ГлавнаяПрозаЭссе и статьиПублицистика → Ирина Лейшгольд: «Помните меня, помните!»…

Ирина Лейшгольд: «Помните меня, помните!»…

6 декабря 2017 - Cергей Аданин
article403757.jpg


Есть у Ирины Лейшгольд, ушедшей из этой жизни чуть более месяца назад - так неожиданно для всех нас, - собственноручно написанная ею «Моя эпитафия»:
Помните меня, помните!
Неважно, что нет меня в комнате,
неважно, что  не вхожу в свой дом,
неважно, что не сижу за столом,
неважно, что голос мой не звучит,
неважно, что лик мой от вас сокрыт -
важно, чтоб тот, кто меня любил,
помнить меня не забыл.

 
К кому обращены эти строки?.. Думаю, и к нам тоже – тем, кто хоть немного узнал Ирину Лейшгольд в ипостаси автора «Парнаса», его редактора, модератора, спонсора. Я до сих пор не могу примирить себя с мыслью, что Ирины нет больше – здесь, в этом мире. И я всего лишь один из тех, кто хотел бы «не забыть», но помнить её - одарённую, пылкую женщину, поэтессу, - я полюбил её. Полюбил не только потому, что - ещё бы! – она обратила внимание на творчество моё, хвалила, благословила, фактически.
 
…Она сумела «раскрутить» меня - обычно не разговорчивого - на довольно активную переписку – и в «личке», и в комментариях. Мы с нею даже баловались, шалили – разговаривали экспромтами, стихами. Это было интересно, и я чувствовал, что не только мне, но и ей тоже. И хотя по форме это походило на молодецкую забаву, по смыслу – у неё там были вещи серьёзные.
Сон разума давно родил чудовищ.
Они распространились по планете
и выглядят как маленькие дети,
рожденные на Острове сокровищ.
Они бодры, красивы и активны.
Но в них души нет - лишь комочек грязи.
Они на всё так смотрят позитивно,
но не упустят шанса всё изгадить.
А люди гибнут, думая иначе,
для всех смешны. По ним никто не плачет.

 
Или вот:
…Любовь нас не спасет, увы, она слаба,
но человек, в ком ненависть жива
к тому, что называется бесчестьем,
непримиримый к подлости и лести,
найдет к победе путь и нужные слова

 
Мы по-разному думали о каких-то вещах, но я уже искал общения с нею и понимал, что в её максимах – соль, квинтэссенция жизненного опыта, чувств, размышлений. «Увы! Глагол уж не в чести, Нам ничего не донести!»,- писала она, и я - с неохотой, но признавал обоснованность такого суждения, - глядя на парадокс, когда два миллиона поэтов Российской Федерации, ныне публикующихся - в том числе и на «Парнасе», - ничто по сравнению с «трендами» нашей мутной действительности - ложью, продажностью, войной и безумием, тотально насаждаемыми не только мировыми, но и многими отечественными деятелями, а также СМИ – под маской рекламы, добра и свободы.  
Повторяются эпохи,
повторяется жестокость
милосердия - лишь крохи,
не нужна Иисуса кротость.
Слово праведного Бога
не считается священным,
и давно тельца златого
чтут кумиром откровенно.

 
Не оптимистичным был у неё взгляд на сегодняшнюю «правду жизни», скорее трагичным, но её сердце требовало правды, и она не умела и не хотела скрывать её от себя. И наставляла в «День поэзии» весь сонм Парнасский:
Я поздравляю всех нас
С нашим – поэзии  - днем.
Праздновать будем сейчас,
Но правду в бокалы нальем!


Почему Ирина Лейшгольд - поэт? Вопрос не праздный для каждого из нас, кто и себя считает поэтом. Можно написать целое эссе – о том, почему тот-то поэт, а тот-то просто пишет. Попробую сказать коротко: её стихи «овеществлены» - невыдуманными чувствами и опытом жизни. Они без красивостей - хотя красивы, и не банальны - хотя просты. И эти красота и простота - пронзительны.
 
Читая её стихи, ощущаешь физически, как она думает, чувствует, пишет, - её присутствие.
 
Вообще, отношение к поэтическому творчеству у неё не просто сурово - в плане того, правду ли ты пишешь? не «красивую» ли муть очередную? Она не отделяет поэзию от реальности:
Должна ходить по земле –
В слякоть, мороз, войну,
А не цвести в тепле
И не выть на луну.


В некоторых её стихах, во многих комментариях – это красная нить: как-то ненавязчиво, но научить правильному отношению к тому, что есть поэзия, обучить ответственности, если так можно выразиться, людей, пишущих с помощью рифм и ритмов. Донести до их сердца, что не просто так это всё, не тщеславная щекотка. Не «я пою о любви», но «любовь во мне».
Любовь меня вела. С закрытыми глазами
куда-то шла и шла - я доверяла ей.
Дорога то вилась змеей между холмами,
то в гору вел подъем тропинкой средь камней.

