загнанного в угол кролика. Она занесла кинжал для удара, вдохнув полной грудью.

-Не трогай папу, чудовище! - рыжеволосый мальчик, вбежавший через боковую дверь, отважно закрыл собой отца, с ненавистью глядя женщине в глаза.
-Костя! - глаза Лады расширились от ужаса. - Сынок!
-Не трогай папу!
-Костя, я мама твоя! - женщина попыталась прикоснуться к мальчику, но он отпрянул назад, все еще прикрывая отца.
-Моя мама в городе живет, она хорошая тетя, а ты монстр!
-Нет, Костя, я твоя мама! - попыталась оправдаться Лада, но вдруг опустила голову и вздохнула. - Да, Костя, я монстр. И ты победил этого монстра, только что победил. Молись, на своего сына, ублюдочный выродок. Он спас тебе жизнь только что. Гордись им. Ты вырастил героя.

Нож лег на стол. Рыжая слезла со стола и, шатаясь, поплелась прочь из кабинета. Игорь задержался в дверях.

-Мы еще встретимся с тобой, Зимин. Только на нейтральной стороне. И при свидетелях!

Лада ждала его возле дома. Они медленно пошли в сторону лесополосы, и тут женщина упала на колени, вонзив ногти в землю, протяжно застонала. Старший обхватил ее за талию и поднял на руки.

-Он добился своего, мой сын ненавидит меня, - сквозь слезы пошептала она. Лада вернулась, она уже не была тем озверевшим от боли и стыда созданием, которое вышло из подвала, на его руках в полубесчувственном состоянии лежала раненная, хрупкая женщина, страдающая всей душой о том, что утратила свое единственное дитя.

-Все образумится, Ладушка, все образумится. – успокаивал женщину Краснов, оборачивая ее покрывалом, сдернутым с койки в комнате охраны.

С неба полил моросящий осенний дождь, похолодало и стало очень неуютно. Игорь перекинул напарницу через плечо, и припустил рысцой вдоль аллеи, покидая усадьбу, в очередной раз обагренную кровью. Сумрак поглотил их, скрывая от чужих глаз….

 

-----------------------------------------------------------------------------------------------

 

 

Рейтинг: +1 564 просмотра
Комментарии (3)
Анна Магасумова # 2 декабря 2012 в 21:33 +1
Да, круто... 5min Оказывается пропустила несколько глав...извините..
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 2 декабря 2012 в 21:42 0
Ну слава творцу, вы вернулись smile мы уже переживать начали...
Анна Магасумова # 5 декабря 2012 в 20:49 0
Были проблемы с Интернетом...Сейчас поменяла браузер. kissfor