ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияПриключения → 45 - Стоять, Зорька! - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

45 - Стоять, Зорька! - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

30 августа 2020 - Виктор Тарасов
article479300.jpg
ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ С ХУЛИГАНО-ЭРОТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ.


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано-эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.


2002 г.
«Украду тебя, украду тебя ночью.
Увезу тебя, увезу тебя в Сочи» - надрывался в динамиках «Ляпис Трубицкой».
- Эх! Счас бы на юга махнуть, - размечтался Джавдет.
- Хорошо бы, - ответил Толя, перелистывая меню, - Только надо, для начала, деньжат срубить.

- Угу, - поддакнул Дрозофила, - еле раскрывая глаза, так как груз выпитой водки очень сильно давил на его веки.
Захергутер, водя пальцем по списку меню, наконец, наткнулся на место, которое его заинтересовало:
- О, фисташки! Одна порция – тридцать граммов. Возьмём? - он посмотрел на Борю.

- Коне-е-чно, - важно надулся тот, - Только, хрен ли тридцать... На один зуб? Давай, уж, по триста.
Толик подозвал сменщицу Дроздова, которую звали Людмилой.
- Люда, сделай нам фисташек, три раза по триста.

Она посмотрела на него, словно на полоумного, но, ничего не сказав, удалилась. Через пару минут Люда снова подошла к столику и бухнула на него поднос, размером с небольшой таз. На нём огромной горой возвышалось заказанное блюдо.
- Что это? - Толик вытаращил глаза
- Как, что? - Люда села на свободный стул, -Фисташки! Триста граммов в трёх экземплярах, как заказывали.
- А чё так много-то? - спросил Джавдет.

- Так они же лёгкие, почти не весят ничего, - ответила официантка, - Да вот и Филипп знает, - она кивнула в сторону Дроздова, - Что же он вам не сказал-то?
Филя вскинул голову, хотел молвить слово, но вместо слов у него получилось только какое-то гуканье. Он попытался ещё раз что-то произнести, но его язык наотрез отказывался работать в паре с мозгами и, широко улыбаясь, Дроздов поглядывал на своих друзей.

- Да ты посмотри на этого «весельчака-У», - Толя вытянул руку, - Что с него взять? Он только лыбу тянет, да агукает, словно младенец.
- Моё дело маленькое, - сказала Люда, - Что заказали, то и получили, - она круто развернулась на каблуках и пошла к барной стойке, потрепаться с тётей Зоей о житье-бытье.

Встав к залу спиной, Людмила грудью облокотилась на стойку, выставив всем на обозрение аппетитную попку. Короткая юбка задралась, по самое не могу, показав окончание кружевных чулок, обрамлённых белым кантом. Казалось, ещё чуть-чуть и покажутся трусики, если конечно они там имелись. Филипп прикусил согнутый указательный палец и, прищурив один глаз, вглядывался в Людмилин зад. От волнующего зрелища у него даже стал появляться дар речи.

- Ребята, знаете, как самолёт дозаправщик закачивает топливо в другие самолёты?
Те, не понимая, о чём он говорит, прекратили грызть фисташки. Дроздов взглядом указал на Людмилу. Три пары глаз обжигающими лучами обшарили девичью фигуру с ног до головы.
- Так вот и я, - развивал тему Дрозофила, - Сейчас бы вытянул шланг, пристроился бы сзади и заправил бы от всей души.

- Молчал бы, - возразил Джавдет, - Твоего шланга хватит только на один раз поссать. Лучше вон фисташки жуй.
- Пусть их негры жрут! - отмахнулся Филя.
- Кстати о неграх, - Боря смахнул с губ налипшую шелуху, - Я недавно слышал, что Майкла Джексона хотят судить за связь с малолетками. Говорят, он педофил.
- Ты, что? - Дроздов вытаращил глаза, - Он не педофил. Он, негр!

Когда Людмила услышала, что ей собираются заправить, то решила промолчать. Дескать, что с пьяных взять? Но когда услышала невероятную тупость Филиппа, то её терпению пришёл конец. Она подошла к ребятам, опёрлась руками о столик и громким голосом стала выговаривать, обращаясь, в основном, к Дроздову.

