ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияПриключения → 46 - Бес - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

46 - Бес - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

3 сентября 2020 - Виктор Тарасов
article479502.jpg
ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ С ХУЛИГАНО-ЭРОТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ.


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано-эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.

2002 г.

- Братэлло, у тебя совсем, что ли крышу снесло? - спросил Толик, - Какого хрена ты за автомат взялся?
- Да он же игрушечный. Я пошутить хотел.
- Шутник, - вмешался Боря, - Хорошо, что здесь твой дядька оказался, а то пошутил бы года на два. И, что это у тебя половина головы лысая?

- Мне вторую половину головы не успели обработать. Да и не надо. Буду так ходить. Я смотрел кино «Пятый элемент», так там, у мужика, такая же фишка была.
- Ну-ну, - усмехнулся Захер, - Ходи... Только, мне твой чугунок, больше напоминает необработанный кокос.

Немного посмеявшись, стали думать, чем заняться дальше. Филя вспомнил, что было принято решение идти к нему домой. Когда поднимались в квартиру, Джавдет спросил:

- А дома-то, кто есть?
- Нет, - ответил Филипп, - Маманя с папашкой в Париже оттягиваются.
- А они у тебя богатенькие?
- Конечно. У них зелени немеряно.
- А, что ж ты тогда работу себе ищешь? Или они тебе денег не дают?
- Я сам не беру. Хочу ни от кого не зависеть.

- Ну, и дурень, - сказал Джавдет, - Мне бы, твои возможности... Да я бы плющился целыми днями.
- Не-е, я так не могу. Можно окончательно расплющиться. А я, авантюрист, люблю жить весело и бурно.
- Да, да, видел я, как ты с автоматиком веселился, - надсмехался Толик, пока Филя открывал дверь квартиры.

Они вошли в довольно большую прихожую. Толян хотел ещё раз пошутить, но осёкся. Прямо перед ними, стоял огромный дог мраморного окраса. На крупном поджаром теле собаки, покоилась гордо поднятая голова, размером со шлакоблочный кирпич. Дог шумно дышал, недобро сверкая зеленоватыми глазами.
- Спокойно, Бес, - сказал Филипп, - Это свои, - и повёл ребят на кухню.

Парни стали боком продвигаться по стене, постоянно оглядываясь на собаку. По напряжённой стойке Беса, гости окончательно поняли, что он и не думает принимать их в свою компанию. Прикрикнув ещё раз на собаку, Филя закрыл дверь на кухню и пригласил ребят присесть на резные стулья. Джавдет достал сигареты:

- Курить можно?
- Кури, пожалуйста, - ответил хозяин, - Сейчас вытяжку включу.
Ребята закурили, наблюдая, как мощный вытяжной зонт засасывает дым в свою утробу.

- Ну, и какова наша дальнейшая дислокация? - спросил Толик.
- Чего-о? - переспросил Джавдет.
- Я, говорю, что дальше делать будем?
- А вот, что, - Дрозофила встал, подошёл к навесному шкафу и открыл дверцы со стёклами, сверкающими морозными узорами. Внутренность шкафчика заполняли бутылки всевозможных расцветок и различной конфигурации.

- Что будем? - он посмотрел на ребят.
- «Наполеон» есть? - спросил Толя, - Ни разу не пробовал.
- Навалом, - ответил Филя, - Ща достану.
- Мы же хотели протрезветь, - Боря сделал попытку отказаться.

- Да ну, на хрен! - сказал Захер, увидев красивую бутылку, - Не будем же мы здесь сидеть, как тычки? Смотри, это знаменитый французский коньяк. Благородный напиток. Когда ещё попробуем-то? - он поглядел на Филю, - А «Клико» есть?
- В Греции всё есть, - важно ответил тот и выудил из шкафа ещё один пузырь.

- Гут! - с удовлетворением ответил Толик, разливая коньяк по рюмкам, - А насчёт трезвости, я придумал. Чтобы Баран не возникал, мы, когда достаточно стемнеет, проберёмся в дом Пастора и пошукаем какие-нибудь бумаги, ключи... Может, деньги найдём, - он пригубил коньяк, почмокал губами, - Обалдеть! И вкусно, и крепко. Ништяк!

