ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияПриключения → 29 - Прифронтовой аэродром - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

29 - Прифронтовой аэродром - Хулиганское сказание в картинках (не для ханжей)

7 июля 2020 - Виктор Тарасов
article476508.jpg
Озвучка, фотошоп, видео - Виктор Тарасов

1943 г.

Алексей вёл свой самолёт со стороны солнца и поэтому его ещё никто не видел. Он изменил стреловидность крыла, идя, примерно, с такой же скоростью, как «кукурузник». За довольно короткое время, Цветков успел увидеть всё, а за одно, и оценить обстановку.

Аэродром был советский, бомбили его немцы, то есть, фашисты. Налетели они внезапно и теперь, во всю веселились. Из стоящих внизу самолётов, многие, уже горели. Взлететь удалось только одному. Таким образом, наш истребитель с красными звёздами на крыльях, вёл неравную борьбу с тремя немецкими истребителями, в то время как бомбардировщики беспрепятственно заходили на второй круг. И Лёха решил вступить в бой. Как же не помочь своим?

- Эх, а у меня же никаких опознавательных знаков нет. А, вдруг, наши из зениток начнут стрелять? Сейчас опомнятся, и пальнут, - и тут он вспомнил, что шутки ради, напечатал через трафарет, на борту самолёта, пять коньячных звёздочек, полукругом, как на бутылке, - Ничего, распознают!... Оля, - позвал Алексей.

- Что?
- Испугалась?
- Ещё не успела.
- Тогда держись, сейчас мы с тобой наведём шмон!

Цветков перевёл плоскости самолёта в реактивное положение и двинул ручку управлением двигателя от себя. Машина со страшным рёвом рванулась вперёд. Пилот быстро поймал в прицел самолёт неприятеля с крестом на фюзеляже и надавил гашетку. Заработали авиационные пушки, две трассы потянулись к фашисту. Потянув ручку управления самолётом на себя, Алексей, на несколько секунд, скрылся в облаках. Вынырнув оттуда, он увидел, как сбитый им немец с чадящим дымом шёл к земле. Среди врагов начался переполох. Никто не мог понять, как и кто сбил их лётчика. Зенитки ещё не стреляли, а у истребителя, который сумел взлететь, кончились патроны. Зато на земле, уже заприметили странный летательный аппарат, с бешеной скоростью метавшийся в воздухе, и глушивший своим рёвом, буквально все звуки.

Лёха натренированно поймал следующую цель и нажал на скобу пуска управляемой ракеты. Не глядя на первую цель, он знал, что ей конец, довернув чуть в сторону, поймал очередной самолёт в перекрестие прицела и пустил вторую ракету.

- Ольга, посмотри, они горят? А то мне некогда.
- Да! - радостно кричала девушка, - Как две новогодние свечки.
- О, кей!

Алексей, на сверхзвуковой скорости, низко прошёлся над аэродромом и почти отвесно, свечой пошёл в небо. Делая мёртвую петлю, он боковым зрением видел, как советский истребитель пристроился в хвост немецкому бомбардировщику и своими лопастями винта обрубил у фашиста всё хвостовое оперение. Немец клюнул носом и, неуправляемый, сорвался в штопор. Цветков хорошо понимал, что наш пилот, таранивший противника, рискует стать лёгкой добычей врага: лопасти винта погнуты, патронов нет, самолёт с трудом держится в воздухе, планируя на посадочную полосу.

- Крепись, дружок, сейчас помогу. Осталось-то, всего четыре штуки сбить, да и те неповоротливые, словно бабы беременные.
Лёха сделал «бочку» и, экономя снаряды, дал две очереди. Два самолёта, с интервалом в пять секунд, незамедлительно отправились к земле. Остальные два, даже не успев понять, что происходит, большими кострами догорали в ближайшем леске.

- Всё, мать, будем садиться, горючка на исходе.
- Ох, Лёха, боюсь я. Как-то нас там примут...
- А нам всё равно деваться некуда.

