ГлавнаяПрозаЭссе и статьиИстория и политика → 153-й истребительный авиационный полк.

153-й истребительный авиационный полк.

article388114.jpg
153-й истребительный авиационный полк.
 
(краткая историческая справка)
 
153-й истребительный авиационный полк сформирован в период с 23 января 1940 года по 26 января 1940 года на аэродроме Кубинка на базе 11-го и 24-го истребительных авиационных полков.
 
Нахождение в строю:
 
С 23 января 1940 года по 22 ноября 1942 года (863 дня)
 
В составе действующей армии:
 
С 11 февраля 1940 года по 13 марта 1940 года (32 дня). Перечень №8.
С 22 июня 1941 года по 10 марта 1942 года (262 дня). Перечень №12.
С 29 июня 1942 года по 25 сентября 1942 года (89 дней). Перечень №12.
С 30 октября 1942 года по 22 ноября 1942 года (24 дня). Перечень №12.
 
В составе Видов Вооружённых Сил:
 
С 23 января 1940 года по 22 ноября 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
 
В составе объединений:
 
С 23 января 1940 года по 14 февраля 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил Московского Военного Округа.
С 14 февраля 1940 года по 13 марта 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 15-й Армии Северо-Западного Фронта.
С 13 марта 1940 года по июль 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 8-й Армии Ленинградского Военного Округа.
С июля 1940 года по 24 июня 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Военного Округа.
С 24 июня 1941 года по 26 августа 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Северного Фронта.
С 26 августа 1941 года по 10 марта 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта.
С 11 марта 1942 года по 12 июня 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил Московского Военного Округа.
С 12 июня 1942 года по 29 июня 1942 года – в составе Резерва Ставки Верховного Главного Командования.
С 29 июня 1942 года по 9 июля 1942 года – в составе 2-й Воздушной Армии Брянского Фронта.
С 9 июля 1942 года по 25 сентября 1942 года – в составе 2-й Воздушной Армии Воронежского Фронта.
С 29 сентября 1942 года по 29 октября 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил Московского Военного Округа.
С 30 октября 1942 года по 22 ноября 1942 года – в составе 6-й Воздушной Армии Северо-Западного Фронта.
 
В составе дивизий и бригад:
 
С 23 января 1940 года по ? – в составе 2-й авиационной бригады.
С апреля 1940 года по 17 августа 1940 года – в составе 59-й авиационной бригады.
С 17 августа 1940 года по 22 февраля 1942 года – в составе 5-й смешанной авиационной дивизии.
С 15 мая 1942 года по 12 июня 1942 года – в составе 6-й запасной авиационной бригады.
С 12 июня 1942 года по 29 июня 1942 года – в составе 2-й резервной авиационной бригады.
С 29 июня 1942 года по 25 сентября 1942 года – в составе 244-й бомбардировочной авиационной дивизии.
С 29 сентября 1942 года по 29 октября 1942 года – в составе 6-й запасной авиационной бригады.
С 30 октября 1942 года по 22 ноября 1942 года – в составе 239-й истребительной авиационной дивизии.
 
Командир полка:
 
Подполковник Катичев Кузьма Александрович – с января 1940 года по март 1940 года. Назначен на должность командира 2-й авиационной бригады.
Капитан Черных Михаил Фёдорович – с начала войны по октябрь 1941 года.
Майор (подполковник) Миронов Сергей Иванович – с октября 1941 года по сентябрь 1942 года.
Майор Родионов Олег Маркович – с 15 сентября 1942 года по 22 ноября 1942 года. Назначен на должность командира 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка.
 
Военный комиссар полка:
 
Старший политрук Сорокин Константин Сергеевич
 
Начальник штаба полка:
 
Майор Садовников Александр Павлович
 
Участие в операциях и битвах:
 
Формирование – с 23 января 1940 года по 26 января 1940 года.
Советско-Финская война – с 11 февраля 1940 года по 13 марта 1940 года.
Битва за Ленинград – с 10 июля 1941 года по 10 марта 1942 года.
Принял из состава 7-го истребительного авиационного полка эскадрилью на самолётах МиГ-3 – 4 октября 1941 года.
Переформирование по штату 015/174 и переучивание на истребитель P-39 Aircobra при 22-м запасном авиационном полку – с 22 марта 1942 года по 12 июня 1942 года.
Воронежско-Ворошиловградская операция - с 29 июня 1942 года по 24 июля 1942 года.
Сталинградская битва – с 17 июля 1942 года по 25 сентября 1942 года.
8 лётчиков и 28 техников действовали в оперативном подчинении 202-й истребительной авиационной дивизии 1-й Воздушной Армии Западного Фронта – с 7 августа 1942 года по 25 сентября 1942 года.
Переформирование по штату 015/284 и доукомплектование за счёт расформированного 183-го истребительного авиационного полка при 22-м запасном авиационном полку – с 29 сентября 1942 года по 29 октября 1942 года.
Действия в составе 6-й Воздушной Армии Северо-Западного Фронта – с 30 октября 1942 года по 22 ноября 1942 года.
 
Итоги боевой деятельности полка в Советско-Финской Войне:
Боевых вылетов – 1064
 
Итоги боевой деятельности полка в Великой Отечественной Войне:
(период с 22 июня 1941 года по 10 марта 1942 года)
Боевых вылетов – 5170
Потери лётчиков – 24
Потери самолётов – 37
(период с 29 июня 1942 года по 29 сентября 1942 года)
Боевых вылетов – 1247
Потери лётчиков – 3
Потери самолётов - 10
 
Герои Советского Союза:
 
10 февраля 1943 года. Авдеев Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка 5-й смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
10 февраля 1943 года. Макаренко Николай Фёдорович. Майор. Командир эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка 5-й смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №823.
10 февраля 1943 года. Никитин Алексей Иванович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка 5-й смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №922.
10 февраля 1943 года. Ржавский Никита Харитонович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка 5-й смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
 
Потери:
 
25 июня 1941 года. Медников Сергей Иванович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе станции Ланденпохья. Похоронен на станции Ланденпохья.
25 июня 1941 года. Поздняков Владимир Иванович. Младший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Сбит зенитной артиллерией противника при атаке аэродрома Лаппенранта. Упал на территории противника.
1 июля 1941 года. Дятленко Владимир Александрович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Сбит зенитной артиллерией противника в районе Мемола. Упал на территории противника.
1 июля 1941 года. Фишбейн Иосиф Самойлович. Младший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Врезался в землю при заходе на посадку на аэродроме Кексгольм. Похоронен в городе Кексгольм.
8 июля 1941 года. Корчагин Василий Николаевич. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
14 июля 1941 года. Землянушкин Александр Романович. Младший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка (19 боевых вылетов). Не вернулся из боевого вылета. Предположительно сбит зенитной артиллерией противника в районе Уркрукуй. Посмертно награждён орденом Красной Звезды.
19 июля 1941 года. Большаков Павел Степанович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе аэродрома Кексгольм. Похоронен в городе Кексгольм.
20 июля 1941 года. Ларионов Георгий Петрович. Капитан. Командир эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка (Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина и Красного Знамени). Погиб на самолёте МиГ-3 в авиационной катастрофе на аэродроме Кексгольм. Самолёт предположительно загорелся в воздухе. Сгорел вместе с самолётом. Похоронен в городе Кексгольм. Посмертно награждён вторым орденом Ленина.
20 июля 1941 года. Морозов Дмитрий Васильевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка. Умер от ран. Похоронен в городе Кексгольм.
20 августа 1941 года. Любутин Михаил Александрович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою над территорией противника.
21 августа 1941 года. Кривойкин Николай Андреевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою над Ладожским озером. Похоронен на аэродроме Лехти-Метоя.
9 сентября 1941 года. Сухаревский Иван Иванович. Лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою. Выбросился с парашютом над территорией противника.
15 сентября 1941 года. Бирюков Иван Фаддевич. Младший лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в м. Касимово Ленинградской области.
15 сентября 1941 года. Данилин Алексей Константинович. Лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
15 сентября 1941 года. Малеев Василий Иванович. Политрук. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в м. Касимово Ленинградской области.
21 сентября 1941 года. Кирсанов Пётр Семёнович. Лейтенант. Командир эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
21 сентября 1941 года. Милехин Борис Дмитриевич. Младший лейтенант. Лётчик153-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
28 сентября 1941 года. Заборянский Павел Ефимович. Младший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Столкнулся в воздухе с другим самолётом в районе Комендантского аэродрома. Похоронен на Ново-Деревенском кладбище города Ленинграда.
5 октября 1941 года. Тарасов Пётр Иванович. Младший лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка (100 боевых вылетов, 4 личные победы). Погиб в воздушном бою. Похоронен на кладбище Красненькое города Ленинграда. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
21 октября 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. Старший лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени, 9 личных и 9 групповых побед). Не вернулся из боевого вылета на самолёте МиГ-3.
7 декабря 1941 года. Ржавский Никита Харитонович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Ленина, 286 боевых вылетов, 1 личная и 2 групповых победы). Во время штурмовки войск противника самолет Ржавского был подбит зенитным огнем. Летчик пытался привести поврежденную машину на свою территорию, но самолет упал в лес в 200 метрах от аэродрома. Похоронен в братской могиле у деревни Суоранда Всеволожского района Ленинградской области. Посмертно присвоено звание Герой Советского Союза.
7 декабря 1941 года. Сюрин Василий Васильевич. Сержант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в посёлке Касимово Ленинградской области.
10 января 1942 года. Головин Григорий Григорьевич. Младший сержант. Авиационный моторист 153-го истребительного авиационного полка. Умер после болезни. Похоронен в деревне Вяртемяги Ленинградской области.
17 февраля 1942 года. Петрин Алексей Васильевич. Старший лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. При заходе на посадку обрезало мотор. Летчик погиб при катастрофе самолета. Похоронен в деревне Агалатово Всеволожского района Ленинградской области.
5 июля 1942 года. Кицмаришвили Елисей Севостьянович. Техник-лейтенант. Техник звена 153-го истребительного авиационного полка. Отстал от команды при переезде с аэродрома Воронеж на аэродром Липецк. Пропал без вести.
6 августа 1942 года. Хохлов Виктор Никифорович. Старший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени). Погиб в воздушном бою.
11 августа 1942 года. Камерилов Юрий Николаевич. Старший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красной Звезды). Погиб в авиационной катастрофе, в деревне Крапивинка Тейковского района Ивановской области.
12 августа 1942 года. Авдеев Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды, более 200 боевых вылетов, более 30 воздушных боёв, 5 личных побед). Не вернулся с боевого задания. Посмертно присвоено звание Герой Советского Союза. Весной 1952 года обнаружены детали разбившегося самолета и останки летчика близ села Новая Усмань. Там же он и был похоронен. Существует версия, что в последнем бою Авдеев таранил вражеский истребитель. От удара оба самолета взорвались в воздухе. Вероятная жертва Авдеева - фельдфебель Франц Шульте (Franz Schulte).
12 августа 1942 года. Карпухин Виктор Григорьевич. Капитан. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Ленина и Красного Знамени, 229 боевых вылетов, 7 личных и 6 групповых побед). Погиб. Похоронен в деревне Верхний Телелюй Грязинского района Воронежской области.
25 августа 1942 года. Праводелов Николай Михайлович. Лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Отечественной Войны I степени и Красной Звезды). Погиб при исполнении служебных обязанностей.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Воздушные победы:
 
2 июля 1941 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Ju.88 в районе Рыйха – Мяки.
5 июля 1941 года. Хлобыстов Алексей Степанович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 севернее остров Коневиста.
7 июля 1941 года. Хлобыстов Алексей Степанович. На истребителе И-153 сбил И-15 в районе Саккола.
9 июля 1941 года. Смирнов Алексей Семёнович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе Парикка.
2 августа 1941 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе И-16 сбил в группе Bf.109 в районе Кирко – Раути.
3 августа 1941 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI над Карельским перешейком.
4 августа 1941 года. Кисляков Анатолий Васильевич. На истребителе И-153 сбил Fokker D.XXI северо-западнее станция Реускюла.
4 августа 1941 года. Хлобыстов Алексей Степанович. На истребителе И-153 сбил Gladiator в районе Констан-Лахти.
13 августа 1941 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе И-16  сбил в группе Bf.109 в районе станция Антреа.
13 августа 1941 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе И-16  сбил в группе Bf.109 в районе станция Антреа.
16 августа 1941 года. Родионов Олег Маркович. На истребителе И-153 сбил Fokker C.X в районе Марьясали.
11 сентября 1941 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.109 в районе Красное Село.
15 сентября 1941 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 над северной окраиной Пушкино.
5 октября 1941 года. Авдеев Александр Фёдорович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе станция Мга.
5 октября 1941 года. Баранов Алексей Дмитриевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Урицк.
5 октября 1941 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Ленинград.
1 декабря 1941 года. Авдеев Александр Фёдорович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе Толмачи.
30 июня 1942 года. Авдеев Александр Фёдорович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Матвеевка.
30 июня 1942 года. Авдеев Александр Фёдорович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 западнее Матвеевка.
30 июня 1942 года. Кисляков Анатолий Васильевич. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Матвеевка.
30 июня 1942 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Платовские Выселки – Матвеевка.
30 июня 1942 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Платовские Выселки – Матвеевка.
30 июня 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Волово.
30 июня 1942 года. Родионов Олег Маркович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 севернее Кшень.
1 июля 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил He.111 севернее станция Курбатово.
1 июля 1942 года. Мелехин Борис Дмитриевич. На истребителе P-39 сбил Ju.88 северо-западнее Воронеж.
1 июля 1942 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 юго-западнее станция Касторная
1 июля 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Воронеж.
1 июля 1942 года. Родионов Олег Маркович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 северо-восточнее Воронеж.
2 июля 1942 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе P-39 сбил Bf.109 севернее Суковкино.
2 июля 1942 года. Карпухин и Родионов. На истребителях P-39 сбили в паре Do.217 юго-западнее Красная Долина.
3 июля 1942 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе P-39 сбил Bf.109 западнее Турово.
3 июля 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 западнее Турово.
4 июля 1942 года. Авдеев Александр Фёдорович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 севернее Вязноватовка.
4 июля 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.110 севернее Устье.
4 июля 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил в паре FW.189 над восточной окраиной Вязноватовка.
8 июля 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 над северной окраиной Воронеж.
8 июля 1942 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Рамонь.
8 июля 1942 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Гнездилово.
10 июля 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 северо-восточнее станция Отрожка.
10 июля 1942 года. Кисляков Анатолий Васильевич. На истребителе P-39 сбил Bf.109 над северной окраиной Воронежа.
19 июля 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Семилуки.
23 июля 1942 года. Кисляков Анатолий Васильевич. На истребителе P-39 сбил Ju.88 южнее Большая Верейка.
23 июля 1942 года. Смирнов Алексей Семёнович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Фомино – Негачевка.
23 июля 1942 года. Смирнов Алексей Семёнович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Большая Верейка.
28 июля 1942 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе P-39 сбил в паре Bf.109 южнее Отрожка.
6 августа 1942 года. Кисляков, Миронов и Мухин. На истребителях P-39 сбили в группе Macci-200 в районе Подклетное.
9 августа 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил Macci-200 в районе Троицкое.
12 августа 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.110 в районе Девица.
13 августа 1942 года. Смирнов Алексей Семёнович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 над северной окраиной Тресвятской.
23 августа 1942 года. Безродный Владимир Кириллович. На истребителе P-39 сбил Ju.87 в районе Лесниченко – Болтино.
24 августа 1942 года. Безродный Владимир Кириллович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Мякитино.
24 августа 1942 года. Безродный Владимир Кириллович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Вехлино – Веригино.
24 августа 1942 года. Мелехин Борис Дмитриевич. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Вехлево – Бондарево.
24 августа 1942 года. Мелехин Борис Дмитриевич. На истребителе P-39 сбил Ju.88 севернее Осуга.
24 августа 1942 года. Мухин Борис Александрович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Вишневка – Пальцево.
26 августа 1942 года. Мелехин Борис Дмитриевич. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Зубцов.
26 августа 1942 года. Родионов Олег Маркович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Зубцов.
6 ноября 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 севернее станция Беглово.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Награждены орденами СССР:
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1940 года.
 
Азаров Евгений Александрович. Орден Красной Звезды.
Катичев Кузьма Александрович. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 года.
 
Тищенко Иван Петрович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Хлобыстов Алексей Степанович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №01010/н от 29 октября 1941 года.
 
Тарасов Пётр Иванович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Хохлов Виктор Никифорович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №0852/н от 3 декабря 1941 года.
 
Иванов Михаил Петрович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Смирнов Алексей Семёнович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Авдеев Александр Фёдорович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Костюк Александр Филиппович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Милехин Борис Дмитриевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Трубицин Иван Тимофеевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды(1).
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №01007/н от 20 декабря 1941 года.
 
Кисляков Анатолий Васильевич. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина(1).
Ларионов Георгий Петрович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Ленина(2). Посмертно.
Макаренко Николай Фёдорович. Лейтенант. Командир звена. Орден Ленина(1)
Ржавский Никита Харитонович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина(1). Посмертно.
Додотченко Фёдор Васильевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Дурицкий Николай Кондратьевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Мухин Борис Александрович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени(1)
Трубицин Иван Тимофеевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды(2)
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №0430/н от 26 февраля 1942 года.
Родионов Олег Маркович. Старший лейтенант. Заместитель командира полка. Орден Ленина.
Калиниченко Павел Трофимович. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени(2)
Кирсанов Пётр Семенович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Рыбальченко Владимир Михайлович. Старший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Аксененко Федот Михайлович. Военный техник I ранга. Старший техник эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Амколадзе Адам Данилович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Байцаев Роман Годунович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Безродный Владимир Кириллович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Белозеров Георгий Павлович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Лобанов Михаил Борисович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Праводелов Николай Михайлович. Сержант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Решетников Иван Васильевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Савин Валентин Харитонович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №01024/н от 3 мая 1942 года.
 
Кисляков Анатолий Васильевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени(1).
Миронов Сергей Иванович. Майор. Командир полка. Орден Красного Знамени(2)
Петров Георгий Осипович. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Смирнов Алексей Семёнович. Старший лейтенант. Орден Красного Знамени(2)
Сорокин Константин Сергеевич. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени(2)
Костиков Владимир Николаевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Лебедев Николай Егорович. Военный техник 2-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
Пилигуда Пётр Герасимович. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Плющ Сергей Львович. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Садовников Александр Павлович. Майор. Начальник штаба полка. Орден Красной Звезды.
Севрюков Александр Антонович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Воронежским Фронтом №023/н от 13 сентября 1942 года.
 
Авдеев Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Иванов Михаил Петрович. Старший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени(2)
Карпухин Виктор Григорьевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Кирсанов Пётр Семёнович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени(2)
Макаренко Николай Фёдорович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Красного Знамени(1)
Миронов Сергей Иванович. Подполковник. Командир полка. Орден Красного Знамени(3)
Никитин Алексей Иванович. Капитан. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени(2)
Родионов Олег Маркович. Капитан. Штурман полка. Орден Красного Знамени.
 
Приказ Командующего Воронежским Фронтом №012/н от 20 января 1943 года.
 
Праводелов Николай Михайлович. Лейтенант. Лётчик. Орден Отечественной Войны I степени.
Красновский Фёдор Иванович. Военный инженер 3-го ранга. Старший инженер полка. Орден Отечественной Войны II степени.
Милехин Борис Дмитриевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Отечественной Войны II степени.
Решетников Иван Васильевич. Старший лейтенант. Лётчик. Орден Отечественной Войны II степени.
Савин Валентин Харитонович. Старший лейтенант. Лётчик. Орден Отечественной Войны II степени.
Сорокин Константин Сергеевич. Старший батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Отечественной Войны II степени.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года.
 
 
Авдеев Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи. Орден Ленина. Посмертно.
Макаренко Николай Фёдорович. Майор. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
Никитин Алексей Иванович. Лейтенант. Командир звена. Орден Ленина.
Ржавский Никита Харитонович. Лейтенант. Командир звена. Орден Ленина. Посмертно.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Вооружение:
 
И-153 – с января 1940 года
МиГ-3 – с 1941 года по 1942 год.
И-16 – с 1941 года по 1942 год.
P-39 Aircobra – с июня 1942 года по 22 ноября 1942 года.
 
Дислокация:
 
Кубинка – с 23 января 1940 года по 11 февраля 1940 года.
Карку-Ламппу – с 14 февраля 1940 года
Лодейное Поле
Сортавала(Сердоболь)-Хелюля
Касимово
Кексгольм
Шум
Раута
Лехтимется
Иваново – с 22 марта 1942 года по 12 июня 1942 года.
Раменское
Воронеж
Левая Россошь
Липецк
Иваново – с 29 сентября 1942 года по 29 октября 1942 года.
Выползово – с ? по 22 ноября 1942 года.
 
МЕСТА ДИСЛОКАЦИИ УТОЧНЯЮТСЯ
 
Приказом НКО №374 от 22 ноября 1942 года на аэродроме Выползово 153-й истребительный авиационный полк переименован в 28-й Гвардейский истребительный авиационный полк.
 
Дополнительная информация.
 
Дважды Герои Советского Союза проходившие службу в полку.
 
Смирнов Алексей Семёнович – с 1940 года по 22 ноября 1942 года.
 
Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Авдеев Александр Фёдорович – с 1940 года по 12 августа 1942 года.
Азаров Евгений Александрович – с 1940 года по 23 июля 1941 года.
Губанов Алексей Алексеевич – с сентября 1941 года по 15 апреля 1942 года.
Кисляков Анатолий Васильевич – с мая 1941 года по 22 ноября 1942 года.
Ларионов Георгий Петрович – с 1941 года по 20 июля 1941 года.
Макаренко Николай Фёдорович – с 30 июня 1941 года по 22 ноября 1942 года.
Миронов Сергей Иванович – с августа 1941 года по сентябрь 1942 года.
Никитин Алексей Иванович – с октября 1941 года по 22 ноября 1942 года.
Ржавский Никита Харитонович – с начала войны по 7 декабря 1941 года.
Хлобыстов Алексей Степанович – с июня 1941 года по конец 1941 года.
 
Лётчики-ассы проходившие службу в полку:
 
Авдеев Александр Фёдорович – с 1940 года по 12 августа 1942 года. 5 личных побед в составе полка.
Азаров Евгений Александрович – с 1940 года по 23 июля 1941 года. Побед в составе полка нет.
Барабанов Александр Николаевич – с 4 октября 1941 года по январь 1942 года. Побед в составе полка нет.
Баранов Александр Андреевич – с 4 октября 1941 года по март 1942 года. Побед в составе полка нет.
Баранов Алексей Дмитриевич – с 4 октября 1941 года по 21 октября 1941 года. 1 личная победа в составе полка.
Безродный Владимир Кириллович – с сентября 1941 года по 22 ноября 1942 года. 3 личные победы в составе полка.
Губанов Алексей Алексеевич – с сентября 1941 года по 15 апреля 1942 года. Побед в составе полка нет.
Дубовик Иван Михайлович – с октября 1941 года по март 1942 года. Побед в составе полка нет.
Карпухин Виктор Григорьевич – с 1941 года по 12 августа 1942 года. 5 личных и 2 групповые победы в составе полка.
Кирсанов Пётр Семёнович – с 1940 года по 22 ноября 1942 года. 6 личных и 3 групповые победы в составе полка.
Кисляков Анатолий Васильевич – с мая 1941 года по 22 ноября 1942 года. 4 личных и 1 групповая победы в составе полка.
Мелехин Борис Дмитриевич – с 1940 года по 22 ноября 1942 года. 4 личные победы в составе полка.
Миронов Сергей Иванович – с августа 1941 года по сентябрь 1942 года. 6 личных и 4 групповые победы в составе полка.
Мухин Борис Александрович – с начала войны по 22 ноября 1942 года. 1 личная и 1 групповая победы в составе полка.
Никитин Алексей Иванович – с октября 1941 года по 22 ноября 1942 года. 4 личных победы в составе полка.
Родионов Олег Маркович – с 1940 года по 22 ноября 1942 года. 3 личные и 2 групповые победы в составе полка.
Смирнов Алексей Семёнович – с 1940 года по 22 ноября 1942 года. 4 личные победы в составе полка.
Углянский Пётр Дмитриевич – с начала войны по 22 ноября 1942 года. Побед в составе полка нет.
Хаустов Иван Иванович – с 1940 года по июль 1941 года. Побед в составе полка нет.
Хлобыстов Алексей Степанович – с июня 1941 года по конец 1941 года. 3 личных победы в составе полка.
 
Личный состав полка:
 
Авдеев Александр Фёдорович
Азаров Евгений Александрович
Аксененко Федот Михайлович
Амколадзе Адам Данилович
Байцаев Роман Годунович
Балашов Александр Георгиевич
Баранов Александр Андреевич
Баранов Алексей Дмитриевич
Безродный Владимир Кириллович
Белозеров Георгий Павлович
Бирюков Иван Фаддевич
Большаков Павел Степанович
Буданов Иван Михайлович
Головин Григорий Григорьевич
Горбань Григорий Маркович
Губанов Алексей Алексеевич
Данилин Алексей Константинович
Додотченко Фёдор Васильевич
Дубовик Иван Михайлович
Дурицкий Николай Кондратьевич
Дятленко Владимир Александрович
Заборянский Павел Ефимович
Землянушкин Александр Романович
Иванов Михаил Петрович
Калиниченко Павел Трофимович
Камерилов Юрий Николаевич
Карпухин Виктор Григорьевич
Катичев Кузьма Александрович
Кирсанов Пётр Семёнович
Кисляков Анатолий Васильевич
Кицмаришвили Елисей Севостьянович
Корчагин Василий Николаевич
Костиков Владимир Николаевич
Костюк Александр Филиппович
Красновский Фёдор Иванович
Кривойкин Николай Андреевич
Ларионов Георгий Петрович
Лебедев Николай Егорович
Лобанов Михаил Борисович
Любутин Михаил Александрович
Мазурин Фёдор Макарович
Макаренко Николай Фёдорович
Малеев Василий Иванович
Малышев Владимир Григорьевич
Медников Сергей Иванович
Мелехин Борис Дмитриевич
Минаев Виктор Иванович
Миронов Николай Николаевич
Миронов Сергей Иванович
Морозов Дмитрий Васильевич
Мухин Борис Александрович
Никитин Алексей Иванович
Пасько Николай Фёдорович
Петрин Алексей Васильевич
Петров Георгий Осипович
Петров Константин Александрович
Пилигуда Пётр Герасимович
Пилипенко Александр Лукич
Плющ Сергей Львович
Поздняков Владимир Иванович
Праводелов Николай Михайлович
Решетников Иван Васильевич
Ржавский Никита Харитонович
Родионов Олег Маркович
Рыбальченко Владимир Михайлович
Савин Валентин Харитонович
Садовников Александр Павлович
Севрюков Александр Антонович
Силантьев Александр Петрович
Смирнов Алексей Семёнович
Соколов Станислав Осипович
Сорокин Константин Сергеевич
Сухаревский Иван Иванович
Сюрин Василий Васильевич
Тарасов Пётр Иванович
Тищенко Иван Петрович
Трубицин Иван Тимофеевич
Углянский Пётр Дмитриевич
Фишбейн Иосиф Самойлович
Хаустов Иван Иванович
Хлобыстов Алексей Степанович
Хохлов Виктор Никифорович
Черных Михаил Фёдорович
Шевелев Павел Захарович
 
СПИСОК ЛИЧНОГО СОСТАВА УТОЧНЯЕТСЯ
 

Боевой состав Советской Армии.
«Все истребительные авиаполки Сталина». Владимир Анохин. Михаил Быков. Яуза-пресс. 2014.
«Командармы». Кучково поле. 2006.
«Комкоры» (том 2). Кучково поле. 2006.
«Комдивы» (том 2). Кучково поле. 2014.
 
О замеченных ошибках и неточностях прошу сообщать на адрес major_v@mail.ru
 
Версия от 13 июня 2017 года.
 
Авдеев Александр Фёдорович
 
Родился 23 июля (5 августа) 1916 года в селе Большая Таленка, ныне Тамбовского района Тамбовской области. Окончил 7 классов средней школы. В 1932 году переехал в Московскую область. После окончания школы ФЗУ в 1933 году работал слесарем на литейно-механическом заводе в Москве. Одновременно учился в Подольском аэроклубе. С 1937 года в Красной Армии. В 1939 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов и был направлен служить в Ленинградский военный округ. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 годов в составе 153-го истребительного авиационного полка, летал на И-153, сбитых самолётов не имел.
С июня 1941 года лейтенант А. Ф. Авдеев на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 153-го ИАП, летал на И-153 и И-16. К январю 1942 года заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Ленинградский фронт) старший лейтенант А. Ф. Авдеев совершил 189 успешных боевых вылетов, в 16 воздушных боях сбил 2 самолёта противника и 4 уничтожил на земле. За эти подвиги был представлен к высшей награде страны. С июня 1942 года вместе с полком сражался в составе 2-й Воздушной армии Воронежского фронта на американских истребителях "Аэрокобра".
12 августа 1942 командира эскадрильи 153-го ИАП капитан А. Ф. Авдеев погиб в воздушном бою в районе села Новая Усмань (Новоуспенский район Воронежской области). К этому времени выполнил более 200 боевых вылетов, провёл около 30 воздушных боёв, в которых лично сбил 5 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943), Красного Знамени (13.09.1942), Красной Звезды (03.12.1941).
 
*     *     *
В Люблине, в центре сквера на Ставропольской улице, есть памятник. На гранитном постаменте высится бронзовая фигура лётчика. У него мужественное лицо, упрямо сжатые губы, глаза устремлены в необъятную даль неба. Это памятник Александру Фёдоровичу Авдееву, героически погибшему на Воронежском фронте в годы Великой Отечественной войны.
Александр Aвдеев родился в 1917 году в Тамбовской области, но детство и юность его прошли в Люблине. В полтора года Саша остался без матери. Жил с бабушкой. В 1932 году переехал к отцу в Московскую область, в Любино. Там окончил 7 классов неполной средней школы. После окончания школы ФЗУ в 1933 году работал слесарем в механическом цехе Люблинского литейно - механического завода. Одновременно учился в подольском аэроклубе, который закончил в 1937 году. Тогда же, по комсомольской путёвке, был направлен в Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. По окончании её в 1939 году направлен в Ленинградский военный округ.
Он принимал участие в боях в период военного конфликта с Финляндией, в составе 153-го истребительного авиационного полка. Начав войну Лейтенантом, закончил её Старшим лейтенантом, командиром звена.
Начало Великой Отечественной войны Александр Авдеев встретил уже опытным истребителем, командиром эскадрильи. В те дни 153-й ИАП, используя бипланы И-153, защищал небо Ленинграда. Лётчики полка летая на этих, уже достаточно устаревших, машинах одержали немало побед над опытными вражескими пилотами. В те дни нашим лётчикам нередко приходилось вести воздушные схватки с численно превосходящим противником, но завершались они, как правило, победой.
Самым тяжёлым временем для Александра Авдеева был тот месяц, когда он лежал в госпитале: идёт война, враг рвётся к Ленинграду, а он, лётчик - истребитель Авдеев, вместо того чтобы воевать, валяется на койке. Он даже с врачами переругался. Рана - то уже зажила. А лицо и руки, сколько их ни лечи, всё равно будет видно, что прихватило огнем. Может быть, на свежем воздухе они даже скорей обрастут новой кожей, чем в душной госпитальной палате. А ведь, по - честному говоря, он мог избежать всего этого. Бой шёл под самыми облаками, стоило только Авдееву нырнуть в них, - и след бы его простыл.
И всё - таки, даже очутившись в госпитале, Авдеев не пожалел о случившемся. Избежать ранения он мог. Да что толку в этом ?  Огонь горящего самолёта не опалил бы лицо, а разве лучше, когда его жжёт стыд ?  Никто, конечно, не бросил бы ему упрёка. Но суд собственной совести был для него превыше всего. Он не мог разрешить себе уйти даже от нескольких "Мессеров". Не мог - и всё.
Вот что пишут об этой схватке зарубежные источники. 19 Июля 1941 года, будущий известный немецкий лётчик - ас, Лейтенант Вальтер Навотны ( 9-й штаффель I / JG 54 ), со своим ведомым, вылетел на свободную охоту в район Риги. В районе базирования 153-го авиаполка они столкнулись с четвёркой советских "Чаек", выполнявших боевое задание под командованием Старшего лейтенанта А. Ф. Авдеева. В завязавшейся схватке Навотны сбил 2 "Чайки", но и сам попал под удар советского истребителя, зашедшего ему в хвост  ( это и был истребитель Авдеева ).
В результате этой атаки Ме-109 немецкого аса был сильно повреждён и ему пришлось покинуть машину, приводнившись в Рижский залив. Затем, в течение трёх суток, Навотны добирался на спасательной лодке до территории занятой немецкими войсками. Машина Авдеева, в этом бою, так же была повреждена и пилот совершил вынужденную посадку на своей территории.
Однако, имеется и другое описание этого боя, приведённые в нескольких книгах военного корреспондента, участника Великой Отечественной войны А. В. Бурова, посвящённым защитникам Ленинграда:
"19 Июля 1941 года Александр Авдеев в одиночку пошёл в атаку на 10 "Мессершмиттов". Вражеские лётчики оказались не из трусливого десятка, они ответили контратаками. Да и чего им, собственно говоря, было бояться, - десять против одного !
"Чайка", на которой летал Авдеев, значительно уступала Ме-109 в скорости, зато превосходила его своей изворотливостью. Пользуясь этим, Авдеев ускользал от ударов, а "Мессеры", атакующие его с разных сторон, рисковали всадить пулемётную очередь друг в друга. Так бывает, когда несколько человек набрасываются на одного, а тот успевает метнуться в сторону.
Поняв, что бессмысленно всем сразу идти в атаку, немцы ударили четвёркой. Советский истребитель загорелся. Авдеев был ранен. Но и после этого не сразу вышел из боя. Он развернул самолёт в сторону ведущего и выпустил в него длинную очередь. И она не пропала даром !   Ведущий "Мессер" задымил, начал падать. Только после этого Авдеев развернулся к линии фронта и, перелетев её, выпрыгнул из горящей машины.
Пехотинцы подобрали раненого лётчика и отправили в госпиталь. Пришлось отлёживаться. Как ни рвался Авдеев, врачи продержали его почти до конца Августа. Зато, вернувшись в полк, он летал столько, будто хотел наверстать время, потерянное в госпитале. И действительно, наверстал. К исходу 1941 года Александр Авдеев имел уже 189 боевых вылетов и позднее получил высшую награду - Золотую Звезду Героя".
Как бы то ни было, уже через месяц, залечив ожоги, он снова сражался в небе Ленинграда. Вот короткий перечень его боевых дел.
В один из дней, Авдеев атаковал группу бомбардировщиков Ju-88, сопровождаемых истребителями Ме-109  ( всего около 20 самолётов ). Он сбил Ju-88, но и его машина была повреждена и загорелась. Тем не менее, он продолжал атаковать и сбил ещё один Ju-88 и лишь затем выбросился с парашютом из горящей машины. Получив ранение в этом бою, он с ожогами попал в госпиталь, в котором провёл месяц. По возвращению в полк, ему было присвоено звание Капитан.
23 Сентября 1941 года А. Ф. Авдеев атаковал позицию орудий около Пушкино вместе с другими лётчиками и уничтожил её. На следующий день, Авдеев повёл группу истребителей на штурмовку вражеской мотопехоты к востоку от Ленинграда, где было уничтожено более 10 машин.
5 Октября 1941 года, в районе Мги, Александр Авдеев и Николай Лебедев обнаружили 5 самолётов He-111. Авдеев сбил 1 бомбардировщик, но самолёт Лебедева был повреждён и Александр был вынужден вести дальнейший бой один.
Александр должен был держаться возле подбитой машины товарища, словно привязанный к ней. Это очень усложняло бой. Несмотря на опасность, грозившую самому Авдееву, он не оставил товарища, прикрыл его и дал возможность выйти из боя. В итоге - оставшиеся "Хейнкели" повернули назад и ушли не выполнив своей задачи.
В Ноябре 1941 года, ведя разведку позиций дальнобойной артиллерии врага, он сбил очередной Ме-109 и вскоре был награждён орденом Красного Знамени. В Декабре 1941 года, в одном из вылетов на разведку, он обнаружил и сфотографировал замаскированную дальнобойную батарею противника, за что был награждён орденом Красной Звезды. 1 Января 1942 года одержал очередную победу.
Когда требовалось найти особенно важную цель, командир полка посылал в разведку Авдеева. Поэтому неравные бои случались у него чаще, чем у других. Получив задание отыскать орудие, обстреливавшее Ленинград, он успел пометить на карте огневую позицию и тут же вынужден был вступить в бой. На него шло 7 "Мессеров".
Первую атаку удалось отбить заградительной очередью. А как быть дальше ?  Лётчику стоило немалых трудов подавить в себе стремление броситься в самую гущу немецких истребителей. Авдееву это было больше по душе, чем оборонительная карусель. Но ведь самое главное для воздушного разведчика - доставить на аэродром сведения о противнике. На его "Чайке" радиопередатчика не было. Он мог доложить обо всём только сам, лично.
Бросив самолёт в глубокий вираж, Авдеев на некоторое время оторвался от преследовавших его "Мессеров". Они не смогли развернуться так же круто и по инерции проскочили вперёд. Снова догнав "Чайку", немцы уже не сомневались, что с советским разведчиком всё кончено. Его самолёт падал с ужасающей скоростью.
Только в землю "Чайка" не врезалась. Чуть ли не над самыми макушками деревьев натужно взревел мотор. Преследовать так неожиданно ускользнувшую "Чайку" немцы не решились. Не набирая высоты, она летала над лесом, готовая, казалось, нырнуть даже в просеку.
Во время другого разведывательного полёта Александру Авдееву пришлось иметь дело с 9 истребителями противника. Он отбивался, нападал, снова отбивался, стремясь скорее уйти от преследователей. Увидев на дороге вражеские войска, лётчик хотел тут же, не теряя ни минуты, прочесать дорогу пулемётным огнем. Но мужество - это не только умение заставить себя идти на риск.
Принудить себя не рисковать ради пользы дела - тоже мужество. Именно этим отличался Александр Авдеев. Он понимал, что, даже израсходовав весь боекомплект своих пулемётов, он всё равно не уничтожит колонну автомобилей. Зато наверняка спугнёт врагов. И к тому же, оставшись без патронов, сам превратится в лёгкую добычу для немецких истребителей.
Так и случилось бы, не заставь себя Авдеев сдержаться. И вот теперь он имел возможность отбивать атаки и уходить, уходить, чтобы побыстрее могла прилететь сюда эскадрилья самолётов. Авдеев отбился. Один от девяти !  И хотя сам не участвовал в штурмовке вражеской колонны, разгром её был и его заслугой.
153-й истребительный авиационный полк ( 5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я Армия, Ленинградский фронт ) стал первым авиационным подразделением в Советских ВВС, которое перевооружалось на "Аэрокобры" ( из первой группы этих машин отправленных в Советский Союз ). Переучивание на новые самолёты началось 30 Июня 1942 года на аэродроме в Липецке. В Августе 1942 года полк был отправлен под Воронеж.
12 Августа 1942 года 153-й ИАП уже приступил к боевым действиям. Основным противником наших лётчиков в этом районе была II / JG 77 "Herzas", сбившая к тому времени уже 36 самолётов, но и сама понесшая большие потери. В одном из вылетов заместитель командира эскадрильи Капитан Авдеев во главе группы P-39D вступил в бой с большой группой вражеских бомбардировщиков Ju-88, сопровождаемых истребителями Me-109. С первой же атаки Авдееву удалось сбить самолёт ведущего группы. Строй бомбардировщиков распался. Часть из них стала освобождаться от бомб и поворачивать обратно.
Затем, Авдеев бросился в атаку на группу "Мессеров". Пилот Ме-109, выполнив иммельман, умело уклонился от его атаки и нырнул под "Аэрокобру". Потеряв противник из виду, Александр увидел идущий прямо на него другой "Meссер". Авдеев принял вызов и пошёл в лобовую атаку. Ни один из двух пилотов не отвернул и самолёты столкнулись... Его жертвой оказался Ме-109F-4, под управлением фельдфебеля Франца Шульте  ( Franz Schulte ), аса с 46 победами, нашедшего свой конец возле посёлка Новоусманский Воронежской области. Последними словами Шульте, в отчаянии прозвучавшими по рации, были: "Почему это случилось со мной ?". Произошло это над селом Новая Усмань Новоуспенского района Воронежской области.
Это был первый таран выполненный на "Aэрокобре". К моменту гибели Александр Авдеев одержал 13 побед. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 Февраля 1943 года Капитану А. Ф. Авдееву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Долгое время не было известно, где покоятся останки отважного лётчика. Только весной 1952 года, распахивая залежные земли, трактористы Новоусманского колхоза обнаружили их и детали разбившегося самолёта. Там же его и похоронили. Именем Героя названы улицы в Москве и селе Новая Усмань, там же - установлены памятники. В механическом цехе Люблинского литейно - механического завода, где работал А. Ф. Авдеев, установлена мемориальная доска, а в заводском дворе - его барельеф.
 
*     *     *
Азаров Евгений Александрович
 
Родился 20 ноября 1914 года в селе Волфино Курской губернии (ныне Глушковский район Курской области). Детство и юность провёл в городе Прокопьевск (ныне Кемеровская область). Окончил 7 классов. Работал учеником, затем слесарем на сахарном заводе. Окончил техникум механизации. С 1935 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 153-го ИАП. Летал на И-153, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года лейтенант Е. А. Азаров на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же 153-го ИАП, летал на МиГ-3. С июля по сентябрь 1941 года сражался в 440-м ИАП, продолжая летать на МиГ-3. С сентября 1941 года - в 19-м ИАП (19 августа 1944 года преобразован в 179-й Гвардейский ИАП). Был командиром звена, заместителем командира и командиром эскадрильи. Летал на МиГ-3, ЛаГГ-3, Ла-5 и Ла-7.
К августу 1944 года командир эскадрильи 19-го истребительного авиационного полка (6-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) майор Е. А. Азаров совершил 339 боевых вылетов, провёл 101 воздушный бой, в которых сбил лично 10 и в составе пары 7 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 15 личных победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
К маю 1945 года Гвардии майор Е. А. Азаров выполнил около 400 боевых вылетов, провёл около 110 воздушных боёв, сбил 13 самолётов противника лично (в том числе 1 - тараном) и 7 в паре. За годы войны несколько раз был ранен, в том числе в голову, но неизменно возвращался в строй. Сражался на Ленинградском, Волховском, Воронежском, 1-м Украинском, 1-м Белорусском фронтах.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. С апреля 1946 года Гвардии майор Е. А. Азаров - в запасе по болезни. Жил в городе Пушкино Московской области. Работал ювелиром в артели инвалидов войны "Московский часовщик". Умер 26 января 1957 года.
Награждён орденами: Ленина (19.08.1944), Красного Знамени (16.03.1943, 30.03.1943, 06.06.1945), Суворова 3-й степени (25.07.1944), Красной Звезды (20.05.1940); медалями.
*     *     *
Евгений Азаров родился 20 Ноября 1914 года в селе Волфино, ныне Глушковского района Курской области, в семье крестьянина. Окончил тракторный техникум. В 1935 году был призван в ряды Красной Армии, окончил военную авиационную школу лётчиков в 1938 году.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. За мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, награждён орденом Красной Звезды.
С началом Великой Отечественной войны на фронте. Воевал в составе 153-го истребительного авиаполка, где летал на И-153 и МиГ-3. С Июля 1941 года по Февраль 1942 года сражался в составе 440-го, а затем - 19-го авиаполков. Был командиром звена, заместителем командира и командиром эскадрильи.
19-й истребительный авиаполк, сформированный в 1938 году, одним из первых встретил противника на подступах к Ленинграду.
За сравнительно короткий срок, действую в системе ПВО Ленинграда, лётчики полка произвели 2826 боевых вылетов, участвуя в 415 воздушных боях сбили 76 самолётов противника. Наши пилоты дрались на устаревших типах самолетов с численно превосходящими силами противника и показывали, при этом, образцы мужества и героизма.
В боях за Ленинград Евгений Азаров, обладая безупречной техникой пилотирования, одержал несколько побед. С 1942 года его ведомым надолго стал Андрей Громов, тоже довольно опытный лётчик. Это было весьма своеобразная пара: у Азарова острота зрения, после тяжёлого ранения, была потеряна. Зато у Громова зрение было отличное, и ведомый стал "глазами" ведущего. Поступали они так: впереди летел ведомый, а сзади ведущий - Азаров. Заметив противника, Громов сообщал: "Азарыч !   Я - Громов !   Вижу противника !" - "Подводи", - передавал Азаров. Ведомый "подводил" его к противнику, и Азаров, заметив немецкий самолёт, подавал команду: "Вижу цель !   Атакую !"   После этого Громов оттягивался назад и прикрывал хвост самолёта ведущего.
Азаров атаковал противника и, как правило, сбивал с первой же очереди, ведя огонь с короткой дистанции. Недаром он любил говорить: "Мой девиз - кинжал врагу прямо в сердце !" и ещё: "Не тот лётчик - истребитель, кто на истребителе летает, а кто врага сбивает..."
В 1943 году Евгения Азарова, из - за плохого зрения чуть не списали с лётной работы. Его убеждали, что летать ему больше нельзя. На все доводы он отвечал так: "Прошу оставить меня на фронте до окончания фойны. Я не подведу, даю слово". Громов тоже просил оставить командира, обещая зорко смотреть за двоих. И Азарова оставили в полку. Свое слово лётчики сдержали - на личном счету каждого росло число сбитых вражеских самолётов.
После Ленинграда они вели бои на Воронежском фронте, Курской Дуге  ( в составе 2-й Воздушной армии ). Участвовал в освобождении Украины   ( до Карпат ), Белоруссии, Литвы и части Польши. С Августа 1943 года командование полком принял Герой Советского Союза Лев Львович Шестаков. Он сам водил в бой молодых пилотов, несмотря на сложную обстановку, показывал как следует действовать. Он погиб весной 1944 года в боях под Проскуровом. После его гибели полк принял Павел Фёдорович Чупиков.
20 Июля 1944 года, в период боёв над Польшей, группа истребителей 19-го авиаполка, возглавляемая Подполковником П. Ф. Чупиковым, вылетев на "свободную охоту", встретилась в районе переправы через Западный Буг с большой группой вражеских истребителей. У нас было 16 самолётов, у противника - 30. Несмотря на численное превосходство врага, советские лётчики смело вступили в бой. В жаркой напряжённой схватке они сбили 5 "Фоккеров" и вернулись домой без потерь. В этом бою Евгений Азаров в паре со своим ведомым сбил 2 самолёта противника.
А уже на следующий день, в воздушном бою над посёлком Седлище - Полоцк  ( Польша ), командир эскадрильи 19-го истребительного авиационного полка Капитан Е. А. Азаров на истребителе Ла-5 таранил вражеский самолёт Ме-109, а сам приземлился на парашюте.
К Августу 1944 года он совершил 339 боевых вылетов, провёл 101 воздушный бой и уничтожил 15 самолётов противника.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 Августа 1944 года Азаров Евгений Александрович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
В Феврале 1945 года советские войска готовились к наступлению на Берлин, но к концу месяца напряжённая обстановка создалась на правом фланге фронта. В район Альтдама противник перебросил группу отборных асов на самолётах самых последних модефикаций. Вражеские "охотники" стали неожиданно нападать на советские штурмовики и бомбардировщики, принося значительное беспокойство нашей авиации.
Командование 176-го Гвардейского авиаполка  ( это наименование полк получил 19 Августа 1944 года ), решило направить для борьбы с противником группу лётчиков, в которую вошли Полковник П. Чупиков, А. Куманичкин, Д. Титаренко, Е. Азаров, А. Громов и другие. Группа базировалась в нескольких километрах от переднего края, на восточном берегу озера Медве. За несколько дней боевой деятельности лётчики уничтожили более 10 вражеских самолётов, не потеряв ни одной своей машины.
15 Марта 1945 года Евгений Азаров в паре со своим неизменным ведомым - Громовым вылетел на "свободную охоту". У самой линии фронта Громов увидел, что навстречу им, на высоте 5000 метров летит пара FW-190. Перехватив противника наши лётчики вступили в бой. Завязалась воздушная карусль. В глазах рябило от перегрузок, на плечи навалилась непомерная тяжесть. В один из моментов Азаров поймал в прицел вражеский самолёт и со второй очереди зажёг "Фоккер" ведомого вражеской пары. Немецкий лётчик выпрыгнул с парашютом, но тот не раскрылся...
Ведущему "фоккеру" удалось открыть огонь по самолёту Андрея Громова, прикрывающего атаку Азарова. Затем он, резко развернулся и увеличив скорость, бросился прочь. Наши лётчики устремились в погоню. Азаров передал ведомому, чтобы тот атаковал сам. Громов, сделав пару заходов, повредил вражеский истребитель. Тот накренился на одно крыло, потерял управление и упал на землю.
Вернувшись домой Азаров увидел, что лицо его товарища залито кровью - он был ранен осколком приборной доски, разбитой пулемётной очередью ведущего вражеской пары. Несмотря на острую боль лётчик продолжил бой и сбил самолёт противника. Громов потерял много крови, но наотрез отказался лечь в санчасть. В тот же день, когда врач извлёк осколок из его щеки, он с забинтованой головой отправился на очередное боевое задание.
А вечером, к ним прилетел Генерал - командир авиационного соединения. Он собрал лётчиков группы и особо поблагодарил Азарова и Громова за успешное выполнение боевого задания: к тому времени уже было установлено, что в том тяжелейшем бою они сбили двух известных немецких асов...
К концу войны Евгений Александрович Азаров произвёл около 400 успешных боевых вылетов. Проведя более 100 воздушных схваток, уничтожил 13 самолётов лично и 7 - в группе с товарищами.
После окончания войны, до Апреля 1946 года, Майор Е. А. Азаров продолжал служить в ВВС. Затем, по состоянию здоровью, уволился в запас. Работал ювелиром в артели инвалидов войны "Московский часовщик"  ( городе Пушкино Московской области ). Умер 26 Января 1957 года.
 
*     *     *
 
Губанов Алексей Алексеевич
 
Родился 12 марта 1918 года в городе Москве. Окончив 7 классов, поступил учеником слесаря на авиаремонтный завод, учился в вечернем радиотехникуме, учился летать в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года в составе 7-го ИАП. Совершил 120 боевых вылетов на И-15бис и И-153, воздушных побед не имел.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. А. Губанов на фронтах Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в должности командира звена 7-го ИАП (5-я САД, ВВС 23-й Армии), летал на МиГ-3. С сентября 1941 года воевал в 153-м ИАП, продолжая летать на МиГ-3. 15 апреля 1942 года направлен в 3-й Гвардейский ИАП, где летал на ЛаГГ-3 и Ла-5. 12 декабря 1942 года переведён в 13-й ИАП (24 августа 1943 года преобразован в 111-й Гвардейский ИАП), летал на Ла-5 и Ла-7.
К маю 1943 года командир 1-й эскадрильи 13-го истребительного авиационного полка (201-я истребительная авиационная дивизия, 2-й смешанный авиационный корпус, 4-я Воздушная армия, Северо-Кавказский фронт) капитан А. А. Губанов совершил 358 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 14 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1241).
Войну помощник командира по воздушно-стрелковой службе 111-го Гвардейского истребительного авиационного полка (10-я Гвардейская истребительная авиадивизия, 10-й истребительный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия, 4-й Украинский фронт) Гвардии майор А. А. Губанов закончил в Праге. Всего совершил 525 боевых вылетов, провёл 104 воздушных боя, в которых сбил лично 23 и в составе группы 6 самолётов противника (в последнем наградном листе говорится о 27 личных победах). Воевал на Ленинградском, Сталинградском, Южном, Северо-Кавказском, Воронежском, 1-м Украинском, 4-м Украинском фронтах.
После войны продолжал служить в ВВС. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию (в Монино). Командовал полком, был начальником штаба авиационной дивизии. С 1973 года Гвардии полковник А. А. Губанов - в запасе. Жил в Воронеже. Умер 26 июля 1982 года, похоронен на Юго-Западном кладбище.
Награждён орденами: Ленина (24.08.1943), Красного Знамени (28.05.1943, 29.06.1945), Александра Невского (05.01.1944), Отечественной войны 1-й степени (08.05.1943), Красной Звезды (03.01.1940, 26.11.1941, ...); медалями.
 