Дроздов опрокинул стопку в рот, закусил кружком засахаренного лимона, но всё равно, его лицо скривилось от кислоты. Толик, глядя на его искривлённую физиономию, весело рассмеялся, - Ну, ты и кисляк смандячил, - он взял пульт от телевизора, - Давай-ка, музон по MTV послушаем.

На экране появился клип какой-то очередной новой группы. Собаки, с лицами музыкантов, исполняющих песню, бегали по танцполу и заглядывали танцующим девушкам под юбки, роняя при этом слюну и смачно облизываясь.

- Во, блин, - усмехнулся Джавдет, - Я тоже так согласился бы, бегать и заглядывать.
- А если морду повыше поднять, то можно ещё и понюхать, - подколол Филя.
- А если встать на задние лапки, то можно и лизнуть, - улыбнулся Толик, поправляя взбухшие штаны между ног.

- А, что ты подкалываешь? - обиделся Джавдет, - Сам-то на стуле, чего елозишь? Червяк зашевелился?
- Да не обижайся Ты! - ответил Захергутер, - Я в тюряге так по бабам соскучился, что могу зубами трусы снимать, только было бы с кого. Ладно, оставим эту тему. Я, смотрю, телек у тебя классный, - он подмигнул Дроздову, - и звук офигительный.

- Ага, пять колонок. Называется, долби сурраунд.
- Оказывается, оно вон, что, - кивнул Джавдет, - А я всё никак не мог догадаться, почему так сильно по ушам долбит.

- А-а! - вспомнил Филя, - Когда я мебель ставил, случай был один, как раз с телевизором. Делали мы у одной богатой дамочки кухню. Ну, и в угловом шкафу над мойкой, была предусмотрена ниша под телевизор. Мы стали туда его запихивать, а он по высоте не влезает. Вот я и говорю своему тупому напарнику, мол, не надо спешить, придёт хозяйка, и мы всё решим. Я пошёл покурить, а он остался. Покурил, возвращаюсь, гляжу, а он телевизор уже вставил. Я, конечно, поинтересовался, как этому долбаному Кулибину удалось сделать невозможное. А этот сучара, - Филипп со злостью стукнул кулаком по столу, - Отпилил ножки у телевизора и спокойно всунул его в нишу. А телек, блин, дорогущий.

- Вот, тупорез! Дурак, он и есть дурак, - хохотнул Джавдет, потом, почесал затылок, - А только я, наверное, тоже так бы сделал.
- Конечно, - Филя саркастически рассмеялся, - Вот тебя и его объединить в одну кучу, вы бы много всего наворотили. А за ваш необъёмный ум, ещё и шнобелевскую премию дать.

- А, что ты смеёшься? - горячился Джавдет, - Ведь, не влезал же!
- Значит, по-твоему, нужно распилить телевизор, лишь бы влез?
- Ну-у, это ты загнул, телевизор не надо пилить.
- А ножки, можно?

- Всё, ребята! - Толик вытянул между ними руку, - Брэк! Разошлись! - он разлил коньяк по рюмкам и, видя, что спорящие утихомирились, сказал, - Давайте мы это дело усугубим, - опрокинул рюмку в рот и, вдруг, неожиданно спросил, обращаясь к Дрозофиле, - Нет, а ты всё же скажи, что надо было делать-то?

- Да, просто, полку надо было опустить пониже... Вот так!
- Ну, и, что вам было за телек? - спросил Боря.
- Пришла хозяйка, я ей объяснил, так, мол, и так. Она немного поохала, но, вроде, ей понравилось. Только, говорит, телевизор запылили сильно. Мой напарник, недолго думая, мочит тряпку в растворителе, и говорит, - Сейчас, будет, как новый, - провёл тряпкой по корпусу телевизора, и краска с передней панели слезла начисто. Хозяйку, чуть удар не хватил. Тогда он схватил фломастер и принялся закрашивать телек. Замалевал до половины, и фломастер перестал рисовать, краска кончилась.

- И, что? - спросил Толя.
- Сняли половину зарплаты с него и с меня.
- С тебя-то, за что?
- Ну, я же старший.
- Да-а, - засмеялся Толик, - Дятел тебе попался знатный.
- Ага, - согласился Филя, - Из-за него меня и уволили.
- Расскажи, - попросил Джавдет.

- Поехали мы к крупному бизнесмену собирать мебель. Всё сделали по высшему классу и собираемся уезжать. Дядя, добрая душа, приглашает нас за стол откушать, и бутылку водки ставит. Я стал отнекиваться, так, мол, и так, мы во время работы ни-ни. А напарник мой, не отказался. Засосал в одну харю весь бутылёк и размяк, прямо на глазах. А потом, стал учить хозяина, как надо жить. И когда мы собрались уезжать, он возьми, да ляпни, что водка была херовая. Показывает дядьке на его бар и говорит, - Смотри, у тебя водочка какая хорошая стоит, а ты мне дерьмо какое-то дал, - Хозяин тут же позвонил директору и пожаловался на нас. Директор и меня, и его, сразу уволил. Да-а... Вот такие дела.
- Эх! Сплошная невезуха, - вздохнул Толик, подняв стопку, - Ну, чтобы всем...

Филипп тоже выпил, его тут же развезло, и он уснул глубоким сном, развалясь на стуле. Ребята ещё чуть-чуть посидели и собрались уходить. Они забыли и про Барана, и про всё на свете, потому что пошли вразнос. Их ненасытная душа жаждала праздника и грандиозных впечатлений, вкупе с приключениями. Что-что, а уж приключений на свою задницу, хмельной человек всегда найдёт предостаточное количество.

Джавдет открыл дверь кухни и тут же застыл на месте. Толик толкнул его в спину:
- Ну, чего встал? Мы идём или что?
- Давай, - Боря пропустил его вперёд, - Иди, если ты такой смелый, а я с голыми руками на танк не пойду.

В прихожей, возле входной двери, тёмной горой возвышался дог. Его глаза отсвечивали двумя зелёными медалями и, по всей видимости, не предвещали ничего хорошего.

- Кипит твоё молоко на моём примусе, - испугался Толя, - Эта собака Баскервилей нас отсюда не выпустит. Надо будить Дрозда.

Джавдет попробовал растормошить спящего Филиппа. Он хлопал его по щекам, зажимал нос, даже прыснул на лицо холодной водой. Все усилия оказались напрасными. Толик ухватил Филю двумя руками за воротник рубашки и стал трясти постоянно сползающее на пол тело. У Дрозда от тряски лязгали зубы, а из горла выходили сдавленные звуки, похожие на лай собаки. Филиппа трясли до той поры, пока не послышался какой-то странный скрежет. Джавдет оглянулся на звук и у него, от страха, закрутило в животе. Оказывается, Бес услышал горловые всхлипы своего хозяина и, приняв их за тявканье, пришёл посмотреть на родственную душу. Поднявшись на задние лапы во весь свой великанский рост, он передними лапами старался открыть кухонную дверь, царапая стекло загнутыми когтями.

- Смотри, у него когтищи, какие длинные, - испуганно прошептал Боря.
- У Фреди Крюгера были такие, - подметил Толик, - Если он сюда вломится, то распотрошит нас, как ягнят. Я не говорю уж про зубы. Его пасть не хуже, чем акулья.

Тем временем, пёс начал долбиться лбом о доски двери. Хлипкая преграда тряслась от мощных ударов и вот-вот готова была сорваться с петель.
- Уй, блин, - заскулил Джавдет, - Сейчас эта скотина нас сожрёт, - он ухватил Филиппа за оставшийся клок волос и с силой дёрнул, - Вставай, сволочь гостеприимная!

Тот раскрыл осоловевшие глаза, с хрустом потянулся и, как ни в чём не бывало, спросил:
- Что, ребята, уже выспались?
- Как бы не так! - рявкнул Толя.
- А, что, порнушку смотрели?
- Вон твоя порнуха, - Захер показал на дверь, - Мы от неё чуть не обосрались. Ещё немного, и от нас только косточки остались бы.



 

© Copyright: Виктор Тарасов, 2020

Регистрационный номер №0479502

от 3 сентября 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0479502 выдан для произведения: ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ С ХУЛИГАНО-ЭРОТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ.


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано-эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.

2002 г.

- Братэлло, у тебя совсем, что ли крышу снесло? - спросил Толик, - Какого хрена ты за автомат взялся?
- Да он же игрушечный. Я пошутить хотел.
- Шутник, - вмешался Боря, - Хорошо, что здесь твой дядька оказался, а то пошутил бы года на два. И, что это у тебя половина головы лысая?

- Мне вторую половину головы не успели обработать. Да и не надо. Буду так ходить. Я смотрел кино «Пятый элемент», так там, у мужика, такая же фишка была.
- Ну-ну, - усмехнулся Захер, - Ходи... Только, мне твой чугунок, больше напоминает необработанный кокос.

Немного посмеявшись, стали думать, чем заняться дальше. Филя вспомнил, что было принято решение идти к нему домой. Когда поднимались в квартиру, Джавдет спросил:

- А дома-то, кто есть?
- Нет, - ответил Филипп, - Маманя с папашкой в Париже оттягиваются.
- А они у тебя богатенькие?
- Конечно. У них зелени немеряно.
- А, что ж ты тогда работу себе ищешь? Или они тебе денег не дают?
- Я сам не беру. Хочу ни от кого не зависеть.

- Ну, и дурень, - сказал Джавдет, - Мне бы, твои возможности... Да я бы плющился целыми днями.
- Не-е, я так не могу. Можно окончательно расплющиться. А я, авантюрист, люблю жить весело и бурно.
- Да, да, видел я, как ты с автоматиком веселился, - надсмехался Толик, пока Филя открывал дверь квартиры.

Они вошли в довольно большую прихожую. Толян хотел ещё раз пошутить, но осёкся. Прямо перед ними, стоял огромный дог мраморного окраса. На крупном поджаром теле собаки, покоилась гордо поднятая голова, размером со шлакоблочный кирпич. Дог шумно дышал, недобро сверкая зеленоватыми глазами.
- Спокойно, Бес, - сказал Филипп, - Это свои, - и повёл ребят на кухню.

Парни стали боком продвигаться по стене, постоянно оглядываясь на собаку. По напряжённой стойке Беса, гости окончательно поняли, что он и не думает принимать их в свою компанию. Прикрикнув ещё раз на собаку, Филя закрыл дверь на кухню и пригласил ребят присесть на резные стулья. Джавдет достал сигареты:

- Курить можно?
- Кури, пожалуйста, - ответил хозяин, - Сейчас вытяжку включу.
Ребята закурили, наблюдая, как мощный вытяжной зонт засасывает дым в свою утробу.

- Ну, и какова наша дальнейшая дислокация? - спросил Толик.
- Чего-о? - переспросил Джавдет.
- Я, говорю, что дальше делать будем?
- А вот, что, - Дрозофила встал, подошёл к навесному шкафу и открыл дверцы со стёклами, сверкающими морозными узорами. Внутренность шкафчика заполняли бутылки всевозможных расцветок и различной конфигурации.

- Что будем? - он посмотрел на ребят.
- «Наполеон» есть? - спросил Толя, - Ни разу не пробовал.
- Навалом, - ответил Филя, - Ща достану.
- Мы же хотели протрезветь, - Боря сделал попытку отказаться.

- Да ну, на хрен! - сказал Захер, увидев красивую бутылку, - Не будем же мы здесь сидеть, как тычки? Смотри, это знаменитый французский коньяк. Благородный напиток. Когда ещё попробуем-то? - он поглядел на Филю, - А «Клико» есть?
- В Греции всё есть, - важно ответил тот и выудил из шкафа ещё один пузырь.

- Гут! - с удовлетворением ответил Толик, разливая коньяк по рюмкам, - А насчёт трезвости, я придумал. Чтобы Баран не возникал, мы, когда достаточно стемнеет, проберёмся в дом Пастора и пошукаем какие-нибудь бумаги, ключи... Может, деньги найдём, - он пригубил коньяк, почмокал губами, - Обалдеть! И вкусно, и крепко. Ништяк!

Дроздов опрокинул стопку в рот, закусил кружком засахаренного лимона, но всё равно, его лицо скривилось от кислоты. Толик, глядя на его искривлённую физиономию, весело рассмеялся, - Ну, ты и кисляк смандячил, - он взял пульт от телевизора, - Давай-ка, музон по MTV послушаем.

На экране появился клип какой-то очередной новой группы. Собаки, с лицами музыкантов, исполняющих песню, бегали по танцполу и заглядывали танцующим девушкам под юбки, роняя при этом слюну и смачно облизываясь.

- Во, блин, - усмехнулся Джавдет, - Я тоже так согласился бы, бегать и заглядывать.
- А если морду повыше поднять, то можно ещё и понюхать, - подколол Филя.
- А если встать на задние лапки, то можно и лизнуть, - улыбнулся Толик, поправляя взбухшие штаны между ног.

- А, что ты подкалываешь? - обиделся Джавдет, - Сам-то на стуле, чего елозишь? Червяк зашевелился?
- Да не обижайся Ты! - ответил Захергутер, - Я в тюряге так по бабам соскучился, что могу зубами трусы снимать, только было бы с кого. Ладно, оставим эту тему. Я, смотрю, телек у тебя классный, - он подмигнул Дроздову, - и звук офигительный.

- Ага, пять колонок. Называется, долби сурраунд.
- Оказывается, оно вон, что, - кивнул Джавдет, - А я всё никак не мог догадаться, почему так сильно по ушам долбит.

- А-а! - вспомнил Филя, - Когда я мебель ставил, случай был один, как раз с телевизором. Делали мы у одной богатой дамочки кухню. Ну, и в угловом шкафу над мойкой, была предусмотрена ниша под телевизор. Мы стали туда его запихивать, а он по высоте не влезает. Вот я и говорю своему тупому напарнику, мол, не надо спешить, придёт хозяйка, и мы всё решим. Я пошёл покурить, а он остался. Покурил, возвращаюсь, гляжу, а он телевизор уже вставил. Я, конечно, поинтересовался, как этому долбаному Кулибину удалось сделать невозможное. А этот сучара, - Филипп со злостью стукнул кулаком по столу, - Отпилил ножки у телевизора и спокойно всунул его в нишу. А телек, блин, дорогущий.

- Вот, тупорез! Дурак, он и есть дурак, - хохотнул Джавдет, потом, почесал затылок, - А только я, наверное, тоже так бы сделал.
- Конечно, - Филя саркастически рассмеялся, - Вот тебя и его объединить в одну кучу, вы бы много всего наворотили. А за ваш необъёмный ум, ещё и шнобелевскую премию дать.

- А, что ты смеёшься? - горячился Джавдет, - Ведь, не влезал же!
- Значит, по-твоему, нужно распилить телевизор, лишь бы влез?
- Ну-у, это ты загнул, телевизор не надо пилить.
- А ножки, можно?

- Всё, ребята! - Толик вытянул между ними руку, - Брэк! Разошлись! - он разлил коньяк по рюмкам и, видя, что спорящие утихомирились, сказал, - Давайте мы это дело усугубим, - опрокинул рюмку в рот и, вдруг, неожиданно спросил, обращаясь к Дрозофиле, - Нет, а ты всё же скажи, что надо было делать-то?

- Да, просто, полку надо было опустить пониже... Вот так!
- Ну, и, что вам было за телек? - спросил Боря.
- Пришла хозяйка, я ей объяснил, так, мол, и так. Она немного поохала, но, вроде, ей понравилось. Только, говорит, телевизор запылили сильно. Мой напарник, недолго думая, мочит тряпку в растворителе, и говорит, - Сейчас, будет, как новый, - провёл тряпкой по корпусу телевизора, и краска с передней панели слезла начисто. Хозяйку, чуть удар не хватил. Тогда он схватил фломастер и принялся закрашивать телек. Замалевал до половины, и фломастер перестал рисовать, краска кончилась.

- И, что? - спросил Толя.
- Сняли половину зарплаты с него и с меня.
- С тебя-то, за что?
- Ну, я же старший.
- Да-а, - засмеялся Толик, - Дятел тебе попался знатный.
- Ага, - согласился Филя, - Из-за него меня и уволили.
- Расскажи, - попросил Джавдет.

- Поехали мы к крупному бизнесмену собирать мебель. Всё сделали по высшему классу и собираемся уезжать. Дядя, добрая душа, приглашает нас за стол откушать, и бутылку водки ставит. Я стал отнекиваться, так, мол, и так, мы во время работы ни-ни. А напарник мой, не отказался. Засосал в одну харю весь бутылёк и размяк, прямо на глазах. А потом, стал учить хозяина, как надо жить. И когда мы собрались уезжать, он возьми, да ляпни, что водка была херовая. Показывает дядьке на его бар и говорит, - Смотри, у тебя водочка какая хорошая стоит, а ты мне дерьмо какое-то дал, - Хозяин тут же позвонил директору и пожаловался на нас. Директор и меня, и его, сразу уволил. Да-а... Вот такие дела.
- Эх! Сплошная невезуха, - вздохнул Толик, подняв стопку, - Ну, чтобы всем...

Филипп тоже выпил, его тут же развезло, и он уснул глубоким сном, развалясь на стуле. Ребята ещё чуть-чуть посидели и собрались уходить. Они забыли и про Барана, и про всё на свете, потому что пошли вразнос. Их ненасытная душа жаждала праздника и грандиозных впечатлений, вкупе с приключениями. Что-что, а уж приключений на свою задницу, хмельной человек всегда найдёт предостаточное количество.

Джавдет открыл дверь кухни и тут же застыл на месте. Толик толкнул его в спину:
- Ну, чего встал? Мы идём или что?
- Давай, - Боря пропустил его вперёд, - Иди, если ты такой смелый, а я с голыми руками на танк не пойду.

В прихожей, возле входной двери, тёмной горой возвышался дог. Его глаза отсвечивали двумя зелёными медалями и, по всей видимости, не предвещали ничего хорошего.

- Кипит твоё молоко на моём примусе, - испугался Толя, - Эта собака Баскервилей нас отсюда не выпустит. Надо будить Дрозда.

Джавдет попробовал растормошить спящего Филиппа. Он хлопал его по щекам, зажимал нос, даже прыснул на лицо холодной водой. Все усилия оказались напрасными. Толик ухватил Филю двумя руками за воротник рубашки и стал трясти постоянно сползающее на пол тело. У Дрозда от тряски лязгали зубы, а из горла выходили сдавленные звуки, похожие на лай собаки. Филиппа трясли до той поры, пока не послышался какой-то странный скрежет. Джавдет оглянулся на звук и у него, от страха, закрутило в животе. Оказывается, Бес услышал горловые всхлипы своего хозяина и, приняв их за тявканье, пришёл посмотреть на родственную душу. Поднявшись на задние лапы во весь свой великанский рост, он передними лапами старался открыть кухонную дверь, царапая стекло загнутыми когтями.

- Смотри, у него когтищи, какие длинные, - испуганно прошептал Боря.
- У Фреди Крюгера были такие, - подметил Толик, - Если он сюда вломится, то распотрошит нас, как ягнят. Я не говорю уж про зубы. Его пасть не хуже, чем акулья.

Тем временем, пёс начал долбиться лбом о доски двери. Хлипкая преграда тряслась от мощных ударов и вот-вот готова была сорваться с петель.
- Уй, блин, - заскулил Джавдет, - Сейчас эта скотина нас сожрёт, - он ухватил Филиппа за оставшийся клок волос и с силой дёрнул, - Вставай, сволочь гостеприимная!

Тот раскрыл осоловевшие глаза, с хрустом потянулся и, как ни в чём не бывало, спросил:
- Что, ребята, уже выспались?
- Как бы не так! - рявкнул Толя.
- А, что, порнушку смотрели?
- Вон твоя порнуха, - Захер показал на дверь, - Мы от неё чуть не обосрались. Ещё немного, и от нас только косточки остались бы.



 
 
Рейтинг: 0 50 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!