ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Роман про Африку. Глава двадцать восьмая

 

Роман про Африку. Глава двадцать восьмая

11 августа 2014 - Денис Маркелов

Глава

двадцать восьмая


Поликсена слишком уверовала в судьбу.

Она зачастила в гости к Савелию почти каждый день. Тот щекотал её тело кисточками, рисуя на коже какие-то удивительные миры, а затем делал фото.

Однажды, выходя из квартиры этого кудесника, Поликсена столкнулась с довольно недовольной женщиной. Она зачем-то сказала: «Здрастьте…», и деловито запрыгала вниз по ступеням.

Сердце Зинки бешено заколотилось. Она уже возненавидела эту соперницу, неужели этот молчун западает на таких вот мелких и неразумных.

И она пошла вслед за девушкой, стараясь не терять ту из виду.

Поликсена была в совсем ином мире, она даже не прислушивалась к окружающему её миру, и едва не угодила под колёса автобуса. Но шофёр сумел справиться с ситуацией.

Зинка следовала за ней, как тень. Она сама не понимала, для чего преследует эту неразумную девчонку, может та просто родственница ненавистного ей человека.

Она запомнила адрес дома, в чью калитку скользнула маленькая разлучница.

 

Местный участковый желал двух противоположных вещей – очередную звёздочку на погон, а так же, чтобы никаких происшествий на вверенном ему участке не было.

Он успешно боролся с распитием спиртных напитков молодёжью, а также поймал нескольких дачных воров, но всё это была повседневная мелочь.

Когда в его кабинет постучала явно незамужняя и явно сексуально озабоченная гражданка он слегка опешил. Обычно такие гражданки опасались милиции, имея парочку таких же сексуально неразборчивых воздыхателей.

- Я заявить пришла, - произнесла эта дама довольно патетически.

- На кого?

- На соседа.

- Что? Буянит? Пристаёт?

- Да, нет, девчонок к себе водит…

- Каких девчонок?

- Да разных. Вот скажите, нормально, когда взрослый мужик малолетками интересуется?

- А вас он игнорирует?

- Ещё как… Намедни «рыбой прилипалой» обозвал. Знаете, он раньше гинекологом трудился. Возможно, сбрендил на этой почве.

- Он что… сумасшедший?

- Я почём знаю. Только вот в последнее время девчонка одна к нему как на учёбу ходит. Может, он шантажирует её чем-то. Она в Пивоварово живёт в Революционном переулке.

Участковый задумался. Поймать настоящего живого педофила было, конечно, очень заманчиво. Но с другой стороны, получается явный недосмотр – он сам выпестовал преступника, дал ему расцвести и заматереть.

- Да, вы мне имечко этого соседа черкните, пожалуйста. И адресок…

 

Савелий начал уставать от прилипчивости Поликсены. Она уже начинала раздражать, словно бы была обычной сверкающей блесной для ловли молодой и малоопытной щуки.

Девочки была или слишком наивна, или попросту притворялась такой. И ещё Савелия раздражали многозначащие взгляды соседки, которая яыно была не против, соединить их квартиры в одну.

 

Голая Поликсена со знанием дела фигуряла перед старым трюмо. Ей было внове поведение той зазеркальной девочки, которая и заставила её раздеться.

Увлёкшись самолюбованием, она не услышала бабушки, которая стояла совсем близко от голой и разыгравшейся правнучки.

- Ты, что это на живот смотришь?

Поликсена вздрогнула. Шершавые старушечьи пальцы ухватили её за ухо. Вся бравада с неё разом слетела, и она была готова плаксиво завыть.

- Я не смотрю.

- Да, нет смотришь. А я-то прадеду твоему не верю. Ему сегодня про тебя такое порассказали. Ты с кем загуляла…

Старушка едва сдержалась, чтобы не назвать Поликсену «столичной блядью». Обычно она старалась не материться или выдумывать ругательства более приличные и непонятные.

 

- На сундук садись. И ноги раздвигай.

Испуганная Поликсена запрыгнула на сундук и тотчас развела ноги

в стороны.

- Да, нет вроде нетронутая пока.

Бабка взяла с полки туристский фонарь и направила его на смущенные гениталии внучки.

- Так, стулай-ка к себе в комнату. Так ступай, сама растелешалась, никто не приказывал.