*     *     *
Есть люди, для которых ни один прожитый день, ни одно событие не остаётся бесследными. Время обогащает их, делает опытнее. Именно таким является Алексей Губанов. Он родился в 1918 году в Москве, в рабочей семье. Окончив 7 класов, поступил учеником слесаря на авиаремонтный завод. Учился в вечернем радиотехникуме. Окончив в 1937 году аэроклуб, Алексей поступил в Борисоглебскую военную школу лётчиков. И уже через год был назначен командиром звена 13-го истребительного авиационного полка.
Зимой 1939 - 1940 годов Лейтенант А. А. Губанов в должности командира звена участвовал в Советско - Финляндском вооружённом конфликте. На И-15бис совершил 14 вылетов на штурмовку войск противника.
С началом Великой Отечественной войны - снова на фронте. Вот тут - то и пригодился полученный боевой опыт. С первых же дней войны Губанов не раз вступал в бои. Иногда в день приходилось делать по 3 - 4 вылета. Успех же в воздушном бою приходил тогда редко - сказывалось слабое вооружение "Ишачков". В совершенстве владея техникой пилотирования, отлично зная боевые возможности своего самолёта, он всегда старался захватить инициативу, тактически грамотно действовать, мгновенно оценивать обстановку и в ходе боя вносить, если это требуется, изменения в ранее продуманный план. Каждый воздушный бой он осмысливал затем теоретически, делая соответствующие выводы.
Свои первые воздушные победы Алексей Губанов одержал на самолёте ЛаГГ-3. Как известно, "ЛаГГи" получили во многих публикациях, особенно последнего времени, довольно дурную репутацию. Самолёт действительно был тяжеловат и вялый в маневре, но в умелых руках вполне мог потягаться с любым противником. Лучшим примером тому может послужить сверхрезультативный бой, проведённый Алексеем Губановым 3 Февраля 1942 года. В этой воздушной схватке А. А. Губанов добился исключительной по тому времени победы, сбив на ЛаГГ-3 сразу 3 вражеских истребителя Ме-109.
Настоящим испытанием для Губанова стали бои в небе Сталинграда. Время тогда было горячее. Иногда в день приходилось делать по 3 - 4 боевых вылета. И редкий вылет обходился без встречи с воздушным противником. Иногда таких встреч бывало несколько. Характерный эпизод произошёл в Декабре 1942 года. Сам Алексей Алексеевич рассказывает об этом так:
"Двухнедельные бои на Сталинградском фронте, начавшиеся в Ноябре 1942 года, увенчались блестящей победой наших войск. Громадная группировка немцев была зажата в кольцо. Это кольцо с каждым днём всё туже сжималось вокруг немецкой армии.
Пытаясь спасти окружённых, не жалея ни сил, ни техники, немецкое командование бросало днём и ночью сотни транспортных самолётов со снарядами, питанием и подкреплением. Эти самолёты уничтожались нашими истребителями, а поэтому мало кто из них достигал цели и ещё меньше возвращалось обратно.
В районе Котельниково большая группа немецких войск начала наступление с целью пробиться к окруженным, но наши войска сдержали натиск врага, потом сами перешли в наступление. В этой обстановке наш истребительный полк базировался на аэродроме Светлый Яр вместе с одним из полков штурмовиков Ил-2. Штурмовики по нескольку раз в день вылетали на фронт в район Котельниково, а мы прикрывали их. 26 Декабря мне была поставлена задача: группой, составленной из 5 истребителей, прикрыть 6 штурмовиков Ил-2, летевших для удара в район Котельниково.
"Илы" летели строем "правый пеленг". Мы, истребители, построили вокруг них следующий боевой порядок: пара Ла-5 во главе с моим заместителем Игнатьевым летела с правой стороны от Ил-2. Я один летел с левой стороны от группы, пара Ла-5, ведомая Лейтенантом Гнидо, - сбоку и немного выше. Пётр Гнидо имел задачу первым вступать в бой при появлении немецких истребителей.
После взлёта быстро построились в заданный боевой порядок. Ведущий штурмовиков передал по радио: "ложусь на курс". Метеорологические условия были хорошие: ни одного облачка.
Справа, на изгибе Волги, прямо вверх поднималась огромная серая туча дыма - горел Сталинград. Маршрут проходил параллельно железной дороге, идущей из Сталинграда на Котельниково.
Пересекаем линию фронта. В воздухе спокойно. Навстречу нам на большой высоте летит немецкий разведчик, оставляя за собой губительный для него белый (инверсионный) длинный хвост. Почти параллельно с нами, но значительно выше, летит наш разведчик Пе-2, направляясь в тыл к немцам. Вот впереди показались ещё 2 точки в воздухе. Кто это ?   Наши самолёты или немцы ?   С каждой секундой точки увеличиваются, принимая очертания самолётов. Вот уже ясно видно, что это истребители. По - видимому, это немцы. Передаю по радио: "Внимание, впереди 2 "Мессершмита". В моей группе произошло заметное движение, штурмовики подтянулись к ведущему, пара Гнидо начала набирать высоту.
Пролетели линию фронта. Ещё 5 километров - и наша цель. "Мессершмиты" пролетели мимо нас и сзади стали разворачиваться в хвост нашей группе. Вот они уже со снижением догоняют пару Гнидо. Оба наших истребителя резко разворачиваются прямо в лоб немцам. Завязался бой.
Я осматриваю кругом воздух. Кажется, кроме этой пары "Мессеров", больше никого не видно. Наблюдаю за воздушным боем. Все преимущества на стороне немцев. Они начали бой, имея запас высоты и скорости, чего не было у пары Гнидо. Вот немцы уже заставили Гнидо встать в круг и атакуют его короткими клевками сверху. Собьют их обоих, подумал я. Что делать ?   Снова осматриваю воздух - никого. Впереди уже видна цель. Убедившись, что в воздухе противника больше нет, я передал по радио паре Игнатьева: "Прикрывай один, я помогу Гнидо".
Быстро разворачиваюсь назад и с набором высоты иду к месту боя. Набрав 500 метров выше немцев, я со стороны солнца атакую в хвост одного из "Мессеров". Немец, увидя, что я у него в хвосте, круто взмыл вверх, я за ним. Вот он уже достиг верхней точки "горки" и как бы "завис" на какую - то долю секунды. Прицеливаюсь и открываю огонь по нему. Увидев трассу, немец резко переводит машину в пикирование, а я проскакиваю мимо, вверх, одновременно стараясь рассмотреть, где второй Ме-109. А вот и он !   Ниже меня метров на 500. "Мессер" повис в хвосте у одного Ла-5; последний энергично виражил, стараясь не попасть немцу в прицел. Недолго думая, я пикирую на него сверху и быстро захожу в хвост. Одной угрозы атаки было достаточно, чтобы немец вышел из боя переворотом. Не теряя времени, я стал собирать своих истребителей в группу, чтобы вместе идти разыскивать наших штурмовиков. Наконец мне это удалось, и мы втроём полетели в район цели.
Вот впереди на бреющем полёте показалась группа самолётов. Я считаю - 5 штурмовиков, значит, это моя группа. Гнидо, увидев штурмовиков, резко пошёл на снижение вместе со своим ведомым. Я, не теряя высоты, продолжал лететь наперерез группе штурмовиков. Когда я был уже почти над группой, мне показалось, что в группе что - то неладно. Смотрю внимательнее и вижу двух "Мессеров", которые пытались атаковать штурмовиков. Один из наших истребителей переходами слева направо держал их на почтительном расстоянии. Пара Гнидо, разворачиваясь на параллельный штурмовикам курс, не могла видеть Ме-109.
Пропустив группу вперёд, я полупереворотом теряю высоту и, прижимаясь вплотную к земле, догоняю "Мессеров". Откуда появилась эта пара, думал я, наводя перекрестие прицела на грязный живот Ме-109. Вероятно, это те же, с которыми мы только что подрались, решил я и нажал кнопку пушек. Промаха быть не могло: слишком с близкой дистанции я открыл огонь по врагу. С 50 метров хорошо видно, как снаряды впиваются в самолёт, вспыхивая розовыми звёздочками. Вот из пробитого водяного радиатора немецкого самолёта брызнула вода, распыляясь в воздухе белой полосой. К ней присоединилась темная струйка дыма загоревшегося мотора, и ещё через секунду "Мессер" вздрогнул, из - за кабины лётчика вырвался длинный язык пламени и самолёт завис. Я еле успел поддернуть свой самолёт, чтобы не столкнуться с немцем, и выскочил вперёд.
Второй "Мессер", увлекшийся стрельбой по одному из штурмовиков, не видел гибели своего ведомого. Я снова, чтобы не обнаружить себя, прижимаюсь к земле и захожу снизу под хвост к Ме-109. Повторяется то же, что и с первым, только финал этого немца был несколько иным. После одной длинной очереди из пушек он перевернулся на спину и мгновенно врезался в землю с высоты 100 метров. Накренив машину, я посмотрел назад. Над местом падения немца, как большой гриб на тонкой ножке, стоял столб чёрного дыма.
На аэродром вернулись все наши самолёты, за исключением одного вынужденно севшего на своей территории штурмовика.
Обо всём, что произошло в воздухе, на КП уже знали. Один из лётчиков соседнего полка, возвращаясь с разведки, видел картину и результат боя и, сев на наш аэродром для дозаправки горючим, доложил о том, что он видел".
Вроде обычный вылет. Только к числу сбитых Губановым самолётов противника прибавилось ещё два.
В первой половине Февраля 1943 года авиационный полк, в котором служил Губанов, выполнял задачи по обеспечению действия штурмовиков и прикрытию наземных войск, одновременно ведя воздушную разведку.
3 Февраля лётчиками дивизии было проведено 7 групповых воздушных боёв, в результате которых было сбито 11 Ме-109. При этом А. А. Губанов уничтожили 3 самолёта. Но главный итог заключался в том, что была обеспечена эффективная работа штурмовиков.
В 1943 году Старший лейтенант А. А. Губанов участвовал в сражении над "Голубой линией" - в битве на Кубани. Когда исход этой битвы стал ясен, Капитан А. А. Губанов был представлен к званию Героя Советского Союза "за совершённые к Маю 1943 года 358 боевых вылетов, 14 самолётов противника, сбитых им лично". Заметим, что по числу боевых вылетов в то время Губанов был в числе лидеров советской истребительной авиации.
В середине Июля 1943 года А. Губанов должен был в паре сопровождать 6 Ил-2, летевшую на штурмовку неприятельских передовых позиций. На взлётную полосу они выруливали вдвоем, но в воздухе А. Губанов оказался один: ведомый не взлетел - отказал двигатель. Охранять штурмовиков Алексею пришлось одному. Не долетев до линии фронта, встретили группу фашистских истребителей. Умело маневрируя, отважный воздушный боец не дал малейшей возможности "Мессерам" подойти к "Илам". Больше того - в горячей схватке А. Губанов сбил 2 самолёта противника. Сделав по несколько успешных заходов, наши Ил-2 без потерь вернулись на свой аэродром.
...В Августе 1943 года войска Воронежского фронта перешли в контрнаступление на Белгородско - Харьковском направлении. Их действия прикрывала авиация 2-й Воздушной армии. В те дни успешно действовали полки 201-й истребительной авиационной дивизии. Так, в конце дня 3 Августа, на 5-м боевом вылете в район Задельное - Быково, сопровождая 6 штурмовиков Ил-2, Капитан А. А. Губанов во главе четвёрки Ла-5ФН встретил группу вражеских истребителей. В завязавшемся воздушном бою, кэмэск Губанов сбил 2 самолёта противника. "Илы" выполнив задачу, вернулись на аэродром без потерь.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 Августа 1943 года Губанов Алексей Алексеевич был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
Впоследствии Гвардии капитан А. А. Губанов сражался над Днепром и Тернополем, участвовал в освобождении Польши и в воздушных боях над Германией.
В наградных документах на него командование неоднократно подчеркивало, что как командир "Губанов умело передаёт свой боевой опыт летному составу, обучает его мастерскому ведению воздушного боя, настойчиво прививает храбрость и отвагу в борьбе с фашистскими стервятниками".
Не всегда всё проходило гладко. В профессии лётчик - истребителя больше, чем в какой - либо другой, нужны такие качества, как быстрота реакции, твёрдые знания, умение грамотно использовать технику, тактическое мастерство. Человек может иметь своеобразие в характере, кое в чём отставать от товарищей, в чём - то ошибаться. Но одного не терпит эта профессия - трусости.
В конце 1944 года в эскадрилью прибыло несколько молодых пилотов. Среди них высокий, стройный Лейтенант, весельчак и балагур. Он неплохо играл на гитаре, пел и сразу пришёлся всем по душе - в суровых фронтовых буднях любят весёлых людей, умеющих шуткой скрасить тяжесть положения. Но лётчики ждали, как покажут себя молодые в деле.
Ждать пришлось недолго. И задание было обычное - эскадрилье вылететь на перехват вражеских самолётов. В задании было сказано: не трогать транспортные самолёты, а уничтожать их прикрытие - истребителей. Видимо, на "Юнкерсы" должны были направить истребители с других аэродромов.
Эскадрилья поднялась в воздух. И вовремя. Армада вражеских самолётов показалась с запада. Выше неё комариной стайкой блестели истребители. Наша эскадрилья построилась в заданный боевой порядок и с набором высоты устремилась навстречу противнику. Губанов старался быстрее сблизиться и атаковать наверняка, зная, что его ведомые следят за ним и первый успех в атаке даст им уверенность, задор, веру в успех - тот "огонёк", который особенно нужен в бою.
Атака была безошибочной. "Фокке - Вульф" не успел увернуться от снарядов, выпущенных Алексеем Губановым, и стал падать. Остальные FW-190 разделились на пары. Начался ожесточённый воздушный бой.
С земли были видны только тёмные чёрточки. Они медленно перемещались, временами превращаясь в точки, исчезая и вновь появляясь. Казалось, что стая птиц плавает, купается в солнечной голубой безбрежности.
В стороне показались ещё несколько вражеских самолётов. Всё увеличиваясь, они приближались к аэродрому. Откуда - то сверху мелькнула серебристая строчка, протрещала длинная очередь - и вот уже один из легко различимых теперь тяжёлых самолётов лениво свернул вниз, потом всё быстрее и быстрее пошёл к земле...
Когда истребители сели, Алексей Губанов выстроил лётчиков и медленно, сдерживаясь, спросил весельчака - Лейтенанта:
- Почему ушёл из боя, оставил ведущего ?
- Я прикрывал вас. А потом ударил по "Юнкерсу", - проговорил тот.
- В следующий раз струсишь - сами срубим... Запомни это... - коротко сказал Губанов.
Лейтенант побледнел и опустил глаза. Он не сказал больше ни слова. Но в следующих боях этот лётчик ни разу уже не подводил - сумел перебороть страх.
Так воевал и воспитывал подчинённых Алексей Губанов. Один из своих последних воздушных боёв он провёл 29 Марта 1945 года. Уже на исходе дня восьмёрка Ла-7, ведомая им, сопровождала девятку бомбардировщиков. В районе цели наши самолёты были атакованы 20 истребителями противника. Их первая четвёрка прорвалась к замыкающему звену, но полностью была уничтожена в ходе короткого боя. Однако и 2 наших бомбардировщика были повреждены. В сопровождении "Лавочкиных", они перелетели линию фронта и сумели произвести удачную посадку. Боевое задание было выполнено: бомбардировщики удачно отбомбились по вражеским позициям, а сопровождающие их истребители сбили 5 немецких Ме-109.
Алексей Губанов сражался в небе Сталинграда, на Кубани, на Курской дуге, над Днепром и под Тернополем, участвовал в освобождении Польши и Чехословакии. С Ноября 1942 года летал на Ла-5, а со второй половины 1944 года - на Ла-7.
Войну командир эскадрильи 111-го Гвардейского истребительного авиационного полка  (10-я Гвардейская истребительная авиадивизия, 10-й истребительный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия, 4-й Украинский фронт)  Гвардии майор А. А. Губанов закончил в Праге. Всего он произвёл 550 успешных боевых вылетов, участвуя в 105 воздушных боях, лично сбил 28 и в группе с товарищами 9 самолётов противника.  (М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 22 личные победы и 5 групповых)
После окончания войны Алексей Алексеевич ещё долго служил в ВВС. Окончив Военно - Воздушную академию, Гвардии полковник А. А. Губанов снова вернулся в лётную часть. Командовал полком, был начальником штаба авиационной дивизии. Летал на Як-15, Ла-15, МиГ-15, МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21, Су-7Б. Казалось, годы обходят этого энергичного, жизнерадостного человека. Он всегда был весел, полон энтузиазма и молодого задора. Много работал. Иногда писал статьи - благо ему было чем поделиться, о чём вспомнить...
 
*     *     *
 
Дубовик Иван Михайлович
 
Родился в 1917 году в селе Моисеево (Велижский район Великолукской области). В 1937 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. Окончил военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП (59-я ИАБР, ВВС 7-й Армии). Летал на И-153, в воздушных боях сбил в паре 1 самолёт противника. Награждён медалью "За боевые заслуги".
С 22 июня 1941 года младший лейтенант И. М. Дубовик на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 7-го ИАП, летал на МиГ-3. В октябре 1941 года переведён в 153-й ИАП, где продолжал летать на МиГ-3. С марта 1942 года - командир эскадрильи 14-го Гвардейского ИАП, летал на Як-1. В сентябре 1943 года направлен в 159-й ИАП, где летал на "Киттихауке" и Ла-5. В июне 1944 года вернулся в 14-й Гвардейский ИАП, летал на Як-9 "Краснокутский колхозник" (самолёт построен на средства, собранные жителями города Красный Кут).
К ноябрю 1944 года помощник командира по воздушно-стрелковой службе 14-го Гвардейского истребительного авиационного полка (275-я истребительная авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) Гвардии майор И. М. Дубовик совершил 288 боевых вылетов, провёл 45 воздушных боёв, в которых сбил лично 11 и в составе группы 9 самолётов противника, уничтожил 1 аэростат-корректировщик (с ноября 1944 года полк боевой работы не вёл, занимался по плану учебно-боевой подготовки, прикрывая побережье Эстонии).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. Его имя носит одна из улиц в городе Красный Кут (Саратовская область).
Награждён орденами: Красного Знамени (20.12.1941, 10.07.1944), Отечественной войны 1-й степени (02.05.1943), Отечественной войны 2-й степени (05.11.1944), Красной Звезды (13.12.1941); медалями.
*     *     *
Кирсанов Пётр Семёнович
 
Родился 1 января 1919 в деревне Лапино, ныне Калужской области. С августа 1936 года в ряда Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 153-го ИАП, летал на И-153, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года лейтенант П. С. Кирсанов на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира эскадрильи того же 153-го ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП), летал на МиГ-3 и "Аэрокобре". В 1941 году арестован "за потерю ориентировки при выполнении боевого задания", следствием чего стала вынужденная посадка и потеря 6 истребителей из-за полной выработки горючего. Его дело не было направлено в военный трибунал. Ввиду боевых и отсутствия погибших при вынужденных посадках командование ограничилось снятием его с должности. В 1942 году воевал на Воронежском фронте, восстановлен в должности заместителя командира эскадрильи, затем назначен командиром эскадрильи.
С марта 1943 года до конца войны служил инструктором-лётчиком Главного управления боевой подготовки фронтовой авиации ВВС РККА, летал на Як-3 и других типах самолётов. К маю 1945 года Гвардии майор П. С. Кирсанов совершил 323 боевых вылета, провёл около 30 воздушных боёв, в которых сбил 7 самолётов противника лично и 3 в составе пары.
После окончания войны до 1952 года служил в Главном управлении боевой подготовки ВВС. В 1950 году окончил Военно-Воздушную академию. С 1952 года - командир авиационной дивизии. В 1958 году окончил Военную академию Генерального штаба, служил на различных командных должностях. С 1988 года - военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Жил в Москве. Умер 7 ноября 1991 года, похоронен на Троекуровском кладбище.
Награждён орденами: Ленина,  Октябрьской Революции,  Красного Знамени (26.02.1942, 13.09.1942, 06.04.1945, ...), Отечественной войны 1-й степени (19.08.1944, ...), Красной Звезды (1940, ...), "За службу Родине в ВВС СССР" 3-й степени; медалями, иностранными наградами.
 
*     *     *
 
Воевал в 153-м истребительном авиационном полку командир эскадрильи Пётр Семёнович Кирсанов, ставший впоследствии Генералом, работником Главного штаба ВВС. Идёт, бывало, по аэродрому, высокий, стройный, и вызывает невольное восхищение. Спокойный, покладистый по характеру, он был храбр в бою и пользовался большим уважением у лётчиков.
Боевое крещение Кирсанов принял под Ленинградом в 3 часа утра 22 Июня 1941 года. Там же он сбил первый вражеский самолёт, и там же его постигло несчастье, едва не закончившееся судом военного трибунала.
Во главе шестёрки истребителей Кирсанов вылетел на сопровождение бомбардировщиков, получивших задачу нанести удар по станции Сиверская. Отбомбились, проводили боевых друзей до аэродрома и взяли курс домой. Подлетают к Неве, а по ней стелется туман. Повернули обратно. И там погода не лучше. Попробовали пробиться вниз - не удалось: туман опустился до самой земли. Радиосвязи между самолётами тогда ещё не было, и шестёрка рассыпалась. Горючее на исходе. Что делать ?
Кирсанов оставил самолёт, приземлился на каком - то болоте и только на седьмые сутки окружным путём через Ярославль и Рыбинск добрался до своей части. Его тут же к ответу: как, да что, да почему ?  Совсем недавно всем шестерым лётчикам выдали партийные билеты. И вот пожалуйста: погубили боевые машины.
- Но что же мне оставалось делать ? - защищался комэск.
Все знали: в подобных условиях иного выбора, как покинуть самолёт, не оставалось. Тем не менее ведущего решили наказать, ибо одновременная потеря шести машин - большой урон для потрепанного в боях полка. До трибунала дело не дошло, но с должности командира эскадрильи Кирсанова сняли. Так, разжалованным, он и прибыл в 153-й авиаполк под Воронеж.
Командир полка Майор С. И. Миронов сразу же восстановил прибывшего лётчика в прежней должности, и не ошибся. Кирсановская эскадрилья была одной из лучших в полку. Сам комэск под Воронежем увеличил свой боевой счёт на 6 сбитых вражеских машин.
Однажды группа истребителей во главе с Кирсановым встретилась над переправой через Дон с 17 немецкими самолётами. В числе их было 8 Ме-109. Комэск первым навязал противнику бой. И закрутилась над русской рекой карусель. Итог ей подвели пехотинцы. Они сообщили в полк: сбиты 3 "Юнкерса" и 2 "Мессера".
И ещё об одной схватке эскадрильи Кирсанова над Воронежем хочется рассказать. Шестёрка его истребителей встретилась с 28 "Мессершмиттами". Нашим пришлось нелегко: против одного советского истребителя почти пять вражеских. И все же кирсановцы не отступили. Одного "Мессера" свалил на землю командир. Но и его самолёт порядком потрепали. Снарядом повредило маслосистему, и мотор заклинился. Пришлось садиться в поле.
Войну Пётр Семёнович Кирсанов закончил инструктором - лётчиком Главного управления боевой подготовки фронтовой авиации ВВС. Всего произвёл 323 успешных боевых вылетов, в воздушных боях уничтожил 8 вражеских самолётов лично и 6 - в группе с товарищами.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 3 групповые победы. ]
 
*     *     *
 
Кисляков Анатолий Васильевич
 
Родился 20 февраля 1918 года в деревне Утенино Талдомского района Московской области. Окончил 7 классов школы и 1-й курс Московского полиграфического техникума. Работал наборщиком в типографии. С 1939 года в рядах Красной Армии. В марте 1940 года окончил Борисоглебское военное авиационное училище лётчиков. Служил в Забайкалье, с мая 1941 года - в Ленинградском военном округе.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. И. Кисляков на фронтах Великой Отечественной войны в составе 153-го ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП). Летал на И-153 и "Аэрокобре". Прошёл путь от лётчика до помощника командира полка. Воевал на Ленинградском, Воронежском, Северо-Западном, Калининском, 2-м Прибалтийском, 1-м Прибалтийском, 3-м Белорусском фронтах. 2 августа 1942 года легко ранен.
К декабрю 1944 года помощник командира 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе (5-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 3-я Воздушная армия, 1-й Прибалтийский фронт) Гвардии капитан А. В. Кисляков совершил 532 боевых вылета, в воздушных боях сбил лично 14 и в составе группы 2 самолёта противника (в наградном листе говорится о 15 личных и 4 групповых победах), а также уничтожил 1 аэростат-корректировщик. За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
К маю 1945 года помощник командира 28-го Гвардейского ИАП (5-я Гвардейская ИАД, 3-й Белорусский фронт) Гвардии майор А. В. Кисляков совершил 539 боевых вылета и провёл 63 воздушных боя (число побед не изменилось). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 7945).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1952 году окончил Военно-Воздушную академию. С 1968 года Гвардии полковник А. В. Кисляков - в запасе. Жил в Москве. Работал ведущим конструктором завода. Умер 28 июля 1998 года, похоронен на Троекуровском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (20.12.1941, 18.08.1945), Красного Знамени (03.05.1942, 11.10.1943, 07.10.1944), Александра Невского (15.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (22.02.1943, 11.03.1985), Отечественной войны 2-й степени (20.01.1943), Красной Звезды (дважды); медалями.
 
*     *     *
- Везло мне на командиров, - вспоминает Гвардии полковник в отставке Анатолий Васильевич Кисляков. - Начать хотя бы с того, что училище лётчиков, которое я окончил в марте 1940 года, носило имя Валерия Чкалова. Мы, курсанты, бредили тогда этим именем и летать старались только по-чкаловски. Ведь мы называли себя чкаловцами !
После училища была служба в Забайкалье, в полку, которым командовал Герой Советского Союза В. Скобарихин. Это он в боях над Халхин - Голом таранил японский истребитель и сумел благополучно приземлиться на своём аэродроме, доставив застрявшее в плоскости И-16 колесо от шасси вражеского самолёта. Многому научились молодые лётчики у этого крещённого огнём воздушного воина. А за месяц до начала войны эскадрилью, в которой служил Кисляков, из Забайкалья перебросили в полк, которым командовал тоже Герой Советского Союза - С. Миронов, отличный лётчик, умный командир - воспитатель, требовательный и в то же время уважительный к подчинённым. Похожим на Миронова был и командир эскадрильи П. Кирсанов. В 1942 году Кислякову посчастливилось стать его заместителем. Хотя Кирсанов и был молод, но выделялся среди лётчиков начитанностью, общей культурой.
- Ну разве не везло мне на командиров ! - с гордостью говорит Кисляков. - И разве мог я не равняться на них, не стараться владеть самолётом так, как они, в совершенстве !..
Боевая страда лётчика - истребителя Анатолия Кислякова началась на 2-й день Великой Отечественной войны. Полку пришлось прикрывать небо Ленинграда. Враг бросил в бой десятки бомбардировщиков, истребителей, рассчитывая с ходу сокрушить нашу оборону на земле и в воздухе, уничтожить город, истребить её защитников.
Очень тяжёлую задачу пришлось решать в те дни и месяцы защитникам Ленинграда, воинам наземных частей и тем, кто охранял морские и воздушные рубежи. В летние и особенно осенние месяцы, когда вражеские полчища подошли к стенам Ленинграда, наши лётчики ежедневно совершали по 6 - 8 боевых вылетов. Именно такое напряжение пришлось выдержать Анатолию Кислякову и многим его однополчанам. Вражеские Ме-109 обладали определёнными преимуществами перед нашим самолётом И-153 "Чайка", на котором летал в ту пору Анатолий Кисляков. Но уступать "поле боя" врагу по этой причине наши лётчики не собирались. А наиболее опытные из них не жалели времени на то, чтобы рассказать молодым авиаторам, как лучше ловить "Мессеров", на чём выигрывать в воздушных схватках. Особое внимание обращали на то, что при бое в горизонтальной плоскости необходимо закладывать более крутые виражи, навязывать лобовые атаки, которых немецкие лётчики, как правило, боялись.
Всё это брали на вооружение наши пилоты. Уже на 4-й день войны командир полка поставил перед Кисляковым и Фадеевым задачу разведать район Сортавалы. Вскоре пара И-153 поднялась с аэродрома. Июньское небо было безоблачным, и видимость, как любят говорить лётчики, составляла "миллион на миллион". Но разведчиков это обстоятельство совсем не радовало. Им сподручнее было бы лететь, маскируясь облаками, а над целью неожиданно для зенитчиков врага пройти на малой высоте. Но приказ есть приказ, и пара шла заданным курсом в ясной голубизне неба.
Это был трудный разведывательный полёт. В районе цели они подверглись сильному обстрелу зенитных орудий. Казалось, плотный огонь образовал непреодолимую стену. Но мужественные воины не свернули с боевого курса. Они прошли над вражескими позициями, засекли расположение огневых точек, затем пролетели над аэродромом противника и развернулись на обратный курс. Задание было выполнено. Нб в это время в небе появилась пара финских "Фоккеров D-XXI". Эти самолёты не имели преимущества перед "Чайками", и Кисляков, качнув крыльями, дал знать напарнику Александру Фадееву: "Атакуй. Прикрою".
И вот уже в небе завертелась карусель: "Чайка" против "Фоккера". Враг оказался опытный. Он уходил от ударов и в то же время сам намеревался разделаться с И-153. И всё же Кисляков, улучив момент, когда в перекрестие прицела вписался вражеский самолёт, ударил по нему. "Фоккер", задымив, понёсся к земле.
Сам Анатолий Васильевич вспоминает о тех событиях так:
"Это было 4 августа 1941 года. В составе звена я шёл на разведку войск противника севернее Ленинграда. При подходе к линии фронта наше звено столкнулось с двумя финскими самолётами, летевшими на нашу территорию. Я стремительно развернулся и зашёл в хвост одному из них. В перекрестии прицела замелькал "Фоккер". Даю очередь, и объятый пламенем самолёт врезался в землю. Эта победа вселила в меня уверенность, что врага можно бить при любых обстоятельствах".
Вскоре после этого Кисляков на своей "Чайке" вылетел на бомбёжку вражеской переправы через реку Вуокси. Почти в отвесном пикировании он сбросил бомбы на причал с ювелирной точностью. Более 10 машин с грузом пошли на дно.
Уже в этот период было немало дней, когда боевые вылеты следовали один за другим. Едва "Чайка" приземлялась на своём аэродроме, как механики торопливо снаряжали её в новый рейс: заправляли бензином, заряжали пулемёты, подвешивали реактивные снаряды, латали пробоины в крыльях.
Вместе с однополчанами Анатолий Кисляков штурмовал скопления вражеских войск в районах Тосно, Пушкина, Красного Села, а также на Карельском перешейке. Лётчики не раз предпринимали дерзкие налёты на аэродромы врага в Сиверской, Волосове, Мансниеми, в других районах, бомбили стоянки самолётов, обстреливали их из пушек, пулемётов. И хотя "Чайка" не являлась в тот период первоклассной боевой машиной, на ней летали отважные и умелые лётчики, не жалевшие себя ради выполнения заданий командования. На счету Кислякова уже было несколько сбитых фашистских самолётов.
Надо сказать, победы давались нелегко. "Чайку" Кислякова 4 раза подбивали вражеские зенитки, дважды попадал он под ураганный огонь "Мессера". Однако Анатолий мастерски выходил из трудных положений. Иногда на одном крыле тянул машину к своему аэродрому и удачно садился. Везенье ?   Нет, вера в свои силы, в своё мастерство.
Из - под Ленинграда Анатолий писал отцу: "Я буду громить немецко - фашистскую нечисть, не жалея ни сил, ни своей жизни. Мы не допустим врага к городу Ленина". И он был верен своему слову. На Ленинградском фронте лишь в 1941 году Анатолий совершил 270 боевых вылетов. То были очень тяжёлые месяцы: немцы рвались к городу на Неве, в воздухе происходили неравные бои.
В декабре 1941 года защитники Ленинграда с гордостью узнали о провале немецкого наступления на Москву, о контрударах наших войск на ряде других участков советско - германского фронта. И это ещё больше воодушевило ленинградцев. Воины верили, что победа в конечном счете будет за ними.
Этими мыслями жили в те трудные месяцы войны Анатолий Кисляков и его однополчане. Из своих "Чаек" они выжимали всё, что можно было. И это приносило свои плоды.
Кисляков показал себя отличным бойцом, вынес все испытания. За свои блестящие полёты он был награждён орденами Ленина и Красного Знамени, а в декабре коммунисты полка приняли его в свои ряды.
В марте 1942 года лётчиков направили в тыл. Им дали новые, более совершенные самолёты. Быстро минули дни и недели переучивания. И уже в конце июня эскадрильи прилетели на один из аэродромов под Воронежем.
Летом 1942 года этот район стал местом жарких боёв. Он часто упоминался в сводках Совинформбюро. Немецкие войска после поражения под Москвой решили взять реванш. Острие своих танковых клиньев они направили на Дон, в район Воронежа, а затем на Сталинград и Северный Кавказ.
Авиационный полк, в котором служил Кисляков, 4 месяца сражался в небе над Доном. Им было уничтожено за это время 87 вражеских самолётов. Весомый вклад в эту победу внёс и Анатолий. Он лично сбил 6 самолётов. Там же, на придонской земле, лётчики полка получили Гвардейское знамя. И тогда же они поклялись ещё крепче бить врага, бить так, как это делает советская Гвардия.
Именно в это время завязалась у него дружба с однополчанином земляком Алексеем Смирновым, настоящим истребителем - асом, ставшим позже дважды Героем Советского Союза. Так же, как и Алексей Смирнов, Анатолий Кисляков стал в полку лётчиком, на которого равнялись, которого ставили в пример всему личному составу. Случалось, они и летали вместе на боевые задания. Один их совместный бой Анатолию особенно запомнился.
В августе 1942 года на Воронежском фронте они поднялись в группе из 9 истребителей на прикрытие наших войск. У линии фронта увидели 9 "Юнкерсов" в сопровождении "Мессеров", которые шли несколько в стороне от ударной группы. Использовав это, Смирнов и Кисляков атаковали бомбардировщиков и сразу же сбили по одному "Юнкерсу". Остальные же, в панике побросав бомбы на свои войска, снизились и ушли восвояси. Вслед за тем завязался бой с "Мессерами". Одного сбил Смирнов, второго - один из девятки истребителей. Атака немецких самолётов на наши позиции так и не состоялась.
Кисляков участвовал во многих налётах на вражеские аэродромы под Toсно, Пушкино и Красное Село, где в групе с товарищами уничтожил на земле 15 самолётов. При этом его истребитель 4 раза был повреждён огнём зениток и дважды отказывал мотор вконец изношенной машины.
Осенью 1942 года, когда Сталинградская битва достигла апогея, Анатолий Кисляков со своими однополчанами вновь отправился в тыл на переучивание и доукомплектование. Рассчитывали после этого опять вернуться в район волжской твердыни, чтобы громить там врага. Однако приказ поступил иной: отправить полк на Северо - Западный фронт, под Валдай.
И снова бои. Их пришлось вести Гвардейцам с не меньшим напряжением, чем воинам - сталинградцам. Враг имел здесь, в районе Демянского плацдарма, большую группировку. Ликвидация этого плацдарма являлась важнейшей задачей для наших войск.
За несколько дней до начала операции командование решило произвести тщательную разведку вражеских позиций с воздуха.
30 декабря 1942 года капитану А. В. Кислякову командование 6-й Воздушной армии приказало сопровождать совершенно новый самолёт - Ту-2, посланного для фотографирования обороны немцев на Демянском плацдарме. Было известно, что на этом участке фронта враг держал своих лучших авиаторов. Воздушные полки имели задачу обеспечить за собой господство в воздухе.
Заместитель командующего 6-й Воздушной армией Герой Советского Союза генерал Ф. П. Полынин сказал Кислякову:
- С разведчика глаз не спускать. Он выполняет особое задание фронта. Собьют его - отвечаете головой.
Пятёрка Кислякова поднялась в воздух. На большой высоте капитан заметил 8 Ме-109. Он не хотел упускать такого благоприятного случая и скомандовал ведомым: "В атаку !". Сам Анатолий сверху бросился на ведущую пару вражеских самолётов. Вписав в прицел машину с крестами, он нажал гашетку и короткой очередью свалил на землю. На огромной скорости выполнив "горку", ведущий группы оказался в хвосте другого "Мессера" и меткими выстрелами подбил его. Тем временем не зевали и ведомые Кислякова. Лётчики Пасько и Лоренц сбили ещё по одному самолету.
Статистика потерь и побед в воздушных боях - штука лукавая, однако в данном случае результат подтверждён абсолютно: трое выпрыгнувших с парашютом немецких пилотов  (Пауль Гротхофф, Генрих Браун и Эмиль Коппельберг)  попали в плен. Потом их привезли в расположение 28-го Гвардейского ИАП для наглядной, так сказать, демонстрации и агитации. Правда "агитационный материал", судя по фотографиям, успели перед встречей с Гвардейцами немного подрихтовать.
О пленных была напечатана заметка в газете "Сокол Родины", заметка называлась - "Мессеры" на допросе":
"Переводчик вызывает их по очереди: Гротхофф Пауль, Коппельберг Эмиль, Браун Генрих. И по очереди каждому задает вопрос: "Как вас сбили ?"
Унтер - офицер Пауль Гротхофф отвечает: "Советского истребителя я не видел. Очевидно, он так быстро зашёл мне в хвост, что моей опытности в данном случае оказалось недостаточно. Это был, по видимому, хороший стрелок - он сбил меня первой очередью. Впрочем, многого я сказать не могу, ибо очнулся только на пересыльном пункте для пленных".
Фельдфебель Эмиль Коппельберг отвечает: "Советского истребителя я не видел. Он атаковал меня, когда я уходил от зенитного огня, а когда заметил, было поздно - разбитый, я падал. Если вспомнить, что в воздухе я провёл более 5000 часов, то можно сказать, что сбил меня большой советский ас".
Лишь унтер - офицер Генрих Браун успел заметить как его сбил капитан А. В. Кисляков: "Мне попался противник, с которым я ничего не мог сделать, хотя и атаковал его 2 раза. Если меня сбили, значит советский лётчик переиграл своим умением драться и превосходством своей техники пилотирования. До этого я провёл более 70 воздушных боёв".
Это не новички, а поседевшие шакалы !   У самого молодого из них - Гротхоффа - 800 часов налёта. Признаваться в превосходстве советских лётчиков им приходится скрипя зубами: их сбили молодые лётчики
У фельдфебеля Коппельберга переводчик спросил: "Вы давно прибыли на Восточный фронт ?"   "29 декабря явился на аэродром, 30 декабря был сбит". Коппельберг летает с 1935 года, воюет с сентября 1939 года. Английские лётчики в Голландии проломили ему череп. У него повреждены пальцы. Он долго валялся по госпиталям, был в долгосрочном отпуску. Он - лётный полуинвалид, а после ранения летал на транспортных самолётах. Потом его сделали инструктором лётной школы, а сейчас снова направили в действующую часть. Это типичный лётный поскребыш, каких Геринг вынужден сейчас посылать в бой...
Было время, когда "Мессера" на допросе дерзили и отвечали с вызывающим нахальством. Сегодня они сидят, похожими на мокрых куриц. Вся их наглость пропала без следа".
В данной заметке отчётливо проступают следы агитпропа, что не удивительно и вполне понятно.
На обороте фотографии, сделанной 31 декабря 1942 года С. Немцовом, есть любопытная приписка: "Во время беседы с ними 31/XII 1942 г. лейтенант Г. Браун кричал на сержантов и запретил им отвечать на наши вопросы". Кстати, Браун в заметке назван унтер - офицером. На фотографии звания указаны следующие: Браун - лейтенант, Гротхоф и Коппельсберг - сержанты.
За устроенный разгром "Мессеров" все пилоты "Аэрокобр" получили показательную выволочку от командующего Воздушной армией генерал - майора Кондратюка. В горячке боя истребители забыли про разведчика, который выполнял задание Ставки ВГК. К счастью, всё обошлось: Ту-2 благополучно сел на аэродроме Выползово. Данный случай показателен в том отношении, что далеко не всегда успешность боевой работы лётчиков - истребителей оценивается по количеству сбитых ими самолётов противника. Речь зашла о дисциплинарном взыскании "отличившихся", но потом в виде наказания лётчиков заставили расписать подробности боя в газете "Сокол Родины", ну а закончилось всё как положено - орденами. Победителей не судят !   Анатолий Кисляков получил орден Отечественной войны 1-й степени.
Так же отважно сражался комэск и в последующих боях. В январские холода 1943 года при густой облачности он сбил "Фоккера" под Осташковом. Самолёт упал возле командного пункта наземных войск.
23 февраля 1943 года эскадрилья Кислякова в воздушных боях уничтожила ещё 7 вражеских самолётов, по Гвардейски отметив 25-ю годовщину Советской Армии.
В мае - июне 1943 года "Аэрокобры" часто летали на сопровождение штурмовиков в район озера Ильмень. В хронике боевых действий 28-го Гвардейского ИАП записано:
"24.06.1943 года в период 19:50 - 21:10 4 самолёта "Аэрокобра" под командованием Гвардии капитана Кислякова совместно с 2 самолётами "Киттихаук" вылетели для сопровождения группы из 8 штурмовиков Ил-2 с задачей обеспечения бомбово - штурмового удара по скоплению войск противника в районе посёлка Песочки. Группу штурмовиков встретили над аэродромом Жерновка. Боевой порядок был построен следующим образом: 8 Ил-2 двумя четвёрками в правом пеленге; группа непосредственного прикрытия - 2 "Киттихаук" шли с превышением над штурмовиками на 50 - 100 метров и 2 "Аэрокобры" с превышением в 100 - 200 метров; ударная группа - 4 "Аэрокобры" - шли с превышением над Ил-2 на 400 - 500 метров. Вся группа самолётов через аэродром Вины и северную часть озера Ильмень вышла на населённый пункт Медведь, откуда прошли до железнодорожного разъезда Низы  (10 км севернее Сольцы).
В это время с ведущего самолёта Ил-2 было дано 2 красных ракеты, что означало приближение самолётов противника. В это время, 20:20, на высоте 1500 метров сзади снизу к самолётам Ил-2 стали подходить 4 FW-190. Кроме того, к ударной группе подошло сначала 2, а затем ещё 4 FW-190. Таким образом, наши самолёты подверглись атаке 10 FW-190.
В 20:25 с высоты 1500 метров группа самолётов Ил-2, сбросив бомбовый груз в 15 - 20 км северо - восточнее посёлка Сольцы, развернулась и пошла прежним строем курсом на юго - восток. Группа непосредственного прикрытия несколько раз отсекала самолёты противника FW-190, не давая им возможности атаковать Ил-2. Ударная группа - 4 "Аэрокобры" - вели воздушный бой с 6 FW-190. Северо - восточнее аэродрома Сольцы группа самолётов Ил-2 подверглась атаке ещё 6 FW-190, с которыми 2 "Аэрокобры" и 2 "Киттихаука" вступили в воздушный бой. В районе Большое Данилово, лётчики потеряли из виду уходящие "змейкой" 8 Ил-2, которых больше не видели.
Ожесточённый воздушный бой продолжался до северного берега озера Ильмень, при этом наши самолёты вели бой с оттягиванием на восток; атаки производились со всех сторон. В ходе боя Гвардии капитан Кисляков сбил 1 FW-190, который загорелся в воздухе и упал в 10 - 12 км западнее Сольцы. Гвардии младший лейтенант Пасько сбил 1 FW-190, который упал в 8 - 10 км западнее Сольцы. Наши лётчики наблюдали, как один из самолётов Ил-2 поочерёдно сбил 2 FW-190. Истребители потеряли 1 самолёт типа "Киттихаук".
При освобождении Невеля, входившего тогда в состав Калининской области, Анатолий Васильевич уничтожил ещё 3 вражеских самолёта. Потом были столь же напряжённые бои в Латвии и Литве. Свой боевой путь он окончил над Восточной Пруссией в 1945 году, в боях за Кёнигсберг.
Славный лётчик - истребитель может гордиться своим боевым итогом. Совершено 539 боевых вылетов, проведено более 60 воздушных боёв, в которых сбито 15 вражеских самолётов лично и 4 в группе с товарищами. Вылетал он на разведку и участвовал в штурмовых действиях полка, уничтожив много техники и живой силы врага на земле. За отвагу и мастерство в боях Кисляков был награждён многими орденами и медалями. А в первый послевоенный праздник Военно - Воздушного Флота ему было присвоено звание Героя Советского Союза.
В послевоенные годы за успешное освоение новой техники и воспитание лётного состава прославленный фронтовик был награждён ещё двумя орденами Красной Звезды. Выйдя в отставку полковник А. В. Кисляков продолжал передавать опыт молодым. С ветеранами бывшей 5-й Гвардейской истребительной авиационной Валдайской дивизии он активно участвовал в создании музея боевой и трудовой славы в московском ГПТУ № 126.
 
*     *     *
 
Ларионов Георгий Петрович
 
Он родился в 1908 году в Петербурге. Его отец и дед были выходцами из Вологодской губернии. В посёлке Чагода Георгий провёл свои юношеские годы. В 1922 году он поступил в школу фабрично-заводского ученичества при стекольном заводе. После её окончания (в 1924 году), работал мастером-стеклодувом на Смердомском стеклозаводе имени Сазонова. Георгий был одним из первых комсомольцев в районе, а в 1926 году его избрали членом Устюженского уездного комитета комсомола.
Позднее Ларионов переехал в Ленинград, работал на заводе "Красная звезда", учился в совпартшколе. Но завершить учёбу не пришлось - призвали в ряды Красной Армии. Он стал курсантом военно-авиационного училища, закончил его с отличием и был назначен инструктором в военную школу лётчиков. С мая 1938 года - командир звена 7-го истребительного авиационного полка, а с декабря 1939 года - командир эскадрильи в этом полку.
Когда началась Советско-Финляндская война, командир звена 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Г. П. Ларионов принял в ней самое непосредственное участие. С 30 ноября 1939 года по 15 марта 1940 года совершил 120 боевых вылетов на штурмовку аэродромов и живой силы противника. В 2 воздушных боях сбил 3 вражеских самолёта, ещё 3 уничтожил на земле (в группе из 5 лётчиков).
14 февраля 1940 года по тревоге Ларионов вылетел на задание. Неожиданно из-за облаков вывернуло несколько самолётов противника. Завязался бой. Ларионов атаковал неприятеля дерзко и решительно. Он сбил самолёта противника, но и его машину основательно повредило вражеским зенитным снарядом. Самолёт еле держался в воздухе, однако Ларионов сумел довести его до линии фронта и посадить на своём аэродроме. Подобных эпизодов было немало. Вспоминает лётчик М. Борисов:
"Мы прикрываем свои войска, которые форсируют реку Тайпален-йоки. За рекой находится укреплённый район противника. И вот звено старшего лейтенанта Г. Ларионова: в котором шли лейтенант П. Покрышев и я, получило задание прикрыть переправу, а затем сбросить листовки над укреплённым районом.
Заревели моторы - и мы в воздухе. Внизу находятся наши войска. В предутренней мгле они еле различимы. Патрулируем над рекой и видим, как наши наводят понтоны. Бьёт артиллерия. Хорошо видно, как рвутся снаряды в укреплённом районе противника. Но вот по нашим самолётам стали бить зенитки, снаряды разрывались слева от нас. Мы отошли от этого места.
Когда нас сменило другое звено истребителей, мы пошли в укреплённый район противника со стороны Ладожского озера, чтобы сбросить листовки. Облачность местами доходила до 100 метров. Шли на высоте 70 - 80 метров. В пути попали под зенитный огонь. Ларионов и я шли рядом, а Покрышев отстал, и когда мы выскочили на пункт, противник открыл огонь из пулемётов. Мы не видели, откуда стреляют, но Покрышев, шедший сзади нас, заметил огневую точку и молниеносно атаковал её. Ларионов также повёл атаку на зенитную точку. В первый момент противник отстреливался, но когда мы засыпали его свинцом из пулемётов, огневая точка замолчала. Это была наша первая встреча с зенитками противника. После мы часто попадали под обстрел зениток, но всегда было достаточно нескольких очередей, чтобы противник прекратил огонь.
Утро 23 декабря. Замечательная погода... Снег так и похрустывает под ногами. Среди лётного состава оживление, слышны смех и шутки лётчиков, рассказывающих о неожиданных столкновениях и встречах с врагом. Звонок телефона. Сразу все замолчали. Звонят из штаба. Шинкаренко получает задание на вылет. Лица у лётчиков засияли, опять есть работа... Блеснули на солнце винты, и воздух вздрогнул от мощного рёва моторов. Вот уже самолёты пошли на взлёт, построились и двинулись к линии фронта. Техники провожают взглядом свои машины. Затем идут в землянку отогреться: ведь у них будет много работы, когда вернутся самолёты.
Пролетаем линию фронта. Вот мы уже над заданным районом нашего патрулирования. Внимательно смотрим по сторонам. Недалеко прошли скоростные бомбардировщики, блестя плоскостями, промчались "Чайки", а вот в стороне компактно и грозно мчится ещё девятка наших истребителей. Торопятся... Вдалеке замечаем силуэты наших бомбардировщиков. Они возвращаются. Но что это? Они идут разорванным строем. Несколько самолётов отстали. Напрягаем зрение и замечаем, как около отставших наших самолётов кружатся маленькие силуэтики. Это истребители противника.
Шинкаренко разворачивается, и мы на полном газу и "с прижимом" летим на выручку товарищам. Подоспели вовремя. Зато сами попали в невыгодное положение, так как потеряли высоту. Противник оказался выше нас метров на 400. К тому же он имел численное превосходство. Идём в атаку. Сверху на нас сыплются финские истребители "Фоккер" Д-21. Мы их встречаем на лобовых атаках. Атаки быстры и молниеносны; кто кому зайдёт скорее в хвост. Вот уже мы поднялись выше и дерёмся на одной высоте. Наконец, сопротивление сломлено, и вражеские самолёты разлетаются в разные стороны, кто куда, лишь бы уйти. Но не тут-то было. Здесь уже пошла драка один на один. Противник уходит из боя с переворота. В то время, когда он делает переворот и самолёт на миг как бы застывает в прицеле, мы бьём его, как куропатку.
Вот Покрышев зажёг одного, и тот падает к земле, разваливаясь на части. Булаев жмёт противника к земле, тот старается как-нибудь увильнуть, но не таков Булаев, чтобы выпускать врага. Мгновение, и противник, блеснув хвостом, врезался в землю. Куда ни посмотришь - везде одиночные поединки. Теперь уже видно, что преимущество на нашей стороне.
Неожиданно замечаю в стороне самолёт противника... Он боя не принимает. Хочет уйти от меня пикированием. Я погнался за ним.... Он идёт и виляет хвостом из стороны в сторону, не давая вести прицельный огонь. Даю по нему очередь... Перезаряжаю, но бесполезно, пулемёты молчат. Делать нечего, приходится бросать недобитого врага и идти обратно. Осмотрелся. Нет никого - ни наших, ни противника. Беру курс домой. В стороне вижу: дерутся 2 самолёта. Издали не разобрать, какой наш, какой противника... Иду к месту поединка, хотя у меня пулемёты и не стреляют... Вдруг один из самолётов на миг замер и рухнул на землю. Другой, как видно, заметил меня и идёт мне навстречу. Я всматриваюсь: свой или противник? Уже можно различить красную звезду на фюзеляже. Она гордо блестит на солнце, как бы празднуя победу над врагом. Обрадованный, я узнаю командира своего звена - старшего лейтенанта Г. Ларионова.
Набираем высоту. Наших уже нет. Ушли домой. Смотрю назад и вижу невдалеке группу из 4 самолётов. Показываю Ларионову. Идём к ней. Атакуем в лоб. Два самолёта отделяются и на полном газу уходят в глубь вражеской территории. С другими двумя мы столкнулись на лобовых. Но атаки были недолгими, противник, не выдержав, бросился удирать. Горючее у нас было на исходе, преследовать не стали.
Когда подвели итог боя, было установлено, что сбито 10 вражеских самолётов. На наш аэродром не вернулись 2 лётчика". [По финским данным 23.12.1939 года ВВС Финляндии в воздушных боях потеряли 3 самолёта (гидросамолёт R.29 "Ripon" IIF, лёгкий бомбардировщик "Fokker" C.X и истребитель "Fokker" D.XXI) и 4 лётчика, сбив при этом 6 СБ из 44-го СБАП, 2 И-16 из 7-го ИАП, 2 И-16 из 64-го ИАП и 1 Р-5.]
21 марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, старший лейтенант Ларионов Георгий Петрович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 288).
В 1941 году капитан Г. П. Ларионов был назначен командиром эскадрильи в 153-й ИАП. С началом Великой Отечественной войны в действующей армии. Сражался под Ленинградом. В течение июля 1941 года 153-й ИАП вёл разведку и штурмовал сухопутные войска противника в районе Иматра, Энсо, Париккаоа, Ристолахти, Мерия, Эско. Фактически полк воевал на два фронта: действовал над Карельским перешейком против финнов и в районе Ленинграда (Петергоф, Пулково, Колпино, Шлиссельбург) против германских войск. Очень часто каждый лётчик полка выполнял по 7 - 8 боевых вылетов в день.
Боевые вылеты осуществлялись как с основного аэродрома Кексгольм, так и с аэродромов рассредоточения Саккола и Пети-Ярви. В начале июля 1941 года у одного из островов в Балтийском море разведкой был обнаружен вражеский караван. В воздух сразу же поднялась группа штурмовиков. Их сопровождали истребители эскадрильи капитана Ларионова. Бомбы, сброшенные на цель нашими лётчиками с большой высоты, не принесли желаемых результатов. Тогда командир эскадрильи, несмотря на сильный заградительный огонь, снизился до сотни метров и открыл по вражескому транспорту огонь из пушек и пулемётов. Его примеру последовали лётчики-штурмовики. Вскоре морской транспорт врага пошёл ко дну.
С 28 июня по 7 июля 1941 года капитан Г. П. Ларионов выполнил 16 боевых вылетов, в групповых воздушных боях сбил 2 самолёта Ме-109 (в составе звена), одним из первых освоил новый истребитель МиГ-3. Его эскадрилья совершила 110 боевых вылетов и сбила 6 самолётов противника (2 истребителя Ме-109 и 4 бомбардировщика Ю-88).
В июле 1941 года финская авиация несколько раз бомбила Кексгольм. Первый налёт бомбардировщики "Бленхейм" выполнили 20 июля ближе к полуночи. Бомбили с малых высот 50-кг бомбами безрезультатно. На преследование "Бленхеймов" на истребителе МиГ-3 взлетел старший политрук Быстров, который сбил один финский бомбардировщик. Однако в этот же день полк понёс поистине невосполнимую утрату - на рассвете погиб Герой Советского Союза капитан Г. П. Ларионов.
В ночь с 20 на 21 июля 1941 года Ларионов со своей эскадрильей прикрывал группу штурмовиков, которая вышла на вражеский аэродром и стала бомбить его. На поле уже пылало 6 немецких бомбардировщиков, а наши штурмовики, охраняемые истребителями, делали заход за заходом. Нескольким вражеским машинам всё же удалось подняться в воздух, а земли по нашим самолётам били зенитки. Один из снарядов угодил в самолёт Ларионова. Повреждения оказались очень серьёзными. Спастись можно было только посадкой. Но внизу была земля, захваченная врагом. Дым просочился в кабину, застилал глаза, но отважный лётчик твёрдо держал в руках штурвал. Он пытался дотянуть до своей территории, но не успел. Едва машина миновала наши позиции, раздался взрыв... Приказом по войскам Ленинградского фронта от 20 декабря 1941 года капитан Г. П. Ларионов посмертно награждён орденом Ленина.
Похоронен в городе Кексгольм (Приозерск) Ленинградской области. Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени; медалями. Его именем назван посёлок в Приозерском районе, улицы в городе Приозерске и посёлке Сазоново Чагодощенского района. В посёлке Чагода установлена стела.
 
Макаренко Николай Фёдорович
 
Родился 1 Мая 1916 года в селе Сенное, ныне Богодуховского района Харьковской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов. Учился в Изюмском медицинском техникум Харьковской области. Несколько лет жил и работал в Москве. С 1935 года в Красной Армии. В 1938 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков. Участвовал в походе войск Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию 1939 года.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Совершил 53 боевых вылетов, сбил 2 самолёта противника.
Великую Отечественную войну встретил в должности командира звена. Сражался на Ленинградском и Воронежском фронтах.
К Декабрю 1941 года командир эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка  (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт)  Майор Н. Ф. Макаренко совершил 262 боевых вылета, в 11 воздушных боях сбил 1 и уничтожил на земле 2 самолёта противника. Всего выполнил 325 успешных боевых вылетов и сбил 10 вражеских самолётов. В одном из боёв был тяжело ранен.
10 Февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
В 1950 году с отличием окончил Военно - Воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского. В 1970 году Полковник Н. Ф. Макаренко вышел запас. Жил в городе Щёлково Московской области. Работал на авиационном заводе в Москве.
Награждён орденами: Ленина  (дважды), Красного Знамени   (дважды), Отечественной войны 1-й степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды; медалями. Имя Героя носила пионерская дружина средней школы в городе Богодухов.
 