Алексей снизил скорость до минимальной и пошёл на посадку. Полоса выглядела вполне нормально, настоящие бетонные плиты, а не какая-нибудь железка. Едва коснувшись бетонки он начал гасить скорость, выпустив тормозной парашют и зажав ручку тормоза, до боли в пальцах. Посадочная полоса оказалась очень короткой для его штурмовика. Цветков видел, как быстро надвигаются на него деревья, окаймляющие аэродром.

- Лёха, - заорала Ольга, - Ты, что, хочешь нас разбить?
- Не боись, прорвёмся!

Но вот самолёт подпрыгнул на последних кочковатых плитах и замер. Сбоку взвизгнули тормоза машины, похожей на джип старого образца и с открытым верхом. Военный, находящийся в ней, встал на капот, чтобы достать до стекла фонаря самолёта, где сидел Лёха, и постучал. Цветков повернул рукоятку, сработала гидравлика, два фонаря одновременно поднялись над кабинами. Постучавший, от неожиданности, чуть не свалился с капота своего джипа. Алексей стянул шлем, вытер со лба пот и, улыбаясь, произнёс:
- А я уж думал, всё... ****аускас!

- Нет, нет, дорогой товарищ, я не латыш, - еле расслышав последнее слово, проговорил встречающий, - Вы, наверное, меня с кем-то спутали. Моя фамилия Татаренко. Майор Татаренко, командир полка, - радостно приветствовал его молодой военный лётчик.

Он протянул руку и помог Цветкову выбраться из кабины. Лёха, прихватив свою сумку, бросил её на заднее сиденье джипа.
- Товарищ майор, давайте поможем вылезти моему штурману.
- Как же, как же, непременно поможем... - майор потерял дар речи.

Ольга сняла с себя шлем, белокурые волосы рассыпались по плечам. Она, улыбаясь, смотрела на Татаренко и протягивала руку.
- Здравствуйте, меня зовут Ольга.
- Очень рад. А я, майор... Извините, меня зовут Виктор.

Девушка встала, собираясь выбраться из кабины. Виктор обалдел, увидев её до нельзя короткую юбку. А когда она подняла ногу, перелезая через борт самолёта, и перед майором мелькнула тонкая полоска трусиков, то у него даже скулы свело от такого зрелища. Оба военных помогли ей спуститься вниз и посадили на переднее сиденье автомобиля. Ольга повесила свою сумочку себе на плечо и расслабленно откинулась на спинку сиденья. Пытаясь успокоиться от выпавших на их долю передряг и хоть как-то собраться с мыслями, она прикрыла глаза. Виктор откровенно любовался её роскошной одеждой, не менее роскошной фигурой, прекрасным лицом. Под тонкой, изумительной красоты блузкой, отчётливо угадывалась крепкая грудь. Короткая юбка едва скрывала стройные загорелые ноги. А волшебный запах, исходящий от волос и тела, просто сшибал с ног. Татаренко тронул машину с места, направив её в расположение полка. Он глядел на дорогу, искоса бросая взгляд на обворожительные ноги спутницы. На войне и так-то девушек не часто встретишь, а тут, рядом, сидит такая красавица, можно сказать, почти обнажённая. Надо только догадываться, что творилось у майора под его галифе. Чуть приоткрыв глаза, Оля с улыбкой наблюдала, как он поправлял брюки у себя между ног и ёрзал на сидении. Из-за этого, машина дёргалась и не ровно бежала по дороге.

Пока ехали, Алексей обдумывал легенду, кто они и откуда появились. Ведь, не скажешь же, что прилетели из будущего. За такие шутки, в это суровое военное время, и к стенке могут поставить.

Наконец, они подкатили к штабу полка. С криком «ура», собравшиеся встречали их, словно героев. Майор, выпрыгнув из машины, протянул Оле руку, помогая сойти на землю. Наступила тишина...

Никто, из присутствующих здесь, никогда и нигде не видел раньше такого странного красивого наряда, в каком предстала перед ними девушка. Да и сама она держалась, как-то раскованно и непринуждённо, ничуть не стесняясь своего полуобнажённого вида. Ни одна из стоящих в строю девушек, ни за что не смогла бы вести себя так, как вновь прибывшая.

- Товарищи! - раздался голос майора, - Позвольте представить вам наших героев, которые помогли нам в трудную минуту, можно сказать, спасли полк от неминуемой гибели. Я решительно буду ходатайствовать перед вышестоящим командованием о присвоении им боевых наград. Мы должны гордиться, что в нашей стране появилось такое мощное оружие, как летательный аппарат наших гостей. Назвать это чудо, самолётом, у меня и язык-то не поворачивается. И честно сказать, я очень удивлён, что за такое короткое время можно сбить семь машин противника. Вы же видели, они были разрисованы карточными мастями: бубны, пики, трефы. А сие, означает, в воздухе находились не простые лётчики, а асы – мастера своего дела. И вот теперь, они догорают на земле. И всё благодаря двум отважным пилотам. Давайте с ними познакомимся.

Алексей сделал шаг вперёд:
- Я, лейтенант авиации, лётчик-штурмовик, Алексей Цветков. А это, мой штурман, - он повернулся к Ольге, - Лейтенант авиации, Ольга Овечкина.

- Прошу любить и жаловать, - продолжил Татаренко, - А теперь, давайте займёмся своими делами. Замов и командиров эскадрилий прошу подойти ко мне, доложить обстановку, остальные – свободны. И вот, что, в первую очередь надо заняться самолётом наших гостей, - выслушав своих помощников и дав им указания, Татаренко обратился к Цветкову, - Алексей, я всё хочу спросить, что это за самолёт такой чудной? Я, до сей поры, таких ещё не видел. И одежда на вас, очень уж странная... Вы, часом, не шпионы фашистские?

У Лёхи даже мурашки побежали по спине:
- Ну, началось, - подумал он, - Надо как-то выкручиваться, - и, наклоняясь к уху майора, зашептал, - Товарищ майор, это секретное задание... Всё связано и согласованно со ставкой верховного главнокомандующего. Мы вообще не должны были себя обнаруживать. И в то же время, мы не могли смотреть спокойно, как вас бомбят. Вы, понимаете?

- Да, да, конечно, - согласился майор.
- Давайте займёмся самолётом, машина, ведь, секретная, а потом, я всё вам расскажу. Хорошо? - предложил Алексей.
- Идёт! - легко согласился комполка.

В их разговор вмешалась подбежавшая девушка в белом халате:
- Товарищ майор, Виктор Алексеевич! У нас трое раненых, а оперировать некому.
- Как некому? А где же наш хирург? Врач наш, где?
- Так он тоже ранен, в плечо и в ногу.
- Ну, твою мать! - майор задумался, закусив губу, - Ну, а сама-то, что, а?
- Так, ведь, я же только медсестра, - со слезами на глазах ответила она.

- Виктор Алексеевич, - подала голос Ольга, - Давайте, я сделаю всё, как надо.
- Да вы же, штурман, - он с удивлением посмотрел на неё.
- Не только, - улыбнулась Оля, - Я ещё и врач, и надо же какое совпадение, как раз хирург.

- Чудеса, да и только! - майор развёл руками и обратился к медсестре, - Надежда, быстренько покажи, что к чему, и дай переодеться товарищу лейтенанту.
Оля протянула ей руку:
- Ну, Надежда, мой компас земной, веди!
Та несмело взялась за руку, и они побежали к медблоку. Виктор пристально смотрел вслед удаляющимся девушкам:

- Да, хорош ваш штурман, - он восторженно цокнул языком.
- Плохих не держим, - с гордостью ответил Алексей.
Командир полка подозвал свего заместителя:
- Василь Петрович, разберись с потерями: что, чего и сколько. А я, с лейтенантом, займусь его самолётом, - он толкнул Цветкова в плечо, - Лёха, говори, что делать надо?

- Прежде всего, товарищ майор...
- Подожди, - остановил его комполка, - Зови меня, просто, по имени. Не в строю же стоим.
- Не вопрос, командир, - улыбнулся Алексей.
- А я вопроса, вроде бы, и не задавал, - пожал плечами Виктор.
- Это присказка такая.
- А-а, хорошая.

- Так вот. Первым делом, надо убрать самолёт с полосы, а то стоит он там, словно тополь на Плющихе.
- Так ты, москвич? - обрадовался Виктор.
- С чего ты взял?
- Тогда, откуда название улицы знаешь?
- По телевизору смотрел, - машинально ответил Алексей, потеряв бдительность.

- По чём смотрел? - не понял майор.
- Ящик есть такой, размером с гармошку, а в нём стеклянный экран, - стал выкручиваться Лёха, поняв, что сморозил глупость, - Вообщем, кино...
- И где же, интересно, ты видел такое кино? - с издёвкой прищурился Виктор.
- А там же, где и мой самолёт изобрели, - ответил Цветков, сделав лицо как можно проще.

- Ага, понятно. Так, что мы делаем?
- Я и говорю, самолёт надо убрать.
- Сейчас организуем тягач и людей.
- Ну, а потом заправить.
- И это сделаем, бензина у нас много.

Алексей отрицательно покачал головой:
- Вот бензин, как раз, и не нужен.
- Не понял. На чём же тогда двигатель работает? - Виктор вопросительно посмотрел на него.
- На керосине. Я, надеюсь, керосин у вас есть?
- На керосине? - командир ошарашено вытаращил глаза, - Мать честная! И такая бешеная скорость?

- Да, - согласился Цветков, - Скорость можно развить такую, что не один зенитный снаряд не догонит.
- Не может быть, - выдохнул майор.
- Может, может. Да хочешь, вместе слетаем?

- Не вопрос, командир, - Виктор радостно посмотрел на собеседника.
Алексей улыбнулся, подумав:
- Быстро схватывает.

© Copyright: Виктор Тарасов, 2020

Регистрационный номер №0476508

от 7 июля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0476508 выдан для произведения: Озвучка, фотошоп, видео - Виктор Тарасов

1943 г.

Алексей вёл свой самолёт со стороны солнца и поэтому его ещё никто не видел. Он изменил стреловидность крыла, идя, примерно, с такой же скоростью, как «кукурузник». За довольно короткое время, Цветков успел увидеть всё, а за одно, и оценить обстановку.

Аэродром был советский, бомбили его немцы, то есть, фашисты. Налетели они внезапно и теперь, во всю веселились. Из стоящих внизу самолётов, многие, уже горели. Взлететь удалось только одному. Таким образом, наш истребитель с красными звёздами на крыльях, вёл неравную борьбу с тремя немецкими истребителями, в то время как бомбардировщики беспрепятственно заходили на второй круг. И Лёха решил вступить в бой. Как же не помочь своим?

- Эх, а у меня же никаких опознавательных знаков нет. А, вдруг, наши из зениток начнут стрелять? Сейчас опомнятся, и пальнут, - и тут он вспомнил, что шутки ради, напечатал через трафарет, на борту самолёта, пять коньячных звёздочек, полукругом, как на бутылке, - Ничего, распознают!... Оля, - позвал Алексей.

- Что?
- Испугалась?
- Ещё не успела.
- Тогда держись, сейчас мы с тобой наведём шмон!

Цветков перевёл плоскости самолёта в реактивное положение и двинул ручку управлением двигателя от себя. Машина со страшным рёвом рванулась вперёд. Пилот быстро поймал в прицел самолёт неприятеля с крестом на фюзеляже и надавил гашетку. Заработали авиационные пушки, две трассы потянулись к фашисту. Потянув ручку управления самолётом на себя, Алексей, на несколько секунд, скрылся в облаках. Вынырнув оттуда, он увидел, как сбитый им немец с чадящим дымом шёл к земле. Среди врагов начался переполох. Никто не мог понять, как и кто сбил их лётчика. Зенитки ещё не стреляли, а у истребителя, который сумел взлететь, кончились патроны. Зато на земле, уже заприметили странный летательный аппарат, с бешеной скоростью метавшийся в воздухе, и глушивший своим рёвом, буквально все звуки.

Лёха натренированно поймал следующую цель и нажал на скобу пуска управляемой ракеты. Не глядя на первую цель, он знал, что ей конец, довернув чуть в сторону, поймал очередной самолёт в перекрестие прицела и пустил вторую ракету.

- Ольга, посмотри, они горят? А то мне некогда.
- Да! - радостно кричала девушка, - Как две новогодние свечки.
- О, кей!

Алексей, на сверхзвуковой скорости, низко прошёлся над аэродромом и почти отвесно, свечой пошёл в небо. Делая мёртвую петлю, он боковым зрением видел, как советский истребитель пристроился в хвост немецкому бомбардировщику и своими лопастями винта обрубил у фашиста всё хвостовое оперение. Немец клюнул носом и, неуправляемый, сорвался в штопор. Цветков хорошо понимал, что наш пилот, таранивший противника, рискует стать лёгкой добычей врага: лопасти винта погнуты, патронов нет, самолёт с трудом держится в воздухе, планируя на посадочную полосу.

- Крепись, дружок, сейчас помогу. Осталось-то, всего четыре штуки сбить, да и те неповоротливые, словно бабы беременные.
Лёха сделал «бочку» и, экономя снаряды, дал две очереди. Два самолёта, с интервалом в пять секунд, незамедлительно отправились к земле. Остальные два, даже не успев понять, что происходит, большими кострами догорали в ближайшем леске.

- Всё, мать, будем садиться, горючка на исходе.
- Ох, Лёха, боюсь я. Как-то нас там примут...
- А нам всё равно деваться некуда.

Алексей снизил скорость до минимальной и пошёл на посадку. Полоса выглядела вполне нормально, настоящие бетонные плиты, а не какая-нибудь железка. Едва коснувшись бетонки он начал гасить скорость, выпустив тормозной парашют и зажав ручку тормоза, до боли в пальцах. Посадочная полоса оказалась очень короткой для его штурмовика. Цветков видел, как быстро надвигаются на него деревья, окаймляющие аэродром.

- Лёха, - заорала Ольга, - Ты, что, хочешь нас разбить?
- Не боись, прорвёмся!

Но вот самолёт подпрыгнул на последних кочковатых плитах и замер. Сбоку взвизгнули тормоза машины, похожей на джип старого образца и с открытым верхом. Военный, находящийся в ней, встал на капот, чтобы достать до стекла фонаря самолёта, где сидел Лёха, и постучал. Цветков повернул рукоятку, сработала гидравлика, два фонаря одновременно поднялись над кабинами. Постучавший, от неожиданности, чуть не свалился с капота своего джипа. Алексей стянул шлем, вытер со лба пот и, улыбаясь, произнёс:
- А я уж думал, всё... ****аускас!

- Нет, нет, дорогой товарищ, я не латыш, - еле расслышав последнее слово, проговорил встречающий, - Вы, наверное, меня с кем-то спутали. Моя фамилия Татаренко. Майор Татаренко, командир полка, - радостно приветствовал его молодой военный лётчик.

Он протянул руку и помог Цветкову выбраться из кабины. Лёха, прихватив свою сумку, бросил её на заднее сиденье джипа.
- Товарищ майор, давайте поможем вылезти моему штурману.
- Как же, как же, непременно поможем... - майор потерял дар речи.

Ольга сняла с себя шлем, белокурые волосы рассыпались по плечам. Она, улыбаясь, смотрела на Татаренко и протягивала руку.
- Здравствуйте, меня зовут Ольга.
- Очень рад. А я, майор... Извините, меня зовут Виктор.

Девушка встала, собираясь выбраться из кабины. Виктор обалдел, увидев её до нельзя короткую юбку. А когда она подняла ногу, перелезая через борт самолёта, и перед майором мелькнула тонкая полоска трусиков, то у него даже скулы свело от такого зрелища. Оба военных помогли ей спуститься вниз и посадили на переднее сиденье автомобиля. Ольга повесила свою сумочку себе на плечо и расслабленно откинулась на спинку сиденья. Пытаясь успокоиться от выпавших на их долю передряг и хоть как-то собраться с мыслями, она прикрыла глаза. Виктор откровенно любовался её роскошной одеждой, не менее роскошной фигурой, прекрасным лицом. Под тонкой, изумительной красоты блузкой, отчётливо угадывалась крепкая грудь. Короткая юбка едва скрывала стройные загорелые ноги. А волшебный запах, исходящий от волос и тела, просто сшибал с ног. Татаренко тронул машину с места, направив её в расположение полка. Он глядел на дорогу, искоса бросая взгляд на обворожительные ноги спутницы. На войне и так-то девушек не часто встретишь, а тут, рядом, сидит такая красавица, можно сказать, почти обнажённая. Надо только догадываться, что творилось у майора под его галифе. Чуть приоткрыв глаза, Оля с улыбкой наблюдала, как он поправлял брюки у себя между ног и ёрзал на сидении. Из-за этого, машина дёргалась и не ровно бежала по дороге.

Пока ехали, Алексей обдумывал легенду, кто они и откуда появились. Ведь, не скажешь же, что прилетели из будущего. За такие шутки, в это суровое военное время, и к стенке могут поставить.

Наконец, они подкатили к штабу полка. С криком «ура», собравшиеся встречали их, словно героев. Майор, выпрыгнув из машины, протянул Оле руку, помогая сойти на землю. Наступила тишина...

Никто, из присутствующих здесь, никогда и нигде не видел раньше такого странного красивого наряда, в каком предстала перед ними девушка. Да и сама она держалась, как-то раскованно и непринуждённо, ничуть не стесняясь своего полуобнажённого вида. Ни одна из стоящих в строю девушек, ни за что не смогла бы вести себя так, как вновь прибывшая.

- Товарищи! - раздался голос майора, - Позвольте представить вам наших героев, которые помогли нам в трудную минуту, можно сказать, спасли полк от неминуемой гибели. Я решительно буду ходатайствовать перед вышестоящим командованием о присвоении им боевых наград. Мы должны гордиться, что в нашей стране появилось такое мощное оружие, как летательный аппарат наших гостей. Назвать это чудо, самолётом, у меня и язык-то не поворачивается. И честно сказать, я очень удивлён, что за такое короткое время можно сбить семь машин противника. Вы же видели, они были разрисованы карточными мастями: бубны, пики, трефы. А сие, означает, в воздухе находились не простые лётчики, а асы – мастера своего дела. И вот теперь, они догорают на земле. И всё благодаря двум отважным пилотам. Давайте с ними познакомимся.

Алексей сделал шаг вперёд:
- Я, лейтенант авиации, лётчик-штурмовик, Алексей Цветков. А это, мой штурман, - он повернулся к Ольге, - Лейтенант авиации, Ольга Овечкина.

- Прошу любить и жаловать, - продолжил Татаренко, - А теперь, давайте займёмся своими делами. Замов и командиров эскадрилий прошу подойти ко мне, доложить обстановку, остальные – свободны. И вот, что, в первую очередь надо заняться самолётом наших гостей, - выслушав своих помощников и дав им указания, Татаренко обратился к Цветкову, - Алексей, я всё хочу спросить, что это за самолёт такой чудной? Я, до сей поры, таких ещё не видел. И одежда на вас, очень уж странная... Вы, часом, не шпионы фашистские?

У Лёхи даже мурашки побежали по спине:
- Ну, началось, - подумал он, - Надо как-то выкручиваться, - и, наклоняясь к уху майора, зашептал, - Товарищ майор, это секретное задание... Всё связано и согласованно со ставкой верховного главнокомандующего. Мы вообще не должны были себя обнаруживать. И в то же время, мы не могли смотреть спокойно, как вас бомбят. Вы, понимаете?

- Да, да, конечно, - согласился майор.
- Давайте займёмся самолётом, машина, ведь, секретная, а потом, я всё вам расскажу. Хорошо? - предложил Алексей.
- Идёт! - легко согласился комполка.

В их разговор вмешалась подбежавшая девушка в белом халате:
- Товарищ майор, Виктор Алексеевич! У нас трое раненых, а оперировать некому.
- Как некому? А где же наш хирург? Врач наш, где?
- Так он тоже ранен, в плечо и в ногу.
- Ну, твою мать! - майор задумался, закусив губу, - Ну, а сама-то, что, а?
- Так, ведь, я же только медсестра, - со слезами на глазах ответила она.

- Виктор Алексеевич, - подала голос Ольга, - Давайте, я сделаю всё, как надо.
- Да вы же, штурман, - он с удивлением посмотрел на неё.
- Не только, - улыбнулась Оля, - Я ещё и врач, и надо же какое совпадение, как раз хирург.

- Чудеса, да и только! - майор развёл руками и обратился к медсестре, - Надежда, быстренько покажи, что к чему, и дай переодеться товарищу лейтенанту.
Оля протянула ей руку:
- Ну, Надежда, мой компас земной, веди!
Та несмело взялась за руку, и они побежали к медблоку. Виктор пристально смотрел вслед удаляющимся девушкам:

- Да, хорош ваш штурман, - он восторженно цокнул языком.
- Плохих не держим, - с гордостью ответил Алексей.
Командир полка подозвал свего заместителя:
- Василь Петрович, разберись с потерями: что, чего и сколько. А я, с лейтенантом, займусь его самолётом, - он толкнул Цветкова в плечо, - Лёха, говори, что делать надо?

- Прежде всего, товарищ майор...
- Подожди, - остановил его комполка, - Зови меня, просто, по имени. Не в строю же стоим.
- Не вопрос, командир, - улыбнулся Алексей.
- А я вопроса, вроде бы, и не задавал, - пожал плечами Виктор.
- Это присказка такая.
- А-а, хорошая.

- Так вот. Первым делом, надо убрать самолёт с полосы, а то стоит он там, словно тополь на Плющихе.
- Так ты, москвич? - обрадовался Виктор.
- С чего ты взял?
- Тогда, откуда название улицы знаешь?
- По телевизору смотрел, - машинально ответил Алексей, потеряв бдительность.

- По чём смотрел? - не понял майор.
- Ящик есть такой, размером с гармошку, а в нём стеклянный экран, - стал выкручиваться Лёха, поняв, что сморозил глупость, - Вообщем, кино...
- И где же, интересно, ты видел такое кино? - с издёвкой прищурился Виктор.
- А там же, где и мой самолёт изобрели, - ответил Цветков, сделав лицо как можно проще.

- Ага, понятно. Так, что мы делаем?
- Я и говорю, самолёт надо убрать.
- Сейчас организуем тягач и людей.
- Ну, а потом заправить.
- И это сделаем, бензина у нас много.

Алексей отрицательно покачал головой:
- Вот бензин, как раз, и не нужен.
- Не понял. На чём же тогда двигатель работает? - Виктор вопросительно посмотрел на него.
- На керосине. Я, надеюсь, керосин у вас есть?
- На керосине? - командир ошарашено вытаращил глаза, - Мать честная! И такая бешеная скорость?

- Да, - согласился Цветков, - Скорость можно развить такую, что не один зенитный снаряд не догонит.
- Не может быть, - выдохнул майор.
- Может, может. Да хочешь, вместе слетаем?

- Не вопрос, командир, - Виктор радостно посмотрел на собеседника.
Алексей улыбнулся, подумав:
- Быстро схватывает.
 
Рейтинг: 0 140 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!