- Фил! Педофил – это тот человек, который соблазняет детей на интимную связь. И не важно, негр он, или белый. Теперь, насчёт заправки. Я люблю, чтобы у парня в штанах был твёрдый, как черенок от лопаты. А свой, как ты выразился, шланг, можешь завязать на узел. И вообще, - она поглядела на остальных ребят, - Как говаривал Андрюша Миронов – «Сеня, не пора ли нам освежиться?

- Ё-моё, - вздохнул Захергутер и взялся за голову, - Баран же сказал нам, чтобы у нас не было ни в одном глазу. А мы, по-моему, надрались так, что уже по самую макушку.

- Ой, блин! - испугался Джавдет, - Как же мы забыли? Отругает он нас с тобой в попку. Слушай, а мы давай поближе к вечеру вернёмся, глядишь, всё и выветрится.
- А где же мы будем тусоваться? Не по городу же шлындать? Время-то, только двенадцать. До вечера ещё о-го-го сколько.
- Можно пойти ко мне, - предложил Дрозофила, - Можно поспать, можно порнушку посмотреть.
- О, вот это, самый цимус! - обрадовались подельники, - Пойдем!

Филипп жил неподалёку от казино. Когда ребята подходили к его дому, на обширном пустыре, то на их пути попалась парикмахерская, перед входом в которую Филя застыл, словно изваяние.

- Ты, что? - Джавдет толкнул его в спину, - Прирос, что ли?
- Я хочу оболваниться.
- А в другой раз нельзя?
- Не-е, в другой раз не охота. Я и так зарос волосьями до невозможности, уже на гориллу стал похож.
- А ты думаешь, если свои патлы сбреешь, твой вид изменится?

Не поняв смысла сказанного, Филя упорно не желал двигаться дальше. Он предложил ребятам посидеть в скверике за зданием парикмахерской и попить пивка, благо там имелась палатка. Те, забыв о том, что им надлежит быть трезвыми, с превеликой охотой согласились. Филипп же, войдя в салон, сразу бухнулся в кресло и чуть не заснул. Молодая девушка в белом халатике потрепала его по плечу.

- Молодой человек, я попрошу вас покинуть зал. Мы, пьяных не обслуживаем.
Филя, с трудом подняв голову, посмотрел на девушку.

- А я ещё не совсем пьяный. Я же не в разматуху... И заметьте, сижу, а не валяюсь. Кстати, голова тоже на месте. Можешь смело стричь, - милостиво разрешил он.

- Этого ещё не хватало, - фыркнула девица, - Ваша голова, извините, болтается, как на шарнирах. Нет, нет и нет, уходите, пожалуйста!
- Хорошо, - быстро согласился Дроздов, - Я, сейчас, - он встал и, задевая за всё, что попадалось на его пути, пошёл к выходу, - Сейчас, вы у меня попляшете, - бормоча себе под нос, грозился он, - Сейчас, я вас уделаю.

Забыв, что его ждут друзья, Дрозофила направился к себе домой. Через пару минут, он, снова двигался к парикмахерской, только теперь в его руках, отсвечивая вороненой сталью, находился автомат Калашникова. Распахнув ногой дверь, Филя ворвался в салон. Обслуживающий персонал и клиенты застыли в самых не естественных позах, а девушка, которая отказалась его стричь, хотела дать ходу.

- Стоять, Зорька! - раздался взвинченный, визглявый голос Фили.
У девушки от страха подкосились ноги, и она мешком осела в кресло. С лязгом, передёрнув затвор, Филипп направил на неё ствол автомата:

- А сейчас, дорогая, - он расстегнул джинсы, - Ты будешь ласково и трепетно облизывать мою головку, - немного покопавшись и заправив рубаху в штаны, Дрозофила застегнул молнию и, сев в кресло, еле обронил, - И скажи спасибо, что не нижнюю.