*     *     *
Тревожно было на душе у Николая Фёдоровича Макаренко, когда он после длительного путешествия по эвакогоспиталям страны возвращался с далекого Урала на фронт, в свой родной полк. Более полугода потребовалось врачам 5 госпиталей, чтобы снова вернуть его в строй после тяжёлого ранения, полученного в последнем воздушном бою. "Только, видно, зря они старались, - думал он. - Всё равно медицинская комиссия, как я её ни умолял, осталась непреклонной и вынесла твёрдое решение: "Не годен к лётной работе". Значит, прощай авиация..."
Кто из мальчишек его поколения не мечтал стать лётчиком !   Мечтал и он. Бывало, пролетит над его родным селом Сенное, на Харьковщине, редкий самолёт, опрометью выбегал он из хаты и подолгу всматривался в голубое небо, пока не замолкал вдали гул мотора. Эта юношеская мечта и привела его в военную авиационную школу пилотов. В ежедневном разнообразии классных и строевых занятий, бесконечных тренировочных полётов на учебном аэродроме он и не заметил, как пролетели 3 года напряжённой учёбы.
После окончания школы Лейтенанта Н. Ф. Макаренко направили в 44-й истребительный авиационный полк, который базировался под Ленинградом. Здесь его первым наставником и воспитателем стал опытный лётчик - политработник, комиссар полка батальонный комиссар Шалыганов, награждённый за участие в боях в Испании 2 орденами Красного Знамени. Он охотно делился с молодыми лётчиками своим боевым опытом, учил их мужеству и умению побеждать врага.
Боевое крещение Николай получил на Карельском перешейке в войне с белофиннами. Летал он тогда на И-153 - "Чайке". Первое боевое задание выполнил в Декабре 1939 года: в составе эскадрильи прикрывал боевые порядки сухопутных войск. Как говорят лётчики, в начале всё шло своим чередом. Но вот впереди показался двухмоторный бомбардировщик врага. С разрешения ведущего Макаренко сблизился с неприятельским самолётом и открыл огонь. Пулемёт врага умолк. Пристроившись в хвост противнику, Макаренко снова открыл огонь. Самолёт загорелся, остановился один его мотор, но враг продолжал полёт на втором моторе. И лишь после 3-й атаки бомбёр вспыхнул и начал разваливаться на куски.
И ещё один полёт. 2 Января 1940 года звено наших истребителей, в составе которого ведомым был и Макаренко, вылетело на прикрытие сухопутных войск. И как только пришли в заданный район, по радио поступило сообщение, что в воздухе появились финские самолёты.
- В атаку !   За мной ! - подал команду ведущий.
Макаренко с ходу атаковал замыкающую машину врага и сбил её. Это была его 2-я победа на Карельском перешейке.
Потом Макаренко сопровождал бомбардировщики в тыл противника, патрулировал патрулировал над Ленинградом, оберегая его от возможных налётов вражеской авиации, выполнял разведывательные полёты в простых и сложных метеорологических условиях. Всего в той войне он совершил 53 успешных боевых вылета.
На 5-й день Великой Отечественной войны Н. Ф. Макаренко с группой других лётчиков перевели в 153-й истребительный авиационный полк, которым командовал Герой Советского Союза Майор С. И. Миронов (впоследствии Генерал - полковник авиации). Полк базировался в Ленинградской области. С этим полком и С. М. Мироновым, который стал его вторым наставником и воспитателем, Макаренко прошёл весь свой дальнейший боевой путь.
Как - то раз 5 истребителей в составе П. С. Большакова, В. П. Волкова, А. В. Кислякова, Н. А. Кривойкина и Н. Ф. Макаренко вылетели на выполнение боевого задания в район города Сортавала. Надо было произвести разведку. Выйдя к цели, группа обнаружила большую автоколонну, которая двигалась к Ленинграду. Последовала команда ведущего: "Занять боевой порядок и начать штурмовку".
Выполнив задание  (в том полёте наши лётчики подожгли более 15 вражеских автомашин), группа повернула на свой аэродром. Недалеко от линии фронта, на опушке леса, обнаружили скопление пехоты противника. Получив разрешение ведущего, Макаренко снизился до 200 метров и с бреющего полёта расстрелял врагов из пулемётов своей "Чайки". Но в это время на его самолёт спикировали сразу 4 Ме-109. Разгорелся неравный бой.
Заметив, что после очередной атаки "Мессеры" выстроились для нанесения нового удара, Макаренко развернул машину и пошёл в лобовую атаку. Сблизившись до 100 метров, нажал на гашетку. "Мессер", оставляя за собой хвост густого дыма, камнем рухнул вниз. Оставшись без ведущего, враги покинули поле боя и убрались восвояси.
Так была одержана первая победа лётчика в боях с немецкой авиацией. Об этом поединке Николая Макаренко с 4 "Мессерами" ленинградцы узнали 24 Августа 1941 года из заметки "80 вылетов", опубликованной в "Ленинградской правде".
...Шёл Август 1941 года. Трудное это было время. Враг упорно рвался к Ленинграду. Тесня наши войска, немцы с каждым днём всё ближе и ближе подходили к городу. Особенно неистовствовала авиация противника. Налёты не прекращались ни днём, ни ночью. Одна волна бомбардировщиков сменялась другой. Но каждый раз им преграждали путь наши зенитчики и лётчики. И хотя по численности наша авиация значительно уступала врагу, зато мужеству, отваге и дерзости советских пилотов не было предела.
5 Августа отважный лётчик снова один вёл бой с 5 Ме-109. И в этом поединке сбил вражеский самолёт.
Тяжёлое испытание выпало Николая Макаренко 20 Августа 1941 года. Группа лётчиков - истребителей в составе Кривойкина, Любутина, Макаренко, Мухина и Ржавского была поднята по тревоге на перехват вражеских самолётов. В завязавшемся бою Лейтенант Н. Ф. Макаренко сбил "Мессер", но и его самолёт получил серьёзные повреждения. Уж слишком неравные были силы. Юркая, послушная каждому движению руки "Чайка" вдруг перестала повиноваться и всё больше валилась на нос. Он попробовал увеличить обороты двигателя - не получилось. Тогда решил посадить машину на озёрный островок, но она начала резко терять высоту и упала в Ладожское озеро. Коснувшись поверхности воды, скапотировала, перевернулась кабиной вниз и пошла ко дну. Отстегнув привязные ремни, Макаренко выбрался из открытой кабины самолёта и доплыл до островка. Подобрали его наши моряки, с волнением наблюдавшие за ходом воздушного боя.
На аэродром наши лётчики возвращались вчетвером. Не сразу Лейтенант Н. А. Кривойкин, водивший группу в бой, нашёлся, что ответить на молчаливый вопрос техника А. А. Егорова, обслуживавшего самолёт Макаренко.
- Герой твой командир, - опустив глаза, произнёс Лейтенант. - Хороший был лётчик...
К вечеру на столе начальника штаба полка Майора Садовникова лежало боевое донесение командира эскадрильи Лейтенанта Родионова о подвиге и гибели лётчика Макаренко. Какова же была радость однополчан, когда перед отправкой донесения в штаб корпуса Николай Макаренко живым и невредимым прибыл на аэродром !
А на другой день он снова был в воздухе, выполняя очередное боевое задание. Таких заданий в горячие Августовские и Сентябрьские дни 1941 года было много. Вот что удалось узнать об одном из них.
- С вечера поступило приказание, - рассказывает Николай Фёдорович, - совершить налёт на вражеский аэродром. По данным разведки, немцы сосредоточивали там самолёты для нанесения удара по Ленинграду. Была сформирована штурмовая группа во главе с опытным лётчиком командиром эскадрильи Старшим лейтенантом Родионовым. В неё вошли лётчики Кисляков, Мухин, Авдеев, Костюк, Праводелов и я. Мне, как "старожилу" ленинградского неба, хорошо знающему заданный район, поручили вывести группу на цель. С полевого аэродрома вылетели рано утром. К цели подходили с востока, со стороны солнца, на бреющем полёте, чтобы не попасть под зенитный огонь противника. На аэродроме стояли готовые к вылету бомбардировщики и истребители сопровождения, а взлететь успел только один "Мессер". Пришлось мне прошить его длинной очередью из всех 4-х пулемётов. Он рухнул почти на краю аэродрома. Первый бомбовый удар нанесли по бомбардировщикам. Потом сделали ещё 4 захода и, уничтожив более 10 вражеских самолётов, без потерь вернулись на свою базу.
Дерзко сражался в ленинградском небе Николай Макаренко. Отважный лётчик уходил на боевые задания даже тогда, когда погода считалась нелётной. Не было противника в воздухе - искал его на земле. Товарищи удивлялись, откуда у него, щуплого с виду человека, берётся столько сил, энергии и выносливости. Вот всего одна запись из журнала боевых действий полка:
"23 Ноября 1941 года Старший лейтенант Макаренко дважды в исключительно тяжёлых метеоусловиях при сильном снегопаде вылетал штурмовать позиции противника в районе Ивановское и Усть - Тосно. Уничтожил до полутора взводов пехоты. За эти вылеты командование ВВС Ленинградского фронта объявило Старшему лейтенанту Макаренко благодарность".
К концу 1941 года на счету Николая Фёдоровича Макаренко было уже 262 боевых вылета. За мужество и отвагу он был награждён орденом Ленина и представлен к званию Героя Советского Союза.
153-й истребительный авиаполк стал одним из пеpвых боевых полков приступивших к обучению на истpебителе "Аэpокобpа". Отведённый на пеpефоpмиpование с Ленингpадского фpонта, он 25 Марта 1942 года пpибыл в 22-й запасной авиаполк. Пеpеучивание пpоходило в течение 27 дней, со сpедним налётом 12 часов на пилота. К 10 Июня 1942 года полк закончил пеpеучивание и 14 Июня убыл на Воpонежский фpонт, где был включён в состав одной из 3-х созданных в ВВС ударных авиационных групп, подчинявшихся Ставке Верховного Главнокомандования.
Ударные группы предназначались для завоевания господства в воздухе и нанесения массированных ударов на определённых участках фронта. Их основная отличительная черта - подвижность. Когда требовалось, они быстро перелетали на новые аэродромы и выполняли поставленные перед ними задачи. Во главе каждой группы стояли командующий и военный комиссар. Командующим 3-й ударной группой, в состав которой входили 3 бомбардировочных и 2 истребительных полка, был опытный военачальник и воспитатель Генерал - майор авиации Л. А. Горбацевич, а военным комиссаром - не менее опытный политработник дивизионный комиссар А. Г. Рытов  (впоследствии Генерал - полковник авиации, начальник Политуправления ВВС).
Для встречи 153-го полка на аэродром под Воронеж прилетел Л. А. Горбацевич. Обращаясь к лётному составу, он сказал: "На нашем фронте ещё мало истребителей и враг летает безнаказанно. Вам надо проучить его !"   И они проучили...
Через день, только успев совершить облёт района действия, полк во главе со своим командиром Майором С. И. Мироновым уже вылетел на свободный поиск самолётов противника в воздухе. Ведущим был назначен командир эскадрильи Капитан Н. Ф. Макаренко. Он лучше других ориентировался в воздухе, хорошо изучил карту района боевых действий. Через 5 минут полёта в заданном направлении заметили идущих навстречу 3-х вражеских бомбардировщиков. Командир полка, летевший справа, быстро вырвался вперёд и с малой дистанции в упор расстрелял ведущего: Ju-88 перевернулся и камнем пошёл вниз. Остальных 2-х "Юнкерсов" сбили Капитан Н. Ф. Макаренко и Старший лейтенант Иванов. Только закончился этот бой, как встретили 5 "Юнкерсов". Они были окружены нашими самолётами и уничтожены. Затем обнаружили ещё 7 бомбардировщиков, которых постигла та же участь.
Каждый лётчик полка сбил в этом полёте по одному, а некоторые - даже по 2 самолёта. Оказывается, немецкая авиация пыталась совершить в тот день звёздный налёт на Воронеж, в котором участвовало более 100 самолётов. В отражении налёта участвовали лётчики и другого истребительного полка 3-й ударной группы. Наши наземные подразделения выловили потом выбросившихся с парашютами вражеских лётчиков, штурманов и стрелков - радистов. Их оказалось более 70. Налёт на Воронеж дорого обошёлся противнику. Наши лётчики вернулись без потерь. С тех пор немцы стали летать большими группами, плотным строем и с истребителями прикрытия.
О подвиге лётчиков полка С. И. Миронова дивизионный комиссар А. Г. Рытов в тот же день сообщил политработникам частей 3-й группы и попросил их донести эту весть до всех авиаторов. Слава о мироновском полёте гремела по всему фронту. Его лётчики дрались под Воронежем 3 месяца, нанося по врагу один удар сокрушительнее другого. К сожалению, для Николая Макаренко один из воздушных боёв оказался роковым...
Раннее Июльское утро 1942 года. Внезапный налёт немецких бомбардировщиков на аэродром полка. Взлететь успел только Капитан Н. Ф. Макаренко. Одному ему и пришлось идти в атаку. Догнав девятку уходящих бомбардировщиков, он пристроился к ним в хвост и огнём из пушки и пулемётов сбил Ju-88. Сразу же после этого атаковал второй самолёт и в пылу боя не заметил, как появились истребители противника и открыли по нему огонь. Машина неожиданно вздрогнула. Резкая боль обожгла левое плечо, сковала руку, по телу заструилась кровь. Превозмогая боль, он одной рукой посадил машину на запасной полевой аэродром, а выбраться из кабины ему помогли товарищи.
Это был 325-й боевой вылет Николая Макаренко за время Отечественной войны и 10 сбитый им вражеский самолёт  (в сборнике "Герои огненных лет" указывается на 3 личные и 6 групповых побед, одержанных в 67 воздушных боях). Так закончился его последняя воздушная схватка.
7 месяцев пролежал в госпиталях герой воронежского неба. Врачи сделали всё возможное, чтобы вернуть Николая Фёдоровича в строй, но восстановить полноценность искалеченной в бою снарядом руки им так и не удалось.
- Летать вам противопоказано, - заключил начальник медицинской комиссии. - Но, учитывая, что вы убедительно проситесь в часть...
- Да как же без родного полка, без ребят !.. - перебил Макаренко Полковника медицинской службы.
- Всё это мы учитываем. Учитываем и то, что за вас ходатайствовало руководство полка и авиагруппы. Думаем, что служить вы ещё сможете, но летать, конечно...
Вот так, спустя 7 месяцев, он и возвращался из госпиталя в свой авиационный полк на Северо - Западный фронт, где вскоре был назначен помощником командира полка по воздушно - стрелковой службе.
На второй день по возвращении в родную часть, а было это 10 Февраля 1943 года, радио принесло радостную весть, что 25 защитникам Ленинграда, в числе которых был и Майор Макаренко Николай Фёдорович за мужество и отвагу в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками указом Президиума Верховного Совета СССР удостоены звания Героя Советского Союза. В тот же день он узнал, что за последний воздушный бой его наградили и орденом Красного Знамени, а 153-й истребительный авиационный полк за успехи в боевых действиях преобразован в 28-й Гвардейский истребительный авиационный полк. Позднее ему было присвоено наименование "Ленинградский".
Однополчане организовали торжественное чествование своего боевого друга. Ему поднесли подарки, и самым ценным, который он и после войны долго хранил как реликвию, был, пожалуй, вот этот: снаряд от пушки его машины, из которой он сбил 2 самолёта противника в грозном Воронежском небе.
Уезжать из родного полка в тыл, на лёгкую работу, как ему предложили, Николай Фёдорович наотрез отказался. Он просил, требовал, чтобы его допустили к полётам, уверял, доказывал, что сможет управлять истребителем и одной рукой. Но врачи были неумолимы.
- Нет, не могу без авиации, - твёрдо заявил Макаренко. - Если нельзя летать, пойду учиться на инженера. А лётные и боевые навыки и там свою службу сослужат.
Так Гвардии майор Макаренко стал сначала слушателем подготовительного курса, а затем - инженерного факультета Военно - Воздушной инженерной Краснознамённой академии имени Н. Е. Жуковского.
В 1950 году он успешно окончил академию и возвратился в авиацию лётчиком - инженером высшей квалификации. Умело сочетая лётную и инженерную подготовку с опытом боевых действий на фронте, он целиком посвятил себя воспитанию и обучению молодых лётчиков - инженеров, которые до сих пор вспоминают его как хорошего наставника.
К наградам за ратные подвиги прибавилась награда за трудовые успехи: в 1961 году Герой Советского Союза Полковник Николай Фёдорович Макаренко был награждён орденом Трудового Красного Знамени...
Выйдя в отставку, он по - прежнему оставался в боевом строю и не расстался с авиацией. Все эти годы он работал инженером - конструктором и возглавлял Совет ветеранов войны. Часто выступал на предприятиях, в клубах и школах с лекциями по военно - патриотическому воспитанию молодёжи.
В торжественные дни, когда Николай Фёдорович надевал свой парадный костюм, на его груди рядом с Золотой Звездой Героя сияли 20 боевых и трудовых наград Родины и среди них скромная, но дорогая сердцу медаль "За оборону Ленинграда", напоминающая о боевом крещении в неравных воздушных боях с врагами в Ленинградском небе...
 
Мелехин Борис Дмитриевич
 
Родился 12 Июля 1919 года. В 1936 году поступил в Качинскую военную авиационную школу пилотов. По окончании, в 1938 году, служил в Люберецкой истребительной дивизии. В авиации прослужил 40 лет. Прошёл путь от курсанта до Генерал - Лейтенанта авиации, от рядового лётчика до командующего Воздушной армией.
Зимой 1939 - 1940 годов участвовал в боевых действиях с белофинами.
В 1941 - 1945 годах сражался на фронтах Великой Отечественной войны. Всего за время военных действий совершил 392 успешных боевых вылета (в том числе: 60 - на бомбардировку и 70 - на штурмовку войск противника). В воздушных боях сбил 9 вражеских самолётов. Участник парада Победы 1945, 1995, 2005 годов.
По окончании войны командовал авиационным полком, дивизией. В 1959 году окончил Военную академию Генерального штаба. В 1960 - 1961 годах - начальник Качинского училища. В 1962 - 1965 годах - заместитель командующего 1-й Воздушной армией. В 1965 - 1971 годах - командующий 4-й Воздушной армией. В 1966 году присвоено звание "Заслуженный военный лётчик СССР". В 1968 году командовал армией при вводе войск в Чехословакию. В 1971 - 1976 годах - начальник Командного факультета Военно - Воздушной академии.
Награждён орденами Красного Знамени (семь), Александра Невского, Отечественной Войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды (дважды), "За службу Родине в Вооружённых Силах" 3-й степени, многими медалями. Живёт в Люберцах (Московская область).
 
Миронов Сергей Иванович
 
Родился 12 июля 1914 года в городе Житомире (Украина). Окончил 6 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал секретарём комитета комсомола завода "Ленинская кузница" в Киеве. С 1933 года в рядах Красной Армии. В 1934 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны с 1 декабря 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП и 68-го ИАП. Летал на И-15бис, И-153 и И-16.
К 27 января 1940 года командир звена 4-й эскадрильи 68-го истребительного авиационного полка (ВВС 13-й армии Северо-Западный фронт) старший лейтенант С. И. Миронов совершил 37 боевых вылетов, в 3 воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника, штурмовыми ударами уничтожил более 10 огневых точек. Всего совершил 135 боевых вылетов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 280). В 1940 году поступил на учёбу в Военно-Воздушную академию, но закончить её не успел.
С июня 1941 года капитан С. И. Миронов на фронтах Великой Отечественной войне в составе 7-го ИАП (5-я САД, ВВС Ленинградского фронта), летал на И-16. С августа 1941 года воевал в 153-м ИАП (той же 5-й САД), летал на И-16 и "Аэрокобре". В октябре 1941 года принял командование этим полком. С июня 1942 года сражался на Воронежском фронте. С декабря 1942 года служил в Инспекции ВВС Красной Армии, где летал на разных типах самолётов. С мая 1944 года служил в Управлении 193-й ИАД, летал на Як-9.
К 9 мая 1945 года командир 193-й истребительной авиационной дивизии (13-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии полковник С. И. Миронов совершил 124 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил лично 7 и в составе группы 4 самолёта противника (в последнем наградном листе говорится о 9 личных и 2 групповых победах), а также уничтожил 3 аэростата-корректировщика.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. Командовал рядом авиационных соединений, работал в Министерстве обороны СССР. С 1962 года генерал-полковник авиации С. И. Миронов - заместитель командующего ВВС по боевой подготовке, член Военного Совета ВВС. 3 августа 1964 года погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940), Красного Знамени (1940, 03.05.1942, 13.09.1942, 1943, ...), Суворова 2-й степени (06.04.1945, 31.05.1945), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Он родился 12 июля 1914 года в городе Житомир. Окончил 6 классов неполной средней школы и школу фабрично - заводского ученичества   ( ФЗУ ). Работал секретарём комитета комсомола завода "Ленинская кузница" в Киеве. С 1933 года в рядах Красной Армии, в 1934 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях истребительной авиации. С 1938 года был заместителем командира эскадрильи в одном из авиационных полков под Ленинградом.
Зимой 1939 - 1940 годов участвовал в Советско - Финляндской войне.
Летая на И-153, командир звена 68-го отдельного истребительного авиационного полка  ( ВВС 13-й армии, Северо - Западный фронт )  старший лейтенант С. И. Миронов к январю 1940 года совершил 37 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 2 самолёта противника  ( по другим источникам - только 1, возможно имел 1 личную и 1 групповую победы ).
В тяжёлых метеоусловиях штурмовыми ударами уничтожил более 10 вражеских огневых точек, чем способствовал быстрому овладению нашими войсками обороны противника на реке Тайпален - Йоки  (ныне река Бурная, Приозерский район Ленинградской области ).
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования в боях на Карельском перешейке и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Сергею Ивановичу Миронову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 280 ).
Вскоре поступил на учёбу в Военно - Воздушную академию.
В июне 1941 года вместе с другими слушателями был направлен на стажировку на Черноморский флот. Вспоминает Генерал - лейтенант авиации А. Ф. Семёнов:
"Во второй половине дня 22 июня 1941 года мы, с трудом достав билеты, сели в московский поезд. Мы - это слушатели Военно - Воздушной академии, проходившие стажировку на Черноморском флоте после окончания первого курса...
Основной задачей стажировки являлось ознакомление нас с боевой техникой Военно - Морского Флота. За несколько дней, проведённых в Севастополе, мы успели побывать на крейсере "Червона Украина", на подводной лодке, спускались в водолазных костюмах на морское дно.
Неизведанная техника, своеобразие флотской службы не могли, конечно, не заинтересовать нас. Мы восхищались мощью флота, романтическими морскими традициями и всё же оставались убеждёнными приверженцами своей лётной профессии. Нам были больше по душе просторы воздушного океана.
В поезде разговор всё время вращался вокруг единственной темы - войны. Многие из нас уже понюхали пороху - кто в Испании, кто на Хасане или Халхин - Голе, кто на Карельском перешейке. Мнение у всех было одно - вспыхнувшая война не сулит стать затяжной. Пройдёт какое - то время, и Красная Армия сокрушительным ударом вышвырнет фашистов с родной земли. Каждый из нас готов был на всё во имя победы над врагом. Никто и не помышлял о продолжении учёбы в академии.
- Только на фронт ! - категорически заявил капитан С. И. Миронов. - Если попытаются задерживать, до наркома дойду.
С Мироновым меня связывала давнишняя и крепкая дружба. Ещё в 1938 году мы служили заместителями командиров эскадрилий в истребительном авиационном полку под Ленинградом. Вместе участвовали в Советско - Финляндской войне, за что нам обоим было присвоено звание Героя Советского Союза. Вместе поступили и в академию. Миронов выделялся отменными способностями: виртуозно и смело летал, всё схватывал быстро и накрепко, был настойчив и аккуратен в любом деле.
- Может, и теперь окажемся рядом ? - спросил он меня.
- Было бы здорово ! - откликнулся я.
Но на сей раз, этого не случилось. Как только мы возвратились в Москву, Миронова назначили командиром эскадрильи в часть, сражавшуюся на ленинградском направлении, а меня послали на такую же должность в формировавшийся полк".
С июня по октябрь 1941 года капитан С. И. Миронов служил в составе 7-го истребительного авиаполка.
Затем, став уже майором, принял командование 153-м истребительным авиационным полком.
11 марта 1942 года полк был отозван с Ленинградского фронта и направлен сначала в Кинешму, а затем в Иваново для переучивания на истребитель "Аэрокобра" в составе 22-го запасного авиаполка. На вооружение 153-го ИАП поступило 20 "Аэрокобр", скорее всего то были самолёты, успевшие полетать в Королевских ВВС Великобритании. По окончании переучивания полк вошёл в состав 2-й авиабригады Резерва Главного Командования Красной Армии с дислокацией на аэродроме Раменское.
В июне 1942 года полк прибыл на Воронежский фронт и вошёл в состав 244-й ближнебомбардировочной авиационной дивизии 2-й Воздушной армии. Полк последовательно базировался на аэродромах Воронеж, Левая Россошь и Липецк.
В Воронеже "Аэрокобры" приземлились 29 июня, а уже 30 июня истребители ушли на боевое задание. Одна группа "Аэрокобр" прикрывала бомбардировщики, наносившие удар по скоплению живой силы противника в районе Мармыжей. Перед второй была поставлена редчайшая по тем временам задача "свободной охоты": вести поиск воздушного противника в районе Платовское - Выселки. В первый боевой вылет "Кобры" повёл командир полка Герой Советского Союза С. И. Миронов. В ходе выполнения "свободной охоты" была обнаружена группа самолётов противника численностью примерно в 17 бомбардировщиков. В завязавшемся воздушном бою "Кобры" без потерь со своей стороны сбили 7 немецких самолётов. Воздушный бой проходил непосредственно над Воронежем.
О первых боевых вылетах на Воронежском фронте в журнале боевых действий сделана следующая запись:
"Боевое задание выполнено. Сопровождаемая группа бомбардировщиков "Бостон" потерь не имеет. Проведено 3 воздушных боя, в результате сбито 14 самолётов противника".
По 2 сбитых было записано на счёт командира полка майора С. И. Миронова, капитана А. Ф. Авдеева, капитана Н. Ф. Макаренко, капитана А. И. Никитина, старших лейтенантов Иванова и Решетникова, по одному - на счёт капитана Родионова и старшего лейтенанта Кислякова. Вполне возможно, что именно 30 июня 1942 года состоялось боевое крещение истребителя "Аэрокобра" на Советско - Германском фронте.
1 июля 1942 года полк полным составом  ( 20 самолётов )  отражал налёт 50 бомбардировщиков Люфтваффе на Воронеж, причём бомбовому удару подвергся аэродром базирования истребителей. "Аэрокобры" взлетели под бомбами. В этот день 2 самолёта противника сбил майор Н. Ф. Макаренко, но и сам получил тяжёлые ранения в плечо и кисть руки, однако сумел посадить повреждённую "Кобру".
О своей встрече с С. И. Мироновым летом 1942 года, вспоминает Герой Советского Союза Генерал - полковник авиации Ф. П. Полынин:
"О Миронове я слышал ещё на Карельском перешейке в 1940 году, там он получил звание Героя Советского Союза. Мне он почему - то представлялся эдаким богатырем, косая сажень в плечах. Но каково же было удивление, когда я впервые встретился с ним. Мальчишеская фигурка, приплюснутый носик, добрые улыбающиеся глаза.
Казалось, закончит доклад этот молоденький Майор с ясными, доверчивыми глазами, пухлыми щёками и ямочкой на подбородке, озорно свистнет и бросится вприпрыжку бежать. Его хрупкая, мальчишеская фигура никак не вязалась с такой солидной должностью. Но потом, когда мы познакомились поближе, узнали его на деле, убедились, насколько обманчивым оказалось первое впечатление. Сергей Иванович Миронов был храбрый лётчик и талантливый командир. Спокойный и мягкий по натуре, он никогда ни на кого не кричал, умел спокойно уладить любой инцидент. Лётчики любили его, шли за ним, как говорят, в огонь и в воду.
Полк С. И. Миронова в начале войны стоял на защите Ленинграда. В сентябре 1941 года немцы подтянули дальнобойные орудия и начали обстреливать город тяжёлыми снарядами. Для корректировки огня вблизи фронта поднимались в небо аэростаты. Сбить их было не так - то и просто - они охранялись батареями зенитных орудий, над ними постоянно патрулировали истребители. В один из дней, когда обстрел города был особенно силён, штаб фронта приказал во что бы то ни стало уничтожить аэростат. Выполнение задачи поручили полку Миронова. И Сергей Иванович полетел сам. Прикрывало его звено истребителей.
В районе цели патрулировала группа Ме-109. Наши И-16 связали их боем. В это время Миронов несколько углубился в тыл, потом развернулся и неожиданно для противника на большой скорости с ходу выпустил по аэростату длинную очередь. Тот сразу же вспыхнул, пылающие обрывки его вместе с кабиной корректировщика упали на землю. Заметив смельчака, 2 немецких истребителя, выйдя из боя, устремились в погоню.
Жители Ленинграда, уцелевшие во время блокады, наверное помнят такую картину. К шпилю Петропавловской крепости на малой высоте приблизился краснозвёздный ястребок, потом встал в вираж и начал кружить вокруг шпиля. Как ни маневрировали немецкие лётчики, как ни стреляли - уничтожить дерзкого пилота не могли. Заметив, что в сторону шпиля летят другие советские самолёты, они ушли на юг. А Сергей Иванович, сделав ещё один вираж, спокойненько направился на свой аэродром.
Этот случай пришёл мне на память, когда я увидел С. И. Миронова. Его полк должен был сопровождать наши бомбардировщики, летевшие громить танковую колонну противника. Только полк Миронова поднялся в воздух, как к городу стали приближаться "Юнкерсы". Заметив неприятеля, Миронов на время оставил наши бомбардировщики и разделил своих подчиненных на две группы - часть сил связала истребители прикрытия, другая атаковала бомбардировщики противника.
Должен признаться, что такой "рубки", какую учинили мироновцы немцам на подходе к городу, я ещё не видел - наши истребители кружили в небе, как ястребы в стае уток. Надсадный рёв моторов перемешался с дробным рокотом пушек и пулемётов, голубое небо переплеталось узором трассирующих снарядов. "Юнкерсы" горели и, тяжело переваливаясь, чертили над городом дымные спирали. То там, то здесь вспыхивали белые купола парашютов. Их было очень много, создавалось впечатление, будто противник выбрасывает парашютный десант  ( из числа экипажей немецких самолётов на земле было поймано несколько десятков человек ).
Бой закончился неожиданно, как и начался. Противник не выдержал дерзкой атаки и повернул назад, а наши истребители, заняв боевой порядок, устремились вдогонку за своими бомбардировщиками".
153-й авиаполк, с которым майор С. И. Миронов сражался на Воронежском фронте, состоял из опытных, обстрелянных бойцов. Все они участвовали в обороне Ленинграда, их подвиги были отмечены правительственными наградами. Слава о мироновском полке гремела по всему фронту. Его лётчики дрались под Воронежем 3 месяца, нанося по врагу один удар сокрушительнее другого.
На Воронежском фронте 153-й ИАП работал 87 дней, с 30 июня по 25 сентября 1942 года, 59 дней были лётными, то есть лётчики полка выполняли боевые задания. За этот период было произведено 1070 самолёто - вылетов, главным образом на сопровождение бомбардировщиков. Проведено 259 воздушных боёв, в которых сбито 64 самолёта противника. В этих боях отличился лично командир полка Герой Советского Союза майор С. И. Миронов: провёл 7 воздушных боёв, сбил 6 самолётов противника  ( 5 лично и 1 в группе ). Потери полка составили: 4 лётчика и 10 самолётов.
О итогах боевой работы на Воронежском фронте в журнале боевых действий сделана следующая запись:
"На Воронежском фронте лётчики 153-го ИАП показали, что, имея равноценную материальную часть, они являются непобедимыми даже при численном превосходстве в авиации противника, всегда обеспечивая господство в воздухе".
За боевую работу на Ленинградском и Воронежском фронтах 153-й истребительный полк приказом НКО СССР от 22 октября 1942 года был преобразован в 28-й Гвардейский истребительный авиационный полк  ( к званию "Гвардейский" полк представлялся раньше по результатам боевой работы на Ленинградском фронте ).
С декабря 1942 года Гвардии подполковник С. И. Миронов возглавлял отдел истребительной авиации при Главном управлении боевой подготовки ВВС. Вспоминает Генерал - лейтенант авиации А. Ф. Семёнов:
"К нашим услугам был специальный тренировочный полк, оснащённый основными типами истребителей - отечественных и иностранных, в том числе и немецких. Инструкторы - лётчики имели широкие возможности для изучения этих машин и проверки наиболее эффективных способов использования их в бою. На них мы обычно и вылетали в войска.
Каждый из нас ежемесячно проводил в войсках более 3-х недель. В управление возвращались лишь для того, чтобы подготовить отчёт о проделанном, поставить или решить какой - то вопрос и получить новое задание".
В феврале 1944 года Гвардии полковник С. И. Миронов возглавил 193-ю истребительную авиационную Демблинскую ордена Суворова дивизию  ( 347-й, 515-й, 518-й истребительные авиационные полки ), которая участвовала в сражении по разгрому фашистской Германии в её логове - Берлине.
Всего совершил около 400 боевых вылетов и сбил 15 самолётов противника  ( с учётом боёв в Финляндии )  и 3 аэростата - корректировщика.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 4 групповые победы в ВОВ. ]  За период боевой деятельности освоил истребители следующих типов: И-153, И-16, Р-39 "Аэрокобра", Як-9 и другие.
После войны остался на службе в ВВС. Окончил Военную академию Генерального штаба в 1949 году. Командовал авиационными соединениями, занимал ответственные командные посты в Министерстве Обороны СССР. В мае 1959 года ему было присвоено воинское звание генерал - полковника авиации. С 1962 года был заместителем командующего ВВС по боевой подготовке, членом Военного Совета ВВС. Погиб в авиационной катастрофе 3 августа 1964 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
За период службы награждён орденами: Ленина, Красного Знамени   (пять), Суворова 2-й степени  (дважды), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
 
Мухин Борис Александрович
 
Родился в 1921 году в городе Вышний Волочёк (Калининская область). В рядах Красной Армии с 1939 года. С 22 июня 1941 года лейтенант Б. А. Мухин на фронтах Великой Отечественной войны. Служил в составе 153-го истребительного авиационного полка (22 ноября 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП). Сражался на Ленинградском, Воронежском, Северо-Западном, Калининском, 2-м и 1-м Прибалтийском, 3-м Белорусском фронтах. Летал на МиГ-3, затем освоил "Аэрокобру".
К маю 1945 года командир эскадрильи 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка (5-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 11-й истребительный авиационный корпус, 3-я Воздушная армия) Гвардии капитан Б. А. Мухин произвёл около 200 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов противника лично и 2 - в составе группы.
Участник вооружённого конфликта на территории Кореи c ноября 1950 года по февраль 1951 года в составе 72-го Гвардейского ИАП, лично сбил 1 самолёт противника.
12 марта 1951 года большие группы штурмовиков F-80 из состава 8-й авиагруппы в сопровождении сильного прикрытия, состоящего из "Сейбров" 4-й авиагруппы перехватчиков, совершили налёт на корейскую авиабазу в районе Сингисю. В этих боях впервые участвовала сборная эскадрилья Гвардии майора Бордуна из состава 72-го ГИАП. Она первая ушла по тревоге в воздух в составе 10 машин, в составе этой группы в свой первый боевой вылет в небо Кореи ушёл новый командир 72-го ГИАП Гвардии подполковник Б. А. Мухин, но командовал группой Гвардии майор А. З. Бордун.
Вслед взлетевшей по тревоге эскадрилье Бордуна в воздух ушла пара "МиГов" под командованием Гвардии подполковника В. И. Колядина. Строй группы был в виде "этажерки" и состоял из 2-х групп одна над другой: чуть ниже и впереди шло ударное звено Гвардии майора Бордуна, а над ними чуть сзади шла шестёрка прикрытия под командованием Гвардии капитана И. А. Гуц
Первой встретилась с противником группа Бордуна, которая вступила в бой с группой передового заслона, состоящего из 12 F-86. Бой с "Сейбрами" был упорный и трудный, но вели его наиболее опытные лётчики 72-го ГИАП, имеющего большой боевой опыт Великой Отечественной войны, а также опыт боёв в небе Кореи. Видимо, это обстоятельство, а также мастерство советских лётчиков и склонило чашу весов в нашу пользу. В этом бою лётчики группы Бордуна одержали 2 победы: один "Сейбр" сбил в середине боя Гвардии капитан И. А. Гуц, а другой - Гвардии подполковник Б. А. Мухин. В конце боя он увидел оторвавшийся от строя одиночный "Сейбр" и сверху сзади атаковал его, поразив с короткой дистанции, и видел, как он упал на побережье Жёлтого моря.
После возвращения в СССР продолжал служить в ВВС. В запас вышел в звании Гвардии полковника.
Награждён орденами: Красного Знамени (20.12.1941, 01.11.1944), Александра Невского (30.04.1945), Отечественной войны 1-й степени (14.07.1944, 11.03.1985), Красной Звезды (23.04.1943, ...); медалями.
 
*     *     *
Никитин Алексей Иванович
 
Родился 13 октября 1918 года в деревне Лысково, ныне Краснохолмский район Тверской области. Многие годы жил в Москве. Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при московском заводе "Борец", работал там же модельщиком, и одновременно учился в аэроклубе. В 1937 году по специальному набору призван ряды Красной Армии. В 1938 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу лётчиков. После её окончания направлен для прохождения службы в Ленинградский Военный округ.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП летал на И-15бис и И-153, В воздушных боях лично сбил 2 самолёта противника. За успешное выполнение боевых заданий награждён медалью "За боевые заслуги".
С 22 июня 1941 года лейтенант А. И. Никитин на фронтах Великой Отечественной войны. В составе 7-го ИАП летал на МиГ-3, входил в группу лётчиков, дислоцировавшуюся на аэродроме Горелово в подчинении командования 7-го ИАК ПВО, лично сбил 1 самолёт противника. В конце июля 1941 года переведён в 19-й ИАП, с октября 1941 года - в составе 153-го ИАП (5-я САД ВВС Ленинградского фронта).
К декабрю 1941 года командир звена 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) лейтенант А. Н. Никитин совершил 147 боевых вылетов, в 66 воздушных боях лично сбил 7 и в группе 3 самолёта противника. За эти достижения, а также за успешные вылеты на разведку и штурмовку наземных целей представлен командованием к высшей награде страны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 922).
До ноября 1943 года служил в должности командира эскадрильи 153-го (с 22 ноября 1942 года - 28-го Гвардейского) истребительного авиационного полка, летал на МиГ-3 и американских истребителях "Аэрокобра". Далее работал на командных должностях ВВС Красной Армии  (в Управлении 269-й истребительной авиационной дивизии и 14-й Воздушной армии).
К концу войны Гвардии майор А. И. Никитин совершил 238 боевых вылетов, в 73 воздушных боях сбил 11 самолётов противника лично и 3 в группе, штурмовыми действиями уничтожил значительное количество боевой техники и живой силы противника. Воевал на Ленинградском, Воронежском, Калининском, Северо-Западном фронтах. Участник Советско-Японской войны в августе 1945 года в составе Управления 12-й Воздушной армии.
После войны продолжал службу в ВВС СССР. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. Старший инспектор-лётчик Управления боевой подготовки ВВС полковник А. И. Никитин погиб 20 сентября 1954 года в авиационной катастрофе.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943, ...), Красного Знамени (20.12.1941, 13.09.1942), Отечественной войны 1-й степени (19.10.1944), Отечественной войны и 2-й степени (29.02.1944), Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Шёл конец декабря 1939 года. С утра падал мокрый, тяжёлый снег. Но затем рваные клочья низких облаков начали быстро уплывать на восток. К полудню облачность поднялась на 100 - 150 метров.
И именно в этот момент был получен боевой приказ: звену лейтенанта Алексея Никитина предстояло произвести штурмовку на "Чайках" железнодорожной станции Хейниоки. И как только над аэродромом взвилась зелёная ракета, Никитин первым взлетел. Вместе с ним в воздух поднялись лейтенанты Любутин и Васильев. Летели под облаками, почти у земли.
Над Финским заливом погода резко изменилась. Над головой развернулось ясное, безоблачное небо, как говорят лётчики, "с неограниченной высотой". У озера Муоланъярви звено обстреляли зенитные батареи противника.
Лётчики быстро разомкнулись. Чтобы окончательно запутать белофиннов, Никитин начал менять скорость и направление. Через несколько секунд снаряды стали рваться в стороне от самолётов.
При подходе к железнодорожной станции Никитин покачиванием с крыла на крыло подал условный сигнал: "Цель вижу, атакую !"   Началась штурмовка железнодорожных эшелонов. Лётчики сделали 5 заходов на цель. В результате штурмовки загорелось несколько вагонов, видимо, с боеприпасами, потому что на развороте Никитин ясно видел, как начали гореть ещё 6 вагонов, а затем станция окуталась густым дымом.
Перелетев линию фронта, лётчики снова снизились. Звено летело почти над самыми верхушками деревьев. Но в это время начал сильно отставать левый ведомый лётчик Любутин. С ним явно что-то случилось. "Ранен, - подумал Никитин. - Может погибнуть". Не раздумывая, решил немедленно сесть на аэродром соседней части, над которым они в это время пролетали.
Никитин не ошибся. Любутин был действительно ранен в голову. Преодолевая боль и напрягая усилия, он всё же благополучно посадил машину. Позже Любутин рассказывал:
- Видел, как Алексей Иванович и Василий Иванович берегли меня при возвращении. И это прибавляло силы. Я забывал о ране.
Как-то раз командир полка Е. Г. Туренко поставил личному составу части задачу: в течение дня звеньями обеспечить батальону капитана Нетребы прорыв сильно укреплённого участка обороны противника на реке Тайпале - Йоки.
Подлетая к "линии Маннергейма", лётчики заметили, что левый фланг её проходит по перешейку между Ладожским озером и озером Сувантоярви. Сжатый поздно замерзающими озёрами перешеек пересекался рекой Тайпале - Йоки с обрывистыми берегами и быстрым течением. Местность как нельзя более благоприятствовала обороне.
С воздуха Никитин ясно видел, что наши сапёры и понтонёры перебросили через Тайпале - Йоки лодочный десант, а затем под прикрытием артиллеристов и звена истребителей через понтонный мост части устремились вперёд. Звено Никитина беспрерывно патрулировало над местом продвижения батальона капитана Нетребы. Батальон, вырвавшись вперёд, вклинился в финский передний край. Однако дальнейшее продвижение пехотинцев было приостановлено сильным артиллерийским и пулемётным огнём.
Как только лётчики вернулись с боевого задания, техники осмотрели машины, заправили их горючим, пополнили боекомплект патронами и подвесили под плоскости по 2 бомбы. А через час Никитин получил новое боевое задание: произвести штурмовку войск и техники противника у деревни Коуккуниеми и восточный берег Сувантоярви. На задание вылетел вместе с Любутиным и Васильевым. После 4-го захода лётчиков в атаку перешли пехотинцы и освободили деревню.
Так, в тяжёлых условиях Алексей Никитин со своими боевыми друзьями участвовал в обеспечении прорыва наземными войсками сильно укреплённой обороны противника на реке Тайпале - Йоки, уничтожая живую силу и боевую технику врага. За отвагу и мужество, проявленные в этих боях, А. И. Никитин был награждён тогда медалью "За боевые заслуги".
Трубные воздушные бои 1940 года закалили характер молодого пилота, принесли ему всеобщее уважение. И конечно, не случайно Алексей Иванивич был избран депутатом Ленинградского Совета.
 
*     *     *
Великую Отечественную войну Алексей Никитин встретил уже опытным воздушным бойцом в звании лейтенанта, в должности комиссара эскадрильи. И снова боевые полёты.
Особенно запомнился Никитину бой 10 августа 1941 года. В тот день он 7 раз вступал в воздушные схватки с врагом, сбил 2 самолёта лично и 1 в паре. За этот подвиг он был награждён орденом Красного Знамени.
В начале сентября после 15-минутного патрулирования в воздухе Алексей Никитин с ведомым Аркадием Быстровым в районе Пушкина встретил 10 вражеских бомбардировщиков "Дорнье". Не раздумывая, бросился в атаку. Немецкие лётчики, видя, что их атакует всего лишь пара советских истребителей, продолжали идти прежним курсом. И жестоко просчитались. Никитин с ходу "срезал" одного врага. После этого противник решил принять бой. 14 минут длилась воздушная схватка, в которой Никитин и Быстров сбили ещё один "Дорнье". Не выдержав стремительного удара, остальные вражеские самолёты повернули обратно.
В тот же день комиссар эскадрильи Алексей Никитин, командир звена лейтенант Пётр Исаев и лётчик лейтенант Николай Павлов штурмовали вражеский аэродром Сиверская. Во время штурмовки Никитин лично поджёг 2 неприятельских самолёта. На обратном пути над линией фронта звено Никитина атаковала шестёрка Ме-109. У советских лётчиков после штурмовки - ни патрона !
Немцы, видимо, решили во что бы то ни стало сбить ведущего. На выручку комиссару бросился Пётр Исаев. В это время второй Ме-109 прошил очередью "Чайку" Алексея Никитина, ранив комиссара в левое плечо. А тут новая беда: сильно повреждённый мотор истребителя Никитина остановился. Самолёт потерял скорость и стал падать. Чем тут поможешь ?   Конец... Но перед самой землёй Никитин всё же сумел выровнять машину и посадить её на краю аэродрома. А через 2 недели, подлечившись, он снова вернулся в строй и вскоре был награждён орденом Красного Знамени.
Не забыть Алексею и бой в районе Старого Оскола. В тот день он, комиссар эскадрильи, ведомый лётчик лейтенант Юрий Камерилов, адъютант эскадрильи капитан Пётр Исаев и его ведомый лётчик лейтенант Николай Павлов вылетели на прикрытие боевых порядков войск на стыке 40-й и 21-й армий.
Помня задачу - не допустить вражеские самолёты штурмовать и бомбить наши соединения на поле боя, ведущий группы комиссар Алексей Никитин зорко следил за небом. Пролетая севернее Старого Оскола, лётчик Камерилов доложил:
- Товарищ комиссар, над южной окраиной Старого Оскола пролетает "Хеншель".
- Цель вижу, атакую !   Прикрой хвост.
Первая атака была неудачной: трассы прошли выше и сзади врага. Да оно и понятно: атака под ракурсом 2 / 4 редко когда приносит нужные результаты. Выполнив маневр, Никитин снова зашёл противнику в хвост. Тот начал маневрировать, пытаясь оторваться от наседавшего "ястребка". 200, 100, 50 метров... Никитин видит, как на фюзеляже и кабине вражеского самолёта чёрными точками отмечаются пробоины. И вот уже багряное пламя охватывает его. Потеряв управление, он беспорядочно падает вниз. Прищурив глаза, Никитин некоторое время провожает его взглядом, а затем вновь занимает в строю своё место. И вовремя. Юго - западнее Старого Оскола на высоте 3000 метров появились 8 Ме-109.
- В атаку ! - зазвенел в наушниках шлемофона голос комиссара.
И завертелось воздушное огневое колесо. Атаки следовали одна за другой. Лейтенант Павлов с первой же атаки сверху сбил один Ме-109. Тот задымил и пошёл со снижением к земле. От него отделилась тёмная точка, и тут же над ней раскрылся купол парашюта. В этот же момент пара "Мессеров" зашла Павлову в хвост со стороны солнца.
- "Пятёрка !"   Слева фашист. Берегись !
Увернувшись от пулемётных трасс врага, Никитин атаковал в лоб. Немец не выдержал и резким поворотом ушёл вниз.
В это время Павлов атаковал очередной Ме-109. "Мессер" резким боевым разворотом вышел из зоны огня нашего истребителя, но его ведомый попал под огонь 2-х других наших "ястребков" и взорвался в воздухе.
Оставшиеся Ме-109, выйдя из боя, повернули на запад. Никитин глянул на часы: 10:20, высота 4000 метров. Неожиданно на горизонте показались новые тёмные точки. Они быстро приближались с юго - запада. Вскоре уже ясно можно было различить 10 "Хейнкелей", шедших под прикрытием 4 Ме-109.
- Исаев, Павлов, свяжите боем "Мессеров", я и Камерилов бьём бомбёров ! - крикнул Никитин.
- Понял, комиссар, - отозвался Исаев и вместе с Павловым резко взмыл вверх навстречу вражеским истребителям.
Тем временем Никитин и Камерилов устремились на бомбардировщиков. Поймав в прицел камуфлированный мощный фюзеляж "Хейнкеля", Никитин открыл огонь по кабине стрелка - радиста. Дробно застучала пушка, раздирая снарядами дюраль капота. Оранжевое пламя сначала как бы нехотя выбилось из - под капота, а затем вдруг полыхнуло на всю мощь, распуская смоляную полосу дыма. Вражеская машина пошла к земле.
Но в это время на звено наших истребителей обрушилась четвёрка "Мессеров". Никитин с ходу атаковал ближайший. Тот задымил, но пилот продолжал лететь на подбитой машине.
- Камерилов, добей врага ! - скомандовал Никитин.
И тот, не теряя ни секунды, с пологого пикирования повёл огонь по недобитому "Мессеру". Стрелял до тех пор, пока тот не свалился в штопор. Не подкачал и Павлов. Удачно сделав заход сверху, он с первой же атаки сбил ещё один вражеский истребитель.
Но война есть война. Подбили и самолёт лейтенанта Павлова. Однако он всё же сумел на повреждённой машине пролететь около 40 километров и совершить посадку поблизости от своего аэродрома.
Позже лейтенант Камерилов рассказывал молодым пилотам об этом бое:
- Личный пример комиссара эскадрильи Никитина в том боевом вылете имел огромное значение. Я видел, как он действовал во время атаки. Юго - западнее Старого Оскола я вместе с комиссаром дрался на высоте 3000 метров против 8 "Мессеров". Во время боя лётчик Павлов на горящем самолёте пошёл на вынужденную, а у меня кончились патроны. Казалось, безвыходное положение. Но именно в этот момент мы услышали призывный клич комиссара Никитина:
"Коммунисты, за мной в лобовую !"   А так как Исаев, я и Павлов были коммунисты, то все последовали примеру комиссара. Я был ведомым у Никитина и видел, как у него были напряжены мускулы лица. Он вёл свой "ястребок", не сворачивая с боевого курса, в лоб фашистскому пирату. Глядя на комиссара, я также не боялся смерти. Конечно, трудно сказать, о чём думал в то время комиссар эскадрильи. Я знаю только, что оставшаяся четвёрка "ястребков", идя с комиссаром в атаку, не свернула с боевого курса. "Мессеры", не выдержав нашего натиска, начали выводить свои машины в сторону. Вот что значит сила личного примера в бою.
Как правило, комиссар эскадрильи Никитин после выполнения боевых заданий проводил с личным составом воспитательную работу. Совместно с командиром эскадрильи он тщательно анализировал каждый бой, на положительных примерах учил, как надо бить врага.
В октябре 1941 года А. И. Никитин сражался уже в составе 153-го ИАП. С сентября 1941 года по март 1942 года этот полк выполнял боевую работу с аэродромов Касимово и Новая Деревня. Основной задачей с декабря 1941 года стало прикрытие знаменитой Дороги Жизни по льду Ладожского озера.
11 марта 1942 года полк был отозван с Ленинградского фронта и направлен сначала в Кинешму, а затем в Иваново для переучивания на истребитель "Аэрокобра I" в составе 22-го запасного авиаполка. На вооружение 153-го ИАП поступило 20 "Аэрокобр", скорее всего то были самолёты, успевшие полетать в Королевских ВВС Великобритании. По окончании переучивания полк вошёл в состав 2-й авиабригады Резерва Главного Командования Красной Армии с дислокацией на аэродроме Раменское.
В июне 1942 года полк прибыл на Воронежский фронт и вошёл в состав 244-й ближнебомбардировочной авиационной дивизии 2-й Воздушной армии. Полк последовательно базировался на аэродромах Воронеж, Левая Россошь и Липецк.
9 июля 1942 года капитан Никитин в составе 9 истребителей вылетел в 4-й раз за день на боевое задание. Группу вёл сам "батя", командир полка С. И. Миронов. Только вошли двумя эшелонированными группами, шестёркой и четвёркой, в свою зону патрулирования, как на высоте 2000 метров появились 23 вражеских самолёта. 17 "Юнкерсов" под прикрытием 6 "Мессеров" приближались к нашим позициям.
- Моей шестёрке приготовиться к бою ! - раздался властный "батин" голос.
"Мессеры", в свою очередь, развернулись в боевой порядок, видимо, для встречной атаки.
- Идём в лобовую ! - снова командует "батя". - "Сто седьмой", четвёркой - вверх !   Прикроешь !
- Я - "Сто седьмой". Понял ! - тут же отозвался Никитин. Увлекая за собой "ястребки" лейтенанта Камерилова, капитана Исаева и лейтенанта Павлова, он устремился вверх.
- Атака ! - скомандовал ведомым комиссар Никитин и перевёл свой "ястребок" в пикирование...
Жаркий был бой в тот день. Многих пилотов недосчитались враги. Наши же "ястребки" возвратились на свою базу без потерь.
Вскоре за тот боевой вылет и сбитые 2 вражеских самолёта Никитин был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени. А в 1943 году на его груди засияла Золотая Звезда Героя Советского Союза.
*     *     *
С того дня, как началась война, депутат Никитин не участвовал в сессиях Ленинградского Совета. Большую часть времени он проводил в самолёте. Если не летал, то дежурил. С избирателями тоже не встречался. Но отчитаться перед ними Алексею Ивановичу было в чём. Сохранились напечатанные в газете отрывки из Дневника лейтенанта Никитина. Человек по натуре скромный, он долго не соглашался, чтобы они публиковались. Наконец сказал:
- Ладно, печатайте. Пусть это будет моим отчётом перед избирателями.
Вот они, эти отрывки:
"18 июля 1941 года. С утра в дежурном звене. Взвилась ракета, и мы пошли в воздух. Осмотрелись - шло около 20 немецких самолётов. Фашисты заметили нас, стали в круг, ходят друг у друга в хвосте, каруселью. Мы свалились в центр круга. Как шли кулаком, так и начали атаковать. Я пристроился к одному "Мессершмитту" и дал по нему очередь изо всех пулемётов. Он загорелся.
Подошли ещё наши. Фашисты, надо сказать, огрызались отчаянно. Они изо всех сил старались отбить наши атаки, нанести нам поражение. Не вышло !.. Всего было сбито 13 немецких машин. Все наши вернулись на аэродром.
21 июля. Четыре "Юнкерса" попробовали прорваться к Ленинграду. Мне с Мургой поручили их встретить. Подошли к ним сзади. Один бомбардировщик отстал. Несколькими очередями я зажёг ему правый мотор. Лётчик сбил пламя. Тогда я зажёг левый, а затем ещё раз правый. Бомбардировщик начал отставать ещё больше и, потеряв скорость, упал.
23 июля. Комиссар Кирилл Никитич Мурга - крепкий лётчик и хороший товарищ. С ним теперь хожу в каждый бой. Когда дерёшься рядом с Мургой, сердце радуется - так здорово он бьёт фашистов.
Сегодня над нашим аэродромом прошёл "Юнкерс-88". Мы взлетели и боевым разворотом вышли ему в хвост. Фашист заметил нас, пошёл в сторону солнца. Его плохо видно, но мы преследуем. Когда фашист почувствовал, что ему не уйти, он развернулся и пошёл на нас, расчищая себе дорогу огнём. Мурга ему в лоб, а я веду атаку сбоку. Всадили по нескольку очередей. Бомбардировщик начал рыскать, где бы сесть, но сесть не пришлось - врезался в землю.
31 июля. Сегодня первый вылет был неудачным. Не догнали фашистов, - удрали, едва завидев нас. Вечером, едва мы с Мургой кончили ужинать, как получили приказ вылетать.
Набрав 1000 метров высоты, заметили 5 бомбардировщиков. Пошли к ним. Они стали отбиваться. Мы подошли ближе, фашисты из кильватера перестроились в пеленг, чтобы дать возможность своим стрелкам отразить наши атаки. Мы атаковали ведущего и правого ведомого. Били их упорно, пока не пустили к земле один "Юнкерс".
10 августа. Сегодня что то особенно много работы. Так и лезут, так и прут непрошеные гости. Ну что ж, встречаем их достойно.
За день сделал 7 вылетов. Участвовал в 3 воздушных боях. Сбил ещё один самолёт. Это у меня 5-й по счёту.
В очередной вылет шёл с Мургой. Точно прибыли к месту схватки. Фашистов было штук 12. Против них дрались 2 наших лётчика. Долго думать в таких случаях не приходится - присоединились к своим и повели бой всей четвёркой. Пришлось трудно. Ведь их втрое больше. Я атаковал одного и заложил ему крепкую очередь. Он задымил. Только я развернулся, чтобы ударить его снова, как вижу: одного нашего клюют 3 "Мессершмитта". Наш лётчик отбивается.
Я подошёл, рубанул сверху по ведущему самолёту. Он сразу в переворот. Этого мне только и надо было. Хорошая очередь - и он вспыхнул.
Когда кончился бой, мы распрощались с товарищами - покачали друг другу крыльями - и пошли по домам.
Идём с Мургой - под нами красавец Ленинград. Как не гордиться тем, что тебе поручено оберегать этот город !   И я изо всех сил стараюсь, чтобы не допустить к родному городу ни одной фашистской гадины".
Спокойный, деловой тон дневника свидетельствует о сильном характере лётчика, о его скромности. Всё, описанное им, выглядит как обычная, ратная, повседневная работа. Умалчиваются опасности полётов, пережитые волнения, рискованные маневры. Читая записи Никитина, об этом можно лишь догадываться !
Что можно добавить к этому ?   Разве только то, что уже за первые 4 месяца войны Алексей Никитин сбил 14 вражеских самолётов.
И, пожалуй, ещё то, что однажды депутат всё-таки выступил перед избирателями - по радио, причём передача велась не из студии, а прямо с аэродрома. Микрофон был установлен возле самолёта  ( мало ли, вдруг тревога ! ). Вот в этот самый момент и был сделан снимок, который вы здесь видите.
Его друзья - однополчане высоко ценили мастерство командира звена, выполнявшего самые сложные боевые задания. В наградром листе на присвоение Никитину звания Героя Советского Союза приводится такой эпизод:
"4 сентября, прикрывая в паре свои войска в районе г. Пушкина, повстречал 7 бомбардировщиков До-215. После первой атаки самолёт товарища был подбит. Никитин, оставшись один, смело атаковал одного До-215 и сбил его. Остальные бомбардировщики, рассыпавшись, стали уходить с поля боя. Преследуя ещё одного Дo-215 далеко за линию фронта, вогнал его в землю вместе с бомбами".
Так делами своими, подвигами Алексей Никитин оправдывал почётное звание депутата Ленсовета. О его боевых успехах писали газеты, сообщало ленинградское радио. Из-за особых фронтовых условий ему не доводилось в эти тяжёлые месяцы обороны города выступать перед избирателями. Но он был каждый час с ними, а ленинградцы, слушая фронтовые сводки, гордились своим депутатом.
Потом ленинградцы узнали, что Никитину присвоено звание Героя Советского Союза.
Проявив себя искусным воздушным бойцом в начале войны в ленинградском небе, Алексей Иванович не покидал штурвала самолёта до разгрома гитлеровских войск в Берлине. Герой Советского Союза Никитин командовал эскадрильей и за многие подвиги был награждён многими орденами и медалями.
За период Великой Отечественной войны выполнил 238 боевых вылетов. Участвуя 73 воздушных боях, сбил 18 самолётов противника.
После окончания войны с Германией продолжал служить в ВВС. Участник советско - японской войны в августе 1945 года. В 1951 году окончил Военно - Воздушную академию. 20 сентября 1954 года полковник А. И. Никитин погиб в авиакатастрофе. Его именем названа одна из улиц в городе Красный Холм.
 