В этих строках простой и одновременно грандиозный смысл – человека ведёт Любовь, в самом широком смысле. Любовь - центр бытия у Ирины Лейшгольд:
Моя любовь! Не роза, не цветок,
Ей не нужны банальные сравненья.
Божественный животворящий ток -
Меняет жизни прежнее значенье…


В каком-то смысле она себе противоречит: «любовь слаба», и в то же время – «божественный животворящий ток». Но это, думаю, не противоречие в мыслях, это парадокс самого бытия. Он не может не «мучить» душу, если она не мертва. Жизнь – парадокс. Её бы не должно быть, или она должна быть не такая. А она – есть, и она не такая, как «не такая»… Понятно, почему Ирина обращается к теме жертвы Христовой. «Что мог бы чувствовать человек в Богочеловеке?- пишет она в предисловии к своему стихотворению «Крестная смерть». - Был ли он бестрепетным героем на кресте? У меня Иисус наделен человеческой восприимчивостью к боли и страданиям». В этом стихотворении Христос, взывая с Креста к Отцу, говорит, что «слаб», «не воин», просит прощения за это...  И – в то же время: «Это ведь бог умирает! А небо светлей, светлей...».
 
Парадокс.
 
Её лирика исполнена нелёгкого опыта, а отнюдь не «розово-банальных» чувств.  Потеря близкого, равнодушие любимого, невозможность встреч, «былое» - могут доставлять боль пожизненную. Но без неё, этой боли – «нет меня».
Так вдвоем и живем, дополняя друг друга,
ощущаю ее наяву и во сне.
Ах ты, боль моя, боль! Ты мой враг и подруга,
если вдруг ты уйдешь, что останется мне?»

 
Стихи о любви у неё – отдельная «песня». На них пишут музыку, и будут писать – лишь бы не упрощали их ею до поп-корна, ибо за «лёгкими» строфами, их «мелодийностью» - подчас, драма, и всё тот же «сердечный» парадокс:
Я хочу того, что не положено
и о чем не стоит и мечтать.
Между нами очень много сложного,
И, ей-ей, не стоит упрощать.
…………………………………..
В каждой встрече –  смерть при  расставании,
Их  мгновенность горше, чем полынь.
Но клянусь, что я бы всё на свете
отдала, чтоб были встречи эти.

 
Лишь в этом – уходящем уже - году я «соприкоснулся рукавами» с творчеством Ирины Лейшгольд, с нею самой. Наши взаимные общение и симпатия могли бы перерасти в крепкую дружбу. Благодаря ей я стал серьёзней относиться к «Парнасу», она фактически «приручила» меня… Ещё не всё написанное ею прочёл, но могу сказать: то, что волнует её, волнует и меня, - в частности, тема войны – прошедшей и ныне в мире идущей, наползшей уже и на нашу разорванную иудами страну, так что линия фронта проходит под Донецком, как «тогда», в сороковых, и вновь эта война  не просто с Россией, она готова поглотить всё человечество. Ирина прозорлива, и она нам говорит –  вроде бы и про «ту» войну, но на самом деле уже про «эту»:
Четыре года жизни на войне.
Четыре года боли, крови, смерти...
Вы эти годы по-другому мерьте
и до конца не верьте тишине.
Покой, уют взрываются мгновенно.
Война и мир идут попеременно.


Одну тему в её стихах я бы вообще выделил особо. В профиле своём Ирина пишет: «Родилась и всю жизнь живу в Москве. Хотя давно живу в Израиле». Понятно?.. Из газеты города Беэр-Шева, где она жила, и которая опубликовала официальную весть о её кончине, я узнал, что она «репатриировалась, уже будучи в пенсионном возрасте». Она любила свою «новую старую» Родину, писала мне, что «мой город - столица южной пустыни, чем мы страшно гордимся», размышляла о судьбе еврейского народа, стихи об этом слагала… Но – опять же парадокс – покинув Россию в лихие годы, когда, по её словам, «приходилось в очередях стоять - диких, воинственных», она, будто, соединилась с нею – в душе, в духе. Она тосковала по России:
Только что ж мне снятся
Алые закаты?
В снах моих искрятся
речек перекаты,
быстрые синицы,
желтые поля...
Перестань мне сниться,
Родина моя!

 
Стихотворение, опубликованное Ириной на «Парнасе» летом этого года - «Если будет мне сниться Россия» (в новой редакции), - я бы назвал не «программным», а заветным. Это не просто вдохновенное что-то, за которым следует многоточие, как знак недосказанности, невыразимости. Это – точка, то есть вдохновенное, выстраданное, полностью осмысленное.
… Здесь Восток - и мотивы другие.
Здесь земля обетована Богом.
Все равно я пою о России,
Хоть живу я у Бога под боком. 