Пока его обхаживали и вылизывали со всех сторон, будто царя всея Руси, директор в соседней комнате уже во всю названивала в милицию. Не о чём не ведавшие и ничего не подозревавшие Толик с Борисом, мирно потягивали пиво. Вдруг, их внимание привлекли вооружённые люди в камуфляже, которые ползком и короткими перебежками двигались по пустырю, окружая парикмахерскую. А когда рядом с ними присел на корточки парень со снайперской винтовкой, то у них, и сразу же пропало желание пить пиво.

- Ребята, - обратился он к ним, - В здании находится вооружённый террорист. Давайте, по-быстрому, рвите отсюда, пока стрельба не началась.
Не дожидаясь повторного приглашения, они, согнувшись пополам, крадущимися шагами отошли от опасного места метров на сто.
- Давай здесь подождём, - сказал Толик, - Там же Дрозофила. Вдруг, с ним, что случится?

А между тем, происходящие события набирали стремительные обороты. Моложавый полковник дал знак к началу штурма здания. Омоновцы, словно тараканы, мгновенно полезли во все проёмы парикмахерской. Штурм окончился довольно быстро и без единого выстрела. Борис и Толик, с пересохшими губами, нетерпеливо топтались на месте, ожидая развязки происходящего. Наконец, из здания выволокли парня с заломленными назад руками и пригнутой головой до самой земли. У парня, одна половина головы была выбрита до блеска, а с другой стороны – волосы свисали, касаясь асфальта. Его волоком подтащили к полковнику.

- А ну-ка, покажите мне, что это за Чудо-Юдо, - сказал он.
Один из омоновцев ухватил террориста за свисавшие волосы, резко потянул на себя, отчего голова парня вздёрнулась вверх. Джавдет и Захергутер, чуть на жопу не сели, узнав в опасном бандите, своего друга Дрозофилу. У полковника, курившего сигарету, челюсть отвисла до верхней пуговицы кителя, а изо рта медленно вытекал клуб дыма.

- Вот, кондом штопанный, - негромко выругался он, - Здравствуй, племянничек, суконец ты этакий.
- Здорово, дядь Лёнь, - прохрипел Филя.
- Что же ты делаешь, паршивец? Пукалку взял в руки... В террористы подался?

- Так, автомат же не настоящий.
- Олух, царя небесного! Это ты, знаешь, что не настоящий, а девкам из парикмахерской, невдомёк, какая ерунда у тебя болтается.
- У меня джинсы застёгнуты были, - шмыгнул носом Филя, - Ерунды видно не было.

- Дурак! Я тебе про автомат говорю. И на хрен, только, я тебе его подарил? Ну-ка, дай сюда, - обратился он к омоновцу.
Тот отдал ему оружие. Полковник повертел автомат в руках, с сожалением цокнул языком, размахнулся, и хрястнул прикладом об асфальт. Прекрасно выполненная игрушка, разлетелась на несколько частей.

- Вот так-то, оно вернее будет, - удовлетворённо крякнул дядя Лёня, - Итак, - он поглядел на Дрозофилу, - Теперь надо решить, что с тобой делать. В тюрьму сажать нельзя, - вслух размышлял он, - Меня, потом, твоя мамаша загрызёт. А мы, лучше, сделаем вот что, - полковник поманил к себе крупного воина, напоминавшего своим видом приготовившегося к весеннему гону лося, только без рогов, - Гера, вот этот пацан, с грязной попкой, - он указал на Филю, - Должен на всю жизнь запомнить, что так шутить не можно. Дай этому гамадрилу пенделя, и пусть катится отсюда, - дядя погладил племянника по выбритой башке, - И скажи спасибо, Филипп, что я здесь главный, а то не миновать бы тебе неба в крупную клетку, нар и параши.

- Спасибо, дядь Лёнь.
- Ага, кушай на здоровье, - и махнул рукой, - Давай!
Гера согласно качнул головой и ворвал такого пинчища под Дрозофилин зад, что от сильного удара копчик неминуемо должен был бы встретиться с шейными позвонками. Но так как тело Филиппа представляло собой плохо надутый мяч, то пинок не принёс ему существенного вреда, а только, лишь, придал ускорение. Быстро перебирая ножками, словно водомерка, бегущая по глади воды, он с удивительной скоростью мчался по пустырю и оказался, в аккурат, в руках своих друзей.