*     *     *
Ржавский Никита Харитонович
 
Родился в 1916 году в селе Першемарьевка, ныне Славянского района Донецкой области, в семье крестьянина. Окончил 2 курса рабфака. С декабря 1937 года в рядах Красной Армии. Окончил Ворошиловградскую военную авиационную школу лётчиков.
На фронтах Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка  (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт)  лейтенант Н. Х. Ржавский совершил 283 боевых вылета, в том числе 81 - на штурмовку живой силы и техники противника. В 10 воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника и 2 в составе группы, ещё 1 самолёт уничтожил на земле. 7 декабря 1941 года погиб при выполнении боевого задания.
10 февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён орденами Ленина (дважды).
Похоронен в братской могиле у деревни Суоранда Всеволожского района Ленинградской области. В память о Герое в деревне установлен обелиск.
 
*     *     *
15 октября 1941 года отмечался своеобразный юбилей младшего лейтенанта Никиты Харитоновича Ржавского. О том, что он совершил 200-й боевой вылет, писали не только Ленинградские газеты, но даже "Известия".
200 боевых вылетов менее чем за 4 месяца войны - это много даже для напряжённого 1941 года. Во всяком случае, в 153-м истребительном авиационном полку такой боевой счёт был только у Никиты Ржавского. Когда командир полка Миронов поздравил его с рекордом, лётчик даже смутился. Ни о каких рекордах он и не думал. Давно прошло время, когда он заботился о них. Впрочем, так ли уж давно ?   Всего лет 5 тому назад в цехе металлоконструкций Ново - Краматорского завода, где он работал слесарем - сборщиком, их бригада действительно боролась за производственные рекорды. А теперь он, младший лейтенант Никита Ржавский, думает лишь о том, чтобы не давать покоя врагу.
И всё-таки поздравление Миронова обрадовало лётчика. Миронов был для него не просто командиром полка. Этот человек знал толк в боевых делах. Он воевал ещё зимой 1940 года на Карельском перешейке. Воевал мужественно. Тогда же его наградили "Золотой Звездой" Героя. Похвала такого человека говорила о многом. И прежде всего о том, что бывший слесарь - сборщик Ржавский неплохо справляется со своими обязанностями лётчика - истребителя. Но если быть точным, его, как и всех лётчиков полка, скорее следовало именовать лётчиком - штурмовиком.
Штурмовка всегда была тяжёлым и опасным делом, а в 1941 году особенно. Бронированных "Илов", прозванных летающими танками, было ещё очень мало. Роль штурмовика в первые месяцы войны часто выполнял истребитель И-153, известный больше под названием "Чайка". Вооружение истребителя пополнили реактивными снарядами, а если требовалось, "Чайка" брала с собой ещё и бомбы, так что её удары были весьма чувствительными.
В журнале боевых действий рядом с фамилией Никиты Ржавского каждый день появлялись записи о разбитых автомашинах с боеприпасами, сожжённых цистернах с горючим, подавленных огневых точках, уничтоженных на аэродроме самолётах врага.
...Немцы готовили налёт на Ленинград. Ржавский с 5 боевыми товарищами нанёс удар по вражескому аэродрому. 15 самолётов сгорели на земле. Ржавский ушёл от цели последним. Он заметил, что 2 вражеские машины пытаются взлететь. Подняться в воздух им не удалось, - Ржавский зажёг их на взлёте.
Через 2 месяца после 200-го вылета Никиты Ржавского у товарищей снова был повод поздравить его. Он совершил 275-й боевой вылет. Был этот вылет обычным, таким же, как многие другие. Разве только погода стояла похуже. Когда-то такую погоду считали нелётной.
Ржавский вылетел, "проутюжил" вражеские траншеи, заставил замолчать зенитный пулемёт и уже решил вернуться, как вдруг за железнодорожным полотном заметил вражеских танкистов, возившихся у своих машин. Бомбы и снаряды он уже израсходовал. Но в пулемётах ещё оставались патроны. Их надо было беречь как неприкосновенный запас, - мало ли что может случиться !   Однако Ржавский всё же атаковал танкистов. Атаковал так внезапно, что они не успели даже укрыться за бронёй своих машин.
Потом за эту атаку лётчику порядком досталось. Узнав, что он вернулся на аэродром без единого патрона, командир строго спросил:
- А если бы вас атаковали истребители противника ?
- Что вы, товарищ командир, - простодушно ответил Ржавский, - они в такую погодку не летают. Ленинградские облака и ленинградский туман не по ним. Я и решил: незачем возить боеприпасы домой.
Таким был 275-й боевой вылет Никиты Ржавского - обычный, будничный и всё же героический...
 
Смирнов Алексей Семёнович
 
Родился 25 января (7 февраля) 1917 года в деревне Пальцево, ныне Рамешковского района Тверской области. Окончил неполную среднюю школу, работал в железнодорожном депо. С 1938 года в Красной Армии. В том же году окончил Одесскую военную авиационную школу пилотов, с декабря 1938 года - лётчик в авиационных частях Московского, а затем Ленинградского военных округов. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 годов в составе 153-го истребительного авиационного полка, летал на И-153, побед не имел.
С июня 1941 года лейтенант А. С. Смирнов на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же полка (в ноябре 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП). Был командиром звена, заместителем командира эскадрильи, летал на И-153 и американских истребителях "Аэрокобра".
К концу июля 1943 года заместитель командира эскадрильи 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка (5-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 6-я Воздушная армия, Северо-Западный фронт) Гвардии капитан А. С. Смирнов совершил 212 боевых вылетов, в 39 воздушных боях сбил 13 самолётов противника лично и 1 в паре. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1213).
С октября 1943 года Гвардии майор А. С. Смирнов работал в должности командира эскадрильи 28-го ГИАП (11-й истребительный авиационный корпус, 3-я Воздушная армия, 1-й Прибалтийский фронт). К сентябрю 1944 года совершил 296 боевых вылетов, лично сбил 31 самолёт противника и уничтожил 1 наблюдательный аэростат. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года награждён второй медалью "Золотая Звезда" (№ 4182).
В январе 1945 года назначен заместителем командира 28-го ГИАП. К концу войны совершил 357 боевых вылетов, провёл 72 воздушные схватки с противником, в которых лично сбил 35 вражеских самолётов и 1 аэростат, ещё 1 самолёт сбил в паре. Сражался на Ленинградском, Воронежском, Северо-Западном, Калининском, 1-м и 2-м Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах.
После войны продолжил службу в ВВС страны, командовал авиационным полком. В 1947 году окончил Высшие лётно-тактические курсы усовершенствования офицерского состава в Липецке. С 1950 года - старший инструктор-лётчик по технике пилотирования ВВС Московского военного округа. С 1954 года Гвардии полковник А. С. Смирнов - в запасе. Жил в Москве. Умер 7 августа 1987 года.
Награждён орденами: Ленина (14.08.1942, 29.09.1943), Красного Знамени (03.12.1941, 03.05.1942, 30.04.1943, 03.09.1944, ...), Александра Невского (11.10.1943), Отечественной войны 1-й степени (15.05.1945, 11.03.1985), Красной Звезды; медалями.
*     *     *
Самолёт горел. Чёрный дым врывался в кабину. Пот и слёзы мешали смотреть. Огонь, языкастый, жаркий, неумолимо подступал к лётчику. Знойное дыхание пожара с каждой секундой приближало трагическую развязку...
А внизу - стремительно приближающаяся, исковерканная земля, занятая врагом. "Нет, гады, не ждите моей смерти, не сдамся !" - решил Алексей Смирнов. Он крепко вцепился в штурвал, собрал последние силы. Нестерпимо болели ноги. Глаза застилала дымная пелена, и горло перехватывало от волнения. "Ну, ещё немного, тяни до наших, до наших недалеко".
Советский истребитель падал с огромной высоты всё круче. Пехотинцам и танкистам, находившимся на передовой линии, он казался горящим факелом. Сожалея о погибающем "ястребке", воины на земле, отбивающие в июльский зной атаки врага, ещё не знали, что на горящем самолёте возвращается победитель. Всего каких - нибудь полчаса назад по сигналу с командного пункта шестёрка истребителей поднялась в воздух. И там, за облаками, Алексей увидел клинья "Юнкерсов", идущих бомбить наши позиции. Их сопровождали "Мессеры". Он бросился в бой и сразу же подбил ведущего бомбардировщика. И, когда ринулся на второй, перед ним внезапно возник Ме-109. Завязался бой, короткая смертельная схватка, в которых редко выпадает ничья. И вот Алексей почувствовал, что его самолёт подбит, но не растерялся, решив мстить, наступать до последней возможности. Он позабыл о себе, он помнил одно - сдаваться нельзя, надо биться до последнего. И Алексей направил подбитый "ястребок" на фашистского аса.
С каждым мгновением самолёты сближались. Казалось, вот - вот они столкнутся. Это был поединок на выдержку, на веру, на бессмертие. В последнюю секунду противник не выдержал, изменил курс, лёг на крыло, увёртываясь от яростного натиска советского истребителя. Алексей воспользовался этим мигом и прошил противника. "Мессер", объятый пламенем, кувыркаясь, полетел вниз, а его "ястребок" тоже горел, но он не хотел сдаваться, воля его не сломлена, и Алексей всё ещё управлял летящим факелом. Всё его существо устремилось вперёд: "Только бы добраться до своих, только бы не взорвались баки !"
И, когда зелёная земля приблизилась вплотную, Алексей отстегнул ремни и перевалился через борт. Повиснув на парашюте, он услышал стрельбу. С немецкой стороны по нему били из автоматов, а наши пехотинцы и танкисты открыли ураганный огонь по врагу, чтобы защитить его. Ему опять - который уже раз - повезло: ни одна пуля не задела его, а парашют ветром подвинуло к своим.
Алексея приняли в дружеские объятия танкисты и отвезли в расположение авиационного полка, где однополчане Смирнова собирались уже с болью сердечной внести его в списки погибших. Это произошло 23 июля 1942 года на Воронежском фронте. Позади был напряжённый год войны, неравных боёв с превосходящими силами противника.
Поостынув от опасного полёта и отдохнув, Алексей Смирнов рассказал подробно все детали боя, возвращения на землю и вспомнил о таком же случае в начале войны, под Ленинградом. Немецкая авиация тогда господствовала в воздухе. Схватки происходили ожесточённые, и частенько наши лётчики не возвращались на базу.
В июле 1941 года его шестёрка истребителей прикрывала группу наших бомбардировщиков, получившую важное задание. На большой высоте появились Ме-109. Они ринулись к бомбардировщикам, чтобы сбить их с курса. Алексей повёл свою шестёрку наперерез врагам. Завязался бой. В ушах звенело от стука моторов, от треска выстрелов. В голубом небе замелькали пунктиры огненных трасс. Смирнов схлестнулся с "Мессером", не раз атаковывал его, но всё безуспешно. Оставалось только одно - пойти на опасное сближение. Алексей прибавил скорость, настиг врага и расстрелял его. "Мессер" загорелся и, объятый чёрным дымом, вошёл в штопор. И в этот момент вражеские пули прошили плоскости "Чайки" Смирнова.
Резкая боль оглушила пилота, в глазах помутнело. "Неужели всё ?" - мелькнула мысль. Симолёт, накренившись, падал к земле. Стараясь не потерять сознания, напрягая последние силы, он выровнял машину, овладел управлением и повёл "Чайку" к линии фронта. От большой потери крови навалилась тупая усталость, забытье. И опять он заставил себя взбодриться, собрать всю волю, чтобы продержаться ещё хотя бы секунды. Ему всё - таки хватило последних усилий, чтобы перетянуть повреждённую машину за передовую линию и посадить её на своей земле.
Именно в те дни он написал на тетрадном листке заявление в партбюро полка: "В эти суровые и тяжёлые для Отчизны дни я имею огромное желание стать коммунистом. За великое и правое дело, за торжество коммунизма готов отдать все свои силы, а если потребуется, и свою жизнь".
Залечив рану, молодой коммунист снова поднялся в воздух. Там, на Ленинградском фронте, лейтенант А. С. Смирнов получил первую награду - орден Красного Знамени. Так за год войны он дважды горел в воздухе и каждый раз мог погибнуть, не справившись с израненным самолётом и сам раненный. "Тебе везёт !" - говорили ему друзья. Не все понимали, что дело не только в удаче. Смирнов обладал лучшими качествами прекрасного истребителя, советского аса. Знание техники, слитность с машиной, мгновенная реакция, точный расчёт, помноженные на храбрость, и, конечно, железная выдержка и воля к победе - всё это сочеталось в простом, скромном, белокуром парне...
В томительные дни бездействия, находясь на излечении или в ожидании новой машины, он писал письма самому дорогому человеку - матери. Писал и снова возвращался в мир детства и юности.
Родился Алексей в бедной крестьянской семье. Мать, воспитывавшая без мужа 7 детей, никак не могла свести концы с концами. В лесной деревушке Пальцево семья Смирновых бедствовала больше других. Алеше рано пришлось впрягаться в тяжёлую работу. Ему хотелось учиться, но нужно было помогать матери, и у паренька хватало времени и на то, чтобы ходить в школу, и работать в своём хозяйстве, и нянчить ещё за кусок хлеба соседских ребятишек. Окончив Бобровскую школу колхозной молодёжи, Алексей уехал в Калинин, где некоторое время работал кочегаром на паровозе, а потом поступил в трест "Сантехстрой".
18-летний юноша переступил впервые порог Калининского аэроклуба, увидел самолёт, поднялся в небо и, счастливый, открыл для себя самое любимое дело, дело всей жизни. В начале 1938 года он получил направление в Одесскую военную авиационную школу, что одновременно означало призыв в Красную Армию. Через 7 месяцев школа была окончена, Смирнов получил направление в строевую часть и через год получил боевое крещение в штурмовках финских войск на Карельском перешейке.
Начало Великой Отечественной Войны он встретил на Ленинградском фронте, где летал на разведку, штурмовку и прикрытие своих самолётов. В Июле 1941 года, на биплане И-153, одержал первую победу - сбил истребитель Ме-109. В тот день четвёрка "Чаек", которую он возглавлял, получила задание подвергнуть штурмовке мотоколонну противника. Они вышли ив цель, рассредоточились перед тем, как войти в пике, и в ту же минуту сзади и выше Алексей увидел 8 вражеских истребителей.
И-153 ведут бой...
"Успеем", - решил командир и направил машину на колонну врага. Ведомые повторили маневр. Удар оказался точным, бомбы попали в цель. На выходивших из атаки "Чаек" набросились истребители противника. Начался бой. Сманеврировав, Алексей повёл звено в лобовую. Так они сходились трижды. Две первые атаки не достигли цели. Но при третьей Смирнов уничтожил вражеский самолёт. Лётчик Иван Тищенко в этом бою тоже сбил один Ме-109. На свой аэродром звено вернулось без потерь.
Шли фронтовые дни, недели. До перевооружения полка на И-16 он сбил 4 самолёта.
14 сентября 1941 года группа советских истребителей встретилась с 17 вражескими самолётами. В числе их было 8 "Мессершмиттов". Наши лётчики первыми навязали противнику бой и закрутилась бешенная карусель. Итог ей подвели пехотинцы. Они сообщили в полк: сбиты 3 "Юнкерса" и 2 Ме-109.
В этом бою особенно отличился старший лейтенант Алексей Смирнов. Он уничтожил 2 вражеских самолёта. Но и его не миновал огонь противника. Пришлось прыгать с парашютом. Приземлился он между нашими и немецкими позициями, на ничейной полосе. Возможно, парню пришлось бы туго, не окажись поблизости танковой бригады. Командир распорядился немедленно послать к попавшему в беду лётчику три бронированные машины. Гвардейцы вызволили Алексея и 3 дня держали в гостях. Потом на танке доставили в полк, где его ожидала награда - орден Ленина.
Однако ранение, полученное в этом бою, оказалось достаточно серьёзным - более месяца Алексей пролежал в госпитале. После лечения, в конце октября, он вернулся в полк.
В начале 1942 года его звено было направлено на Волховский фронт, где с воздуха прикрывало Ладожскую "Дорогу Жизни". Когда в марте 1942 года полк был выведен на пополнение и перевооружение, на счету Алексея Смирнова было уже 4 победы, одержанные им на биплане И-153 "Чайка".
Летом 1942 года 153-й авиаполк отправили на Воронежский Фронт, к тому времени Смирнову уже присвоили звание "Старший лейтенант". 30 июня 1942 года 153-й ИАП, где он служил, одним из первых в Советских ВВС был перевооружён на американские P-39 "Аэрокобра" и укомплектован по штату 015 / 284: 2 эскадрильи, 20 самолётов. На этих машинах Алексей Смирнов добился значительных успехов в боях на Воронежском, Северо - Западном, Калининском и 3-м Белорусском Фронтах, став настоящим воздушным асом.
23 июля 1942 года Смирнов повёл 6 "Аэрокобр" на перехват группы Ju-87 прикрываемой истребителями около Землянска. Внезапной атакой он уничтожил одну "Штуку" и повредил Ме-109. Но и "Аэрокобра" Смирнова была подбита, и вновь, долетев до линии фронта, он выбросился с парашютом. Немцы обстреляли его с земли, но счастье было на стороне лётчика - ветер отнес его в сторону своих. В те тяжёлые, полные испытаний, горечи и потерь дни судьба сделала Смирнову подарок: в полк вернулся Пётр Углянский  ( к концу войны одержал 14 побед )  - его близкий друг и ведомый, раненный и сбитый в воздушном бою почти год назад. Отныне их пара была неразлучной.
В одном из боёв в районе Старой Руссы пара Смирнова, прикрываемая парой Грачёв - Родин, в сложном маневренном бою, используя облачность, сумела зайти в хвост четвёрке Ме-109 и, одновременно открыв огонь, сбить все 4 истребителя.
22 ноября 1942 года 153-й авиаполк был преобразован в 28-й Гвардейский и перемещён на северный участок фронта. Там, 15 марта 1943 года, Смирнов провёл победоносные бои, сбив 2 новейших немецких истребителя FW-190. Не считая "ничьей" Углянского, случившейся в феврале, когда он сбил "Фоккер" в лобовой атаке, но и сам был вынужден приземлить повреждённый самолёт на лед озера Круглое, это были первые сбитые полком "Фокке - Фульфы".
Схватка Алексея оказалась необычайно напряжённой. Бой шёл на горизонталях. У обеих машин - "Аэрокобры" Смирнова и немецкого "Фоккера" - оказалось одинаковое время виража. Получалось, что немец не мог зайти в хвост "Кобре", а Смирнов - в хвост FW-190. И тогда Алексей использовав свой богатый опыт в технике пилотирования, пустил в ход триммера, использовав приём внешнего скольжения... Сократив до предела радиус виража, он зашёл в хвост неприятелю и сбил его. Весной 1943 года он стал Гвардии кaпитаном и командиром эскадрильи. К маю 1943 года общий счёт уничтоженных им самолётов подходил уже к 20. Он стал одним из лучших асов полка.
2 мая 1943 года... С утра плотный туман закрыл аэродром. Но через некоторое время сквозь белую пелену начало проглядывать солнце. Командир эскадрильи Алексей Смирнов получил задание вылететь на разведку в паре с ведомым Петром Углянским. И вот они а воздухе. Курс на запад. Не доходя до Старой Руссы, пересекли линию фронта.
- По возможности в бой не вступайте, - предупредил Смирнова командир перед вылетом. - Главная задача - разведка аэродромов. Если подтвердится, что немцы перебросили в этот район группу бомбардировщиков, будет организован налёт. Данные передавайте по радио.
...Вдали показался аэродром. Алексей осмотрелся. Небо было чистым, противника не видно. "Положив" машину на крыло, увидел самолётные стоянки и два пыльных хвоста от бежавших по полосе истребителей.
- На точке № 1 около 30 истребителей, - доложил он на командный пункт.
До аэродрома Волот, следующего пункта, было не больше 40 километров. Неотступно за командиром шёл его ведомый Пётр Углянский. Алексей любил его, своего верного боевого товарища. Это был опытный лётчик, упорный в бою: если уж зашёл в хвост самолёта противника, не упустит его.
Смирнов посмотрел вниз. Сверкало, отражая лучистое солнце, озеро Ильмень, дымилась Старая Русса. Несколько дней назад в этом районе вместе с Углянским они схватились с парой FW-190. С первой же атаки Алексей уничтожил ведущего. Потом сбил "Фоккера" и его ведомый.
Смирнов посмотрел на часы. Скоро должен показаться аэродром Волот. Далеко впереди лётчик увидел пару Ме-109. Они находились на той же высоте, что и наши разведчики.
- Видишь ? - спросил Алексей ведомого.
Осмотревшись, он заметил ниже метров на 700 ещё четвёрку врагов.
- Вижу, - ответил Углянский. - и верхних, и нижних.
- Атакуем и сразу уходим ! - скомандовал ведущий.
И они устремились на верхнюю пару. Один из "Мессеров" стал беспорядочно падать. Оторвавшись от группы фашистских самолётов, Смирнов доложил по радио о результатах разведки. На аэродроме Волот, кроме небольшого количества истребителей, лётчики ничего не обнаружили.
"Значит, главная цель впереди", - подумал Алексей и, довернув самолёт, взял курс на Гривочки. При подходе к аэродрому Алексей увидел, что его прикрывало несколько пар вражеских истребителей. Разогнав до предельной скорости свой самолёт, он направил его в свободное от "Мессеров" пространство, надеясь проскочить заслон без воздушного боя. Но немцы метнулись за ним. Алексей изменил решение.
- Бьём с ходу, - скомандовал он ведомому.
Напасть первым, ошеломить противника - излюбленный способ действий Смирнова, не раз проверенный опытом, приносивший ему победу. Алексей направил свой самолёт на ближайшую пару Ме-109. Один из фашистов отвернул, другой немного замешкался, и Смирнов ударил по нему меткой очередью. Оглянувшись, убедился, что немцы за ним не гнались. "Значит, попытаются перехватить на обратном пути", - подумал Алексей. Предположения его оправдались. Недалеко от линии фронта они встретили 4 Ме-109, но в бой вступать не стали. Горючее было на исходе. Пара советских разведчиков благополучно вернулась на свой аэродром, Смирнов доложил командиру:
- На аэродроме Гривочки не менее сотни бомбардировщиков...
Это был лишь один из боевых вылетов, совершённых отважным воздушным бойцом Алексеем Смирновым.
Уверенные победы Смирнова сняли ту психологическую напряжённость, которая присуща людям перед ожидаемой встречей с неведомым. За 8 месяцев боёв   ( с 1 декабря 1942 года по 1 августа 1943 года )  из 63 сбитых лётчиками полка вражеских самолётов 23 были FW-190.
3 августа 1943 года северо - западнее Витебска Алексей Смирнов, во время "свободной охоты", внезапно атаковал и уничтожил один из 8 FW-190, направлявшихся в тыл советских войск. Hемецкий истребитель упал и взорвался, похоронив под обломками известного немецкого аса, командира I-й Группы JG 54 майора Герхарда Хомута, имевшего к тому времени 63 победы.
19 августа группа Гвардии капитана А. С. Смирнова вновь сошлась в воздушной схватке с лётчиками "Grunherz". Однако на этот раз противники имели равный состав - 12 против 12 и разошлись только после полной выработки горючего, потеряв 2 "Аэрокобры" и 2 "Фокке - Вульфа".
В этот день попал в плен командир 5-го штаффеля обер - лейтенант Макс Штоц  ( 189 побед ), выбросившийся из горящего "Фоккера" на парашюте. Другой ас - оберфельдфебель Хейнрих Коллер  ( 49 побед ) - погиб.
Однако, летом 1943 года такие результаты боя уже не удовлетворяли командование 28-го Гвардейского ИАП, поэтому, сразу же после возвращения группы, был устроен тщательный разбор тактических ошибок допущенных лётчиками.
Знаменитые на Восточном фонте корректировщики FW-189, известные как "Рамы", лёгкой добычей никогда не считались. Тем не менее, в августе 1943 года лётчики полка сбили 2 "Рамы".
17 августа 1943 года Гварди капитан Смирнов и Гвардии лейтенант Козловский вылетели на перехват самолёта FW-189 в районе аэродрома Дрегло. На высоте 2000 метров рацией с земли они были наведены на FW-189 в районе Отвидно, который шёл по линии фронта курсом 360°. При подходе наших истребителей, самолёт противника развернулся с курсом 270°, и ушёл вверх в облачность. Гвардии лейтенант Козловский последовал за ним, а Гвардии капитан Смирнов остался под облачностью. Самолёт противника FW-189, выйдя над облачностью, увидел, что его преследует истребитель и снова резко пробил облачность и вышел ниже неё на 150 - 200 метров, где был атакован Смирновым. После первой атаки сзади сверху FW-189 задымился, но продолжал уходить на свою территорию. После этого наши лётчики произвели поочередно 3 последовательных атаки сзади сверху и снизу. Последнюю атаку Гварди капитан Смирнов произвёл с бреющего полёта под ракурсом 2/4 после чего FW-189 горящим упал в районе станции Перетёрка.
"Аэрокобры", хотя и не часто, выполняли штурмовку наземных войск и топили плавсредства противника в озере Ильмень. Так, 21 августа 1943 года Кисляков и Быковец потопили в озере Ильмень  ( озеро иногда называют Русским морем )  7 лодок.
28 сентября 1943 года за 13 личных побед, одержанных в 39 воздушных боях и 312 боевых вылетах  ( по данным на август 1943 года ), Алексею Смирнову было присвоено Звание Героя Советского Союза.
В начале октября полк принимал участие в Невельской наступательной операции, в результате которой части Калининского фронта освободили город Невель и вышли на подступы к Витебску. В ходе Невельской операции боевой счёт 28-го Гвардейского ИАП пополнился 60 сбитыми самолётами противника, собственные потери составили: 1 пилот и 8 самолётов. Запись из Журнала боевых действий:
"10 октября  ( в 14:50 )  8 самолётов "Аэрокобра" под командованием капитана А. С. Смирнова вылетели для прикрытия своих войск. В 15:00 на высоте 3000 метров в районе города Невель встретили 4 FW-190, с которыми завязался воздушный бой. После двух лобовых атак истребители противника вышли из боя. Через 5 минут встретили ещё 2 FW-190. Атаковав противника, лётчик Смирнов сбил одну машину, которая упала в 10 км западнее города Невель. Второй самолёт сбил лётчик Козловский. Через 5 минут вновь встретили 2 фашистских истребителя. В результате 4-й атаки одного сбил майор Исаев, второй "Фоккер", уклонившись от боя, ушёл с набором высоты.
В 15:30 на высоте 4000 метров в районе Воронино встретили 12 Не-111. Вновь - атаки. В результате одного фашистского бомбардировщика сбил Исаев, другие, рассыпавшись и сбросив беспорядочно бомбы, ушли за линию фронта. В этом же бою, отсекая от бомбардировщиков сопровождавших истребителей, наши лётчики сбили 5 немецких самолётов. Преследовать бомбардировщиков не стали из-за исхода горючего".
Осенью 1943 года Гвардии капитану А. С. Смирнову повезло, как редко кому везло на войне - он летал и сражался с врагом над своим родным домом: деревней Пальцево Рамешковского района Калининской области.
Самым удачным днём для Смирнова стало 9 октября 1943 года, когда он сбил 4 немецких самолёта и был награждён орденом Александра Невского, 3-мя днями спустя. В конце 1943 года полк перебросили уже на 1-й Прибалтийский Фронт...
Летом 1944 года в операции по освобождению Белоруссии в полках 11-го ИАК состоялись комсомольские собрания, на которых обсуждались вопросы: "Честь эскадрильи - моя честь", "Умножим боевую славу полка", "Чему обязывают нас боевые подвиги Героев" и другие. С докладами выступали отличившиеся в боях лётчики, командиры эскадрилий и полков, Герои Советского Союза. В 28-м ГвИАП, например, на комсомольском собрании эскадрильи с повесткой дня: "Героические подвиги комсомольца Логвинова" выступил командир эскадрильи Герой Советского Союза Гвардии майор А. С. Смирнов. Он говорил о характерных чертах героя воздушных боёв, о его отваге, высокой дисциплинированности, отличном знании техники, умелом применении новых приёмов в боях. Чувство взаимной выручки у Логвинова - на первом плане. Лётчик - истребитель комсомолец Логвинов сбил 14 вражеских самолётов лично и 1 в паре.
- Учитесь воевать у отважного воздушного бойца Логвинова, - призвал Гвардии майор Смирнов молодых лётчиков.
Комсомольцы эскадрильи решили использовать опыт своего товарища в боях, быть такими же бесстрашными, как Иван Иванович Логвинов. Многие комсомольцы просились летать на боевые задания в паре с ним, чтобы в бою следовать его приёмам и метко бить врага.
23 февраля 1945 года Гвардии майор А. С. Смирнов был награждён второй медалью "Золотая Звезда" за 31 личную победу, одержанную в 396 боевых вылетах  ( по данным на сентябрь 1944 года ).
В январе 1945 года он принял командование полком и участвовал в заключительных боях над Берлином.
Бесхитростный, застенчивый и скромный, как большинство его соратников, Смирнов удивлял нечастых гостей своей неподдельной искренностью. Один из них, автор Государственного гимна, писатель Сергей Михалков под впечатлением своего знакомства написал простое и запоминающееся стихотворение "Смирновы", которое посвятил ему:
"...В одном из полков, в боевой эскадрилье,
Лихой истребитель, Смирнов по фамильи..."
В воздухе, однако, от земной простоты и застенчивости лётчика не оставалось и следа: его атаки и приёмы боя были предельно агрессивны, коварны и расчётливы. Свой опыт по заданию командования он сжато изложил в книге "Слагаемые победы", изданной в Ленинграде в 1944 году.
В начале 1945 года полк был перемещён сначала на 3-й, затем на 2-й Белорусский фронт, а командир эскадрильи Гвардии майор А. С. Смирнов назначен заместителем командира 28-го Ленинградского Гвардейского истребительного авиационного полка.
Свой последний, 457 боевой вылет и 72 воздушный бой он провёл в небе Восточной Пруссии. Летая на И-153, с 30 Июня 1942 года, на "Аэрокобре" Р-39D-2, а с 1 августа 1943 года - на "Аэрокобре" Р-39Q, Алексей Семёнович Смирнов сбил 35 вражеских самолётов лично и 15 - в составе группы.
После войны он командовал полком, затем служил в ВВС МВО лётчиком - инструктором по технике пилотирования. Освоил реактивные самолёты МиГ-15 и МиГ-17, имел классность "Военный лётчик 1-го класса".
В 1954 году по состоянию здоровья демобилизовался. Жил и работал в Москве. Умер 7 августа 1987 года.
 
*     *     *
 
Хаустов Иван Иванович
 
Родился в 1917 году в селе Ярахичи (Котельничский район Кировской области). Окончил среднюю школу и авиационный техникум. С 1936 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Московского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 153-го ИАП (ВВС 15-й Армии, Северо-Западный фронт), летал на И-153, воздушных побед не имел.
С 22 июня 1941 года лейтенант И. И. Хаустов на фронтах Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в составе того же 153-го ИАП (5-я САД, ВВС Ленинградского военного округа), летал на И-153. В июле 1941 года направлен в 194-й ИАП (7-й ИАК ПВО, Ленинградский фронт), продолжая летать на И-153. 1 сентября 1941 года легко ранен в воздушном бою. С октября 1941 года служил в 440-м ИАП (7-й ИАК ПВО, Ленинградский фронт), где летал на МиГ-3.
В 1942 году назначен заместителем командира эскадрильи 157-го ИАП (ВВС 4-й Ударной армии, Калининский фронт), летал на "Харрикейне". 7 марта 1942 года подбит огнём зенитной артиллерии, ранен в ногу, выпрыгнул из горящего самолёта с парашютом, ударился о стабилизатор и в бессознательном состоянии опустился на позициях наших войск. После лечения продолжал воевать, летая на Як-7.
С января по сентябрь 1943 года находился на Курсах усовершенствования офицерского состава (город Липецк), после чего направлен командиром эскадрильи в 21-й ИАП (259-я ИАД, 3-я Воздушная армии, Калининский и 1-й Прибалтийский фронты), где летал на Ла-5 и Ла-7.
6 марта 1945 года штурман 21-го истребительного авиационного полка (259-я истребительная авиационная дивизия, 3-й Белорусский фронт) майор И. И. Хаустов не вернулся с боевого задания (пропал без вести) после воздушного боя с истребителями противника в районе города Кёнигсберга. Всего совершил более 450 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы 12 самолётов противника.
Награждён орденами: Ленина (28.05.1942), Красного Знамени (17.10.1943, 26.09.1944), Александра Невского (05.07.1944); медалью "За отвагу" (21.04.1940).
 
*     *     *
Малыш.
 
Маленький и крепкий, в унтах выше колен, Хаустов стоит, слегка расставив ноги и согнув колени, как будто вот - вот прыгнет. А тогда прощай !   Этот человек яростный, настойчивый и злой в бою. Он не отпустит врага, пока не перервёт ему глотку, не отстанет от "Юнкерса", пока серый дым не покажется из хвоста, пока жёлтое пламя не выскочит на плоскость. Его можно сбить, но трудно заставить отвалиться от врага, к которому он прыгнул на спину чёрт знает с какой высоты. Как всякий истребитель, он рвётся в высоту. Высота - это преимущество над врагом. Высота - это победа. И он настойчиво идёт вверх, как можно выше. Истребители говорят: "Захожу на солнце". И они действительно взбираются на солнце и звенят в сияющей вышине, невидные и неслышные врагу, оглушённому рёвом собственных моторов.
Хаустов взбирается на солнце. В последнем бою солнце само опускалось ему навстречу. Огромное, оранжевое, оно освещало белые поля, где зияли круглые чёрные пятна разрывов, тёмные леса и дымящиеся развалины города, между которыми изредка блистали вспышки выстрелов.
..."Юнкерсы" шли косяком. Хаустов зажёг одного с первой атаки, но их было так много, что некогда было даже заходить, а били их с хода. Это был тот бой, в котором 5 наших лётчиков сбили 7 немецких самолётов. Хаустов привязался к "Юнкерсу", убил стрелка, увидел дым, не успокоился, дал длинную очередь, пока не вырвалось такое пламя, которое немецкому лётчику не удалось бы сбить никаким маневром. Это был его 7-й сбитый фашист. Тогда только он отвалил, осмотрелся, нет ли "Мессеров", и пошёл привычной дорогой боевым разворотом на солнце.
И тут ударила по нему зенитка. Она ударила в правый бак и взметнула такое пламя, которое не сбить было и ему со всем его мастерством и смелостью опытного лётчика. В плоскостях дыра - подушкой не закроешь, и нога во всю её длину в ранах от осколков. Надо прыгать, надо бросать самолёт. И всё - таки перед самым прыжком, когда уж, кажется, всё было ясно, Хаустов ещё подёргал ручку управления. Ручка подавалась, но самолёт не реагировал. Однако Хаустов всё же заставил его сделать последнее, на что он был ещё способен - перевернуться. Но машина не выбросила лётчика. Она пошла в штопор, и струя воздуха накрепко прижала лётчика к сиденью, как верёвкой привязала. Усилием всех мускулов Хаустову удалось вытащить своё тело до пояса. Земля была уже близко - метров 150. И тут та же струя воздуха, что прижимала его к сиденью, выбросила его наружу, ударила о стабилизатор... и дальше Хаустов ничего уже не помнил.
Он очнулся в темноте в снежном сугробе. Он покусал пальцы рук и еле почувствовал свои острые зубы. Ноги были голые, унты слетели во время падения. Он пощипал пальцами кожу на ногах. Ноги были чужие. Он видел, что они сгибались, но не чувствовал этого. Но всё - таки ему удалось укутать ноги шарфом, свитером и подшлемником.
Нужно двигаться. Но куда ?   Где он ?   На их стороне, на нашей ?   Нужно двигаться. Но как ?   Ноги не ходят. Что же - сдаться ?   Кому ?   Морозу, снегу, неизвестности ?   Такие, как Хаустов, не сдаются никому.
Он пополз. Полз до кустов на локтях, потом от одного куста к другому, от другого к третьему. Полз на слух туда, где слышалась канонада и, как он думал, шла линия фронта. Он полз, сзади что-то шуршало. Оглянулся - это его же голая нога шуршала по снегу. Он стащил рукава комбинезона, зубами выпорол мех из рукавов, натянул его на ноги, как чулки, и пополз дальше по кустам. Но и по кустам шёл шорох. Не немцы ли ?   Хаустов проверил пистолет. Оказалось, однако, что в кустах беспокойно спали птицы и шорох шёл от них.
Сил не хватало. Приходилось отдыхать. Он лежал на спине и смотрел на звёзды, мерцавшие из-за веток. Потом вылезла большая, как ломоть дыни, луна, и Хаустов стал вспоминать астрономию. Где же должна всходить луна в месяце марте ?
Вспомнить было трудно, но необходимо. И он вспомнил - луна сейчас в юго - восточной четверти. Значит, канонада с севера и с запада, значит, он на своей стороне !
И так же настойчиво, как днём, он в своей яростной машине взбирался на солнце, так и теперь, израненный, в меховых лохмотьях, он пополз на луну, привязав только к локтям, чтобы они не проваливались в снег, еловые ветки, по еловой лапе на каждый локоть. Так он полз всю ночь, потом весь день и к вечеру дополз до берёзовой рощи и телеграфного столба. Отсюда поднималась луна - здесь была проезжая дорога.
Теперь он лечит свои раны, лечит требовательно и настойчиво, как делает всё в жизни. Заслышав знакомый прерывистый звук над собой, он прислушивается... Потом, опираясь на палку, он всё - таки выходит во двор и провожает самолёты со свастикой злыми и настороженно внимательными глазами.
Вениамин Ивантер.
( Из материалов сборника - "Фронтовые очерки о Великой Отечественной войне". )
 
Хлобыстов Алексей Степанович
 
Родился 23 февраля 1918 года в селе Захарово, ныне село Елино Захаровского района Рязанской области. В 1934 году окончил 7 классов. В том же году, после смерти отца, переехал к сестре в Москву. Поступил учеником электромонтёра на Карачаровский механический завод. С 1936 года работал в НИИ металлургического машиностроения, с 1938 года учился в Ухтомском аэроклубе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. С. Хлобыстов на фронтах Великой Отечественной войны в составе 153-го ИАП (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Ленинградский фронт), летал на И-153. С 1 января 1942 года сражался в 147-м ИАП (4 апреля 1942 года преобразован в 20-й Гвардейский ИАП), на Карельском фронте. Летал на И-153, "Томагауке" и "Киттихауке".
К 10 апрелю 1942 года командир звена 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии лейтенант А. С. Хлобыстов совершил 266 боевых вылетов, провёл 16 воздушных боёв, лично сбил 5 и в составе группы 7 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 4 личных и 6 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
13 декабря 1943 года командир эскадрильи 20-го Гвардейского ИАП (1-я Гвардейская смешанная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии капитан А. С. Хлобыстов вылетел в паре на "свободную охоту" в район линии фронта, а также по дорогам Петсамо - Титовка. С боевого задания оба лётчика не вернулись. К этому времени А. С. Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, сбил 6 самолётов противника лично и не менее 18 в составе группы.
В 2009 году поисковым отрядом "Икар" было найдено место падения обоих самолётов. В 2013 году останки Героя с воинскими почестями похоронены на воинском кладбище посёлка Мурмаши Кольского района Мурманской области. Именем Героя названы улицы в Мурманске и в Волгоградском районе Москвы, морское рыболовное судно, школа в посёлке Килп-Ярве Кольского района Мурманской области. На лице его имени в Москве и на территории НИИ в Москве, где работал А. С. Хлобыстов, сооружёны бюсты Героя. В цехе Карачаровского механического завода установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (06.07.1942), Красного Знамени (22.07.1941, 05.06.1942); медалями.
 
*     *     *
Алексей Хлобыстов родился 23 февраля 1918 года в селе Захаровка Михайловского уезда Рязанской губернии  (ныне село Елино Захаровского района Рязанской области), в семье крестьянина. Окончил 7 классов. Первоначально работал электромонтёром на Карачаровском механическом заводе, затем в НИИ металлургического машиностроения в Москве. Летать учился в Устомском аэроклубе в 1938 году. В Красной Армии с 1939 года. Закончив Качинскую военную авиационную школу пилотов в 1941 году, попал служить в 20-й ИАП.
В июне 1941 года лейтенант А. С. Хлобыстов был отправлен в 153-й авиационный полк  (Ленинградский фронт), где 7 июля одержал первую победу на самолёте И-153, сбив вражеский истребитель Ме-109. Он был тогда ещё совсем неопытным пилотом, не имевшим той уверенности и твёрдости, которая присуща старым, испытанным бойцам. Радость и волнение настолько захватили его, что полковой врач, осмотрев его после вылета, нашёл у лётчика повышенную температуру и отправил его в санчасть.
Конечно, молодость взяла своё, и он так же быстро успокоился, как и разволновался. Уже через час оказалось, что температура у него нормальная и вообще он может спокойненько отправляться в очередной полёт.
Вскоре, 7 июля 1941 года, ему удалось серьёзно повредить ещё один вражеский самолёт, который был вынужден совершить вынужденную посадку рядом с нашим аэродром. За эти победы 23 июля 1941 года был награждён орденом Красного Знамени. Позже полк был переброшен на Волховский фронт.
В декабре 1941 года Алексей прибыл в 147-й истребительный авиационный полк  (Kарельский фронт), около Mурманска, летающий на американских истребителях Curtiss P-40 "Томагаук".
8 апреля 1942 года 6 машин 147-го ИАП были подняты на перехват группы из 15 пикировщиков Ju-87 и 5 многоцелевых самолётов Ме-110. Один "Стодесятый" был сбит, но вскоре появилась новая группа вражеских самолётов из 8 Ме-109.
Хлобыстов атаковал Ме-110 и зажав его поливал огнём. Однако "Мессер" продолжал лететь, огрызаясь огнём стрелка. И тогда, Алексей ударил его крылом своей машины, после чего, Ме-110 повалился вниз и взорвался на земле. Самолёт Алексея Хлобыстова получил лишь незначительное повреждение крыла и вскоре Алексей присоединился к группе капитана А. П. Позднякова  (фото справа)  и Ивана Фатеева, чтобы атаковать Ju-87.
Один "Юнкерс" взорвался после атаки Позднякова, а другие стали быстро разворачиваться и уходить на свою территорию. Но тут в бой вступили истребители противника. Поздняков атаковал в лоб командира группы Ме-109 и таранил его. Оба самолёта при столкновении взорвались... За этот подвиг командир эскадрильи 147-го ИАП Алексей Павлович Поздняков посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Хлобыстов был ранен в бою с двумя другими Ме-109 и, выбрав момент, уже повреждённым крылом своего Р-40 срезал хвост вражеской машины. Продолжая полёт он наблюдал, как его жертва упала на землю и взорвалась, не давая пилоту шансов на спасение...
Алексей Хлобыстов не только выполнил 2 тарана в одном бою, но и вернулся на аэродром с сильно повреждённым крылом своего "Томагавка" !
В материалах наградного листа о втором таране лётчика сказано следующее:
"В самый критический момент боя, когда в него вступила вторая группа самолётов противника 8 Ме-109, Хлобыстов сошёлся в лобовой атаке с двумя Ме-109, попытавшимися взять его в клещи.
Передав товарищам по радио: "За Родину !   Иду на таран !", Хлобыстов вторично в этом бою таранил самолёт противника, на этот раз Ме-109, ударив по плоскости его своей правой плоскостью. В результате тарана Ме-109 был сбит, а у самолёта Хлобыстова отбита часть плоскости до центра звезды и часть элерона. Несмотря на это, Хлобыстов довёл машину до своего аэродрома".
Всего в этом бою лётчики 147-го авиаполка сбили 5 вражеских самолётов.
9 мая 1942 года Хлобыстов в составе группы сбил 3 вражеских истребителя Ме-109.
14 мая 1942 года он одержал ещё одну победу, сбив истребитель Ме-109. Уже в самом начале боя его самолёт был повреждён пулемётной очередью. Алексей был ранен в ногу и руку. Задымил и тут же вспыхнул мотор. Машина стала медленно терять высоту и тут он увидел прямо перед собой, чуть ниже, вражеский истребитель. И Алексей не раздумывая бросил свой "Тамагаук" на самолёт противника. Это был его 3-й воздушный таран !
После этой победы Алексей долгое время провёл в госпитале, там же узнал о присвоении ему высокого звания Героя Советского Союза.
К тому времени лейтенант А. С. Хлобыстов он совершил 266 успешных боевых вылетов. Проведя 16 воздушных боёв, сбил 4 самолёта лично и 6 в группе с товарищами.
После госпиталя его направили в Подмосковье - подлечиться и отдохнуть в санатории ВВС. После вручения в Кремле "Золотой Звезды" и ордена Ленина, Хлобыстову предоставили небольшой отпуск для поездки домой.
В газетах тогда часто появлялись заметки, в которых говорилось о победах, одержанных Хлобыстовым и его товарищами по эскадрилье. В номере за 25 июня 1942 года в статье "Такая уж привычка" сообщается, что, вылетев на разведку, Хлобыстов в паре с лётчиком Крымским обнаружил и уничтожил "Мессершмитт". Ещё через 2 дня неразлучная пара Хлобыстов - Крымский опять уничтожила истребитель противника. День спустя очередной жертвой славного Гвардейца стали сразу 2 вражеских самолёта - "Мессер" и "Юнкерс", сбитые им совместно с лётчиками Пшенёвым и Жариковым.
В штабе части и в штабе соединения вели точный учёт сбитых нашими лётчиками самолётов. Всё заносилось в карточки, записывалось в сводки. Сам Хлобыстов в такой записи не нуждался. Потому что он помнил каждый сбитый им самолёт, каждый оставлял метку в его душе, а случалось, что и на теле.
Осенью он сбил свой очередной самолёт. Этот ему особенно запомнился. Наверное, потому, что при этом он и сам потерял и свою машину. Его истребитель, получив сильные повреждения, упал на землю. С помятой грудной клеткой очутился Хлобыстов в госпитале. Было обидно и больно. Больно не только оттого, что помята грудь. До боли в сердце жалел он свой истребитель, с которым успел сродниться и который, когда он летал, был как бы продолжением его самого, его рук и ног. Он лежал весь забинтованный: и лицо и грудь. И когда друзья пришли его навестить, они не сразу узнали его. Кто - то пошутил по этому поводу:
- А враги уже узнают почерк Алексея Хлобыстова.
Алексей сделал вид, что не расслышал этих слов. Он интересовался жизнью полка, спрашивал, получили ли новые самолёты, которые тогда ждали. Он вновь мечтал о полётах, о боях и о новых победах.
Вскоре он вернулся на фронт. И снова фронтовые изнурительные будни, вылеты, воздушные бои, радость побед и горечь утрат, когда не возвращались с задания товарищи.
Когда лётчики поднимались по тревоге в воздух, их провожали те, кто оставался на земле. Провожали и надеялись, что все благополучно вернутся на свой аэродром. Хлобыстов, обычно, шутил:
- Я всегда прилечу. Хоть на костылях, хоть на одном крыле, а доберусь до своих.
Но вот однажды боевые товарищи не дождались его. 13 декабря 1943 года, командир эскадрильи 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии капитан А. С. Хлобыстов, погиб, выполняя разведывательный полёт над территорией занятой противником.
Наземные войска наблюдали в районе падения его самолёта мощный взрыв и сильный пожар. Не исключено, что свой последний полёт лётчик завершил 4-м тараном - огненным.
К тому времени Алексей Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов лично и 24 в группе с товарищами  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 33 групповые победы лётчика. ], был награждён вторым орденом Красного Знамени.
Подвиги Героя не забыты. В Москве и Мурманске есть улицы, носящие его имя. В Килп - Ярве, под Мурманском, есть школа которая носит имя Хлобыстова. Там, в музее боевой славы, собрано немало материалов об отважном лётчике.
 
*     *     *


 

© Copyright: Владимир Савончик, 2017

Регистрационный номер №0388114

от 13 июня 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0388114 выдан для произведения: 153-й истребительный авиационный полк.
 
(краткая историческая справка)
 
153-й истребительный авиационный полк сформирован в период с 23 января 1940 года по 26 января 1940 года на аэродроме Кубинка на базе 11-го и 24-го истребительных авиационных полков.
 
Нахождение в строю:
 
С 23 января 1940 года по 22 ноября 1942 года (863 дня)
 
В составе действующей армии:
 
С 11 февраля 1940 года по 13 марта 1940 года (32 дня). Перечень №8.
С 22 июня 1941 года по 10 марта 1942 года (262 дня). Перечень №12.
С 29 июня 1942 года по 25 сентября 1942 года (89 дней). Перечень №12.
С 30 октября 1942 года по 22 ноября 1942 года (24 дня). Перечень №12.
 
В составе Видов Вооружённых Сил:
 
С 23 января 1940 года по 22 ноября 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил.
 
В составе объединений:
 
С 23 января 1940 года по 14 февраля 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил Московского Военного Округа.
С 14 февраля 1940 года по 13 марта 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 15-й Армии Северо-Западного Фронта.
С 13 марта 1940 года по июль 1940 года – в составе Военно-Воздушных Сил 8-й Армии Ленинградского Военного Округа.
С июля 1940 года по 24 июня 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Военного Округа.
С 24 июня 1941 года по 26 августа 1941 года – в составе Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Северного Фронта.
С 26 августа 1941 года по 10 марта 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта.
С 11 марта 1942 года по 12 июня 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил Московского Военного Округа.
С 12 июня 1942 года по 29 июня 1942 года – в составе Резерва Ставки Верховного Главного Командования.
С 29 июня 1942 года по 9 июля 1942 года – в составе 2-й Воздушной Армии Брянского Фронта.
С 9 июля 1942 года по 25 сентября 1942 года – в составе 2-й Воздушной Армии Воронежского Фронта.
С 29 сентября 1942 года по 29 октября 1942 года – в составе Военно-Воздушных Сил Московского Военного Округа.
С 30 октября 1942 года по 22 ноября 1942 года – в составе 6-й Воздушной Армии Северо-Западного Фронта.
 
В составе дивизий и бригад:
 
С 23 января 1940 года по ? – в составе 2-й авиационной бригады.
С апреля 1940 года по 17 августа 1940 года – в составе 59-й авиационной бригады.
С 17 августа 1940 года по 22 февраля 1942 года – в составе 5-й смешанной авиационной дивизии.
С 15 мая 1942 года по 12 июня 1942 года – в составе 6-й запасной авиационной бригады.
С 12 июня 1942 года по 29 июня 1942 года – в составе 2-й резервной авиационной бригады.
С 29 июня 1942 года по 25 сентября 1942 года – в составе 244-й бомбардировочной авиационной дивизии.
С 29 сентября 1942 года по 29 октября 1942 года – в составе 6-й запасной авиационной бригады.
С 30 октября 1942 года по 22 ноября 1942 года – в составе 239-й истребительной авиационной дивизии.
 
Командир полка:
 
Подполковник Катичев Кузьма Александрович – с января 1940 года по март 1940 года. Назначен на должность командира 2-й авиационной бригады.
Капитан Черных Михаил Фёдорович – с начала войны по октябрь 1941 года.
Майор (подполковник) Миронов Сергей Иванович – с октября 1941 года по сентябрь 1942 года.
Майор Родионов Олег Маркович – с 15 сентября 1942 года по 22 ноября 1942 года. Назначен на должность командира 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка.
 
Военный комиссар полка:
 
Старший политрук Сорокин Константин Сергеевич
 
Начальник штаба полка:
 
Майор Садовников Александр Павлович
 
Участие в операциях и битвах:
 
Формирование – с 23 января 1940 года по 26 января 1940 года.
Советско-Финская война – с 11 февраля 1940 года по 13 марта 1940 года.
Битва за Ленинград – с 10 июля 1941 года по 10 марта 1942 года.
Принял из состава 7-го истребительного авиационного полка эскадрилью на самолётах МиГ-3 – 4 октября 1941 года.
Переформирование по штату 015/174 и переучивание на истребитель P-39 Aircobra при 22-м запасном авиационном полку – с 22 марта 1942 года по 12 июня 1942 года.
Воронежско-Ворошиловградская операция - с 29 июня 1942 года по 24 июля 1942 года.
Сталинградская битва – с 17 июля 1942 года по 25 сентября 1942 года.
8 лётчиков и 28 техников действовали в оперативном подчинении 202-й истребительной авиационной дивизии 1-й Воздушной Армии Западного Фронта – с 7 августа 1942 года по 25 сентября 1942 года.
Переформирование по штату 015/284 и доукомплектование за счёт расформированного 183-го истребительного авиационного полка при 22-м запасном авиационном полку – с 29 сентября 1942 года по 29 октября 1942 года.
Действия в составе 6-й Воздушной Армии Северо-Западного Фронта – с 30 октября 1942 года по 22 ноября 1942 года.
 
Итоги боевой деятельности полка в Советско-Финской Войне:
Боевых вылетов – 1064
 
Итоги боевой деятельности полка в Великой Отечественной Войне:
(период с 22 июня 1941 года по 10 марта 1942 года)
Боевых вылетов – 5170
Потери лётчиков – 24
Потери самолётов – 37
(период с 29 июня 1942 года по 29 сентября 1942 года)
Боевых вылетов – 1247
Потери лётчиков – 3
Потери самолётов - 10
 
Герои Советского Союза:
 
10 февраля 1943 года. Авдеев Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка 5-й смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
10 февраля 1943 года. Макаренко Николай Фёдорович. Майор. Командир эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка 5-й смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №823.
10 февраля 1943 года. Никитин Алексей Иванович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка 5-й смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Золотая Звезда №922.
10 февраля 1943 года. Ржавский Никита Харитонович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка 5-й смешанной авиационной дивизии Военно-Воздушных Сил 23-й Армии Ленинградского Фронта удостоен звания Герой Советского Союза. Посмертно.
 