Срок придет - и улягусь я в землю.
Надо мной пусть не плачут родные:
Смертный час без боязни приемлю,
Если будет мне сниться Россия.

 
У Ирины – многие стихи песенные…
 
Я никогда почти не интересуюсь возрастом человека в интернете, складываю его образ для себя из того, как и что он пишет. Для меня было в какой-то степени потрясением узнать, что Ирине Лейшгольд  - 82. Я, пока мы общались на сайте, бессознательно решил, что переписываюсь – нет, не с девушкой, конечно, - с женщиной, но которая намного – намного младше. Я был уверен в этом и потому, что у Ирины вышла в свет «пока» одна книга  – стихотворный сборник «Лист на ветру». Ну, думаю, ещё не вечер… Это тот самый случай, когда говорят, что «душа не стареет». Я вижу Ирину такой, как на фотографии, с которой начинается публикация. Она выложила её в одном из постов и подписала: «Это тоже я!»… Она откликалась на всё и всем, часто публиковалась – «жемчужина Парнаса»… Вот так уходят из жизни солдаты – на поле боя, в атаке, при полной амуниции, в силе, молодыми… И поэты так же уходят – молодыми, в силе, при полной амуниции, на ходу. Поэты и солдаты…
 
Последний свой воздушные поцелуй, на стену в профиле, Ирина мне прислала 5 августа - смешную картинку, где было написано: «Не унывай, всё будет хорошо!». Я долго отсутствовал, был в длительной поездке, и смог написать ей в «личку» лишь в сентябре. Но она уже не отвечала. И не заходила на сайт. А в первый день ноября она ушла…
 
Ушла, думаю, к Свету. Верю, есть Небесная почта. Хочу воспользоваться ею и послать Ирине ответный «воздушный поцелуй»: светлая память!
 

© Copyright: Cергей Аданин, 2017

Регистрационный номер №0403757

от 6 декабря 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0403757 выдан для произведения: Есть у Ирины Лейшгольд, ушедшей из этой жизни чуть более месяца назад - так неожиданно для всех нас, - собственноручно написанная ею «Моя эпитафия»:
Помните меня, помните!
Неважно, что нет меня в комнате,
неважно, что  не вхожу в свой дом,
неважно, что не сижу за столом,
неважно, что голос мой не звучит,
неважно, что лик мой от вас сокрыт -
важно, чтоб тот, кто меня любил,
помнить меня не забыл.

 
К кому обращены эти строки?.. Думаю, и к нам тоже – тем, кто хоть немного узнал Ирину Лейшгольд в ипостаси автора «Парнаса», его редактора, модератора, спонсора. Я до сих пор не могу примирить себя с мыслью, что Ирины нет больше – здесь, в этом мире. И я всего лишь один из тех, кто хотел бы «не забыть», но помнить её - одарённую, пылкую женщину, поэтессу, - я полюбил её. Полюбил не только потому, что - ещё бы! – она обратила внимание на творчество моё, хвалила, благословила, фактически.
 
…Она сумела «раскрутить» меня - обычно не разговорчивого - на довольно активную переписку – и в «личке», и в комментариях. Мы с нею даже баловались, шалили – разговаривали экспромтами, стихами. Это было интересно, и я чувствовал, что не только мне, но и ей тоже. И хотя по форме это походило на молодецкую забаву, по смыслу – у неё там были вещи серьёзные.
Сон разума давно родил чудовищ.
Они распространились по планете
и выглядят как маленькие дети,
рожденные на Острове сокровищ.
Они бодры, красивы и активны.
Но в них души нет - лишь комочек грязи.
Они на всё так смотрят позитивно,
но не упустят шанса всё изгадить.
А люди гибнут, думая иначе,
для всех смешны. По ним никто не плачет.

 
Или вот:
…Любовь нас не спасет, увы, она слаба,
но человек, в ком ненависть жива
к тому, что называется бесчестьем,
непримиримый к подлости и лести,
найдет к победе путь и нужные слова

 
Мы по-разному думали о каких-то вещах, но я уже искал общения с нею и понимал, что в её максимах – соль, квинтэссенция жизненного опыта, чувств, размышлений. «Увы! Глагол уж не в чести, Нам ничего не донести!»,- писала она, и я - с неохотой, но признавал обоснованность такого суждения, - глядя на парадокс, когда два миллиона поэтов Российской Федерации, ныне публикующихся - в том числе и на «Парнасе», - ничто по сравнению с «трендами» нашей мутной действительности - ложью, продажностью, войной и безумием, тотально насаждаемыми не только мировыми, но и многими отечественными деятелями, а также СМИ – под маской рекламы, добра и свободы.  
Повторяются эпохи,
повторяется жестокость
милосердия - лишь крохи,
не нужна Иисуса кротость.
Слово праведного Бога
не считается священным,
и давно тельца златого
чтут кумиром откровенно.

 
Не оптимистичным был у неё взгляд на сегодняшнюю «правду жизни», скорее трагичным, но её сердце требовало правды, и она не умела и не хотела скрывать её от себя. И наставляла в «День поэзии» весь сонм Парнасский:
Я поздравляю всех нас
С нашим – поэзии  - днем.
Праздновать будем сейчас,
Но правду в бокалы нальем!


Почему Ирина Лейшгольд - поэт? Вопрос не праздный для каждого из нас, кто и себя считает поэтом. Можно написать целое эссе – о том, почему тот-то поэт, а тот-то просто пишет. Попробую сказать коротко: её стихи «овеществлены» - невыдуманными чувствами и опытом жизни. Они без красивостей - хотя красивы, и не банальны - хотя просты. И эти красота и простота - пронзительны.
 
Читая её стихи, ощущаешь физически, как она думает, чувствует, пишет, - её присутствие.
 
Вообще, отношение к поэтическому творчеству у неё не просто сурово - в плане того, правду ли ты пишешь? не «красивую» ли муть очередную? Она не отделяет поэзию от реальности:
Должна ходить по земле –
В слякоть, мороз, войну,
А не цвести в тепле
И не выть на луну.


В некоторых её стихах, во многих комментариях – это красная нить: как-то ненавязчиво, но научить правильному отношению к тому, что есть поэзия, обучить ответственности, если так можно выразиться, людей, пишущих с помощью рифм и ритмов. Донести до их сердца, что не просто так это всё, не тщеславная щекотка. Не «я пою о любви», но «любовь во мне».
Любовь меня вела. С закрытыми глазами
куда-то шла и шла - я доверяла ей.
Дорога то вилась змеей между холмами,
то в гору вел подъем тропинкой средь камней.

В этих строках простой и одновременно грандиозный смысл – человека ведёт Любовь, в самом широком смысле. Любовь - центр бытия у Ирины Лейшгольд:
Моя любовь! Не роза, не цветок,
Ей не нужны банальные сравненья.
Божественный животворящий ток -
Меняет жизни прежнее значенье…


В каком-то смысле она себе противоречит: «любовь слаба», и в то же время – «божественный животворящий ток». Но это, думаю, не противоречие в мыслях, это парадокс самого бытия. Он не может не «мучить» душу, если она не мертва. Жизнь – парадокс. Её бы не должно быть, или она должна быть не такая. А она – есть, и она не такая, как «не такая»… Понятно, почему Ирина обращается к теме жертвы Христовой. «Что мог бы чувствовать человек в Богочеловеке?- пишет она в предисловии к своему стихотворению «Крестная смерть». - Был ли он бестрепетным героем на кресте? У меня Иисус наделен человеческой восприимчивостью к боли и страданиям». В этом стихотворении Христос, взывая с Креста к Отцу, говорит, что «слаб», «не воин», просит прощения за это...  И – в то же время: «Это ведь бог умирает! А небо светлей, светлей...».
 
Парадокс.
 
Её лирика исполнена нелёгкого опыта, а отнюдь не «розово-банальных» чувств.  Потеря близкого, равнодушие любимого, невозможность встреч, «былое» - могут доставлять боль пожизненную. Но без неё, этой боли – «нет меня».
Так вдвоем и живем, дополняя друг друга,
ощущаю ее наяву и во сне.
Ах ты, боль моя, боль! Ты мой враг и подруга,
если вдруг ты уйдешь, что останется мне?»

 
Стихи о любви у неё – отдельная «песня». На них пишут музыку, и будут писать – лишь бы не упрощали их ею до поп-корна, ибо за «лёгкими» строфами, их «мелодийностью» - подчас, драма, и всё тот же «сердечный» парадокс:
Я хочу того, что не положено
и о чем не стоит и мечтать.
Между нами очень много сложного,
И, ей-ей, не стоит упрощать.
…………………………………..
В каждой встрече –  смерть при  расставании,
Их  мгновенность горше, чем полынь.
Но клянусь, что я бы всё на свете
отдала, чтоб были встречи эти.

 
Лишь в этом – уходящем уже - году я «соприкоснулся рукавами» с творчеством Ирины Лейшгольд, с нею самой. Наши взаимные общение и симпатия могли бы перерасти в крепкую дружбу. Благодаря ей я стал серьёзней относиться к «Парнасу», она фактически «приручила» меня… Ещё не всё написанное ею прочёл, но могу сказать: то, что волнует её, волнует и меня, - в частности, тема войны – прошедшей и ныне в мире идущей, наползшей уже и на нашу разорванную иудами страну, так что линия фронта проходит под Донецком, как «тогда», в сороковых, и вновь эта война  не просто с Россией, она готова поглотить всё человечество. Ирина прозорлива, и она нам говорит –  вроде бы и про «ту» войну, но на самом деле уже про «эту»:
Четыре года жизни на войне.
Четыре года боли, крови, смерти...
Вы эти годы по-другому мерьте
и до конца не верьте тишине.
Покой, уют взрываются мгновенно.
Война и мир идут попеременно.


Одну тему в её стихах я бы вообще выделил особо. В профиле своём Ирина пишет: «Родилась и всю жизнь живу в Москве. Хотя давно живу в Израиле». Понятно?.. Из газеты города Беэр-Шева, где она жила, и которая опубликовала официальную весть о её кончине, я узнал, что она «репатриировалась, уже будучи в пенсионном возрасте». Она любила свою «новую старую» Родину, писала мне, что «мой город - столица южной пустыни, чем мы страшно гордимся», размышляла о судьбе еврейского народа, стихи об этом слагала… Но – опять же парадокс – покинув Россию в лихие годы, когда, по её словам, «приходилось в очередях стоять - диких, воинственных», она, будто, соединилась с нею – в душе, в духе. Она тосковала по России:
Только что ж мне снятся
Алые закаты?
В снах моих искрятся
речек перекаты,
быстрые синицы,
желтые поля...
Перестань мне сниться,
Родина моя!

 
Стихотворение, опубликованное Ириной на «Парнасе» летом этого года - «Если будет мне сниться Россия» (в новой редакции), - я бы назвал не «программным», а заветным. Это не просто вдохновенное что-то, за которым следует многоточие, как знак недосказанности, невыразимости. Это – точка, то есть вдохновенное, выстраданное, полностью осмысленное.
… Здесь Восток - и мотивы другие.
Здесь земля обетована Богом.
Все равно я пою о России,
Хоть живу я у Бога под боком. 

Срок придет - и улягусь я в землю.
Надо мной пусть не плачут родные:
Смертный час без боязни приемлю,
Если будет мне сниться Россия.

 
У Ирины – многие стихи песенные…
 
Я никогда почти не интересуюсь возрастом человека в интернете, складываю его образ для себя из того, как и что он пишет. Для меня было в какой-то степени потрясением узнать, что Ирине Лейшгольд  - 82. Я, пока мы общались на сайте, бессознательно решил, что переписываюсь – нет, не с девушкой, конечно, - с женщиной, но которая намного – намного младше. Я был уверен в этом и потому, что у Ирины вышла в свет «пока» одна книга  – стихотворный сборник «Лист на ветру». Ну, думаю, ещё не вечер… Это тот самый случай, когда говорят, что «душа не стареет». Я вижу Ирину такой, как на фотографии, с которой начинается публикация. Она выложила её в одном из постов и подписала: «Это тоже я!»… Она откликалась на всё и всем, часто публиковалась – «жемчужина Парнаса»… Вот так уходят из жизни солдаты – на поле боя, в атаке, при полной амуниции, в силе, молодыми… И поэты так же уходят – молодыми, в силе, при полной амуниции, на ходу. Поэты и солдаты…
 
Последний свой воздушные поцелуй, на стену в профиле, Ирина мне прислала 26 августа - смешную картинку, где было написано: «Не унывай, всё будет хорошо!». Я долго отсутствовал, был в длительной поездке, и смог написать ей в «личку» лишь в сентябре. Но она уже не отвечала. И не заходила на сайт. А в первый день ноября она ушла…
 
Ушла, думаю, к Свету. Верю, есть Небесная почта. Хочу воспользоваться ею и послать Ирине ответный «воздушный поцелуй»: светлая память!
 
Рейтинг: +27 228 просмотров
Комментарии (43)
Татьяна Петухова # 6 декабря 2017 в 23:41 +2
Сергей,взволнованна до слёз!!!!!!! С Вашего разрешенья возьму в избранное в память о нашей Ирочке Л.
Cергей Аданин # 6 декабря 2017 в 23:50 +2
Конечно, Татьяна..
Наталья Днепровская # 7 декабря 2017 в 00:04 +2
Спасибо,Сергей.Я просто очарована
Вашей перепиской с Ириной.Это так трогательно.
А я когда её не стало просто написала небольшое
посвящение.
http://parnasse.ru/poetry/different/different2/irine-leishgold-posvjaschayu.html
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 08:51 +2
"Как тяжело тебе сказать "прощай!", - да, это так..
Елена Абесадзе # 7 декабря 2017 в 02:07 +3
Спасибо вам,Сергей, за память.Я лично не была знакома с этой замечательной женщиной и настоящей поэтессой.Так уж случилось,что и с творчеством Ирины я познакомилась лишь после её ухода,о чём очень сожалею ещё и потому,что мысли излагаемые ею в стихах,как близнецы похожи на мои.Спасибо вам ещё раз и вечная память Ирине!
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 08:15 +3
Да и я стал по-настоящему открывать стихи Ирины уже "после", они словно прояснились для меня.. Жаль, что не сказал ей многого - о её стихах, боялся банальных слов, она их не терпела...
Людмила Самолюк # 7 декабря 2017 в 03:23 +3
Пусть память об Ирине живёт вечно! В наших сердцах, в наших душах и, конечно же, на страницах Парнаса, среди её друзей! А Вам, Сергей, огромное спасибо за то тепло, с каким Вы написали это сообщение!

Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 09:04 +2
На Парнасе - в прямом и переносном смысле - жила её душа - какой-то, в любом случае, очень "важной" своей стороной, мне думается. И она остаётся здесь, с нами. Ирина - один из столпов "Парнаса". Ею он и жив во многом, и это окрыляет, не смотря на всю боль утраты.
Vasilissa # 7 декабря 2017 в 06:14 +3
Огромнейшая сердечная благодарность Вам, Сергей, за изумительную по содержанию и духу любви публикацию-воспоминание об Ирине Лейшгольд. Не ошибусь, если скажу, что это было счастье — быть другом этого прекраснейшего замечательнейшего человека и поэта. ПризнАюсь, я обращала внимание на Вашу переписку в комментариях, она представляла для меня особый интерес, поскольку затрагивала важные нравственно-философские темы, к тому же в своих поэтических экспромтах-ответах на Ваши стихи Ирина открывалась мне новой стороной; а также еще и потому, что хотя и несколько в ином ключе, но была приобщена к тому же — переписке, как поэтической, так и личной, с человеком, которого мне никто уже не заменит, во всяком случае здесь, дорогим моим другом парнасским Ириной Лейшгольд. Спаси Вас Господи! Ирине Царствие Небесное!
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 08:08 +3
Спасибо и Вам за память об Ирине. Сейчас мне кажется, что мы толь-только с ней начали "разговаривать", и этого очень мало, не успел...
Vasilissa # 7 декабря 2017 в 08:35 +2
И у меня, Сергей, период общения с Ириной, к несчастью, невелик — еще и года нет, как пришла я на сайт. И этот факт еще острее указует на значимость нашего общего друга. Возможно, эта память теперь будет соединять между собой всех тех, кто был так или иначе причастен к душе и поэзии хорошего, доброго, умного, сильного, мужественного, понимающего и любящего людей и жизнь человека — нашей Ирины, всех тех, кто, не скрою и своих чувств, искренне полюбил и привязался к ней. С глубокой признательностью, Ольга-Vasilissa.
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 08:56 +2
Да, Ольга, и я хочу, чтоб было так..
Галина Софронова # 7 декабря 2017 в 07:45 +3
Сергей,Вы замечательно тепло и светло написали о Ирине. smayliki-prazdniki-269 Такие строки дорогого стоят,написано сердцем! Ирине светлая память!
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 08:09 +2
Да, светлая..
Задунайский, Остап Ибрагимыч # 7 декабря 2017 в 08:21 +4
Сергей:
Для меня было в какой-то степени потрясением узнать, что Ирине Лейшгольд - 82. Я, пока мы общались на сайте, бессознательно решил, что переписываюсь – нет, не с девушкой, конечно, - с женщиной, но которая намного – намного младше.

Я не ощущал разницы в возрасте, когда мы переписывались с Ирой... Почти на 30 лет она была старше меня! Но я этого не замечал. А её ласковое обращение, даже кокетливое, воспринимал с радостью, мне было приятно...Она не лукавила, была эмоциональной, но доброй!
Пишу и слёзы льются из глаз........Иры нет почти 40 дней, а рана так и остаётся открытой......

Vasilissa # 7 декабря 2017 в 08:36 +3
Иры нет почти 40 дней, а рана так и остаётся открытой......
Источник: http://parnasse.ru/prose/essay/publicism/irina-leishgold-pomnite-menja-pomnite.html#c2702465
Да, такие раны долго заживают, а рубец остается на всю жизнь.
Спасибо, Ося, за чувства...
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 08:57 +3
Да, удивитиельная она - Ирина..
Константин Бирзуль # 7 декабря 2017 в 10:56 +4
Спасибо, Сергей!
Спасибо, за Ваши памятные строки об Ире!
Когда я впервые узнал о её смерти, это потрясло. Потрясло, до глубины души.
Да! Мы все вроде, не столь реальны. Виртуальны, конечно. А в виртуальном мире, конечно всякие имеются..., как придуманные, так и настоящие. Но Ира, она была, самой настоящей! Она искренне переживала, происходящее здесь. Очень искренне!
Знаете..., всегда заходя на Парнас, я всегда ждал встрече с Ирой. Даже будучи в отсутствии на страницах Парнаса, я всегда думал:
- Приду. Встречу Иру! Очень интересно, что она на сей раз скажет.
Нет, я не имею ввиду, что она скажет чего-то, обязательно в комментарии. Я именно ждал, что она скажет, как человек. Даже не видя её, но предвидя ход её мыслей, я разговаривал с ней. А потом... Потом узнаю, что её уже нет.
Спасибо Сергей за память Ире!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 11:09 +3
Да, Вы знаете, Константин, у меня было очень похожее на Ваше - отношение к Ирине. Я когда увидел в своём профиле - в начале ноября, что она "появилась" на сайте - а я больше полутора месяцев следил - онлайн она или нет, - то обрадовался, как дитя. Но...увы, это была не она...
Да, настоящая, не виртуальная. "Виртуальная" по средству общения, а по его сути - близкая, живая, настоящая, и она не играла ни в кого, не создавала себе имидж, отличный от неё самой, от действительности. Да что говорить...
Татьяна Петухова # 7 декабря 2017 в 10:59 +2
Мы с Ирочкой дружили пять лет, иногда она меня сама просила что-то озвучить из её стихов, но были и сюрпризы от меня,когда хотелось её порадовать.Как мне её сейчас не хватает МЛАДОЙ и ОЗОРНОЙ.

http://parnasse.ru/teatr-na-parnase/proizvedenija-avtorov-parnasa/muzykalnye-postanovki/na-donyshke-dushi-melodeklamacija.html
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 11:18 +3
Слов нет.., песни хочется писать на эти стихи.
Виктор Лидин # 7 декабря 2017 в 11:38 +3
Большое спасибо, Сергей, за эту работу. Я тоже с ней был знаком, и тоже был уверен, что ей лишь немного за 50. Вечная ей память...
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 11:54 +3
Да, - светлая..
Марта Шаула # 7 декабря 2017 в 13:44 +4
УВАЖАЕМЫЙ СЕРГЕЙ! ОГРОМНОЕ ВАМ СПАСИБО ЗА ТАКОЕ ПОДРОБНОЕ,ИСКРЕННЕЕ И ТРОГАТЕЛЬНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ О ВСЕМИ ЛЮБИМОЙ НА НАШЕМ САЙТЕ ИРИНУШКЕ!!! Я БЫЛА ОЧЕНЬ БЛИЗКО С НЕЙ СВЯЗАНА НЕ ТОЛЬКО В ПЕРЕПИСКЕ, НО ДУХОВНО! МЫ С ПОЛУСЛОВА ПОНИМАЛИ ДРУГ ДРУГА И ИСКРЕННЕ ЛЮБИЛИ. ОНА ПЕРЕЧИТАЛА ВСЕ МОИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ И ГЛАВЫ БИОГРАФИИ, БЫЛА В КУРСЕ ВСЕЙ МОЕЙ ЖИЗНИ.
МЫ С НЕЙ ПОЧТИ ОДНОГО ВОЗРАСТА! В ПОСЛЕДНЕМ СТИХОТВОРЕНИИ УЖЕ БЫЛО ПРОЩАНИЕ СО ВСЕМИ НАМИ И С ЖИЗНЬЮ! ЭТО ОЧЕНЬ ТЯЖЁЛАЯ УТРАТА, ХОТЬ МЫ ВСЕ СМЕРТНЫ!!! КРАСАВИЦА ФИЗИЧЕСКИ, НРАВСТВЕННО,СЕРДЕЧНО, ОБАЯТЕЛЬНАЯ, ДОБРЕЙШАЯ И УМНЕЙШАЯ ЖЕНЩИНА, ПРЕДАННАЯ МАТЬ И ЖЕНА УШЛА ОТ НАС! СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ, И ПУСТЬ ЗЕМЛЯ ЕЙ БУДЕТ ПУХОМ!!!!!!
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 14:05 +1
Спасибо и Вам, Марта, за такие горячие слова об Ирине. О "последнем" стихе Ирины даже трудно говорить. Да, светлая ей память..
Владимир Кулаев # 7 декабря 2017 в 13:45 +4
ОНА ВСЕГДА БЫЛА ОЧЕНЬ ДРУЖЕЛЮБНЫМ КРИТИКОМ И ВНИМАТЕЛЬНЫМ ЧИТАТЕЛЕМ И ОЧЕНЬ ТАЛАНТЛИВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ!
ТАКОЙ ИРИНА ОСТАНЕТСЯ В НАШЕЙ ПАМЯТИ...
СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ О СВЕТЛОМ ЧЕЛОВЕКЕ...
buket3
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 14:08 +2
Так и есть - дружелюбным критиком, внимательным читателем и талантливым человеком..
Леонид Зеленский # 7 декабря 2017 в 13:55 +3