 

© Copyright: Виктор Тарасов, 2020

Регистрационный номер №0479300

от 30 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0479300 выдан для произведения: ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ С ХУЛИГАНО-ЭРОТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ.


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано-эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.


2002 г.
«Украду тебя, украду тебя ночью.
Увезу тебя, увезу тебя в Сочи» - надрывался в динамиках «Ляпис Трубицкой».
- Эх! Счас бы на юга махнуть, - размечтался Джавдет.
- Хорошо бы, - ответил Толя, перелистывая меню, - Только надо, для начала, деньжат срубить.

- Угу, - поддакнул Дрозофила, - еле раскрывая глаза, так как груз выпитой водки очень сильно давил на его веки.
Захергутер, водя пальцем по списку меню, наконец, наткнулся на место, которое его заинтересовало:
- О, фисташки! Одна порция – тридцать граммов. Возьмём? - он посмотрел на Борю.

- Коне-е-чно, - важно надулся тот, - Только, хрен ли тридцать... На один зуб? Давай, уж, по триста.
Толик подозвал сменщицу Дроздова, которую звали Людмилой.
- Люда, сделай нам фисташек, три раза по триста.

Она посмотрела на него, словно на полоумного, но, ничего не сказав, удалилась. Через пару минут Люда снова подошла к столику и бухнула на него поднос, размером с небольшой таз. На нём огромной горой возвышалось заказанное блюдо.
- Что это? - Толик вытаращил глаза
- Как, что? - Люда села на свободный стул, -Фисташки! Триста граммов в трёх экземплярах, как заказывали.
- А чё так много-то? - спросил Джавдет.

- Так они же лёгкие, почти не весят ничего, - ответила официантка, - Да вот и Филипп знает, - она кивнула в сторону Дроздова, - Что же он вам не сказал-то?
Филя вскинул голову, хотел молвить слово, но вместо слов у него получилось только какое-то гуканье. Он попытался ещё раз что-то произнести, но его язык наотрез отказывался работать в паре с мозгами и, широко улыбаясь, Дроздов поглядывал на своих друзей.

- Да ты посмотри на этого «весельчака-У», - Толя вытянул руку, - Что с него взять? Он только лыбу тянет, да агукает, словно младенец.
- Моё дело маленькое, - сказала Люда, - Что заказали, то и получили, - она круто развернулась на каблуках и пошла к барной стойке, потрепаться с тётей Зоей о житье-бытье.

Встав к залу спиной, Людмила грудью облокотилась на стойку, выставив всем на обозрение аппетитную попку. Короткая юбка задралась, по самое не могу, показав окончание кружевных чулок, обрамлённых белым кантом. Казалось, ещё чуть-чуть и покажутся трусики, если конечно они там имелись. Филипп прикусил согнутый указательный палец и, прищурив один глаз, вглядывался в Людмилин зад. От волнующего зрелища у него даже стал появляться дар речи.

- Ребята, знаете, как самолёт дозаправщик закачивает топливо в другие самолёты?
Те, не понимая, о чём он говорит, прекратили грызть фисташки. Дроздов взглядом указал на Людмилу. Три пары глаз обжигающими лучами обшарили девичью фигуру с ног до головы.
- Так вот и я, - развивал тему Дрозофила, - Сейчас бы вытянул шланг, пристроился бы сзади и заправил бы от всей души.

- Молчал бы, - возразил Джавдет, - Твоего шланга хватит только на один раз поссать. Лучше вон фисташки жуй.
- Пусть их негры жрут! - отмахнулся Филя.
- Кстати о неграх, - Боря смахнул с губ налипшую шелуху, - Я недавно слышал, что Майкла Джексона хотят судить за связь с малолетками. Говорят, он педофил.
- Ты, что? - Дроздов вытаращил глаза, - Он не педофил. Он, негр!

Когда Людмила услышала, что ей собираются заправить, то решила промолчать. Дескать, что с пьяных взять? Но когда услышала невероятную тупость Филиппа, то её терпению пришёл конец. Она подошла к ребятам, опёрлась руками о столик и громким голосом стала выговаривать, обращаясь, в основном, к Дроздову.

- Фил! Педофил – это тот человек, который соблазняет детей на интимную связь. И не важно, негр он, или белый. Теперь, насчёт заправки. Я люблю, чтобы у парня в штанах был твёрдый, как черенок от лопаты. А свой, как ты выразился, шланг, можешь завязать на узел. И вообще, - она поглядела на остальных ребят, - Как говаривал Андрюша Миронов – «Сеня, не пора ли нам освежиться?

- Ё-моё, - вздохнул Захергутер и взялся за голову, - Баран же сказал нам, чтобы у нас не было ни в одном глазу. А мы, по-моему, надрались так, что уже по самую макушку.

- Ой, блин! - испугался Джавдет, - Как же мы забыли? Отругает он нас с тобой в попку. Слушай, а мы давай поближе к вечеру вернёмся, глядишь, всё и выветрится.
- А где же мы будем тусоваться? Не по городу же шлындать? Время-то, только двенадцать. До вечера ещё о-го-го сколько.
- Можно пойти ко мне, - предложил Дрозофила, - Можно поспать, можно порнушку посмотреть.
- О, вот это, самый цимус! - обрадовались подельники, - Пойдем!

Филипп жил неподалёку от казино. Когда ребята подходили к его дому, на обширном пустыре, то на их пути попалась парикмахерская, перед входом в которую Филя застыл, словно изваяние.

- Ты, что? - Джавдет толкнул его в спину, - Прирос, что ли?
- Я хочу оболваниться.
- А в другой раз нельзя?
- Не-е, в другой раз не охота. Я и так зарос волосьями до невозможности, уже на гориллу стал похож.
- А ты думаешь, если свои патлы сбреешь, твой вид изменится?

Не поняв смысла сказанного, Филя упорно не желал двигаться дальше. Он предложил ребятам посидеть в скверике за зданием парикмахерской и попить пивка, благо там имелась палатка. Те, забыв о том, что им надлежит быть трезвыми, с превеликой охотой согласились. Филипп же, войдя в салон, сразу бухнулся в кресло и чуть не заснул. Молодая девушка в белом халатике потрепала его по плечу.

- Молодой человек, я попрошу вас покинуть зал. Мы, пьяных не обслуживаем.
Филя, с трудом подняв голову, посмотрел на девушку.

- А я ещё не совсем пьяный. Я же не в разматуху... И заметьте, сижу, а не валяюсь. Кстати, голова тоже на месте. Можешь смело стричь, - милостиво разрешил он.

- Этого ещё не хватало, - фыркнула девица, - Ваша голова, извините, болтается, как на шарнирах. Нет, нет и нет, уходите, пожалуйста!
- Хорошо, - быстро согласился Дроздов, - Я, сейчас, - он встал и, задевая за всё, что попадалось на его пути, пошёл к выходу, - Сейчас, вы у меня попляшете, - бормоча себе под нос, грозился он, - Сейчас, я вас уделаю.

Забыв, что его ждут друзья, Дрозофила направился к себе домой. Через пару минут, он, снова двигался к парикмахерской, только теперь в его руках, отсвечивая вороненой сталью, находился автомат Калашникова. Распахнув ногой дверь, Филя ворвался в салон. Обслуживающий персонал и клиенты застыли в самых не естественных позах, а девушка, которая отказалась его стричь, хотела дать ходу.

- Стоять, Зорька! - раздался взвинченный, визглявый голос Фили.
У девушки от страха подкосились ноги, и она мешком осела в кресло. С лязгом, передёрнув затвор, Филипп направил на неё ствол автомата:

- А сейчас, дорогая, - он расстегнул джинсы, - Ты будешь ласково и трепетно облизывать мою головку, - немного покопавшись и заправив рубаху в штаны, Дрозофила застегнул молнию и, сев в кресло, еле обронил, - И скажи спасибо, что не нижнюю.

Пока его обхаживали и вылизывали со всех сторон, будто царя всея Руси, директор в соседней комнате уже во всю названивала в милицию. Не о чём не ведавшие и ничего не подозревавшие Толик с Борисом, мирно потягивали пиво. Вдруг, их внимание привлекли вооружённые люди в камуфляже, которые ползком и короткими перебежками двигались по пустырю, окружая парикмахерскую. А когда рядом с ними присел на корточки парень со снайперской винтовкой, то у них, и сразу же пропало желание пить пиво.

