Чёртово озеро.

19 февраля 2014 - Владимир Ростов
article192984.jpg
       

 

В двадцати семи километрах ниже по течению Енисея, от слияния его с Угрюм – рекой, несла свои воды извилистая, полноводная, от многочисленных притоков и ключей, с хрустальной чистоты водой, река Турухан. Здесь, на изгибе протоки Большой шар, Батюшка – Енисей подхватывал в могучие объятия, свою северную сестрёнку, и, убаюкивая её в своих волнах, нёс объединившиеся воды далее – на Север.

Турухан, как и многие притоки Енисея, был богат разнообразной породой рыб. В пойме Енисея и Турухана водилось всякое зверьё, в большом количестве. Лес был богат ягодой, такой как брусника, черника, голубика, малина, морошка, смородина чёрная и красная, и многой другой. И грибов было не счесть. А кедрового ореха, при хорошем раскладе, можно было за один рабочий день, два – три мешка нашелушить. Да и зверя много,нетронутого, было – лось, олень, соболь, песец, горностай, норка, росомаха, медведь, лиса. Стреляй – не хочу!

Первые переселенцы, бежавшие от произвола царской власти в семнадцатом веке, с реки Обь по волоку перетащились через водораздел в верховья Турухана. И затем, на плотах сплавились, по этой заманчивой своими богатствами реке. В приглянувшихся местах кое – кто оставался семьями, и строили жильё. А основная масса переселенцев остановилась невдалеке от устья реки Турухан на незаливном, кряжистом берегу. С народностями кето, селькупы, эвенки, сельджуки, они «нашли общий язык». Ну а, так как, переселенцы были и из крестьян, то и теляток, и свиней, и гусей, и кур с собой умудрились сюда доставить. Таким образом, в дальнейшем, и  животноводство здесь развели. Что ещё надо человеку для счастья? Здесь можно было жить не тужить и не получать зуботычин от царских прихвостней. Деток плодили – увеличивая северного народа прирост.

Раньше, местные народности, вели кочевой образ жизни – разводили стада оленей. А затем, когда им построили жильё, они и старый промысел забыли, и к новой жизни не приучились. Бесхитростный народ, как малые дети. Ещё раньше русского люда, сюда добирались американские предприимчивые людишки, и за «Огненную воду» скупали, добытые охотниками  меха, за бесценок. Споили народ….. Да и залётные из других краёв пилоты, возили с собой водочку, залетая по работе в те места. Меняли одну бутылку водки за шкурку песца или соболя. Но потом это всё прекратилось, потому что аборигены научились немного хитрить. Ведь иногда и ягнёнок может зубы показать. Возьмут водку, а потом жалуются руководству райкома, что их обманули. Ну и приходилось ворзвращать назад пушнину. 

 Но, как говорится - горбатого могила исправит! Правдами – неправдами находили спиртное, и пили, и пили. А пьяному человеку – море по колено. Вот и получается: то тонули, то замерзали, то сгорали. Местный люд вымирал. Тайга сиротела….. Но всё же несколько семей работали в рыболовецких бригадах, стоявших на песчаных осерёдках Турухана. В Советское время ловили неплохо рыбы и сдавали государству. Так и жили. Но оленей не стало……

Километрах в тридцати, выше, по левому берегу Турухана, находилось богатое рыбой озеро, называемое «Чёртово». Про него ходили дурные слухи. Когда – то, в конце семнадцатого века, неограниченно властвовавший здесь шаман, умирая, проклял это озеро, наложив по поверью заклятье. И после того, как здесь стали пропадать люди, при загадочных обстоятельствах, это озеро прекратили посещать рыбаки и охотники. Где – то там, на берегу озера, его и захоронили в богатом убранстве. Много было охотников до этих богатств, но почти никто не вернулся оттуда…..А те, кому посчастливилось вернуться, ничего не могли вспомнить и рассказать про те, таинственные, места. Только и смог узнать Иваныч – как найти это озеро.

Он - человек любознательный. Любил драйв и экстремал, и, послав все эти мистические слухи к чёрту, решил испытать ещё раз свою судьбу…..

«Выходные на носу»….. Уговорил друга Василька поехать с ним порыбачить на Чёртово озеро. Да и самому хотелось удостовериться в правдивости этой легенды. Взяли продукты, надувные лодки, сети, спиннинги, палатку, спальники и «Дэту» от гнуса. «Дэту» выдавали в экспедиции – на месяц два флакона. Но от мошки она не помогала. И тогда в неё добавляли дёготь.

Загрузившись, оттолкнули лодку от берега и по Угрюм – реке вышли на Енисей. Через некоторое время дошли до устья Турухана, и пошли вверх по нему до указанной местными старожилами приметы. Они не советовали ребятам ехать туда, но увидев, что их было бесполезно отговаривать от этой безрассудной идеи, только качали с сожалением головами, перекрестив их, отъезжавших, троекратно. А примета, указывающая на то место, где найти это озеро, была такова:
Когда умирал шаман, началась сильная гроза, и молнией расщепило ствол могучей лиственницы на две части, одна из которых осталась не обгоревшей. И по сей день стоит эта лиственница нетронутая временем. Около часа поднимались по Турухану, идя на средних оборотах двигателя, чтобы не проглядеть эту лиственницу. И, когда, наконец – то увидели, радости и внутреннему волнению не было предела…..

Приткнувшись носом лодки в илистый берег, привязали её, понадёжнее, к свисавшим до самой воды ветвям талы. Затем, взяв топоры в руки, намазавшись предварительно «Дэтой» от гнуса, который тучами облепил свежих доноров, стали прорубаться на высокий берег. Часа через два с перекурами, но всё же прорубили себе ход наверх. Перенесли все вещи, которые нужны были для ночёвки. Затем развели костёр. Собачка, которую взял с собою Василий, сразу же исчезла где – то в густой траве, что – то учуяв. 

Развели костёр. Подогрели по банке перловой каши с говядиной. Попили чай. Затем поставили палатку. Раскинули спальники. Накачали лодки, и, взяв с собою ружья, топорик, якоря с верёвками для удержания лодок на озере, спички и спиннинги, пошли на болото, которое нужно было вдоль по мелководью пересечь. Болото было мелкое, но длинное. И где – то дальше, там, «Чёртово озеро». 

Стали звать собачку, но её и след простыл….
- Может за сохатым ушла?– спросил Иваныч. 
- Да, ну! Она ещё молодая! «Тяму» не хватит…. – ответил Василь.
- Ладно, придёт. Поплыли! 

Пересекая болото, потревожили несколько пар гнездившихся там уток. Полетав вокруг, но не почувствовав угрозы от вторгшихся в их идиллию пришельцев, сели с недовольным кряканьем обратно на воду. Иваныч, никогда не стрелял уток. Не любил запах утятины с самого детства. Наконец – то переплыли болото и пошли по бугру, поросшему высокой травой. Лодки пришлось нести на головах. И надо же было случиться такому…. В одну секунду земля уплыла у них из-под ног и они полетели в глубокую пропасть…… Даже не успели испугаться.
- Василий! Ты жив! – крикнул с дрожью в голосе Иваныч.
- Жив! Чёрт подери! – ответил Василь – Вот дурни, надо было идти подальше друг от друга – хоть один бы наверху остался.
Иваныч, обо что – то ударился плечом больно, но терпимо. Поднялся на ноги, озираясь вокруг. За что – то зацепился рюкзаком, поднимаясь. Снял его с плеч, и отцепил какую – то кость, похожую на ребро. Ружьё отлетело в сторону. Стал его Иваныч искать и ещё наткнулся на кость. Достали спички  из рюкзака и осветили ловушку….

Вот тебе и на! Хорошо, что за многие прошедшие годы, после образования провала в земле, на дне ямы образовалась мягкая подушка от насыпавшейся и перепревшей травы, которая росла высотой в два метра вокруг, наверху. Вперемешку с осыпавшейся землёй она и смягчила удар о дно ямы, падающих тел горемык. Разгребли немного мусор и наткнулись на несколько человеческих черепов. Если бы на головах у ребят были шапки, то они бы, тут же слетели с головы от поднявшихся дыбом волос. Запах тлена впитался в стены ловушки и от него немного подташнивало. Зубы застучали как канстаньеты, выбивая какой – то замысловатый ритм….

Через некоторое время, всё же, здравый смысл взял своё. 
- Вот это мы влипли, Васёк! Хорошо, что мы вдвоём сюда приехали и «десантировали», а то пришлось бы компанию составлять этим несчастным…… Давай выдвигаться отсюда по - хорошему. Ну, вот тебе и разгадка! А то твердят – чёрт водит, чёрт водит. Да не верю я ни в каких чертей! Всё это бабкины сказки! - Каким – то, неестественным, возбуждённым голосом, успокаивая себя и друга, изрёк Иваныч.
- Да кто его знает?! Загадок много. Каждый человек это целая Вселенная…. Давай, правда, выбираться отсюда, а то провоняем этим запахом. Медведь, человеческую тухлятинку любит. Единственная польза – гнус, может, не подлетит. - Ответил с подрагивающими нотками в голосе Василий.

А гнуса действительно запашок видимо отпугивал – ни одного не было.
- Давай Васёк сделаем так: у меня уже была похожая ситуация на охоте. Я беру якорь со шнуром, ты становишься на четвереньки. Затем я к тебе забираюсь на плечи, и ты поднимаешь меня повыше. А там дело техники.

Сказано - сделано! Иваныч, стоя на плечах у друга, выкинул наверх якорь. Хорошо, что лодки, спружинив о толстые стебли травы, отлетели в сторону и Иванычу с первого заброса удалось крепко «стать на якорь».
- Ну, дружище, я полез наверх. – сказал Иваныч.
Без особого труда он вылез на край ямы и вдохнул полной грудью свежий воздух.
- Ох, и хороша жизнь! – подумал Иваныч. – Давай Василёк, сложи всё в рюкзаки и привязывай к концу верёвки. И черепок хоть один положи на память.

Василий связал все, что было нужно, и следующим за рюкзаками рейсом вылез с помощью Иваныча наверх.
- Вот это мы лоханулись, друг! – пробормотал Иваныч - вот поэтому у меня с собой всегда есть верёвка и маленькая «кошка» из шестимиллиметровой проволоки с собой. Мало ли что?! А эти бедолаги, видимо, в разное время по отдельности туда попали, если не смогли выбраться. А может, свернули себе шейные позвонки. Мы с тобой просто в рубашках родились! В такую глубь попали и отделались лёгкими ушибами. А ты череп забыл взять…. Ну да ладно! Может это и к лучшему!

Заложили в свои двустволки по два патрона, и, отсалютовали в воздух, радуясь возвращению из Ада. Да и всякую нечисть выстрелами предупредили о том, что с ними такие шутки не пройдут…..
- Жалко ребят! Пропали ни за что! Представляю, как они в одиночестве здесь от страха и голода умирали…. Но почему у них ни ножей, ни топоров с собой не было? Может где - то на берегу оставлены? Загадка…. Ладно, пошли осторожненько, пока без лодок. 

Вырубил Иваныч крепкую палку и, простукивая впереди себя, пошли к озеру. Метров через пятьдесят показалась внизу заблестевшая гладь озёрной воды. Вернулись за лодками, рюкзаками и принесли всё к озеру. Но так как сюда давно никто не появлялся, то озеро заросло вкруговую тальником. Пришлось прорубаться к нему. Рубили тальник под самые корни, чтобы ненароком не пропороть лодку. Через некоторое время подход к озеру был расчищен, и они вернулись за лодками.

Достали «Дэту» и намазались ею от наседавшего гнуса. Иваныч представил, как издевались белогвардейцы в гражданскую войну, привязывая голыми красногвардейцев к дереву. Через два часа оставалась обескровленная мумия….
Воткнули разборные вёсла в уключины и, столкнув лодки на воду, поплыли подальше от берега. 
Место было живописное. По периметру берег озера был в зарослях тальника, а чуть повыше красовался чёрный лес, берёза и трава в человеческий рост. Только почему – то на озере не было ни одной утки, ни одного лебедя. Облетали стороной, не приближаясь к озеру. Но зато гнус миллиардами кишел, напевая заунывную симфонию. А из воды доносились шумные всплески убегающей молоди рыбок от прожорливых щук и какие – то выбросы газов.

Разглядывать эту красоту особого времени не было. Отплыли от края озера подальше, стали на якоря, собрали спиннинги и понеслось……. Куда бы ни кинул блесну – сразу мощная поклёвка. Достали окуни! По килограмму и более весом. Но так как окуни были не нужны, их сразу отцепляли и, с приговорами, отпускали восвояси. Боялись что окунь, трепыхаясь, своими острыми шипами может проткнуть нечаянно лодку. А жилеты остались на берегу в «Казанке». Но если хватала щука, тут уже начиналась весёлая и упорная борьба.

Ах, какой экземпляр зацепился!!! Разве рыба бывает такой?! Лучше б я, мне поверь, не родился…. Чем «блажить», как чумной над рекой.
Ну, что сказать? Рыбалка эта просто чудо! Такой, как здесь,                « братки», вам просто не видать. Ведь здесь не щука - « крокодилы» в два - три пуда. И так не просто из воды её достать!!!

Ну, правда, сегодня особо больших щук не было, но все как на подбор по восемь – десять килограммов.
- Иваныч, ты случаем не ощущаешь чьё – то присутствие. Мне кажется что кто – то по берегу «шастает». - спросил Василий.
- Да помолчи ты! Я вижу!

Боковым зрением он успевал несколько раз заметить странное, в чёрной обтянутой одежде существо, которое быстро перемещалось по периметру озера за тальником. Думал – показалось. Но когда Василий подтвердил своими словами его догадку, то он достал ружьё и пальнул в сторону берега. Без ружья на Севере нельзя. Идёшь в тайгу за ягодой или на рыбалку обязательно берёшь с собою ружьё. Не для того чтобы что – то подстрелить, а от медведя или одичавших, бежавших зэков из тюрьмы. Были разные случаи. В тайге «держи ухо остро»!! Ещё пальнул Иваныч пару раз и на этом всё…

- Ну что Васёк? Отвёл душу?! Может, хватит на сегодня? Надо ещё сети в Турухан «макнуть». А то, небось, рассохлись!
- Да, Иваныч, завязываем! Я уже пальцы от торможения катушки стёр, напрочь! 

Снялись с якорей и поплыли к берегу….. Но, странное дело! Чем они быстрее гребли к берегу, тем дальше удалялись от него. Да что за наваждение такое сегодня!
Жуткий страх стал обволакивать сознание ребят, словно туманом.
- Давай в другую сторону поплывём! - Закричал Иваныч.

Развернулись и поплыли в другую сторону. Но….. Всё произошло точно так же.
Чем быстрее они гребли, тем дальше удалялись…. Испарина выступила у обоих, на лбах, от страха….
- Что же это за такое, Васёк? Неужели действительно проклятье шамана действует? Или всё это нам кажется? Ты, случаем, в чай ничего не подсыпал?
- Да ты что! Слушай, Иваныч? Давай свяжем вместе лодки - не так страшно будет!

Они связали лодки бечевой и загрустили…. За кустами опять мелькнуло что – то похожее на человека в чёрном.
- Иваныч? Ты веришь в Бога? Давай молиться будем! Ты, хоть одну молитву знаешь? – спросил Василий, выбивая дрожь зубами.
- Да как тебе сказать! Не очень! – ответил побледневший, и осунувшийся лицом Иваныч, от непонимания происходящего.
А ведь откуда они могли знать молитвы, если прожили полжизни безбожниками, как и все нормальные люди в Советское время. И крестиков у них не было на шее.
Но под воздействием происходящего они начали нести что – то несуразное, наподобие :
- Господи, помоги нам выпутаться из этой истории!
- Прости наши души грешные. Мы ещё такие молодые. Нам ещё жить да жить! Больше мы сюда ни разу не приедем и т. д. 
В общем, несли вполголоса всякую абракадабру……
И тут, вдруг, к ним пришло успокоение. На сердце отлегло…… Вдруг резкая боль привела в сознание Иваныча….Кто – то резко ударил его по лицу.

Очнулся он на дне лодки в обнимку со щукой. Она зашевелилась и хлестанула его ещё раз по губам. Иваныч сел на правую ногу и, озираясь вокруг, понял, что это был сон.
- Василий! Ты спишь что – ли? Вставай!

Лодка Василия резко качнулась и показалась его заспанная, как с глубокого похмелья физиономия.
- Чёрт возьми! Какой – то странный сон привиделся! И с чего это вдруг я заснул? Что зря! Какая – то ерундистика! Поплыли, Иваныч, к берегу!

Снялись с якорей и поплыли к просеке, откуда заплывали. Комары куда – то исчезли. Вытащили щук на берег и два больших окуня для ухи. Выпотрошили и помыли рыбу. Сразу же обрезали подальше головы и хвосты и выкинули в сторону. В тайге ничего не пропадает. Через пару часов даже косточек от них не останется. Затем посолили щук и сложили в прорезиненные мешки в рюкзак.

Пришлось два рейса делать до болота. Шли уже осторожно, простукивая палкой тропу перед собой. Мало ли что! В любой момент в этом «интересном» месте может образоваться новый провал. Загрузились у болота и переплыли назад. Утки, заселившиеся здесь, вновь с недовольным кряканьем взлетели, и, когда ребята вытащили лодки, предварительно помыв их, сели, успокоившись, на тихое, но богатое водорослями и планктоном болото.

Снесли всё к палатке. Затем спустились к лодке на берег реки и поплыли ставить сети на ценную рыбу. Увидев подходящую заводь, поставили в ней две сети и вернулись к палатке. Собачка так где – то и исчезла. Звали - звали, но без ответа. Сварили из окуней уху. Достал Иваныч бутылочку столичной из «загашника» в лодке и помаленьку, с ухой и разговорами, опустошили её. 

Короче они пришли к выводу, что всё то, что случилось на озере, произошло с ними после выброса каких – то газов в центре озера.
- Помнишь, Василий, когда мы заплывали, на озере что – то в центре взбурлило. Видимо, хватанули мы с тобой выброшенного из глубин наркотического газа. Ведь если не верить во всякую мистическую чушь, то остаётся только два варианта - или газов нанюхались, или вместе с чайной заваркой что – то подсунули.
На том и порешили! Гнуса к вечеру – не продохнуть! Намазались «Дэтой», залезли в спальники и заснули крепким, молодецким сном. Где – то вдали мелькали зарницы, и доносился гром.

Проснулся Иваныч среди ночи. А ночи на Севере летом белые. Светло как днём. Захотел по – маленькому. Вышел из палатки и делает то, ради чего «Петушок» его разбудил. Поднялся сильный ветер. Гроза громыхает уже ближе. И вдруг…..

С противоположного угла поляны из высокой травы выходит человек – не человек, чёрт – не чёрт. Какое – то, всё в обтянутом чёрном одеянии, похожее на «Бэтмена», существо. 
- Так вот кто мельтешил вокруг озера! – пронеслось в мозгах у Иваныча.
А оно, не мигая, с широко открытыми глазами, пронизывая взглядом всю человеческую сущность, продолжало медленно приближаться к Иванычу. А тот стоял ни жив, ни мёртв… Превозмогая какую – то гипнотическую тяжесть, он всё же смог поднять отяжелевшую руку и троекратно перекрестил это Нечто.

- Ха, ха, ха! Это тебе не поможет! Нет в тебе Бога! Есть только я! И я буду присутствовать в тебе до самого момента, пока ты не погибнешь, по предсказанию, от когтей медведя. Помнишь, я к тебе приходил в молодости, когда ты угорел. Но тогда не твоё время было уходить. А соболей и лодку, которые когда – то ты просил, не Бог тебе дал, а я. А теперь запомни! Когда у тебя будет в солнечном сплетении ноющее чувство обиды на кого – то, я тебе буду помогать устранять, помимо твоего желания, твоих обидчиков….

Иваныч ещё раз троекратно перекрестил его. И тогда, так же, не мигая, это Нечто стало задним ходом удаляться туда, откуда пришло. Сначала медленно, а затем с каким – то ускорением, и исчезло….

Сел Иваныч у тлеющего костра. Подбросил в него хвороста. Пламя с искрами взметнулось вверх. Долго сидел, обдумывая произошедшее. 
- Видно и сюда дошли газы с озера – подумал он. – Странно всё это! Ведь такого не может быть на самом деле! Опять же, если бы у одного меня это случилось, то можно было смело говорить, что я «пасу гусей»! Но ведь и Василь тоже через это прошёл на озере. Ладно, про Нечто я ему рассказывать не буду!

Вслед за первыми, крупными каплями дождя, начался ливень. Иваныч ушёл в палатку, залез в спальник и долго не мог, ворочаясь, заснуть. Но сон брал своё….
Утром кое – как развели костёр. Дождём сильно намочило всё в округе. Но без костра разве жизнь в лесу? Принесли немного бензина и с его помощью костёр разгорелся. Покушали, попили чай. Затем взяли ружья, и пошли в ту сторону, где исчезла их молоденькая собачка. Каков же был их ужас, когда они её увидели сразу за поляной, нанизанную на кол…. Сняли её мёртвую и, выкопав ножами ямку, похоронили в ней. Затем стрельнув в пустоту из ружей, пошли быстрее перетаскивать вещи в лодку.

Лодки и спальники сложили в чехлы. Сняли палатку и тоже вложили в чехол. Слов не было - молчали, каждый обдумывая произошедшее в отдельности…. Всё загрузили в лодку и, оттолкнувшись от проклятого места, поехали до сетей. В сети попалось двенадцать стерлядок, килограммов по пять весом и четыре, длиной более половины весла серебристых красавиц нельм.
Хорош улов! Не зря съездили в такую даль! Про произошедшее с ними не хотелось разговаривать, да и не получалось. Будто кто – то извне сразу менял у них тему разговора. А вообще, ну её к лешему! Пусть всё это останется там - на озере. Очень жалко собачку… Хороших кровей была лаечка!

А на это озеро Иваныч больше не ездил. Хватит! Испытано!.

© Copyright: Владимир Ростов, 2014

Регистрационный номер №0192984

от 19 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0192984 выдан для произведения:
       

 

В двадцати семи километрах ниже по течению Енисея, от слияния его с Угрюм – рекой, несла свои воды извилистая, полноводная, от многочисленных притоков и ключей, с хрустальной чистоты водой, река Турухан. Здесь, на изгибе протоки Большой шар, Батюшка – Енисей подхватывал в могучие объятия, свою северную сестрёнку, и, убаюкивая её в своих волнах, нёс объединившиеся воды далее – на Север.

Турухан, как и многие притоки Енисея, был богат разнообразной породой рыб. В пойме Енисея и Турухана водилось всякое зверьё, в большом количестве. Лес был богат ягодой, такой как брусника, черника, голубика, малина, морошка, смородина чёрная и красная, и многой другой. И грибов было не счесть. А кедрового ореха, при хорошем раскладе, можно было за один рабочий день, два – три мешка нашелушить. Да и зверя много,нетронутого, было – лось, олень, соболь, песец, горностай, норка, росомаха, медведь, лиса. Стреляй – не хочу!

Первые переселенцы, бежавшие от произвола царской власти в семнадцатом веке, с реки Обь по волоку перетащились через водораздел в верховья Турухана. И затем, на плотах сплавились, по этой заманчивой своими богатствами реке. В приглянувшихся местах кое – кто оставался семьями, и строили жильё. А основная масса переселенцев остановилась невдалеке от устья реки Турухан на незаливном, кряжистом берегу. С народностями кето, селькупы, эвенки, сельджуки, они «нашли общий язык». Ну а, так как, переселенцы были и из крестьян, то и теляток, и свиней, и гусей, и кур с собой умудрились сюда доставить. Таким образом, в дальнейшем, и  животноводство здесь развели. Что ещё надо человеку для счастья? Здесь можно было жить не тужить и не получать зуботычин от царских прихвостней. Деток плодили – увеличивая северного народа прирост.

Раньше, местные народности, вели кочевой образ жизни – разводили стада оленей. А затем, когда им построили жильё, они и старый промысел забыли, и к новой жизни не приучились. Бесхитростный народ, как малые дети. Ещё раньше русского люда, сюда добирались американские предприимчивые людишки, и за «Огненную воду» скупали, добытые охотниками  меха, за бесценок. Споили народ….. Да и наши, некоторые пилоты, возили с собой водочку, залетая по работе в их края. Меняли одну бутылку водки за шкурку песца или соболя. Но потом это всё прекратилось, потому что научились немного хитрить. Ведь иногда и ягнёнок может зубы показать. Возьмут водку, а потом жалуются руководству райкома, что их обманули. Ну и приходилось отдавать назад «лёгкую» добычу.

Перестали пилоты делать свой бизнес…. Но, как говорится - горбатого могила исправит! Правдами – неправдами находили спиртное, и пили, и пили. А пьяному человеку – море по колено. Вот и получается: то тонули, то замерзали, то сгорали. Местный люд вымирал. Тайга сиротела….. Но всё же несколько семей работали в рыболовецких бригадах, стоявших на песчаных осерёдках Турухана. В Советское время ловили неплохо рыбы и сдавали государству. Так и жили. Но оленей не стало……

Километрах в тридцати, выше, по левому берегу Турухана, находилось богатое рыбой озеро, называемое «Чёртово». Про него ходили дурные слухи. Когда – то, в конце семнадцатого века, неограниченно властвовавший здесь шаман, умирая, проклял это озеро, наложив по поверью заклятье. И после того, как здесь стали пропадать люди, при загадочных обстоятельствах, это озеро прекратили посещать рыбаки и охотники. Где – то там, на берегу озера, его и захоронили в богатом убранстве. Много было охотников до этих богатств, но почти никто не вернулся оттуда…..А те, кому посчастливилось вернуться, ничего не могли вспомнить и рассказать про те, таинственные, места. Только и смог узнать Иваныч – как найти это озеро.

Он - человек любознательный. Любил драйв и экстремал, и, послав все эти мистические слухи к чёрту, решил испытать ещё раз свою судьбу…..

«Выходные на носу»….. Уговорил друга Василька поехать с ним порыбачить на Чёртово озеро. Да и самому хотелось удостовериться в правдивости этой легенды. Взяли продукты, надувные лодки, сети, спиннинги, палатку, спальники и «Дэту» от гнуса. «Дэту» выдавали в экспедиции – на месяц два флакона. Но от мошки она не помогала. И тогда в неё добавляли дёготь.

Загрузившись, оттолкнули лодку от берега и по Угрюм – реке вышли на Енисей. Через некоторое время дошли до устья Турухана, и пошли вверх по нему до указанной местными старожилами приметы. Они не советовали ребятам ехать туда, но увидев, что их было бесполезно отговаривать от этой безрассудной идеи, только качали с сожалением головами, перекрестив их, отъезжавших, троекратно. А примета, указывающая на то место, где найти это озеро, была такова:
Когда умирал шаман, началась сильная гроза, и молнией расщепило ствол могучей лиственницы на две части, одна из которых осталась не обгоревшей. И по сей день стоит эта лиственница нетронутая временем. Около часа поднимались по Турухану, идя на средних оборотах двигателя, чтобы не проглядеть эту лиственницу. И, когда, наконец – то увидели, радости и внутреннему волнению не было предела…..

Приткнувшись носом лодки в илистый берег, привязали её, понадёжнее, к свисавшим до самой воды ветвям талы. Затем, взяв топоры в руки, намазавшись предварительно «Дэтой» от гнуса, который тучами облепил свежих доноров, стали прорубаться на высокий берег. Часа через два с перекурами, но всё же прорубили себе ход наверх. Перенесли все вещи, которые нужны были для ночёвки. Затем развели костёр. Собачка, которую взял с собою Василий, сразу же исчезла где – то в густой траве, что – то учуяв. 

Развели костёр. Подогрели по банке перловой каши с говядиной. Попили чай. Затем поставили палатку. Раскинули спальники. Накачали лодки, и, взяв с собою ружья, топорик, якоря с верёвками для удержания лодок на озере, спички и спиннинги, пошли на болото, которое нужно было вдоль по мелководью пересечь. Болото было мелкое, но длинное. И где – то дальше, там, «Чёртово озеро». 

Стали звать собачку, но её и след простыл….
- Может за сохатым ушла?– спросил Иваныч. 
- Да, ну! Она ещё молодая! «Тяму» не хватит…. – ответил Василь.
- Ладно, придёт. Поплыли! 

Пересекая болото, потревожили несколько пар гнездившихся там уток. Полетав вокруг, но не почувствовав угрозы от вторгшихся в их идиллию пришельцев, сели с недовольным кряканьем обратно на воду. Иваныч, никогда не стрелял уток. Не любил запах утятины с самого детства. Наконец – то переплыли болото и пошли по бугру, поросшему высокой травой. Лодки пришлось нести на головах. И надо же было случиться такому…. В одну секунду земля уплыла у них из-под ног и они полетели в глубокую пропасть…… Даже не успели испугаться.
- Василий! Ты жив! – крикнул с дрожью в голосе Иваныч.
- Жив! Чёрт подери! – ответил Василь – Вот дурни, надо было идти подальше друг от друга – хоть один бы наверху остался.
Иваныч, обо что – то ударился плечом больно, но терпимо. Поднялся на ноги, озираясь вокруг. За что – то зацепился рюкзаком, поднимаясь. Снял его с плеч, и отцепил какую – то кость, похожую на ребро. Ружьё отлетело в сторону. Стал его Иваныч искать и ещё наткнулся на кость. Достали спички  из рюкзака и осветили ловушку….

Вот тебе и на! Хорошо, что за многие прошедшие годы, после образования провала в земле, на дне ямы образовалась мягкая подушка от насыпавшейся и перепревшей травы, которая росла высотой в два метра вокруг, наверху. Вперемешку с осыпавшейся землёй она и смягчила удар о дно ямы, падающих тел горемык. Разгребли немного мусор и наткнулись на несколько человеческих черепов. Если бы на головах у ребят были шапки, то они бы, тут же слетели с головы от поднявшихся дыбом волос. Запах тлена впитался в стены ловушки и от него немного подташнивало. Зубы застучали как канстаньеты, выбивая какой – то замысловатый ритм….

Через некоторое время, всё же, здравый смысл взял своё. 
- Вот это мы влипли, Васёк! Хорошо, что мы вдвоём сюда приехали и «десантировали», а то пришлось бы компанию составлять этим несчастным…… Давай выдвигаться отсюда по - хорошему. Ну, вот тебе и разгадка! А то твердят – чёрт водит, чёрт водит. Да не верю я ни в каких чертей! Всё это бабкины сказки! - Каким – то, неестественным, возбуждённым голосом, успокаивая себя и друга, изрёк Иваныч.
- Да кто его знает?! Загадок много. Каждый человек это целая Вселенная…. Давай, правда, выбираться отсюда, а то провоняем этим запахом. Медведь, человеческую тухлятинку любит. Единственная польза – гнус, может, не подлетит. - Ответил с подрагивающими нотками в голосе Василий.

А гнуса действительно запашок видимо отпугивал – ни одного не было.
- Давай Васёк сделаем так: у меня уже была похожая ситуация на охоте. Я беру якорь со шнуром, ты становишься на четвереньки. Затем я к тебе забираюсь на плечи, и ты поднимаешь меня повыше. А там дело техники.

Сказано - сделано! Иваныч, стоя на плечах у друга, выкинул наверх якорь. Хорошо, что лодки, спружинив о толстые стебли травы, отлетели в сторону и Иванычу с первого заброса удалось крепко «стать на якорь».
- Ну, дружище, я полез наверх. – сказал Иваныч.
Без особого труда он вылез на край ямы и вдохнул полной грудью свежий воздух.
- Ох, и хороша жизнь! – подумал Иваныч. – Давай Василёк, сложи всё в рюкзаки и привязывай к концу верёвки. И черепок хоть один положи на память.

Василий связал все, что было нужно, и следующим за рюкзаками рейсом вылез с помощью Иваныча наверх.
- Вот это мы лоханулись, друг! – пробормотал Иваныч - вот поэтому у меня с собой всегда есть верёвка и маленькая «кошка» из шестимиллиметровой проволоки с собой. Мало ли что?! А эти бедолаги, видимо, в разное время по отдельности туда попали, если не смогли выбраться. А может, свернули себе шейные позвонки. Мы с тобой просто в рубашках родились! В такую глубь попали и отделались лёгкими ушибами. А ты череп забыл взять…. Ну да ладно! Может это и к лучшему!

Заложили в свои двустволки по два патрона, и, отсалютовали в воздух, радуясь возвращению из Ада. Да и всякую нечисть выстрелами предупредили о том, что с ними такие шутки не пройдут…..
- Жалко ребят! Пропали ни за что! Представляю, как они в одиночестве здесь от страха и голода умирали…. Но почему у них ни ножей, ни топоров с собой не было? Может где - то на берегу оставлены? Загадка…. Ладно, пошли осторожненько, пока без лодок. 

Вырубил Иваныч крепкую палку и, простукивая впереди себя, пошли к озеру. Метров через пятьдесят показалась внизу заблестевшая гладь озёрной воды. Вернулись за лодками, рюкзаками и принесли всё к озеру. Но так как сюда давно никто не появлялся, то озеро заросло вкруговую тальником. Пришлось прорубаться к нему. Рубили тальник под самые корни, чтобы ненароком не пропороть лодку. Через некоторое время подход к озеру был расчищен, и они вернулись за лодками.

Достали «Дэту» и намазались ею от наседавшего гнуса. Иваныч представил, как издевались белогвардейцы в гражданскую войну, привязывая голыми красногвардейцев к дереву. Через два часа оставалась обескровленная мумия….
Воткнули разборные вёсла в уключины и, столкнув лодки на воду, поплыли подальше от берега. 
Место было живописное. По периметру берег озера был в зарослях тальника, а чуть повыше красовался чёрный лес, берёза и трава в человеческий рост. Только почему – то на озере не было ни одной утки, ни одного лебедя. Облетали стороной, не приближаясь к озеру. Но зато гнус миллиардами кишел, напевая заунывную симфонию. А из воды доносились шумные всплески убегающей молоди рыбок от прожорливых щук и какие – то выбросы газов.

Разглядывать эту красоту особого времени не было. Отплыли от края озера подальше, стали на якоря, собрали спиннинги и понеслось……. Куда бы ни кинул блесну – сразу мощная поклёвка. Достали окуни! По килограмму и более весом. Но так как окуни были не нужны, их сразу отцепляли и, с приговорами, отпускали восвояси. Боялись что окунь, трепыхаясь, своими острыми шипами может проткнуть нечаянно лодку. А жилеты остались на берегу в «Казанке». Но если хватала щука, тут уже начиналась весёлая и упорная борьба.

Ах, какой экземпляр зацепился!!! Разве рыба бывает такой?! Лучше б я, мне поверь, не родился…. Чем «блажить», как чумной над рекой.
Ну, что сказать? Рыбалка эта просто чудо! Такой, как здесь,                « братки», вам просто не видать. Ведь здесь не щука - « крокодилы» в два - три пуда. И так не просто из воды её достать!!!

Ну, правда, сегодня особо больших щук не было, но все как на подбор по восемь – десять килограммов.
- Иваныч, ты случаем не ощущаешь чьё – то присутствие. Мне кажется что кто – то по берегу «шастает». - спросил Василий.
- Да помолчи ты! Я вижу!

Боковым зрением он успевал несколько раз заметить странное, в чёрной обтянутой одежде существо, которое быстро перемещалось по периметру озера за тальником. Думал – показалось. Но когда Василий подтвердил своими словами его догадку, то он достал ружьё и пальнул в сторону берега. Без ружья на Севере нельзя. Идёшь в тайгу за ягодой или на рыбалку обязательно берёшь с собою ружьё. Не для того чтобы что – то подстрелить, а от медведя или одичавших, бежавших зэков из тюрьмы. Были разные случаи. В тайге «держи ухо остро»!! Ещё пальнул Иваныч пару раз и на этом всё…

- Ну что Васёк? Отвёл душу?! Может, хватит на сегодня? Надо ещё сети в Турухан «макнуть». А то, небось, рассохлись!
- Да, Иваныч, завязываем! Я уже пальцы от торможения катушки стёр, напрочь! 

Снялись с якорей и поплыли к берегу….. Но, странное дело! Чем они быстрее гребли к берегу, тем дальше удалялись от него. Да что за наваждение такое сегодня!
Жуткий страх стал обволакивать сознание ребят, словно туманом.
- Давай в другую сторону поплывём! - Закричал Иваныч.

Развернулись и поплыли в другую сторону. Но….. Всё произошло точно так же.
Чем быстрее они гребли, тем дальше удалялись…. Испарина выступила у обоих, на лбах, от страха….
- Что же это за такое, Васёк? Неужели действительно проклятье шамана действует? Или всё это нам кажется? Ты, случаем, в чай ничего не подсыпал?
- Да ты что! Слушай, Иваныч? Давай свяжем вместе лодки - не так страшно будет!

Они связали лодки бечевой и загрустили…. За кустами опять мелькнуло что – то похожее на человека в чёрном.
- Иваныч? Ты веришь в Бога? Давай молиться будем! Ты, хоть одну молитву знаешь? – спросил Василий, выбивая дрожь зубами.
- Да как тебе сказать! Не очень! – ответил побледневший, и осунувшийся лицом Иваныч, от непонимания происходящего.
А ведь откуда они могли знать молитвы, если прожили полжизни безбожниками, как и все нормальные люди в Советское время. И крестиков у них не было на шее.
Но под воздействием происходящего они начали нести что – то несуразное, наподобие :
- Господи, помоги нам выпутаться из этой истории!
- Прости наши души грешные. Мы ещё такие молодые. Нам ещё жить да жить! Больше мы сюда ни разу не приедем и т. д. 
В общем, несли вполголоса всякую абракадабру……
И тут, вдруг, к ним пришло успокоение. На сердце отлегло…… Вдруг резкая боль привела в сознание Иваныча….Кто – то резко ударил его по лицу.

Очнулся он на дне лодки в обнимку со щукой. Она зашевелилась и хлестанула его ещё раз по губам. Иваныч сел на правую ногу и, озираясь вокруг, понял, что это был сон.
- Василий! Ты спишь что – ли? Вставай!

Лодка Василия резко качнулась и показалась его заспанная, как с глубокого похмелья физиономия.
- Чёрт возьми! Какой – то странный сон привиделся! И с чего это вдруг я заснул? Что зря! Какая – то ерундистика! Поплыли, Иваныч, к берегу!

Снялись с якорей и поплыли к просеке, откуда заплывали. Комары куда – то исчезли. Вытащили щук на берег и два больших окуня для ухи. Выпотрошили и помыли рыбу. Сразу же обрезали подальше головы и хвосты и выкинули в сторону. В тайге ничего не пропадает. Через пару часов даже косточек от них не останется. Затем посолили щук и сложили в прорезиненные мешки в рюкзак.

Пришлось два рейса делать до болота. Шли уже осторожно, простукивая палкой тропу перед собой. Мало ли что! В любой момент в этом «интересном» месте может образоваться новый провал. Загрузились у болота и переплыли назад. Утки, заселившиеся здесь, вновь с недовольным кряканьем взлетели, и, когда ребята вытащили лодки, предварительно помыв их, сели, успокоившись, на тихое, но богатое водорослями и планктоном болото.

Снесли всё к палатке. Затем спустились к лодке на берег реки и поплыли ставить сети на ценную рыбу. Увидев подходящую заводь, поставили в ней две сети и вернулись к палатке. Собачка так где – то и исчезла. Звали - звали, но без ответа. Сварили из окуней уху. Достал Иваныч бутылочку столичной из «загашника» в лодке и помаленьку, с ухой и разговорами, опустошили её. 

Короче они пришли к выводу, что всё то, что случилось на озере, произошло с ними после выброса каких – то газов в центре озера.
- Помнишь, Василий, когда мы заплывали, на озере что – то в центре взбурлило. Видимо, хватанули мы с тобой выброшенного из глубин наркотического газа. Ведь если не верить во всякую мистическую чушь, то остаётся только два варианта - или газов нанюхались, или вместе с чайной заваркой что – то подсунули.
На том и порешили! Гнуса к вечеру – не продохнуть! Намазались «Дэтой», залезли в спальники и заснули крепким, молодецким сном. Где – то вдали мелькали зарницы, и доносился гром.

Проснулся Иваныч среди ночи. А ночи на Севере летом белые. Светло как днём. Захотел по – маленькому. Вышел из палатки и делает то, ради чего «Петушок» его разбудил. Поднялся сильный ветер. Гроза громыхает уже ближе. И вдруг…..

С противоположного угла поляны из высокой травы выходит человек – не человек, чёрт – не чёрт. Какое – то, всё в обтянутом чёрном одеянии, похожее на «Бэтмена», существо. 
- Так вот кто мельтешил вокруг озера! – пронеслось в мозгах у Иваныча.
А оно, не мигая, с широко открытыми глазами, пронизывая взглядом всю человеческую сущность, продолжало медленно приближаться к Иванычу. А тот стоял ни жив, ни мёртв… Превозмогая какую – то гипнотическую тяжесть, он всё же смог поднять отяжелевшую руку и троекратно перекрестил это Нечто.

- Ха, ха, ха! Это тебе не поможет! Нет в тебе Бога! Есть только я! И я буду присутствовать в тебе до самого момента, пока ты не погибнешь, по предсказанию, от когтей медведя. Помнишь, я к тебе приходил в молодости, когда ты угорел. Но тогда не твоё время было уходить. А соболей и лодку, которые когда – то ты просил, не Бог тебе дал, а я. А теперь запомни! Когда у тебя будет в солнечном сплетении ноющее чувство обиды на кого – то, я тебе буду помогать устранять, помимо твоего желания, твоих обидчиков….

Иваныч ещё раз троекратно перекрестил его. И тогда, так же, не мигая, это Нечто стало задним ходом удаляться туда, откуда пришло. Сначала медленно, а затем с каким – то ускорением, и исчезло….

Сел Иваныч у тлеющего костра. Подбросил в него хвороста. Пламя с искрами взметнулось вверх. Долго сидел, обдумывая произошедшее. 
- Видно и сюда дошли газы с озера – подумал он. – Странно всё это! Ведь такого не может быть на самом деле! Опять же, если бы у одного меня это случилось, то можно было смело говорить, что я «пасу гусей»! Но ведь и Василь тоже через это прошёл на озере. Ладно, про Нечто я ему рассказывать не буду!

Вслед за первыми, крупными каплями дождя, начался ливень. Иваныч ушёл в палатку, залез в спальник и долго не мог, ворочаясь, заснуть. Но сон брал своё….
Утром кое – как развели костёр. Дождём сильно намочило всё в округе. Но без костра разве жизнь в лесу? Принесли немного бензина и с его помощью костёр разгорелся. Покушали, попили чай. Затем взяли ружья, и пошли в ту сторону, где исчезла их молоденькая собачка. Каков же был их ужас, когда они её увидели сразу за поляной, нанизанную на кол…. Сняли её мёртвую и, выкопав ножами ямку, похоронили в ней. Затем стрельнув в пустоту из ружей, пошли быстрее перетаскивать вещи в лодку.

Лодки и спальники сложили в чехлы. Сняли палатку и тоже вложили в чехол. Слов не было - молчали, каждый обдумывая произошедшее в отдельности…. Всё загрузили в лодку и, оттолкнувшись от проклятого места, поехали до сетей. В сети попалось двенадцать стерлядок, килограммов по пять весом и четыре, длиной более половины весла серебристых красавиц нельм.
Хорош улов! Не зря съездили в такую даль! Про произошедшее с ними не хотелось разговаривать, да и не получалось. Будто кто – то извне сразу менял у них тему разговора. А вообще, ну её к лешему! Пусть всё это останется там - на озере. Очень жалко собачку… Хороших кровей была лаечка!

А на это озеро Иваныч больше не ездил. Хватит! Испытано!.

Рейтинг: 0 311 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!