ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияПриключения → Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История восьмая Гильотина на площади революции ч.10

 

Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История восьмая Гильотина на площади революции ч.10

31 июля 2013 - Анна Магасумова
article150352.jpg

 История восьмая. Гильотина на площади революции 

Ч. 10 Насмешка Ока Бхайравы

 

Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах
Афоризм

 

Удача следует за великим человеком.
Наполеон Бонапарт

 

Тому, кто к цели был так близко,
Так много мог – и пал так низко!

Байрон

 

Не надо так уж часто просить милостей у Бога, иначе ты рискуешь ему очень быстро надоесть.
Николай Орлов

 

Прошу, читатель, вашего вниманья!
Насмешка это или просто наказанье?
Запомнить каждому об этом надо:
Мечты о славе и величии – бравада!
Ведь никогда тем, кто ушёл 
                                           не измениться,
Они в истории остались 
                         перевёрнутой страницей.

От автора

 

Мечты, мечты… 
    Око Бхайравы долгое время был в обличии простого камня у Робеспьера, но и у него пропал необычным образом. 
Так, где же голубой бриллиант? Вы даже представить себе не можете, в чьих руках он оказался!
В грозные для Людовика и его семьи августовские дни свидетелем и участником штурма дворца Тюильри был молодой 23 – летний артиллерийский капитан Наполеон Бонапарт (1), вставший на сторону жирондистов. 
  Он стоял в толпе и смотрел на штурм Тюильри. Наполеон даже и представить себе не мог, что он займёт в скором времени французский трон, с которого революция только что сбросила Людовика XVI. Об этом не догадывались и те, кто стоял около него и восторженными криками приветствовал рождение республики. 
   Никто не мог подозревать, что этот незаметный, затерянный в толпе, худой, маленький офицер в поношенном сюртуке задушит эту республику и станет самодержавным императором Франции. А его имя станет нарицательным.
– Какое безумие! – громко восклицал Наполеон. – Как они могли позволить этой черни вломиться во дворец? Почему не рассеяли пушками? Остальные бы живо убрались со сцены.
Возмущению Наполеона не было границ. Впоследствии он не раз использует пушки для разгона народа. Но это уже будет после печальных событий революционного террора во Франции.
    Бонапарт помог вывести королевскую семью из дворца и передал в руки прибывшего начальника охраны тюрьмы Тампль капитана Клери. 
    Возвращался Наполеон домой на улицу Риволи (Rue de Rivoli), где снимал недорогую комнату в глубокой задумчивости, размышляя о судьбе короля.
– Совсем недавно Людовик XVI был на вершине своего могущества, – так Наполеон представлял королевскую власть, – Эх, я бы всё делал по – другому! Мне бы на место короля! 
Итак, мысли о величии уже не просто посещали молодую голову Бонапарта, а прочно поселились в ней.
– Так надоела эта нищета!
    Тяжело жилось молодому офицеру. Большую часть жалованья он отсылал семье, оставляя себе лишь на скудное пропитание. Лишь изредка мог себе позволить Бонапарт отобедать в кафе le Procope («Прокоп») на улице Фоссе — Сен-Жермен. Здесь и встретили его, тогда ещё 20-летнего, пытавшегося оставить в залог за обед треуголку, Робеспьер и Камилль. 
   Светского общества избегал, и не только потому, что одежда его была скромной, просто у него были другие цели и приоритеты – не любил развлечений.
  А вот работал он без устали, за книгами проводил всё свободное от службы время: читал запоем, с неслыханной жадностью, заполняя заметками и конспектами свои тетради. Больше всего его интересовали книги по военной истории, математике, географии. Много мысленно путешествовал и мечтал, мечтал...
– Так хочется побывать в разных странах!
    Вдруг из состояния задумчивости его вывел глухой скрежет под ногами и мелькнувший одновременно голубой луч. Бонапарт наклонился и увидел, что наступил правой ногой на невзрачный камешек.
– Что же это за камень? На первый взгляд кажется обычным!
Он поднял камень с мостовой, достал платок из кармана и чуть потёр его. В глаза ударил отблеск голубого света. 
– Стекло? Нет, не может быть стекло голубым. Голубой бриллиант? Вот это находка!
Наполеон слышал рассказы о «голубом французе», но в мистику камня не верил.
— Мы всегда стараемся возложить вину на что-то — на проклятия, колдовские привороты, на драгоценные камни, — рассуждал он, — а всему виной естественный ход событий — от молодости к зрелости, от здоровья к болезни, от удовольствия к разочарованию. 

    Наполеон был наделён сильным и трезвым умом, феноменальной памятью, огромной работоспособностью. Эти черты сочетались в нём с дерзостью и готовностью к риску, с честолюбием, которое росло по мере его головокружительных успехов и достигло поистине безмерных масштабов. 
   Возможно, о Наполеоне писал Нострадамус, часто применяя слова «великий», «величие»:

Жестокие звёзды сойдутся для встречи,
К величью могучий придёт властелин...
… Он будет сильней европейских монархов,
Его называют французской грозой,
Италия сбита великой нападкой,
И Рим Геркулесовой схвачен рукой.
… Великий француз одолел оборону,
Велик нанесённый Италии вред..
(Центурии II, IX, IV)
    Славе Наполеону поспособствовал найденный им голубой бриллиант, Око Бхайравы, но он же и погубил его. Как и другой алмаз из сокровищницы французских королей, «Регент», который украшал эфес шпаги Бонапарта в годы его величия(2). 
   Наполеон родился в небогатой дворянской семье Карло и Летиции Буонапарте с итальянского острова Корсика, за три месяца до его рождения ставшего владением Франции. Так что по нашим меркам он был итальянцем по национальности.   Позже Наполеон исправил свою фамилию Буонапарте на французский манер, на более звучную Бонапарт. 
Отец отправил мальчика в военное училище в Бриенне, выбив для него казённую стипендию. По окончании училища в пятнадцать лет Наполеон поступил в Парижскую военную школу, где готовились офицеры для армии. 
Хотя у Наполеона было 4 брата и 3 сестры, он рос угрюмым, замкнутым мальчишкой. В училище остро реагировал на замечания и долго терпел обиды. Не искал ни с кем сближения, смотрел на курсантов без почтения и сочувствия, был очень в себе уверен, несмотря на малый рост и возраст. 
У многих людей маленького роста бывает завышенная самооценка. Вот и Наполеон мечтал:
– Я буду генералом, нет фельдмаршалом!
   Такое самолюбование, как у Наполеона встречается не часто, в истории такие личности можно пересчитать по пальцам (естественно на этом не будем останавливаться). И неизвестно, чем бы всё это закончилось, если бы не вмешалась судьба или предупреждение свыше: поумерить свои амбиции.
   Умер отец, и семья осталась почти без средств. В октябре 1785 года Наполеону пришлось уйти в армию в чине младшего лейтенанта артиллерии. Жил бедно, питался очень скудно. Он даже попытался поступить на русскую военную службу. Но ему предложили звание унтер-офицера, что было на чин ниже, чем у него уже был. Так что Бонапарт не согласился. Отказался он и от поездки волонтёром в Турцию, с которой Россия вела войну(3). Наполеон же мечтал о командовании армией. Он искал возможность выкарабкаться из нищеты, поэтому с первых дней Великой Французской революции встал на сторону патриотов, а в 1792 году вступил в Якобинский клуб.
   Назначенный начальником артиллерии в армию, осаждавшую занятый англичанами Тулон, Бонапарт в 1793 году осуществил блестящую военную операцию. Тулон был взят, а он получил в 24 года звание бригадного генерала. 
Термидорианский переворот 27 июля 1794 года резко изменил его жизнь. Под угрозой оказалась военная карьера – его освободили от должности и заключили в тюрьму за связь с якобинцами. И опять вмешалось провидение.
Бонапарт отличился при разгоне роялистского мятежа в Париже, а затем получил назначение командующим Итальянской армией. В итальянском походе (1796-1797 гг.) во всем блеске проявился его полководческий талант. 
Прежде всего, Наполеон с присущим ему пафосом обратился к войскам:
—Солдаты! Вы раздеты и плохо накормлены. Я поведу вас в самые плодородные равнины мира. В вашей власти будут богатые провинции и большие города, вы найдёте там почёт, славу и богатство.
 Только Наполеон не уточнил, что сам ждёт от французской армии славы и богатства. А в том, что достигнет и славы, и обретёт богатство, он был уверен. 
  Армия, воодушевлённая словами Наполеона, одерживала одну победу за другой. Австрия потеряла все свои земли в Северной Италии. Итальянцы восторженно встречали французов, которые несли идеалы свободы и равенства, избавляли от ненавистного австрийского владычества.
  Имя Бонапарта гремело по всей Европе. После первых же побед Наполеон видел себя великим завоевателем. Вернувшись в Париж победителем, Бонапарт добивается организации похода в Египет. Однако Египетская экспедиция 1798-1801 годов, несмотря на отдельные успехи, и неудачного похода в Сирию была обречена на поражение. 
   Наполеон Бонапарт оставил армию на генерала Жана Батиста Клебера (4) и 24 августа 1799 года самовольно покинул Египет. Вот вам и забота о солдатах! Бросить армию на произвол судьбы Наполеону придётся ещё не раз.
   Клебер после отъезда Наполеона, несмотря на то, что крайне отрицательно относился к продолжению экспедиции, принял командование оставшейся в Египте Восточной армией. Вёл переговоры с англичанами и турками о гарантиях свободного проезда для возвращения войск во Францию. Однако англичане возобновили военные действия. 20 марта в битве при Гелиополисе Жан Клебер поднял 12 тысячную армию против 70-тысяч турецких солдат и одержал победу. 
   Правительство Великобритании готово было пойти на уступки, но исламский фанатик Сулейман 14 июня 1800 года убил Клебера в Каире. 
   Наполеон в октябре 1799 года прибывает в Париж, где царила обстановка острого политического кризиса. Пришедшая к власти крупная буржуазия стремилась к установлению военной диктатуры. Бонапарт, пользовавшийся популярностью среди народа и в армии, оказался подходящей кандидатурой на роль «спасителя Отечества». В результате государственного переворота 18-19 брюмера VIII года (9-10 ноября 1799 года) он стал первым консулом. Принося присягу на верность республике, Наполеон скажет о перевороте 18 брюмера:
— Мы довели до конца роман революции, — теперь надо посмотреть, что в нём есть реального.
  А уже менее чем через три года 2 августа 1802 года он добьётся назначения пожизненным консулом, прикрывая диктаторскую власть республиканской вывеской и укрепляя буржуазное государство защитой интересов крупной буржуазии и крестьян-собственников.
  18 июня 1804 года Бонапарт захватит всю полноту власти в стране — он будет провозглашён императором Наполеоном I. Так что роман революции он закончит, а роман с революцией он допишет в свою пользу.
С приходом Наполеона I к власти начнётся период захватнических, наполеоновских войн, продолжавшихся непрерывно до его свержения.(5) 
  Кровавую цену он заплатит за то, чтобы стать повелителем всей Западной (кроме Великобритании) и Центральной Европы. Наполеон будет купаться в лучах славы. Его охватывает мания величия:
— Я непобедим! Я несокрушим! Я – император мира!
  Достигнув за 10 лет беспримерного могущества, Наполеон заставит считаться со своей волей монархов Европы. 
Победы французской армии объяснялись не столько личными качествами Наполеона, сколько тем, что Франция начала XVIII века была более прогрессивной, чем многие европейские страны (за исключением Великобритании). В побеждённых странах наполеоновское законодательство заменяло отсталые патриархальные отношения на буржуазные. 
Испанский поход 
   С  течением времени наполеоновские войны утратят свойственные им ранее прогрессивные элементы, несмотря на их завоевательный характер, и превратятся в чисто захватнические. В этих условиях никакие личные качества и усилия Наполеона I не принесут ему победы. 
Впервые это обнаружилось во время начавшегося в 1808 году Испанского похода. Против французских захватчиков поднялся pueblo, nacion (народ). Когда на защиту Родины, Отечества, встаёт весь народ, то армии захватчиков приходится трудно.
  В 2008 году в Испании широко отмечалось 200-летие начала войны за независимость против французских захватчиков. Эта война, продолжавшаяся с 1808-го по 1814 год, стала величественным и одновременно трагическим эпизодом наполеоновских войн. Получившая название Полуостровной, или Пиренейской войны, она приняла формы всенародной партизанской борьбы.
Cuando estamos unidos,
Somos invencibles!
Когда мы едины,
Мы непобедимы!

Наполеон цинично заявлял:
— Надо, чтобы Испания стала французской. Только ради Франции я завоюю Испанию. Это будет «военная прогулка».
Никогда император не был таким легкомысленным, как перед походом в Испанию. 
—Я не считаю ни Португалию, ни Испанию серьезным противником. Я легко завладею испанским троном. Безвольный и слабохарактерный испанский король Карл IV не сможет мне в этом помешать!
Наполеон был в этом уверен. Поэтому отправил на Пиренейский полуостров армию во главе с генералом Жюно. 
—Жюно хорошо знаком с руководством и нравами Португалии, недаром он в 1805 году был в Лиссабоне в качестве французского посланника.
   Но не только это решило вопрос назначения Жюно военачальником нового военного похода. До Наполеона дошли слухи о романе Жюно с Каролиной Мюрат, сестрой Наполеона (в девичестве Бонапарт). Не желая поднимать шум, Наполеон решил удалить незадачливого любовника из Парижа, причем не просто удалить, а отправить подальше и как можно на более долгий срок.
   Скорую отправку Бонапарт сопроводил пафосными словами. Трудно было понять, искренен ли император, так как Жюно был его старым другом.
— Тебя, друг мой, ждёт не только слава, но и маршальский жезл. Ты будешь иметь в Лиссабоне власть неограниченную. Жду от тебя известий о твоих лёгких победах. 
   Нужно сказать, что первое время армия Жюно не встретила никакого сопротивления. Единственной преградой на ее пути оказались жара и каменистые дороги, по которым было трудно передвигаться большим скоплениям людей. 
   29 ноября 1807 года корпус Жюно добрался до стен Лиссабона. Перед «оs portugueses» (португальцами) предстало жалкое зрелище. Шестинедельный поход по пустынным дорогам, без запасов провианта полностью деморализовал солдат-новобранцев. В испанских селениях они грабили все, что попадалось под руку: крупный рогатый скот, домашнюю птицу, иногда даже молодых девушек. В ответ os camponeses и los campesines (португальские и испанские крестьяне) мстили захватчикам, травили пищу и убивали отставших солдат. 
   Когда потрёпанные и изнурённые голодом и нападками остатки французской армии появилась перед Лиссабоном, все члены королевского дома Браганса, бросив свои богатства и страну на произвол судьбы, сели на английский корабль и бежали в Бразилию. Португалия стала добычей французской армии без единого выстрела. (6) 
Мануэль Годой и Фердинад Гиймарде
   Получив известие о взятии Португалии, при дворе короля Испании Карла IV Бурбона начинается паника. Король и его супруга королева Мария Луиза Пармская(7) не знали, что предпринять. По предложению премьер-министра Мануэля Годоя(8) они бегут в Аранхауз – летнюю королевскую резиденцию. Карл IV полностью доверял Годою, не зная, что тот хорошо знаком с Наполеоном. Тем более именно Наполеон заставил Мануэля Годоя вступить а антианглийскую коалицию и поручил ему ведение военных действий против союзницы англичан Португалии. 
   В 1801 году Испания оккупировала Португалию, а Годой, возглавлявший испанские войска, стал не только министром и капитаном гвардии, но и кавалером всех испанских орденов, адмиралом Испании и Индии, директором Мадридской Академии Искусств, начальником астрономической обсерватории. Под его надзором были почта и дороги.
Годой сосредоточил в своих руках огромную власть, став личным королевским секретарем. 
—Главное, что я добился в жизни – это не власть, — рассуждал Годой. — Самым дорогим подарком для меня стала любовь моей королевы Марии Луизы.
   Трудно судить, любил ли он по-настоящему эту женщину, она была старше его на 16 лет, но, Мария Луиза была в него влюблена. Так что не удивительно, что Мануэль добился всех заслуг и регалий уже в 25 лет. 
   В 1792 году Годой был назначен министром иностранных дел. На одном из приёмов в министерстве к нему подошёл французский посол Фердинанд Гиймарде. Он взглянул на Годоя несколько свысока, хотя был невысокого роста. Взор его был открытым и ясным. Держался он свободно. 
Гиймарде не был знатного происхождения. Отец его Гийом начинал шлифовщиком – камнерезом, сколотил небольшое состояние и занялся огранкой драгоценных камней. Он поставил цель дать единственному сыну образование и, заручившись помощью католического священника падре Лероя, добился того, что Фердинанд получил стипендию и поступил в юридическую школу. После юридической школы он учился в Парижской военной школе. 
   Получив образование, Гиймарде работал секретарём в суде, где познакомился с Робеспьером и Дантоном. Поддержал Французскую революцию, по внутреннему убеждению предчувствовал в ней свою судьбу и настоял, чтобы его отправили в армию. Полк стоял в Валансе(9). Здесь Гиймарде встретил своего давнего друга по Парижскому военному училищу Наполеона Бонапарта.

   Валанс стоит на левом берегу Роны примерно на полпути между Лионом и Авиньоном. Это солнечный город с необычными красными крышами. Настоящий юг Франции, — в окрестностях растут эвкалипты, сосны, фиолетовая лаванда, чувствуются пряные запахи абрикосов и персиков. В общем, фруктовое и овощное изобилие. 
   Любил этот город Франсуа Рабле, который учился в Валанском университете в середине XVI века. Наполеон Бонапарт окончил здесь артиллерийское училище.
  Гиймарде и Наполеон встретились у местного дворянина Лоренсио де Лукко. За фужером вина вспомнили о дружеских вечеринках и, конечно же, как читали роман «Гаргантюа и Пантагрюэль» Рабле. Заговорили один за другим:
— Наливай!
— Подавай!
— Спасибо, приятель!
— А ну-ка, единым духом!
— Что раньше появилось: жажда или напитки?
— Жажда, ибо кому бы пришло в голову ни с того ни с сего начать пить, когда люди были еще невинны, как дети?
— Lagona edatera! (Приятель, выпьем! (баск.) Во всем моем теле норки такой не сыщешь, где бы жажда могла укрыться от вина.
— У меня от этого вина жажда только сильнее.
— А мою жажду это вино прогонит.
— У меня на устах слово Господа: Sitio (Жажду (лат.) 
— Не столь несокрушим камень, асбестом именуемый, сколь неутолима жажда.
— О, lacryma Christi! (Слеза Христова (лат.)
— Это из Девиньеры, это пино!
— Славное белое винцо!
— Бархат, да и только, честное слово!
— Ах, что за вино!
— Залпом, залпом!
— Пейте, пейте этот целебный бальзам! (10)
Сидя на террасе под абрикосовыми деревьями однополчане, как в военной школе посмеивались над острой сатирой писателя, учёного, философа Рабле.
Но Бонапарту милее были другие строки романа:
— Что касается меня, то я, уж верно, происхожу от какого-нибудь богатого короля или владетельного князя, жившего в незапамятные времена. (Хотя мои родители из небогатой корсиканской дворянской семьи.) Ибо не родился еще на свет такой человек, который сильнее меня желал бы стать королем и разбогатеть, – для того, чтобы щедрой рукой одарять всех порядочных и просвещенных людей. Однако ж я себя утешаю, что я непременно буду королем, да еще столь великим… (10)
Бонапарт в 1792 году ещё не знает, что станет императором Франции Наполеоном I. 
  А пока Наполеон, свидетель происшествий десятого августа, всё еще оставался в рядах революционеров, уважая власть и порядок, оставил столицу Франции и отправился на Корсику, а потом в Тулон. 
   Фердинанд Гиймарде же вскоре был направлен послом в Испанию. Перед дорогой его отец Гийом отозвал сына, прощавшегося с матерью, в сторону, чтобы никто из близких не слышал, о чём они будут говорить.
– Сын! Ты добился того, чего мне в жизни не удалось. Ты – моя надежда! Я благословляю тебя и хочу, чтобы ты передал вот это!
Отец протянул Фердинанду бархатную коробочку.
– Отец! Что это?
– Мой подарок испанскому министру. Эта вещь будет служить тебе защитой от сложностей в отношениях с испанским двором и даст тебе благополучие. 
– Фредди! Этот камень принёс мне для огранки незнакомец. Я понял, что он имеет большую ценность и подменил его. Тот, естественно, ничего не заметил. 
– Отец! Я надеюсь, тебе не угрожает опасность?
– Не беспокойся! Был у меня похожий бриллиант, доставшийся мне по случаю.
Как вы догадались, это был голубой бриллиант око Бхайравы. 
– Фреди! Прошу, отдай камень министру. Лучше его не оставлять у себя, поверь, ничего хорошего он не принесёт. От камня веет холодом. С Богом! Пусть удача не оставляет тебя!
Надо сказать, что Фердинанд был послушным сыном, он так и сделал, у него даже не было искушения не только оставить бриллиант себе, но и взглянуть на него.
На приёме в королевском дворце Гиймарде обратился к Годою:
– Seńor ministro! Господин министр! Мой отец, огранщик камней, он передал для вас небольшой подарок.
Годой открыл бархатную коробочку. Луч света упал на голубой бриллиант и его грани заиграли. Гиймарде видел у отца много драгоценных камней и поэтому нисколько не удивился, а вот Годой был просто очарован. Глаза его округлились от удивления, и он восхищённо прошептал:

– Да это бесценное сокровище!

    Годой огляделся по сторонам: не видел ли кто, что он держит в руках. Но никто не обращал на него внимания. Ему даже показалось, что время замедлилось, а воздух вокруг стал каким-то вязким. Одновременно повеяло ароматом лилий. Луч света от голубого бриллианта приобрёл алый оттенок. В мозгу Годоя будто что-то щёлкнуло:
– Не стоит показывать бриллиант никому, иначе ждать беды. 

Око Бхайравы мелькнул лучом и померк, почувствовав, что ему можно ни о чём не беспокоиться. 
   Годой, помня о подарке из Франции, приложит огромные усилия, чтобы спасти от смерти французскую королевскую семью. Но все попытки будут бесполезны. 
    К 1797 году Годой станет одним из богатейших людей Испании, общая стоимость его имущества превысит годовой бюджет страны.

   Королева Мария Луиза – умная и энергичная увлеклась Годоем, вела с ним задушевные беседы, доверяла ему свои секреты. Тем не менее, она родила Карлу IV 14 детей, но 8 из них умерли ещё в младенчестве. Среди них были близнецы Филипп Франциск (5 сентября 1783 — 18 октября 1784) и Карл Франциск (5 сентября 1783 -11 ноября 1784). 
  При дворе считали, что несколько детей были рождены не от Карла IV, который приходился Марии Луизе двоюродным братом по отцу (отец Марии-Луизы и отец Карла IV – родные братья). Такое кровосмешение могло привести не только к смерти младенцев, но и повлиять на умственные способности детей. В то время об этом не задумывались. Подобные браки были не редкостью в европейских королевских домах. 
  Тем не менее, злопыхатели нашли большое сходство между Мануэлем Годоем и инфантом доном Франциско Антонио, герцогом Кадисским (1794-1865). Не было тогда генетических экспертиз, чтобы можно было проверить, так ли это. 
Как ни странно, но Годой пользовался полным доверием короля Карла IV, присвоившего ему титул «Князь Мира» и звание «Ваше высочество». Король не обращал внимания на сплетни.
– Пусть говорят! Los rumores, los chismes — qué tontería! Cлухи, сплетни — какая ерунда! Как министр Годой просто незаменим!
   Впрочем, ничего неудивительно, одним из излюбленных методов Годоя, применявшихся им для сохранения своего влияния на Карла IV, было создание мнимых заговоров на его жизнь или корону, которые Годой «открывал» и тем самым доказывал свою исключительность и незаменимость. 
   Часто Годой в угоду Карлу IV проводил на площади Пласа-де-Армас перед королевским дворцом военные парады Королевской гвардии. Солдаты, чеканя шаг, маршем под барабанный бой проходили перед королём, отдавая ему честь. Королевское сердце трепетало от гордости.
   А королева Мария Луиза в это время находилась в кафедральном соборе Альмудена. Большое пространство площади соединялось с входом в собор. Здесь было тихо, ворота не пропускали шума, слышалось  только плавное звучание  хора и голос пастора, проводившего мессу. 
   Карл IV очень легко поддавался чужому влиянию. Хотя это был человек огромной физической силы, он отличался слабостью духа. Любимым занятием Карла IV была охота. Он был также хорошим кучером, часовщиком, но ничего не понимал в государственных делах, да и не испытывал к ним особого интереса, но при этом был добродушен и приветлив. Больше всего он ценил спокойную жизнь и страшился всего, что могло нарушить ее привычный ритм и образ жизни. 
  Фактически от имени мужа царствовала королева Мария Луиза, женщина умная и энергичная. Но она пользовалась своими дарованиями почти исключительно для удовлетворения своих прихотей. При дворе её не любили за грубый нрав и сильный характер.
  Художник Франсиско Гойя(11), придворный живописец, часто писал портреты Марии Луизы, как и портреты королевской семьи. Но эти портреты были абсолютно лишены лести, а их сходство с оригиналом правдиво до жестокости. Несмотря на это он продолжал получать заказы, его популярность росла. В то же самое время Гойя писал прелестные портреты детей и красивых женщин.
    Гойя был так потрясён величием и спокойствием, что веяли от французского посланника Гиймарде и обратился к нему с просьбой:
– Seńor! Разрешите написать ваш портрет!
Гиймарде сначала отказался, но Гойя настаивал:
– Дон Фердинанд! Испанцы должны видеть представителя революционной Франции.

      Портрет получился таким реальным, что казалось, наступающий разумный революционный порядок в лице французского посла отстукивает размеренный ритм жизни на спинке позолоченного кресла сжатой в кулак правой рукой. Фердинанд Гиймарде спокойно, прямо и чуть свысока, но со скрытой веселостью во взоре, глядит прямо в глаза зрителю. 
Гойя писал Гиймарде как вдохновляющий пример революционера для своих соотечественников, будто говоря:
– Вот каким стал человек революционной Франции, и каким он должен стать здесь — на Пиренейском полуострове.
   Пусть испанцы не приняли этого портрета за шедевр, видимо потому, что Гиймарде слишком рисовался, войдя в требуемую для дипломата роль. 
   Тем не менее, независимость жизненной позиции, бодрость духа, дерзкая бравада стали особенностями портретной живописи Гойи начиная с 1803 года. Так королеву Франсиско Гойя изображал с надменным выражением лица, несколько отстранённой от действительности, какой она была на самом деле. 
   В садах Кампо-дель-Моро, так напоминающих её родную Францию, Мария Луиза гуляла, размышляя о жизни.
Доносится с неба глас вещий и трубный,
И будущих бедствий нельзя избежать...
Нострадамус, Центурии II

   Расположенный в полусотне километров от испанской столицы Аранхуэс – этот небольшой очаровательный зеленый городок, где Карл IV с семьёй  по настоянию Годоя укрылся от французов. Сейчас здесь было тихо. Мария Луиза наслаждалась тишиной и думала:
– А ведь раньше в Аранхуэсе кипела жизнь, проводились весёлые, шумные балы и маскарады. 
Не звучат больше в гулких дворцах быстрые и частые шаги придворных. Не шуршат платья многочисленных дам, прогуливающихся по дорожкам из гравия. 
    А Карл IV уединялся в Островном саду (Jardin de la lsla), примыкающем к королевскому дворцу и окруженном водами реки Тахо. Здесь он проводил долгие часы, наслаждаясь прекрасными фонтанами, тутовыми деревьями, прогуливаясь по мостам через спокойно протекающую Тахо. Река в некоторых местах образует небольшие водопады, и её прозрачной водой можно любоваться бесконечно. Охотиться Карл здесь не мог, но наблюдал, как плещутся маленькие серебряные рыбки, прыгают у берега зелёные лягушки. В траве мелькают и стрекочут шустрые кузнечики.
    Мария Луиза, пытаясь отвлечься от невесёлых мыслей о наступлении французов, занималась детьми. 
— Как здесь тихо и спокойно, — думала Мария Луиза. — Если бы это продолжалось подольше!
А в это время армия наполеоновского маршала Мюрата уже направлялась к Мадриду. 
   Годой предложил Карлу IV и Марии Луизе побег в Америку, и они согласились. В большой спешке стали готовиться к отъезду. Слухи о сборах королевской семьи очень быстро дошли до народа и вызвали стихийные волнения. В Мадриде тоже узнали о готовящемся побеге, и тысячи столичных жителей отправились в Аранхауз, чтобы поддержать местное население. 
17 марта 1808 года огромная толпа окружила и разгромила королевский дворец в Аранхаузе, а днем позже до основания разрушила дом Годоя в столице. Народ обвинял его во всех бедах, обрушившихся на Испанию.
—Годой! Долой! 
— Годой! Вон! Это ты виновник вторжения французов!
   Премьер-министру чудом удалось спастись. Он спрятался на чердаке загородного дворца под грудой рогож. С собой он взял единственную драгоценность, подаренную французским послом. Тридцать восемь часов он провел без пищи и воды. Его поддерживала только энергия голубого бриллианта. С помощью камня он выдержал испытание голодом и жаждой, но его убежище всё-таки обнаружили двое нищих, решивших спрятаться от дождя. Они же и подняли шум. 
  Разъярённая толпа едва не растерзала Годоя. Он опасался, что найдут драгоценность и спрятал камень за щёку, но чуть не проглотил его, когда началось избиение. Лицо Годоя настолько отекло, и никто не заметил, что за щекой он что-то прячет. 
Гвардейцам с большим трудом удалось отбить беглеца — министра и сопроводить его в казармы. Когда прибыл караул,       Годой был арестован и заключён в тюрьму. Здесь уже повстанцы до него не добрались. 
Королевскую семью не тронули, но Карл IV перепугался не на шутку.
— Что ж, я вынужден пойти на крайние меры, — решил он и объявил перед народом:
— Я смещаю Годоя с поста премьер-министра и отрекаюсь от престола в пользу моего сына Фердинанда. 
  Так Карл IV отвлёк внимание толпы от Годоя, главного виновника, как считали испанцы, начавшейся оккупации Испании французскими войсками, и он избежал возмездия. Всё имущество Годоя было конфисковано. Но о голубом бриллианте никто не знал, он сумел сохранить его существование в тайне.
   После вступления в Мадрид французских войск 23 марта 1808 года Наполеон потребовал, чтобы Годой прибыл во Францию. Годой в сопровождении Марии Луизы и Карла, короля без короны в сопровождении караула покинули Испанию, а испанский трон Наполеон передал своему брату – Жозефу. 

   Мария Луиза и отрёкшийся король провели остаток своих дней вне Родины, сначала во Франции, потом в Италии, где их приютил папа римский Пий VII. Жили они в Риме долго и счастливо, и умерли почти в один день. Мария Луиза умерла 2 января 1819 года, а Карл скончался через 18 дней, 20 января. Их останки позже были перенесены в Испанию, и погребены в королевской усыпальнице испанских королей Эскориале.
  Годой жил в Риме вместе с королевской семьей. Изредка доставал голубой бриллиант и любовался им. В 1830 году он переехал в Париж, где получал незначительную пенсию от французского двора. Жил скромно. 
— Ну, вот пришло время расстаться с моей драгоценностью, — решил Годой. — Нет у меня наследника, которому я бы смог передать голубой бриллиант. 
   С инфантом доном Франциско Антонио, герцогом Кадисским, которого считали сыном Годоя, он так больше и не встретится. 
Через знакомого ювелира Годой продаст голубой бриллиант за сумму, намного меньшую реальной стоимости камня, но этой суммы ему хватит для безбедного существования некоторое время. 
Возможно, Годой пока был единственным человеком, которому Око Бхайравы принёс не так много бедствий, хотя испытания были порой жестокими. Ведь министр так и не создал свою семью, 11 лет прожил рядом с Карлом Испанским и Марией Луизой, единственно близкими ему людьми. На его руках они умерли. Королеву Годой боготворил и оплакивал до конца своей жизни. 
  В 1847 году из Испании пришло письмо:
«Seńor Годой! Вы можете вернуться на Родину. Вам даровано помилование и возвращается часть имущества».
Однако Мануэль Годой был уже старым больным человеком, и возвращаться в Испанию через 39 лет после изгнания он не захотел. Умер в Париже, 7 октября 1851 года, в возрасте 84 лет.
Роковые ошибки Наполеона
Испанская герилья. Первая ошибка Наполена
    Будучи разгромленными, испанцы стали воевать небольшими летучими отрядами в горной или труднопроходимой сельской местности, они уничтожали небольшие отряды французов, ловили гонцов, отбивали фураж и продовольствие. Позже с такой партизанской войной французская армия встретится в России. 
  Такая война небольшими отрядами получила названье герилья, что в переводе с испанского «маленькая война». Число партизан росло. С каждым днем эта война с крестьянами и ремесленниками, с пастухами овец и погонщиками мулов беспокоила Наполеона гораздо сильнее, чем другие большие кампании. 
Французы с первых же шагов в Испании натолкнулись на проявления самой неистовой фанатической ненависти к завоевателям. Когда солдаты маршала Мюрата в упор расстреливали толпу, люди не разбегались сразу, а скрывались в домах и продолжали стрелять из окон. Когда французские солдаты вбегали в дома, чтобы схватить стрелявших, то испанцы, выпустив все патроны, кололи солдат ножами, вступали в рукопашный бой, продолжая бороться до тех пор, пока держались на ногах.
— После рабски покорившейся Пруссии столь яростное сопротивление испанцев кажется мне особенно странным и неожиданным, — думал Бонапарт.
  Но испанцы сражались за независимость своей Родины, за свои семьи, за свои дома.
Из партизанских руководителей герильерос наиболее прославились Реновалес, доктор Ровера, Меркезито, Медико и аббат Мерино. Тактика герильи приносила успехи: французы контролировали лишь крупные города. 
Наиболее сильной герилья была в районах Каталонии, Арагоне, Наварре и Басконии. 
В начале мая 1808 года в столице Астурии Овьедо, была создана местная хунта. Восставшие захватили арсенал и вооружились, а 25 мая объявила войну Наполеону и призвала остальные города и провинции последовать ее примеру. 
Одновременно с этим хунта начала формировать войска и отправила своих послов в столицу Англии для ведения военно-дипломатических переговоров. Их встретили в Лондоне с энтузиазмом.
— Мы сочувствуем вашей борьбе, — убеждал астурийских делегатов министр иностранных дел Каннинг. — Обещаем оказать помощь. 
  На заседании английской палаты общин 15 июня 1808 года лидер оппозиции Шеридан сказал: — Свет не видел еще такого храброго, благородного, великого подвига, как это восстание астурийцев против тирана всего мира!
Англичане, которые с воодушевлением и радостью восприняли происходящие в Испании события, не ограничились одними словами. Они начали посылать в Испанию для народных ополчений оружие и военное снаряжение. 
  В течение нескольких недель Испания вооружила 150 тысяч человек из разных провинций. Среди них было несколько полков регулярной армии. Остальные войска представляли собой нестройные полчища восставших крестьян и ремесленников. Но все они были воодушевлены одним чувством: 
— Освободить Испанию от французов-оккупантов! 
Командовали войсками такие энергичные вожди, как Гарсия де ла Куэста, Франциско-Хавьер Кастаньос и Хосе Ребольедо.
В Астурию, помимо оружия, были отправлены английские войска под командой известного полководца и дипломата герцога Артура Коллея Уэлсли Веллингтона. 
27 июля 1808 года Севильская верховная хунта (12)  обратилась с письмом к русскому царю 
Александру I:
— Ваше превосходительство! От имени испанского народа просим не оставить Испанию без внимания и прийти на помощь в нашей борьбе против французских захватчиков. 
  В декабре этого же года члену Государственного совета Родиону Александровичу Кошелеву было поручено вступить в секретные переговоры с представителями Центральной хунты Коломби и Зеа Бермудесом. В Россию же была направлена миссия графа де Норонья, а в Испанию кроме Кошелева прибыл дипломат Григорий Александрович Строганов.
  Жозеф, получивший испанский трон от Наполеона, пытался всяческими мерами укрепить свою власть. Желая заручиться поддержкой крестьян, он объявил об отмене барщины. Но его поддержали только idalgo – испанские дворяне. В народе он получил прозвище Пепе (испанское сокращение от Жозефа). Своим законным королём большинство испанцев считало Фердинанда VII, сына Карла IV, в народе называемого Желанным. Всем была ненавистна французская оккупация. 
Бурные события развернулись в столице провинции Арагон Сарагосе. Французский генерал Лефевр в середине июня 1808 года подошёл к городу с 6-тысячным отрядом и попытался взять Сарагосу штурмом. Жители города во главе с лидером повстанческого движения Кальво де Росас оказали французам отчаянное сопротивление. Французы отступили. 
2 июля, получив подкрепление, Лефевр вновь попытался завладеть Сарагосой, но снова получил отпор. Удар, нанесенный ему городскими жителями, был настолько сильным, что в течение целых пяти месяцев французы вынуждены были бездействовать.
  Только в декабре 1808 года, когда Наполеон взял в собственные руки руководство испанскими операциями, военные действия возобновились, и Сарагоса была осаждена. В начале 1809 года испанский генерал Хосе Ребольедо де Палафокс-и-Мельци, герцог Сарагосский, встал на защиту столицы Арагона. 
27 января 1809 года войска маршала Ланна, которого Наполеон, назначил руководить осадой вместо маршала Андоша Жюно, с большим трудом взяли внешние укрепления Сарагосы. Но битва продолжилась на улицах арагонской столицы. Здесь каждый дом превратился в маленькую крепость. Такого в военной истории еще не было: взятый город… не сдавался! Сарагоса героически защищалась в течение более двух месяцев и была занята французами только после отчаянных боев, во время которых погибла половина ее населения.
«Ваше величество, – писал маршал Ланн Наполеону, донося о взятии Сарагосы, – это не то, к чему мы привыкли на войне. Не видывал я еще такого упорства. Несчастные жители защищаются с яростью, которую трудно себе представить. На моих глазах женщины даже шли на смерть, стоя пред брешами. Война эта приводит меня в ужас и содрогание». 
Резня в Сарагосе длилась три недели. Солдаты маршала Ланна не жалели женщин и детей, потому что и они убивали французов, пуская в ход всё, что попадётся под руку: ножи, камни, тяжёлые предметы.
Это была одна из тех побед Наполеона, которую можно назвать пирровой. Город предстал перед французами в ужасном положении. Страшная эпидемия тифа косила людей без разбора детей, взрослых. Госпитали не вмещали больных и раненых. На кладбищах недоставало места для умерших. Трупы, зашитые в мешки, сотнями лежали у церковных дверей. 
Не желая получить свободу из рук французских захватчиков, в 1810 году в Кадисе были созваны общенациональные Кортесы, принявшие 18 марта 1812 года Конституцию. Это была самая либеральная и прогрессивная конституция для того времени.    Она объявила о создании трёх равноправных ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной, постоянного однопалатного парламента, всеобщего избирательного права и права на образование. Другие начинания остались на бумаге(13).
Перелом в войне произошёл весной 1812 года. Крупнейшая победа была одержана 22 июля в битве при Арапилес, под Саламанкой. 
В конце июля графом де Норонья и Зеа Бермудесом был заключён военный союз с Россией. 
Александр I вместе с представителями верховного главнокомандования уже не сомневался в неотвратимости войны с Францией
В Памятной записке Александра I от 26 января (7 февраля) 1812 г. говорилось: 
«Благодаря своим вооруженным приготовлениям и занимаемой ею позиции Россия оказывает реальную помощь Испании, отвлекая к северу значительные силы французов, которые могли бы быть направлены против Испании. Не будучи связаны союзными договорами, эти две державы, тем не менее, следуют образу действий, который выгоден для них обеих».
Денис Давыдов, один из руководителей партизанского движения в России, свою знаменитую статью «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?» начал словами: 
«Два отшиба (отпора) потрясли до основания власть и господство Наполеона, казавшиеся непоколебимыми. Отшибы эти произведены были двумя народами, обитающими на двух оконечностях завоеванной и порабощенной Европы: Испании и России».
Наполеон получи отпор в Испании, а в России ему ещё предстояло его получить. 
В Великих Луках 8 (12) июля 1812 года был подписан русско-испанский союзный договор.
«Его Величество император всероссийский признает законными генеральные и чрезвычайные кортесы, ныне в Кадисе соединившиеся, а равно и конституцию, ими учиненную и учрежденную». (Статья 3)
Успехи союзников вызвали панику среди французских оккупантов. Они оставили юг и центр Испании. Уходя, они взрывали, рушили, уничтожали. Пострадали многие национальные исторические и культурные памятники, среди них дворец Альгамбра в Гранаде. 
В августе 1812 года войска герцога Веллингтона заняли Мадрид. Однако наступление союзных войск захлебнулось после того, как ему не удалось взять Бургос, и к концу года Веллингтон решил со всеми войсками отступить в Португалию.
Новое наступление началось в 1813 году. Главным подспорьем для союзников стали разгром Наполеона в России и начало заграничного похода русской армии, которые вынудили Наполеона отозвать ещё больше сил с испанского фронта. 
В битве при Витории французы были разгромлены и потеряли 16 тыс. человек. От ещё больших тяжких потерь их спасла слабая дисциплина союзных войск, которые бросились грабить французский обоз. В нём находились огромные богатства (по подсчётам современных историков общей стоимостью в 150 млн. евро), награбленные французами за период оккупации. 
Маршал Сульт получил от испанцев прозвище «картинный вор», за пристрастие к испанской живописи. Огромные денежные средства вывезли король Жозеф и 12 тысяч богатых и знатных испанских семей, которые бежали из страны вместе с королем, боясь мести за пособничество французам. 
К октябрю весь север Испании был освобождён, и союзные войска пересекли Пиренеи и начали военные действия на территории Франции. Лишь на территории Каталонии, ещё в 1812 году присоединённой к Франции оставались французские гарнизоны. 
11 декабря 1813 года в Валансе Наполеон подписал мирный договор.
«Испания восстанавливается в своих прежних границах, с её территории выводятся все французские части. Новым королём признать освобождённого из плена Фердинанда VII».
Официальным окончанием войны считается январь 1814 года, когда договор был ратифицирован обеими сторонами. Для Испании эта война принесла разруху и огромные потери, 300 тысяч человеческих жизней – вот цена независимости.
Вот она насмешка голубого бриллианта Око Бхайравы: Наполеон сидел в Валансе на той же веранде, где в 1792 году они вместе с Гиймарде пили вино и декламировали Рабле. Он вспомнил, как тогда мечтал:
— Ибо не родился еще на свет такой человек, который сильнее меня желал стать королем и разбогатеть… Однако ж я себя утешаю, что я непременно буду королем, да еще столь великим...(10) 
— Оккупация Испании, — признал Наполеон, — первая и одна из главных ошибок: это война не принесла почти никаких выгод. 
На протяжении 6 лет война в Испании истощала силы Французской империи, став, в конце концов, одной из причин её падения.
— Но я ещё велик! Я ещё император! 
Наполеон Бонапарт не хотел признавать своих поражений.
Вторая ошибка Наполеона
— Через три года я буду господином мира: останется одна Россия, но я раздавлю ее.
Так убеждал себя Наполеон перед началом Испанского похода. Он не забыл, что русская армия не приняла его в свои ряды. Им двигало чувство мести. Война с Россией входила в его далеко идущие планы. 
Оба императора и Александр I, и Наполеон в переписке позволили себе оскорбительные высказывания в адрес друг друга. 
Наполеон напомнил о причастности Александра I к заговору, приведшему к убийству его отца, Павла I. 
Александр I грубо отказал Бонапарту в сватовстве к своим сёстрам, великим княжнам Екатерине и Анне. 
Наполеон был вне себя. 
— Как? Мне, великому императору отказали как какому-то нищему дворянчику?
И обе стороны стали готовиться к непосредственному военному столкновению. 
Александр I планировал наступление на Варшаву и Данцигу с целью овладеть Польшей, а затем нанести Наполеону превентивный (упреждающий) удар.
Наполеон подошёл к делу основательно. Общая численность его войск в Европе составила почти миллион человек. По его распоряжению были составлены досье на 60 русских генералов. Наполеон заставил вступить в союз против России Пруссию и Австрию, подстрекал Турцию и Швецию к нападению против неё. 
Наполеон был уверен в своих силах, но всё же наказал французским дипломатам:
— Выяснить численность и дислокацию русских войск противника, настроение населения в западных губерниях. Постараться привлечь жителей Витебска и западных районов их свободой и общим восстанием втянуть их в наше дело. 
Но это всё-таки было не в манере Наполеона, он прежде сталкивался с интересами королей, чем с народными чаяниями. Ему трудно было понять загадочную русскую душу. Хотя Наполеон хорошо знал историю Смутного времени на Руси XVII века, когда поляки с помощью Лжедмитрия Григория Отрепьева засели в Москве. Образованный французский император рассуждал:
— Крестьянин Иван Сусанин завёл поляков в непроходимую чащу. Купец Минин и князь Пожарский подняли русский народ и прогнали интервентов с русской земли. Но история не повторяется! Я этого не допущу! 
Посол Франции в России Арман Коленкур в беседе с Наполеоном напомнил ему о поражении шведского короля Карла XII в Северной войне 1701-1721 гг. 
— В России не тешат себя иллюзиями относительно гения Вашего Величества, — говорил Коленкур. — Там знают, что страна их широка, в ней есть куда отступать. Надо также считаться с зимой, тяжёлым климатом, а более всего – с решимостью никогда не уступить.
Коленкуру доносили о строительстве укреплений по Двине, о превращении в крепости Риги, Бобруйска, Киева, Житомира. Об этом, естественно, он докладывал Наполеону. Но тот был уверен в своей победе, о чём и сообщил Коленкуру. 
— Ба! Остановиться можно при подъёме, но не при падении. Одного сражения хватит, чтобы разрушить все прекрасные намерения Вашего друга Александра и его слепленные из песка укрепления!

Наполеон не понимал, что для него было роковой ошибкой попытаться завоевать Россию. Французский публицист, военный историк и генерал Филипп Поль де Сегюр, участник похода в Россию, позже напишет:
«Пока на его пути были только короли, для него победа над ними была безделицей, но короли побеждены, он перед народами, и здесь, на другом конце Европы, он опять наталкивается на ту же Испанию, но далёкую, бедную, бесконечную. Он удивлён, он колеблется и останавливается» (13) 
В следующих строках IV Центурии Нострадамус предрекает крушение веры французской армии конца XVIII – начале XIX века в своего кумира – Наполеона:
Солдат-император не знал поражений,
Победы плодят легионы смертей,
Но речь его к армии терпит крушенье:
Язык гибнет в пламени дерзких идей.
(Нострадамус Центурия IV)
Катрен был популярен среди наполеоновских солдат и офицеров, попавших в русский плен зимой 1812 года. Бросив свою погибающую армию, Наполеон умчался в Париж, где создал новую армию. Но какой ценой? То были подростки, почти дети, чей возраст для службы ещё не подошёл. 
Весной 1813 года монархи феодальной Европы попытались пойти на компромисс с Наполеоном, но император был очень самолюбив, он не понимал всей серьёзности обстановки и резко ответил:
—Нет, я не желаю, и не буду уступать! Это не входит в мои планы. Ещё немного и я завоюю весь мир!
Но нельзя не вспомнить известную присказку: «мечтать не вредно» или, что ещё более обидное: «слазь, а то трясёт». Так говорят, когда мечты выходят за рамки реальности. Так и случилось.
Великого тенью огромной накрыло,
Кровавый фонтан бьёт с отчаянных драк.
От копоти с солнца всё небо дымилось,
И диск всей луны провалился во мрак.
(Нострадамус Центурия I)
В решающем трёхдневном (16-18 октября 1813 года) сражении под Лейпцигом, которое вошло в историю, как «Битва народов», 500 – тысячная «армия» Наполеона была разгромлена.
31 марта 1814 года в Париж вступили войска антинаполеоновской коалиции. Верхом на белом коне в окружении башкирских конников «Северных амуров» (14) рядом с прусским королём Фридрихом Вильгельмом III ехал русский император Александр I. Наполеона заставили подписать акт отречения. Его отправили в почётную ссылку на маленький остров Эльба у берегов Италии. 
Королём Франции был провозглашён Людовик XVIII, брат Людовика XVI (Людовиком XVII у роялистов считался умерший вскоре после революции Людовика XVI). Победители стремились восстановить абсолютную монархию. Это вызвало тревогу у новой буржуазии. 20 тысяч офицеров, служивших при Наполеоне, были уволены. Недовольство Бурбонами стало нарастать. 
Наполеон, хоть и был далеко от Франции, но был в курсе всех событий. Он решился на смелый шаг. 1 марта 1815 года бывший император с преданными ему солдатами и близкими людьми высадился на юге Франции и двинулся в Париж. 
На всём пути к столице солдаты, крестьяне, городская беднота встречали Наполеона дружными возгласами:
— Долой дворян и попов!
Людовик XVIII, узнав о высадке Наполеона, был вне себя от ярости:
— Это «корсиканское чудовище» посмел выбраться с острова?! Не иначе, как ему помогли мои противники! Направить против Наполеона армию солдат!
В срочном порядке была мобилизована армия в 30 тысяч солдат. Длинной шеренгой прошли солдаты мимо площади Согласия или, как она называлась ранее, Конкорда, по Елисейским полям. Путь лежал мимо большого дворца Гранд-Пале и Елисейского дворца, где когда-то жила известная мадам де Помпадур.
Своё мифическое название «Елисейские поля», (avenue des Champs-Élysées), что означает обитель героев, получивших от греческих богов дар Бессмертие, получил после начала Французской революции. При правлении Людовика XVI эта местность Шан Элизе была заброшенной. В тенистых аллеях скрывались разбойники, готовые в любой момент напасть на случайного путника. Для безопасности на Елисейских полях был сооружен гвардейский пост.
Елисейские поля упираются в площадь Звезды. В центре нее находится Триумфальная арка. В декабре 1806 года, сразу после сражения под Аустерлицем, Наполеон издал распоряжение:
—В честь военных побед, одержанных Францией(15) соорудить на парижском холме Шайо триумфальную арку. 
К работе привлекли архитектора Шальгрена. Целых два года ушло на сооружение фундамента. В 1810 году, когда императрица Мария-Луиза должна была торжественно въехать в столицу по Елисейским полям, на каменном фундаменте была наспех сделана из досок и сурового полотна «декорация» будущей арки. 
Шальгрен умер в 1811 году, арке не хватало 5 метров до проектной высоты, но работы были приостановлены в связи с чередой военных неудач. Но и Наполеон не дожил до окончания строительства Триумфальной арки: оно завершилось лишь в 1836 году, в царствование Луи-Филиппа под руководством архитектора Абеля Блуэ.
Вокруг Триумфальной арки в честь 100 дней правления Наполеона установлены сотня гранитных тумб, связанных между собой тяжелыми чугунными цепями, а на стенах сооружения выгравированы 658 имен французских военачальников и 128 названий сражений. 15 декабря 1840 года под аркой проехал траурный кортеж с прахом Наполеона, доставленным с острова Святой Елены. 
Так что встреча Бонапарта с королевской армией состоялась у недостроенной Триумфальной арки. Увидев стоящие на его пути правительственные войска, Наполеон приказал своему отряду опустить ружья и, подойдя на расстояние пистолетного выстрела, расстегнул свой сюртук и сказал в яростном порыве:
— Солдаты, узнаёте ли вы меня? Кто из вас хочет стрелять в своего императора? Я становлюсь под ваши пули. 
На мгновение наступила тишина. В сознании Наполеона промелькнуло:
— Слава изнашивается, а душа ничего не забывает.
Но буквально тут же он раздалось:
— Да здравствует император!
Тор, тор, тор! Разнеслось эхом по площади Этуаль. Так солдаты приветствовали своего императора. Королевская армия в полном составе перешла на сторону Наполеона. Его на руках внесли во дворец, откуда несколько часов назад сбежал Людовик XVIII. 
Но продержаться у власти Наполеону удалось только 100 дней. Крах был неизбежен, ведь в его судьбу вмешался голубой бриллиант Око Бхайравы, а он любил поиграть. Сначала одарив величием, потом низвергнув с трона.
В сражении при Ватерлоо французская армия была разбита. Наполеон вторично подписал отречение от престола. На этот раз его сослали на крошечный остров Святой Елены в Атлантическом океане, где через несколько лет он умер. 
Победой над Наполеоном воспользуются помещики, дворянство и монархические правительства. В Европе на несколько лет наступит период реакции. 
Интересна судьба Армана Коленкура, которого Наполеон называл другом русского императора Александра I. Именно он способствовал отправке Наполеона после отречения на остров Эльбы. Помня заслуги Коленкура, Наполеон назначил его министром иностранных дел во время 100 дней. На этом посту бывший посол Франции в России тщетно пытался примирить Наполеона и Европу. 
После второй реставрации Бурбонов в июле 1815 года имя Коленкура оказалось в списке лиц, подлежавших аресту. Его спасло личное вмешательство Александра I. Коленкур провёл остаток жизни как частное лицо в Париже, не принимая участия в политической жизни. Он оставил мемуары в трех томах, полностью изданные только в 1933 году (на русский язык переведена только часть, связанная с походом Наполеона в Россию).
Но это всё будет значительно позже. А пока вернёмся к событиям 10 августа 1792 года. Итак, юный Бонапарт поднял с мостовой камень, оказавшийся потерянной драгоценностью французской короны или голубым бриллиантом Око Бхайравы.
— Я мог бы продать этот камень, — подумал Наполеон, — и получить хорошие деньги, которые были бы так кстати! Но к кому обратиться? Не хочу попасть в грязную историю.
Наполеон шёл вдоль решётки сада Тюильри и вёл диалог сам с собой:
—Нужно переговорить с Огюстеном Робеспьером. Его старший брат Максимильен – честнейший человек, депутат Национального собрания, должен знать, как поступить с драгоценным камнем. 
Бонапарт принял решение. Пока рассуждал, он чувствовал не только волнение, но и такой мощный прилив сил и энергии.
—Всё задуманное мной обязательно сбудется! Я буду не только богатым, но и очень знаменитым! Я буду господином Европы и мира!
Уверенность ему придавал камень, который он держал в руках. Перед ним промелькнули картины: вот он в форме генерала на белом коне перед французской армией; он в итальянском Колизее и как Цезарь въезжает на колеснице на арену; он на фоне египетских пирамид; вот ему рукоплещут и кричат:
—Vivat император! 
Наполеон видит себя не в военном облачении, а в костюме из красного шёлка с чёрным галстуком, на ногах белые шёлковые чулки, на боку вместо сабли – шпага. А на эфесе шпаги сияет алмаз величиной с небольшую спелую сливу.
Он помотал головой, стараясь прогнать эти видения. Но видения продолжались. Вот в его руках книга, на которой золотыми буквами написано: «Гражданский кодекс Наполеона». 
В мыслях Бонапарта прозвучал глухой голос:
—Твоя истинная слава не только в том, что ты выиграешь сорок сражений. Но что не будет никогда забыто и будет жить вечно, – это твой Гражданский кодекс, провозгласивший равенство всех граждан перед законом. 
Слова эти наполнили душу сладкой истомой, что последнюю фразу он просто прослушал:
— Помни! Создание всемирной монархии – это «химера» (16). И не забывай о Карле XII.
Голубой бриллиант недолго будет в руках Бонапарта. При поддержке Огюстена он встретится с Робеспьером и передаст ему голубой бриллиант. Робеспьер, конечно, не узнает в камне свой талисман, который он нашёл и вскоре потерял. 
«Голубой француз» будет помещён в государственное казначейство вместе с другими драгоценностями Бурбонов, но будет оттуда украден и попадёт в руки испанского министра Годоя. 
А алмаз «Регент», шпага, а вместе с ними и империя будут утеряны Наполеоном в битве при Ватерлоо. 
Бонапарт бесславно окончит свои дни на острове Святой Елены, а «Регент» попадёт в Пруссию, но через несколько лет вернётся в Лувр. В 1886 при распродаже сокровищ французской короны «Регент» выкупят за 6 миллионов франков для музея Лувра. А голубой бриллиант Око Бхайравы продолжит свои странствия по Европе и будет по-прежнему надсмехаться над людьми, неся им горе и смерть. 
Август – октябрь 1958 года.
Служащий музея естественной истории, Оливер Верне, получивший на почте бандероль стоимостью в один доллар, тёплым августовским вечером торопился с работы домой. Он не заметил выбоину на мостовой, споткнулся и упал. Боль в левой лодыжке была такой резкой, что ему пришлось прислониться к стене находившегося рядом здания. Прохожие вызвали машину скорой помощи. Хорошо у Оливера с собой была страховка, иначе ему пришлось бы выплатить приличную сумму за осмотр врача. Рентген показал закрытый перелом.
Только через месяц Оливеру сняли гипс, и он наконец-то вышел на работу. Однажды утром Оливер торопился по делам музея и, когда переходил дорогу, попал под машину, но остался в живых, получив сотрясение мозга. 
А в середине октября при невыясненных обстоятельствах случился пожар в его доме, и дом сгорел дотла. Оливер в это время был на работе в музее. В огне пожара погибли его жена Верόника и любимая собака спаниель Тоффи.
Наши дни 
Сегодня алмаз «Регент» хранится в Лувре и считается одним из самых ценных бриллиантов, дошедших до наших дней.
Когда о передаче голубого бриллианта Око Бхайравы стало известно, в национальный музей естественной истории посыпались письма. Их авторы требовали, чтобы от камня избавились, так как он может принести вред своему новому хозяину, которым стали… Соединенные Штаты. Но эти предостережения просто проигнорировали.

 

1) Наполеон I Бонапарт — французский полководец и государственный деятель. Император Франции (1804-1814 и в марте — июне 1815).
(2) Читайте Джулия Баумголд «Алмаз, погубивший Наполеона».
(3) Русско-турецкая война 1787-1791 гг. 
(4) Клебер Жан Батист (1753 -1800), дивизионный генерал (17.10.1793). Сын архитектора. Учился строительству в Геннегау, работал архитектором в Безансоне и Страсбурге. Затем окончил военную школу в Мюнхене. В мае 1798 в составе Восточной армии в Египепте. С 22 октября командующий в Каире.
(5) Наполеоновские войны 1799—1815 гг. Французская армия под руководством Наполеона I вела войны с Австрией, Россией и другими государствами ( Русско-австро-французская война 1805 г., Русско-прусско-французская война (1806—1807 ), Австро-французская война (1809). Военные успехи франц. армии при Маренго (1800) и под Аустерлицем (1805 г.), Йена-Ауэрштедтском сражении (1806), под Ваграмом (1809) привели к расширению наполеоновской империи.
(6) Читайте В. М. Скляренко, И. А. Рудычева, В. В. Сядро «Загадки истории. Наполеоновские войны»Мария-
(7) Луиза Пармская (1751 — 1819) —королева Испании и супруга короля Карла IV Испанского. 
Мария-Луиза была дочерью Филиппа I, герцога Пармского и его жены принцессы Луизы-Елизаветы Французской, приходилось внучкой Филиппу V Испанскому и Людовику XV Французскому.
(8) Мануэ́ль Годо́й, маркиз А́льварес де Фа́риа, герцог Альку́дия ( 1767 — 1851) — испанский государственный деятель, фаворит королевы Марии Луизы и друг короля Карла IV.
(9) Валанс (фр. Valence, лат. Valentia) — город и коммуна во Франции. Административный центр французского департамента Дром. 
(10) Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» Глава 5, «Беседа во хмелю»
(11) Уже при жизни Франсиско Гойя (1746-1828) был признан выдающимся испанским художником. Его вклад в формирование искусства 19-20 веков огромен. Он был первым мастером, который обратился в своем творчестве к актуальным событиям.
(12) Ху́нта (исп. junta — «собрание, комитет») — органы государственного управления в Испании, в том числе гражданские. 
(13) Остались на бумаге декреты Кортесов о отмене работорговли, инквизиции и церковной десятины, раздаче земли из королевского фонда в пользу малоземельных крестьянам и героям войны. 
(14) Девять башкирских полков, вооружённых не только ружьями, но и луком со стрелами, стремительно на конях ворвались в Париж. За это французы прозвали башкирских воинов «северными амурами».
(15) Триумфальная арка сооружена в 1806-1836 гг. в честь военных побед, одержанных Францией во время Революции и в период Первой империи
(16) Химе́ра (др.-греч. Χίμαιρα, «коза») — в греческой мифологии чудовище с головой и шеей льва, туловищем козы, хвостом в виде змеи; порождение Тифона и Ехидны. В переносном смысле — необоснованная, несбыточная идея.

© Copyright: Анна Магасумова, 2013

Регистрационный номер №0150352

от 31 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0150352 выдан для произведения:

 История восьмая. Гильотина на площади революции 

Ч. 10 Насмешка Ока Бхайравы

 

Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах
Афоризм

 

Удача следует за великим человеком.
Наполеон Бонапарт

 

Тому, кто к цели был так близко,
Так много мог – и пал так низко!

Байрон

 

Не надо так уж часто просить милостей у Бога, иначе ты рискуешь ему очень быстро надоесть.
Николай Орлов

 

Прошу, читатель, вашего вниманья!
Насмешка это или просто наказанье?
Запомнить каждому об этом надо:
Мечты о славе и величии – бравада!
Ведь никогда тем, кто ушёл 
                                           не измениться,
Они в истории остались 
                         перевёрнутой страницей.

От автора

 

Мечты, мечты… 
Око Бхайравы долгое время был в обличии простого камня у Робеспьера, но и у него пропал необычным образом. 
Так, где же голубой бриллиант? Вы даже представить себе не можете, в чьих руках он оказался!
В грозные для Людовика и его семьи августовские дни свидетелем и участником штурма дворца Тюильри был молодой 23 – летний артиллерийский капитан Наполеон Бонапарт (1), вставший на сторону жирондистов. 
Он стоял в толпе и смотрел на штурм Тюильри. Наполеон даже и представить себе не мог, что он займёт в скором времени французский трон, с которого революция только что сбросила Людовика XVI. Об этом не догадывались и те, кто стоял около него и восторженными криками приветствовал рождение республики. 
Никто не мог подозревать, что этот незаметный, затерянный в толпе, худой, маленький офицер в поношенном сюртуке задушит эту республику и станет самодержавным императором Франции. А его имя станет нарицательным.
– Какое безумие! – громко восклицал Наполеон. – Как они могли позволить этой черни вломиться во дворец? Почему не рассеяли пушками? Остальные бы живо убрались со сцены.
Возмущению Наполеона не было границ. Впоследствии он не раз использует пушки для разгона народа. Но это уже будет после печальных событий революционного террора во Франции.
Бонапарт помог вывести королевскую семью из дворца и передал в руки прибывшего начальника охраны тюрьмы Тампль капитана Клери. 
Возвращался Наполеон домой на улицу Риволи (Rue de Rivoli), где снимал недорогую комнату в глубокой задумчивости, размышляя о судьбе короля.
– Совсем недавно Людовик XVI был на вершине своего могущества, – так Наполеон представлял королевскую власть, – Эх, я бы всё делал по – другому! Мне бы на место короля! 
Итак, мысли о величии уже не просто посещали молодую голову Бонапарта, а прочно поселились в ней.
– Так надоела эта нищета!
Тяжело жилось молодому офицеру. Большую часть жалованья он отсылал семье, оставляя себе лишь на скудное пропитание. Лишь изредка мог себе позволить Бонапарт отобедать в кафе le Procope («Прокоп») на улице Фоссе — Сен-Жермен. Здесь и встретили его, тогда ещё 20-летнего, пытавшегося оставить в залог за обед треуголку, Робеспьер и Камилль. 
Светского общества избегал, и не только потому, что одежда его была скромной, просто у него были другие цели и приоритеты – не любил развлечений.
А вот работал он без устали, за книгами проводил всё свободное от службы время: читал запоем, с неслыханной жадностью, заполняя заметками и конспектами свои тетради. Больше всего его интересовали книги по военной истории, математике, географии. Много мысленно путешествовал и мечтал, мечтал...
– Так хочется побывать в разных странах!
Вдруг из состояния задумчивости его вывел глухой скрежет под ногами и мелькнувший одновременно голубой луч. Бонапарт наклонился и увидел, что наступил правой ногой на невзрачный камешек.
– Что же это за камень? На первый взгляд кажется обычным!
Он поднял камень с мостовой, достал платок из кармана и чуть потёр его. В глаза ударил отблеск голубого света. 
– Стекло? Нет, не может быть стекло голубым. Голубой бриллиант? Вот это находка!
Наполеон слышал рассказы о «голубом французе», но в мистику камня не верил.
— Мы всегда стараемся возложить вину на что-то — на проклятия, колдовские привороты, на драгоценные камни, — рассуждал он, — а всему виной естественный ход событий — от молодости к зрелости, от здоровья к болезни, от удовольствия к разочарованию. 

Наполеон был наделён сильным и трезвым умом, феноменальной памятью, огромной работоспособностью. Эти черты сочетались в нём с дерзостью и готовностью к риску, с честолюбием, которое росло по мере его головокружительных успехов и достигло поистине безмерных масштабов. 
Возможно, о Наполеоне писал Нострадамус, часто применяя слова «великий», «величие»:

Жестокие звёзды сойдутся для встречи,
К величью могучий придёт властелин...
… Он будет сильней европейских монархов,
Его называют французской грозой,
Италия сбита великой нападкой,
И Рим Геркулесовой схвачен рукой.
… Великий француз одолел оборону,
Велик нанесённый Италии вред..
(Центурии II, IX, IV)
Славе Наполеону поспособствовал найденный им голубой бриллиант, Око Бхайравы, но он же и погубил его. Как и другой алмаз из сокровищницы французских королей, «Регент», который украшал эфес шпаги Бонапарта в годы его величия(2). 
Наполеон родился в небогатой дворянской семье Карло и Летиции Буонапарте с итальянского острова Корсика, за три месяца до его рождения ставшего владением Франции. Так что по нашим меркам он был итальянцем по национальности. Позже Наполеон исправил свою фамилию Буонапарте на французский манер, на более звучную Бонапарт. 
Отец отправил мальчика в военное училище в Бриенне, выбив для него казённую стипендию. По окончании училища в пятнадцать лет Наполеон поступил в Парижскую военную школу, где готовились офицеры для армии. 
Хотя у Наполеона было 4 брата и 3 сестры, он рос угрюмым, замкнутым мальчишкой. В училище остро реагировал на замечания и долго терпел обиды. Не искал ни с кем сближения, смотрел на курсантов без почтения и сочувствия, был очень в себе уверен, несмотря на малый рост и возраст. 
У многих людей маленького роста бывает завышенная самооценка. Вот и Наполеон мечтал:
– Я буду генералом, нет фельдмаршалом!
Такое самолюбование, как у Наполеона встречается не часто, в истории такие личности можно пересчитать по пальцам (естественно на этом не будем останавливаться). И неизвестно, чем бы всё это закончилось, если бы не вмешалась судьба или предупреждение свыше: поумерить свои амбиции.
Умер отец, и семья осталась почти без средств. В октябре 1785 года Наполеону пришлось уйти в армию в чине младшего лейтенанта артиллерии. Жил бедно, питался очень скудно. Он даже попытался поступить на русскую военную службу. Но ему предложили звание унтер-офицера, что было на чин ниже, чем у него уже был. Так что Бонапарт не согласился. Отказался он и от поездки волонтёром в Турцию, с которой Россия вела войну(3). Наполеон же мечтал о командовании армией. Он искал возможность выкарабкаться из нищеты, поэтому с первых дней Великой Французской революции встал на сторону патриотов, а в 1792 году вступил в Якобинский клуб.
Назначенный начальником артиллерии в армию, осаждавшую занятый англичанами Тулон, Бонапарт в 1793 году осуществил блестящую военную операцию. Тулон был взят, а он получил в 24 года звание бригадного генерала. 
Термидорианский переворот 27 июля 1794 года резко изменил его жизнь. Под угрозой оказалась военная карьера – его освободили от должности и заключили в тюрьму за связь с якобинцами. И опять вмешалось провидение.
Бонапарт отличился при разгоне роялистского мятежа в Париже, а затем получил назначение командующим Итальянской армией. В итальянском походе (1796-1797 гг.) во всем блеске проявился его полководческий талант. 
Прежде всего, Наполеон с присущим ему пафосом обратился к войскам:
—Солдаты! Вы раздеты и плохо накормлены. Я поведу вас в самые плодородные равнины мира. В вашей власти будут богатые провинции и большие города, вы найдёте там почёт, славу и богатство.
Только Наполеон не уточнил, что сам ждёт от французской армии славы и богатства. А в том, что достигнет и славы, и обретёт богатство, он был уверен. 
Армия, воодушевлённая словами Наполеона, одерживала одну победу за другой. Австрия потеряла все свои земли в Северной Италии. Итальянцы восторженно встречали французов, которые несли идеалы свободы и равенства, избавляли от ненавистного австрийского владычества.
Имя Бонапарта гремело по всей Европе. После первых же побед Наполеон видел себя великим завоевателем. Вернувшись в Париж победителем, Бонапарт добивается организации похода в Египет. Однако Египетская экспедиция 1798-1801 годов, несмотря на отдельные успехи, и неудачного похода в Сирию была обречена на поражение. 
Наполеон Бонапарт оставил армию на генерала Жана Батиста Клебера (4) и 24 августа 1799 года самовольно покинул Египет. Вот вам и забота о солдатах! Бросить армию на произвол судьбы Наполеону придётся ещё не раз.
Клебер после отъезда Наполеона, несмотря на то, что крайне отрицательно относился к продолжению экспедиции, принял командование оставшейся в Египте Восточной армией. Вёл переговоры с англичанами и турками о гарантиях свободного проезда для возвращения войск во Францию. Однако англичане возобновили военные действия. 20 марта в битве при Гелиополисе Жан Клебер поднял 12 тысячную армию против 70-тысяч турецких солдат и одержал победу. 
Правительство Великобритании готово было пойти на уступки, но исламский фанатик Сулейман 14 июня 1800 года убил Клебера в Каире. 
Наполеон в октябре 1799 года прибывает в Париж, где царила обстановка острого политического кризиса. Пришедшая к власти крупная буржуазия стремилась к установлению военной диктатуры. Бонапарт, пользовавшийся популярностью среди народа и в армии, оказался подходящей кандидатурой на роль «спасителя Отечества». В результате государственного переворота 18-19 брюмера VIII года (9-10 ноября 1799 года) он стал первым консулом. Принося присягу на верность республике, Наполеон скажет о перевороте 18 брюмера:
— Мы довели до конца роман революции, — теперь надо посмотреть, что в нём есть реального.
А уже менее чем через три года 2 августа 1802 года он добьётся назначения пожизненным консулом, прикрывая диктаторскую власть республиканской вывеской и укрепляя буржуазное государство защитой интересов крупной буржуазии и крестьян-собственников.
18 июня 1804 года Бонапарт захватит всю полноту власти в стране — он будет провозглашён императором Наполеоном I. Так что роман революции он закончит, а роман с революцией он допишет в свою пользу.
С приходом Наполеона I к власти начнётся период захватнических, наполеоновских войн, продолжавшихся непрерывно до его свержения.(5) 
Кровавую цену он заплатит за то, чтобы стать повелителем всей Западной (кроме Великобритании) и Центральной Европы. Наполеон будет купаться в лучах славы. Его охватывает мания величия:
— Я непобедим! Я несокрушим! Я – император мира!
Достигнув за 10 лет беспримерного могущества, Наполеон заставит считаться со своей волей монархов Европы. 
Победы французской армии объяснялись не столько личными качествами Наполеона, сколько тем, что Франция начала XVIII века была более прогрессивной, чем многие европейские страны (за исключением Великобритании). В побеждённых странах наполеоновское законодательство заменяло отсталые патриархальные отношения на буржуазные. 
Испанский поход 
Но с течением времени наполеоновские войны утратят свойственные им ранее прогрессивные элементы, несмотря на их завоевательный характер, и превратятся в чисто захватнические. В этих условиях никакие личные качества и усилия Наполеона I не принесут ему победы. 
Впервые это обнаружилось во время начавшегося в 1808 году Испанского похода. Против французских захватчиков поднялся pueblo, nacion (народ). Когда на защиту Родины, Отечества, встаёт весь народ, то армии захватчиков приходится трудно.
В 2008 году в Испании широко отмечалось 200-летие начала войны за независимость против французских захватчиков. Эта война, продолжавшаяся с 1808-го по 1814 год, стала величественным и одновременно трагическим эпизодом наполеоновских войн. Получившая название Полуостровной, или Пиренейской войны, она приняла формы всенародной партизанской борьбы.
Cuando estamos unidos,
Somos invencibles!
Когда мы едины,
Мы непобедимы!

Наполеон цинично заявлял:
— Надо, чтобы Испания стала французской. Только ради Франции я завоюю Испанию. Это будет «военная прогулка».
Никогда император не был таким легкомысленным, как перед походом в Испанию. 
—Я не считаю ни Португалию, ни Испанию серьезным противником. Я легко завладею испанским троном. Безвольный и слабохарактерный испанский король Карл IV не сможет мне в этом помешать!
Наполеон был в этом уверен. Поэтому отправил на Пиренейский полуостров армию во главе с генералом Жюно. 
—Жюно хорошо знаком с руководством и нравами Португалии, недаром он в 1805 году был в Лиссабоне в качестве французского посланника.
Но не только это решило вопрос назначения Жюно военачальником нового военного похода. До Наполеона дошли слухи о романе Жюно с Каролиной Мюрат, сестрой Наполеона (в девичестве Бонапарт). Не желая поднимать шум, Наполеон решил удалить незадачливого любовника из Парижа, причем не просто удалить, а отправить подальше и как можно на более долгий срок.
Скорую отправку Бонапарт сопроводил пафосными словами. Трудно было понять, искренен ли император, так как Жюно был его старым другом.
— Тебя, друг мой, ждёт не только слава, но и маршальский жезл. Ты будешь иметь в Лиссабоне власть неограниченную. Жду от тебя известий о твоих лёгких победах. 
Нужно сказать, что первое время армия Жюно не встретила никакого сопротивления. Единственной преградой на ее пути оказались жара и каменистые дороги, по которым было трудно передвигаться большим скоплениям людей. 
29 ноября 1807 года корпус Жюно добрался до стен Лиссабона. Перед «оs portugueses» (португальцами) предстало жалкое зрелище. Шестинедельный поход по пустынным дорогам, без запасов провианта полностью деморализовал солдат-новобранцев. В испанских селениях они грабили все, что попадалось под руку: крупный рогатый скот, домашнюю птицу, иногда даже молодых девушек. В ответ os camponeses и los campesines (португальские и испанские крестьяне) мстили захватчикам, травили пищу и убивали отставших солдат. 
Когда потрёпанные и изнурённые голодом и нападками остатки французской армии появилась перед Лиссабоном, все члены королевского дома Браганса, бросив свои богатства и страну на произвол судьбы, сели на английский корабль и бежали в Бразилию. Португалия стала добычей французской армии без единого выстрела. (6) 
Мануэль Годой и Фердинад Гиймарде
Получив известие о взятии Португалии, при дворе короля Испании Карла IV Бурбона начинается паника. Король и его супруга королева Мария Луиза Пармская(7) не знали, что предпринять. По предложению премьер-министра Мануэля Годоя(8) они бегут в Аранхауз – летнюю королевскую резиденцию. Карл IV полностью доверял Годою, не зная, что тот хорошо знаком с Наполеоном. Тем более именно Наполеон заставил Мануэля Годоя вступить а антианглийскую коалицию и поручил ему ведение военных действий против союзницы англичан Португалии. 
В 1801 году Испания оккупировала Португалию, а Годой, возглавлявший испанские войска, стал не только министром и капитаном гвардии, но и кавалером всех испанских орденов, адмиралом Испании и Индии, директором Мадридской Академии Искусств, начальником астрономической обсерватории. Под его надзором были почта и дороги.
Годой сосредоточил в своих руках огромную власть, став личным королевским секретарем. 
—Главное, что я добился в жизни – это не власть, — рассуждал Годой. — Самым дорогим подарком для меня стала любовь моей королевы Марии Луизы.
Трудно судить, любил ли он по-настоящему эту женщину, она была старше его на 16 лет, но, Мария Луиза была в него влюблена. Так что не удивительно, что Мануэль добился всех заслуг и регалий уже в 25 лет. 
В 1792 году Годой был назначен министром иностранных дел. На одном из приёмов в министерстве к нему подошёл французский посол Фердинанд Гиймарде. Он взглянул на Годоя несколько свысока, хотя был невысокого роста. Взор его был открытым и ясным. Держался он свободно. 
Гиймарде не был знатного происхождения. Отец его Гийом начинал шлифовщиком – камнерезом, сколотил небольшое состояние и занялся огранкой драгоценных камней. Он поставил цель дать единственному сыну образование и, заручившись помощью католического священника падре Лероя, добился того, что Фердинанд получил стипендию и поступил в юридическую школу. После юридической школы он учился в Парижской военной школе. 
Получив образование, Гиймарде работал секретарём в суде, где познакомился с Робеспьером и Дантоном. Поддержал Французскую революцию, по внутреннему убеждению предчувствовал в ней свою судьбу и настоял, чтобы его отправили в армию. Полк стоял в Валансе(9). Здесь Гиймарде встретил своего давнего друга по Парижскому военному училищу Наполеона Бонапарта.

Валанс стоит на левом берегу Роны примерно на полпути между Лионом и Авиньоном. Это солнечный город с необычными красными крышами. Настоящий юг Франции, — в окрестностях растут эвкалипты, сосны, фиолетовая лаванда, чувствуются пряные запахи абрикосов и персиков. В общем, фруктовое и овощное изобилие. 
Любил этот город Франсуа Рабле, который учился в Валанском университете в середине XVI века. Наполеон Бонапарт окончил здесь артиллерийское училище.
Гиймарде и Наполеон встретились у местного дворянина Лоренсио де Лукко. За фужером вина вспомнили о дружеских вечеринках и, конечно же, как читали роман «Гаргантюа и Пантагрюэль» Рабле. Заговорили один за другим:
— Наливай!
— Подавай!
— Спасибо, приятель!
— А ну-ка, единым духом!
— Что раньше появилось: жажда или напитки?
— Жажда, ибо кому бы пришло в голову ни с того ни с сего начать пить, когда люди были еще невинны, как дети?
— Lagona edatera! (Приятель, выпьем! (баск.) Во всем моем теле норки такой не сыщешь, где бы жажда могла укрыться от вина.
— У меня от этого вина жажда только сильнее.
— А мою жажду это вино прогонит.
— У меня на устах слово Господа: Sitio (Жажду (лат.) 
— Не столь несокрушим камень, асбестом именуемый, сколь неутолима жажда.
— О, lacryma Christi! (Слеза Христова (лат.)
— Это из Девиньеры, это пино!
— Славное белое винцо!
— Бархат, да и только, честное слово!
— Ах, что за вино!
— Залпом, залпом!
— Пейте, пейте этот целебный бальзам! (10)
Сидя на террасе под абрикосовыми деревьями однополчане, как в военной школе посмеивались над острой сатирой писателя, учёного, философа Рабле.
Но Бонапарту милее были другие строки романа:
— Что касается меня, то я, уж верно, происхожу от какого-нибудь богатого короля или владетельного князя, жившего в незапамятные времена. (Хотя мои родители из небогатой корсиканской дворянской семьи.) Ибо не родился еще на свет такой человек, который сильнее меня желал бы стать королем и разбогатеть, – для того, чтобы щедрой рукой одарять всех порядочных и просвещенных людей. Однако ж я себя утешаю, что я непременно буду королем, да еще столь великим… (10)
Бонапарт в 1792 году ещё не знает, что станет императором Франции Наполеоном I. 
А пока Наполеон, свидетель происшествий десятого августа, всё еще оставался в рядах революционеров, уважая власть и порядок, оставил столицу Франции и отправился на Корсику, а потом в Тулон. 
Фердинанд Гиймарде же вскоре был направлен послом в Испанию. Перед дорогой его отец Гийом отозвал сына, прощавшегося с матерью, в сторону, чтобы никто из близких не слышал, о чём они будут говорить.
– Сын! Ты добился того, чего мне в жизни не удалось. Ты – моя надежда! Я благословляю тебя и хочу, чтобы ты передал вот это!
Отец протянул Фердинанду бархатную коробочку.
– Отец! Что это?
– Мой подарок испанскому министру. Эта вещь будет служить тебе защитой от сложностей в отношениях с испанским двором и даст тебе благополучие. 
– Фредди! Этот камень принёс мне для огранки незнакомец. Я понял, что он имеет большую ценность и подменил его. Тот, естественно, ничего не заметил. 
– Отец! Я надеюсь, тебе не угрожает опасность?
– Не беспокойся! Был у меня похожий бриллиант, доставшийся мне по случаю.
Как вы догадались, это был голубой бриллиант око Бхайравы. 
– Фреди! Прошу, не искушай себя и отдай камень министру. Лучше его не оставлять у себя, поверь, ничего хорошего он принести тебе не может. С Богом! Пусть удача не оставляет тебя!
Надо сказать, что Фердинанд был послушным сыном, он так и сделал, у него даже не было искушения не только оставить бриллиант себе, но и взглянуть на него.
На приёме в королевском дворце Гиймарде обратился к Годою:
– Seńor ministro! Господин министр! Мой отец, огранщик камней, он передал для вас небольшой подарок.
Годой открыл бархатную коробочку. Луч света упал на голубой бриллиант и его грани заиграли. Гиймарде видел у отца много драгоценных камней и поэтому нисколько не удивился, а вот Годой был просто очарован. Глаза его округлились от удивления, и он восхищённо прошептал:

– Да это бесценное сокровище!

Годой огляделся по сторонам: не видел ли кто, что он держит в руках. Но никто не обращал на него внимания. Ему даже показалось, что время замедлилось, а воздух вокруг стал каким-то вязким. Одновременно повеяло ароматом лилий. Луч света от голубого бриллианта приобрёл алый оттенок. В мозгу Годоя будто что-то щёлкнуло:
– Не стоит показывать бриллиант никому, иначе ждать беды. 

Око Бхайравы мелькнул лучом и померк, почувствовав, что ему можно ни о чём не беспокоиться. 
Годой, помня о подарке из Франции, приложит огромные усилия, чтобы спасти от смерти французскую королевскую семью. Но все попытки будут бесполезны. 
К 1797 году Годой станет одним из богатейших людей Испании, общая стоимость его имущества превысит годовой бюджет страны.

Королева Мария Луиза – умная и энергичная увлеклась Годоем, вела с ним задушевные беседы, доверяла ему свои секреты. Тем не менее, она родила Карлу IV 14 детей, но 8 из них умерли ещё в младенчестве. Среди них были близнецы Филипп Франциск (5 сентября 1783 — 18 октября 1784) и Карл Франциск (5 сентября 1783 -11 ноября 1784). 
При дворе считали, что несколько детей были рождены не от Карла IV, который приходился Марии Луизе двоюродным братом по отцу (отец Марии-Луизы и отец Карла IV – родные братья). Такое кровосмешение могло привести не только к смерти младенцев, но и повлиять на умственные способности детей. В то время об этом не задумывались. Подобные браки были не редкостью в европейских королевских домах. 
Тем не менее, злопыхатели нашли большое сходство между Мануэлем Годоем и инфантом доном Франциско Антонио, герцогом Кадисским (1794-1865). Не было тогда генетических экспертиз, чтобы можно было проверить, так ли это. 
Как ни странно, но Годой пользовался полным доверием короля Карла IV, присвоившего ему титул «Князь Мира» и звание «Ваше высочество». Король не обращал внимания на сплетни.
– Пусть говорят! Los rumores, los chismes — qué tontería! Cлухи, сплетни — какая ерунда! Как министр Годой просто незаменим!
Впрочем, ничего неудивительно, одним из излюбленных методов Годоя, применявшихся им для сохранения своего влияния на Карла IV, было создание мнимых заговоров на его жизнь или корону, которые Годой «открывал» и тем самым доказывал свою исключительность и незаменимость. 
Часто Годой в угоду Карлу IV проводил на площади Пласа-де-Армас перед королевским дворцом военные парады Королевской гвардии. Солдаты, чеканя шаг, маршем под барабанный бой проходили перед королём, отдавая ему честь. Королевское сердце трепетало от гордости.
А королева Мария Луиза в это время находилась в кафедральном соборе Альмудена. Большое пространство площади соединялось с входом в собор. Здесь было тихо, ворота не пропускали шума, слышался только плавное звучание мессы в сопровождении хора. 
Карл IV очень легко поддавался чужому влиянию. Хотя это был человек огромной физической силы, он отличался слабостью духа. Любимым занятием Карла IV была охота. Он был также хорошим кучером, часовщиком, но ничего не понимал в государственных делах, да и не испытывал к ним особого интереса, но при этом был добродушен и приветлив. Больше всего он ценил спокойную жизнь и страшился всего, что могло нарушить ее привычный ритм и образ жизни. 
Фактически от имени мужа царствовала королева Мария Луиза, женщина умная и энергичная. Но она пользовалась своими дарованиями почти исключительно для удовлетворения своих прихотей. При дворе её не любили за грубый нрав и сильный характер.
Художник Франсиско Гойя(11), придворный живописец, часто писал портреты Марии Луизы, как и портреты королевской семьи. Но эти портреты были абсолютно лишены лести, а их сходство с оригиналом правдиво до жестокости. Несмотря на это он продолжал получать заказы, его популярность росла. В то же самое время Гойя писал прелестные портреты детей и красивых женщин.
Придворный художник Гойя был так потрясён величием и спокойствием, что веяли от французского посланника Гиймарде и обратился к нему с просьбой:
– Seńor! Разрешите написать ваш портрет!
Гиймарде сначала отказался, но Гойя настаивал:
– Дон Фердинанд! Испанцы должны видеть представителя революционной Франции.

Портрет получился таким реальным, что казалось, наступающий разумный революционный порядок в лице французского посла отстукивает размеренный ритм жизни на спинке позолоченного кресла сжатой в кулак правой рукой. Фердинанд Гиймарде спокойно, прямо и чуть свысока, но со скрытой веселостью во взоре, глядит прямо в глаза зрителю. 
Гойя писал Гиймарде как вдохновляющий пример революционера для своих соотечественников, будто говоря:
– Вот каким стал человек революционной Франции, и каким он должен стать здесь — на Пиренейском полуострове.
Пусть испанцы не приняли этого портрета за шедевр, видимо потому, что Гиймарде слишком рисовался, войдя в требуемую для дипломата роль. 
Тем не менее, независимость жизненной позиции, бодрость духа, дерзкая бравада стали особенностями портретной живописи Гойи начиная с 1803 года. Так королеву Франсиско Гойя изображал с надменным выражением лица, несколько отстранённой от действительности, какой она была на самом деле. 
В садах Кампо-дель-Моро, так напоминающих её родную Францию, Мария Луиза гуляла, размышляя о жизни.
Доносится с неба глас вещий и трубный,
И будущих бедствий нельзя избежать...

Нострадамус, Центурии II

Расположенный в полусотне километров от испанской столицы Аранхуэс – этот небольшой очаровательный зеленый городок, где Карл IV по настоянию Годоя укрылся от французов. Сейчас здесь было тихо. Мария Луиза наслаждалась тишиной и думала:
– А ведь раньше в Аранхуэсе кипела жизнь, проводились весёлые, шумные балы и маскарады. 
Не звучат больше в гулких дворцах быстрые и частые шаги придворных. Не шуршат платья многочисленных дам, прогуливающихся по дорожкам из гравия. 
А Карл IV уединялся в Островном саду (Jardin de la lsla), примыкающем к королевскому дворцу и окруженном водами реки Тахо. Здесь он проводил долгие часы, наслаждаясь прекрасными фонтанами, тутовыми деревьями, прогуливаясь по мостам через спокойно протекающую Тахо. Река в некоторых местах образует небольшие водопады, и её прозрачной водой можно любоваться бесконечно. Охотиться Карл здесь не мог, но наблюдал, как плещутся маленькие серебряные рыбки, прыгают у берега зелёные лягушки. В траве мелькают и стрекочут шустрые кузнечики.
Мария Луиза, пытаясь отвлечься от невесёлых мыслей о наступлении французов, занималась детьми. 
— Как здесь тихо и спокойно, — думала Мария Луиза. — Если бы это продолжалось подольше!
А в это время армия наполеоновского маршала Мюрата уже направлялась к Мадриду. 
Годой предложил Карлу IV и Марии Луизе побег в Америку, и они согласились. В большой спешке стали готовиться к отъезду. Слухи о сборах королевской семьи очень быстро дошли до народа и вызвали стихийные волнения. В Мадриде тоже узнали о готовящемся побеге, и тысячи столичных жителей отправились в Аранхауз, чтобы поддержать местное население. 
17 марта 1808 года огромная толпа окружила и разгромила королевский дворец в Аранхаузе, а днем позже до основания разрушила дом Годоя в столице. Народ обвинял его во всех бедах, обрушившихся на Испанию.
—Годой! Долой! 
— Годой! Вон! Это ты виновник вторжения французов!
Премьер-министру чудом удалось спастись. Он спрятался на чердаке загородного дворца под грудой рогож. С собой он взял единственную драгоценность, подаренную французским послом. Тридцать восемь часов он провел без пищи и воды. Его поддерживала только энергия голубого бриллианта. С помощью камня он выдержал испытание голодом и жаждой, но его убежище всё-таки обнаружили двое нищих, решивших спрятаться от дождя. Они же и подняли шум. 
Разъярённая толпа едва не растерзала Годоя. Он опасался, что найдут драгоценность и спрятал камень за щёку, но чуть не проглотил его, когда началось избиение. Лицо Годоя настолько отекло, и никто не заметил, что за щекой он что-то прячет. 
Гвардейцам с большим трудом удалось отбить беглеца — министра и сопроводить его в казармы. Когда прибыл караул, Годой был арестован и заключён в тюрьму. Здесь уже повстанцы до него не добрались. 
Королевскую семью не тронули, но Карл IV перепугался не на шутку.
— Что ж, я вынужден пойти на крайние меры, — решил он и объявил перед народом:
— Я смещаю Годоя с поста премьер-министра и отрекаюсь от престола в пользу моего сына Фердинанда. 
Так Карл IV отвлёк внимание толпы от Годоя, главного виновника, как считали испанцы, начавшейся оккупации Испании французскими войсками, и он избежал возмездия. Всё имущество Годоя было конфисковано. Но о голубом бриллианте никто не знал, он сумел сохранить его существование в тайне.
После вступления в Мадрид французских войск 23 марта 1808 года Наполеон потребовал, чтобы Годой прибыл во Францию. Годой в сопровождении Марии Луизы и Карла, короля без короны в сопровождении караула покинули Испанию, а испанский трон Наполеон передал своему брату – Жозефу. 

Мария Луиза и отрёкшийся король провели остаток своих дней вне Родины, сначала во Франции, потом в Италии, где их приютил папа римский Пий VII. Жили они в Риме долго и счастливо, и умерли почти в один день. Мария Луиза умерла 2 января 1819 года, а Карл скончался через 18 дней, 20 января. Их останки позже были перенесены в Испанию, и погребены в королевской усыпальнице испанских королей Эскориале.
Годой жил в Риме вместе с королевской семьей. Изредка доставал голубой бриллиант и любовался им. В 1830 году он переехал в Париж, где получал незначительную пенсию от французского двора. Жил скромно. 
— Ну, вот пришло время расстаться с моей драгоценностью, — решил Годой. — Нет у меня наследника, которому я бы смог передать голубой бриллиант. 
С инфантом доном Франциско Антонио, герцогом Кадисским, которого считали сыном Годоя, он так больше и не встретится. 
Через знакомого ювелира Годой продаст голубой бриллиант за сумму, намного меньшую реальной стоимости камня, но этой суммы ему хватит для безбедного существования некоторое время. 
Возможно, Годой пока был единственным человеком, которому Око Бхайравы принёс не так много бедствий, хотя испытания были порой жестокими. Ведь министр так и не создал свою семью, 11 лет прожил рядом с Карлом Испанским и Марией Луизой, единственно близкими ему людьми. На его руках они умерли. Королеву Годой боготворил и оплакивал до конца своей жизни. 
В 1847 году из Испании пришло письмо:
«Seńor Годой! Вы можете вернуться на Родину. Вам даровано помилование и возвращается часть имущества».
Однако Мануэль Годой был уже старым больным человеком, и возвращаться в Испанию через 39 лет после изгнания он не захотел. Умер в Париже, 7 октября 1851 года, в возрасте 84 лет.
Роковые ошибки Наполеона
Испанская герилья. Первая ошибка Наполена

Будучи разгромленными, испанцы стали воевать небольшими летучими отрядами в горной или труднопроходимой сельской местности, они уничтожали небольшие отряды французов, ловили гонцов, отбивали фураж и продовольствие. Позже с такой партизанской войной французская армия встретится в России. 
Такая война небольшими отрядами получила названье герилья, что в переводе с испанского «маленькая война». Число партизан росло. С каждым днем эта война с крестьянами и ремесленниками, с пастухами овец и погонщиками мулов беспокоила Наполеона гораздо сильнее, чем другие большие кампании. 
Французы с первых же шагов в Испании натолкнулись на проявления самой неистовой фанатической ненависти к завоевателям. Когда солдаты маршала Мюрата в упор расстреливали толпу, люди не разбегались сразу, а скрывались в домах и продолжали стрелять из окон. Когда французские солдаты вбегали в дома, чтобы схватить стрелявших, то испанцы, выпустив все патроны, кололи солдат ножами, вступали в рукопашный бой, продолжая бороться до тех пор, пока держались на ногах.
— После рабски покорившейся Пруссии столь яростное сопротивление испанцев кажется мне особенно странным и неожиданным, — думал Бонапарт.
Но испанцы сражались за независимость своей Родины, за свои семьи, за свои дома.
Из партизанских руководителей герильерос наиболее прославились Реновалес, доктор Ровера, Меркезито, Медико и аббат Мерино. Тактика герильи приносила успехи: французы контролировали лишь крупные города. 
Наиболее сильной герилья была в районах Каталонии, Арагоне, Наварре и Басконии. 
В начале мая 1808 года в столице Астурии Овьедо, была создана местная хунта. Восставшие захватили арсенал и вооружились, а 25 мая объявила войну Наполеону и призвала остальные города и провинции последовать ее примеру. 
Одновременно с этим хунта начала формировать войска и отправила своих послов в столицу Англии для ведения военно-дипломатических переговоров. Их встретили в Лондоне с энтузиазмом.
— Мы сочувствуем вашей борьбе, — убеждал астурийских делегатов министр иностранных дел Каннинг. — Обещаем оказать помощь. 
На заседании английской палаты общин 15 июня 1808 года лидер оппозиции Шеридан сказал: — Свет не видел еще такого храброго, благородного, великого подвига, как это восстание астурийцев против тирана всего мира!
Англичане, которые с воодушевлением и радостью восприняли происходящие в Испании события, не ограничились одними словами. Они начали посылать в Испанию для народных ополчений оружие и военное снаряжение. 
В течение нескольких недель Испания вооружила 150 тысяч человек из разных провинций. Среди них было несколько полков регулярной армии. Остальные войска представляли собой нестройные полчища восставших крестьян и ремесленников. Но все они были воодушевлены одним чувством: 
— Освободить Испанию от французов-оккупантов! 
Командовали войсками такие энергичные вожди, как Гарсия де ла Куэста, Франциско-Хавьер Кастаньос и Хосе Ребольедо.
В Астурию, помимо оружия, были отправлены английские войска под командой известного полководца и дипломата герцога Артура Коллея Уэлсли Веллингтона. 
27 июля 1808 года Севильская верховная хунта (12)  обратилась с письмом к русскому царю 
Александру I:
— Ваше превосходительство! От имени испанского народа просим не оставить Испанию без внимания и прийти на помощь в нашей борьбе против французских захватчиков. 
В декабре этого же года члену Государственного совета Родиону Александровичу Кошелеву было поручено вступить в секретные переговоры с представителями Центральной хунты Коломби и Зеа Бермудесом. В Россию же была направлена миссия графа де Норонья, а в Испанию кроме Кошелева прибыл дипломат Григорий Александрович Строганов.
Жозеф, получивший испанский трон от Наполеона, пытался всяческими мерами укрепить свою власть. Желая заручиться поддержкой крестьян, он объявил об отмене барщины. Но его поддержали только idalgo – испанские дворяне. В народе он получил прозвище Пепе (испанское сокращение от Жозефа). Своим законным королём большинство испанцев считало Фердинанда VII, сына Карла IV, в народе называемого Желанным. Всем была ненавистна французская оккупация. 
Бурные события развернулись в столице провинции Арагон Сарагосе. Французский генерал Лефевр в середине июня 1808 года подошёл к городу с 6-тысячным отрядом и попытался взять Сарагосу штурмом. Жители города во главе с лидером повстанческого движения Кальво де Росас оказали французам отчаянное сопротивление. Французы отступили. 
2 июля, получив подкрепление, Лефевр вновь попытался завладеть Сарагосой, но снова получил отпор. Удар, нанесенный ему городскими жителями, был настолько сильным, что в течение целых пяти месяцев французы вынуждены были бездействовать.
Только в декабре 1808 года, когда Наполеон взял в собственные руки руководство испанскими операциями, военные действия возобновились, и Сарагоса была осаждена. В начале 1809 года испанский генерал Хосе Ребольедо де Палафокс-и-Мельци, герцог Сарагосский, встал на защиту столицы Арагона. 
27 января 1809 года войска маршала Ланна, которого Наполеон, назначил руководить осадой вместо маршала Андоша Жюно, с большим трудом взяли внешние укрепления Сарагосы. Но битва продолжилась на улицах арагонской столицы. Здесь каждый дом превратился в маленькую крепость. Такого в военной истории еще не было: взятый город… не сдавался! Сарагоса героически защищалась в течение более двух месяцев и была занята французами только после отчаянных боев, во время которых погибла половина ее населения.
«Ваше величество, – писал маршал Ланн Наполеону, донося о взятии Сарагосы, – это не то, к чему мы привыкли на войне. Не видывал я еще такого упорства. Несчастные жители защищаются с яростью, которую трудно себе представить. На моих глазах женщины даже шли на смерть, стоя пред брешами. Война эта приводит меня в ужас и содрогание». 
Резня в Сарагосе длилась три недели. Солдаты маршала Ланна не жалели женщин и детей, потому что и они убивали французов, пуская в ход всё, что попадётся под руку: ножи, камни, тяжёлые предметы.
Это была одна из тех побед Наполеона, которую можно назвать пирровой. Город предстал перед французами в ужасном положении. Страшная эпидемия тифа косила людей без разбора детей, взрослых. Госпитали не вмещали больных и раненых. На кладбищах недоставало места для умерших. Трупы, зашитые в мешки, сотнями лежали у церковных дверей. 
Не желая получить свободу из рук французских захватчиков, в 1810 году в Кадисе были созваны общенациональные Кортесы, принявшие 18 марта 1812 года Конституцию. Это была самая либеральная и прогрессивная конституция для того времени. Она объявила о создании трёх равноправных ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной, постоянного однопалатного парламента, всеобщего избирательного права и права на образование. Другие начинания остались на бумаге(13).
Перелом в войне произошёл весной 1812 года. Крупнейшая победа была одержана 22 июля в битве при Арапилес, под Саламанкой. 
В конце июля графом де Норонья и Зеа Бермудесом был заключён военный союз с Россией. 
Александр I вместе с представителями верховного главнокомандования уже не сомневался в неотвратимости войны с Францией
В Памятной записке Александра I от 26 января (7 февраля) 1812 г. говорилось: 
«Благодаря своим вооруженным приготовлениям и занимаемой ею позиции Россия оказывает реальную помощь Испании, отвлекая к северу значительные силы французов, которые могли бы быть направлены против Испании. Не будучи связаны союзными договорами, эти две державы, тем не менее, следуют образу действий, который выгоден для них обеих».
Денис Давыдов, один из руководителей партизанского движения в России, свою знаменитую статью «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?» начал словами: 
«Два отшиба (отпора) потрясли до основания власть и господство Наполеона, казавшиеся непоколебимыми. Отшибы эти произведены были двумя народами, обитающими на двух оконечностях завоеванной и порабощенной Европы: Испании и России».
Наполеон получи отпор в Испании, а в России ему ещё предстояло его получить. 
В Великих Луках 8 (12) июля 1812 года был подписан русско-испанский союзный договор.
«Его Величество император всероссийский признает законными генеральные и чрезвычайные кортесы, ныне в Кадисе соединившиеся, а равно и конституцию, ими учиненную и учрежденную». (Статья 3)
Успехи союзников вызвали панику среди французских оккупантов. Они оставили юг и центр Испании. Уходя, они взрывали, рушили, уничтожали. Пострадали многие национальные исторические и культурные памятники, среди них дворец Альгамбра в Гранаде. 
В августе 1812 года войска герцога Веллингтона заняли Мадрид. Однако наступление союзных войск захлебнулось после того, как ему не удалось взять Бургос, и к концу года Веллингтон решил со всеми войсками отступить в Португалию.
Новое наступление началось в 1813 году. Главным подспорьем для союзников стали разгром Наполеона в России и начало заграничного похода русской армии, которые вынудили Наполеона отозвать ещё больше сил с испанского фронта. 
В битве при Витории французы были разгромлены и потеряли 16 тыс. человек. От ещё больших тяжких потерь их спасла слабая дисциплина союзных войск, которые бросились грабить французский обоз. В нём находились огромные богатства (по подсчётам современных историков общей стоимостью в 150 млн. евро), награбленные французами за период оккупации. 
Маршал Сульт получил от испанцев прозвище «картинный вор», за пристрастие к испанской живописи. Огромные денежные средства вывезли король Жозеф и 12 тысяч богатых и знатных испанских семей, которые бежали из страны вместе с королем, боясь мести за пособничество французам. 
К октябрю весь север Испании был освобождён, и союзные войска пересекли Пиренеи и начали военные действия на территории Франции. Лишь на территории Каталонии, ещё в 1812 году присоединённой к Франции оставались французские гарнизоны. 
11 декабря 1813 года в Валансе Наполеон подписал мирный договор.
«Испания восстанавливается в своих прежних границах, с её территории выводятся все французские части. Новым королём признать освобождённого из плена Фердинанда VII».
Официальным окончанием войны считается январь 1814 года, когда договор был ратифицирован обеими сторонами. Для Испании эта война принесла разруху и огромные потери, 300 тысяч человеческих жизней – вот цена независимости.
Вот она насмешка голубого бриллианта Око Бхайравы: Наполеон сидел в Валансе на той же веранде, где в 1792 году они вместе с Гиймарде пили вино и декламировали Рабле. Он вспомнил, как тогда мечтал:
— Ибо не родился еще на свет такой человек, который сильнее меня желал стать королем и разбогатеть… Однако ж я себя утешаю, что я непременно буду королем, да еще столь великим...(10) 
— Оккупация Испании, — признал Наполеон, — первая и одна из главных ошибок: это война не принесла почти никаких выгод. 
На протяжении 6 лет война в Испании истощала силы Французской империи, став, в конце концов, одной из причин её падения.
— Но я ещё велик! Я ещё император! 
Наполеон Бонапарт не хотел признавать своих поражений.
Вторая ошибка Наполеона
— Через три года я буду господином мира: останется одна Россия, но я раздавлю ее.
Так убеждал себя Наполеон перед началом Испанского похода. Он не забыл, что русская армия не приняла его в свои ряды. Им двигало чувство мести. Война с Россией входила в его далеко идущие планы. 
Оба императора и Александр I, и Наполеон в переписке позволили себе оскорбительные высказывания в адрес друг друга. 
Наполеон напомнил о причастности Александра I к заговору, приведшему к убийству его отца, Павла I. 
Александр I грубо отказал Бонапарту в сватовстве к своим сёстрам, великим княжнам Екатерине и Анне. 
Наполеон был вне себя. 
— Как? Мне, великому императору отказали как какому-то нищему дворянчику?
И обе стороны стали готовиться к непосредственному военному столкновению. 
Александр I планировал наступление на Варшаву и Данцигу с целью овладеть Польшей, а затем нанести Наполеону превентивный (упреждающий) удар.
Наполеон подошёл к делу основательно. Общая численность его войск в Европе составила почти миллион человек. По его распоряжению были составлены досье на 60 русских генералов. Наполеон заставил вступить в союз против России Пруссию и Австрию, подстрекал Турцию и Швецию к нападению против неё. 
Наполеон был уверен в своих силах, но всё же наказал французским дипломатам:
— Выяснить численность и дислокацию русских войск противника, настроение населения в западных губерниях. Постараться привлечь жителей Витебска и западных районов их свободой и общим восстанием втянуть их в наше дело. 
Но это всё-таки было не в манере Наполеона, он прежде сталкивался с интересами королей, чем с народными чаяниями. Ему трудно было понять загадочную русскую душу. Хотя Наполеон хорошо знал историю Смутного времени на Руси XVII века, когда поляки с помощью Лжедмитрия Григория Отрепьева засели в Москве. Образованный французский император рассуждал:
— Крестьянин Иван Сусанин завёл поляков в непроходимую чащу. Купец Минин и князь Пожарский подняли русский народ и прогнали интервентов с русской земли. Но история не повторяется! Я этого не допущу! 
Посол Франции в России Арман Коленкур в беседе с Наполеоном напомнил ему о поражении шведского короля Карла XII в Северной войне 1701-1721 гг. 
— В России не тешат себя иллюзиями относительно гения Вашего Величества, — говорил Коленкур. — Там знают, что страна их широка, в ней есть куда отступать. Надо также считаться с зимой, тяжёлым климатом, а более всего – с решимостью никогда не уступить.
Коленкуру доносили о строительстве укреплений по Двине, о превращении в крепости Риги, Бобруйска, Киева, Житомира. Об этом, естественно, он докладывал Наполеону. Но тот был уверен в своей победе, о чём и сообщил Коленкуру. 
— Ба! Остановиться можно при подъёме, но не при падении. Одного сражения хватит, чтобы разрушить все прекрасные намерения Вашего друга Александра и его слепленные из песка укрепления!

Наполеон не понимал, что для него было роковой ошибкой попытаться завоевать Россию. Французский публицист, военный историк и генерал Филипп Поль де Сегюр, участник похода в Россию, позже напишет:
«Пока на его пути были только короли, для него победа над ними была безделицей, но короли побеждены, он перед народами, и здесь, на другом конце Европы, он опять наталкивается на ту же Испанию, но далёкую, бедную, бесконечную. Он удивлён, он колеблется и останавливается» (13) 
В следующих строках IV Центурии Нострадамус предрекает крушение веры французской армии конца XVIII – начале XIX века в своего кумира – Наполеона:
Солдат-император не знал поражений,
Победы плодят легионы смертей,
Но речь его к армии терпит крушенье:
Язык гибнет в пламени дерзких идей.
(Нострадамус Центурия IV)
Катрен был популярен среди наполеоновских солдат и офицеров, попавших в русский плен зимой 1812 года. Бросив свою погибающую армию, Наполеон умчался в Париж, где создал новую армию. Но какой ценой? То были подростки, почти дети, чей возраст для службы ещё не подошёл. 
Весной 1813 года монархи феодальной Европы попытались пойти на компромисс с Наполеоном, но император был очень самолюбив, он не понимал всей серьёзности обстановки и резко ответил:
—Нет, я не желаю, и не буду уступать! Это не входит в мои планы. Ещё немного и я завоюю весь мир!
Но нельзя не вспомнить известную присказку: «мечтать не вредно» или, что ещё более обидное: «слазь, а то трясёт». Так говорят, когда мечты выходят за рамки реальности. Так и случилось.
Великого тенью огромной накрыло,
Кровавый фонтан бьёт с отчаянных драк.
От копоти с солнца всё небо дымилось,
И диск всей луны провалился во мрак
.
(Нострадамус Центурия I)
В решающем трёхдневном (16-18 октября 1813 года) сражении под Лейпцигом, которое вошло в историю, как «Битва народов», 500 – тысячная «армия» Наполеона была разгромлена.
31 марта 1814 года в Париж вступили войска антинаполеоновской коалиции. Верхом на белом коне в окружении башкирских конников «Северных амуров» (14) рядом с прусским королём Фридрихом Вильгельмом III ехал русский император Александр I. Наполеона заставили подписать акт отречения. Его отправили в почётную ссылку на маленький остров Эльба у берегов Италии. 
Королём Франции был провозглашён Людовик XVIII, брат Людовика XVI (Людовиком XVII у роялистов считался умерший вскоре после революции Людовика XVI). Победители стремились восстановить абсолютную монархию. Это вызвало тревогу у новой буржуазии. 20 тысяч офицеров, служивших при Наполеоне, были уволены. Недовольство Бурбонами стало нарастать. 
Наполеон, хоть и был далеко от Франции, но был в курсе всех событий. Он решился на смелый шаг. 1 марта 1815 года бывший император с преданными ему солдатами и близкими людьми высадился на юге Франции и двинулся в Париж. 
На всём пути к столице солдаты, крестьяне, городская беднота встречали Наполеона дружными возгласами:
— Долой дворян и попов!
Людовик XVIII, узнав о высадке Наполеона, был вне себя от ярости:
— Это «корсиканское чудовище» посмел выбраться с острова?! Не иначе, как ему помогли мои противники! Направить против Наполеона армию солдат!
В срочном порядке была мобилизована армия в 30 тысяч солдат. Длинной шеренгой прошли солдаты мимо площади Согласия или, как она называлась ранее, Конкорда, по Елисейским полям. Путь лежал мимо большого дворца Гранд-Пале и Елисейского дворца, где когда-то жила известная мадам де Помпадур.
Своё мифическое название «Елисейские поля», (avenue des Champs-Élysées), что означает обитель героев, получивших от греческих богов дар Бессмертие, получил после начала Французской революции. При правлении Людовика XVI эта местность Шан Элизе была заброшенной. В тенистых аллеях скрывались разбойники, готовые в любой момент напасть на случайного путника. Для безопасности на Елисейских полях был сооружен гвардейский пост.
Елисейские поля упираются в площадь Звезды. В центре нее находится Триумфальная арка. В декабре 1806 года, сразу после сражения под Аустерлицем, Наполеон издал распоряжение:
—В честь военных побед, одержанных Францией(15) соорудить на парижском холме Шайо триумфальную арку. 
К работе привлекли архитектора Шальгрена. Целых два года ушло на сооружение фундамента. В 1810 году, когда императрица Мария-Луиза должна была торжественно въехать в столицу по Елисейским полям, на каменном фундаменте была наспех сделана из досок и сурового полотна «декорация» будущей арки. 
Шальгрен умер в 1811 году, арке не хватало 5 метров до проектной высоты, но работы были приостановлены в связи с чередой военных неудач. Но и Наполеон не дожил до окончания строительства Триумфальной арки: оно завершилось лишь в 1836 году, в царствование Луи-Филиппа под руководством архитектора Абеля Блуэ.
Вокруг Триумфальной арки в честь 100 дней правления Наполеона установлены сотня гранитных тумб, связанных между собой тяжелыми чугунными цепями, а на стенах сооружения выгравированы 658 имен французских военачальников и 128 названий сражений. 15 декабря 1840 года под аркой проехал траурный кортеж с прахом Наполеона, доставленным с острова Святой Елены. 
Так что встреча Бонапарта с королевской армией состоялась у недостроенной Триумфальной арки. Увидев стоящие на его пути правительственные войска, Наполеон приказал своему отряду опустить ружья и, подойдя на расстояние пистолетного выстрела, расстегнул свой сюртук и сказал в яростном порыве:
— Солдаты, узнаёте ли вы меня? Кто из вас хочет стрелять в своего императора? Я становлюсь под ваши пули. 
На мгновение наступила тишина. В сознании Наполеона промелькнуло:
— Слава изнашивается, а душа ничего не забывает.
Но буквально тут же он раздалось:
— Да здравствует император!
Тор, тор, тор! Разнеслось эхом по площади Этуаль. Так солдаты приветствовали своего императора. Королевская армия в полном составе перешла на сторону Наполеона. Его на руках внесли во дворец, откуда несколько часов назад сбежал Людовик XVIII. 
Но продержаться у власти Наполеону удалось только 100 дней. Крах был неизбежен, ведь в его судьбу вмешался голубой бриллиант Око Бхайравы, а он любил поиграть. Сначала одарив величием, потом низвергнув с трона.
В сражении при Ватерлоо французская армия была разбита. Наполеон вторично подписал отречение от престола. На этот раз его сослали на крошечный остров Святой Елены в Атлантическом океане, где через несколько лет он умер. 
Победой над Наполеоном воспользуются помещики, дворянство и монархические правительства. В Европе на несколько лет наступит период реакции. 
Интересна судьба Армана Коленкура, которого Наполеон называл другом русского императора Александра I. Именно он способствовал отправке Наполеона после отречения на остров Эльбы. Помня заслуги Коленкура, Наполеон назначил его министром иностранных дел во время 100 дней. На этом посту бывший посол Франции в России тщетно пытался примирить Наполеона и Европу. 
После второй реставрации Бурбонов в июле 1815 года имя Коленкура оказалось в списке лиц, подлежавших аресту. Его спасло личное вмешательство Александра I. Коленкур провёл остаток жизни как частное лицо в Париже, не принимая участия в политической жизни. Он оставил мемуары в трех томах, полностью изданные только в 1933 году (на русский язык переведена только часть, связанная с походом Наполеона в Россию).
Но это всё будет значительно позже. А пока вернёмся к событиям 10 августа 1792 года. Итак, юный Бонапарт поднял с мостовой камень, оказавшийся потерянной драгоценностью французской короны или голубым бриллиантом Око Бхайравы.
— Я мог бы продать этот камень, — подумал Наполеон, — и получить хорошие деньги, которые были бы так кстати! Но к кому обратиться? Не хочу попасть в грязную историю.
Наполеон шёл вдоль решётки сада Тюильри и вёл диалог сам с собой:
—Нужно переговорить с Огюстеном Робеспьером. Его старший брат Максимильен – честнейший человек, депутат Национального собрания, должен знать, как поступить с драгоценным камнем. 
Бонапарт принял решение. Пока рассуждал, он чувствовал не только волнение, но и такой мощный прилив сил и энергии.
—Всё задуманное мной обязательно сбудется! Я буду не только богатым, но и очень знаменитым! Я буду господином Европы и мира!
Уверенность ему придавал камень, который он держал в руках. Перед ним промелькнули картины: вот он в форме генерала на белом коне перед французской армией; он в итальянском Колизее и как Цезарь въезжает на колеснице на арену; он на фоне египетских пирамид; вот ему рукоплещут и кричат:
—Vivat император! 
Наполеон видит себя не в военном облачении, а в костюме из красного шёлка с чёрным галстуком, на ногах белые шёлковые чулки, на боку вместо сабли – шпага. А на эфесе шпаги сияет алмаз величиной с небольшую спелую сливу.
Он помотал головой, стараясь прогнать эти видения. Но видения продолжались. Вот в его руках книга, на которой золотыми буквами написано: «Гражданский кодекс Наполеона». 
В мыслях Бонапарта прозвучал глухой голос:
—Твоя истинная слава не только в том, что ты выиграешь сорок сражений. Но что не будет никогда забыто и будет жить вечно, – это твой Гражданский кодекс, провозгласивший равенство всех граждан перед законом. 
Слова эти наполнили душу сладкой истомой, что последнюю фразу он просто прослушал:
— Помни! Создание всемирной монархии – это «химера» (16). И не забывай о Карле XII.
Голубой бриллиант недолго будет в руках Бонапарта. При поддержке Огюстена он встретится с Робеспьером и передаст ему голубой бриллиант. Робеспьер, конечно, не узнает в камне свой талисман, который он нашёл и вскоре потерял. 
«Голубой француз» будет помещён в государственное казначейство вместе с другими драгоценностями Бурбонов, но будет оттуда украден и попадёт в руки испанского министра Годоя. 
А алмаз «Регент», шпага, а вместе с ними и империя будут утеряны Наполеоном в битве при Ватерлоо. 
Бонапарт бесславно окончит свои дни на острове Святой Елены, а «Регент» попадёт в Пруссию, но через несколько лет вернётся в Лувр. В 1886 при распродаже сокровищ французской короны «Регент» выкупят за 6 миллионов франков для музея Лувра. А голубой бриллиант Око Бхайравы продолжит свои странствия по Европе и будет по-прежнему надсмехаться над людьми, неся им горе и смерть. 
Август – октябрь 1958 года.
Служащий музея естественной истории, Оливер Верне, получивший на почте бандероль стоимостью в один доллар, тёплым августовским вечером торопился с работы домой. Он не заметил выбоину на мостовой, споткнулся и упал. Боль в левой лодыжке была такой резкой, что ему пришлось прислониться к стене находившегося рядом здания. Прохожие вызвали машину скорой помощи. Хорошо у Оливера с собой была страховка, иначе ему пришлось бы выплатить приличную сумму за осмотр врача. Рентген показал закрытый перелом.
Только через месяц Оливеру сняли гипс, и он наконец-то вышел на работу. Однажды утром Оливер торопился по делам музея и, когда переходил дорогу, попал под машину, но остался в живых, получив сотрясение мозга. 
А в середине октября при невыясненных обстоятельствах случился пожар в его доме, и дом сгорел дотла. Оливер в это время был на работе в музее. В огне пожара погибли его жена Верόника и любимая собака спаниель Тоффи.
Наши дни 
Сегодня алмаз «Регент» хранится в Лувре и считается одним из самых ценных бриллиантов, дошедших до наших дней.
Когда о передаче голубого бриллианта Око Бхайравы стало известно, в национальный музей естественной истории посыпались письма. Их авторы требовали, чтобы от камня избавились, так как он может принести вред своему новому хозяину, которым стали… Соединенные Штаты. Но эти предостережения просто проигнорировали.

 

1) Наполеон I Бонапарт — французский полководец и государственный деятель. Император Франции (1804-1814 и в марте — июне 1815).
(2) Читайте Джулия Баумголд «Алмаз, погубивший Наполеона».
(3) Русско-турецкая война 1787-1791 гг. 
(4) Клебер Жан Батист (1753 -1800), дивизионный генерал (17.10.1793). Сын архитектора. Учился строительству в Геннегау, работал архитектором в Безансоне и Страсбурге. Затем окончил военную школу в Мюнхене. В мае 1798 в составе Восточной армии в Египепте. С 22 октября командующий в Каире.
(5) Наполеоновские войны 1799—1815 гг. Французская армия под руководством Наполеона I вела войны с Австрией, Россией и другими государствами ( Русско-австро-французская война 1805 г., Русско-прусско-французская война (1806—1807 ), Австро-французская война (1809). Военные успехи франц. армии при Маренго (1800) и под Аустерлицем (1805 г.), Йена-Ауэрштедтском сражении (1806), под Ваграмом (1809) привели к расширению наполеоновской империи.
(6) Читайте В. М. Скляренко, И. А. Рудычева, В. В. Сядро «Загадки истории. Наполеоновские войны»Мария-
(7) Луиза Пармская (1751 — 1819) —королева Испании и супруга короля Карла IV Испанского. 
Мария-Луиза была дочерью Филиппа I, герцога Пармского и его жены принцессы Луизы-Елизаветы Французской, приходилось внучкой Филиппу V Испанскому и Людовику XV Французскому.
(8) Мануэ́ль Годо́й, маркиз А́льварес де Фа́риа, герцог Альку́дия ( 1767 — 1851) — испанский государственный деятель, фаворит королевы Марии Луизы и друг короля Карла IV.
(9) Валанс (фр. Valence, лат. Valentia) — город и коммуна во Франции. Административный центр французского департамента Дром. 
(10) Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» Глава 5, «Беседа во хмелю»
(11) Уже при жизни Франсиско Гойя (1746-1828) был признан выдающимся испанским художником. Его вклад в формирование искусства 19-20 веков огромен. Он был первым мастером, который обратился в своем творчестве к актуальным событиям.
(12) Ху́нта (исп. junta — «собрание, комитет») — органы государственного управления в Испании, в том числе гражданские. 
(13) Остались на бумаге декреты Кортесов о отмене работорговли, инквизиции и церковной десятины, раздаче земли из королевского фонда в пользу малоземельных крестьянам и героям войны. 
(14) Девять башкирских полков, вооружённых не только ружьями, но и луком со стрелами, стремительно на конях ворвались в Париж. За это французы прозвали башкирских воинов «северными амурами».
(15) Триумфальная арка сооружена в 1806-1836 гг. в честь военных побед, одержанных Францией во время Революции и в период Первой империи
(16) Химе́ра (др.-греч. Χίμαιρα, «коза») — в греческой мифологии чудовище с головой и шеей льва, туловищем козы, хвостом в виде змеи; порождение Тифона и Ехидны. В переносном смысле — необоснованная, несбыточная идея.

Рейтинг: +5 638 просмотров
Комментарии (11)
Camilla-Faina # 31 июля 2013 в 21:47 0
Прекрасно Аннушка!
Анна Магасумова # 31 июля 2013 в 22:33 0
БлагоДарю!
Тая Кузмина # 31 июля 2013 в 22:31 0
Анечка, ты пишешь шедеврально. Фото отличные! Молодец!!!


Анна Магасумова # 31 июля 2013 в 22:34 0
Тась, ты нашла прекрасное ФОТО!
митрофанов валерий # 11 августа 2013 в 19:47 0
Я бы не дерзнул писать историю Наполеона....а у тебя это полу buket7 чилось!
Анна Магасумова # 11 августа 2013 в 19:56 0
Спасибо! Я решила, что Наполеон не может пройти мимо голубого бриллианта. Ведь у него был ещё бриллиант "Регент".
Natali # 13 августа 2013 в 21:28 0
big_smiles_138 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd ИНТЕРЕСНО
Анна Магасумова # 13 августа 2013 в 21:53 0
Спасибо огромное.
00000 # 19 ноября 2013 в 13:24 0
Так вот как был найден бриллиант! Сам Наполеон( на свою голову))) нашел его на мостовой...
Удивительно и загадочно в нашей жизни многое... Как и жизнь и смерть Наполеона.
Зря США взяли бриллиант, ох зря...
Анна Магасумова # 19 ноября 2013 в 15:12 +1
Танюша! Око Бхайравы, надеюсь, нашёл свой покой и приют!
Огромное спасибо, что ты читаешь мои истории.
00000 # 19 ноября 2013 в 15:16 0
Тебе спасибо!