- Ребята, - обратился он к ним, - В здании находится вооружённый террорист. Давайте, по-быстрому, рвите отсюда, пока стрельба не началась.
Не дожидаясь повторного приглашения, они, согнувшись пополам, крадущимися шагами отошли от опасного места метров на сто.
- Давай здесь подождём, - сказал Толик, - Там же Дрозофила. Вдруг, с ним, что случится?

А между тем, происходящие события набирали стремительные обороты. Моложавый полковник дал знак к началу штурма здания. Омоновцы, словно тараканы, мгновенно полезли во все проёмы парикмахерской. Штурм окончился довольно быстро и без единого выстрела. Борис и Толик, с пересохшими губами, нетерпеливо топтались на месте, ожидая развязки происходящего. Наконец, из здания выволокли парня с заломленными назад руками и пригнутой головой до самой земли. У парня, одна половина головы была выбрита до блеска, а с другой стороны – волосы свисали, касаясь асфальта. Его волоком подтащили к полковнику.

- А ну-ка, покажите мне, что это за Чудо-Юдо, - сказал он.
Один из омоновцев ухватил террориста за свисавшие волосы, резко потянул на себя, отчего голова парня вздёрнулась вверх. Джавдет и Захергутер, чуть на жопу не сели, узнав в опасном бандите, своего друга Дрозофилу. У полковника, курившего сигарету, челюсть отвисла до верхней пуговицы кителя, а изо рта медленно вытекал клуб дыма.

- Вот, кондом штопанный, - негромко выругался он, - Здравствуй, племянничек, суконец ты этакий.
- Здорово, дядь Лёнь, - прохрипел Филя.
- Что же ты делаешь, паршивец? Пукалку взял в руки... В террористы подался?

- Так, автомат же не настоящий.
- Олух, царя небесного! Это ты, знаешь, что не настоящий, а девкам из парикмахерской, невдомёк, какая ерунда у тебя болтается.
- У меня джинсы застёгнуты были, - шмыгнул носом Филя, - Ерунды видно не было.

- Дурак! Я тебе про автомат говорю. И на хрен, только, я тебе его подарил? Ну-ка, дай сюда, - обратился он к омоновцу.
Тот отдал ему оружие. Полковник повертел автомат в руках, с сожалением цокнул языком, размахнулся, и хрястнул прикладом об асфальт. Прекрасно выполненная игрушка, разлетелась на несколько частей.

- Вот так-то, оно вернее будет, - удовлетворённо крякнул дядя Лёня, - Итак, - он поглядел на Дрозофилу, - Теперь надо решить, что с тобой делать. В тюрьму сажать нельзя, - вслух размышлял он, - Меня, потом, твоя мамаша загрызёт. А мы, лучше, сделаем вот что, - полковник поманил к себе крупного воина, напоминавшего своим видом приготовившегося к весеннему гону лося, только без рогов, - Гера, вот этот пацан, с грязной попкой, - он указал на Филю, - Должен на всю жизнь запомнить, что так шутить не можно. Дай этому гамадрилу пенделя, и пусть катится отсюда, - дядя погладил племянника по выбритой башке, - И скажи спасибо, Филипп, что я здесь главный, а то не миновать бы тебе неба в крупную клетку, нар и параши.

- Спасибо, дядь Лёнь.
- Ага, кушай на здоровье, - и махнул рукой, - Давай!
Гера согласно качнул головой и ворвал такого пинчища под Дрозофилин зад, что от сильного удара копчик неминуемо должен был бы встретиться с шейными позвонками. Но так как тело Филиппа представляло собой плохо надутый мяч, то пинок не принёс ему существенного вреда, а только, лишь, придал ускорение. Быстро перебирая ножками, словно водомерка, бегущая по глади воды, он с удивительной скоростью мчался по пустырю и оказался, в аккурат, в руках своих друзей.



 
 
Рейтинг: 0 32 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!