Потери:
 
25 июня 1941 года. Медников Сергей Иванович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе станции Ланденпохья. Похоронен на станции Ланденпохья.
25 июня 1941 года. Поздняков Владимир Иванович. Младший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Сбит зенитной артиллерией противника при атаке аэродрома Лаппенранта. Упал на территории противника.
1 июля 1941 года. Дятленко Владимир Александрович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Сбит зенитной артиллерией противника в районе Мемола. Упал на территории противника.
1 июля 1941 года. Фишбейн Иосиф Самойлович. Младший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Врезался в землю при заходе на посадку на аэродроме Кексгольм. Похоронен в городе Кексгольм.
8 июля 1941 года. Корчагин Василий Николаевич. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
14 июля 1941 года. Землянушкин Александр Романович. Младший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка (19 боевых вылетов). Не вернулся из боевого вылета. Предположительно сбит зенитной артиллерией противника в районе Уркрукуй. Посмертно награждён орденом Красной Звезды.
19 июля 1941 года. Большаков Павел Степанович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою в районе аэродрома Кексгольм. Похоронен в городе Кексгольм.
20 июля 1941 года. Ларионов Георгий Петрович. Капитан. Командир эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка (Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина и Красного Знамени). Погиб на самолёте МиГ-3 в авиационной катастрофе на аэродроме Кексгольм. Самолёт предположительно загорелся в воздухе. Сгорел вместе с самолётом. Похоронен в городе Кексгольм. Посмертно награждён вторым орденом Ленина.
20 июля 1941 года. Морозов Дмитрий Васильевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка. Умер от ран. Похоронен в городе Кексгольм.
20 августа 1941 года. Любутин Михаил Александрович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою над территорией противника.
21 августа 1941 года. Кривойкин Николай Андреевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою над Ладожским озером. Похоронен на аэродроме Лехти-Метоя.
9 сентября 1941 года. Сухаревский Иван Иванович. Лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Сбит в воздушном бою. Выбросился с парашютом над территорией противника.
15 сентября 1941 года. Бирюков Иван Фаддевич. Младший лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в м. Касимово Ленинградской области.
15 сентября 1941 года. Данилин Алексей Константинович. Лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета.
15 сентября 1941 года. Малеев Василий Иванович. Политрук. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в м. Касимово Ленинградской области.
21 сентября 1941 года. Кирсанов Пётр Семёнович. Лейтенант. Командир эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
21 сентября 1941 года. Милехин Борис Дмитриевич. Младший лейтенант. Лётчик153-го истребительного авиационного полка. Не вернулся из боевого вылета. Жив. Впоследствии вернулся в полк.
28 сентября 1941 года. Заборянский Павел Ефимович. Младший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Столкнулся в воздухе с другим самолётом в районе Комендантского аэродрома. Похоронен на Ново-Деревенском кладбище города Ленинграда.
5 октября 1941 года. Тарасов Пётр Иванович. Младший лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка (100 боевых вылетов, 4 личные победы). Погиб в воздушном бою. Похоронен на кладбище Красненькое города Ленинграда. Посмертно награждён орденом Красного Знамени.
7 декабря 1941 года. Ржавский Никита Харитонович. Лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Ленина, 286 боевых вылетов, 1 личная и 2 групповых победы). Во время штурмовки войск противника самолет Ржавского был подбит зенитным огнем. Летчик пытался привести поврежденную машину на свою территорию, но самолет упал в лес в 200 метрах от аэродрома. Похоронен в братской могиле у деревни Суоранда Всеволожского района Ленинградской области. Посмертно присвоено звание Герой Советского Союза.
7 декабря 1941 года. Сюрин Василий Васильевич. Сержант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка. Погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в посёлке Касимово Ленинградской области.
10 января 1942 года. Головин Григорий Григорьевич. Младший сержант. Авиационный моторист 153-го истребительного авиационного полка. Умер после болезни. Похоронен в деревне Вяртемяги Ленинградской области.
17 февраля 1942 года. Петрин Алексей Васильевич. Старший лейтенант. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка. При заходе на посадку обрезало мотор. Летчик погиб при катастрофе самолета. Похоронен в деревне Агалатово Всеволожского района Ленинградской области.
5 июля 1942 года. Кицмаришвили Елисей Севостьянович. Техник-лейтенант. Техник звена 153-го истребительного авиационного полка. Отстал от команды при переезде с аэродрома Воронеж на аэродром Липецк. Пропал без вести.
6 августа 1942 года. Хохлов Виктор Никифорович. Старший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красного Знамени). Погиб в воздушном бою.
11 августа 1942 года. Камерилов Юрий Николаевич. Старший лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Красной Звезды). Погиб в авиационной катастрофе, в деревне Крапивинка Тейковского района Ивановской области.
12 августа 1942 года. Авдеев Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды, более 200 боевых вылетов, более 30 воздушных боёв, 5 личных побед). Не вернулся с боевого задания. Посмертно присвоено звание Герой Советского Союза. Весной 1952 года обнаружены детали разбившегося самолета и останки летчика близ села Новая Усмань. Там же он и был похоронен. Существует версия, что в последнем бою Авдеев таранил вражеский истребитель. От удара оба самолета взорвались в воздухе. Вероятная жертва Авдеева - фельдфебель Франц Шульте (Franz Schulte).
12 августа 1942 года. Карпухин Виктор Григорьевич. Капитан. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Ленина и Красного Знамени, 229 боевых вылетов, 7 личных и 6 групповых побед). Погиб. Похоронен в деревне Верхний Телелюй Грязинского района Воронежской области.
25 августа 1942 года. Праводелов Николай Михайлович. Лейтенант. Лётчик 153-го истребительного авиационного полка (кавалер орденов Отечественной Войны I степени и Красной Звезды). Погиб при исполнении служебных обязанностей.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ.
 
Воздушные победы:
 
2 июля 1941 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Ju.88 в районе Рыйха – Мяки.
5 июля 1941 года. Хлобыстов Алексей Степанович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 севернее остров Коневиста.
7 июля 1941 года. Хлобыстов Алексей Степанович. На истребителе И-153 сбил И-15 в районе Саккола.
9 июля 1941 года. Смирнов Алексей Семёнович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе Парикка.
2 августа 1941 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе И-16 сбил в группе Bf.109 в районе Кирко – Раути.
3 августа 1941 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе И-16 сбил Fokker D.XXI над Карельским перешейком.
4 августа 1941 года. Кисляков Анатолий Васильевич. На истребителе И-153 сбил Fokker D.XXI северо-западнее станция Реускюла.
4 августа 1941 года. Хлобыстов Алексей Степанович. На истребителе И-153 сбил Gladiator в районе Констан-Лахти.
13 августа 1941 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе И-16  сбил в группе Bf.109 в районе станция Антреа.
13 августа 1941 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе И-16  сбил в группе Bf.109 в районе станция Антреа.
16 августа 1941 года. Родионов Олег Маркович. На истребителе И-153 сбил Fokker C.X в районе Марьясали.
11 сентября 1941 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе МиГ-3 сбил в паре Bf.109 в районе Красное Село.
15 сентября 1941 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 над северной окраиной Пушкино.
5 октября 1941 года. Авдеев Александр Фёдорович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе станция Мга.
5 октября 1941 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе МиГ-3 сбил Bf.109 в районе Ленинград.
1 декабря 1941 года. Авдеев Александр Фёдорович. На истребителе И-153 сбил Bf.109 в районе Толмачи.
30 июня 1942 года. Авдеев Александр Фёдорович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Матвеевка.
30 июня 1942 года. Авдеев Александр Фёдорович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 западнее Матвеевка.
30 июня 1942 года. Кисляков Анатолий Васильевич. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Матвеевка.
30 июня 1942 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Платовские Выселки – Матвеевка.
30 июня 1942 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Платовские Выселки – Матвеевка.
30 июня 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Волово.
30 июня 1942 года. Родионов Олег Маркович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 севернее Кшень.
1 июля 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил He.111 севернее станция Курбатово.
1 июля 1942 года. Мелехин Борис Дмитриевич. На истребителе P-39 сбил Ju.88 северо-западнее Воронеж.
1 июля 1942 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 юго-западнее станция Касторная
1 июля 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Воронеж.
1 июля 1942 года. Родионов Олег Маркович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 северо-восточнее Воронеж.
2 июля 1942 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе P-39 сбил Bf.109 севернее Суковкино.
2 июля 1942 года. Карпухин и Родионов. На истребителях P-39 сбили в паре Do.217 юго-западнее Красная Долина.
3 июля 1942 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе P-39 сбил Bf.109 западнее Турово.
3 июля 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 западнее Турово.
4 июля 1942 года. Авдеев Александр Фёдорович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 севернее Вязноватовка.
4 июля 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.110 севернее Устье.
4 июля 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил в паре FW.189 над восточной окраиной Вязноватовка.
8 июля 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 над северной окраиной Воронеж.
8 июля 1942 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Рамонь.
8 июля 1942 года. Миронов Сергей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Гнездилово.
10 июля 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 северо-восточнее станция Отрожка.
10 июля 1942 года. Кисляков Анатолий Васильевич. На истребителе P-39 сбил Bf.109 над северной окраиной Воронежа.
19 июля 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Семилуки.
23 июля 1942 года. Кисляков Анатолий Васильевич. На истребителе P-39 сбил Ju.88 южнее Большая Верейка.
23 июля 1942 года. Смирнов Алексей Семёнович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Фомино – Негачевка.
23 июля 1942 года. Смирнов Алексей Семёнович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Большая Верейка.
28 июля 1942 года. Карпухин Виктор Григорьевич. На истребителе P-39 сбил в паре Bf.109 южнее Отрожка.
6 августа 1942 года. Кисляков, Миронов и Мухин. На истребителях P-39 сбили в группе Macci-200 в районе Подклетное.
9 августа 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил Macci-200 в районе Троицкое.
12 августа 1942 года. Никитин Алексей Иванович. На истребителе P-39 сбил Bf.110 в районе Девица.
13 августа 1942 года. Смирнов Алексей Семёнович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 над северной окраиной Тресвятской.
23 августа 1942 года. Безродный Владимир Кириллович. На истребителе P-39 сбил Ju.87 в районе Лесниченко – Болтино.
24 августа 1942 года. Безродный Владимир Кириллович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Мякитино.
24 августа 1942 года. Безродный Владимир Кириллович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Вехлино – Веригино.
24 августа 1942 года. Мелехин Борис Дмитриевич. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Вехлево – Бондарево.
24 августа 1942 года. Мелехин Борис Дмитриевич. На истребителе P-39 сбил Ju.88 севернее Осуга.
24 августа 1942 года. Мухин Борис Александрович. На истребителе P-39 сбил Ju.88 в районе Вишневка – Пальцево.
26 августа 1942 года. Мелехин Борис Дмитриевич. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Зубцов.
26 августа 1942 года. Родионов Олег Маркович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 в районе Зубцов.
6 ноября 1942 года. Кирсанов Пётр Семёнович. На истребителе P-39 сбил Bf.109 севернее станция Беглово.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Награждены орденами СССР:
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1940 года.
 
Азаров Евгений Александрович. Орден Красной Звезды.
Катичев Кузьма Александрович. Орден Красной Звезды.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 года.
 
Тищенко Иван Петрович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Хлобыстов Алексей Степанович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №01010/н от 29 октября 1941 года.
 
Тарасов Пётр Иванович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Хохлов Виктор Никифорович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №0852/н от 3 декабря 1941 года.
 
Иванов Михаил Петрович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Смирнов Алексей Семёнович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени(1)
Авдеев Александр Фёдорович. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Костюк Александр Филиппович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Милехин Борис Дмитриевич. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Трубицин Иван Тимофеевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды(1).
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №01007/н от 20 декабря 1941 года.
 
Кисляков Анатолий Васильевич. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина(1).
Ларионов Георгий Петрович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Ленина(2). Посмертно.
Макаренко Николай Фёдорович. Лейтенант. Командир звена. Орден Ленина(1)
Ржавский Никита Харитонович. Младший лейтенант. Командир звена. Орден Ленина(1). Посмертно.
Додотченко Фёдор Васильевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени. Посмертно.
Дурицкий Николай Кондратьевич. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Мухин Борис Александрович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени(1)
Трубицин Иван Тимофеевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красной Звезды(2)
 
Приказ командующего Ленинградским Фронтом №0430/н от 26 февраля 1942 года.
Родионов Олег Маркович. Старший лейтенант. Заместитель командира полка. Орден Ленина.
Калиниченко Павел Трофимович. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени(2)
Кирсанов Пётр Семенович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Рыбальченко Владимир Михайлович. Старший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени.
Аксененко Федот Михайлович. Военный техник I ранга. Старший техник эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Амколадзе Адам Данилович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Байцаев Роман Годунович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Безродный Владимир Кириллович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Белозеров Георгий Павлович. Старший лейтенант. Командир эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Лобанов Михаил Борисович. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Праводелов Николай Михайлович. Сержант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
Решетников Иван Васильевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Савин Валентин Харитонович. Лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Ленинградским Фронтом №01024/н от 3 мая 1942 года.
 
Кисляков Анатолий Васильевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени(1).
Миронов Сергей Иванович. Майор. Командир полка. Орден Красного Знамени(2)
Петров Георгий Осипович. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Смирнов Алексей Семёнович. Старший лейтенант. Орден Красного Знамени(2)
Сорокин Константин Сергеевич. Батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Красного Знамени(2)
Костиков Владимир Николаевич. Лейтенант. Командир звена. Орден Красной Звезды.
Лебедев Николай Егорович. Военный техник 2-го ранга. Механик звена. Орден Красной Звезды.
Пилигуда Пётр Герасимович. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Плющ Сергей Львович. Старший политрук. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красной Звезды.
Садовников Александр Павлович. Майор. Начальник штаба полка. Орден Красной Звезды.
Севрюков Александр Антонович. Младший лейтенант. Лётчик. Орден Красной Звезды.
 
Приказ Командующего Воронежским Фронтом №023/н от 13 сентября 1942 года.
 
Авдеев Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени.
Иванов Михаил Петрович. Старший лейтенант. Лётчик. Орден Красного Знамени(2)
Карпухин Виктор Григорьевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Красного Знамени.
Кирсанов Пётр Семёнович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи. Орден Красного Знамени(2)
Макаренко Николай Фёдорович. Капитан. Командир эскадрильи. Орден Красного Знамени(1)
Миронов Сергей Иванович. Подполковник. Командир полка. Орден Красного Знамени(3)
Никитин Алексей Иванович. Капитан. Военный комиссар эскадрильи. Орден Красного Знамени(2)
Родионов Олег Маркович. Капитан. Штурман полка. Орден Красного Знамени.
 
Приказ Командующего Воронежским Фронтом №012/н от 20 января 1943 года.
 
Праводелов Николай Михайлович. Лейтенант. Лётчик. Орден Отечественной Войны I степени.
Красновский Фёдор Иванович. Военный инженер 3-го ранга. Старший инженер полка. Орден Отечественной Войны II степени.
Милехин Борис Дмитриевич. Старший лейтенант. Командир звена. Орден Отечественной Войны II степени.
Решетников Иван Васильевич. Старший лейтенант. Лётчик. Орден Отечественной Войны II степени.
Савин Валентин Харитонович. Старший лейтенант. Лётчик. Орден Отечественной Войны II степени.
Сорокин Константин Сергеевич. Старший батальонный комиссар. Военный комиссар полка. Орден Отечественной Войны II степени.
 
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года.
 
 
Авдеев Александр Фёдорович. Капитан. Заместитель командира эскадрильи. Орден Ленина. Посмертно.
Макаренко Николай Фёдорович. Майор. Командир эскадрильи. Орден Ленина.
Никитин Алексей Иванович. Лейтенант. Командир звена. Орден Ленина.
Ржавский Никита Харитонович. Лейтенант. Командир звена. Орден Ленина. Посмертно.
 
СПИСОК УТОЧНЯЕТСЯ
 
Вооружение:
 
И-153 – с января 1940 года
МиГ-3 – с 1941 года по 1942 год.
И-16 – с 1941 года по 1942 год.
P-39 Aircobra – с июня 1942 года по 22 ноября 1942 года.
 
Дислокация:
 
Кубинка – с 23 января 1940 года по 11 февраля 1940 года.
Карку-Ламппу – с 14 февраля 1940 года
Лодейное Поле
Сортавала(Сердоболь)-Хелюля
Касимово
Кексгольм
Шум
Раута
Лехтимется
Иваново – с 22 марта 1942 года по 12 июня 1942 года.
Раменское
Воронеж
Левая Россошь
Липецк
Иваново – с 29 сентября 1942 года по 29 октября 1942 года.
Выползово – с ? по 22 ноября 1942 года.
 
МЕСТА ДИСЛОКАЦИИ УТОЧНЯЮТСЯ
 
Приказом НКО №374 от 22 ноября 1942 года на аэродроме Выползово 153-й истребительный авиационный полк переименован в 28-й Гвардейский истребительный авиационный полк.
 
Дополнительная информация.
 
Дважды Герои Советского Союза проходившие службу в полку.
 
Смирнов Алексей Семёнович – с 1940 года по 22 ноября 1942 года.
 
Герои Советского Союза проходившие службу в полку:
 
Авдеев Александр Фёдорович – с 1940 года по 12 августа 1942 года.
Азаров Евгений Александрович – с 1940 года по 23 июля 1941 года.
Кисляков Анатолий Васильевич – с мая 1941 года по 22 ноября 1942 года.
Ларионов Георгий Петрович – с 1941 года по 20 июля 1941 года.
Макаренко Николай Фёдорович – с 30 июня 1941 года по 22 ноября 1942 года.
Миронов Сергей Иванович – с августа 1941 года по сентябрь 1942 года.
Никитин Алексей Иванович – с октября 1941 года по 22 ноября 1942 года.
Ржавский Никита Харитонович – с начала войны по 7 декабря 1941 года.
Хлобыстов Алексей Степанович – с июня 1941 года по конец 1941 года.
 
Лётчики-ассы проходившие службу в полку:
 
Авдеев Александр Фёдорович – с 1940 года по 12 августа 1942 года. 5 личных побед в составе полка.
Азаров Евгений Александрович – с 1940 года по 23 июля 1941 года. Побед в составе полка нет.
Баранов Александр Андреевич – с октября 1941 года по март 1942 года. Побед в составе полка нет.
Безродный Владимир Кириллович – с сентября 1941 года по 22 ноября 1942 года. 3 личные победы в составе полка.
Дубовик Иван Михайлович – с октября 1941 года по март 1942 года. Побед в составе полка нет.
Карпухин Виктор Григорьевич – с 1941 года по 12 августа 1942 года. 5 личных и 2 групповые победы в составе полка.
Кирсанов Пётр Семёнович – с 1940 года по 22 ноября 1942 года. 6 личных и 3 групповые победы в составе полка.
Кисляков Анатолий Васильевич – с мая 1941 года по 22 ноября 1942 года. 4 личных и 1 групповая победы в составе полка.
Мелехин Борис Дмитриевич – с 1940 года по 22 ноября 1942 года. 4 личные победы в составе полка.
Миронов Сергей Иванович – с августа 1941 года по сентябрь 1942 года. 6 личных и 4 групповые победы в составе полка.
Мухин Борис Александрович – с начала войны по 22 ноября 1942 года. 1 личная и 1 групповая победы в составе полка.
Никитин Алексей Иванович – с октября 1941 года по 22 ноября 1942 года. 4 личных победы в составе полка.
Родионов Олег Маркович – с 1940 года по 22 ноября 1942 года. 3 личные и 2 групповые победы в составе полка.
Смирнов Алексей Семёнович – с 1940 года по 22 ноября 1942 года. 4 личные победы в составе полка.
Углянский Пётр Дмитриевич – с начала войны по 22 ноября 1942 года. Побед в составе полка нет.
Хаустов Иван Иванович – с 1940 года по июль 1941 года. Побед в составе полка нет.
Хлобыстов Алексей Степанович – с июня 1941 года по конец 1941 года. 3 личных победы в составе полка.
 
Личный состав полка:
 
Авдеев Александр Фёдорович
Азаров Евгений Александрович
Аксененко Федот Михайлович
Амколадзе Адам Данилович
Байцаев Роман Годунович
Балашов Александр Георгиевич
Баранов Александр Андреевич
Безродный Владимир Кириллович
Белозеров Георгий Павлович
Бирюков Иван Фаддевич
Большаков Павел Степанович
Буданов Иван Михайлович
Головин Григорий Григорьевич
Горбань Григорий Маркович
Данилин Алексей Константинович
Додотченко Фёдор Васильевич
Дубовик Иван Михайлович
Дурицкий Николай Кондратьевич
Дятленко Владимир Александрович
Заборянский Павел Ефимович
Землянушкин Александр Романович
Иванов Михаил Петрович
Калиниченко Павел Трофимович
Камерилов Юрий Николаевич
Карпухин Виктор Григорьевич
Катичев Кузьма Александрович
Кирсанов Пётр Семёнович
Кисляков Анатолий Васильевич
Кицмаришвили Елисей Севостьянович
Корчагин Василий Николаевич
Костиков Владимир Николаевич
Костюк Александр Филиппович
Красновский Фёдор Иванович
Кривойкин Николай Андреевич
Ларионов Георгий Петрович
Лебедев Николай Егорович
Лобанов Михаил Борисович
Любутин Михаил Александрович
Мазурин Фёдор Макарович
Макаренко Николай Фёдорович
Малеев Василий Иванович
Малышев Владимир Григорьевич
Медников Сергей Иванович
Мелехин Борис Дмитриевич
Минаев Виктор Иванович
Миронов Николай Николаевич
Миронов Сергей Иванович
Морозов Дмитрий Васильевич
Мухин Борис Александрович
Никитин Алексей Иванович
Пасько Николай Фёдорович
Петрин Алексей Васильевич
Петров Георгий Осипович
Петров Константин Александрович
Пилигуда Пётр Герасимович
Пилипенко Александр Лукич
Плющ Сергей Львович
Поздняков Владимир Иванович
Праводелов Николай Михайлович
Решетников Иван Васильевич
Ржавский Никита Харитонович
Родионов Олег Маркович
Рыбальченко Владимир Михайлович
Савин Валентин Харитонович
Садовников Александр Павлович
Севрюков Александр Антонович
Силантьев Александр Петрович
Смирнов Алексей Семёнович
Соколов Станислав Осипович
Сорокин Константин Сергеевич
Сухаревский Иван Иванович
Сюрин Василий Васильевич
Тарасов Пётр Иванович
Тищенко Иван Петрович
Трубицин Иван Тимофеевич
Углянский Пётр Дмитриевич
Фишбейн Иосиф Самойлович
Хаустов Иван Иванович
Хлобыстов Алексей Степанович
Хохлов Виктор Никифорович
Черных Михаил Фёдорович
Шевелев Павел Захарович
 
СПИСОК ЛИЧНОГО СОСТАВА УТОЧНЯЕТСЯ
 
Источники информации:
 
http://www.allaces.ru
http://www.warheroes.ru
http://soviet-aces-1936-53.ru
Боевой состав Советской Армии.
«Все истребительные авиаполки Сталина». Владимир Анохин. Михаил Быков. Яуза-пресс. 2014.
«Командармы». Кучково поле. 2006.
«Комкоры» (том 2). Кучково поле. 2006.
«Комдивы» (том 2). Кучково поле. 2014.
 
О замеченных ошибках и неточностях прошу сообщать на адрес major_v@mail.ru
 
Версия от 13 июня 2017 года.
 
Авдеев Александр Фёдорович
 
Родился 23 июля (5 августа) 1916 года в селе Большая Таленка, ныне Тамбовского района Тамбовской области. Окончил 7 классов средней школы. В 1932 году переехал в Московскую область. После окончания школы ФЗУ в 1933 году работал слесарем на литейно-механическом заводе в Москве. Одновременно учился в Подольском аэроклубе. С 1937 года в Красной Армии. В 1939 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов и был направлен служить в Ленинградский военный округ. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 годов в составе 153-го истребительного авиационного полка, летал на И-153, сбитых самолётов не имел.
С июня 1941 года лейтенант А. Ф. Авдеев на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 153-го ИАП, летал на И-153 и И-16. К январю 1942 года заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Ленинградский фронт) старший лейтенант А. Ф. Авдеев совершил 189 успешных боевых вылетов, в 16 воздушных боях сбил 2 самолёта противника и 4 уничтожил на земле. За эти подвиги был представлен к высшей награде страны. С июня 1942 года вместе с полком сражался в составе 2-й Воздушной армии Воронежского фронта на американских истребителях "Аэрокобра".
12 августа 1942 командира эскадрильи 153-го ИАП капитан А. Ф. Авдеев погиб в воздушном бою в районе села Новая Усмань (Новоуспенский район Воронежской области). К этому времени выполнил более 200 боевых вылетов, провёл около 30 воздушных боёв, в которых лично сбил 5 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943), Красного Знамени (13.09.1942), Красной Звезды (03.12.1941).
 
*     *     *
В Люблине, в центре сквера на Ставропольской улице, есть памятник. На гранитном постаменте высится бронзовая фигура лётчика. У него мужественное лицо, упрямо сжатые губы, глаза устремлены в необъятную даль неба. Это памятник Александру Фёдоровичу Авдееву, героически погибшему на Воронежском фронте в годы Великой Отечественной войны.
Александр Aвдеев родился в 1917 году в Тамбовской области, но детство и юность его прошли в Люблине. В полтора года Саша остался без матери. Жил с бабушкой. В 1932 году переехал к отцу в Московскую область, в Любино. Там окончил 7 классов неполной средней школы. После окончания школы ФЗУ в 1933 году работал слесарем в механическом цехе Люблинского литейно - механического завода. Одновременно учился в подольском аэроклубе, который закончил в 1937 году. Тогда же, по комсомольской путёвке, был направлен в Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. По окончании её в 1939 году направлен в Ленинградский военный округ.
Он принимал участие в боях в период военного конфликта с Финляндией, в составе 153-го истребительного авиационного полка. Начав войну Лейтенантом, закончил её Старшим лейтенантом, командиром звена.
Начало Великой Отечественной войны Александр Авдеев встретил уже опытным истребителем, командиром эскадрильи. В те дни 153-й ИАП, используя бипланы И-153, защищал небо Ленинграда. Лётчики полка летая на этих, уже достаточно устаревших, машинах одержали немало побед над опытными вражескими пилотами. В те дни нашим лётчикам нередко приходилось вести воздушные схватки с численно превосходящим противником, но завершались они, как правило, победой.
Самым тяжёлым временем для Александра Авдеева был тот месяц, когда он лежал в госпитале: идёт война, враг рвётся к Ленинграду, а он, лётчик - истребитель Авдеев, вместо того чтобы воевать, валяется на койке. Он даже с врачами переругался. Рана - то уже зажила. А лицо и руки, сколько их ни лечи, всё равно будет видно, что прихватило огнем. Может быть, на свежем воздухе они даже скорей обрастут новой кожей, чем в душной госпитальной палате. А ведь, по - честному говоря, он мог избежать всего этого. Бой шёл под самыми облаками, стоило только Авдееву нырнуть в них, - и след бы его простыл.
И всё - таки, даже очутившись в госпитале, Авдеев не пожалел о случившемся. Избежать ранения он мог. Да что толку в этом ?  Огонь горящего самолёта не опалил бы лицо, а разве лучше, когда его жжёт стыд ?  Никто, конечно, не бросил бы ему упрёка. Но суд собственной совести был для него превыше всего. Он не мог разрешить себе уйти даже от нескольких "Мессеров". Не мог - и всё.
Вот что пишут об этой схватке зарубежные источники. 19 Июля 1941 года, будущий известный немецкий лётчик - ас, Лейтенант Вальтер Навотны ( 9-й штаффель I / JG 54 ), со своим ведомым, вылетел на свободную охоту в район Риги. В районе базирования 153-го авиаполка они столкнулись с четвёркой советских "Чаек", выполнявших боевое задание под командованием Старшего лейтенанта А. Ф. Авдеева. В завязавшейся схватке Навотны сбил 2 "Чайки", но и сам попал под удар советского истребителя, зашедшего ему в хвост  ( это и был истребитель Авдеева ).
В результате этой атаки Ме-109 немецкого аса был сильно повреждён и ему пришлось покинуть машину, приводнившись в Рижский залив. Затем, в течение трёх суток, Навотны добирался на спасательной лодке до территории занятой немецкими войсками. Машина Авдеева, в этом бою, так же была повреждена и пилот совершил вынужденную посадку на своей территории.
Однако, имеется и другое описание этого боя, приведённые в нескольких книгах военного корреспондента, участника Великой Отечественной войны А. В. Бурова, посвящённым защитникам Ленинграда:
"19 Июля 1941 года Александр Авдеев в одиночку пошёл в атаку на 10 "Мессершмиттов". Вражеские лётчики оказались не из трусливого десятка, они ответили контратаками. Да и чего им, собственно говоря, было бояться, - десять против одного !
"Чайка", на которой летал Авдеев, значительно уступала Ме-109 в скорости, зато превосходила его своей изворотливостью. Пользуясь этим, Авдеев ускользал от ударов, а "Мессеры", атакующие его с разных сторон, рисковали всадить пулемётную очередь друг в друга. Так бывает, когда несколько человек набрасываются на одного, а тот успевает метнуться в сторону.
Поняв, что бессмысленно всем сразу идти в атаку, немцы ударили четвёркой. Советский истребитель загорелся. Авдеев был ранен. Но и после этого не сразу вышел из боя. Он развернул самолёт в сторону ведущего и выпустил в него длинную очередь. И она не пропала даром !   Ведущий "Мессер" задымил, начал падать. Только после этого Авдеев развернулся к линии фронта и, перелетев её, выпрыгнул из горящей машины.
Пехотинцы подобрали раненого лётчика и отправили в госпиталь. Пришлось отлёживаться. Как ни рвался Авдеев, врачи продержали его почти до конца Августа. Зато, вернувшись в полк, он летал столько, будто хотел наверстать время, потерянное в госпитале. И действительно, наверстал. К исходу 1941 года Александр Авдеев имел уже 189 боевых вылетов и позднее получил высшую награду - Золотую Звезду Героя".
Как бы то ни было, уже через месяц, залечив ожоги, он снова сражался в небе Ленинграда. Вот короткий перечень его боевых дел.
В один из дней, Авдеев атаковал группу бомбардировщиков Ju-88, сопровождаемых истребителями Ме-109  ( всего около 20 самолётов ). Он сбил Ju-88, но и его машина была повреждена и загорелась. Тем не менее, он продолжал атаковать и сбил ещё один Ju-88 и лишь затем выбросился с парашютом из горящей машины. Получив ранение в этом бою, он с ожогами попал в госпиталь, в котором провёл месяц. По возвращению в полк, ему было присвоено звание Капитан.
23 Сентября 1941 года А. Ф. Авдеев атаковал позицию орудий около Пушкино вместе с другими лётчиками и уничтожил её. На следующий день, Авдеев повёл группу истребителей на штурмовку вражеской мотопехоты к востоку от Ленинграда, где было уничтожено более 10 машин.
5 Октября 1941 года, в районе Мги, Александр Авдеев и Николай Лебедев обнаружили 5 самолётов He-111. Авдеев сбил 1 бомбардировщик, но самолёт Лебедева был повреждён и Александр был вынужден вести дальнейший бой один.
Александр должен был держаться возле подбитой машины товарища, словно привязанный к ней. Это очень усложняло бой. Несмотря на опасность, грозившую самому Авдееву, он не оставил товарища, прикрыл его и дал возможность выйти из боя. В итоге - оставшиеся "Хейнкели" повернули назад и ушли не выполнив своей задачи.
В Ноябре 1941 года, ведя разведку позиций дальнобойной артиллерии врага, он сбил очередной Ме-109 и вскоре был награждён орденом Красного Знамени. В Декабре 1941 года, в одном из вылетов на разведку, он обнаружил и сфотографировал замаскированную дальнобойную батарею противника, за что был награждён орденом Красной Звезды. 1 Января 1942 года одержал очередную победу.
Когда требовалось найти особенно важную цель, командир полка посылал в разведку Авдеева. Поэтому неравные бои случались у него чаще, чем у других. Получив задание отыскать орудие, обстреливавшее Ленинград, он успел пометить на карте огневую позицию и тут же вынужден был вступить в бой. На него шло 7 "Мессеров".
Первую атаку удалось отбить заградительной очередью. А как быть дальше ?  Лётчику стоило немалых трудов подавить в себе стремление броситься в самую гущу немецких истребителей. Авдееву это было больше по душе, чем оборонительная карусель. Но ведь самое главное для воздушного разведчика - доставить на аэродром сведения о противнике. На его "Чайке" радиопередатчика не было. Он мог доложить обо всём только сам, лично.
Бросив самолёт в глубокий вираж, Авдеев на некоторое время оторвался от преследовавших его "Мессеров". Они не смогли развернуться так же круто и по инерции проскочили вперёд. Снова догнав "Чайку", немцы уже не сомневались, что с советским разведчиком всё кончено. Его самолёт падал с ужасающей скоростью.
Только в землю "Чайка" не врезалась. Чуть ли не над самыми макушками деревьев натужно взревел мотор. Преследовать так неожиданно ускользнувшую "Чайку" немцы не решились. Не набирая высоты, она летала над лесом, готовая, казалось, нырнуть даже в просеку.
Во время другого разведывательного полёта Александру Авдееву пришлось иметь дело с 9 истребителями противника. Он отбивался, нападал, снова отбивался, стремясь скорее уйти от преследователей. Увидев на дороге вражеские войска, лётчик хотел тут же, не теряя ни минуты, прочесать дорогу пулемётным огнем. Но мужество - это не только умение заставить себя идти на риск.
Принудить себя не рисковать ради пользы дела - тоже мужество. Именно этим отличался Александр Авдеев. Он понимал, что, даже израсходовав весь боекомплект своих пулемётов, он всё равно не уничтожит колонну автомобилей. Зато наверняка спугнёт врагов. И к тому же, оставшись без патронов, сам превратится в лёгкую добычу для немецких истребителей.
Так и случилось бы, не заставь себя Авдеев сдержаться. И вот теперь он имел возможность отбивать атаки и уходить, уходить, чтобы побыстрее могла прилететь сюда эскадрилья самолётов. Авдеев отбился. Один от девяти !  И хотя сам не участвовал в штурмовке вражеской колонны, разгром её был и его заслугой.
153-й истребительный авиационный полк ( 5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я Армия, Ленинградский фронт ) стал первым авиационным подразделением в Советских ВВС, которое перевооружалось на "Аэрокобры" ( из первой группы этих машин отправленных в Советский Союз ). Переучивание на новые самолёты началось 30 Июня 1942 года на аэродроме в Липецке. В Августе 1942 года полк был отправлен под Воронеж.
12 Августа 1942 года 153-й ИАП уже приступил к боевым действиям. Основным противником наших лётчиков в этом районе была II / JG 77 "Herzas", сбившая к тому времени уже 36 самолётов, но и сама понесшая большие потери. В одном из вылетов заместитель командира эскадрильи Капитан Авдеев во главе группы P-39D вступил в бой с большой группой вражеских бомбардировщиков Ju-88, сопровождаемых истребителями Me-109. С первой же атаки Авдееву удалось сбить самолёт ведущего группы. Строй бомбардировщиков распался. Часть из них стала освобождаться от бомб и поворачивать обратно.
Затем, Авдеев бросился в атаку на группу "Мессеров". Пилот Ме-109, выполнив иммельман, умело уклонился от его атаки и нырнул под "Аэрокобру". Потеряв противник из виду, Александр увидел идущий прямо на него другой "Meссер". Авдеев принял вызов и пошёл в лобовую атаку. Ни один из двух пилотов не отвернул и самолёты столкнулись... Его жертвой оказался Ме-109F-4, под управлением фельдфебеля Франца Шульте  ( Franz Schulte ), аса с 46 победами, нашедшего свой конец возле посёлка Новоусманский Воронежской области. Последними словами Шульте, в отчаянии прозвучавшими по рации, были: "Почему это случилось со мной ?". Произошло это над селом Новая Усмань Новоуспенского района Воронежской области.
Это был первый таран выполненный на "Aэрокобре". К моменту гибели Александр Авдеев одержал 13 побед. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 Февраля 1943 года Капитану А. Ф. Авдееву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Долгое время не было известно, где покоятся останки отважного лётчика. Только весной 1952 года, распахивая залежные земли, трактористы Новоусманского колхоза обнаружили их и детали разбившегося самолёта. Там же его и похоронили. Именем Героя названы улицы в Москве и селе Новая Усмань, там же - установлены памятники. В механическом цехе Люблинского литейно - механического завода, где работал А. Ф. Авдеев, установлена мемориальная доска, а в заводском дворе - его барельеф.
 
*     *     *
Азаров Евгений Александрович
 
Родился 20 ноября 1914 года в селе Волфино Курской губернии (ныне Глушковский район Курской области). Детство и юность провёл в городе Прокопьевск (ныне Кемеровская область). Окончил 7 классов. Работал учеником, затем слесарем на сахарном заводе. Окончил техникум механизации. С 1935 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 153-го ИАП. Летал на И-153, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года лейтенант Е. А. Азаров на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же 153-го ИАП, летал на МиГ-3. С июля по сентябрь 1941 года сражался в 440-м ИАП, продолжая летать на МиГ-3. С сентября 1941 года - в 19-м ИАП (19 августа 1944 года преобразован в 179-й Гвардейский ИАП). Был командиром звена, заместителем командира и командиром эскадрильи. Летал на МиГ-3, ЛаГГ-3, Ла-5 и Ла-7.
К августу 1944 года командир эскадрильи 19-го истребительного авиационного полка (6-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) майор Е. А. Азаров совершил 339 боевых вылетов, провёл 101 воздушный бой, в которых сбил лично 10 и в составе пары 7 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 15 личных победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
К маю 1945 года Гвардии майор Е. А. Азаров выполнил около 400 боевых вылетов, провёл около 110 воздушных боёв, сбил 13 самолётов противника лично (в том числе 1 - тараном) и 7 в паре. За годы войны несколько раз был ранен, в том числе в голову, но неизменно возвращался в строй. Сражался на Ленинградском, Волховском, Воронежском, 1-м Украинском, 1-м Белорусском фронтах.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. С апреля 1946 года Гвардии майор Е. А. Азаров - в запасе по болезни. Жил в городе Пушкино Московской области. Работал ювелиром в артели инвалидов войны "Московский часовщик". Умер 26 января 1957 года.
Награждён орденами: Ленина (19.08.1944), Красного Знамени (16.03.1943, 30.03.1943, 06.06.1945), Суворова 3-й степени (25.07.1944), Красной Звезды (20.05.1940); медалями.
*     *     *
Евгений Азаров родился 20 Ноября 1914 года в селе Волфино, ныне Глушковского района Курской области, в семье крестьянина. Окончил тракторный техникум. В 1935 году был призван в ряды Красной Армии, окончил военную авиационную школу лётчиков в 1938 году.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. За мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, награждён орденом Красной Звезды.
С началом Великой Отечественной войны на фронте. Воевал в составе 153-го истребительного авиаполка, где летал на И-153 и МиГ-3. С Июля 1941 года по Февраль 1942 года сражался в составе 440-го, а затем - 19-го авиаполков. Был командиром звена, заместителем командира и командиром эскадрильи.
19-й истребительный авиаполк, сформированный в 1938 году, одним из первых встретил противника на подступах к Ленинграду.
За сравнительно короткий срок, действую в системе ПВО Ленинграда, лётчики полка произвели 2826 боевых вылетов, участвуя в 415 воздушных боях сбили 76 самолётов противника. Наши пилоты дрались на устаревших типах самолетов с численно превосходящими силами противника и показывали, при этом, образцы мужества и героизма.
В боях за Ленинград Евгений Азаров, обладая безупречной техникой пилотирования, одержал несколько побед. С 1942 года его ведомым надолго стал Андрей Громов, тоже довольно опытный лётчик. Это было весьма своеобразная пара: у Азарова острота зрения, после тяжёлого ранения, была потеряна. Зато у Громова зрение было отличное, и ведомый стал "глазами" ведущего. Поступали они так: впереди летел ведомый, а сзади ведущий - Азаров. Заметив противника, Громов сообщал: "Азарыч !   Я - Громов !   Вижу противника !" - "Подводи", - передавал Азаров. Ведомый "подводил" его к противнику, и Азаров, заметив немецкий самолёт, подавал команду: "Вижу цель !   Атакую !"   После этого Громов оттягивался назад и прикрывал хвост самолёта ведущего.
Азаров атаковал противника и, как правило, сбивал с первой же очереди, ведя огонь с короткой дистанции. Недаром он любил говорить: "Мой девиз - кинжал врагу прямо в сердце !" и ещё: "Не тот лётчик - истребитель, кто на истребителе летает, а кто врага сбивает..."
В 1943 году Евгения Азарова, из - за плохого зрения чуть не списали с лётной работы. Его убеждали, что летать ему больше нельзя. На все доводы он отвечал так: "Прошу оставить меня на фронте до окончания фойны. Я не подведу, даю слово". Громов тоже просил оставить командира, обещая зорко смотреть за двоих. И Азарова оставили в полку. Свое слово лётчики сдержали - на личном счету каждого росло число сбитых вражеских самолётов.
После Ленинграда они вели бои на Воронежском фронте, Курской Дуге  ( в составе 2-й Воздушной армии ). Участвовал в освобождении Украины   ( до Карпат ), Белоруссии, Литвы и части Польши. С Августа 1943 года командование полком принял Герой Советского Союза Лев Львович Шестаков. Он сам водил в бой молодых пилотов, несмотря на сложную обстановку, показывал как следует действовать. Он погиб весной 1944 года в боях под Проскуровом. После его гибели полк принял Павел Фёдорович Чупиков.
20 Июля 1944 года, в период боёв над Польшей, группа истребителей 19-го авиаполка, возглавляемая Подполковником П. Ф. Чупиковым, вылетев на "свободную охоту", встретилась в районе переправы через Западный Буг с большой группой вражеских истребителей. У нас было 16 самолётов, у противника - 30. Несмотря на численное превосходство врага, советские лётчики смело вступили в бой. В жаркой напряжённой схватке они сбили 5 "Фоккеров" и вернулись домой без потерь. В этом бою Евгений Азаров в паре со своим ведомым сбил 2 самолёта противника.
А уже на следующий день, в воздушном бою над посёлком Седлище - Полоцк  ( Польша ), командир эскадрильи 19-го истребительного авиационного полка Капитан Е. А. Азаров на истребителе Ла-5 таранил вражеский самолёт Ме-109, а сам приземлился на парашюте.
К Августу 1944 года он совершил 339 боевых вылетов, провёл 101 воздушный бой и уничтожил 15 самолётов противника.
За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 Августа 1944 года Азаров Евгений Александрович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
В Феврале 1945 года советские войска готовились к наступлению на Берлин, но к концу месяца напряжённая обстановка создалась на правом фланге фронта. В район Альтдама противник перебросил группу отборных асов на самолётах самых последних модефикаций. Вражеские "охотники" стали неожиданно нападать на советские штурмовики и бомбардировщики, принося значительное беспокойство нашей авиации.
Командование 176-го Гвардейского авиаполка  ( это наименование полк получил 19 Августа 1944 года ), решило направить для борьбы с противником группу лётчиков, в которую вошли Полковник П. Чупиков, А. Куманичкин, Д. Титаренко, Е. Азаров, А. Громов и другие. Группа базировалась в нескольких километрах от переднего края, на восточном берегу озера Медве. За несколько дней боевой деятельности лётчики уничтожили более 10 вражеских самолётов, не потеряв ни одной своей машины.
15 Марта 1945 года Евгений Азаров в паре со своим неизменным ведомым - Громовым вылетел на "свободную охоту". У самой линии фронта Громов увидел, что навстречу им, на высоте 5000 метров летит пара FW-190. Перехватив противника наши лётчики вступили в бой. Завязалась воздушная карусль. В глазах рябило от перегрузок, на плечи навалилась непомерная тяжесть. В один из моментов Азаров поймал в прицел вражеский самолёт и со второй очереди зажёг "Фоккер" ведомого вражеской пары. Немецкий лётчик выпрыгнул с парашютом, но тот не раскрылся...
Ведущему "фоккеру" удалось открыть огонь по самолёту Андрея Громова, прикрывающего атаку Азарова. Затем он, резко развернулся и увеличив скорость, бросился прочь. Наши лётчики устремились в погоню. Азаров передал ведомому, чтобы тот атаковал сам. Громов, сделав пару заходов, повредил вражеский истребитель. Тот накренился на одно крыло, потерял управление и упал на землю.
Вернувшись домой Азаров увидел, что лицо его товарища залито кровью - он был ранен осколком приборной доски, разбитой пулемётной очередью ведущего вражеской пары. Несмотря на острую боль лётчик продолжил бой и сбил самолёт противника. Громов потерял много крови, но наотрез отказался лечь в санчасть. В тот же день, когда врач извлёк осколок из его щеки, он с забинтованой головой отправился на очередное боевое задание.
А вечером, к ним прилетел Генерал - командир авиационного соединения. Он собрал лётчиков группы и особо поблагодарил Азарова и Громова за успешное выполнение боевого задания: к тому времени уже было установлено, что в том тяжелейшем бою они сбили двух известных немецких асов...
К концу войны Евгений Александрович Азаров произвёл около 400 успешных боевых вылетов. Проведя более 100 воздушных схваток, уничтожил 13 самолётов лично и 7 - в группе с товарищами.
После окончания войны, до Апреля 1946 года, Майор Е. А. Азаров продолжал служить в ВВС. Затем, по состоянию здоровью, уволился в запас. Работал ювелиром в артели инвалидов войны "Московский часовщик"  ( городе Пушкино Московской области ). Умер 26 Января 1957 года.
 
*     *     *
 
Дубовик Иван Михайлович
 
Родился в 1917 году в селе Моисеево (Велижский район Великолукской области). В 1937 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. Окончил военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП (59-я ИАБР, ВВС 7-й Армии). Летал на И-153, в воздушных боях сбил в паре 1 самолёт противника. Награждён медалью "За боевые заслуги".
С 22 июня 1941 года младший лейтенант И. М. Дубовик на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 7-го ИАП, летал на МиГ-3. В октябре 1941 года переведён в 153-й ИАП, где продолжал летать на МиГ-3. С марта 1942 года - командир эскадрильи 14-го Гвардейского ИАП, летал на Як-1. В сентябре 1943 года направлен в 159-й ИАП, где летал на "Киттихауке" и Ла-5. В июне 1944 года вернулся в 14-й Гвардейский ИАП, летал на Як-9 "Краснокутский колхозник" (самолёт построен на средства, собранные жителями города Красный Кут).
К ноябрю 1944 года помощник командира по воздушно-стрелковой службе 14-го Гвардейского истребительного авиационного полка (275-я истребительная авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) Гвардии майор И. М. Дубовик совершил 288 боевых вылетов, провёл 45 воздушных боёв, в которых сбил лично 11 и в составе группы 9 самолётов противника, уничтожил 1 аэростат-корректировщик (с ноября 1944 года полк боевой работы не вёл, занимался по плану учебно-боевой подготовки, прикрывая побережье Эстонии).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. Его имя носит одна из улиц в городе Красный Кут (Саратовская область).
Награждён орденами: Красного Знамени (20.12.1941, 10.07.1944), Отечественной войны 1-й степени (02.05.1943), Отечественной войны 2-й степени (05.11.1944), Красной Звезды (13.12.1941); медалями.
*     *     *
Кирсанов Пётр Семёнович
 
Родился 1 января 1919 в деревне Лапино, ныне Калужской области. С августа 1936 года в ряда Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 153-го ИАП, летал на И-153, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года лейтенант П. С. Кирсанов на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира эскадрильи того же 153-го ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП), летал на МиГ-3 и "Аэрокобре". В 1941 году арестован "за потерю ориентировки при выполнении боевого задания", следствием чего стала вынужденная посадка и потеря 6 истребителей из-за полной выработки горючего. Его дело не было направлено в военный трибунал. Ввиду боевых и отсутствия погибших при вынужденных посадках командование ограничилось снятием его с должности. В 1942 году воевал на Воронежском фронте, восстановлен в должности заместителя командира эскадрильи, затем назначен командиром эскадрильи.
С марта 1943 года до конца войны служил инструктором-лётчиком Главного управления боевой подготовки фронтовой авиации ВВС РККА, летал на Як-3 и других типах самолётов. К маю 1945 года Гвардии майор П. С. Кирсанов совершил 323 боевых вылета, провёл около 30 воздушных боёв, в которых сбил 7 самолётов противника лично и 3 в составе пары.
После окончания войны до 1952 года служил в Главном управлении боевой подготовки ВВС. В 1950 году окончил Военно-Воздушную академию. С 1952 года - командир авиационной дивизии. В 1958 году окончил Военную академию Генерального штаба, служил на различных командных должностях. С 1988 года - военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Жил в Москве. Умер 7 ноября 1991 года, похоронен на Троекуровском кладбище.
Награждён орденами: Ленина,  Октябрьской Революции,  Красного Знамени (26.02.1942, 13.09.1942, 06.04.1945, ...), Отечественной войны 1-й степени (19.08.1944, ...), Красной Звезды (1940, ...), "За службу Родине в ВВС СССР" 3-й степени; медалями, иностранными наградами.
 
*     *     *
 
Воевал в 153-м истребительном авиационном полку командир эскадрильи Пётр Семёнович Кирсанов, ставший впоследствии Генералом, работником Главного штаба ВВС. Идёт, бывало, по аэродрому, высокий, стройный, и вызывает невольное восхищение. Спокойный, покладистый по характеру, он был храбр в бою и пользовался большим уважением у лётчиков.
Боевое крещение Кирсанов принял под Ленинградом в 3 часа утра 22 Июня 1941 года. Там же он сбил первый вражеский самолёт, и там же его постигло несчастье, едва не закончившееся судом военного трибунала.
Во главе шестёрки истребителей Кирсанов вылетел на сопровождение бомбардировщиков, получивших задачу нанести удар по станции Сиверская. Отбомбились, проводили боевых друзей до аэродрома и взяли курс домой. Подлетают к Неве, а по ней стелется туман. Повернули обратно. И там погода не лучше. Попробовали пробиться вниз - не удалось: туман опустился до самой земли. Радиосвязи между самолётами тогда ещё не было, и шестёрка рассыпалась. Горючее на исходе. Что делать ?
Кирсанов оставил самолёт, приземлился на каком - то болоте и только на седьмые сутки окружным путём через Ярославль и Рыбинск добрался до своей части. Его тут же к ответу: как, да что, да почему ?  Совсем недавно всем шестерым лётчикам выдали партийные билеты. И вот пожалуйста: погубили боевые машины.
- Но что же мне оставалось делать ? - защищался комэск.
Все знали: в подобных условиях иного выбора, как покинуть самолёт, не оставалось. Тем не менее ведущего решили наказать, ибо одновременная потеря шести машин - большой урон для потрепанного в боях полка. До трибунала дело не дошло, но с должности командира эскадрильи Кирсанова сняли. Так, разжалованным, он и прибыл в 153-й авиаполк под Воронеж.
Командир полка Майор С. И. Миронов сразу же восстановил прибывшего лётчика в прежней должности, и не ошибся. Кирсановская эскадрилья была одной из лучших в полку. Сам комэск под Воронежем увеличил свой боевой счёт на 6 сбитых вражеских машин.
Однажды группа истребителей во главе с Кирсановым встретилась над переправой через Дон с 17 немецкими самолётами. В числе их было 8 Ме-109. Комэск первым навязал противнику бой. И закрутилась над русской рекой карусель. Итог ей подвели пехотинцы. Они сообщили в полк: сбиты 3 "Юнкерса" и 2 "Мессера".
И ещё об одной схватке эскадрильи Кирсанова над Воронежем хочется рассказать. Шестёрка его истребителей встретилась с 28 "Мессершмиттами". Нашим пришлось нелегко: против одного советского истребителя почти пять вражеских. И все же кирсановцы не отступили. Одного "Мессера" свалил на землю командир. Но и его самолёт порядком потрепали. Снарядом повредило маслосистему, и мотор заклинился. Пришлось садиться в поле.
Войну Пётр Семёнович Кирсанов закончил инструктором - лётчиком Главного управления боевой подготовки фронтовой авиации ВВС. Всего произвёл 323 успешных боевых вылетов, в воздушных боях уничтожил 8 вражеских самолётов лично и 6 - в группе с товарищами.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 3 групповые победы. ]
 
*     *     *
 
Кисляков Анатолий Васильевич
 
Родился 20 февраля 1918 года в деревне Утенино Талдомского района Московской области. Окончил 7 классов школы и 1-й курс Московского полиграфического техникума. Работал наборщиком в типографии. С 1939 года в рядах Красной Армии. В марте 1940 года окончил Борисоглебское военное авиационное училище лётчиков. Служил в Забайкалье, с мая 1941 года - в Ленинградском военном округе.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. И. Кисляков на фронтах Великой Отечественной войны в составе 153-го ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП). Летал на И-153 и "Аэрокобре". Прошёл путь от лётчика до помощника командира полка. Воевал на Ленинградском, Воронежском, Северо-Западном, Калининском, 2-м Прибалтийском, 1-м Прибалтийском, 3-м Белорусском фронтах. 2 августа 1942 года легко ранен.
К декабрю 1944 года помощник командира 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе (5-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 3-я Воздушная армия, 1-й Прибалтийский фронт) Гвардии капитан А. В. Кисляков совершил 532 боевых вылета, в воздушных боях сбил лично 14 и в составе группы 2 самолёта противника (в наградном листе говорится о 15 личных и 4 групповых победах), а также уничтожил 1 аэростат-корректировщик. За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
К маю 1945 года помощник командира 28-го Гвардейского ИАП (5-я Гвардейская ИАД, 3-й Белорусский фронт) Гвардии майор А. В. Кисляков совершил 539 боевых вылета и провёл 63 воздушных боя (число побед не изменилось). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 7945).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1952 году окончил Военно-Воздушную академию. С 1968 года Гвардии полковник А. В. Кисляков - в запасе. Жил в Москве. Работал ведущим конструктором завода. Умер 28 июля 1998 года, похоронен на Троекуровском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (20.12.1941, 18.08.1945), Красного Знамени (03.05.1942, 11.10.1943, 07.10.1944), Александра Невского (15.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (22.02.1943, 11.03.1985), Отечественной войны 2-й степени (20.01.1943), Красной Звезды (дважды); медалями.
 
*     *     *
- Везло мне на командиров, - вспоминает Гвардии полковник в отставке Анатолий Васильевич Кисляков. - Начать хотя бы с того, что училище лётчиков, которое я окончил в марте 1940 года, носило имя Валерия Чкалова. Мы, курсанты, бредили тогда этим именем и летать старались только по-чкаловски. Ведь мы называли себя чкаловцами !
После училища была служба в Забайкалье, в полку, которым командовал Герой Советского Союза В. Скобарихин. Это он в боях над Халхин - Голом таранил японский истребитель и сумел благополучно приземлиться на своём аэродроме, доставив застрявшее в плоскости И-16 колесо от шасси вражеского самолёта. Многому научились молодые лётчики у этого крещённого огнём воздушного воина. А за месяц до начала войны эскадрилью, в которой служил Кисляков, из Забайкалья перебросили в полк, которым командовал тоже Герой Советского Союза - С. Миронов, отличный лётчик, умный командир - воспитатель, требовательный и в то же время уважительный к подчинённым. Похожим на Миронова был и командир эскадрильи П. Кирсанов. В 1942 году Кислякову посчастливилось стать его заместителем. Хотя Кирсанов и был молод, но выделялся среди лётчиков начитанностью, общей культурой.
- Ну разве не везло мне на командиров ! - с гордостью говорит Кисляков. - И разве мог я не равняться на них, не стараться владеть самолётом так, как они, в совершенстве !..
Боевая страда лётчика - истребителя Анатолия Кислякова началась на 2-й день Великой Отечественной войны. Полку пришлось прикрывать небо Ленинграда. Враг бросил в бой десятки бомбардировщиков, истребителей, рассчитывая с ходу сокрушить нашу оборону на земле и в воздухе, уничтожить город, истребить её защитников.
Очень тяжёлую задачу пришлось решать в те дни и месяцы защитникам Ленинграда, воинам наземных частей и тем, кто охранял морские и воздушные рубежи. В летние и особенно осенние месяцы, когда вражеские полчища подошли к стенам Ленинграда, наши лётчики ежедневно совершали по 6 - 8 боевых вылетов. Именно такое напряжение пришлось выдержать Анатолию Кислякову и многим его однополчанам. Вражеские Ме-109 обладали определёнными преимуществами перед нашим самолётом И-153 "Чайка", на котором летал в ту пору Анатолий Кисляков. Но уступать "поле боя" врагу по этой причине наши лётчики не собирались. А наиболее опытные из них не жалели времени на то, чтобы рассказать молодым авиаторам, как лучше ловить "Мессеров", на чём выигрывать в воздушных схватках. Особое внимание обращали на то, что при бое в горизонтальной плоскости необходимо закладывать более крутые виражи, навязывать лобовые атаки, которых немецкие лётчики, как правило, боялись.
Всё это брали на вооружение наши пилоты. Уже на 4-й день войны командир полка поставил перед Кисляковым и Фадеевым задачу разведать район Сортавалы. Вскоре пара И-153 поднялась с аэродрома. Июньское небо было безоблачным, и видимость, как любят говорить лётчики, составляла "миллион на миллион". Но разведчиков это обстоятельство совсем не радовало. Им сподручнее было бы лететь, маскируясь облаками, а над целью неожиданно для зенитчиков врага пройти на малой высоте. Но приказ есть приказ, и пара шла заданным курсом в ясной голубизне неба.
Это был трудный разведывательный полёт. В районе цели они подверглись сильному обстрелу зенитных орудий. Казалось, плотный огонь образовал непреодолимую стену. Но мужественные воины не свернули с боевого курса. Они прошли над вражескими позициями, засекли расположение огневых точек, затем пролетели над аэродромом противника и развернулись на обратный курс. Задание было выполнено. Нб в это время в небе появилась пара финских "Фоккеров D-XXI". Эти самолёты не имели преимущества перед "Чайками", и Кисляков, качнув крыльями, дал знать напарнику Александру Фадееву: "Атакуй. Прикрою".
И вот уже в небе завертелась карусель: "Чайка" против "Фоккера". Враг оказался опытный. Он уходил от ударов и в то же время сам намеревался разделаться с И-153. И всё же Кисляков, улучив момент, когда в перекрестие прицела вписался вражеский самолёт, ударил по нему. "Фоккер", задымив, понёсся к земле.
Сам Анатолий Васильевич вспоминает о тех событиях так:
"Это было 4 августа 1941 года. В составе звена я шёл на разведку войск противника севернее Ленинграда. При подходе к линии фронта наше звено столкнулось с двумя финскими самолётами, летевшими на нашу территорию. Я стремительно развернулся и зашёл в хвост одному из них. В перекрестии прицела замелькал "Фоккер". Даю очередь, и объятый пламенем самолёт врезался в землю. Эта победа вселила в меня уверенность, что врага можно бить при любых обстоятельствах".
Вскоре после этого Кисляков на своей "Чайке" вылетел на бомбёжку вражеской переправы через реку Вуокси. Почти в отвесном пикировании он сбросил бомбы на причал с ювелирной точностью. Более 10 машин с грузом пошли на дно.
Уже в этот период было немало дней, когда боевые вылеты следовали один за другим. Едва "Чайка" приземлялась на своём аэродроме, как механики торопливо снаряжали её в новый рейс: заправляли бензином, заряжали пулемёты, подвешивали реактивные снаряды, латали пробоины в крыльях.
Вместе с однополчанами Анатолий Кисляков штурмовал скопления вражеских войск в районах Тосно, Пушкина, Красного Села, а также на Карельском перешейке. Лётчики не раз предпринимали дерзкие налёты на аэродромы врага в Сиверской, Волосове, Мансниеми, в других районах, бомбили стоянки самолётов, обстреливали их из пушек, пулемётов. И хотя "Чайка" не являлась в тот период первоклассной боевой машиной, на ней летали отважные и умелые лётчики, не жалевшие себя ради выполнения заданий командования. На счету Кислякова уже было несколько сбитых фашистских самолётов.
Надо сказать, победы давались нелегко. "Чайку" Кислякова 4 раза подбивали вражеские зенитки, дважды попадал он под ураганный огонь "Мессера". Однако Анатолий мастерски выходил из трудных положений. Иногда на одном крыле тянул машину к своему аэродрому и удачно садился. Везенье ?   Нет, вера в свои силы, в своё мастерство.
Из - под Ленинграда Анатолий писал отцу: "Я буду громить немецко - фашистскую нечисть, не жалея ни сил, ни своей жизни. Мы не допустим врага к городу Ленина". И он был верен своему слову. На Ленинградском фронте лишь в 1941 году Анатолий совершил 270 боевых вылетов. То были очень тяжёлые месяцы: немцы рвались к городу на Неве, в воздухе происходили неравные бои.
В декабре 1941 года защитники Ленинграда с гордостью узнали о провале немецкого наступления на Москву, о контрударах наших войск на ряде других участков советско - германского фронта. И это ещё больше воодушевило ленинградцев. Воины верили, что победа в конечном счете будет за ними.
Этими мыслями жили в те трудные месяцы войны Анатолий Кисляков и его однополчане. Из своих "Чаек" они выжимали всё, что можно было. И это приносило свои плоды.
Кисляков показал себя отличным бойцом, вынес все испытания. За свои блестящие полёты он был награждён орденами Ленина и Красного Знамени, а в декабре коммунисты полка приняли его в свои ряды.
В марте 1942 года лётчиков направили в тыл. Им дали новые, более совершенные самолёты. Быстро минули дни и недели переучивания. И уже в конце июня эскадрильи прилетели на один из аэродромов под Воронежем.
Летом 1942 года этот район стал местом жарких боёв. Он часто упоминался в сводках Совинформбюро. Немецкие войска после поражения под Москвой решили взять реванш. Острие своих танковых клиньев они направили на Дон, в район Воронежа, а затем на Сталинград и Северный Кавказ.
Авиационный полк, в котором служил Кисляков, 4 месяца сражался в небе над Доном. Им было уничтожено за это время 87 вражеских самолётов. Весомый вклад в эту победу внёс и Анатолий. Он лично сбил 6 самолётов. Там же, на придонской земле, лётчики полка получили Гвардейское знамя. И тогда же они поклялись ещё крепче бить врага, бить так, как это делает советская Гвардия.
Именно в это время завязалась у него дружба с однополчанином земляком Алексеем Смирновым, настоящим истребителем - асом, ставшим позже дважды Героем Советского Союза. Так же, как и Алексей Смирнов, Анатолий Кисляков стал в полку лётчиком, на которого равнялись, которого ставили в пример всему личному составу. Случалось, они и летали вместе на боевые задания. Один их совместный бой Анатолию особенно запомнился.
В августе 1942 года на Воронежском фронте они поднялись в группе из 9 истребителей на прикрытие наших войск. У линии фронта увидели 9 "Юнкерсов" в сопровождении "Мессеров", которые шли несколько в стороне от ударной группы. Использовав это, Смирнов и Кисляков атаковали бомбардировщиков и сразу же сбили по одному "Юнкерсу". Остальные же, в панике побросав бомбы на свои войска, снизились и ушли восвояси. Вслед за тем завязался бой с "Мессерами". Одного сбил Смирнов, второго - один из девятки истребителей. Атака немецких самолётов на наши позиции так и не состоялась.
Кисляков участвовал во многих налётах на вражеские аэродромы под Toсно, Пушкино и Красное Село, где в групе с товарищами уничтожил на земле 15 самолётов. При этом его истребитель 4 раза был повреждён огнём зениток и дважды отказывал мотор вконец изношенной машины.
Осенью 1942 года, когда Сталинградская битва достигла апогея, Анатолий Кисляков со своими однополчанами вновь отправился в тыл на переучивание и доукомплектование. Рассчитывали после этого опять вернуться в район волжской твердыни, чтобы громить там врага. Однако приказ поступил иной: отправить полк на Северо - Западный фронт, под Валдай.
И снова бои. Их пришлось вести Гвардейцам с не меньшим напряжением, чем воинам - сталинградцам. Враг имел здесь, в районе Демянского плацдарма, большую группировку. Ликвидация этого плацдарма являлась важнейшей задачей для наших войск.
За несколько дней до начала операции командование решило произвести тщательную разведку вражеских позиций с воздуха.
30 декабря 1942 года капитану А. В. Кислякову командование 6-й Воздушной армии приказало сопровождать совершенно новый самолёт - Ту-2, посланного для фотографирования обороны немцев на Демянском плацдарме. Было известно, что на этом участке фронта враг держал своих лучших авиаторов. Воздушные полки имели задачу обеспечить за собой господство в воздухе.
Заместитель командующего 6-й Воздушной армией Герой Советского Союза генерал Ф. П. Полынин сказал Кислякову:
- С разведчика глаз не спускать. Он выполняет особое задание фронта. Собьют его - отвечаете головой.
Пятёрка Кислякова поднялась в воздух. На большой высоте капитан заметил 8 Ме-109. Он не хотел упускать такого благоприятного случая и скомандовал ведомым: "В атаку !". Сам Анатолий сверху бросился на ведущую пару вражеских самолётов. Вписав в прицел машину с крестами, он нажал гашетку и короткой очередью свалил на землю. На огромной скорости выполнив "горку", ведущий группы оказался в хвосте другого "Мессера" и меткими выстрелами подбил его. Тем временем не зевали и ведомые Кислякова. Лётчики Пасько и Лоренц сбили ещё по одному самолету.
Статистика потерь и побед в воздушных боях - штука лукавая, однако в данном случае результат подтверждён абсолютно: трое выпрыгнувших с парашютом немецких пилотов  (Пауль Гротхофф, Генрих Браун и Эмиль Коппельберг)  попали в плен. Потом их привезли в расположение 28-го Гвардейского ИАП для наглядной, так сказать, демонстрации и агитации. Правда "агитационный материал", судя по фотографиям, успели перед встречей с Гвардейцами немного подрихтовать.
О пленных была напечатана заметка в газете "Сокол Родины", заметка называлась - "Мессеры" на допросе":
"Переводчик вызывает их по очереди: Гротхофф Пауль, Коппельберг Эмиль, Браун Генрих. И по очереди каждому задает вопрос: "Как вас сбили ?"
Унтер - офицер Пауль Гротхофф отвечает: "Советского истребителя я не видел. Очевидно, он так быстро зашёл мне в хвост, что моей опытности в данном случае оказалось недостаточно. Это был, по видимому, хороший стрелок - он сбил меня первой очередью. Впрочем, многого я сказать не могу, ибо очнулся только на пересыльном пункте для пленных".
Фельдфебель Эмиль Коппельберг отвечает: "Советского истребителя я не видел. Он атаковал меня, когда я уходил от зенитного огня, а когда заметил, было поздно - разбитый, я падал. Если вспомнить, что в воздухе я провёл более 5000 часов, то можно сказать, что сбил меня большой советский ас".
Лишь унтер - офицер Генрих Браун успел заметить как его сбил капитан А. В. Кисляков: "Мне попался противник, с которым я ничего не мог сделать, хотя и атаковал его 2 раза. Если меня сбили, значит советский лётчик переиграл своим умением драться и превосходством своей техники пилотирования. До этого я провёл более 70 воздушных боёв".
Это не новички, а поседевшие шакалы !   У самого молодого из них - Гротхоффа - 800 часов налёта. Признаваться в превосходстве советских лётчиков им приходится скрипя зубами: их сбили молодые лётчики
У фельдфебеля Коппельберга переводчик спросил: "Вы давно прибыли на Восточный фронт ?"   "29 декабря явился на аэродром, 30 декабря был сбит". Коппельберг летает с 1935 года, воюет с сентября 1939 года. Английские лётчики в Голландии проломили ему череп. У него повреждены пальцы. Он долго валялся по госпиталям, был в долгосрочном отпуску. Он - лётный полуинвалид, а после ранения летал на транспортных самолётах. Потом его сделали инструктором лётной школы, а сейчас снова направили в действующую часть. Это типичный лётный поскребыш, каких Геринг вынужден сейчас посылать в бой...
Было время, когда "Мессера" на допросе дерзили и отвечали с вызывающим нахальством. Сегодня они сидят, похожими на мокрых куриц. Вся их наглость пропала без следа".
В данной заметке отчётливо проступают следы агитпропа, что не удивительно и вполне понятно.
На обороте фотографии, сделанной 31 декабря 1942 года С. Немцовом, есть любопытная приписка: "Во время беседы с ними 31/XII 1942 г. лейтенант Г. Браун кричал на сержантов и запретил им отвечать на наши вопросы". Кстати, Браун в заметке назван унтер - офицером. На фотографии звания указаны следующие: Браун - лейтенант, Гротхоф и Коппельсберг - сержанты.
За устроенный разгром "Мессеров" все пилоты "Аэрокобр" получили показательную выволочку от командующего Воздушной армией генерал - майора Кондратюка. В горячке боя истребители забыли про разведчика, который выполнял задание Ставки ВГК. К счастью, всё обошлось: Ту-2 благополучно сел на аэродроме Выползово. Данный случай показателен в том отношении, что далеко не всегда успешность боевой работы лётчиков - истребителей оценивается по количеству сбитых ими самолётов противника. Речь зашла о дисциплинарном взыскании "отличившихся", но потом в виде наказания лётчиков заставили расписать подробности боя в газете "Сокол Родины", ну а закончилось всё как положено - орденами. Победителей не судят !   Анатолий Кисляков получил орден Отечественной войны 1-й степени.
Так же отважно сражался комэск и в последующих боях. В январские холода 1943 года при густой облачности он сбил "Фоккера" под Осташковом. Самолёт упал возле командного пункта наземных войск.
23 февраля 1943 года эскадрилья Кислякова в воздушных боях уничтожила ещё 7 вражеских самолётов, по Гвардейски отметив 25-ю годовщину Советской Армии.
В мае - июне 1943 года "Аэрокобры" часто летали на сопровождение штурмовиков в район озера Ильмень. В хронике боевых действий 28-го Гвардейского ИАП записано:
"24.06.1943 года в период 19:50 - 21:10 4 самолёта "Аэрокобра" под командованием Гвардии капитана Кислякова совместно с 2 самолётами "Киттихаук" вылетели для сопровождения группы из 8 штурмовиков Ил-2 с задачей обеспечения бомбово - штурмового удара по скоплению войск противника в районе посёлка Песочки. Группу штурмовиков встретили над аэродромом Жерновка. Боевой порядок был построен следующим образом: 8 Ил-2 двумя четвёрками в правом пеленге; группа непосредственного прикрытия - 2 "Киттихаук" шли с превышением над штурмовиками на 50 - 100 метров и 2 "Аэрокобры" с превышением в 100 - 200 метров; ударная группа - 4 "Аэрокобры" - шли с превышением над Ил-2 на 400 - 500 метров. Вся группа самолётов через аэродром Вины и северную часть озера Ильмень вышла на населённый пункт Медведь, откуда прошли до железнодорожного разъезда Низы  (10 км севернее Сольцы).
В это время с ведущего самолёта Ил-2 было дано 2 красных ракеты, что означало приближение самолётов противника. В это время, 20:20, на высоте 1500 метров сзади снизу к самолётам Ил-2 стали подходить 4 FW-190. Кроме того, к ударной группе подошло сначала 2, а затем ещё 4 FW-190. Таким образом, наши самолёты подверглись атаке 10 FW-190.
В 20:25 с высоты 1500 метров группа самолётов Ил-2, сбросив бомбовый груз в 15 - 20 км северо - восточнее посёлка Сольцы, развернулась и пошла прежним строем курсом на юго - восток. Группа непосредственного прикрытия несколько раз отсекала самолёты противника FW-190, не давая им возможности атаковать Ил-2. Ударная группа - 4 "Аэрокобры" - вели воздушный бой с 6 FW-190. Северо - восточнее аэродрома Сольцы группа самолётов Ил-2 подверглась атаке ещё 6 FW-190, с которыми 2 "Аэрокобры" и 2 "Киттихаука" вступили в воздушный бой. В районе Большое Данилово, лётчики потеряли из виду уходящие "змейкой" 8 Ил-2, которых больше не видели.
Ожесточённый воздушный бой продолжался до северного берега озера Ильмень, при этом наши самолёты вели бой с оттягиванием на восток; атаки производились со всех сторон. В ходе боя Гвардии капитан Кисляков сбил 1 FW-190, который загорелся в воздухе и упал в 10 - 12 км западнее Сольцы. Гвардии младший лейтенант Пасько сбил 1 FW-190, который упал в 8 - 10 км западнее Сольцы. Наши лётчики наблюдали, как один из самолётов Ил-2 поочерёдно сбил 2 FW-190. Истребители потеряли 1 самолёт типа "Киттихаук".
При освобождении Невеля, входившего тогда в состав Калининской области, Анатолий Васильевич уничтожил ещё 3 вражеских самолёта. Потом были столь же напряжённые бои в Латвии и Литве. Свой боевой путь он окончил над Восточной Пруссией в 1945 году, в боях за Кёнигсберг.
Славный лётчик - истребитель может гордиться своим боевым итогом. Совершено 539 боевых вылетов, проведено более 60 воздушных боёв, в которых сбито 15 вражеских самолётов лично и 4 в группе с товарищами. Вылетал он на разведку и участвовал в штурмовых действиях полка, уничтожив много техники и живой силы врага на земле. За отвагу и мастерство в боях Кисляков был награждён многими орденами и медалями. А в первый послевоенный праздник Военно - Воздушного Флота ему было присвоено звание Героя Советского Союза.
В послевоенные годы за успешное освоение новой техники и воспитание лётного состава прославленный фронтовик был награждён ещё двумя орденами Красной Звезды. Выйдя в отставку полковник А. В. Кисляков продолжал передавать опыт молодым. С ветеранами бывшей 5-й Гвардейской истребительной авиационной Валдайской дивизии он активно участвовал в создании музея боевой и трудовой славы в московском ГПТУ № 126.
 
*     *     *
 
Ларионов Георгий Петрович
 
Он родился в 1908 году в Петербурге. Его отец и дед были выходцами из Вологодской губернии. В посёлке Чагода Георгий провёл свои юношеские годы. В 1922 году он поступил в школу фабрично-заводского ученичества при стекольном заводе. После её окончания (в 1924 году), работал мастером-стеклодувом на Смердомском стеклозаводе имени Сазонова. Георгий был одним из первых комсомольцев в районе, а в 1926 году его избрали членом Устюженского уездного комитета комсомола.
Позднее Ларионов переехал в Ленинград, работал на заводе "Красная звезда", учился в совпартшколе. Но завершить учёбу не пришлось - призвали в ряды Красной Армии. Он стал курсантом военно-авиационного училища, закончил его с отличием и был назначен инструктором в военную школу лётчиков. С мая 1938 года - командир звена 7-го истребительного авиационного полка, а с декабря 1939 года - командир эскадрильи в этом полку.
Когда началась Советско-Финляндская война, командир звена 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Г. П. Ларионов принял в ней самое непосредственное участие. С 30 ноября 1939 года по 15 марта 1940 года совершил 120 боевых вылетов на штурмовку аэродромов и живой силы противника. В 2 воздушных боях сбил 3 вражеских самолёта, ещё 3 уничтожил на земле (в группе из 5 лётчиков).
14 февраля 1940 года по тревоге Ларионов вылетел на задание. Неожиданно из-за облаков вывернуло несколько самолётов противника. Завязался бой. Ларионов атаковал неприятеля дерзко и решительно. Он сбил самолёта противника, но и его машину основательно повредило вражеским зенитным снарядом. Самолёт еле держался в воздухе, однако Ларионов сумел довести его до линии фронта и посадить на своём аэродроме. Подобных эпизодов было немало. Вспоминает лётчик М. Борисов:
"Мы прикрываем свои войска, которые форсируют реку Тайпален-йоки. За рекой находится укреплённый район противника. И вот звено старшего лейтенанта Г. Ларионова: в котором шли лейтенант П. Покрышев и я, получило задание прикрыть переправу, а затем сбросить листовки над укреплённым районом.
Заревели моторы - и мы в воздухе. Внизу находятся наши войска. В предутренней мгле они еле различимы. Патрулируем над рекой и видим, как наши наводят понтоны. Бьёт артиллерия. Хорошо видно, как рвутся снаряды в укреплённом районе противника. Но вот по нашим самолётам стали бить зенитки, снаряды разрывались слева от нас. Мы отошли от этого места.
Когда нас сменило другое звено истребителей, мы пошли в укреплённый район противника со стороны Ладожского озера, чтобы сбросить листовки. Облачность местами доходила до 100 метров. Шли на высоте 70 - 80 метров. В пути попали под зенитный огонь. Ларионов и я шли рядом, а Покрышев отстал, и когда мы выскочили на пункт, противник открыл огонь из пулемётов. Мы не видели, откуда стреляют, но Покрышев, шедший сзади нас, заметил огневую точку и молниеносно атаковал её. Ларионов также повёл атаку на зенитную точку. В первый момент противник отстреливался, но когда мы засыпали его свинцом из пулемётов, огневая точка замолчала. Это была наша первая встреча с зенитками противника. После мы часто попадали под обстрел зениток, но всегда было достаточно нескольких очередей, чтобы противник прекратил огонь.
Утро 23 декабря. Замечательная погода... Снег так и похрустывает под ногами. Среди лётного состава оживление, слышны смех и шутки лётчиков, рассказывающих о неожиданных столкновениях и встречах с врагом. Звонок телефона. Сразу все замолчали. Звонят из штаба. Шинкаренко получает задание на вылет. Лица у лётчиков засияли, опять есть работа... Блеснули на солнце винты, и воздух вздрогнул от мощного рёва моторов. Вот уже самолёты пошли на взлёт, построились и двинулись к линии фронта. Техники провожают взглядом свои машины. Затем идут в землянку отогреться: ведь у них будет много работы, когда вернутся самолёты.
Пролетаем линию фронта. Вот мы уже над заданным районом нашего патрулирования. Внимательно смотрим по сторонам. Недалеко прошли скоростные бомбардировщики, блестя плоскостями, промчались "Чайки", а вот в стороне компактно и грозно мчится ещё девятка наших истребителей. Торопятся... Вдалеке замечаем силуэты наших бомбардировщиков. Они возвращаются. Но что это? Они идут разорванным строем. Несколько самолётов отстали. Напрягаем зрение и замечаем, как около отставших наших самолётов кружатся маленькие силуэтики. Это истребители противника.
Шинкаренко разворачивается, и мы на полном газу и "с прижимом" летим на выручку товарищам. Подоспели вовремя. Зато сами попали в невыгодное положение, так как потеряли высоту. Противник оказался выше нас метров на 400. К тому же он имел численное превосходство. Идём в атаку. Сверху на нас сыплются финские истребители "Фоккер" Д-21. Мы их встречаем на лобовых атаках. Атаки быстры и молниеносны; кто кому зайдёт скорее в хвост. Вот уже мы поднялись выше и дерёмся на одной высоте. Наконец, сопротивление сломлено, и вражеские самолёты разлетаются в разные стороны, кто куда, лишь бы уйти. Но не тут-то было. Здесь уже пошла драка один на один. Противник уходит из боя с переворота. В то время, когда он делает переворот и самолёт на миг как бы застывает в прицеле, мы бьём его, как куропатку.
Вот Покрышев зажёг одного, и тот падает к земле, разваливаясь на части. Булаев жмёт противника к земле, тот старается как-нибудь увильнуть, но не таков Булаев, чтобы выпускать врага. Мгновение, и противник, блеснув хвостом, врезался в землю. Куда ни посмотришь - везде одиночные поединки. Теперь уже видно, что преимущество на нашей стороне.
Неожиданно замечаю в стороне самолёт противника... Он боя не принимает. Хочет уйти от меня пикированием. Я погнался за ним.... Он идёт и виляет хвостом из стороны в сторону, не давая вести прицельный огонь. Даю по нему очередь... Перезаряжаю, но бесполезно, пулемёты молчат. Делать нечего, приходится бросать недобитого врага и идти обратно. Осмотрелся. Нет никого - ни наших, ни противника. Беру курс домой. В стороне вижу: дерутся 2 самолёта. Издали не разобрать, какой наш, какой противника... Иду к месту поединка, хотя у меня пулемёты и не стреляют... Вдруг один из самолётов на миг замер и рухнул на землю. Другой, как видно, заметил меня и идёт мне навстречу. Я всматриваюсь: свой или противник? Уже можно различить красную звезду на фюзеляже. Она гордо блестит на солнце, как бы празднуя победу над врагом. Обрадованный, я узнаю командира своего звена - старшего лейтенанта Г. Ларионова.
Набираем высоту. Наших уже нет. Ушли домой. Смотрю назад и вижу невдалеке группу из 4 самолётов. Показываю Ларионову. Идём к ней. Атакуем в лоб. Два самолёта отделяются и на полном газу уходят в глубь вражеской территории. С другими двумя мы столкнулись на лобовых. Но атаки были недолгими, противник, не выдержав, бросился удирать. Горючее у нас было на исходе, преследовать не стали.
Когда подвели итог боя, было установлено, что сбито 10 вражеских самолётов. На наш аэродром не вернулись 2 лётчика". [По финским данным 23.12.1939 года ВВС Финляндии в воздушных боях потеряли 3 самолёта (гидросамолёт R.29 "Ripon" IIF, лёгкий бомбардировщик "Fokker" C.X и истребитель "Fokker" D.XXI) и 4 лётчика, сбив при этом 6 СБ из 44-го СБАП, 2 И-16 из 7-го ИАП, 2 И-16 из 64-го ИАП и 1 Р-5.]
21 марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, старший лейтенант Ларионов Георгий Петрович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 288).
В 1941 году капитан Г. П. Ларионов был назначен командиром эскадрильи в 153-й ИАП. С началом Великой Отечественной войны в действующей армии. Сражался под Ленинградом. В течение июля 1941 года 153-й ИАП вёл разведку и штурмовал сухопутные войска противника в районе Иматра, Энсо, Париккаоа, Ристолахти, Мерия, Эско. Фактически полк воевал на два фронта: действовал над Карельским перешейком против финнов и в районе Ленинграда (Петергоф, Пулково, Колпино, Шлиссельбург) против германских войск. Очень часто каждый лётчик полка выполнял по 7 - 8 боевых вылетов в день.
Боевые вылеты осуществлялись как с основного аэродрома Кексгольм, так и с аэродромов рассредоточения Саккола и Пети-Ярви. В начале июля 1941 года у одного из островов в Балтийском море разведкой был обнаружен вражеский караван. В воздух сразу же поднялась группа штурмовиков. Их сопровождали истребители эскадрильи капитана Ларионова. Бомбы, сброшенные на цель нашими лётчиками с большой высоты, не принесли желаемых результатов. Тогда командир эскадрильи, несмотря на сильный заградительный огонь, снизился до сотни метров и открыл по вражескому транспорту огонь из пушек и пулемётов. Его примеру последовали лётчики-штурмовики. Вскоре морской транспорт врага пошёл ко дну.
С 28 июня по 7 июля 1941 года капитан Г. П. Ларионов выполнил 16 боевых вылетов, в групповых воздушных боях сбил 2 самолёта Ме-109 (в составе звена), одним из первых освоил новый истребитель МиГ-3. Его эскадрилья совершила 110 боевых вылетов и сбила 6 самолётов противника (2 истребителя Ме-109 и 4 бомбардировщика Ю-88).
В июле 1941 года финская авиация несколько раз бомбила Кексгольм. Первый налёт бомбардировщики "Бленхейм" выполнили 20 июля ближе к полуночи. Бомбили с малых высот 50-кг бомбами безрезультатно. На преследование "Бленхеймов" на истребителе МиГ-3 взлетел старший политрук Быстров, который сбил один финский бомбардировщик. Однако в этот же день полк понёс поистине невосполнимую утрату - на рассвете погиб Герой Советского Союза капитан Г. П. Ларионов.
В ночь с 20 на 21 июля 1941 года Ларионов со своей эскадрильей прикрывал группу штурмовиков, которая вышла на вражеский аэродром и стала бомбить его. На поле уже пылало 6 немецких бомбардировщиков, а наши штурмовики, охраняемые истребителями, делали заход за заходом. Нескольким вражеским машинам всё же удалось подняться в воздух, а земли по нашим самолётам били зенитки. Один из снарядов угодил в самолёт Ларионова. Повреждения оказались очень серьёзными. Спастись можно было только посадкой. Но внизу была земля, захваченная врагом. Дым просочился в кабину, застилал глаза, но отважный лётчик твёрдо держал в руках штурвал. Он пытался дотянуть до своей территории, но не успел. Едва машина миновала наши позиции, раздался взрыв... Приказом по войскам Ленинградского фронта от 20 декабря 1941 года капитан Г. П. Ларионов посмертно награждён орденом Ленина.
Похоронен в городе Кексгольм (Приозерск) Ленинградской области. Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени; медалями. Его именем назван посёлок в Приозерском районе, улицы в городе Приозерске и посёлке Сазоново Чагодощенского района. В посёлке Чагода установлена стела.
 
Макаренко Николай Фёдорович
 
Родился 1 Мая 1916 года в селе Сенное, ныне Богодуховского района Харьковской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов. Учился в Изюмском медицинском техникум Харьковской области. Несколько лет жил и работал в Москве. С 1935 года в Красной Армии. В 1938 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков. Участвовал в походе войск Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию 1939 года.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Совершил 53 боевых вылетов, сбил 2 самолёта противника.
Великую Отечественную войну встретил в должности командира звена. Сражался на Ленинградском и Воронежском фронтах.
К Декабрю 1941 года командир эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка  (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт)  Майор Н. Ф. Макаренко совершил 262 боевых вылета, в 11 воздушных боях сбил 1 и уничтожил на земле 2 самолёта противника. Всего выполнил 325 успешных боевых вылетов и сбил 10 вражеских самолётов. В одном из боёв был тяжело ранен.
10 Февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
В 1950 году с отличием окончил Военно - Воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского. В 1970 году Полковник Н. Ф. Макаренко вышел запас. Жил в городе Щёлково Московской области. Работал на авиационном заводе в Москве.
Награждён орденами: Ленина  (дважды), Красного Знамени   (дважды), Отечественной войны 1-й степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды; медалями. Имя Героя носила пионерская дружина средней школы в городе Богодухов.
 
*     *     *
Тревожно было на душе у Николая Фёдоровича Макаренко, когда он после длительного путешествия по эвакогоспиталям страны возвращался с далекого Урала на фронт, в свой родной полк. Более полугода потребовалось врачам 5 госпиталей, чтобы снова вернуть его в строй после тяжёлого ранения, полученного в последнем воздушном бою. "Только, видно, зря они старались, - думал он. - Всё равно медицинская комиссия, как я её ни умолял, осталась непреклонной и вынесла твёрдое решение: "Не годен к лётной работе". Значит, прощай авиация..."
Кто из мальчишек его поколения не мечтал стать лётчиком !   Мечтал и он. Бывало, пролетит над его родным селом Сенное, на Харьковщине, редкий самолёт, опрометью выбегал он из хаты и подолгу всматривался в голубое небо, пока не замолкал вдали гул мотора. Эта юношеская мечта и привела его в военную авиационную школу пилотов. В ежедневном разнообразии классных и строевых занятий, бесконечных тренировочных полётов на учебном аэродроме он и не заметил, как пролетели 3 года напряжённой учёбы.
После окончания школы Лейтенанта Н. Ф. Макаренко направили в 44-й истребительный авиационный полк, который базировался под Ленинградом. Здесь его первым наставником и воспитателем стал опытный лётчик - политработник, комиссар полка батальонный комиссар Шалыганов, награждённый за участие в боях в Испании 2 орденами Красного Знамени. Он охотно делился с молодыми лётчиками своим боевым опытом, учил их мужеству и умению побеждать врага.
Боевое крещение Николай получил на Карельском перешейке в войне с белофиннами. Летал он тогда на И-153 - "Чайке". Первое боевое задание выполнил в Декабре 1939 года: в составе эскадрильи прикрывал боевые порядки сухопутных войск. Как говорят лётчики, в начале всё шло своим чередом. Но вот впереди показался двухмоторный бомбардировщик врага. С разрешения ведущего Макаренко сблизился с неприятельским самолётом и открыл огонь. Пулемёт врага умолк. Пристроившись в хвост противнику, Макаренко снова открыл огонь. Самолёт загорелся, остановился один его мотор, но враг продолжал полёт на втором моторе. И лишь после 3-й атаки бомбёр вспыхнул и начал разваливаться на куски.
И ещё один полёт. 2 Января 1940 года звено наших истребителей, в составе которого ведомым был и Макаренко, вылетело на прикрытие сухопутных войск. И как только пришли в заданный район, по радио поступило сообщение, что в воздухе появились финские самолёты.
- В атаку !   За мной ! - подал команду ведущий.
Макаренко с ходу атаковал замыкающую машину врага и сбил её. Это была его 2-я победа на Карельском перешейке.
Потом Макаренко сопровождал бомбардировщики в тыл противника, патрулировал патрулировал над Ленинградом, оберегая его от возможных налётов вражеской авиации, выполнял разведывательные полёты в простых и сложных метеорологических условиях. Всего в той войне он совершил 53 успешных боевых вылета.
На 5-й день Великой Отечественной войны Н. Ф. Макаренко с группой других лётчиков перевели в 153-й истребительный авиационный полк, которым командовал Герой Советского Союза Майор С. И. Миронов (впоследствии Генерал - полковник авиации). Полк базировался в Ленинградской области. С этим полком и С. М. Мироновым, который стал его вторым наставником и воспитателем, Макаренко прошёл весь свой дальнейший боевой путь.
Как - то раз 5 истребителей в составе П. С. Большакова, В. П. Волкова, А. В. Кислякова, Н. А. Кривойкина и Н. Ф. Макаренко вылетели на выполнение боевого задания в район города Сортавала. Надо было произвести разведку. Выйдя к цели, группа обнаружила большую автоколонну, которая двигалась к Ленинграду. Последовала команда ведущего: "Занять боевой порядок и начать штурмовку".
Выполнив задание  (в том полёте наши лётчики подожгли более 15 вражеских автомашин), группа повернула на свой аэродром. Недалеко от линии фронта, на опушке леса, обнаружили скопление пехоты противника. Получив разрешение ведущего, Макаренко снизился до 200 метров и с бреющего полёта расстрелял врагов из пулемётов своей "Чайки". Но в это время на его самолёт спикировали сразу 4 Ме-109. Разгорелся неравный бой.
Заметив, что после очередной атаки "Мессеры" выстроились для нанесения нового удара, Макаренко развернул машину и пошёл в лобовую атаку. Сблизившись до 100 метров, нажал на гашетку. "Мессер", оставляя за собой хвост густого дыма, камнем рухнул вниз. Оставшись без ведущего, враги покинули поле боя и убрались восвояси.
Так была одержана первая победа лётчика в боях с немецкой авиацией. Об этом поединке Николая Макаренко с 4 "Мессерами" ленинградцы узнали 24 Августа 1941 года из заметки "80 вылетов", опубликованной в "Ленинградской правде".
...Шёл Август 1941 года. Трудное это было время. Враг упорно рвался к Ленинграду. Тесня наши войска, немцы с каждым днём всё ближе и ближе подходили к городу. Особенно неистовствовала авиация противника. Налёты не прекращались ни днём, ни ночью. Одна волна бомбардировщиков сменялась другой. Но каждый раз им преграждали путь наши зенитчики и лётчики. И хотя по численности наша авиация значительно уступала врагу, зато мужеству, отваге и дерзости советских пилотов не было предела.
5 Августа отважный лётчик снова один вёл бой с 5 Ме-109. И в этом поединке сбил вражеский самолёт.
Тяжёлое испытание выпало Николая Макаренко 20 Августа 1941 года. Группа лётчиков - истребителей в составе Кривойкина, Любутина, Макаренко, Мухина и Ржавского была поднята по тревоге на перехват вражеских самолётов. В завязавшемся бою Лейтенант Н. Ф. Макаренко сбил "Мессер", но и его самолёт получил серьёзные повреждения. Уж слишком неравные были силы. Юркая, послушная каждому движению руки "Чайка" вдруг перестала повиноваться и всё больше валилась на нос. Он попробовал увеличить обороты двигателя - не получилось. Тогда решил посадить машину на озёрный островок, но она начала резко терять высоту и упала в Ладожское озеро. Коснувшись поверхности воды, скапотировала, перевернулась кабиной вниз и пошла ко дну. Отстегнув привязные ремни, Макаренко выбрался из открытой кабины самолёта и доплыл до островка. Подобрали его наши моряки, с волнением наблюдавшие за ходом воздушного боя.
На аэродром наши лётчики возвращались вчетвером. Не сразу Лейтенант Н. А. Кривойкин, водивший группу в бой, нашёлся, что ответить на молчаливый вопрос техника А. А. Егорова, обслуживавшего самолёт Макаренко.
- Герой твой командир, - опустив глаза, произнёс Лейтенант. - Хороший был лётчик...
К вечеру на столе начальника штаба полка Майора Садовникова лежало боевое донесение командира эскадрильи Лейтенанта Родионова о подвиге и гибели лётчика Макаренко. Какова же была радость однополчан, когда перед отправкой донесения в штаб корпуса Николай Макаренко живым и невредимым прибыл на аэродром !
А на другой день он снова был в воздухе, выполняя очередное боевое задание. Таких заданий в горячие Августовские и Сентябрьские дни 1941 года было много. Вот что удалось узнать об одном из них.
- С вечера поступило приказание, - рассказывает Николай Фёдорович, - совершить налёт на вражеский аэродром. По данным разведки, немцы сосредоточивали там самолёты для нанесения удара по Ленинграду. Была сформирована штурмовая группа во главе с опытным лётчиком командиром эскадрильи Старшим лейтенантом Родионовым. В неё вошли лётчики Кисляков, Мухин, Авдеев, Костюк, Праводелов и я. Мне, как "старожилу" ленинградского неба, хорошо знающему заданный район, поручили вывести группу на цель. С полевого аэродрома вылетели рано утром. К цели подходили с востока, со стороны солнца, на бреющем полёте, чтобы не попасть под зенитный огонь противника. На аэродроме стояли готовые к вылету бомбардировщики и истребители сопровождения, а взлететь успел только один "Мессер". Пришлось мне прошить его длинной очередью из всех 4-х пулемётов. Он рухнул почти на краю аэродрома. Первый бомбовый удар нанесли по бомбардировщикам. Потом сделали ещё 4 захода и, уничтожив более 10 вражеских самолётов, без потерь вернулись на свою базу.
Дерзко сражался в ленинградском небе Николай Макаренко. Отважный лётчик уходил на боевые задания даже тогда, когда погода считалась нелётной. Не было противника в воздухе - искал его на земле. Товарищи удивлялись, откуда у него, щуплого с виду человека, берётся столько сил, энергии и выносливости. Вот всего одна запись из журнала боевых действий полка:
"23 Ноября 1941 года Старший лейтенант Макаренко дважды в исключительно тяжёлых метеоусловиях при сильном снегопаде вылетал штурмовать позиции противника в районе Ивановское и Усть - Тосно. Уничтожил до полутора взводов пехоты. За эти вылеты командование ВВС Ленинградского фронта объявило Старшему лейтенанту Макаренко благодарность".
К концу 1941 года на счету Николая Фёдоровича Макаренко было уже 262 боевых вылета. За мужество и отвагу он был награждён орденом Ленина и представлен к званию Героя Советского Союза.
153-й истребительный авиаполк стал одним из пеpвых боевых полков приступивших к обучению на истpебителе "Аэpокобpа". Отведённый на пеpефоpмиpование с Ленингpадского фpонта, он 25 Марта 1942 года пpибыл в 22-й запасной авиаполк. Пеpеучивание пpоходило в течение 27 дней, со сpедним налётом 12 часов на пилота. К 10 Июня 1942 года полк закончил пеpеучивание и 14 Июня убыл на Воpонежский фpонт, где был включён в состав одной из 3-х созданных в ВВС ударных авиационных групп, подчинявшихся Ставке Верховного Главнокомандования.
Ударные группы предназначались для завоевания господства в воздухе и нанесения массированных ударов на определённых участках фронта. Их основная отличительная черта - подвижность. Когда требовалось, они быстро перелетали на новые аэродромы и выполняли поставленные перед ними задачи. Во главе каждой группы стояли командующий и военный комиссар. Командующим 3-й ударной группой, в состав которой входили 3 бомбардировочных и 2 истребительных полка, был опытный военачальник и воспитатель Генерал - майор авиации Л. А. Горбацевич, а военным комиссаром - не менее опытный политработник дивизионный комиссар А. Г. Рытов  (впоследствии Генерал - полковник авиации, начальник Политуправления ВВС).
Для встречи 153-го полка на аэродром под Воронеж прилетел Л. А. Горбацевич. Обращаясь к лётному составу, он сказал: "На нашем фронте ещё мало истребителей и враг летает безнаказанно. Вам надо проучить его !"   И они проучили...
Через день, только успев совершить облёт района действия, полк во главе со своим командиром Майором С. И. Мироновым уже вылетел на свободный поиск самолётов противника в воздухе. Ведущим был назначен командир эскадрильи Капитан Н. Ф. Макаренко. Он лучше других ориентировался в воздухе, хорошо изучил карту района боевых действий. Через 5 минут полёта в заданном направлении заметили идущих навстречу 3-х вражеских бомбардировщиков. Командир полка, летевший справа, быстро вырвался вперёд и с малой дистанции в упор расстрелял ведущего: Ju-88 перевернулся и камнем пошёл вниз. Остальных 2-х "Юнкерсов" сбили Капитан Н. Ф. Макаренко и Старший лейтенант Иванов. Только закончился этот бой, как встретили 5 "Юнкерсов". Они были окружены нашими самолётами и уничтожены. Затем обнаружили ещё 7 бомбардировщиков, которых постигла та же участь.
Каждый лётчик полка сбил в этом полёте по одному, а некоторые - даже по 2 самолёта. Оказывается, немецкая авиация пыталась совершить в тот день звёздный налёт на Воронеж, в котором участвовало более 100 самолётов. В отражении налёта участвовали лётчики и другого истребительного полка 3-й ударной группы. Наши наземные подразделения выловили потом выбросившихся с парашютами вражеских лётчиков, штурманов и стрелков - радистов. Их оказалось более 70. Налёт на Воронеж дорого обошёлся противнику. Наши лётчики вернулись без потерь. С тех пор немцы стали летать большими группами, плотным строем и с истребителями прикрытия.
О подвиге лётчиков полка С. И. Миронова дивизионный комиссар А. Г. Рытов в тот же день сообщил политработникам частей 3-й группы и попросил их донести эту весть до всех авиаторов. Слава о мироновском полёте гремела по всему фронту. Его лётчики дрались под Воронежем 3 месяца, нанося по врагу один удар сокрушительнее другого. К сожалению, для Николая Макаренко один из воздушных боёв оказался роковым...
Раннее Июльское утро 1942 года. Внезапный налёт немецких бомбардировщиков на аэродром полка. Взлететь успел только Капитан Н. Ф. Макаренко. Одному ему и пришлось идти в атаку. Догнав девятку уходящих бомбардировщиков, он пристроился к ним в хвост и огнём из пушки и пулемётов сбил Ju-88. Сразу же после этого атаковал второй самолёт и в пылу боя не заметил, как появились истребители противника и открыли по нему огонь. Машина неожиданно вздрогнула. Резкая боль обожгла левое плечо, сковала руку, по телу заструилась кровь. Превозмогая боль, он одной рукой посадил машину на запасной полевой аэродром, а выбраться из кабины ему помогли товарищи.
Это был 325-й боевой вылет Николая Макаренко за время Отечественной войны и 10 сбитый им вражеский самолёт  (в сборнике "Герои огненных лет" указывается на 3 личные и 6 групповых побед, одержанных в 67 воздушных боях). Так закончился его последняя воздушная схватка.
7 месяцев пролежал в госпиталях герой воронежского неба. Врачи сделали всё возможное, чтобы вернуть Николая Фёдоровича в строй, но восстановить полноценность искалеченной в бою снарядом руки им так и не удалось.
- Летать вам противопоказано, - заключил начальник медицинской комиссии. - Но, учитывая, что вы убедительно проситесь в часть...
- Да как же без родного полка, без ребят !.. - перебил Макаренко Полковника медицинской службы.
- Всё это мы учитываем. Учитываем и то, что за вас ходатайствовало руководство полка и авиагруппы. Думаем, что служить вы ещё сможете, но летать, конечно...
Вот так, спустя 7 месяцев, он и возвращался из госпиталя в свой авиационный полк на Северо - Западный фронт, где вскоре был назначен помощником командира полка по воздушно - стрелковой службе.
На второй день по возвращении в родную часть, а было это 10 Февраля 1943 года, радио принесло радостную весть, что 25 защитникам Ленинграда, в числе которых был и Майор Макаренко Николай Фёдорович за мужество и отвагу в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками указом Президиума Верховного Совета СССР удостоены звания Героя Советского Союза. В тот же день он узнал, что за последний воздушный бой его наградили и орденом Красного Знамени, а 153-й истребительный авиационный полк за успехи в боевых действиях преобразован в 28-й Гвардейский истребительный авиационный полк. Позднее ему было присвоено наименование "Ленинградский".
Однополчане организовали торжественное чествование своего боевого друга. Ему поднесли подарки, и самым ценным, который он и после войны долго хранил как реликвию, был, пожалуй, вот этот: снаряд от пушки его машины, из которой он сбил 2 самолёта противника в грозном Воронежском небе.
Уезжать из родного полка в тыл, на лёгкую работу, как ему предложили, Николай Фёдорович наотрез отказался. Он просил, требовал, чтобы его допустили к полётам, уверял, доказывал, что сможет управлять истребителем и одной рукой. Но врачи были неумолимы.
- Нет, не могу без авиации, - твёрдо заявил Макаренко. - Если нельзя летать, пойду учиться на инженера. А лётные и боевые навыки и там свою службу сослужат.
Так Гвардии майор Макаренко стал сначала слушателем подготовительного курса, а затем - инженерного факультета Военно - Воздушной инженерной Краснознамённой академии имени Н. Е. Жуковского.
В 1950 году он успешно окончил академию и возвратился в авиацию лётчиком - инженером высшей квалификации. Умело сочетая лётную и инженерную подготовку с опытом боевых действий на фронте, он целиком посвятил себя воспитанию и обучению молодых лётчиков - инженеров, которые до сих пор вспоминают его как хорошего наставника.
К наградам за ратные подвиги прибавилась награда за трудовые успехи: в 1961 году Герой Советского Союза Полковник Николай Фёдорович Макаренко был награждён орденом Трудового Красного Знамени...
Выйдя в отставку, он по - прежнему оставался в боевом строю и не расстался с авиацией. Все эти годы он работал инженером - конструктором и возглавлял Совет ветеранов войны. Часто выступал на предприятиях, в клубах и школах с лекциями по военно - патриотическому воспитанию молодёжи.
В торжественные дни, когда Николай Фёдорович надевал свой парадный костюм, на его груди рядом с Золотой Звездой Героя сияли 20 боевых и трудовых наград Родины и среди них скромная, но дорогая сердцу медаль "За оборону Ленинграда", напоминающая о боевом крещении в неравных воздушных боях с врагами в Ленинградском небе...
 
Мелехин Борис Дмитриевич
 
Родился 12 Июля 1919 года. В 1936 году поступил в Качинскую военную авиационную школу пилотов. По окончании, в 1938 году, служил в Люберецкой истребительной дивизии. В авиации прослужил 40 лет. Прошёл путь от курсанта до Генерал - Лейтенанта авиации, от рядового лётчика до командующего Воздушной армией.
Зимой 1939 - 1940 годов участвовал в боевых действиях с белофинами.
В 1941 - 1945 годах сражался на фронтах Великой Отечественной войны. Всего за время военных действий совершил 392 успешных боевых вылета (в том числе: 60 - на бомбардировку и 70 - на штурмовку войск противника). В воздушных боях сбил 9 вражеских самолётов. Участник парада Победы 1945, 1995, 2005 годов.
По окончании войны командовал авиационным полком, дивизией. В 1959 году окончил Военную академию Генерального штаба. В 1960 - 1961 годах - начальник Качинского училища. В 1962 - 1965 годах - заместитель командующего 1-й Воздушной армией. В 1965 - 1971 годах - командующий 4-й Воздушной армией. В 1966 году присвоено звание "Заслуженный военный лётчик СССР". В 1968 году командовал армией при вводе войск в Чехословакию. В 1971 - 1976 годах - начальник Командного факультета Военно - Воздушной академии.
Награждён орденами Красного Знамени (семь), Александра Невского, Отечественной Войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды (дважды), "За службу Родине в Вооружённых Силах" 3-й степени, многими медалями. Живёт в Люберцах (Московская область).
 
Миронов Сергей Иванович
 
Родился 12 июля 1914 года в городе Житомире (Украина). Окончил 6 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал секретарём комитета комсомола завода "Ленинская кузница" в Киеве. С 1933 года в рядах Красной Армии. В 1934 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны с 1 декабря 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП и 68-го ИАП. Летал на И-15бис, И-153 и И-16.
К 27 января 1940 года командир звена 4-й эскадрильи 68-го истребительного авиационного полка (ВВС 13-й армии Северо-Западный фронт) старший лейтенант С. И. Миронов совершил 37 боевых вылетов, в 3 воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника, штурмовыми ударами уничтожил более 10 огневых точек. Всего совершил 135 боевых вылетов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 280). В 1940 году поступил на учёбу в Военно-Воздушную академию, но закончить её не успел.
С июня 1941 года капитан С. И. Миронов на фронтах Великой Отечественной войне в составе 7-го ИАП (5-я САД, ВВС Ленинградского фронта), летал на И-16. С августа 1941 года воевал в 153-м ИАП (той же 5-й САД), летал на И-16 и "Аэрокобре". В октябре 1941 года принял командование этим полком. С июня 1942 года сражался на Воронежском фронте. С декабря 1942 года служил в Инспекции ВВС Красной Армии, где летал на разных типах самолётов. С мая 1944 года служил в Управлении 193-й ИАД, летал на Як-9.
К 9 мая 1945 года командир 193-й истребительной авиационной дивизии (13-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии полковник С. И. Миронов совершил 124 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил лично 7 и в составе группы 4 самолёта противника (в последнем наградном листе говорится о 9 личных и 2 групповых победах), а также уничтожил 3 аэростата-корректировщика.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. Командовал рядом авиационных соединений, работал в Министерстве обороны СССР. С 1962 года генерал-полковник авиации С. И. Миронов - заместитель командующего ВВС по боевой подготовке, член Военного Совета ВВС. 3 августа 1964 года погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940), Красного Знамени (1940, 03.05.1942, 13.09.1942, 1943, ...), Суворова 2-й степени (06.04.1945, 31.05.1945), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Он родился 12 июля 1914 года в городе Житомир. Окончил 6 классов неполной средней школы и школу фабрично - заводского ученичества   ( ФЗУ ). Работал секретарём комитета комсомола завода "Ленинская кузница" в Киеве. С 1933 года в рядах Красной Армии, в 1934 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях истребительной авиации. С 1938 года был заместителем командира эскадрильи в одном из авиационных полков под Ленинградом.
Зимой 1939 - 1940 годов участвовал в Советско - Финляндской войне.
Летая на И-153, командир звена 68-го отдельного истребительного авиационного полка  ( ВВС 13-й армии, Северо - Западный фронт )  старший лейтенант С. И. Миронов к январю 1940 года совершил 37 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 2 самолёта противника  ( по другим источникам - только 1, возможно имел 1 личную и 1 групповую победы ).
В тяжёлых метеоусловиях штурмовыми ударами уничтожил более 10 вражеских огневых точек, чем способствовал быстрому овладению нашими войсками обороны противника на реке Тайпален - Йоки  (ныне река Бурная, Приозерский район Ленинградской области ).
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования в боях на Карельском перешейке и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Сергею Ивановичу Миронову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 280 ).
Вскоре поступил на учёбу в Военно - Воздушную академию.
В июне 1941 года вместе с другими слушателями был направлен на стажировку на Черноморский флот. Вспоминает Генерал - лейтенант авиации А. Ф. Семёнов:
"Во второй половине дня 22 июня 1941 года мы, с трудом достав билеты, сели в московский поезд. Мы - это слушатели Военно - Воздушной академии, проходившие стажировку на Черноморском флоте после окончания первого курса...
Основной задачей стажировки являлось ознакомление нас с боевой техникой Военно - Морского Флота. За несколько дней, проведённых в Севастополе, мы успели побывать на крейсере "Червона Украина", на подводной лодке, спускались в водолазных костюмах на морское дно.
Неизведанная техника, своеобразие флотской службы не могли, конечно, не заинтересовать нас. Мы восхищались мощью флота, романтическими морскими традициями и всё же оставались убеждёнными приверженцами своей лётной профессии. Нам были больше по душе просторы воздушного океана.
В поезде разговор всё время вращался вокруг единственной темы - войны. Многие из нас уже понюхали пороху - кто в Испании, кто на Хасане или Халхин - Голе, кто на Карельском перешейке. Мнение у всех было одно - вспыхнувшая война не сулит стать затяжной. Пройдёт какое - то время, и Красная Армия сокрушительным ударом вышвырнет фашистов с родной земли. Каждый из нас готов был на всё во имя победы над врагом. Никто и не помышлял о продолжении учёбы в академии.
- Только на фронт ! - категорически заявил капитан С. И. Миронов. - Если попытаются задерживать, до наркома дойду.
С Мироновым меня связывала давнишняя и крепкая дружба. Ещё в 1938 году мы служили заместителями командиров эскадрилий в истребительном авиационном полку под Ленинградом. Вместе участвовали в Советско - Финляндской войне, за что нам обоим было присвоено звание Героя Советского Союза. Вместе поступили и в академию. Миронов выделялся отменными способностями: виртуозно и смело летал, всё схватывал быстро и накрепко, был настойчив и аккуратен в любом деле.
- Может, и теперь окажемся рядом ? - спросил он меня.
- Было бы здорово ! - откликнулся я.
Но на сей раз, этого не случилось. Как только мы возвратились в Москву, Миронова назначили командиром эскадрильи в часть, сражавшуюся на ленинградском направлении, а меня послали на такую же должность в формировавшийся полк".
С июня по октябрь 1941 года капитан С. И. Миронов служил в составе 7-го истребительного авиаполка.
Затем, став уже майором, принял командование 153-м истребительным авиационным полком.
11 марта 1942 года полк был отозван с Ленинградского фронта и направлен сначала в Кинешму, а затем в Иваново для переучивания на истребитель "Аэрокобра" в составе 22-го запасного авиаполка. На вооружение 153-го ИАП поступило 20 "Аэрокобр", скорее всего то были самолёты, успевшие полетать в Королевских ВВС Великобритании. По окончании переучивания полк вошёл в состав 2-й авиабригады Резерва Главного Командования Красной Армии с дислокацией на аэродроме Раменское.
В июне 1942 года полк прибыл на Воронежский фронт и вошёл в состав 244-й ближнебомбардировочной авиационной дивизии 2-й Воздушной армии. Полк последовательно базировался на аэродромах Воронеж, Левая Россошь и Липецк.
В Воронеже "Аэрокобры" приземлились 29 июня, а уже 30 июня истребители ушли на боевое задание. Одна группа "Аэрокобр" прикрывала бомбардировщики, наносившие удар по скоплению живой силы противника в районе Мармыжей. Перед второй была поставлена редчайшая по тем временам задача "свободной охоты": вести поиск воздушного противника в районе Платовское - Выселки. В первый боевой вылет "Кобры" повёл командир полка Герой Советского Союза С. И. Миронов. В ходе выполнения "свободной охоты" была обнаружена группа самолётов противника численностью примерно в 17 бомбардировщиков. В завязавшемся воздушном бою "Кобры" без потерь со своей стороны сбили 7 немецких самолётов. Воздушный бой проходил непосредственно над Воронежем.
О первых боевых вылетах на Воронежском фронте в журнале боевых действий сделана следующая запись:
"Боевое задание выполнено. Сопровождаемая группа бомбардировщиков "Бостон" потерь не имеет. Проведено 3 воздушных боя, в результате сбито 14 самолётов противника".
По 2 сбитых было записано на счёт командира полка майора С. И. Миронова, капитана А. Ф. Авдеева, капитана Н. Ф. Макаренко, капитана А. И. Никитина, старших лейтенантов Иванова и Решетникова, по одному - на счёт капитана Родионова и старшего лейтенанта Кислякова. Вполне возможно, что именно 30 июня 1942 года состоялось боевое крещение истребителя "Аэрокобра" на Советско - Германском фронте.
1 июля 1942 года полк полным составом  ( 20 самолётов )  отражал налёт 50 бомбардировщиков Люфтваффе на Воронеж, причём бомбовому удару подвергся аэродром базирования истребителей. "Аэрокобры" взлетели под бомбами. В этот день 2 самолёта противника сбил майор Н. Ф. Макаренко, но и сам получил тяжёлые ранения в плечо и кисть руки, однако сумел посадить повреждённую "Кобру".
О своей встрече с С. И. Мироновым летом 1942 года, вспоминает Герой Советского Союза Генерал - полковник авиации Ф. П. Полынин:
"О Миронове я слышал ещё на Карельском перешейке в 1940 году, там он получил звание Героя Советского Союза. Мне он почему - то представлялся эдаким богатырем, косая сажень в плечах. Но каково же было удивление, когда я впервые встретился с ним. Мальчишеская фигурка, приплюснутый носик, добрые улыбающиеся глаза.
Казалось, закончит доклад этот молоденький Майор с ясными, доверчивыми глазами, пухлыми щёками и ямочкой на подбородке, озорно свистнет и бросится вприпрыжку бежать. Его хрупкая, мальчишеская фигура никак не вязалась с такой солидной должностью. Но потом, когда мы познакомились поближе, узнали его на деле, убедились, насколько обманчивым оказалось первое впечатление. Сергей Иванович Миронов был храбрый лётчик и талантливый командир. Спокойный и мягкий по натуре, он никогда ни на кого не кричал, умел спокойно уладить любой инцидент. Лётчики любили его, шли за ним, как говорят, в огонь и в воду.
Полк С. И. Миронова в начале войны стоял на защите Ленинграда. В сентябре 1941 года немцы подтянули дальнобойные орудия и начали обстреливать город тяжёлыми снарядами. Для корректировки огня вблизи фронта поднимались в небо аэростаты. Сбить их было не так - то и просто - они охранялись батареями зенитных орудий, над ними постоянно патрулировали истребители. В один из дней, когда обстрел города был особенно силён, штаб фронта приказал во что бы то ни стало уничтожить аэростат. Выполнение задачи поручили полку Миронова. И Сергей Иванович полетел сам. Прикрывало его звено истребителей.
В районе цели патрулировала группа Ме-109. Наши И-16 связали их боем. В это время Миронов несколько углубился в тыл, потом развернулся и неожиданно для противника на большой скорости с ходу выпустил по аэростату длинную очередь. Тот сразу же вспыхнул, пылающие обрывки его вместе с кабиной корректировщика упали на землю. Заметив смельчака, 2 немецких истребителя, выйдя из боя, устремились в погоню.
Жители Ленинграда, уцелевшие во время блокады, наверное помнят такую картину. К шпилю Петропавловской крепости на малой высоте приблизился краснозвёздный ястребок, потом встал в вираж и начал кружить вокруг шпиля. Как ни маневрировали немецкие лётчики, как ни стреляли - уничтожить дерзкого пилота не могли. Заметив, что в сторону шпиля летят другие советские самолёты, они ушли на юг. А Сергей Иванович, сделав ещё один вираж, спокойненько направился на свой аэродром.
Этот случай пришёл мне на память, когда я увидел С. И. Миронова. Его полк должен был сопровождать наши бомбардировщики, летевшие громить танковую колонну противника. Только полк Миронова поднялся в воздух, как к городу стали приближаться "Юнкерсы". Заметив неприятеля, Миронов на время оставил наши бомбардировщики и разделил своих подчиненных на две группы - часть сил связала истребители прикрытия, другая атаковала бомбардировщики противника.
Должен признаться, что такой "рубки", какую учинили мироновцы немцам на подходе к городу, я ещё не видел - наши истребители кружили в небе, как ястребы в стае уток. Надсадный рёв моторов перемешался с дробным рокотом пушек и пулемётов, голубое небо переплеталось узором трассирующих снарядов. "Юнкерсы" горели и, тяжело переваливаясь, чертили над городом дымные спирали. То там, то здесь вспыхивали белые купола парашютов. Их было очень много, создавалось впечатление, будто противник выбрасывает парашютный десант  ( из числа экипажей немецких самолётов на земле было поймано несколько десятков человек ).
Бой закончился неожиданно, как и начался. Противник не выдержал дерзкой атаки и повернул назад, а наши истребители, заняв боевой порядок, устремились вдогонку за своими бомбардировщиками".
153-й авиаполк, с которым майор С. И. Миронов сражался на Воронежском фронте, состоял из опытных, обстрелянных бойцов. Все они участвовали в обороне Ленинграда, их подвиги были отмечены правительственными наградами. Слава о мироновском полке гремела по всему фронту. Его лётчики дрались под Воронежем 3 месяца, нанося по врагу один удар сокрушительнее другого.
На Воронежском фронте 153-й ИАП работал 87 дней, с 30 июня по 25 сентября 1942 года, 59 дней были лётными, то есть лётчики полка выполняли боевые задания. За этот период было произведено 1070 самолёто - вылетов, главным образом на сопровождение бомбардировщиков. Проведено 259 воздушных боёв, в которых сбито 64 самолёта противника. В этих боях отличился лично командир полка Герой Советского Союза майор С. И. Миронов: провёл 7 воздушных боёв, сбил 6 самолётов противника  ( 5 лично и 1 в группе ). Потери полка составили: 4 лётчика и 10 самолётов.
О итогах боевой работы на Воронежском фронте в журнале боевых действий сделана следующая запись:
"На Воронежском фронте лётчики 153-го ИАП показали, что, имея равноценную материальную часть, они являются непобедимыми даже при численном превосходстве в авиации противника, всегда обеспечивая господство в воздухе".
За боевую работу на Ленинградском и Воронежском фронтах 153-й истребительный полк приказом НКО СССР от 22 октября 1942 года был преобразован в 28-й Гвардейский истребительный авиационный полк  ( к званию "Гвардейский" полк представлялся раньше по результатам боевой работы на Ленинградском фронте ).
С декабря 1942 года Гвардии подполковник С. И. Миронов возглавлял отдел истребительной авиации при Главном управлении боевой подготовки ВВС. Вспоминает Генерал - лейтенант авиации А. Ф. Семёнов:
"К нашим услугам был специальный тренировочный полк, оснащённый основными типами истребителей - отечественных и иностранных, в том числе и немецких. Инструкторы - лётчики имели широкие возможности для изучения этих машин и проверки наиболее эффективных способов использования их в бою. На них мы обычно и вылетали в войска.
Каждый из нас ежемесячно проводил в войсках более 3-х недель. В управление возвращались лишь для того, чтобы подготовить отчёт о проделанном, поставить или решить какой - то вопрос и получить новое задание".
В феврале 1944 года Гвардии полковник С. И. Миронов возглавил 193-ю истребительную авиационную Демблинскую ордена Суворова дивизию  ( 347-й, 515-й, 518-й истребительные авиационные полки ), которая участвовала в сражении по разгрому фашистской Германии в её логове - Берлине.
Всего совершил около 400 боевых вылетов и сбил 15 самолётов противника  ( с учётом боёв в Финляндии )  и 3 аэростата - корректировщика.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 7 личных и 4 групповые победы в ВОВ. ]  За период боевой деятельности освоил истребители следующих типов: И-153, И-16, Р-39 "Аэрокобра", Як-9 и другие.
После войны остался на службе в ВВС. Окончил Военную академию Генерального штаба в 1949 году. Командовал авиационными соединениями, занимал ответственные командные посты в Министерстве Обороны СССР. В мае 1959 года ему было присвоено воинское звание генерал - полковника авиации. С 1962 года был заместителем командующего ВВС по боевой подготовке, членом Военного Совета ВВС. Погиб в авиационной катастрофе 3 августа 1964 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
За период службы награждён орденами: Ленина, Красного Знамени   (пять), Суворова 2-й степени  (дважды), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
 
Мухин Борис Александрович
 
Родился в 1921 году в городе Вышний Волочёк (Калининская область). В рядах Красной Армии с 1939 года. С 22 июня 1941 года лейтенант Б. А. Мухин на фронтах Великой Отечественной войны. Служил в составе 153-го истребительного авиационного полка (22 ноября 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП). Сражался на Ленинградском, Воронежском, Северо-Западном, Калининском, 2-м и 1-м Прибалтийском, 3-м Белорусском фронтах. Летал на МиГ-3, затем освоил "Аэрокобру".
К маю 1945 года командир эскадрильи 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка (5-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 11-й истребительный авиационный корпус, 3-я Воздушная армия) Гвардии капитан Б. А. Мухин произвёл около 200 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов противника лично и 2 - в составе группы.
Участник вооружённого конфликта на территории Кореи c ноября 1950 года по февраль 1951 года в составе 72-го Гвардейского ИАП, лично сбил 1 самолёт противника.
12 марта 1951 года большие группы штурмовиков F-80 из состава 8-й авиагруппы в сопровождении сильного прикрытия, состоящего из "Сейбров" 4-й авиагруппы перехватчиков, совершили налёт на корейскую авиабазу в районе Сингисю. В этих боях впервые участвовала сборная эскадрилья Гвардии майора Бордуна из состава 72-го ГИАП. Она первая ушла по тревоге в воздух в составе 10 машин, в составе этой группы в свой первый боевой вылет в небо Кореи ушёл новый командир 72-го ГИАП Гвардии подполковник Б. А. Мухин, но командовал группой Гвардии майор А. З. Бордун.
Вслед взлетевшей по тревоге эскадрилье Бордуна в воздух ушла пара "МиГов" под командованием Гвардии подполковника В. И. Колядина. Строй группы был в виде "этажерки" и состоял из 2-х групп одна над другой: чуть ниже и впереди шло ударное звено Гвардии майора Бордуна, а над ними чуть сзади шла шестёрка прикрытия под командованием Гвардии капитана И. А. Гуц
Первой встретилась с противником группа Бордуна, которая вступила в бой с группой передового заслона, состоящего из 12 F-86. Бой с "Сейбрами" был упорный и трудный, но вели его наиболее опытные лётчики 72-го ГИАП, имеющего большой боевой опыт Великой Отечественной войны, а также опыт боёв в небе Кореи. Видимо, это обстоятельство, а также мастерство советских лётчиков и склонило чашу весов в нашу пользу. В этом бою лётчики группы Бордуна одержали 2 победы: один "Сейбр" сбил в середине боя Гвардии капитан И. А. Гуц, а другой - Гвардии подполковник Б. А. Мухин. В конце боя он увидел оторвавшийся от строя одиночный "Сейбр" и сверху сзади атаковал его, поразив с короткой дистанции, и видел, как он упал на побережье Жёлтого моря.
После возвращения в СССР продолжал служить в ВВС. В запас вышел в звании Гвардии полковника.
Награждён орденами: Красного Знамени (20.12.1941, 01.11.1944), Александра Невского (30.04.1945), Отечественной войны 1-й степени (14.07.1944, 11.03.1985), Красной Звезды (23.04.1943, ...); медалями.
 
*     *     *
Никитин Алексей Иванович
 
Родился 13 октября 1918 года в деревне Лысково, ныне Краснохолмский район Тверской области. Многие годы жил в Москве. Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при московском заводе "Борец", работал там же модельщиком, и одновременно учился в аэроклубе. В 1937 году по специальному набору призван ряды Красной Армии. В 1938 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу лётчиков. После её окончания направлен для прохождения службы в Ленинградский Военный округ.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП летал на И-15бис и И-153, В воздушных боях лично сбил 2 самолёта противника. За успешное выполнение боевых заданий награждён медалью "За боевые заслуги".
С 22 июня 1941 года лейтенант А. И. Никитин на фронтах Великой Отечественной войны. В составе 7-го ИАП летал на МиГ-3, входил в группу лётчиков, дислоцировавшуюся на аэродроме Горелово в подчинении командования 7-го ИАК ПВО, лично сбил 1 самолёт противника. В конце июля 1941 года переведён в 19-й ИАП, с октября 1941 года - в составе 153-го ИАП (5-я САД ВВС Ленинградского фронта).
К декабрю 1941 года командир звена 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) лейтенант А. Н. Никитин совершил 147 боевых вылетов, в 66 воздушных боях лично сбил 7 и в группе 3 самолёта противника. За эти достижения, а также за успешные вылеты на разведку и штурмовку наземных целей представлен командованием к высшей награде страны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 922).
До ноября 1943 года служил в должности командира эскадрильи 153-го (с 22 ноября 1942 года - 28-го Гвардейского) истребительного авиационного полка, летал на МиГ-3 и американских истребителях "Аэрокобра". Далее работал на командных должностях ВВС Красной Армии  (в Управлении 269-й истребительной авиационной дивизии и 14-й Воздушной армии).
К концу войны Гвардии майор А. И. Никитин совершил 238 боевых вылетов, в 73 воздушных боях сбил 11 самолётов противника лично и 3 в группе, штурмовыми действиями уничтожил значительное количество боевой техники и живой силы противника. Воевал на Ленинградском, Воронежском, Калининском, Северо-Западном фронтах. Участник Советско-Японской войны в августе 1945 года в составе Управления 12-й Воздушной армии.
После войны продолжал службу в ВВС СССР. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. Старший инспектор-лётчик Управления боевой подготовки ВВС полковник А. И. Никитин погиб 20 сентября 1954 года в авиационной катастрофе.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943, ...), Красного Знамени (20.12.1941, 13.09.1942), Отечественной войны 1-й степени (19.10.1944), Отечественной войны и 2-й степени (29.02.1944), Красной Звезды; медалями.
 
*     *     *
Шёл конец декабря 1939 года. С утра падал мокрый, тяжёлый снег. Но затем рваные клочья низких облаков начали быстро уплывать на восток. К полудню облачность поднялась на 100 - 150 метров.
И именно в этот момент был получен боевой приказ: звену лейтенанта Алексея Никитина предстояло произвести штурмовку на "Чайках" железнодорожной станции Хейниоки. И как только над аэродромом взвилась зелёная ракета, Никитин первым взлетел. Вместе с ним в воздух поднялись лейтенанты Любутин и Васильев. Летели под облаками, почти у земли.
Над Финским заливом погода резко изменилась. Над головой развернулось ясное, безоблачное небо, как говорят лётчики, "с неограниченной высотой". У озера Муоланъярви звено обстреляли зенитные батареи противника.
Лётчики быстро разомкнулись. Чтобы окончательно запутать белофиннов, Никитин начал менять скорость и направление. Через несколько секунд снаряды стали рваться в стороне от самолётов.
При подходе к железнодорожной станции Никитин покачиванием с крыла на крыло подал условный сигнал: "Цель вижу, атакую !"   Началась штурмовка железнодорожных эшелонов. Лётчики сделали 5 заходов на цель. В результате штурмовки загорелось несколько вагонов, видимо, с боеприпасами, потому что на развороте Никитин ясно видел, как начали гореть ещё 6 вагонов, а затем станция окуталась густым дымом.
Перелетев линию фронта, лётчики снова снизились. Звено летело почти над самыми верхушками деревьев. Но в это время начал сильно отставать левый ведомый лётчик Любутин. С ним явно что-то случилось. "Ранен, - подумал Никитин. - Может погибнуть". Не раздумывая, решил немедленно сесть на аэродром соседней части, над которым они в это время пролетали.
Никитин не ошибся. Любутин был действительно ранен в голову. Преодолевая боль и напрягая усилия, он всё же благополучно посадил машину. Позже Любутин рассказывал:
- Видел, как Алексей Иванович и Василий Иванович берегли меня при возвращении. И это прибавляло силы. Я забывал о ране.
Как-то раз командир полка Е. Г. Туренко поставил личному составу части задачу: в течение дня звеньями обеспечить батальону капитана Нетребы прорыв сильно укреплённого участка обороны противника на реке Тайпале - Йоки.
Подлетая к "линии Маннергейма", лётчики заметили, что левый фланг её проходит по перешейку между Ладожским озером и озером Сувантоярви. Сжатый поздно замерзающими озёрами перешеек пересекался рекой Тайпале - Йоки с обрывистыми берегами и быстрым течением. Местность как нельзя более благоприятствовала обороне.
С воздуха Никитин ясно видел, что наши сапёры и понтонёры перебросили через Тайпале - Йоки лодочный десант, а затем под прикрытием артиллеристов и звена истребителей через понтонный мост части устремились вперёд. Звено Никитина беспрерывно патрулировало над местом продвижения батальона капитана Нетребы. Батальон, вырвавшись вперёд, вклинился в финский передний край. Однако дальнейшее продвижение пехотинцев было приостановлено сильным артиллерийским и пулемётным огнём.
Как только лётчики вернулись с боевого задания, техники осмотрели машины, заправили их горючим, пополнили боекомплект патронами и подвесили под плоскости по 2 бомбы. А через час Никитин получил новое боевое задание: произвести штурмовку войск и техники противника у деревни Коуккуниеми и восточный берег Сувантоярви. На задание вылетел вместе с Любутиным и Васильевым. После 4-го захода лётчиков в атаку перешли пехотинцы и освободили деревню.
Так, в тяжёлых условиях Алексей Никитин со своими боевыми друзьями участвовал в обеспечении прорыва наземными войсками сильно укреплённой обороны противника на реке Тайпале - Йоки, уничтожая живую силу и боевую технику врага. За отвагу и мужество, проявленные в этих боях, А. И. Никитин был награждён тогда медалью "За боевые заслуги".
Трубные воздушные бои 1940 года закалили характер молодого пилота, принесли ему всеобщее уважение. И конечно, не случайно Алексей Иванивич был избран депутатом Ленинградского Совета.
 
*     *     *
Великую Отечественную войну Алексей Никитин встретил уже опытным воздушным бойцом в звании лейтенанта, в должности комиссара эскадрильи. И снова боевые полёты.
Особенно запомнился Никитину бой 10 августа 1941 года. В тот день он 7 раз вступал в воздушные схватки с врагом, сбил 2 самолёта лично и 1 в паре. За этот подвиг он был награждён орденом Красного Знамени.
В начале сентября после 15-минутного патрулирования в воздухе Алексей Никитин с ведомым Аркадием Быстровым в районе Пушкина встретил 10 вражеских бомбардировщиков "Дорнье". Не раздумывая, бросился в атаку. Немецкие лётчики, видя, что их атакует всего лишь пара советских истребителей, продолжали идти прежним курсом. И жестоко просчитались. Никитин с ходу "срезал" одного врага. После этого противник решил принять бой. 14 минут длилась воздушная схватка, в которой Никитин и Быстров сбили ещё один "Дорнье". Не выдержав стремительного удара, остальные вражеские самолёты повернули обратно.
В тот же день комиссар эскадрильи Алексей Никитин, командир звена лейтенант Пётр Исаев и лётчик лейтенант Николай Павлов штурмовали вражеский аэродром Сиверская. Во время штурмовки Никитин лично поджёг 2 неприятельских самолёта. На обратном пути над линией фронта звено Никитина атаковала шестёрка Ме-109. У советских лётчиков после штурмовки - ни патрона !
Немцы, видимо, решили во что бы то ни стало сбить ведущего. На выручку комиссару бросился Пётр Исаев. В это время второй Ме-109 прошил очередью "Чайку" Алексея Никитина, ранив комиссара в левое плечо. А тут новая беда: сильно повреждённый мотор истребителя Никитина остановился. Самолёт потерял скорость и стал падать. Чем тут поможешь ?   Конец... Но перед самой землёй Никитин всё же сумел выровнять машину и посадить её на краю аэродрома. А через 2 недели, подлечившись, он снова вернулся в строй и вскоре был награждён орденом Красного Знамени.
Не забыть Алексею и бой в районе Старого Оскола. В тот день он, комиссар эскадрильи, ведомый лётчик лейтенант Юрий Камерилов, адъютант эскадрильи капитан Пётр Исаев и его ведомый лётчик лейтенант Николай Павлов вылетели на прикрытие боевых порядков войск на стыке 40-й и 21-й армий.
Помня задачу - не допустить вражеские самолёты штурмовать и бомбить наши соединения на поле боя, ведущий группы комиссар Алексей Никитин зорко следил за небом. Пролетая севернее Старого Оскола, лётчик Камерилов доложил:
- Товарищ комиссар, над южной окраиной Старого Оскола пролетает "Хеншель".
- Цель вижу, атакую !   Прикрой хвост.
Первая атака была неудачной: трассы прошли выше и сзади врага. Да оно и понятно: атака под ракурсом 2 / 4 редко когда приносит нужные результаты. Выполнив маневр, Никитин снова зашёл противнику в хвост. Тот начал маневрировать, пытаясь оторваться от наседавшего "ястребка". 200, 100, 50 метров... Никитин видит, как на фюзеляже и кабине вражеского самолёта чёрными точками отмечаются пробоины. И вот уже багряное пламя охватывает его. Потеряв управление, он беспорядочно падает вниз. Прищурив глаза, Никитин некоторое время провожает его взглядом, а затем вновь занимает в строю своё место. И вовремя. Юго - западнее Старого Оскола на высоте 3000 метров появились 8 Ме-109.
- В атаку ! - зазвенел в наушниках шлемофона голос комиссара.
И завертелось воздушное огневое колесо. Атаки следовали одна за другой. Лейтенант Павлов с первой же атаки сверху сбил один Ме-109. Тот задымил и пошёл со снижением к земле. От него отделилась тёмная точка, и тут же над ней раскрылся купол парашюта. В этот же момент пара "Мессеров" зашла Павлову в хвост со стороны солнца.
- "Пятёрка !"   Слева фашист. Берегись !
Увернувшись от пулемётных трасс врага, Никитин атаковал в лоб. Немец не выдержал и резким поворотом ушёл вниз.
В это время Павлов атаковал очередной Ме-109. "Мессер" резким боевым разворотом вышел из зоны огня нашего истребителя, но его ведомый попал под огонь 2-х других наших "ястребков" и взорвался в воздухе.
Оставшиеся Ме-109, выйдя из боя, повернули на запад. Никитин глянул на часы: 10:20, высота 4000 метров. Неожиданно на горизонте показались новые тёмные точки. Они быстро приближались с юго - запада. Вскоре уже ясно можно было различить 10 "Хейнкелей", шедших под прикрытием 4 Ме-109.
- Исаев, Павлов, свяжите боем "Мессеров", я и Камерилов бьём бомбёров ! - крикнул Никитин.
- Понял, комиссар, - отозвался Исаев и вместе с Павловым резко взмыл вверх навстречу вражеским истребителям.
Тем временем Никитин и Камерилов устремились на бомбардировщиков. Поймав в прицел камуфлированный мощный фюзеляж "Хейнкеля", Никитин открыл огонь по кабине стрелка - радиста. Дробно застучала пушка, раздирая снарядами дюраль капота. Оранжевое пламя сначала как бы нехотя выбилось из - под капота, а затем вдруг полыхнуло на всю мощь, распуская смоляную полосу дыма. Вражеская машина пошла к земле.
Но в это время на звено наших истребителей обрушилась четвёрка "Мессеров". Никитин с ходу атаковал ближайший. Тот задымил, но пилот продолжал лететь на подбитой машине.
- Камерилов, добей врага ! - скомандовал Никитин.
И тот, не теряя ни секунды, с пологого пикирования повёл огонь по недобитому "Мессеру". Стрелял до тех пор, пока тот не свалился в штопор. Не подкачал и Павлов. Удачно сделав заход сверху, он с первой же атаки сбил ещё один вражеский истребитель.
Но война есть война. Подбили и самолёт лейтенанта Павлова. Однако он всё же сумел на повреждённой машине пролететь около 40 километров и совершить посадку поблизости от своего аэродрома.
Позже лейтенант Камерилов рассказывал молодым пилотам об этом бое:
- Личный пример комиссара эскадрильи Никитина в том боевом вылете имел огромное значение. Я видел, как он действовал во время атаки. Юго - западнее Старого Оскола я вместе с комиссаром дрался на высоте 3000 метров против 8 "Мессеров". Во время боя лётчик Павлов на горящем самолёте пошёл на вынужденную, а у меня кончились патроны. Казалось, безвыходное положение. Но именно в этот момент мы услышали призывный клич комиссара Никитина:
"Коммунисты, за мной в лобовую !"   А так как Исаев, я и Павлов были коммунисты, то все последовали примеру комиссара. Я был ведомым у Никитина и видел, как у него были напряжены мускулы лица. Он вёл свой "ястребок", не сворачивая с боевого курса, в лоб фашистскому пирату. Глядя на комиссара, я также не боялся смерти. Конечно, трудно сказать, о чём думал в то время комиссар эскадрильи. Я знаю только, что оставшаяся четвёрка "ястребков", идя с комиссаром в атаку, не свернула с боевого курса. "Мессеры", не выдержав нашего натиска, начали выводить свои машины в сторону. Вот что значит сила личного примера в бою.
Как правило, комиссар эскадрильи Никитин после выполнения боевых заданий проводил с личным составом воспитательную работу. Совместно с командиром эскадрильи он тщательно анализировал каждый бой, на положительных примерах учил, как надо бить врага.
В октябре 1941 года А. И. Никитин сражался уже в составе 153-го ИАП. С сентября 1941 года по март 1942 года этот полк выполнял боевую работу с аэродромов Касимово и Новая Деревня. Основной задачей с декабря 1941 года стало прикрытие знаменитой Дороги Жизни по льду Ладожского озера.
11 марта 1942 года полк был отозван с Ленинградского фронта и направлен сначала в Кинешму, а затем в Иваново для переучивания на истребитель "Аэрокобра I" в составе 22-го запасного авиаполка. На вооружение 153-го ИАП поступило 20 "Аэрокобр", скорее всего то были самолёты, успевшие полетать в Королевских ВВС Великобритании. По окончании переучивания полк вошёл в состав 2-й авиабригады Резерва Главного Командования Красной Армии с дислокацией на аэродроме Раменское.
В июне 1942 года полк прибыл на Воронежский фронт и вошёл в состав 244-й ближнебомбардировочной авиационной дивизии 2-й Воздушной армии. Полк последовательно базировался на аэродромах Воронеж, Левая Россошь и Липецк.
9 июля 1942 года капитан Никитин в составе 9 истребителей вылетел в 4-й раз за день на боевое задание. Группу вёл сам "батя", командир полка С. И. Миронов. Только вошли двумя эшелонированными группами, шестёркой и четвёркой, в свою зону патрулирования, как на высоте 2000 метров появились 23 вражеских самолёта. 17 "Юнкерсов" под прикрытием 6 "Мессеров" приближались к нашим позициям.
- Моей шестёрке приготовиться к бою ! - раздался властный "батин" голос.
"Мессеры", в свою очередь, развернулись в боевой порядок, видимо, для встречной атаки.
- Идём в лобовую ! - снова командует "батя". - "Сто седьмой", четвёркой - вверх !   Прикроешь !
- Я - "Сто седьмой". Понял ! - тут же отозвался Никитин. Увлекая за собой "ястребки" лейтенанта Камерилова, капитана Исаева и лейтенанта Павлова, он устремился вверх.
- Атака ! - скомандовал ведомым комиссар Никитин и перевёл свой "ястребок" в пикирование...
Жаркий был бой в тот день. Многих пилотов недосчитались враги. Наши же "ястребки" возвратились на свою базу без потерь.
Вскоре за тот боевой вылет и сбитые 2 вражеских самолёта Никитин был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени. А в 1943 году на его груди засияла Золотая Звезда Героя Советского Союза.
*     *     *
С того дня, как началась война, депутат Никитин не участвовал в сессиях Ленинградского Совета. Большую часть времени он проводил в самолёте. Если не летал, то дежурил. С избирателями тоже не встречался. Но отчитаться перед ними Алексею Ивановичу было в чём. Сохранились напечатанные в газете отрывки из Дневника лейтенанта Никитина. Человек по натуре скромный, он долго не соглашался, чтобы они публиковались. Наконец сказал:
- Ладно, печатайте. Пусть это будет моим отчётом перед избирателями.
Вот они, эти отрывки:
"18 июля 1941 года. С утра в дежурном звене. Взвилась ракета, и мы пошли в воздух. Осмотрелись - шло около 20 немецких самолётов. Фашисты заметили нас, стали в круг, ходят друг у друга в хвосте, каруселью. Мы свалились в центр круга. Как шли кулаком, так и начали атаковать. Я пристроился к одному "Мессершмитту" и дал по нему очередь изо всех пулемётов. Он загорелся.
Подошли ещё наши. Фашисты, надо сказать, огрызались отчаянно. Они изо всех сил старались отбить наши атаки, нанести нам поражение. Не вышло !.. Всего было сбито 13 немецких машин. Все наши вернулись на аэродром.
21 июля. Четыре "Юнкерса" попробовали прорваться к Ленинграду. Мне с Мургой поручили их встретить. Подошли к ним сзади. Один бомбардировщик отстал. Несколькими очередями я зажёг ему правый мотор. Лётчик сбил пламя. Тогда я зажёг левый, а затем ещё раз правый. Бомбардировщик начал отставать ещё больше и, потеряв скорость, упал.
23 июля. Комиссар Кирилл Никитич Мурга - крепкий лётчик и хороший товарищ. С ним теперь хожу в каждый бой. Когда дерёшься рядом с Мургой, сердце радуется - так здорово он бьёт фашистов.
Сегодня над нашим аэродромом прошёл "Юнкерс-88". Мы взлетели и боевым разворотом вышли ему в хвост. Фашист заметил нас, пошёл в сторону солнца. Его плохо видно, но мы преследуем. Когда фашист почувствовал, что ему не уйти, он развернулся и пошёл на нас, расчищая себе дорогу огнём. Мурга ему в лоб, а я веду атаку сбоку. Всадили по нескольку очередей. Бомбардировщик начал рыскать, где бы сесть, но сесть не пришлось - врезался в землю.
31 июля. Сегодня первый вылет был неудачным. Не догнали фашистов, - удрали, едва завидев нас. Вечером, едва мы с Мургой кончили ужинать, как получили приказ вылетать.
Набрав 1000 метров высоты, заметили 5 бомбардировщиков. Пошли к ним. Они стали отбиваться. Мы подошли ближе, фашисты из кильватера перестроились в пеленг, чтобы дать возможность своим стрелкам отразить наши атаки. Мы атаковали ведущего и правого ведомого. Били их упорно, пока не пустили к земле один "Юнкерс".
10 августа. Сегодня что то особенно много работы. Так и лезут, так и прут непрошеные гости. Ну что ж, встречаем их достойно.
За день сделал 7 вылетов. Участвовал в 3 воздушных боях. Сбил ещё один самолёт. Это у меня 5-й по счёту.
В очередной вылет шёл с Мургой. Точно прибыли к месту схватки. Фашистов было штук 12. Против них дрались 2 наших лётчика. Долго думать в таких случаях не приходится - присоединились к своим и повели бой всей четвёркой. Пришлось трудно. Ведь их втрое больше. Я атаковал одного и заложил ему крепкую очередь. Он задымил. Только я развернулся, чтобы ударить его снова, как вижу: одного нашего клюют 3 "Мессершмитта". Наш лётчик отбивается.
Я подошёл, рубанул сверху по ведущему самолёту. Он сразу в переворот. Этого мне только и надо было. Хорошая очередь - и он вспыхнул.
Когда кончился бой, мы распрощались с товарищами - покачали друг другу крыльями - и пошли по домам.
Идём с Мургой - под нами красавец Ленинград. Как не гордиться тем, что тебе поручено оберегать этот город !   И я изо всех сил стараюсь, чтобы не допустить к родному городу ни одной фашистской гадины".
Спокойный, деловой тон дневника свидетельствует о сильном характере лётчика, о его скромности. Всё, описанное им, выглядит как обычная, ратная, повседневная работа. Умалчиваются опасности полётов, пережитые волнения, рискованные маневры. Читая записи Никитина, об этом можно лишь догадываться !
Что можно добавить к этому ?   Разве только то, что уже за первые 4 месяца войны Алексей Никитин сбил 14 вражеских самолётов.
И, пожалуй, ещё то, что однажды депутат всё-таки выступил перед избирателями - по радио, причём передача велась не из студии, а прямо с аэродрома. Микрофон был установлен возле самолёта  ( мало ли, вдруг тревога ! ). Вот в этот самый момент и был сделан снимок, который вы здесь видите.
Его друзья - однополчане высоко ценили мастерство командира звена, выполнявшего самые сложные боевые задания. В наградром листе на присвоение Никитину звания Героя Советского Союза приводится такой эпизод:
"4 сентября, прикрывая в паре свои войска в районе г. Пушкина, повстречал 7 бомбардировщиков До-215. После первой атаки самолёт товарища был подбит. Никитин, оставшись один, смело атаковал одного До-215 и сбил его. Остальные бомбардировщики, рассыпавшись, стали уходить с поля боя. Преследуя ещё одного Дo-215 далеко за линию фронта, вогнал его в землю вместе с бомбами".
Так делами своими, подвигами Алексей Никитин оправдывал почётное звание депутата Ленсовета. О его боевых успехах писали газеты, сообщало ленинградское радио. Из-за особых фронтовых условий ему не доводилось в эти тяжёлые месяцы обороны города выступать перед избирателями. Но он был каждый час с ними, а ленинградцы, слушая фронтовые сводки, гордились своим депутатом.
Потом ленинградцы узнали, что Никитину присвоено звание Героя Советского Союза.
Проявив себя искусным воздушным бойцом в начале войны в ленинградском небе, Алексей Иванович не покидал штурвала самолёта до разгрома гитлеровских войск в Берлине. Герой Советского Союза Никитин командовал эскадрильей и за многие подвиги был награждён многими орденами и медалями.
За период Великой Отечественной войны выполнил 238 боевых вылетов. Участвуя 73 воздушных боях, сбил 18 самолётов противника.
После окончания войны с Германией продолжал служить в ВВС. Участник советско - японской войны в августе 1945 года. В 1951 году окончил Военно - Воздушную академию. 20 сентября 1954 года полковник А. И. Никитин погиб в авиакатастрофе. Его именем названа одна из улиц в городе Красный Холм.
 
*     *     *
Ржавский Никита Харитонович
 
Родился в 1916 году в селе Першемарьевка, ныне Славянского района Донецкой области, в семье крестьянина. Окончил 2 курса рабфака. С декабря 1937 года в рядах Красной Армии. Окончил Ворошиловградскую военную авиационную школу лётчиков.
На фронтах Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка  (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт)  лейтенант Н. Х. Ржавский совершил 283 боевых вылета, в том числе 81 - на штурмовку живой силы и техники противника. В 10 воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника и 2 в составе группы, ещё 1 самолёт уничтожил на земле. 7 декабря 1941 года погиб при выполнении боевого задания.
10 февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён орденами Ленина (дважды).
Похоронен в братской могиле у деревни Суоранда Всеволожского района Ленинградской области. В память о Герое в деревне установлен обелиск.
 
*     *     *
15 октября 1941 года отмечался своеобразный юбилей младшего лейтенанта Никиты Харитоновича Ржавского. О том, что он совершил 200-й боевой вылет, писали не только Ленинградские газеты, но даже "Известия".
200 боевых вылетов менее чем за 4 месяца войны - это много даже для напряжённого 1941 года. Во всяком случае, в 153-м истребительном авиационном полку такой боевой счёт был только у Никиты Ржавского. Когда командир полка Миронов поздравил его с рекордом, лётчик даже смутился. Ни о каких рекордах он и не думал. Давно прошло время, когда он заботился о них. Впрочем, так ли уж давно ?   Всего лет 5 тому назад в цехе металлоконструкций Ново - Краматорского завода, где он работал слесарем - сборщиком, их бригада действительно боролась за производственные рекорды. А теперь он, младший лейтенант Никита Ржавский, думает лишь о том, чтобы не давать покоя врагу.
И всё-таки поздравление Миронова обрадовало лётчика. Миронов был для него не просто командиром полка. Этот человек знал толк в боевых делах. Он воевал ещё зимой 1940 года на Карельском перешейке. Воевал мужественно. Тогда же его наградили "Золотой Звездой" Героя. Похвала такого человека говорила о многом. И прежде всего о том, что бывший слесарь - сборщик Ржавский неплохо справляется со своими обязанностями лётчика - истребителя. Но если быть точным, его, как и всех лётчиков полка, скорее следовало именовать лётчиком - штурмовиком.
Штурмовка всегда была тяжёлым и опасным делом, а в 1941 году особенно. Бронированных "Илов", прозванных летающими танками, было ещё очень мало. Роль штурмовика в первые месяцы войны часто выполнял истребитель И-153, известный больше под названием "Чайка". Вооружение истребителя пополнили реактивными снарядами, а если требовалось, "Чайка" брала с собой ещё и бомбы, так что её удары были весьма чувствительными.
В журнале боевых действий рядом с фамилией Никиты Ржавского каждый день появлялись записи о разбитых автомашинах с боеприпасами, сожжённых цистернах с горючим, подавленных огневых точках, уничтоженных на аэродроме самолётах врага.
...Немцы готовили налёт на Ленинград. Ржавский с 5 боевыми товарищами нанёс удар по вражескому аэродрому. 15 самолётов сгорели на земле. Ржавский ушёл от цели последним. Он заметил, что 2 вражеские машины пытаются взлететь. Подняться в воздух им не удалось, - Ржавский зажёг их на взлёте.
Через 2 месяца после 200-го вылета Никиты Ржавского у товарищей снова был повод поздравить его. Он совершил 275-й боевой вылет. Был этот вылет обычным, таким же, как многие другие. Разве только погода стояла похуже. Когда-то такую погоду считали нелётной.
Ржавский вылетел, "проутюжил" вражеские траншеи, заставил замолчать зенитный пулемёт и уже решил вернуться, как вдруг за железнодорожным полотном заметил вражеских танкистов, возившихся у своих машин. Бомбы и снаряды он уже израсходовал. Но в пулемётах ещё оставались патроны. Их надо было беречь как неприкосновенный запас, - мало ли что может случиться !   Однако Ржавский всё же атаковал танкистов. Атаковал так внезапно, что они не успели даже укрыться за бронёй своих машин.
Потом за эту атаку лётчику порядком досталось. Узнав, что он вернулся на аэродром без единого патрона, командир строго спросил:
- А если бы вас атаковали истребители противника ?
- Что вы, товарищ командир, - простодушно ответил Ржавский, - они в такую погодку не летают. Ленинградские облака и ленинградский туман не по ним. Я и решил: незачем возить боеприпасы домой.
Таким был 275-й боевой вылет Никиты Ржавского - обычный, будничный и всё же героический...
 
Смирнов Алексей Семёнович
 
Родился 25 января (7 февраля) 1917 года в деревне Пальцево, ныне Рамешковского района Тверской области. Окончил неполную среднюю школу, работал в железнодорожном депо. С 1938 года в Красной Армии. В том же году окончил Одесскую военную авиационную школу пилотов, с декабря 1938 года - лётчик в авиационных частях Московского, а затем Ленинградского военных округов. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 годов в составе 153-го истребительного авиационного полка, летал на И-153, побед не имел.
С июня 1941 года лейтенант А. С. Смирнов на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же полка (в ноябре 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП). Был командиром звена, заместителем командира эскадрильи, летал на И-153 и американских истребителях "Аэрокобра".
К концу июля 1943 года заместитель командира эскадрильи 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка (5-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 6-я Воздушная армия, Северо-Западный фронт) Гвардии капитан А. С. Смирнов совершил 212 боевых вылетов, в 39 воздушных боях сбил 13 самолётов противника лично и 1 в паре. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1213).
С октября 1943 года Гвардии майор А. С. Смирнов работал в должности командира эскадрильи 28-го ГИАП (11-й истребительный авиационный корпус, 3-я Воздушная армия, 1-й Прибалтийский фронт). К сентябрю 1944 года совершил 296 боевых вылетов, лично сбил 31 самолёт противника и уничтожил 1 наблюдательный аэростат. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года награждён второй медалью "Золотая Звезда" (№ 4182).
В январе 1945 года назначен заместителем командира 28-го ГИАП. К концу войны совершил 357 боевых вылетов, провёл 72 воздушные схватки с противником, в которых лично сбил 35 вражеских самолётов и 1 аэростат, ещё 1 самолёт сбил в паре. Сражался на Ленинградском, Воронежском, Северо-Западном, Калининском, 1-м и 2-м Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах.
После войны продолжил службу в ВВС страны, командовал авиационным полком. В 1947 году окончил Высшие лётно-тактические курсы усовершенствования офицерского состава в Липецке. С 1950 года - старший инструктор-лётчик по технике пилотирования ВВС Московского военного округа. С 1954 года Гвардии полковник А. С. Смирнов - в запасе. Жил в Москве. Умер 7 августа 1987 года.
Награждён орденами: Ленина (14.08.1942, 29.09.1943), Красного Знамени (03.12.1941, 03.05.1942, 30.04.1943, 03.09.1944, ...), Александра Невского (11.10.1943), Отечественной войны 1-й степени (15.05.1945, 11.03.1985), Красной Звезды; медалями.
*     *     *
Самолёт горел. Чёрный дым врывался в кабину. Пот и слёзы мешали смотреть. Огонь, языкастый, жаркий, неумолимо подступал к лётчику. Знойное дыхание пожара с каждой секундой приближало трагическую развязку...
А внизу - стремительно приближающаяся, исковерканная земля, занятая врагом. "Нет, гады, не ждите моей смерти, не сдамся !" - решил Алексей Смирнов. Он крепко вцепился в штурвал, собрал последние силы. Нестерпимо болели ноги. Глаза застилала дымная пелена, и горло перехватывало от волнения. "Ну, ещё немного, тяни до наших, до наших недалеко".
Советский истребитель падал с огромной высоты всё круче. Пехотинцам и танкистам, находившимся на передовой линии, он казался горящим факелом. Сожалея о погибающем "ястребке", воины на земле, отбивающие в июльский зной атаки врага, ещё не знали, что на горящем самолёте возвращается победитель. Всего каких - нибудь полчаса назад по сигналу с командного пункта шестёрка истребителей поднялась в воздух. И там, за облаками, Алексей увидел клинья "Юнкерсов", идущих бомбить наши позиции. Их сопровождали "Мессеры". Он бросился в бой и сразу же подбил ведущего бомбардировщика. И, когда ринулся на второй, перед ним внезапно возник Ме-109. Завязался бой, короткая смертельная схватка, в которых редко выпадает ничья. И вот Алексей почувствовал, что его самолёт подбит, но не растерялся, решив мстить, наступать до последней возможности. Он позабыл о себе, он помнил одно - сдаваться нельзя, надо биться до последнего. И Алексей направил подбитый "ястребок" на фашистского аса.
С каждым мгновением самолёты сближались. Казалось, вот - вот они столкнутся. Это был поединок на выдержку, на веру, на бессмертие. В последнюю секунду противник не выдержал, изменил курс, лёг на крыло, увёртываясь от яростного натиска советского истребителя. Алексей воспользовался этим мигом и прошил противника. "Мессер", объятый пламенем, кувыркаясь, полетел вниз, а его "ястребок" тоже горел, но он не хотел сдаваться, воля его не сломлена, и Алексей всё ещё управлял летящим факелом. Всё его существо устремилось вперёд: "Только бы добраться до своих, только бы не взорвались баки !"
И, когда зелёная земля приблизилась вплотную, Алексей отстегнул ремни и перевалился через борт. Повиснув на парашюте, он услышал стрельбу. С немецкой стороны по нему били из автоматов, а наши пехотинцы и танкисты открыли ураганный огонь по врагу, чтобы защитить его. Ему опять - который уже раз - повезло: ни одна пуля не задела его, а парашют ветром подвинуло к своим.
Алексея приняли в дружеские объятия танкисты и отвезли в расположение авиационного полка, где однополчане Смирнова собирались уже с болью сердечной внести его в списки погибших. Это произошло 23 июля 1942 года на Воронежском фронте. Позади был напряжённый год войны, неравных боёв с превосходящими силами противника.
Поостынув от опасного полёта и отдохнув, Алексей Смирнов рассказал подробно все детали боя, возвращения на землю и вспомнил о таком же случае в начале войны, под Ленинградом. Немецкая авиация тогда господствовала в воздухе. Схватки происходили ожесточённые, и частенько наши лётчики не возвращались на базу.
В июле 1941 года его шестёрка истребителей прикрывала группу наших бомбардировщиков, получившую важное задание. На большой высоте появились Ме-109. Они ринулись к бомбардировщикам, чтобы сбить их с курса. Алексей повёл свою шестёрку наперерез врагам. Завязался бой. В ушах звенело от стука моторов, от треска выстрелов. В голубом небе замелькали пунктиры огненных трасс. Смирнов схлестнулся с "Мессером", не раз атаковывал его, но всё безуспешно. Оставалось только одно - пойти на опасное сближение. Алексей прибавил скорость, настиг врага и расстрелял его. "Мессер" загорелся и, объятый чёрным дымом, вошёл в штопор. И в этот момент вражеские пули прошили плоскости "Чайки" Смирнова.
Резкая боль оглушила пилота, в глазах помутнело. "Неужели всё ?" - мелькнула мысль. Симолёт, накренившись, падал к земле. Стараясь не потерять сознания, напрягая последние силы, он выровнял машину, овладел управлением и повёл "Чайку" к линии фронта. От большой потери крови навалилась тупая усталость, забытье. И опять он заставил себя взбодриться, собрать всю волю, чтобы продержаться ещё хотя бы секунды. Ему всё - таки хватило последних усилий, чтобы перетянуть повреждённую машину за передовую линию и посадить её на своей земле.
Именно в те дни он написал на тетрадном листке заявление в партбюро полка: "В эти суровые и тяжёлые для Отчизны дни я имею огромное желание стать коммунистом. За великое и правое дело, за торжество коммунизма готов отдать все свои силы, а если потребуется, и свою жизнь".
Залечив рану, молодой коммунист снова поднялся в воздух. Там, на Ленинградском фронте, лейтенант А. С. Смирнов получил первую награду - орден Красного Знамени. Так за год войны он дважды горел в воздухе и каждый раз мог погибнуть, не справившись с израненным самолётом и сам раненный. "Тебе везёт !" - говорили ему друзья. Не все понимали, что дело не только в удаче. Смирнов обладал лучшими качествами прекрасного истребителя, советского аса. Знание техники, слитность с машиной, мгновенная реакция, точный расчёт, помноженные на храбрость, и, конечно, железная выдержка и воля к победе - всё это сочеталось в простом, скромном, белокуром парне...
В томительные дни бездействия, находясь на излечении или в ожидании новой машины, он писал письма самому дорогому человеку - матери. Писал и снова возвращался в мир детства и юности.
Родился Алексей в бедной крестьянской семье. Мать, воспитывавшая без мужа 7 детей, никак не могла свести концы с концами. В лесной деревушке Пальцево семья Смирновых бедствовала больше других. Алеше рано пришлось впрягаться в тяжёлую работу. Ему хотелось учиться, но нужно было помогать матери, и у паренька хватало времени и на то, чтобы ходить в школу, и работать в своём хозяйстве, и нянчить ещё за кусок хлеба соседских ребятишек. Окончив Бобровскую школу колхозной молодёжи, Алексей уехал в Калинин, где некоторое время работал кочегаром на паровозе, а потом поступил в трест "Сантехстрой".
18-летний юноша переступил впервые порог Калининского аэроклуба, увидел самолёт, поднялся в небо и, счастливый, открыл для себя самое любимое дело, дело всей жизни. В начале 1938 года он получил направление в Одесскую военную авиационную школу, что одновременно означало призыв в Красную Армию. Через 7 месяцев школа была окончена, Смирнов получил направление в строевую часть и через год получил боевое крещение в штурмовках финских войск на Карельском перешейке.
Начало Великой Отечественной Войны он встретил на Ленинградском фронте, где летал на разведку, штурмовку и прикрытие своих самолётов. В Июле 1941 года, на биплане И-153, одержал первую победу - сбил истребитель Ме-109. В тот день четвёрка "Чаек", которую он возглавлял, получила задание подвергнуть штурмовке мотоколонну противника. Они вышли ив цель, рассредоточились перед тем, как войти в пике, и в ту же минуту сзади и выше Алексей увидел 8 вражеских истребителей.
И-153 ведут бой...
"Успеем", - решил командир и направил машину на колонну врага. Ведомые повторили маневр. Удар оказался точным, бомбы попали в цель. На выходивших из атаки "Чаек" набросились истребители противника. Начался бой. Сманеврировав, Алексей повёл звено в лобовую. Так они сходились трижды. Две первые атаки не достигли цели. Но при третьей Смирнов уничтожил вражеский самолёт. Лётчик Иван Тищенко в этом бою тоже сбил один Ме-109. На свой аэродром звено вернулось без потерь.
Шли фронтовые дни, недели. До перевооружения полка на И-16 он сбил 4 самолёта.
14 сентября 1941 года группа советских истребителей встретилась с 17 вражескими самолётами. В числе их было 8 "Мессершмиттов". Наши лётчики первыми навязали противнику бой и закрутилась бешенная карусель. Итог ей подвели пехотинцы. Они сообщили в полк: сбиты 3 "Юнкерса" и 2 Ме-109.
В этом бою особенно отличился старший лейтенант Алексей Смирнов. Он уничтожил 2 вражеских самолёта. Но и его не миновал огонь противника. Пришлось прыгать с парашютом. Приземлился он между нашими и немецкими позициями, на ничейной полосе. Возможно, парню пришлось бы туго, не окажись поблизости танковой бригады. Командир распорядился немедленно послать к попавшему в беду лётчику три бронированные машины. Гвардейцы вызволили Алексея и 3 дня держали в гостях. Потом на танке доставили в полк, где его ожидала награда - орден Ленина.
Однако ранение, полученное в этом бою, оказалось достаточно серьёзным - более месяца Алексей пролежал в госпитале. После лечения, в конце октября, он вернулся в полк.
В начале 1942 года его звено было направлено на Волховский фронт, где с воздуха прикрывало Ладожскую "Дорогу Жизни". Когда в марте 1942 года полк был выведен на пополнение и перевооружение, на счету Алексея Смирнова было уже 4 победы, одержанные им на биплане И-153 "Чайка".
Летом 1942 года 153-й авиаполк отправили на Воронежский Фронт, к тому времени Смирнову уже присвоили звание "Старший лейтенант". 30 июня 1942 года 153-й ИАП, где он служил, одним из первых в Советских ВВС был перевооружён на американские P-39 "Аэрокобра" и укомплектован по штату 015 / 284: 2 эскадрильи, 20 самолётов. На этих машинах Алексей Смирнов добился значительных успехов в боях на Воронежском, Северо - Западном, Калининском и 3-м Белорусском Фронтах, став настоящим воздушным асом.
23 июля 1942 года Смирнов повёл 6 "Аэрокобр" на перехват группы Ju-87 прикрываемой истребителями около Землянска. Внезапной атакой он уничтожил одну "Штуку" и повредил Ме-109. Но и "Аэрокобра" Смирнова была подбита, и вновь, долетев до линии фронта, он выбросился с парашютом. Немцы обстреляли его с земли, но счастье было на стороне лётчика - ветер отнес его в сторону своих. В те тяжёлые, полные испытаний, горечи и потерь дни судьба сделала Смирнову подарок: в полк вернулся Пётр Углянский  ( к концу войны одержал 14 побед )  - его близкий друг и ведомый, раненный и сбитый в воздушном бою почти год назад. Отныне их пара была неразлучной.
В одном из боёв в районе Старой Руссы пара Смирнова, прикрываемая парой Грачёв - Родин, в сложном маневренном бою, используя облачность, сумела зайти в хвост четвёрке Ме-109 и, одновременно открыв огонь, сбить все 4 истребителя.
22 ноября 1942 года 153-й авиаполк был преобразован в 28-й Гвардейский и перемещён на северный участок фронта. Там, 15 марта 1943 года, Смирнов провёл победоносные бои, сбив 2 новейших немецких истребителя FW-190. Не считая "ничьей" Углянского, случившейся в феврале, когда он сбил "Фоккер" в лобовой атаке, но и сам был вынужден приземлить повреждённый самолёт на лед озера Круглое, это были первые сбитые полком "Фокке - Фульфы".
Схватка Алексея оказалась необычайно напряжённой. Бой шёл на горизонталях. У обеих машин - "Аэрокобры" Смирнова и немецкого "Фоккера" - оказалось одинаковое время виража. Получалось, что немец не мог зайти в хвост "Кобре", а Смирнов - в хвост FW-190. И тогда Алексей использовав свой богатый опыт в технике пилотирования, пустил в ход триммера, использовав приём внешнего скольжения... Сократив до предела радиус виража, он зашёл в хвост неприятелю и сбил его. Весной 1943 года он стал Гвардии кaпитаном и командиром эскадрильи. К маю 1943 года общий счёт уничтоженных им самолётов подходил уже к 20. Он стал одним из лучших асов полка.
2 мая 1943 года... С утра плотный туман закрыл аэродром. Но через некоторое время сквозь белую пелену начало проглядывать солнце. Командир эскадрильи Алексей Смирнов получил задание вылететь на разведку в паре с ведомым Петром Углянским. И вот они а воздухе. Курс на запад. Не доходя до Старой Руссы, пересекли линию фронта.
- По возможности в бой не вступайте, - предупредил Смирнова командир перед вылетом. - Главная задача - разведка аэродромов. Если подтвердится, что немцы перебросили в этот район группу бомбардировщиков, будет организован налёт. Данные передавайте по радио.
...Вдали показался аэродром. Алексей осмотрелся. Небо было чистым, противника не видно. "Положив" машину на крыло, увидел самолётные стоянки и два пыльных хвоста от бежавших по полосе истребителей.
- На точке № 1 около 30 истребителей, - доложил он на командный пункт.
До аэродрома Волот, следующего пункта, было не больше 40 километров. Неотступно за командиром шёл его ведомый Пётр Углянский. Алексей любил его, своего верного боевого товарища. Это был опытный лётчик, упорный в бою: если уж зашёл в хвост самолёта противника, не упустит его.
Смирнов посмотрел вниз. Сверкало, отражая лучистое солнце, озеро Ильмень, дымилась Старая Русса. Несколько дней назад в этом районе вместе с Углянским они схватились с парой FW-190. С первой же атаки Алексей уничтожил ведущего. Потом сбил "Фоккера" и его ведомый.
Смирнов посмотрел на часы. Скоро должен показаться аэродром Волот. Далеко впереди лётчик увидел пару Ме-109. Они находились на той же высоте, что и наши разведчики.
- Видишь ? - спросил Алексей ведомого.
Осмотревшись, он заметил ниже метров на 700 ещё четвёрку врагов.
- Вижу, - ответил Углянский. - и верхних, и нижних.
- Атакуем и сразу уходим ! - скомандовал ведущий.
И они устремились на верхнюю пару. Один из "Мессеров" стал беспорядочно падать. Оторвавшись от группы фашистских самолётов, Смирнов доложил по радио о результатах разведки. На аэродроме Волот, кроме небольшого количества истребителей, лётчики ничего не обнаружили.
"Значит, главная цель впереди", - подумал Алексей и, довернув самолёт, взял курс на Гривочки. При подходе к аэродрому Алексей увидел, что его прикрывало несколько пар вражеских истребителей. Разогнав до предельной скорости свой самолёт, он направил его в свободное от "Мессеров" пространство, надеясь проскочить заслон без воздушного боя. Но немцы метнулись за ним. Алексей изменил решение.
- Бьём с ходу, - скомандовал он ведомому.
Напасть первым, ошеломить противника - излюбленный способ действий Смирнова, не раз проверенный опытом, приносивший ему победу. Алексей направил свой самолёт на ближайшую пару Ме-109. Один из фашистов отвернул, другой немного замешкался, и Смирнов ударил по нему меткой очередью. Оглянувшись, убедился, что немцы за ним не гнались. "Значит, попытаются перехватить на обратном пути", - подумал Алексей. Предположения его оправдались. Недалеко от линии фронта они встретили 4 Ме-109, но в бой вступать не стали. Горючее было на исходе. Пара советских разведчиков благополучно вернулась на свой аэродром, Смирнов доложил командиру:
- На аэродроме Гривочки не менее сотни бомбардировщиков...
Это был лишь один из боевых вылетов, совершённых отважным воздушным бойцом Алексеем Смирновым.
Уверенные победы Смирнова сняли ту психологическую напряжённость, которая присуща людям перед ожидаемой встречей с неведомым. За 8 месяцев боёв   ( с 1 декабря 1942 года по 1 августа 1943 года )  из 63 сбитых лётчиками полка вражеских самолётов 23 были FW-190.
3 августа 1943 года северо - западнее Витебска Алексей Смирнов, во время "свободной охоты", внезапно атаковал и уничтожил один из 8 FW-190, направлявшихся в тыл советских войск. Hемецкий истребитель упал и взорвался, похоронив под обломками известного немецкого аса, командира I-й Группы JG 54 майора Герхарда Хомута, имевшего к тому времени 63 победы.
19 августа группа Гвардии капитана А. С. Смирнова вновь сошлась в воздушной схватке с лётчиками "Grunherz". Однако на этот раз противники имели равный состав - 12 против 12 и разошлись только после полной выработки горючего, потеряв 2 "Аэрокобры" и 2 "Фокке - Вульфа".
В этот день попал в плен командир 5-го штаффеля обер - лейтенант Макс Штоц  ( 189 побед ), выбросившийся из горящего "Фоккера" на парашюте. Другой ас - оберфельдфебель Хейнрих Коллер  ( 49 побед ) - погиб.
Однако, летом 1943 года такие результаты боя уже не удовлетворяли командование 28-го Гвардейского ИАП, поэтому, сразу же после возвращения группы, был устроен тщательный разбор тактических ошибок допущенных лётчиками.
Знаменитые на Восточном фонте корректировщики FW-189, известные как "Рамы", лёгкой добычей никогда не считались. Тем не менее, в августе 1943 года лётчики полка сбили 2 "Рамы".
17 августа 1943 года Гварди капитан Смирнов и Гвардии лейтенант Козловский вылетели на перехват самолёта FW-189 в районе аэродрома Дрегло. На высоте 2000 метров рацией с земли они были наведены на FW-189 в районе Отвидно, который шёл по линии фронта курсом 360°. При подходе наших истребителей, самолёт противника развернулся с курсом 270°, и ушёл вверх в облачность. Гвардии лейтенант Козловский последовал за ним, а Гвардии капитан Смирнов остался под облачностью. Самолёт противника FW-189, выйдя над облачностью, увидел, что его преследует истребитель и снова резко пробил облачность и вышел ниже неё на 150 - 200 метров, где был атакован Смирновым. После первой атаки сзади сверху FW-189 задымился, но продолжал уходить на свою территорию. После этого наши лётчики произвели поочередно 3 последовательных атаки сзади сверху и снизу. Последнюю атаку Гварди капитан Смирнов произвёл с бреющего полёта под ракурсом 2/4 после чего FW-189 горящим упал в районе станции Перетёрка.
"Аэрокобры", хотя и не часто, выполняли штурмовку наземных войск и топили плавсредства противника в озере Ильмень. Так, 21 августа 1943 года Кисляков и Быковец потопили в озере Ильмень  ( озеро иногда называют Русским морем )  7 лодок.
28 сентября 1943 года за 13 личных побед, одержанных в 39 воздушных боях и 312 боевых вылетах  ( по данным на август 1943 года ), Алексею Смирнову было присвоено Звание Героя Советского Союза.
В начале октября полк принимал участие в Невельской наступательной операции, в результате которой части Калининского фронта освободили город Невель и вышли на подступы к Витебску. В ходе Невельской операции боевой счёт 28-го Гвардейского ИАП пополнился 60 сбитыми самолётами противника, собственные потери составили: 1 пилот и 8 самолётов. Запись из Журнала боевых действий:
"10 октября  ( в 14:50 )  8 самолётов "Аэрокобра" под командованием капитана А. С. Смирнова вылетели для прикрытия своих войск. В 15:00 на высоте 3000 метров в районе города Невель встретили 4 FW-190, с которыми завязался воздушный бой. После двух лобовых атак истребители противника вышли из боя. Через 5 минут встретили ещё 2 FW-190. Атаковав противника, лётчик Смирнов сбил одну машину, которая упала в 10 км западнее города Невель. Второй самолёт сбил лётчик Козловский. Через 5 минут вновь встретили 2 фашистских истребителя. В результате 4-й атаки одного сбил майор Исаев, второй "Фоккер", уклонившись от боя, ушёл с набором высоты.
В 15:30 на высоте 4000 метров в районе Воронино встретили 12 Не-111. Вновь - атаки. В результате одного фашистского бомбардировщика сбил Исаев, другие, рассыпавшись и сбросив беспорядочно бомбы, ушли за линию фронта. В этом же бою, отсекая от бомбардировщиков сопровождавших истребителей, наши лётчики сбили 5 немецких самолётов. Преследовать бомбардировщиков не стали из-за исхода горючего".
Осенью 1943 года Гвардии капитану А. С. Смирнову повезло, как редко кому везло на войне - он летал и сражался с врагом над своим родным домом: деревней Пальцево Рамешковского района Калининской области.
Самым удачным днём для Смирнова стало 9 октября 1943 года, когда он сбил 4 немецких самолёта и был награждён орденом Александра Невского, 3-мя днями спустя. В конце 1943 года полк перебросили уже на 1-й Прибалтийский Фронт...
Летом 1944 года в операции по освобождению Белоруссии в полках 11-го ИАК состоялись комсомольские собрания, на которых обсуждались вопросы: "Честь эскадрильи - моя честь", "Умножим боевую славу полка", "Чему обязывают нас боевые подвиги Героев" и другие. С докладами выступали отличившиеся в боях лётчики, командиры эскадрилий и полков, Герои Советского Союза. В 28-м ГвИАП, например, на комсомольском собрании эскадрильи с повесткой дня: "Героические подвиги комсомольца Логвинова" выступил командир эскадрильи Герой Советского Союза Гвардии майор А. С. Смирнов. Он говорил о характерных чертах героя воздушных боёв, о его отваге, высокой дисциплинированности, отличном знании техники, умелом применении новых приёмов в боях. Чувство взаимной выручки у Логвинова - на первом плане. Лётчик - истребитель комсомолец Логвинов сбил 14 вражеских самолётов лично и 1 в паре.
- Учитесь воевать у отважного воздушного бойца Логвинова, - призвал Гвардии майор Смирнов молодых лётчиков.
Комсомольцы эскадрильи решили использовать опыт своего товарища в боях, быть такими же бесстрашными, как Иван Иванович Логвинов. Многие комсомольцы просились летать на боевые задания в паре с ним, чтобы в бою следовать его приёмам и метко бить врага.
23 февраля 1945 года Гвардии майор А. С. Смирнов был награждён второй медалью "Золотая Звезда" за 31 личную победу, одержанную в 396 боевых вылетах  ( по данным на сентябрь 1944 года ).
В январе 1945 года он принял командование полком и участвовал в заключительных боях над Берлином.
Бесхитростный, застенчивый и скромный, как большинство его соратников, Смирнов удивлял нечастых гостей своей неподдельной искренностью. Один из них, автор Государственного гимна, писатель Сергей Михалков под впечатлением своего знакомства написал простое и запоминающееся стихотворение "Смирновы", которое посвятил ему:
"...В одном из полков, в боевой эскадрилье,
Лихой истребитель, Смирнов по фамильи..."
В воздухе, однако, от земной простоты и застенчивости лётчика не оставалось и следа: его атаки и приёмы боя были предельно агрессивны, коварны и расчётливы. Свой опыт по заданию командования он сжато изложил в книге "Слагаемые победы", изданной в Ленинграде в 1944 году.
В начале 1945 года полк был перемещён сначала на 3-й, затем на 2-й Белорусский фронт, а командир эскадрильи Гвардии майор А. С. Смирнов назначен заместителем командира 28-го Ленинградского Гвардейского истребительного авиационного полка.
Свой последний, 457 боевой вылет и 72 воздушный бой он провёл в небе Восточной Пруссии. Летая на И-153, с 30 Июня 1942 года, на "Аэрокобре" Р-39D-2, а с 1 августа 1943 года - на "Аэрокобре" Р-39Q, Алексей Семёнович Смирнов сбил 35 вражеских самолётов лично и 15 - в составе группы.
После войны он командовал полком, затем служил в ВВС МВО лётчиком - инструктором по технике пилотирования. Освоил реактивные самолёты МиГ-15 и МиГ-17, имел классность "Военный лётчик 1-го класса".
В 1954 году по состоянию здоровья демобилизовался. Жил и работал в Москве. Умер 7 августа 1987 года.
 
*     *     *
 
Хаустов Иван Иванович
 
Родился в 1917 году в селе Ярахичи (Котельничский район Кировской области). Окончил среднюю школу и авиационный техникум. С 1936 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Московского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 153-го ИАП (ВВС 15-й Армии, Северо-Западный фронт), летал на И-153, воздушных побед не имел.
С 22 июня 1941 года лейтенант И. И. Хаустов на фронтах Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в составе того же 153-го ИАП (5-я САД, ВВС Ленинградского военного округа), летал на И-153. В июле 1941 года направлен в 194-й ИАП (7-й ИАК ПВО, Ленинградский фронт), продолжая летать на И-153. 1 сентября 1941 года легко ранен в воздушном бою. С октября 1941 года служил в 440-м ИАП (7-й ИАК ПВО, Ленинградский фронт), где летал на МиГ-3.
В 1942 году назначен заместителем командира эскадрильи 157-го ИАП (ВВС 4-й Ударной армии, Калининский фронт), летал на "Харрикейне". 7 марта 1942 года подбит огнём зенитной артиллерии, ранен в ногу, выпрыгнул из горящего самолёта с парашютом, ударился о стабилизатор и в бессознательном состоянии опустился на позициях наших войск. После лечения продолжал воевать, летая на Як-7.
С января по сентябрь 1943 года находился на Курсах усовершенствования офицерского состава (город Липецк), после чего направлен командиром эскадрильи в 21-й ИАП (259-я ИАД, 3-я Воздушная армии, Калининский и 1-й Прибалтийский фронты), где летал на Ла-5 и Ла-7.
6 марта 1945 года штурман 21-го истребительного авиационного полка (259-я истребительная авиационная дивизия, 3-й Белорусский фронт) майор И. И. Хаустов не вернулся с боевого задания (пропал без вести) после воздушного боя с истребителями противника в районе города Кёнигсберга. Всего совершил более 450 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы 12 самолётов противника.
Награждён орденами: Ленина (28.05.1942), Красного Знамени (17.10.1943, 26.09.1944), Александра Невского (05.07.1944); медалью "За отвагу" (21.04.1940).
 
*     *     *
Малыш.
 
Маленький и крепкий, в унтах выше колен, Хаустов стоит, слегка расставив ноги и согнув колени, как будто вот - вот прыгнет. А тогда прощай !   Этот человек яростный, настойчивый и злой в бою. Он не отпустит врага, пока не перервёт ему глотку, не отстанет от "Юнкерса", пока серый дым не покажется из хвоста, пока жёлтое пламя не выскочит на плоскость. Его можно сбить, но трудно заставить отвалиться от врага, к которому он прыгнул на спину чёрт знает с какой высоты. Как всякий истребитель, он рвётся в высоту. Высота - это преимущество над врагом. Высота - это победа. И он настойчиво идёт вверх, как можно выше. Истребители говорят: "Захожу на солнце". И они действительно взбираются на солнце и звенят в сияющей вышине, невидные и неслышные врагу, оглушённому рёвом собственных моторов.
Хаустов взбирается на солнце. В последнем бою солнце само опускалось ему навстречу. Огромное, оранжевое, оно освещало белые поля, где зияли круглые чёрные пятна разрывов, тёмные леса и дымящиеся развалины города, между которыми изредка блистали вспышки выстрелов.
..."Юнкерсы" шли косяком. Хаустов зажёг одного с первой атаки, но их было так много, что некогда было даже заходить, а били их с хода. Это был тот бой, в котором 5 наших лётчиков сбили 7 немецких самолётов. Хаустов привязался к "Юнкерсу", убил стрелка, увидел дым, не успокоился, дал длинную очередь, пока не вырвалось такое пламя, которое немецкому лётчику не удалось бы сбить никаким маневром. Это был его 7-й сбитый фашист. Тогда только он отвалил, осмотрелся, нет ли "Мессеров", и пошёл привычной дорогой боевым разворотом на солнце.
И тут ударила по нему зенитка. Она ударила в правый бак и взметнула такое пламя, которое не сбить было и ему со всем его мастерством и смелостью опытного лётчика. В плоскостях дыра - подушкой не закроешь, и нога во всю её длину в ранах от осколков. Надо прыгать, надо бросать самолёт. И всё - таки перед самым прыжком, когда уж, кажется, всё было ясно, Хаустов ещё подёргал ручку управления. Ручка подавалась, но самолёт не реагировал. Однако Хаустов всё же заставил его сделать последнее, на что он был ещё способен - перевернуться. Но машина не выбросила лётчика. Она пошла в штопор, и струя воздуха накрепко прижала лётчика к сиденью, как верёвкой привязала. Усилием всех мускулов Хаустову удалось вытащить своё тело до пояса. Земля была уже близко - метров 150. И тут та же струя воздуха, что прижимала его к сиденью, выбросила его наружу, ударила о стабилизатор... и дальше Хаустов ничего уже не помнил.
Он очнулся в темноте в снежном сугробе. Он покусал пальцы рук и еле почувствовал свои острые зубы. Ноги были голые, унты слетели во время падения. Он пощипал пальцами кожу на ногах. Ноги были чужие. Он видел, что они сгибались, но не чувствовал этого. Но всё - таки ему удалось укутать ноги шарфом, свитером и подшлемником.
Нужно двигаться. Но куда ?   Где он ?   На их стороне, на нашей ?   Нужно двигаться. Но как ?   Ноги не ходят. Что же - сдаться ?   Кому ?   Морозу, снегу, неизвестности ?   Такие, как Хаустов, не сдаются никому.
Он пополз. Полз до кустов на локтях, потом от одного куста к другому, от другого к третьему. Полз на слух туда, где слышалась канонада и, как он думал, шла линия фронта. Он полз, сзади что-то шуршало. Оглянулся - это его же голая нога шуршала по снегу. Он стащил рукава комбинезона, зубами выпорол мех из рукавов, натянул его на ноги, как чулки, и пополз дальше по кустам. Но и по кустам шёл шорох. Не немцы ли ?   Хаустов проверил пистолет. Оказалось, однако, что в кустах беспокойно спали птицы и шорох шёл от них.
Сил не хватало. Приходилось отдыхать. Он лежал на спине и смотрел на звёзды, мерцавшие из-за веток. Потом вылезла большая, как ломоть дыни, луна, и Хаустов стал вспоминать астрономию. Где же должна всходить луна в месяце марте ?
Вспомнить было трудно, но необходимо. И он вспомнил - луна сейчас в юго - восточной четверти. Значит, канонада с севера и с запада, значит, он на своей стороне !
И так же настойчиво, как днём, он в своей яростной машине взбирался на солнце, так и теперь, израненный, в меховых лохмотьях, он пополз на луну, привязав только к локтям, чтобы они не проваливались в снег, еловые ветки, по еловой лапе на каждый локоть. Так он полз всю ночь, потом весь день и к вечеру дополз до берёзовой рощи и телеграфного столба. Отсюда поднималась луна - здесь была проезжая дорога.
Теперь он лечит свои раны, лечит требовательно и настойчиво, как делает всё в жизни. Заслышав знакомый прерывистый звук над собой, он прислушивается... Потом, опираясь на палку, он всё - таки выходит во двор и провожает самолёты со свастикой злыми и настороженно внимательными глазами.
Вениамин Ивантер.
( Из материалов сборника - "Фронтовые очерки о Великой Отечественной войне". )
 
Хлобыстов Алексей Степанович
 
Родился 23 февраля 1918 года в селе Захарово, ныне село Елино Захаровского района Рязанской области. В 1934 году окончил 7 классов. В том же году, после смерти отца, переехал к сестре в Москву. Поступил учеником электромонтёра на Карачаровский механический завод. С 1936 года работал в НИИ металлургического машиностроения, с 1938 года учился в Ухтомском аэроклубе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. С. Хлобыстов на фронтах Великой Отечественной войны в составе 153-го ИАП (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Ленинградский фронт), летал на И-153. С 1 января 1942 года сражался в 147-м ИАП (4 апреля 1942 года преобразован в 20-й Гвардейский ИАП), на Карельском фронте. Летал на И-153, "Томагауке" и "Киттихауке".
К 10 апрелю 1942 года командир звена 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии лейтенант А. С. Хлобыстов совершил 266 боевых вылетов, провёл 16 воздушных боёв, лично сбил 5 и в составе группы 7 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 4 личных и 6 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
13 декабря 1943 года командир эскадрильи 20-го Гвардейского ИАП (1-я Гвардейская смешанная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии капитан А. С. Хлобыстов вылетел в паре на "свободную охоту" в район линии фронта, а также по дорогам Петсамо - Титовка. С боевого задания оба лётчика не вернулись. К этому времени А. С. Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, сбил 6 самолётов противника лично и не менее 18 в составе группы.
В 2009 году поисковым отрядом "Икар" было найдено место падения обоих самолётов. В 2013 году останки Героя с воинскими почестями похоронены на воинском кладбище посёлка Мурмаши Кольского района Мурманской области. Именем Героя названы улицы в Мурманске и в Волгоградском районе Москвы, морское рыболовное судно, школа в посёлке Килп-Ярве Кольского района Мурманской области. На лице его имени в Москве и на территории НИИ в Москве, где работал А. С. Хлобыстов, сооружёны бюсты Героя. В цехе Карачаровского механического завода установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (06.07.1942), Красного Знамени (22.07.1941, 05.06.1942); медалями.
 
*     *     *
Алексей Хлобыстов родился 23 февраля 1918 года в селе Захаровка Михайловского уезда Рязанской губернии  (ныне село Елино Захаровского района Рязанской области), в семье крестьянина. Окончил 7 классов. Первоначально работал электромонтёром на Карачаровском механическом заводе, затем в НИИ металлургического машиностроения в Москве. Летать учился в Устомском аэроклубе в 1938 году. В Красной Армии с 1939 года. Закончив Качинскую военную авиационную школу пилотов в 1941 году, попал служить в 20-й ИАП.
В июне 1941 года лейтенант А. С. Хлобыстов был отправлен в 153-й авиационный полк  (Ленинградский фронт), где 7 июля одержал первую победу на самолёте И-153, сбив вражеский истребитель Ме-109. Он был тогда ещё совсем неопытным пилотом, не имевшим той уверенности и твёрдости, которая присуща старым, испытанным бойцам. Радость и волнение настолько захватили его, что полковой врач, осмотрев его после вылета, нашёл у лётчика повышенную температуру и отправил его в санчасть.
Конечно, молодость взяла своё, и он так же быстро успокоился, как и разволновался. Уже через час оказалось, что температура у него нормальная и вообще он может спокойненько отправляться в очередной полёт.
Вскоре, 7 июля 1941 года, ему удалось серьёзно повредить ещё один вражеский самолёт, который был вынужден совершить вынужденную посадку рядом с нашим аэродром. За эти победы 23 июля 1941 года был награждён орденом Красного Знамени. Позже полк был переброшен на Волховский фронт.
В декабре 1941 года Алексей прибыл в 147-й истребительный авиационный полк  (Kарельский фронт), около Mурманска, летающий на американских истребителях Curtiss P-40 "Томагаук".
8 апреля 1942 года 6 машин 147-го ИАП были подняты на перехват группы из 15 пикировщиков Ju-87 и 5 многоцелевых самолётов Ме-110. Один "Стодесятый" был сбит, но вскоре появилась новая группа вражеских самолётов из 8 Ме-109.
Хлобыстов атаковал Ме-110 и зажав его поливал огнём. Однако "Мессер" продолжал лететь, огрызаясь огнём стрелка. И тогда, Алексей ударил его крылом своей машины, после чего, Ме-110 повалился вниз и взорвался на земле. Самолёт Алексея Хлобыстова получил лишь незначительное повреждение крыла и вскоре Алексей присоединился к группе капитана А. П. Позднякова  (фото справа)  и Ивана Фатеева, чтобы атаковать Ju-87.
Один "Юнкерс" взорвался после атаки Позднякова, а другие стали быстро разворачиваться и уходить на свою территорию. Но тут в бой вступили истребители противника. Поздняков атаковал в лоб командира группы Ме-109 и таранил его. Оба самолёта при столкновении взорвались... За этот подвиг командир эскадрильи 147-го ИАП Алексей Павлович Поздняков посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Хлобыстов был ранен в бою с двумя другими Ме-109 и, выбрав момент, уже повреждённым крылом своего Р-40 срезал хвост вражеской машины. Продолжая полёт он наблюдал, как его жертва упала на землю и взорвалась, не давая пилоту шансов на спасение...
Алексей Хлобыстов не только выполнил 2 тарана в одном бою, но и вернулся на аэродром с сильно повреждённым крылом своего "Томагавка" !
В материалах наградного листа о втором таране лётчика сказано следующее:
"В самый критический момент боя, когда в него вступила вторая группа самолётов противника 8 Ме-109, Хлобыстов сошёлся в лобовой атаке с двумя Ме-109, попытавшимися взять его в клещи.
Передав товарищам по радио: "За Родину !   Иду на таран !", Хлобыстов вторично в этом бою таранил самолёт противника, на этот раз Ме-109, ударив по плоскости его своей правой плоскостью. В результате тарана Ме-109 был сбит, а у самолёта Хлобыстова отбита часть плоскости до центра звезды и часть элерона. Несмотря на это, Хлобыстов довёл машину до своего аэродрома".
Всего в этом бою лётчики 147-го авиаполка сбили 5 вражеских самолётов.
9 мая 1942 года Хлобыстов в составе группы сбил 3 вражеских истребителя Ме-109.
14 мая 1942 года он одержал ещё одну победу, сбив истребитель Ме-109. Уже в самом начале боя его самолёт был повреждён пулемётной очередью. Алексей был ранен в ногу и руку. Задымил и тут же вспыхнул мотор. Машина стала медленно терять высоту и тут он увидел прямо перед собой, чуть ниже, вражеский истребитель. И Алексей не раздумывая бросил свой "Тамагаук" на самолёт противника. Это был его 3-й воздушный таран !
После этой победы Алексей долгое время провёл в госпитале, там же узнал о присвоении ему высокого звания Героя Советского Союза.
К тому времени лейтенант А. С. Хлобыстов он совершил 266 успешных боевых вылетов. Проведя 16 воздушных боёв, сбил 4 самолёта лично и 6 в группе с товарищами.
После госпиталя его направили в Подмосковье - подлечиться и отдохнуть в санатории ВВС. После вручения в Кремле "Золотой Звезды" и ордена Ленина, Хлобыстову предоставили небольшой отпуск для поездки домой.
В газетах тогда часто появлялись заметки, в которых говорилось о победах, одержанных Хлобыстовым и его товарищами по эскадрилье. В номере за 25 июня 1942 года в статье "Такая уж привычка" сообщается, что, вылетев на разведку, Хлобыстов в паре с лётчиком Крымским обнаружил и уничтожил "Мессершмитт". Ещё через 2 дня неразлучная пара Хлобыстов - Крымский опять уничтожила истребитель противника. День спустя очередной жертвой славного Гвардейца стали сразу 2 вражеских самолёта - "Мессер" и "Юнкерс", сбитые им совместно с лётчиками Пшенёвым и Жариковым.
В штабе части и в штабе соединения вели точный учёт сбитых нашими лётчиками самолётов. Всё заносилось в карточки, записывалось в сводки. Сам Хлобыстов в такой записи не нуждался. Потому что он помнил каждый сбитый им самолёт, каждый оставлял метку в его душе, а случалось, что и на теле.
Осенью он сбил свой очередной самолёт. Этот ему особенно запомнился. Наверное, потому, что при этом он и сам потерял и свою машину. Его истребитель, получив сильные повреждения, упал на землю. С помятой грудной клеткой очутился Хлобыстов в госпитале. Было обидно и больно. Больно не только оттого, что помята грудь. До боли в сердце жалел он свой истребитель, с которым успел сродниться и который, когда он летал, был как бы продолжением его самого, его рук и ног. Он лежал весь забинтованный: и лицо и грудь. И когда друзья пришли его навестить, они не сразу узнали его. Кто - то пошутил по этому поводу:
- А враги уже узнают почерк Алексея Хлобыстова.
Алексей сделал вид, что не расслышал этих слов. Он интересовался жизнью полка, спрашивал, получили ли новые самолёты, которые тогда ждали. Он вновь мечтал о полётах, о боях и о новых победах.
Вскоре он вернулся на фронт. И снова фронтовые изнурительные будни, вылеты, воздушные бои, радость побед и горечь утрат, когда не возвращались с задания товарищи.
Когда лётчики поднимались по тревоге в воздух, их провожали те, кто оставался на земле. Провожали и надеялись, что все благополучно вернутся на свой аэродром. Хлобыстов, обычно, шутил:
- Я всегда прилечу. Хоть на костылях, хоть на одном крыле, а доберусь до своих.
Но вот однажды боевые товарищи не дождались его. 13 декабря 1943 года, командир эскадрильи 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии капитан А. С. Хлобыстов, погиб, выполняя разведывательный полёт над территорией занятой противником.
Наземные войска наблюдали в районе падения его самолёта мощный взрыв и сильный пожар. Не исключено, что свой последний полёт лётчик завершил 4-м тараном - огненным.
К тому времени Алексей Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов лично и 24 в группе с товарищами  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 33 групповые победы лётчика. ], был награждён вторым орденом Красного Знамени.
Подвиги Героя не забыты. В Москве и Мурманске есть улицы, носящие его имя. В Килп - Ярве, под Мурманском, есть школа которая носит имя Хлобыстова. Там, в музее боевой славы, собрано немало материалов об отважном лётчике.
 
*     *     *

 
 
Рейтинг: 0 2190 просмотров
Комментарии (16)
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 21:57 0

Авдеев Александр Фёдорович

Родился 23 июля (5 августа) 1916 года в селе Большая Таленка, ныне Тамбовского района Тамбовской области. Окончил 7 классов средней школы. В 1932 году переехал в Московскую область. После окончания школы ФЗУ в 1933 году работал слесарем на литейно-механическом заводе в Москве. Одновременно учился в Подольском аэроклубе. С 1937 года в Красной Армии. В 1939 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу пилотов и был направлен служить в Ленинградский военный округ. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 годов в составе 153-го истребительного авиационного полка, летал на И-153, сбитых самолётов не имел.
С июня 1941 года лейтенант А. Ф. Авдеев на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 153-го ИАП, летал на И-153 и И-16. К январю 1942 года заместитель командира эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Ленинградский фронт) старший лейтенант А. Ф. Авдеев совершил 189 успешных боевых вылетов, в 16 воздушных боях сбил 2 самолёта противника и 4 уничтожил на земле. За эти подвиги был представлен к высшей награде страны. С июня 1942 года вместе с полком сражался в составе 2-й Воздушной армии Воронежского фронта на американских истребителях "Аэрокобра".
12 августа 1942 командира эскадрильи 153-го ИАП капитан А. Ф. Авдеев погиб в воздушном бою в районе села Новая Усмань (Новоуспенский район Воронежской области). К этому времени выполнил более 200 боевых вылетов, провёл около 30 воздушных боёв, в которых лично сбил 5 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943), Красного Знамени (13.09.1942), Красной Звезды (03.12.1941).

* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 21:58 0

Азаров Евгений Александрович

Родился 20 ноября 1914 года в селе Волфино Курской губернии (ныне Глушковский район Курской области). Детство и юность провёл в городе Прокопьевск (ныне Кемеровская область). Окончил 7 классов. Работал учеником, затем слесарем на сахарном заводе. Окончил техникум механизации. С 1935 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 153-го ИАП. Летал на И-153, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года лейтенант Е. А. Азаров на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же 153-го ИАП, летал на МиГ-3. С июля по сентябрь 1941 года сражался в 440-м ИАП, продолжая летать на МиГ-3. С сентября 1941 года - в 19-м ИАП (19 августа 1944 года преобразован в 179-й Гвардейский ИАП). Был командиром звена, заместителем командира и командиром эскадрильи. Летал на МиГ-3, ЛаГГ-3, Ла-5 и Ла-7.
К августу 1944 года командир эскадрильи 19-го истребительного авиационного полка (6-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) майор Е. А. Азаров совершил 339 боевых вылетов, провёл 101 воздушный бой, в которых сбил лично 10 и в составе пары 7 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 15 личных победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
К маю 1945 года Гвардии майор Е. А. Азаров выполнил около 400 боевых вылетов, провёл около 110 воздушных боёв, сбил 13 самолётов противника лично (в том числе 1 - тараном) и 7 в паре. За годы войны несколько раз был ранен, в том числе в голову, но неизменно возвращался в строй. Сражался на Ленинградском, Волховском, Воронежском, 1-м Украинском, 1-м Белорусском фронтах.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. С апреля 1946 года Гвардии майор Е. А. Азаров - в запасе по болезни. Жил в городе Пушкино Московской области. Работал ювелиром в артели инвалидов войны "Московский часовщик". Умер 26 января 1957 года.
Награждён орденами: Ленина (19.08.1944), Красного Знамени (16.03.1943, 30.03.1943, 06.06.1945), Суворова 3-й степени (25.07.1944), Красной Звезды (20.05.1940); медалями.
* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:00 0

Дубовик Иван Михайлович

Родился в 1917 году в селе Моисеево (Велижский район Великолукской области). В 1937 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. Окончил военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП (59-я ИАБР, ВВС 7-й Армии). Летал на И-153, в воздушных боях сбил в паре 1 самолёт противника. Награждён медалью "За боевые заслуги".
С 22 июня 1941 года младший лейтенант И. М. Дубовик на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 7-го ИАП, летал на МиГ-3. В октябре 1941 года переведён в 153-й ИАП, где продолжал летать на МиГ-3. С марта 1942 года - командир эскадрильи 14-го Гвардейского ИАП, летал на Як-1. В сентябре 1943 года направлен в 159-й ИАП, где летал на "Киттихауке" и Ла-5. В июне 1944 года вернулся в 14-й Гвардейский ИАП, летал на Як-9 "Краснокутский колхозник" (самолёт построен на средства, собранные жителями города Красный Кут).
К ноябрю 1944 года помощник командира по воздушно-стрелковой службе 14-го Гвардейского истребительного авиационного полка (275-я истребительная авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт) Гвардии майор И. М. Дубовик совершил 288 боевых вылетов, провёл 45 воздушных боёв, в которых сбил лично 11 и в составе группы 9 самолётов противника, уничтожил 1 аэростат-корректировщик (с ноября 1944 года полк боевой работы не вёл, занимался по плану учебно-боевой подготовки, прикрывая побережье Эстонии).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. Его имя носит одна из улиц в городе Красный Кут (Саратовская область).
Награждён орденами: Красного Знамени (20.12.1941, 10.07.1944), Отечественной войны 1-й степени (02.05.1943), Отечественной войны 2-й степени (05.11.1944), Красной Звезды (13.12.1941); медалями.
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:02 0

Кирсанов Пётр Семёнович

Родился 1 января 1919 в деревне Лапино, ныне Калужской области. С августа 1936 года в ряда Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 153-го ИАП, летал на И-153, сбитых самолётов противника не имел.
С июня 1941 года лейтенант П. С. Кирсанов на фронтах Великой Отечественной войны в должности заместителя командира эскадрильи того же 153-го ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП), летал на МиГ-3 и "Аэрокобре". В 1941 году арестован "за потерю ориентировки при выполнении боевого задания", следствием чего стала вынужденная посадка и потеря 6 истребителей из-за полной выработки горючего. Его дело не было направлено в военный трибунал. Ввиду боевых и отсутствия погибших при вынужденных посадках командование ограничилось снятием его с должности. В 1942 году воевал на Воронежском фронте, восстановлен в должности заместителя командира эскадрильи, затем назначен командиром эскадрильи.
С марта 1943 года до конца войны служил инструктором-лётчиком Главного управления боевой подготовки фронтовой авиации ВВС РККА, летал на Як-3 и других типах самолётов. К маю 1945 года Гвардии майор П. С. Кирсанов совершил 323 боевых вылета, провёл около 30 воздушных боёв, в которых сбил 7 самолётов противника лично и 3 в составе пары.
После окончания войны до 1952 года служил в Главном управлении боевой подготовки ВВС. В 1950 году окончил Военно-Воздушную академию. С 1952 года - командир авиационной дивизии. В 1958 году окончил Военную академию Генерального штаба, служил на различных командных должностях. С 1988 года - военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Жил в Москве. Умер 7 ноября 1991 года, похоронен на Троекуровском кладбище.
Награждён орденами: Ленина, Октябрьской Революции, Красного Знамени (26.02.1942, 13.09.1942, 06.04.1945, ...), Отечественной войны 1-й степени (19.08.1944, ...), Красной Звезды (1940, ...), "За службу Родине в ВВС СССР" 3-й степени; медалями, иностранными наградами.

* * *

Воевал в 153-м истребительном авиационном полку командир эскадрильи Пётр Семёнович Кирсанов, ставший впоследствии Генералом, работником Главного штаба ВВС. Идёт, бывало, по аэродрому, высокий, стройный, и вызывает невольное восхищение. Спокойный, покладистый по характеру, он был храбр в бою и пользовался большим уважением у лётчиков.
Боевое крещение Кирсанов принял под Ленинградом в 3 часа утра 22 Июня 1941 года. Там же он сбил первый вражеский самолёт, и там же его постигло несчастье, едва не закончившееся судом военного трибунала.
Во главе шестёрки истребителей Кирсанов вылетел на сопровождение бомбардировщиков, получивших задачу нанести удар по станции Сиверская. Отбомбились, проводили боевых друзей до аэродрома и взяли курс домой. Подлетают к Неве, а по ней стелется туман. Повернули обратно. И там погода не лучше. Попробовали пробиться вниз - не удалось: туман опустился до самой земли. Радиосвязи между самолётами тогда ещё не было, и шестёрка рассыпалась. Горючее на исходе. Что делать ?
Кирсанов оставил самолёт, приземлился на каком - то болоте и только на седьмые сутки окружным путём через Ярославль и Рыбинск добрался до своей части. Его тут же к ответу: как, да что, да почему ? Совсем недавно всем шестерым лётчикам выдали партийные билеты. И вот пожалуйста: погубили боевые машины.
- Но что же мне оставалось делать ? - защищался комэск.
Все знали: в подобных условиях иного выбора, как покинуть самолёт, не оставалось. Тем не менее ведущего решили наказать, ибо одновременная потеря шести машин - большой урон для потрепанного в боях полка. До трибунала дело не дошло, но с должности командира эскадрильи Кирсанова сняли. Так, разжалованным, он и прибыл в 153-й авиаполк под Воронеж.
Командир полка Майор С. И. Миронов сразу же восстановил прибывшего лётчика в прежней должности, и не ошибся. Кирсановская эскадрилья была одной из лучших в полку. Сам комэск под Воронежем увеличил свой боевой счёт на 6 сбитых вражеских машин.
Однажды группа истребителей во главе с Кирсановым встретилась над переправой через Дон с 17 немецкими самолётами. В числе их было 8 Ме-109. Комэск первым навязал противнику бой. И закрутилась над русской рекой карусель. Итог ей подвели пехотинцы. Они сообщили в полк: сбиты 3 "Юнкерса" и 2 "Мессера".
И ещё об одной схватке эскадрильи Кирсанова над Воронежем хочется рассказать. Шестёрка его истребителей встретилась с 28 "Мессершмиттами". Нашим пришлось нелегко: против одного советского истребителя почти пять вражеских. И все же кирсановцы не отступили. Одного "Мессера" свалил на землю командир. Но и его самолёт порядком потрепали. Снарядом повредило маслосистему, и мотор заклинился. Пришлось садиться в поле.
Войну Пётр Семёнович Кирсанов закончил инструктором - лётчиком Главного управления боевой подготовки фронтовой авиации ВВС. Всего произвёл 323 успешных боевых вылетов, в воздушных боях уничтожил 8 вражеских самолётов лично и 6 - в группе с товарищами. [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 3 групповые победы. ]

* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:03 0

Кисляков Анатолий Васильевич

Родился 20 февраля 1918 года в деревне Утенино Талдомского района Московской области. Окончил 7 классов школы и 1-й курс Московского полиграфического техникума. Работал наборщиком в типографии. С 1939 года в рядах Красной Армии. В марте 1940 года окончил Борисоглебское военное авиационное училище лётчиков. Служил в Забайкалье, с мая 1941 года - в Ленинградском военном округе.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. И. Кисляков на фронтах Великой Отечественной войны в составе 153-го ИАП (22 ноября 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП). Летал на И-153 и "Аэрокобре". Прошёл путь от лётчика до помощника командира полка. Воевал на Ленинградском, Воронежском, Северо-Западном, Калининском, 2-м Прибалтийском, 1-м Прибалтийском, 3-м Белорусском фронтах. 2 августа 1942 года легко ранен.
К декабрю 1944 года помощник командира 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе (5-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 3-я Воздушная армия, 1-й Прибалтийский фронт) Гвардии капитан А. В. Кисляков совершил 532 боевых вылета, в воздушных боях сбил лично 14 и в составе группы 2 самолёта противника (в наградном листе говорится о 15 личных и 4 групповых победах), а также уничтожил 1 аэростат-корректировщик. За эти подвиги представлен к высшей награде страны.
К маю 1945 года помощник командира 28-го Гвардейского ИАП (5-я Гвардейская ИАД, 3-й Белорусский фронт) Гвардии майор А. В. Кисляков совершил 539 боевых вылета и провёл 63 воздушных боя (число побед не изменилось). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 7945).
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1952 году окончил Военно-Воздушную академию. С 1968 года Гвардии полковник А. В. Кисляков - в запасе. Жил в Москве. Работал ведущим конструктором завода. Умер 28 июля 1998 года, похоронен на Троекуровском кладбище.
Награждён орденами: Ленина (20.12.1941, 18.08.1945), Красного Знамени (03.05.1942, 11.10.1943, 07.10.1944), Александра Невского (15.05.1945), Отечественной войны 1-й степени (22.02.1943, 11.03.1985), Отечественной войны 2-й степени (20.01.1943), Красной Звезды (дважды); медалями.

* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:04 0

Ларионов Георгий Петрович

Он родился в 1908 году в Петербурге. Его отец и дед были выходцами из Вологодской губернии. В посёлке Чагода Георгий провёл свои юношеские годы. В 1922 году он поступил в школу фабрично-заводского ученичества при стекольном заводе. После её окончания (в 1924 году), работал мастером-стеклодувом на Смердомском стеклозаводе имени Сазонова. Георгий был одним из первых комсомольцев в районе, а в 1926 году его избрали членом Устюженского уездного комитета комсомола.
Позднее Ларионов переехал в Ленинград, работал на заводе "Красная звезда", учился в совпартшколе. Но завершить учёбу не пришлось - призвали в ряды Красной Армии. Он стал курсантом военно-авиационного училища, закончил его с отличием и был назначен инструктором в военную школу лётчиков. С мая 1938 года - командир звена 7-го истребительного авиационного полка, а с декабря 1939 года - командир эскадрильи в этом полку.
Когда началась Советско-Финляндская война, командир звена 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Г. П. Ларионов принял в ней самое непосредственное участие. С 30 ноября 1939 года по 15 марта 1940 года совершил 120 боевых вылетов на штурмовку аэродромов и живой силы противника. В 2 воздушных боях сбил 3 вражеских самолёта, ещё 3 уничтожил на земле (в группе из 5 лётчиков).
14 февраля 1940 года по тревоге Ларионов вылетел на задание. Неожиданно из-за облаков вывернуло несколько самолётов противника. Завязался бой. Ларионов атаковал неприятеля дерзко и решительно. Он сбил самолёта противника, но и его машину основательно повредило вражеским зенитным снарядом. Самолёт еле держался в воздухе, однако Ларионов сумел довести его до линии фронта и посадить на своём аэродроме. Подобных эпизодов было немало. Вспоминает лётчик М. Борисов:
"Мы прикрываем свои войска, которые форсируют реку Тайпален-йоки. За рекой находится укреплённый район противника. И вот звено старшего лейтенанта Г. Ларионова: в котором шли лейтенант П. Покрышев и я, получило задание прикрыть переправу, а затем сбросить листовки над укреплённым районом.
Заревели моторы - и мы в воздухе. Внизу находятся наши войска. В предутренней мгле они еле различимы. Патрулируем над рекой и видим, как наши наводят понтоны. Бьёт артиллерия. Хорошо видно, как рвутся снаряды в укреплённом районе противника. Но вот по нашим самолётам стали бить зенитки, снаряды разрывались слева от нас. Мы отошли от этого места.
Когда нас сменило другое звено истребителей, мы пошли в укреплённый район противника со стороны Ладожского озера, чтобы сбросить листовки. Облачность местами доходила до 100 метров. Шли на высоте 70 - 80 метров. В пути попали под зенитный огонь. Ларионов и я шли рядом, а Покрышев отстал, и когда мы выскочили на пункт, противник открыл огонь из пулемётов. Мы не видели, откуда стреляют, но Покрышев, шедший сзади нас, заметил огневую точку и молниеносно атаковал её. Ларионов также повёл атаку на зенитную точку. В первый момент противник отстреливался, но когда мы засыпали его свинцом из пулемётов, огневая точка замолчала. Это была наша первая встреча с зенитками противника. После мы часто попадали под обстрел зениток, но всегда было достаточно нескольких очередей, чтобы противник прекратил огонь.
Утро 23 декабря. Замечательная погода... Снег так и похрустывает под ногами. Среди лётного состава оживление, слышны смех и шутки лётчиков, рассказывающих о неожиданных столкновениях и встречах с врагом. Звонок телефона. Сразу все замолчали. Звонят из штаба. Шинкаренко получает задание на вылет. Лица у лётчиков засияли, опять есть работа... Блеснули на солнце винты, и воздух вздрогнул от мощного рёва моторов. Вот уже самолёты пошли на взлёт, построились и двинулись к линии фронта. Техники провожают взглядом свои машины. Затем идут в землянку отогреться: ведь у них будет много работы, когда вернутся самолёты.
Пролетаем линию фронта. Вот мы уже над заданным районом нашего патрулирования. Внимательно смотрим по сторонам. Недалеко прошли скоростные бомбардировщики, блестя плоскостями, промчались "Чайки", а вот в стороне компактно и грозно мчится ещё девятка наших истребителей. Торопятся... Вдалеке замечаем силуэты наших бомбардировщиков. Они возвращаются. Но что это? Они идут разорванным строем. Несколько самолётов отстали. Напрягаем зрение и замечаем, как около отставших наших самолётов кружатся маленькие силуэтики. Это истребители противника.
Шинкаренко разворачивается, и мы на полном газу и "с прижимом" летим на выручку товарищам. Подоспели вовремя. Зато сами попали в невыгодное положение, так как потеряли высоту. Противник оказался выше нас метров на 400. К тому же он имел численное превосходство. Идём в атаку. Сверху на нас сыплются финские истребители "Фоккер" Д-21. Мы их встречаем на лобовых атаках. Атаки быстры и молниеносны; кто кому зайдёт скорее в хвост. Вот уже мы поднялись выше и дерёмся на одной высоте. Наконец, сопротивление сломлено, и вражеские самолёты разлетаются в разные стороны, кто куда, лишь бы уйти. Но не тут-то было. Здесь уже пошла драка один на один. Противник уходит из боя с переворота. В то время, когда он делает переворот и самолёт на миг как бы застывает в прицеле, мы бьём его, как куропатку.
Вот Покрышев зажёг одного, и тот падает к земле, разваливаясь на части. Булаев жмёт противника к земле, тот старается как-нибудь увильнуть, но не таков Булаев, чтобы выпускать врага. Мгновение, и противник, блеснув хвостом, врезался в землю. Куда ни посмотришь - везде одиночные поединки. Теперь уже видно, что преимущество на нашей стороне.
Неожиданно замечаю в стороне самолёт противника... Он боя не принимает. Хочет уйти от меня пикированием. Я погнался за ним.... Он идёт и виляет хвостом из стороны в сторону, не давая вести прицельный огонь. Даю по нему очередь... Перезаряжаю, но бесполезно, пулемёты молчат. Делать нечего, приходится бросать недобитого врага и идти обратно. Осмотрелся. Нет никого - ни наших, ни противника. Беру курс домой. В стороне вижу: дерутся 2 самолёта. Издали не разобрать, какой наш, какой противника... Иду к месту поединка, хотя у меня пулемёты и не стреляют... Вдруг один из самолётов на миг замер и рухнул на землю. Другой, как видно, заметил меня и идёт мне навстречу. Я всматриваюсь: свой или противник? Уже можно различить красную звезду на фюзеляже. Она гордо блестит на солнце, как бы празднуя победу над врагом. Обрадованный, я узнаю командира своего звена - старшего лейтенанта Г. Ларионова.
Набираем высоту. Наших уже нет. Ушли домой. Смотрю назад и вижу невдалеке группу из 4 самолётов. Показываю Ларионову. Идём к ней. Атакуем в лоб. Два самолёта отделяются и на полном газу уходят в глубь вражеской территории. С другими двумя мы столкнулись на лобовых. Но атаки были недолгими, противник, не выдержав, бросился удирать. Горючее у нас было на исходе, преследовать не стали.
Когда подвели итог боя, было установлено, что сбито 10 вражеских самолётов. На наш аэродром не вернулись 2 лётчика". [По финским данным 23.12.1939 года ВВС Финляндии в воздушных боях потеряли 3 самолёта (гидросамолёт R.29 "Ripon" IIF, лёгкий бомбардировщик "Fokker" C.X и истребитель "Fokker" D.XXI) и 4 лётчика, сбив при этом 6 СБ из 44-го СБАП, 2 И-16 из 7-го ИАП, 2 И-16 из 64-го ИАП и 1 Р-5.]
21 марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, старший лейтенант Ларионов Георгий Петрович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 288).
В 1941 году капитан Г. П. Ларионов был назначен командиром эскадрильи в 153-й ИАП. С началом Великой Отечественной войны в действующей армии. Сражался под Ленинградом. В течение июля 1941 года 153-й ИАП вёл разведку и штурмовал сухопутные войска противника в районе Иматра, Энсо, Париккаоа, Ристолахти, Мерия, Эско. Фактически полк воевал на два фронта: действовал над Карельским перешейком против финнов и в районе Ленинграда (Петергоф, Пулково, Колпино, Шлиссельбург) против германских войск. Очень часто каждый лётчик полка выполнял по 7 - 8 боевых вылетов в день.
Боевые вылеты осуществлялись как с основного аэродрома Кексгольм, так и с аэродромов рассредоточения Саккола и Пети-Ярви. В начале июля 1941 года у одного из островов в Балтийском море разведкой был обнаружен вражеский караван. В воздух сразу же поднялась группа штурмовиков. Их сопровождали истребители эскадрильи капитана Ларионова. Бомбы, сброшенные на цель нашими лётчиками с большой высоты, не принесли желаемых результатов. Тогда командир эскадрильи, несмотря на сильный заградительный огонь, снизился до сотни метров и открыл по вражескому транспорту огонь из пушек и пулемётов. Его примеру последовали лётчики-штурмовики. Вскоре морской транспорт врага пошёл ко дну.
С 28 июня по 7 июля 1941 года капитан Г. П. Ларионов выполнил 16 боевых вылетов, в групповых воздушных боях сбил 2 самолёта Ме-109 (в составе звена), одним из первых освоил новый истребитель МиГ-3. Его эскадрилья совершила 110 боевых вылетов и сбила 6 самолётов противника (2 истребителя Ме-109 и 4 бомбардировщика Ю-88).
В июле 1941 года финская авиация несколько раз бомбила Кексгольм. Первый налёт бомбардировщики "Бленхейм" выполнили 20 июля ближе к полуночи. Бомбили с малых высот 50-кг бомбами безрезультатно. На преследование "Бленхеймов" на истребителе МиГ-3 взлетел старший политрук Быстров, который сбил один финский бомбардировщик. Однако в этот же день полк понёс поистине невосполнимую утрату - на рассвете погиб Герой Советского Союза капитан Г. П. Ларионов.
В ночь с 20 на 21 июля 1941 года Ларионов со своей эскадрильей прикрывал группу штурмовиков, которая вышла на вражеский аэродром и стала бомбить его. На поле уже пылало 6 немецких бомбардировщиков, а наши штурмовики, охраняемые истребителями, делали заход за заходом. Нескольким вражеским машинам всё же удалось подняться в воздух, а земли по нашим самолётам били зенитки. Один из снарядов угодил в самолёт Ларионова. Повреждения оказались очень серьёзными. Спастись можно было только посадкой. Но внизу была земля, захваченная врагом. Дым просочился в кабину, застилал глаза, но отважный лётчик твёрдо держал в руках штурвал. Он пытался дотянуть до своей территории, но не успел. Едва машина миновала наши позиции, раздался взрыв... Приказом по войскам Ленинградского фронта от 20 декабря 1941 года капитан Г. П. Ларионов посмертно награждён орденом Ленина.
Похоронен в городе Кексгольм (Приозерск) Ленинградской области. Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени; медалями. Его именем назван посёлок в Приозерском районе, улицы в городе Приозерске и посёлке Сазоново Чагодощенского района. В посёлке Чагода установлена стела.
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:05 0

Макаренко Николай Фёдорович

Родился 1 Мая 1916 года в селе Сенное, ныне Богодуховского района Харьковской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов. Учился в Изюмском медицинском техникум Харьковской области. Несколько лет жил и работал в Москве. С 1935 года в Красной Армии. В 1938 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков. Участвовал в походе войск Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию 1939 года.
Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Совершил 53 боевых вылетов, сбил 2 самолёта противника.
Великую Отечественную войну встретил в должности командира звена. Сражался на Ленинградском и Воронежском фронтах.
К Декабрю 1941 года командир эскадрильи 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) Майор Н. Ф. Макаренко совершил 262 боевых вылета, в 11 воздушных боях сбил 1 и уничтожил на земле 2 самолёта противника. Всего выполнил 325 успешных боевых вылетов и сбил 10 вражеских самолётов. В одном из боёв был тяжело ранен.
10 Февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
В 1950 году с отличием окончил Военно - Воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского. В 1970 году Полковник Н. Ф. Макаренко вышел запас. Жил в городе Щёлково Московской области. Работал на авиационном заводе в Москве.
Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени (дважды), Отечественной войны 1-й степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды; медалями. Имя Героя носила пионерская дружина средней школы в городе Богодухов.

* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:07 0

Мелехин Борис Дмитриевич

Родился 12 Июля 1919 года. В 1936 году поступил в Качинскую военную авиационную школу пилотов. По окончании, в 1938 году, служил в Люберецкой истребительной дивизии. В авиации прослужил 40 лет. Прошёл путь от курсанта до Генерал - Лейтенанта авиации, от рядового лётчика до командующего Воздушной армией.
Зимой 1939 - 1940 годов участвовал в боевых действиях с белофинами.
В 1941 - 1945 годах сражался на фронтах Великой Отечественной войны. Всего за время военных действий совершил 392 успешных боевых вылета (в том числе: 60 - на бомбардировку и 70 - на штурмовку войск противника). В воздушных боях сбил 9 вражеских самолётов. Участник парада Победы 1945, 1995, 2005 годов.
По окончании войны командовал авиационным полком, дивизией. В 1959 году окончил Военную академию Генерального штаба. В 1960 - 1961 годах - начальник Качинского училища. В 1962 - 1965 годах - заместитель командующего 1-й Воздушной армией. В 1965 - 1971 годах - командующий 4-й Воздушной армией. В 1966 году присвоено звание "Заслуженный военный лётчик СССР". В 1968 году командовал армией при вводе войск в Чехословакию. В 1971 - 1976 годах - начальник Командного факультета Военно - Воздушной академии.
Награждён орденами Красного Знамени (семь), Александра Невского, Отечественной Войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды (дважды), "За службу Родине в Вооружённых Силах" 3-й степени, многими медалями. Живёт в Люберцах (Московская область).
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:08 0

Миронов Сергей Иванович

Родился 12 июля 1914 года в городе Житомире (Украина). Окончил 6 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Работал секретарём комитета комсомола завода "Ленинская кузница" в Киеве. С 1933 года в рядах Красной Армии. В 1934 году окончил Харьковскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Ленинградского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны с 1 декабря 1939 года по 13 марта 1940 года в составе 7-го ИАП и 68-го ИАП. Летал на И-15бис, И-153 и И-16.
К 27 января 1940 года командир звена 4-й эскадрильи 68-го истребительного авиационного полка (ВВС 13-й армии Северо-Западный фронт) старший лейтенант С. И. Миронов совершил 37 боевых вылетов, в 3 воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника, штурмовыми ударами уничтожил более 10 огневых точек. Всего совершил 135 боевых вылетов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 280). В 1940 году поступил на учёбу в Военно-Воздушную академию, но закончить её не успел.
С июня 1941 года капитан С. И. Миронов на фронтах Великой Отечественной войне в составе 7-го ИАП (5-я САД, ВВС Ленинградского фронта), летал на И-16. С августа 1941 года воевал в 153-м ИАП (той же 5-й САД), летал на И-16 и "Аэрокобре". В октябре 1941 года принял командование этим полком. С июня 1942 года сражался на Воронежском фронте. С декабря 1942 года служил в Инспекции ВВС Красной Армии, где летал на разных типах самолётов. С мая 1944 года служил в Управлении 193-й ИАД, летал на Як-9.
К 9 мая 1945 года командир 193-й истребительной авиационной дивизии (13-й истребительный авиационный корпус, 16-я Воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) Гвардии полковник С. И. Миронов совершил 124 боевых вылетов, провёл 38 воздушных боёв, в которых сбил лично 7 и в составе группы 4 самолёта противника (в последнем наградном листе говорится о 9 личных и 2 групповых победах), а также уничтожил 3 аэростата-корректировщика.
После окончания войны продолжал служить в ВВС. В 1949 году окончил Военную академию Генерального штаба. Командовал рядом авиационных соединений, работал в Министерстве обороны СССР. С 1962 года генерал-полковник авиации С. И. Миронов - заместитель командующего ВВС по боевой подготовке, член Военного Совета ВВС. 3 августа 1964 года погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Награждён орденами: Ленина (07.04.1940), Красного Знамени (1940, 03.05.1942, 13.09.1942, 1943, ...), