ГлавнаяПрозаЭссе и статьиПублицистика → Стратегическое направление

Стратегическое направление

21 сентября 2017 - Жарасбек Коргамбаев
Если мы от экономических представлений Маркса перейдем к философским рассуждениям, то попадаем в совсем иной мир – мир иллюзий и мифов, через призму которых реальный мир человеческой жизни попросту исчезает, превращаясь в полную абстракцию. И это связано с методом философии, которой свойственно все превращать в «идею» и именно в силу этого ничего не видеть в реальной жизни, кроме понятий.И этими понятиями философы отгородились от людей как недоступной оградой.
Философия поэтому вполне естественно превратила в абстракцию и человека, и его свободу и тем сама запуталась в многочисленных определениях личности. Тем самым философия, которой прежде всего нужно дать только определения, по самой своей спекулятивности оказалась не способной осмысливать реального человека, действительных людей в их действительных отношениях друг с другом. Заменить действительного человека идеей о человеке или его духом, разумом, сознанием, субъективностью – это обычный прием философии, идущий из древности. Отсюда и мистификация познания, в которой реальная жизнь представляется иллюзорной, а действительной признается жизнь духа, идей, Бога и т. д. Для А. Камю действительной была, например, только внутренняя жизнь, а внешний мир был чем-то враждебным для человека, и он хотел, чтобы эти два мира пришли в соответствие, не исключая друг друга.  Сартр признавал действительной только творческую жизнь, в которой свобода, которую он открыл, была его идеалом, а Ясперс был уверен, что истинная жизнь – эта вера, которая, в конце концов, объединяет людей «в единый мировой порядок». О социалистической теории можно сказать, что для нее реальными были не думы людей,  не их чаяния и надежды, порожденные их реальными жизненными взаимоотношениями и условиями, а идеи коммунизма, не имевшие никакого отношения к реальным людям и образу их жизни. Философия советского периода усиленно создавала образ нового человека, каким должны стать люди. А тот факт, что теперешние люди запутались в противоречиях и отчуждались от этого общества, в счет не принимался как нечто призрачное, не соответствующее коммунистической действительности. Поэтому несоответствия между личностью и обществом, превращавшиеся в конфликт, просто отрицались и скрывались, и никому не было дела до их объективного характера.
В действительности же капитализм впервые объединил людей в классы и человека формировал в этих отношениях как экономическую категорию с точки зрения развития капитала (человек как главная производительная сила), тем самым он создал товарную форму личности, свободную в рамках товарных отношений, освободив человека от «деревенского идиотизма» (Энгельс) и произвола помещиков. Он вместе с тем освободил людей от бога (Ницше), предоставив их свободному церковному вероисповеданию. Социализм, напротив, разложил капитал и тем впервые разъединил людей и обратно опустил их в сословный строй. Тем самым он каждого предоставил не только себе, но, главным образом, и деланию денег. Ибо, как уже было сказано, основным источником существования людей было участие каждого в общественно-полезном труде и получаемая при этом зарплата. Всякие другие виды источников пресекались, кроме незначительных, в результате чего вся деятельность индивидов была сведена к потреблению (потребительная стоимиость). Жизнь каждого человека здесь от рождения до его смерти кружилась в рамках замкнутого круга: производство – потребление. Самое большое, чего достигали люди в советском обществе, — это накопление денег, которое одних превращало в подпольных миллионеров, а других в нищих и бездомных бродяг. В то время не сообщалось, сколько людей содержалось в тюрьмах, сколько было безработных и бездомных и насколько был высок уровень самоубийств и алкоголизма. То же самое происходило  и в мире капитализма. Но социализм распался, а вместе с ним и коммунистическая идеология. Разорвал ли это замкнутый круг, в котором оказались люди?
Идеология советского общества была направлена на то, чтобы каждого подчинить общим и абстрактным принципам и в итоге формировать коллективистов. В действительности же, как мы увидели выше, все происходило наоборот. И дальше замкнутый круг еще больше сузился. Социализм впервые поставил проблему человека, не объединив людей общими целями, а разъединив их и тем  предоставив каждого себе (деланию денег). Он оторвал их от капитала и общества и тем поставил в такие условия, которые объективно индивидуализировали каждого и этим порождали необходимость развития человека, происходившая против общества и его прежних идеалов. Тем самым социализм сделал так, чтобы жизнь утратила смысл для каждого человека в рамках их изолированности и отчуждения друг от друга и чтобы только в силу этого стало необходимостью новое объединение людей, но уже индивидуализированных, развитых в условиях выживания.
Разложение капитала – это в то же время и разложение определенного, созданного капитализмом, производства, способа производства, а вместе с ним и его сознания. Стало быть, социалистическое движение полностью разрешило ту историческую задачу, которую это движение ставило: обуздать и разложить капитализм. А как люди это понимали и как при этом относились друг к другу, это историю не волновало. И люди бессознательно решали именно эту задачу. И теперь она приняла всемирный характер и этим уже объективно сама же поставила другую задачу: обуздать теперь власть денег над людьми. И поскольку оно происходит так же бессознательно, то происходит так же как дальнейшее разложение, порождающее хаос. А ведь деньги – последний атрибут капитализма и последняя основа общества!  И если эта основа разлагается слепо, в поистине стихийном развитии, то известно, чем оно закончится. Господа, вы очень скоро не сможете жить даже в тех домах, в которых еще живете, не можете есть все то, что имеете, не сможете обучать своих детей, отдыхать и, потеряв здоровья, не захотите жить на белом свете, ибо все те стандарты жизни, которые вырабатывались капитализмом на протяжении столетий, совсем разложатся. А ведь люди говорят о "потреблении", а не о потребительной стоимости, которая и умирает. Зачем гниют и уничтожаются продукты питания, строятся и строятся, но пустуют дома? И что происходит с образованием и культурой вообще? В рамках этой умирающей потребительной стоимости?
Насколько здесь огромны различия между идеологией и реальным развитием жизни! И сегодняшнему человеку твердить, что он станет свободным и счастливым, став миллионером, — это, значит, направлять его сознание на определенную цель, заданной идеологией данного периода и стремлением каждого к их собственному благу – то, что как раз имеет разрушительный характер в денежном облике.
Социализм формировал владельцев денег и на этот уровень поднял многих. И сегодня мы не видим каких-либо других стремлений, имеющих творческий характер и раскрывающих личность, как того хотел Сартр. Как видимый и осязаемый результат повсюду мы наблюдаем, напротив, парализацию деятельности индивидов и деградацию, принимающую массовую форму, связанную с углублением отчуждения и изолированности людей – второй замкнутый круг. Они и принимают форму пессимизма и иррациональных влечений. В этом смысле алкоголизация имеет всеобщую форму и играет парализующую роль и свидетельствует, что личность запуталась в собственных противоречиях и в конфликте с обществом и что эти противоречия сложились в психологическую форму, самостоятельно управляющую отношением индивидов к миру и самому себе. Ясно, здесь речь идет не о том, чтобы примирить внешнего человека с внутренним, как того хотел А. Камю, или о «спасении души грешных», а чтобы разрешить противоречия развития личности, которые являются и противоречиями развития общества, так как общество перешло на принцип развития личности и стихийно на нем движется, только предоставляя людей себе и позволяя им заниматься тем, чем они хотят (за исключением преступных деяний).
Это – стратегическое направление, от которого и зависит, будет ли остановлен распад во всем мире или он будет углубляться дальше, тем самым, раздувая страх и углубляя представления о неизбежной катастрофе, грозящей миру.

© Copyright: Жарасбек Коргамбаев, 2017

Регистрационный номер №0396917

от 21 сентября 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0396917 выдан для произведения: Если мы от экономических представлений Маркса перейдем к философским рассуждениям, то попадаем в совсем иной мир – мир иллюзий и мифов, через призму которых реальный мир человеческой жизни попросту исчезает, превращаясь в полную абстракцию. И это связано с методом философии, которой свойственно все превращать в «идею» и именно в силу этого ничего не видеть в реальной жизни, кроме понятий.И этими понятиями философы отгородились от людей как недоступной оградой.
Философия поэтому вполне естественно превратила в абстракцию и человека, и его свободу и тем сама запуталась в многочисленных определениях личности. Тем самым философия, которой прежде всего нужно дать только определения, по самой своей спекулятивности оказалась не способной осмысливать реального человека, действительных людей в их действительных отношениях друг с другом. Заменить действительного человека идеей о человеке или его духом, разумом, сознанием, субъективностью – это обычный прием философии, идущий из древности. Отсюда и мистификация познания, в которой реальная жизнь представляется иллюзорной, а действительной признается жизнь духа, идей, Бога и т. д. Для А. Камю действительной была, например, только внутренняя жизнь, а внешний мир был чем-то враждебным для человека, и он хотел, чтобы эти два мира пришли в соответствие, не исключая друг друга.  Сартр признавал действительной только творческую жизнь, в которой свобода, которую он открыл, была его идеалом, а Ясперс был уверен, что истинная жизнь – эта вера, которая, в конце концов, объединяет людей «в единый мировой порядок». О социалистической теории можно сказать, что для нее реальными были не думы людей,  не их чаяния и надежды, порожденные их реальными жизненными взаимоотношениями и условиями, а идеи коммунизма, не имевшие никакого отношения к реальным людям и образу их жизни. Философия советского периода усиленно создавала образ нового человека, каким должны стать люди. А тот факт, что теперешние люди запутались в противоречиях и отчуждались от этого общества, в счет не принимался как нечто призрачное, не соответствующее коммунистической действительности. Поэтому несоответствия между личностью и обществом, превращавшиеся в конфликт, просто отрицались и скрывались, и никому не было дела до их объективного характера.
В действительности же капитализм впервые объединил людей в классы и человека формировал в этих отношениях как экономическую категорию с точки зрения развития капитала (человек как главная производительная сила), тем самым он создал товарную форму личности, свободную в рамках товарных отношений, освободив человека от «деревенского идиотизма» (Энгельс) и произвола помещиков. Он вместе с тем освободил людей от бога (Ницше), предоставив их свободному церковному вероисповеданию. Социализм, напротив, разложил капитал и тем впервые разъединил людей и обратно опустил их в сословный строй. Тем самым он каждого предоставил не только себе, но, главным образом, и деланию денег. Ибо, как уже было сказано, основным источником существования людей было участие каждого в общественно-полезном труде и получаемая при этом зарплата. Всякие другие виды источников пресекались, кроме незначительных, в результате чего вся деятельность индивидов была сведена к потреблению (потребительная стоимиость). Жизнь каждого человека здесь от рождения до его смерти кружилась в рамках замкнутого круга: производство – потребление. Самое большое, чего достигали люди в советском обществе, — это накопление денег, которое одних превращало в подпольных миллионеров, а других в нищих и бездомных бродяг. В то время не сообщалось, сколько людей содержалось в тюрьмах, сколько было безработных и бездомных и насколько был высок уровень самоубийств и алкоголизма. То же самое происходило  и в мире капитализма. Но социализм распался, а вместе с ним и коммунистическая идеология. Разорвал ли это замкнутый круг, в котором оказались люди?
Идеология советского общества была направлена на то, чтобы каждого подчинить общим и абстрактным принципам и в итоге формировать коллективистов. В действительности же, как мы увидели выше, все происходило наоборот. И дальше замкнутый круг еще больше сузился. Социализм впервые поставил проблему человека, не объединив людей общими целями, а разъединив их и тем  предоставив каждого себе (деланию денег). Он оторвал их от капитала и общества и тем поставил в такие условия, которые объективно индивидуализировали каждого и этим порождали необходимость развития человека, происходившая против общества и его прежних идеалов. Тем самым социализм сделал так, чтобы жизнь утратила смысл для каждого человека в рамках их изолированности и отчуждения друг от друга и чтобы только в силу этого стало необходимостью новое объединение людей, но уже индивидуализированных, развитых в условиях выживания.
Разложение капитала – это в то же время и разложение определенного, созданного капитализмом, производства, способа производства, а вместе с ним и его сознания. Стало быть, социалистическое движение полностью разрешило ту историческую задачу, которую это движение ставило: обуздать и разложить капитализм. А как люди это понимали и как при этом относились друг к другу, это историю не волновало. И люди бессознательно решали именно эту задачу. И теперь она приняла всемирный характер и этим уже объективно сама же поставила другую задачу: обуздать теперь власть денег над людьми. И поскольку оно происходит так же бессознательно, то происходит так же как дальнейшее разложение, порождающее хаос. А ведь деньги – последний атрибут капитализма и последняя основа общества!  И если эта основа разлагается слепо, в поистине стихийном развитии, то известно, чем оно закончится. Господа, вы очень скоро не сможете жить даже в тех домах, в которых еще живете, не можете есть все то, что имеете, не сможете обучать своих детей, отдыхать и, потеряв здоровья, не захотите жить на белом свете, ибо все те стандарты жизни, которые вырабатывались капитализмом на протяжении столетий, совсем разложатся. А ведь люди говорят о "потреблении", а не о потребительной стоимости, которая и умирает. Зачем гниют и уничтожаются продукты питания, строятся и строятся, но пустуют дома? И что происходит с образованием и культурой вообще? В рамках этой умирающей потребительной стоимости?
Насколько здесь огромны различия между идеологией и реальным развитием жизни! И сегодняшнему человеку твердить, что он станет свободным и счастливым, став миллионером, — это, значит, направлять его сознание на определенную цель, заданной идеологией данного периода и стремлением каждого к их собственному благу – то, что как раз имеет разрушительный характер в денежном облике.
Социализм формировал владельцев денег и на этот уровень поднял многих. И сегодня мы не видим каких-либо других стремлений, имеющих творческий характер и раскрывающих личность, как того хотел Сартр. Как видимый и осязаемый результат повсюду мы наблюдаем, напротив, парализацию деятельности индивидов и деградацию, принимающую массовую форму, связанную с углублением отчуждения и изолированности людей – второй замкнутый круг. Они и принимают форму пессимизма и иррациональных влечений. В этом смысле алкоголизация имеет всеобщую форму и играет парализующую роль и свидетельствует, что личность запуталась в собственных противоречиях и в конфликте с обществом и что эти противоречия сложились в психологическую форму, самостоятельно управляющую отношением индивидов к миру и самому себе. Ясно, здесь речь идет не о том, чтобы примирить внешнего человека с внутренним, как того хотел А. Камю, или о «спасении души грешных», а чтобы разрешить противоречия развития личности, которые являются и противоречиями развития общества, так как общество перешло на принцип развития личности и стихийно на нем движется, только предоставляя людей себе и позволяя им заниматься тем, чем они хотят (за исключением преступных деяний).
Это – стратегическое направление, от которого и зависит, будет ли остановлен распад во всем мире или он будет углубляться дальше, тем самым, раздувая страх и углубляя представления о неизбежной катастрофе, грозящей миру.
Рейтинг: 0 51 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
100
99
98
97
95
93
93
92
91
88
85
84
84
82
81
81
77
73
61
52
50