Поликсена шмыгнула носом и, согнувшись в три погибели, поскакала к себе, словно спугнутый гончими заяц.

 

Савелий был явно рад, что сейчас в его квартире нет Поликсены. Звонок в дверь разом насторожил его. На этот раз он приложил глаз к глазку и с удивлением увидел вполне приличного молодого человека в форме милиции.

Это напомнило ему один детский фильм.

Не открывать дверь было как-то неловко. Он вообще не думал, что милиционеры могли заинтересоваться его тихой квартирой. Он ценил тишину.

Участковый слегка смущался. Ему не удалось добиться разрешения на обыск. Получить ордер оказалось очень сложно.

Он надеялся своим визитом дать понять преступнику, что за ним наблюдают. Возможно, тогда он отстанет от этой девочки и перестанет её тиранить.

- Извините за беспокойство, честь имею, - приложив руку к козырьку фуражки, произнёс нежданный посетитель.

Савельев вздохнул и крепко-накрепко запер дверь.

Из-за этого мелкого чина у него мог подгореть омлет.

 

Голая Поликсена мысленно сооружала страшную месть.

Она уже пару раз четвертовала прадеда, а прабабушку запытала  бы, словно бы сказочную ведьму.

Ей ужасно хотелось вновь оказаться в квартире того странного художника. Он ей нравился, словно бы большой добродушный пёс – помесь дога с мастиффом.

Ей не хотелось ни оставаться, ни в этом доме, ни возвращаться в Москву. Ведь там не будет Савелия, и никто не станет щекотать ей живот кисточками.

Ей было хорошо от осторожных и ласковых прикосновений. В ней разом что-то менялось, словно бы с металлической болванкой, через которую пропустили электрический ток.

- Наверное, это и есть любовь. Я влюбилась. Он мой кумир, правда, он лысый и толстый, но ничего. Зато, мне с ним хорошо.

Никто, ни отец, ни мать не могли вызвать у неё такого чувства. Они уже примелькались, были привычны, словно домашние тапочки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           

 

 

 

© Copyright: Денис Маркелов, 2014

Регистрационный номер №0231949

от 11 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0231949 выдан для произведения:

Глава

двадцать восьмая


Поликсена слишком уверовала в судьбу.

Она зачастила в гости к Савелию почти каждый день. Тот щекотал её тело кисточками, рисуя на коже какие-то удивительные миры, а затем делал фото.

Однажды, выходя из квартиры этого кудесника, Поликсена столкнулась с довольно недовольной женщиной. Она зачем-то сказала: «Здрастьте…», и деловито запрыгала вниз по ступеням.

Сердце Зинки бешено заколотилось. Она уже возненавидела эту соперницу, неужели этот молчун западает на таких вот мелких и неразумных.

И она пошла вслед за девушкой, стараясь не терять ту из виду.

Поликсена была в совсем ином мире, она даже не прислушивалась к окружающему её миру, и едва не угодила под колёса автобуса. Но шофёр сумел справиться с ситуацией.

Зинка следовала за ней, как тень. Она сама не понимала, для чего преследует эту неразумную девчонку, может та просто родственница ненавистного ей человека.

Она запомнила адрес дома, в чью калитку скользнула маленькая разлучница.

 

Местный участковый желал двух противоположных вещей – очередную звёздочку на погон, а так же, чтобы никаких происшествий на вверенном ему участке не было.

Он успешно боролся с распитием спиртных напитков молодёжью, а также поймал нескольких дачных воров, но всё это была повседневная мелочь.

Когда в его кабинет постучала явно незамужняя и явно сексуально озабоченная гражданка он слегка опешил. Обычно такие гражданки опасались милиции, имея парочку таких же сексуально неразборчивых воздыхателей.

- Я заявить пришла, - произнесла эта дама довольно патетически.

- На кого?

- На соседа.

- Что? Буянит? Пристаёт?

- Да, нет, девчонок к себе водит…

- Каких девчонок?

- Да разных. Вот скажите, нормально, когда взрослый мужик малолетками интересуется?

- А вас он игнорирует?

- Ещё как… Намедни «рыбой прилипалой» обозвал. Знаете, он раньше гинекологом трудился. Возможно, сбрендил на этой почве.

- Он что… сумасшедший?

- Я почём знаю. Только вот в последнее время девчонка одна к нему как на учёбу ходит. Может, он шантажирует её чем-то. Она в Пивоварово живёт в Революционном переулке.

Участковый задумался. Поймать настоящего живого педофила было, конечно, очень заманчиво. Но с другой стороны, получается явный недосмотр – он сам выпестовал преступника, дал ему расцвести и заматереть.

- Да, вы мне имечко этого соседа черкните, пожалуйста. И адресок…

 

Савелий начал уставать от прилипчивости Поликсены. Она уже начинала раздражать, словно бы была обычной сверкающей блесной для ловли молодой и малоопытной щуки.

Девочки была или слишком наивна, или попросту притворялась такой. И ещё Савелия раздражали многозначащие взгляды соседки, которая яыно была не против, соединить их квартиры в одну.

 

Голая Поликсена со знанием дела фигуряла перед старым трюмо. Ей было внове поведение той зазеркальной девочки, которая и заставила её раздеться.

Увлёкшись самолюбованием, она не услышала бабушки, которая стояла совсем близко от голой и разыгравшейся правнучки.

- Ты, что это на живот смотришь?

Поликсена вздрогнула. Шершавые старушечьи пальцы ухватили её за ухо. Вся бравада с неё разом слетела, и она была готова плаксиво завыть.

- Я не смотрю.

- Да, нет смотришь. А я-то прадеду твоему не верю. Ему сегодня про тебя такое порассказали. Ты с кем загуляла…

Старушка едва сдержалась, чтобы не назвать Поликсену «столичной блядью». Обычно она старалась не материться или выдумывать ругательства более приличные и непонятные.

 

- На сундук садись. И ноги раздвигай.

Испуганная Поликсена запрыгнула на сундук и тотчас развела ноги

в стороны.

- Да, нет вроде нетронутая пока.

Бабка взяла с полки туристский фонарь и направила его на смущенные гениталии внучки.

- Так, стулай-ка к себе в комнату. Так ступай, сама растелешалась, никто не приказывал.

Поликсена шмыгнула носом и, согнувшись в три погибели, поскакала к себе, словно спугнутый гончими заяц.

 

Савелий был явно рад, что сейчас в его квартире нет Поликсены. Звонок в дверь разом насторожил его. На этот раз он приложил глаз к глазку и с удивлением увидел вполне приличного молодого человека в форме милиции.

Это напомнило ему один детский фильм.

Не открывать дверь было как-то неловко. Он вообще не думал, что милиционеры могли заинтересоваться его тихой квартирой. Он ценил тишину.

Участковый слегка смущался. Ему не удалось добиться разрешения на обыск. Получить ордер оказалось очень сложно.

Он надеялся своим визитом дать понять преступнику, что за ним наблюдают. Возможно, тогда он отстанет от этой девочки и перестанет её тиранить.

- Извините за беспокойство, честь имею, - приложив руку к козырьку фуражки, произнёс нежданный посетитель.

Савельев вздохнул и крепко-накрепко запер дверь.

Из-за этого мелкого чина у него мог подгореть омлет.

 

Голая Поликсена мысленно сооружала страшную месть.

Она уже пару раз четвертовала прадеда, а прабабушку запытала  бы, словно бы сказочную ведьму.

Ей ужасно хотелось вновь оказаться в квартире того странного художника. Он ей нравился, словно бы большой добродушный пёс – помесь дога с мастиффом.

Ей не хотелось ни оставаться, ни в этом доме, ни возвращаться в Москву. Ведь там не будет Савелия, и никто не станет щекотать ей живот кисточками.

Ей было хорошо от осторожных и ласковых прикосновений. В ней разом что-то менялось, словно бы с металлической болванкой, через которую пропустили электрический ток.

- Наверное, это и есть любовь. Я влюбилась. Он мой кумир, правда, он лысый и толстый, но ничего. Зато, мне с ним хорошо.

Никто, ни отец, ни мать не могли вызвать у неё такого чувства. Они уже примелькались, были привычны, словно домашние тапочки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           

 

 

 

Рейтинг: +1 145 просмотров
Комментарии (1)
Людмила Пименова # 11 октября 2014 в 02:16 0
"Довольно недовольной" - немного неловко. 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd