Чёрная Шамбала. Гл. 5

10 марта 2019 - Алексей Суслов
article441760.jpg

19 мая 2012
Я извращённый низкодуховный человек, а вернее, особь мужеского пола, летящая по земле без ориентиров. Какие там Махатмы, глупая Алекса, если сразу же из больницы я направился в алкомаркет...
И там был Гоша. Он основательно пророс в крутящийся стул на пяти колёсиках, выводящий в зеркале вкупе со своим "ковбоем" аллегорию в духе бессмертного Босха. На столе на уровне Гошиного носа расположился ноутбук с полутёмным  экраном, слева - нечто из оригами, статуэтка бога Ганеши, справа - почти порожняя бутылка белого вина, выкрутас-бокал и пачка "Мальборо", из которой мой напарник пытался в целостности и сохранности вынуть популярный ядовитый продукт потребления.
Закрыв убогую дверь, я огляделся по сторонам. Вдоль стен - ряды всевозможной горячительной продукции каких угодно размеров, видов и сортов; под самым небосводом потолка шла прямолинейной бордово-бежевой "змеёй" реклама-слоган "Пей меня, и я тебя -" - и далее весь этот [фокус] венчало пунцово-алое сердечко в виде вензеля а-ля князь Григорий Потёмкин-Таврический. Как если бы этот доброжелатель (речь о сбытчике алкогольной продукции) нейтрализовал доброты ради все побочные действия своего броского и выдающего солидную маржу товара.
Гоша обернулся вяло и с тысячелетней ленцой (перевалившей за 45-летие), чтобы в итоге выдать на-гора волну острых эмоций.
- Командир, уж ли не братья Стругацкие клавишами своей магической пишущей машинки занесли вас в эту дыру?
- Ты когда пить перестанешь?
Гоша чертыхнулся, отринул в пространство стул, подошёл и протянул руку.
- Шеф, вы всегда забываете здороваться, - отчихвостил меня раскрасневшийся и улыбающийся как уже упоминаемый мною ранее китайский круглопузый болванчик. - Рукопожатие хранит этот мир в безопасности.
- Скажи это зануде Трампу. - Я крепко сжал Гошину смуглую клешню.
Девушки-продавщицы с бело-серыми бейджиками, попеременно поглядывали на нас взглядами голодных львиц, шушукались о чём-то или о ком-то, стоя у работающего на всю мощь кондиционера. 
- Милые лапочки, нам с приятелем надо позвонить через проводную связь. Это местный звонок, нулевые затраты. Ну как, поможете защитникам Родины? - монотонным речитативом выдал барышням Гоша. Девушки не раздумывая указали на дверь с двумя колокольчиками, возле которой стояла кофемашина. 
- А кому звонить надумал? - спросил я, недоумевая, когда Гоша уже набирал числительные, обладающие чудесным свойством обозначать и объективировать определённую личность или несколько таковых.
- Доктору вашему, хирургу.
- Ты хочешь узнать, не потерял ли я умственные способности после ЧМТ?
- Шеф, всё намного серьёзнее: Валентин Гузеев и Адам Форрестер бесследно исчезли в день нападения на вас. Кто-то О Ч Е Н Ь не хотел, чтобы вы встретились здесь.
Нервно щёлкнув зубами, я тотчас ощутил что стиранные в больнице рубашка свободного фасона с французским воротником и брюки чинос стали неудобны и готовы трещать по швам.
В трубке как будто шумел океан.
- Алло, да, да. Мне бы к телефону доктора Мамина по срочному и очень важному вопросу. Я из ФСБ, майор Стеклов.
Гоша взглянул на меня словно из тумана второсортного фильма ужасов.
- Он занят? Так, так, какое-то происшествие, значит. Именно сейчас вы можете узнать подробности этого происшествия? Нет, сам я приехать не могу, у меня в кабинете присутствует глава вашей администрации, так что... Ага, жду. - Лицо Гоши покрылось лиловыми пятнами и я был уверен что пульс его перевалил за 140.
Шли томительные минуты: в этом полутёмном и захламлённом кабинете (товароведа, бухгалтера, кассира, вышибалы?) становилось всё труднее дышать полной грудью. Слава Богу, что я ещё не страдал фобией Роберта Лэнгдона.
Оглушительная трель (чужого телефона).
- Я весь во внимании, Елена, - голос Гоши был по-атлетически напряжённым.
Трубка исторгала из себя иррациональный шёпот. Я думал больше об Алексе, нежели о её брате-близнеце. Для меня эта чудаковатая женщина была сравнима с цветком лотоса - хрупкая, мудрая, сексуальная. Были ли в её нерадостной жизни мужчины? раскрыла ли она в себе хоть толику до конца непостижимой женской божественно-рождаемой сути? кем и чем была в мире противоречий и противоположностей?
- Ау, шеф, очнитесь. - Меня вернуло на землю толкание в плечо. 
- Что сказали?
- Да мертва ваша бабенция, уже почти как час Всевышнему душу отдала. Говорят, с окна её вытолкнули, пятый этаж, шансы выжить - минимальные.
Я прошёлся ладонью по обоям в стиле вологодской росписи. Будто еловой иголкой безумная новость колола сердце. Однако, спустя мгновение недремлющий разум начал выдавать порции рациональных рассуждений в стиле "жалость к убогим - самая разрушительная сентиментальность", или "все когда-то Т А М будем", и прочая, и прочая...
- Не знаю, как продолжить. Короче, в розыск вас объявили, причём в международный.
Я ударил ногой в первую попавшуюся дверь. Пустые картонные коробки от удара  разметало во все стороны. Я бежал и задыхался как утопающий. Вот, ещё одна дверь и, - лазурное небо, ослепляющее привыкшие к полумраку и усталые от больничного недосыпа глаза, слегка оберегаемые очками-хамелеонами (made in China).  
Зачахлая кошка-альбинос с обрубком хвоста легла под новенький мусоровоз у самого забора, выстроенного из высоких и толстенных плит. К кошкам в принципе я не равнодушен с младых ногтей, и не только в этой жизни. В 28-ом земном воплощении я состоял на службе во плоти огромного чёрно-бурого кота породы корат при дворе Людовика XIV, нагоняя страх и трепет бесконечно долгими версальскими ночами на опальных королевских фавориток. И видит сейчас душа моя, среди них была и Алекса - Луиза Лавальер, болезненно худая, с хромотой и со следами оспин на лице. В этом мире нет случайных встреч и знакомств, но есть лишь меняющиеся декорации и маски, за которыми одни и те же лица.
Со мной часто происходит такое: я как призрачный фантом оказываюсь сразу в нескольких мирах, не имеющих времени, идеологии и противостояний; как адепт подлинной свободы - я везде и нигде (Figaro there, Figaro here!).
- Командир, вы ведёте себя как ревнивый Азатот! - громко произнёс совсем рядом Гоша.
- Ты читаешь мои мысли? - голос мой дрожал как струна нестареющей виолончели. 
- Увы, я не обладаю данным даром, - и после непродолжительной паузы, - У вас было какое-нибудь прозвище в школе?
- Студент.
- Почему?
- Георгий, я не заглядывал в личное эго тех, с кем учился.
- Вы видите пророческие сны?
Я вытер вспотевший от влажного воздуха лоб. Сердце билось в грудную клетку словно я заблудился в безымянном египетском лабиринте.
- Георгий, ты подозреваешь меня в аберрации?
- Вы сами чересчур подозрительны.
- Есть такой грешок, - посмеялся я с сарказмом. И после микроскопического  time-out, голосом брошенного всеми ребёнка, я взмолил:
- Георг... чёрт ты или демон, вывези меня отсюда!
- Только ради вашего школьного прозвища, док.
Я знал Георгия Сафатова со Второй чеченской. В Ачхой-Мартане Гоша занимался информированием местного населения (со студенческой поры освоил 2-3 вайнахских языка, не хуже имама знал Священный Коран, дельно разбирался в запутанном деле о Шейхе Мансуре), раздавал гуманитарную помощь, вывозил больных детей и стариков. Когда я попросил о комментарии к одному спорному инциденту между сепаратистами и федералами, он прочитал целиком стихотворение Арби Мамакаева "Нижний Наур", поспособствовал в возможности сполоснуть руки и лицо. Спустя полторы недели он пропал до 2009, когда я из военного корреспондента "Русского голоса" поднялся до замглавреда по культуре и религии. Мы встретились в Пушкинском музее весенней дождливой Москвы. Всё та же борода Абдель-Керима, энергия в движениях и голосе. Я слышал, что он преподавал исламскую культуру в Swiss Federal Institute of Technology Zurich, был автором с десяток монографий о морали и достоинстве человеческой личности в мусульманских странах, на лето перебирался из столицы Швейцарии во французскую Лотарингию. После, досыта наевшись педагогики, он осел в тамошних щедрых краях на "оставшиеся лета", развёл коз и индюков, женился на своей студентке, обзавёлся двумя красавицами-дочками и из эстета-суфиста "материализовался" в бесшабашного рок-н-рольщика. В этом году мы созвонились в последней декаде марта и я предложил Гоше "археологическое дельце" на Алтае.
- Отвезу вас в Журавлёвку, 19 километров отсель, там поселение родноверов. На мой взгляд, это лучшее место заниматься Шамбалой. Согласны?
- А международный розыск? Наверняка, силовики объявили план перехвата...
- У меня есть удостоверение сотрудника Федеральной Службы Безопасности.
- Значит, ты не врал.
- Док, я никогда не вру. Садитесь в ту машину что стоит у пожарного щита, а я прихвачу пару бутылок "Арсенального", да заодно и расплачусь за то, что выпито.
В самой Ольге и при выезде из посёлка нас никто не остановил. Я благодушно списал такой "штиль" на глушь сей таёжной местности, и на необычность нашего транспортного средства - минифуры с броской эмблемой кока-колы.

© Copyright: Алексей Суслов, 2019

Регистрационный номер №0441760

от 10 марта 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0441760 выдан для произведения:
19 мая 2012
Я извращённый низкодуховный человек, а вернее, особь мужеского пола, летящая по земле без ориентиров. Какие там Махатмы, глупая Алекса, если сразу же из больницы я направился в алкомаркет...
И там был Гоша. Он основательно пророс в крутящийся стул на пяти колёсиках, выводящий в зеркале вкупе со своим "ковбоем" аллегорию в духе бессмертного Босха. На столе на уровне Гошиного носа расположился ноутбук с полутёмным  экраном, слева - нечто из оригами, статуэтка бога Ганеши, справа - почти порожняя бутылка белого вина, выкрутас-бокал и пачка "Мальборо", из которой мой напарник пытался в целостности и сохранности вынуть популярный ядовитый продукт потребления.
Закрыв убогую дверь, я огляделся по сторонам. Вдоль стен - ряды всевозможной горячительной продукции каких угодно размеров, видов и сортов; под самым небосводом потолка шла прямолинейной бордово-бежевой "змеёй" реклама-слоган "Пей меня, и я тебя -" - и далее весь этот [фокус] венчало пунцово-алое сердечко в виде вензеля а-ля князь Григорий Потёмкин-Таврический. Как если бы этот доброжелатель (речь о сбытчике алкогольной продукции) нейтрализовал доброты ради все побочные действия своего броского и выдающего солидную маржу товара.
Гоша обернулся вяло и с тысячелетней ленцой (перевалившей за 45-летие), чтобы в итоге выдать на-гора волну острых эмоций.
- Командир, уж ли не братья Стругацкие клавишами своей магической пишущей машинки занесли вас в эту дыру?
- Ты когда пить перестанешь?
Гоша чертыхнулся, отринул в пространство стул, подошёл и протянул руку.
- Шеф, вы всегда забываете здороваться, - отчихвостил меня раскрасневшийся и улыбающийся как уже упоминаемый мною ранее китайский круглопузый болванчик. - Рукопожатие хранит этот мир в безопасности.
- Скажи это зануде Трампу. - Я крепко сжал Гошину смуглую клешню.
Девушки-продавщицы с бело-серыми бейджиками, попеременно поглядывали на нас взглядами голодных львиц, шушукались о чём-то или о ком-то, стоя у работающего на всю мощь кондиционера. 
- Милые лапочки, нам с приятелем надо позвонить через проводную связь. Это местный звонок, нулевые затраты. Ну как, поможете защитникам Родины? - монотонным речитативом выдал барышням Гоша. Девушки не раздумывая указали на дверь с двумя колокольчиками, возле которой стояла кофемашина. 
- А кому звонить надумал? - спросил я, недоумевая, когда Гоша уже набирал числительные, обладающие чудесным свойством обозначать и объективировать определённую личность или несколько таковых.
- Доктору вашему, хирургу.
- Ты хочешь узнать, не потерял ли я умственные способности после ЧМТ?
- Шеф, всё намного серьёзнее: Валентин Гузеев и Адам Форрестер бесследно исчезли в день нападения на вас. Кто-то О Ч Е Н Ь не хотел, чтобы вы встретились здесь.
Нервно щёлкнув зубами, я тотчас ощутил что стиранные в больнице рубашка свободного фасона с французским воротником и брюки чинос стали неудобны и готовы трещать по швам.
В трубке как будто шумел океан.
- Алло, да, да. Мне бы к телефону доктора Мамина по срочному и очень важному вопросу. Я из ФСБ, майор Стеклов.
Гоша взглянул на меня словно из тумана второсортного фильма ужасов.
- Он занят? Так, так, какое-то происшествие, значит. Именно сейчас вы можете узнать подробности этого происшествия? Нет, сам я приехать не могу, у меня в кабинете присутствует глава вашей администрации, так что... Ага, жду. - Лицо Гоши покрылось лиловыми пятнами и я был уверен что пульс его перевалил за 140.
Шли томительные минуты: в этом полутёмном и захламлённом кабинете (товароведа, бухгалтера, кассира, вышибалы?) становилось всё труднее дышать полной грудью. Слава Богу, что я ещё не страдал фобией Роберта Лэнгдона.
Оглушительная трель (чужого телефона).
- Я весь во внимании, Елена, - голос Гоши был по-атлетически напряжённым.
Трубка исторгала из себя иррациональный шёпот. Я думал больше об Алексе, нежели о её брате-близнеце. Для меня эта чудаковатая женщина была сравнима с цветком лотоса - хрупкая, мудрая, сексуальная. Были ли в её нерадостной жизни мужчины? раскрыла ли она в себе хоть толику до конца непостижимой женской божественно-рождаемой сути? кем и чем была в мире противоречий и противоположностей?
- Ау, шеф, очнитесь. - Меня вернуло на землю толкание в плечо. 
- Что сказали?
- Да мертва ваша бабенция, уже почти как час Всевышнему душу отдала. Говорят, с окна её вытолкнули, пятый этаж, шансы выжить - минимальные.
Я прошёлся ладонью по обоям в стиле вологодской росписи. Будто еловой иголкой безумная новость колола сердце. Однако, спустя мгновение недремлющий разум начал выдавать порции рациональных рассуждений в стиле "жалость к убогим - самая разрушительная сентиментальность", или "все когда-то Т А М будем", и прочая, и прочая...
- Не знаю, как продолжить. Короче, в розыск вас объявили, причём в международный.
Я ударил ногой в первую попавшуюся дверь. Пустые картонные коробки от удара  разметало во все стороны. Я бежал и задыхался как утопающий. Вот, ещё одна дверь и, - лазурное небо, ослепляющее привыкшие к полумраку и усталые от больничного недосыпа глаза, слегка оберегаемые очками-хамелеонами (made in China).  
Зачахлая кошка-альбинос с обрубком хвоста легла под новенький мусоровоз у самого забора, выстроенного из высоких и толстенных плит. К кошкам в принципе я не равнодушен с младых ногтей, и не только в этой жизни. В 28-ом земном воплощении я состоял на службе во плоти огромного чёрно-бурого кота породы корат при дворе Людовика XIV, нагоняя страх и трепет бесконечно долгими версальскими ночами на опальных королевских фавориток. И видит сейчас душа моя, среди них была и Алекса - Луиза Лавальер, болезненно худая, с хромотой и со следами оспин на лице. В этом мире нет случайных встреч и знакомств, но есть лишь меняющиеся декорации и маски, за которыми одни и те же лица.
Со мной часто происходит такое: я как призрачный фантом оказываюсь сразу в нескольких мирах, не имеющих времени, идеологии и противостояний; как адепт подлинной свободы - я везде и нигде (Figaro there, Figaro here!).
- Командир, вы ведёте себя как ревнивый Азатот! - громко произнёс совсем рядом Гоша.
- Ты читаешь мои мысли? - голос мой дрожал как струна нестареющей виолончели. 
- Увы, я не обладаю данным даром, - и после непродолжительной паузы, - У вас было какое-нибудь прозвище в школе?
- Студент.
- Почему?
- Георгий, я не заглядывал в личное эго тех, с кем учился.
- Вы видите пророческие сны?
Я вытер вспотевший от влажного воздуха лоб. Сердце билось в грудную клетку словно я заблудился в безымянном египетском лабиринте.
- Георгий, ты подозреваешь меня в аберрации?
- Вы сами чересчур подозрительны.
- Есть такой грешок, - посмеялся я с сарказмом. И после микроскопического  time-out, голосом брошенного всеми ребёнка, я взмолил:
- Георг... чёрт ты или демон, вывези меня отсюда!
- Только ради вашего школьного прозвища, док.
Я знал Георгия Сафатова со Второй чеченской. В Ачхой-Мартане Гоша занимался информированием местного населения (со студенческой поры освоил 2-3 вайнахских языка, не хуже имама знал Священный Коран, дельно разбирался в запутанном деле о Шейхе Мансуре), раздавал гуманитарную помощь, вывозил больных детей и стариков. Когда я попросил о комментарии к одному спорному инциденту между сепаратистами и федералами, он прочитал целиком стихотворение Арби Мамакаева "Нижний Наур", поспособствовал в возможности сполоснуть руки и лицо. Спустя полторы недели он пропал до 2009, когда я из военного корреспондента "Русского голоса" поднялся до замглавреда по культуре и религии. Мы встретились в Пушкинском музее весенней дождливой Москвы. Всё та же борода Абдель-Керима, энергия в движениях и голосе. Я слышал, что он преподавал исламскую культуру в Swiss Federal Institute of Technology Zurich, был автором с десяток монографий о морали и достоинстве человеческой личности в мусульманских странах, на лето перебирался из столицы Швейцарии во французскую Лотарингию. После, досыта наевшись педагогики, он осел в тамошних щедрых краях на "оставшиеся лета", развёл коз и индюков, женился на своей студентке, обзавёлся двумя красавицами-дочками и из эстета-суфиста "материализовался" в бесшабашного рок-н-рольщика. В этом году мы созвонились в последней декаде марта и я предложил Гоше "археологическое дельце" на Алтае.
- Отвезу вас в Журавлёвку, 19 километров отсель, там поселение родноверов. На мой взгляд, это лучшее место заниматься Шамбалой. Согласны?
- А международный розыск? Наверняка, силовики объявили план перехвата...
- У меня есть удостоверение сотрудника Федеральной Службы Безопасности.
- Значит, ты не врал.
- Док, я никогда не вру. Садитесь в ту машину что стоит у пожарного щита, а я прихвачу пару бутылок "Арсенального", да заодно и расплачусь за то, что выпито.
В самой Ольге и при выезде из посёлка нас никто не остановил. Я благодушно списал такой "штиль" на глушь сей таёжной местности, и на необычность нашего транспортного средства - минифуры с броской эмблемой кока-колы.

 
Рейтинг: 0 72 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
110
98
92
90
Светка 26 мая 2019 (Тая Кузмина)
83
78
75
75
75
74
65
65
64
63
61
60
59
57
57
56
56
55
55
54
54
49
49
48
45
35