С водой шутки плохи.

17 февраля 2014 - Владимир Ростов
article192205.jpg
.
 
      Однажды, с другом Кириллом, с которым Иваныч работал в одной из строительной бригады экспедиции, решили в выходные дни съездить порыбачить на реку Северную. Река Северная это нечто…. Судоходная только для отчаянных смельчаков. Она брала своё начало из глубоководного озера Виви, находящегося на разломе земной коры. Северная вытекала с верховий плато небольшим ручейком, по ходу вбирая в себя другие ручьи, речушки, родники и набирая под уклон силу и скорость, круша и выворачивая всё на своём пути, стремительно неслась мощной рекой, которую ни чем уже невозможно было остановить до самого впадения в Угрюм - реку. На устье она немного укрощала свой буйный и строптивый характер и отдавала свои воды в объятия старшей сестры. Для экстремалов – рыбаков, места интереснее не отыскать!

     Иваныча воображение, будоражили рассказы бывалых бродяг – рыбаков, побывавших там не единожды. По их  байкам, там и хариусы метровые, и таймени величиной с бревно. А если, говорили, подняться выше двадцать седьмого километра от устья, преодолев два опасных порога, то там можно получить такое удовольствие от рыбалки, которое и не снилось многим:
-  Что ж? Проверим!!! – Думал Иваныч.

      Собрали с вечера удочки, спиннинги, рюкзаки, продукты, мешки под рыбу. Проснувшись пораньше, попрощались с жёнушками, детками и отправились в путь….
На берегу Угрюм – реки их ждала первая купленная Иванычем лодка – «Казанка» с булями. Столкнули с саней её в воду. Загрузили всё что необходимо, и плюс к этому ещё сто двадцать литров бензина в запас. Подцепили подвесной мотор – «Ветерок – 12». «Вихрь» без хорошего знакомства, тогда ещё, было не достать в магазинах. Это немного позже, когда Иваныч уже окрепнет и пустит уверенно свои корни на Севере, освоившись с окружающей обстановкой, будет иметь почти всё, что нужно настоящему промысловику для рыбалки и охоты. Ведь в менталитете у Россиян всегда присутствовало:
 – Ты мне – я тебе!  
Это он, на свой страх и риск, поехал на север в неизвестность, имея за душой всего сорок шесть рублей, заработанных за честный самоотверженный труд, в сельском хозяйстве. А здесь, работая в экспедиции, получал неплохо и через год уже имел что – то.

      Ну а пока, его устраивали, имеющиеся в  хозяйстве, эта лодка и мотор. Надели спасательные жилеты. Без них на воде нельзя ни как. Кирилл сел за румпель, а Иваныч, оттолкнув лодку за нос, быстро запрыгнул в неё. Лодку вместе с грузом сразу же приняла в свои цепкие объятия сильная Угрюм – река.
С берега доносились крики провожающих ребят:
- Ни пуха, ни пера! Ни чешуи, ни хвостика! Вы там не рискуйте особо! В «Косой» не лезьте без надобности….

      Перекрестились троекратно. Кирилл, намотал шнур на маховик, и резким движением дёрнул его на себя. Мотор запустился с пол – оборота. Немного прогрели двигатель и поплыли навстречу приключениям…..
-  Ах, как я люблю идти по реке навстречу ветру, и новым открытиям – пела душа Иваныча!                                                                    Так началась их, полная неожиданных опасностей, незабываемая поездка…..
Через десять минут подошли к «Дурному мысу». Весной на лодке здесь не пройти. Да и не все, идущие вверх по Тунгуске на катерах самоубийцы, чтобы сунуться в эту смертельную ловушку. От правого скалистого берега, река, зажатая в щеках, несёт с такой скоростью воду, что когда бьётся под крутым углом в левый скалистый берег, то образует ревущую воронку, высотой метра два, и в диаметре около двести метров. Рёв её слышен за десятки километров. Горе тому, кто туда попадёт. Но таких смельчаков, кто с головой не «дружит» не находилось. Однажды, во время Великой Отечественной войны туда затянуло небольшую самоходку. Через сотню – другую метров её выкинуло вверх из воды,  не пригодную для дальнейшего плавания, а люди погибли. Столетние деревья, попадая в неё, вылетают оттуда уже без сучьев и ошкуренные.

      Но сейчас, уровень воды понизился, и река несла свои воды более – менее спокойно. Иногда, правда, лодка «рыскала» из стороны в сторону, попадая по ходу в маленькие водовороты. Впереди казалось, что реки дальше нет, но подойдя ближе, оказалось, что река сделала крутой поворот. Прошли левее водоворота. Справа выпирала в небо, метров на сто, могучая, отвесная «Смерть – скала». Когда – то в гражданскую войну, белогвардейцы догнали красногвардейцев из – за затора, образовавшемся у Туруханска. Те, уходили с золотом на север, из захваченного белыми Красноярска. И когда, красные, высадились на берег, то были схвачены белогвардейцами, и потоплены со связанными сзади руками с этой скалы. А тех, голодных и изъеденных гнусом, кто скрывался в лесу, вылавливали бывшие кулаки, и кололи вилами….. Светлая память павшим за свободу простого народа!!! 
По легенде, два слитка золота, так и дожидаются в тайге своего счастливчика. 

      Неприязненно относился Иваныч к тем, кто в большую воду оставлял на скалах белой краской надписи: «Здесь был Вася». Не стыдно ли? Прошли это святое место, и впереди показался мыс под названием «Налимий лоб». Действительно, с левого берега выступала в реку каменная гряда, очень напоминая по своим очертаниям лоб налима. Берега Угрюм – реки скалистые, высокие. Местами из расщелин падала красивыми водопадами вода. Над головой повисали могучие кедры, цепляясь мощными корнями за трещины в скалах. Как они держались, одному Богу известно…. А вон олень, подкидывая свой белый зад, умчался в тайгу с водопоя.
Иногда, навстречу, проходили небольшие самоходки, возвращаясь из Туры, Ногинска, Тутончан.                                                               В те, отдалённые от материка жилые места, только в большую воду можно было завезти разнообразный груз. Но, когда уровень воды опускался до минимального, навигация прекращалась. И вновь речники ожидали подъёма воды, делая вынужденные простои ниже Большого Порога, который находился на сто двадцатом километре. На высоком правом берегу стояла метеостанция, которую обслуживала семейная пара. На расстоянии шестьсот километров только четыре – пять поселений.
Да ещё на триста двадцать пятом километре от устья, за Ногинском, находилась, экспедиционная подбаза. Когда – то здесь, на Большом пороге, хотели строить самую мощную в мире гидроэлектростанцию. Но вмешались защитники природы, предсказывая гибель северных угодий, и на этом всё закончилось. Ну и слава Богу!

     Немного далее, у устья Сигового ручья, ребята остановились и покидали спиннинги, но ничего не поймали. Пошли дальше, чтобы не терять зря драгоценное время. Стало ещё холоднее. Остановились, надели на жилеты фуфайки. На этой реке и летом очень холодно. Наконец – то показалась гора Северная. Снег на ней и летом не тает. Вот оно уже и её  устье, с левой по ходу стороны. С другой стороны, чуть далее, впадает река Летняя. Ну, там, на лодке не подняться, а около устья и чуть выше, всё пообловлено рыбаками. На мысу, в устье Северной, остановились. Попили с ребятами чай, узнали обстановку – что к чему. Ребята, за светлую ночь, поймали на кораблики несколько тайменей. Пройти на Северную, через бушующий порог, они не смогли, и прибывшим не советовали. Да уж! Удержишь Кирилла с Иванычем! Это ещё те экстремалы! Попили ещё чаю и, запустив свой «Ветерок» они пошли навстречу к духам «Большого Северного Порога», который ревел, зажатый в щеках, в полукилометре от устья…
 
      Иваныч держал лодку за нос, чтобы, пока Кирилл запускает двигатель, их не унесло на камни. Вот, наконец – то, двигатель выбросил дымок из воды, и резко оттолкнув лодку, Иваныч запрыгнул на нос и сразу же перебрался с носа в корпус. Лодка, почувствовав силу течения реки, замедлила ход, и стала «рыскать» носом влево – вправо…. Под ложечкой немного стало неприятно, от такой неизведанной встречи со стихией. Глянул Иваныч на Кирилла, но тот тоже весь напрягся, подавшись корпусом вперёд. Брызги ледяной воды перелетали через лобовое стекло, орошая ребят с головы до ног.
- Давай, друг, жми! Не сдавайся, ни в коем разе! Я буду прыгать туда – сюда, как балласт….
- Валяй, дружок!                                                                                                                                                                                                          
И вот первая большая волна… Остановилась лодка, как приклеенная, упёрлась носом и ни с места. Тогда Иваныч отпрыгнул к Кириллу на корму. Лодку, сразу же начало немного поднимать на гребень. Когда лодка достигла критического момента равновесия, а Иваныч его почувствовал сразу, то, ухватившись за борт быстро, как мог, перебрался на нос, и лодка повисла над верхушкой гребня и начала падать в бездну… А провал где – то там, внизу – далеко. И в тот момент, когда лодка начала уходить под волну, он резко перепрыгнул, балансируя, на корму к Кириллу, чтобы она не зарылась в следующую волну. И вот таким способом, сантиметр, за сантиметром, они преодолевали этот, похожий на ревущего монстра, порог. 

      Многие, не преодолев первую волну, разворачивались и уходили назад к устью, больше не пытаясь схватиться с этим зверем в поединке. Как ещё ребята успевали наблюдать за береговыми скалами, чтобы сориентироваться, насколько они продвигаются вверх. Но главное, что они преодолели первую, самую опасную волну. Стало немного легче. Минут двадцать они боролись в неравном поединке с этой стихией, но всё же  преодолели эти сто метров Большого Порога. Всего двадцать минут, а показалось, что прошла целая вечность…. Кирилл был весь мокрый – или от пота, или от перелетающих брызг. Неважно! Они победили! Победили не только порог, но и себя! А это самое главное! Вспомнил Иваныч опять предсказание…. 
- Что ж? Может и правда!!!
 
      Прошли порог, и можно было уже полюбоваться красивым ландшафтом берегов. Голоса у  ребят, от пережитого волнения, были немного перенапряжены и как – бы охрипли. В коленях чуть – чуть тряска…. Не беда – пройдёт! Чтобы подниматься по таким порогам, надо иметь не только мощный двигатель, хорошую лодку, но и опыт со сноровкой. Увы! У ребят была только сноровка и желание. Но этого вполне хватило для трезвых умов. В дальнейшем пути по реке попадались и перекаты, и шиверы, и водовороты. Лодку, проходя через них, кидало как щепку. И хлопцы, и их лодка, в этой стихии, казались просто очередной жертвой. Чуть не так, и всё – «концы в воду». Но всё это уже мелочи жизни, по сравнению с тем, что они испытали на пороге.
Кое - где, на заливных пойменных лугах, горели тысячи жарков. А на крутых берегах, то там, то тут, появлялись бутоны марьиного корня. Красота! Но особо некогда было наблюдать за этой Северной красотой. Впереди показался «Косой Порог». Вся та вода, что неслась с Северных широт, скапливалась перед большой плитой порога, и затем, круто меняя своё направление, от правого берега к левому, неслась, падая с такой скоростью и силой, что при виде этой мощи, любой человек почувствует себя просто песчинкой во Вселенной, и, преклоняясь перед её силой и неизведанностью, с уважением станет восхищаешься этой естественностью природы. Вот где мини – Гэс делать надо…. А высота гребней достигала пять - шесть метров. Они, со стороны наблюдая, казалось, просто перекатываются на одном месте. Но течение было здесь сумасшедшее. 

      Причалив, чуть ниже порога, ребята вытащили лодку между береговых камней, и разгрузили её. Также сняли мотор. Потом, за несколько рейсов туда – сюда, перенесли все вещи из лодки, повыше от порога метров двести, и так же волоком, перетащили лодку. 
Тут даже и мечтать не надо было, что они смогут на своей утлой лодочке преодолеть это бешеный, несущий смерть многим смельчакам, порог.
Сколько  безрассудных оставили здесь свои жизни. Друг Иваныча из Омска, Борис, здесь погиб…. как-то поднимались они втроём на «Прогрессе – 4». Были изрядно пьяны. А пьяному море по колено…. Как шли по реке, так и не увидев в пьяном угаре, и не сообразив, что перед ними стихия, которую невозможно преодолеть, вошли в эти буруны, не останавливаясь. На первом же гребне их лодку перевернуло, как щепку… Все были в жилетах, кроме Бориса. Да он ему бы и не помог. Эти двое сидели сзади, у мотора. Их выкинуло без ушибов, а Борис, когда лодка стала на дыбы, не смог удержаться за руль, и упал, ударившись головой о маховик двигателя. Ребят, быстрым течением выбросило на берег, а Борис скрылся в кровавой, бурлящей водоворотами, воде…. 
Через две недели нашли его, за сорок километров от этого места, обезображенного и раздутого. Волчицей выла жена! Светлая память ему! Неплохой был человек!
Но вода пьяных не любит…. А эти двое, добежали до устья. Там им помогли выжить ребята – рыбаки.

      И вот загрузившись, Иваныч поддержал лодку за нос, и только после прогрева двигателя, оттолкнулся от берега. Немного опасались, как – бы не заглох мотор. И тогда - поминай, как звали! 
Дальше дошли без приключений до устья реки Делингдэ. Причалили и вытащили за нос лодку на берег. Затем разгрузились и поставили палатку. Расстелили два верблюжьих спальника. Приготовили кострище. А внутри зудит….. Схватили с нетерпением удочки - телескопички, и сделали первые пробные забросы. Харьюза, как будто ожидая, когда же ребята забросят блёсны, тут же резко схватили одновременно у обеих. Подсечка, и тут же первый улов. Харьюзочки почти по килограмму. Один хариус схватил слабо и при выходе из воды сорвался и, виляя хвостом, проскочил метров шесть по воде. Красавец! Выхватили ещё по одному, и поставили варить уху. Война – войной, обед – обедом. Успеется! 
- Наши пусть ещё подрастают, пока варится уха – пропел Иваныч.                                                                                                         Бросили картошечки в котелок. Чуть только закипела вода с картофелем, сразу опустили в котелок почищенную рыбу. Затем все необходимые приправы, и две ложки водки для вкуса. Хорошо пообедали ухой, со сто граммами водочки, если, не считая того, что ели под накомарниками – гнус не даёт покоя…. Еле успевали выплёскивать комаров из миски. Достали…..

      Пока кушали, полюбовались местным пейзажем. Речка Делингдэ метров тридцать в ширину около устья. Спокойный плёс ниже последнего переката. Выше по ней не пройдёшь – валуны лежат большие, как кто накатал их сюда. Дальше, с обеих сторон реки, просматривались небольшие горы. А вдоль берегов, обнажая пойму, рос девственный хвойный лес. По берегам в изобилии цвёл дикий лук и жарки. Жарки, Иваныч рвать не любил, просто так, никогда, и не советует их рвать. Гораздо приятнее полюбоваться живыми цветами. Пролетел вертолёт, видимо из Туры – столицы Эвенкии. Подошла ещё одна лодка с ребятами из экспедиции.
Пока они разгружались, кушали уху, Иваныч с Кириллом поставили две сети. Одну вдоль берега на сига, а вторую покрупнее ячеёй - на тайменя. Перешли на вёслах на слияние Северной с Дэлингдэ. Привязали верёвку за большой камень на берегу, и распустили по течению сеть. Иваныч, стоял на коленях, на носу, а Кирилл сидел на вёслах. Когда сеть распустили, Иваныч стал по тетиве перебираться, чтобы проверить, как она стала.

       И тут, под громкий аккомпанемент вскрика напарника:                                                                                                                                - Таймень! – Иваныч летит с носа лодки, своим носом в ледяную воду, запутавшись в сеть. Друг, видимо испугавшись, быстро перебрался по сети к нему, бросив тайменя, и помог втянуть Иваныча в лодку. Затем вытащили тайменя, и переплыли на свой берег. Ребята, испугавшись, бросились к своей лодке, чтобы прийти на помощь. Но всё хорошо закончилось. 
Вспомнил Иваныч, как погибли в такой же ситуации два его друга. Один, из друзей, утонул в Угрюм – реке, когда проверял сеть, стоя на носу лодки. Нечаянно подскользнувшись, упал, и сеть накрыла его с головой. Там и остался бедолага…. Другой, вдвоём с напарником проверяли сети на Енисее, на быстром течении. Там неплохо ловилась стерлядь. Но, так же, сорвался с носа лодки и оказался под сетью. Напарник на вёслах бороздил «кошкой» дно. Но когда зацепил и поднял сеть, друг уже был мёртв. 

Много вода забрала жизней. 
Хорошо, что не глубоко было, а то бы и Иваныч ушёл на прокорм рыбкам. Быстро переодевшись в запасное трико, он выжал одежду. Затем вбили колья вокруг костра, натянули верёвки, и повесили сушить одежду. Гнус, тут же налетел, расправляясь со свежей жертвой. Но Кирилл, репеллентом обрызгал Иваныча, и комары отстали. Затем началось…..
Взяв телескопички, пошли вдоль берега. А те, вновь прибывшие ребята, перешли на лодке на другой берег. И тут начались соревнования – кто быстрее устанет. Хариус такая рыба жадная – хватает всё подряд, что движется в воде. Даже не сходя с одного места, каждый из рыбачивших ребят, вытаскивал штук по тридцать хариусов. Бывает, сорвётся хариус, и несётся по воде несколько метров, расшеперив свои красивые, с зелёными пятнами, плавники.

      - Хватит!!!! Кирилл, завязываем! Сил больше нет!
Бросили удочки. Стали проверять ближнюю сеть. Сигов набилось уйма – устали вытаскивать из сети. Из другой сети вытащили ещё одного «хорошего» тайменя и несколько ленков. Да! «Бывалые» были правы! Рыбы заготовили на всё лето домой - около трёх мешков! Свернули всё, загрузились, попрощались с ребятами и пошли домой.
Кто не испытывал щемящего чувства страха, ощущаемого в эти секунды между ног, советую прокатиться по этим же местам. Адреналинчику - то уж, ребята с лихвой нахватались! 
Через два года Кирилл погибнет на материке в автомобильной катастрофе, находясь в отпуске.
Светлая ему память! 
 Иваныча ожидают впереди, не менее интересные и захватывающие, приключения!!! 

Не шутите ни со скоростью на автомобилях, ни с водой на лодках! Бывайте здоровы!

© Copyright: Владимир Ростов, 2014

Регистрационный номер №0192205

от 17 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0192205 выдан для произведения:
.
 
      Однажды, с другом Кириллом, с которым Иваныч работал в одной из строительной бригады экспедиции, решили в выходные дни съездить порыбачить на реку Северную. Река Северная это нечто…. Судоходная только для отчаянных смельчаков. Она брала своё начало из глубоководного озера Виви, находящегося на разломе земной коры. Северная вытекала с верховий плато небольшим ручейком, по ходу вбирая в себя другие ручьи, речушки, родники и набирая под уклон силу и скорость, круша и выворачивая всё на своём пути, стремительно неслась мощной рекой, которую ни чем уже невозможно было остановить до самого впадения в Угрюм - реку. На устье она немного укрощала свой буйный и строптивый характер и отдавала свои воды в объятия старшей сестры. Для экстремалов – рыбаков, места интереснее не отыскать!

     Иваныча воображение, будоражили рассказы бывалых бродяг – рыбаков, побывавших там не единожды. По их  байкам, там и хариусы метровые, и таймени величиной с бревно. А если, говорили, подняться выше двадцать седьмого километра от устья, преодолев два опасных порога, то там можно получить такое удовольствие от рыбалки, которое и не снилось многим:
-  Что ж? Проверим!!! – Думал Иваныч.

      Собрали с вечера удочки, спиннинги, рюкзаки, продукты, мешки под рыбу. Проснувшись пораньше, попрощались с жёнушками, детками и отправились в путь….
На берегу Угрюм – реки их ждала первая купленная Иванычем лодка – «Казанка» с булями. Столкнули с саней её в воду. Загрузили всё что необходимо, и плюс к этому ещё сто двадцать литров бензина в запас. Подцепили подвесной мотор – «Ветерок – 12». «Вихрь» без хорошего знакомства, тогда ещё, было не достать в магазинах. Это немного позже, когда Иваныч уже окрепнет и пустит уверенно свои корни на Севере, освоившись с окружающей обстановкой, будет иметь почти всё, что нужно настоящему промысловику для рыбалки и охоты. Ведь в менталитете у Россиян всегда присутствовало:
 – Ты мне – я тебе!  
Это он, на свой страх и риск, поехал на север в неизвестность, имея за душой всего сорок шесть рублей, заработанных за честный самоотверженный труд, в сельском хозяйстве. А здесь, работая в экспедиции, получал неплохо и через год уже имел что – то.

      Ну а пока, его устраивали, имеющиеся в  хозяйстве, эта лодка и мотор. Надели спасательные жилеты. Без них на воде нельзя ни как. Кирилл сел за румпель, а Иваныч, оттолкнув лодку за нос, быстро запрыгнул в неё. Лодку вместе с грузом сразу же приняла в свои цепкие объятия сильная Угрюм – река.
С берега доносились крики провожающих ребят:
- Ни пуха, ни пера! Ни чешуи, ни хвостика! Вы там не рискуйте особо! В «Косой» не лезьте без надобности….

      Перекрестились троекратно. Кирилл, намотал шнур на маховик, и резким движением дёрнул его на себя. Мотор запустился с пол – оборота. Немного прогрели двигатель и поплыли навстречу приключениям…..
-  Ах, как я люблю идти по реке навстречу ветру, и новым открытиям – пела душа Иваныча!                                                                    Так началась их, полная неожиданных опасностей, незабываемая поездка…..
Через десять минут подошли к «Дурному мысу». Весной на лодке здесь не пройти. Да и не все, идущие вверх по Тунгуске на катерах самоубийцы, чтобы сунуться в эту смертельную ловушку. От правого скалистого берега, река, зажатая в щеках, несёт с такой скоростью воду, что когда бьётся под крутым углом в левый скалистый берег, то образует ревущую воронку, высотой метра два, и в диаметре около двести метров. Рёв её слышен за десятки километров. Горе тому, кто туда попадёт. Но таких смельчаков, кто с головой не «дружит» не находилось. Однажды, во время Великой Отечественной войны туда затянуло небольшую самоходку. Через сотню – другую метров её выкинуло вверх из воды,  не пригодную для дальнейшего плавания, а люди погибли. Столетние деревья, попадая в неё, вылетают оттуда уже без сучьев и ошкуренные.

      Но сейчас, уровень воды понизился, и река несла свои воды более – менее спокойно. Иногда, правда, лодка «рыскала» из стороны в сторону, попадая по ходу в маленькие водовороты. Впереди казалось, что реки дальше нет, но подойдя ближе, оказалось, что река сделала крутой поворот. Прошли левее водоворота. Справа выпирала в небо, метров на сто, могучая, отвесная «Смерть – скала». Когда – то в гражданскую войну, белогвардейцы догнали красногвардейцев из – за затора, образовавшемся у Туруханска. Те, уходили с золотом на север, из захваченного белыми Красноярска. И когда, красные, высадились на берег, то были схвачены белогвардейцами, и потоплены со связанными сзади руками с этой скалы. А тех, голодных и изъеденных гнусом, кто скрывался в лесу, вылавливали бывшие кулаки, и кололи вилами….. Светлая память павшим за свободу простого народа!!! 
По легенде, два слитка золота, так и дожидаются в тайге своего счастливчика. 

      Неприязненно относился Иваныч к тем, кто в большую воду оставлял на скалах белой краской надписи: «Здесь был Вася». Не стыдно ли? Прошли это святое место, и впереди показался мыс под названием «Налимий лоб». Действительно, с левого берега выступала в реку каменная гряда, очень напоминая по своим очертаниям лоб налима. Берега Угрюм – реки скалистые, высокие. Местами из расщелин падала красивыми водопадами вода. Над головой повисали могучие кедры, цепляясь мощными корнями за трещины в скалах. Как они держались, одному Богу известно…. А вон олень, подкидывая свой белый зад, умчался в тайгу с водопоя.
Иногда, навстречу, проходили небольшие самоходки, возвращаясь из Туры, Ногинска, Тутончан.                                                               В те, отдалённые от материка жилые места, только в большую воду можно было завезти разнообразный груз. Но, когда уровень воды опускался до минимального, навигация прекращалась. И вновь речники ожидали подъёма воды, делая вынужденные простои ниже Большого Порога, который находился на сто двадцатом километре. На высоком правом берегу стояла метеостанция, которую обслуживала семейная пара. На расстоянии шестьсот километров только четыре – пять поселений.
Да ещё на триста двадцать пятом километре от устья, за Ногинском, находилась, экспедиционная подбаза. Когда – то здесь, на Большом пороге, хотели строить самую мощную в мире гидроэлектростанцию. Но вмешались защитники природы, предсказывая гибель северных угодий, и на этом всё закончилось. Ну и слава Богу!

     Немного далее, у устья Сигового ручья, ребята остановились и покидали спиннинги, но ничего не поймали. Пошли дальше, чтобы не терять зря драгоценное время. Стало ещё холоднее. Остановились, надели на жилеты фуфайки. На этой реке и летом очень холодно. Наконец – то показалась гора Северная. Снег на ней и летом не тает. Вот оно уже и её  устье, с левой по ходу стороны. С другой стороны, чуть далее, впадает река Летняя. Ну, там, на лодке не подняться, а около устья и чуть выше, всё пообловлено рыбаками. На мысу, в устье Северной, остановились. Попили с ребятами чай, узнали обстановку – что к чему. Ребята, за светлую ночь, поймали на кораблики несколько тайменей. Пройти на Северную, через бушующий порог, они не смогли, и прибывшим не советовали. Да уж! Удержишь Кирилла с Иванычем! Это ещё те экстремалы! Попили ещё чаю и, запустив свой «Ветерок» они пошли навстречу к духам «Большого Северного Порога», который ревел, зажатый в щеках, в полукилометре от устья…
 
      Иваныч держал лодку за нос, чтобы, пока Кирилл запускает двигатель, их не унесло на камни. Вот, наконец – то, двигатель выбросил дымок из воды, и резко оттолкнув лодку, Иваныч запрыгнул на нос и сразу же перебрался с носа в корпус. Лодка, почувствовав силу течения реки, замедлила ход, и стала «рыскать» носом влево – вправо…. Под ложечкой немного стало неприятно, от такой неизведанной встречи со стихией. Глянул Иваныч на Кирилла, но тот тоже весь напрягся, подавшись корпусом вперёд. Брызги ледяной воды перелетали через лобовое стекло, орошая ребят с головы до ног.
- Давай, друг, жми! Не сдавайся, ни в коем разе! Я буду прыгать туда – сюда, как балласт….
- Валяй, дружок!                                                                                                                                                                                                          
И вот первая большая волна… Остановилась лодка, как приклеенная, упёрлась носом и ни с места. Тогда Иваныч отпрыгнул к Кириллу на корму. Лодку, сразу же начало немного поднимать на гребень. Когда лодка достигла критического момента равновесия, а Иваныч его почувствовал сразу, то, ухватившись за борт быстро, как мог, перебрался на нос, и лодка повисла над верхушкой гребня и начала падать в бездну… А провал где – то там, внизу – далеко. И в тот момент, когда лодка начала уходить под волну, он резко перепрыгнул, балансируя, на корму к Кириллу, чтобы она не зарылась в следующую волну. И вот таким способом, сантиметр, за сантиметром, они преодолевали этот, похожий на ревущего монстра, порог. 

      Многие, не преодолев первую волну, разворачивались и уходили назад к устью, больше не пытаясь схватиться с этим зверем в поединке. Как ещё ребята успевали наблюдать за береговыми скалами, чтобы сориентироваться, насколько они продвигаются вверх. Но главное, что они преодолели первую, самую опасную волну. Стало немного легче. Минут двадцать они боролись в неравном поединке с этой стихией, но всё же  преодолели эти сто метров Большого Порога. Всего двадцать минут, а показалось, что прошла целая вечность…. Кирилл был весь мокрый – или от пота, или от перелетающих брызг. Неважно! Они победили! Победили не только порог, но и себя! А это самое главное! Вспомнил Иваныч опять предсказание…. 
- Что ж? Может и правда!!!
 
      Прошли порог, и можно было уже полюбоваться красивым ландшафтом берегов. Голоса у  ребят, от пережитого волнения, были немного перенапряжены и как – бы охрипли. В коленях чуть – чуть тряска…. Не беда – пройдёт! Чтобы подниматься по таким порогам, надо иметь не только мощный двигатель, хорошую лодку, но и опыт со сноровкой. Увы! У ребят была только сноровка и желание. Но этого вполне хватило для трезвых умов. В дальнейшем пути по реке попадались и перекаты, и шиверы, и водовороты. Лодку, проходя через них, кидало как щепку. И хлопцы, и их лодка, в этой стихии, казались просто очередной жертвой. Чуть не так, и всё – «концы в воду». Но всё это уже мелочи жизни, по сравнению с тем, что они испытали на пороге.
Кое - где, на заливных пойменных лугах, горели тысячи жарков. А на крутых берегах, то там, то тут, появлялись бутоны марьиного корня. Красота! Но особо некогда было наблюдать за этой Северной красотой. Впереди показался «Косой Порог». Вся та вода, что неслась с Северных широт, скапливалась перед большой плитой порога, и затем, круто меняя своё направление, от правого берега к левому, неслась, падая с такой скоростью и силой, что при виде этой мощи, любой человек почувствует себя просто песчинкой во Вселенной, и, преклоняясь перед её силой и неизведанностью, с уважением станет восхищаешься этой естественностью природы. Вот где мини – Гэс делать надо…. А высота гребней достигала пять - шесть метров. Они, со стороны наблюдая, казалось, просто перекатываются на одном месте. Но течение было здесь сумасшедшее. 

      Причалив, чуть ниже порога, ребята вытащили лодку между береговых камней, и разгрузили её. Также сняли мотор. Потом, за несколько рейсов туда – сюда, перенесли все вещи из лодки, повыше от порога метров двести, и так же волоком, перетащили лодку. 
Тут даже и мечтать не надо было, что они смогут на своей утлой лодочке преодолеть это бешеный, несущий смерть многим смельчакам, порог.
Сколько  безрассудных оставили здесь свои жизни. Друг Иваныча из Омска, Борис, здесь погиб…. как-то поднимались они втроём на «Прогрессе – 4». Были изрядно пьяны. А пьяному море по колено…. Как шли по реке, так и не увидев в пьяном угаре, и не сообразив, что перед ними стихия, которую невозможно преодолеть, вошли в эти буруны, не останавливаясь. На первом же гребне их лодку перевернуло, как щепку… Все были в жилетах, кроме Бориса. Да он ему бы и не помог. Эти двое сидели сзади, у мотора. Их выкинуло без ушибов, а Борис, когда лодка стала на дыбы, не смог удержаться за руль, и упал, ударившись головой о маховик двигателя. Ребят, быстрым течением выбросило на берег, а Борис скрылся в кровавой, бурлящей водоворотами, воде…. 
Через две недели нашли его, за сорок километров от этого места, обезображенного и раздутого. Волчицей выла жена! Светлая память ему! Неплохой был человек!
Но вода пьяных не любит…. А эти двое, добежали до устья. Там им помогли выжить ребята – рыбаки.

      И вот загрузившись, Иваныч поддержал лодку за нос, и только после прогрева двигателя, оттолкнулся от берега. Немного опасались, как – бы не заглох мотор. И тогда - поминай, как звали! 
Дальше дошли без приключений до устья реки Делингдэ. Причалили и вытащили за нос лодку на берег. Затем разгрузились и поставили палатку. Расстелили два верблюжьих спальника. Приготовили кострище. А внутри зудит….. Схватили с нетерпением удочки - телескопички, и сделали первые пробные забросы. Харьюза, как будто ожидая, когда же ребята забросят блёсны, тут же резко схватили одновременно у обеих. Подсечка, и тут же первый улов. Харьюзочки почти по килограмму. Один хариус схватил слабо и при выходе из воды сорвался и, виляя хвостом, проскочил метров шесть по воде. Красавец! Выхватили ещё по одному, и поставили варить уху. Война – войной, обед – обедом. Успеется! 
- Наши пусть ещё подрастают, пока варится уха – пропел Иваныч.                                                                                                         Бросили картошечки в котелок. Чуть только закипела вода с картофелем, сразу опустили в котелок почищенную рыбу. Затем все необходимые приправы, и две ложки водки для вкуса. Хорошо пообедали ухой, со сто граммами водочки, если, не считая того, что ели под накомарниками – гнус не даёт покоя…. Еле успевали выплёскивать комаров из миски. Достали…..

      Пока кушали, полюбовались местным пейзажем. Речка Делингдэ метров тридцать в ширину около устья. Спокойный плёс ниже последнего переката. Выше по ней не пройдёшь – валуны лежат большие, как кто накатал их сюда. Дальше, с обеих сторон реки, просматривались небольшие горы. А вдоль берегов, обнажая пойму, рос девственный хвойный лес. По берегам в изобилии цвёл дикий лук и жарки. Жарки, Иваныч рвать не любил, просто так, никогда, и не советует их рвать. Гораздо приятнее полюбоваться живыми цветами. Пролетел вертолёт, видимо из Туры – столицы Эвенкии. Подошла ещё одна лодка с ребятами из экспедиции.
Пока они разгружались, кушали уху, Иваныч с Кириллом поставили две сети. Одну вдоль берега на сига, а вторую покрупнее ячеёй - на тайменя. Перешли на вёслах на слияние Северной с Дэлингдэ. Привязали верёвку за большой камень на берегу, и распустили по течению сеть. Иваныч, стоял на коленях, на носу, а Кирилл сидел на вёслах. Когда сеть распустили, Иваныч стал по тетиве перебираться, чтобы проверить, как она стала.

       И тут, под громкий аккомпанемент вскрика напарника:                                                                                                                                - Таймень! – Иваныч летит с носа лодки, своим носом в ледяную воду, запутавшись в сеть. Друг, видимо испугавшись, быстро перебрался по сети к нему, бросив тайменя, и помог втянуть Иваныча в лодку. Затем вытащили тайменя, и переплыли на свой берег. Ребята, испугавшись, бросились к своей лодке, чтобы прийти на помощь. Но всё хорошо закончилось. 
Вспомнил Иваныч, как погибли в такой же ситуации два его друга. Один, из друзей, утонул в Угрюм – реке, когда проверял сеть, стоя на носу лодки. Нечаянно подскользнувшись, упал, и сеть накрыла его с головой. Там и остался бедолага…. Другой, вдвоём с напарником проверяли сети на Енисее, на быстром течении. Там неплохо ловилась стерлядь. Но, так же, сорвался с носа лодки и оказался под сетью. Напарник на вёслах бороздил «кошкой» дно. Но когда зацепил и поднял сеть, друг уже был мёртв. 

Много вода забрала жизней. 
Хорошо, что не глубоко было, а то бы и Иваныч ушёл на прокорм рыбкам. Быстро переодевшись в запасное трико, он выжал одежду. Затем вбили колья вокруг костра, натянули верёвки, и повесили сушить одежду. Гнус, тут же налетел, расправляясь со свежей жертвой. Но Кирилл, репеллентом обрызгал Иваныча, и комары отстали. Затем началось…..
Взяв телескопички, пошли вдоль берега. А те, вновь прибывшие ребята, перешли на лодке на другой берег. И тут начались соревнования – кто быстрее устанет. Хариус такая рыба жадная – хватает всё подряд, что движется в воде. Даже не сходя с одного места, каждый из рыбачивших ребят, вытаскивал штук по тридцать хариусов. Бывает, сорвётся хариус, и несётся по воде несколько метров, расшеперив свои красивые, с зелёными пятнами, плавники.

      - Хватит!!!! Кирилл, завязываем! Сил больше нет!
Бросили удочки. Стали проверять ближнюю сеть. Сигов набилось уйма – устали вытаскивать из сети. Из другой сети вытащили ещё одного «хорошего» тайменя и несколько ленков. Да! «Бывалые» были правы! Рыбы заготовили на всё лето домой - около трёх мешков! Свернули всё, загрузились, попрощались с ребятами и пошли домой.
Кто не испытывал щемящего чувства страха, ощущаемого в эти секунды между ног, советую прокатиться по этим же местам. Адреналинчику - то уж, ребята с лихвой нахватались! 
Через два года Кирилл погибнет на материке в автомобильной катастрофе, находясь в отпуске.
Светлая ему память! 
 Иваныча ожидают впереди, не менее интересные и захватывающие, приключения!!! 

Не шутите ни со скоростью на автомобилях, ни с водой на лодках! Бывайте здоровы!

Рейтинг: 0 356 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!