Спасибо, что Вы поделились с нами информацией о Вашей переписке с Ириной. Всё, что Вы рассказали нам (очень искренне, тепло, душевно) дало возможность ещё лучше оценить человека, которого мы потеряли, глубже понять его душу и сердце. Спасибо Вам огромное. Вечноая память ИРИНЕ! С почтением
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 14:07 +1
Спасибо и Вам за добрые слова об Ирине..
Андрей Гирс ( Оттович ) # 7 декабря 2017 в 14:38 +2
Спасибо Сергей, за память о хорошем человеке.
И для меня Ирина-Учитель и терпеливый критик.
А иногда и озорная подруга. Со мной на вечно останется её слово
в нашей совместной работе,"Цепочке",которую она
с энтузиазмом поддержала.Мы всегда с улыбкой вспомним
о ней, проглядывая её комментарии в своих работах.Добрая память Ирине. Спасибо.
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 15:11 +2
Добрая память!
Наталья Исаева # 7 декабря 2017 в 15:19 +2
К сожалению, мне не довелось с ней общаться, но всегда очень жаль, когда уходят такие светлые люди... Светлая память...
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 18:01 0
Светлая память!..
Рената Юрьева # 7 декабря 2017 в 15:51 +2
у нас с Ириной было удивительное духовное родство. да, я не боюсь этого сильного слова... она каким-то образом так чувствовала меня, умела объяснить мне саму себя...я всегда этому удивлялась... умела выслушать, посоветовать, поддержать...умела быть веселой, серьезной, ранимой, жесткой, открытой, понимающей, и всегда интересной...знаете, Сергей...до сих пор думаю о ней, как о живущей... ничего не могу поделать с собой..
спасибо Вам за эту память и открытие ее, и слова любви, благодарности и памяти...
Cергей Аданин # 7 декабря 2017 в 18:14 +1
Тоже до сих пор так чувствую, что она рядом..
Анна Гирик # 7 декабря 2017 в 20:06 +1
У нас с Ирочкой была крепкая дружба. Это уникальный человек
с доброй, открытой душой. До сих пор такое странное чувство,
что ждёшь её появления и заполнится пустота...
Я сегодня проснулась от её имени - Ирина Лейшгольд...
и сразу вспомнила сон... видела её маленькую, щупленькую
в белой одежде... она всё суетилась, что-то собирала,
хотела мне передать. Я ведь видела её фото, знала, какая она.
Только каюсь... я затянула поездку к ней... она давно приглашала.
Писала мне с Карловых Вар... всё шутили с нею.
Это было, буквально за два месяца до её ухода...
Страшная потеря... никак не верится, что больше не придёт...
Светлая память нашей Ирочке...
Demen Keaper # 7 декабря 2017 в 23:16 +1
Сергей.... спасибо Вам сердечное за эти слова об Ирине....
Я знал её 2,5 года.... мы были Друзьями....
Я очень расстроен её уходом в Небеса Обетованные....
Верю что она видит и слышит нас и ей приятны наши слова....
наша дань памяти этой Золотой Женщине....
Лидия Копасова # 8 декабря 2017 в 18:10 +1
Светлая память Ирине!



Сергей, горжусь вашей работой об Ирине Лейшгольд! Добавляю в ИЗБРАННОЕ, чтобы помнить...
ЛЮБОВЬ БОНДАРЕНКО # 8 декабря 2017 в 21:00 +1
Сергей, спасибо за столь искреннюю публикацию в память об Ирочке. Вы нам еще раз приоткрыли завесу в тайны Ирочкиной души!! Вечная память талантливому, доброму и славному человеку!!!
Татьяна Петухова # 10 декабря 2017 в 15:11 +1
сегодня 40 дней, как ушла из жизни Ирна Л. Зажги свечу памяти и помолчи...
Лариса Чайка # 12 декабря 2017 в 20:00 +1
Большое спасибо,Сергей,за Ваш грандиозный труд в память о нашей любимой Ирине.
Часто думаю,вспоминаю наши теплые отношения с Ирочкой,наши совместные работы!
Светлая память прекрасному человеку,другу...
Cергей Аданин # 12 декабря 2017 в 21:04 +1
Спасибо и Вам - за добрую память..
Зоя Вирер # Вчера в 00:53 +1
Тоже добавила в избранное. Спасибо Вам за добрую память о замечательном, светлом человаке! Ее так не хватает!
 

 

Популярная проза за месяц
130
122
94
86
76
74
72
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
71
70
68
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
58
58
58
55
54
53
53
53
52
51
51
47
46
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
40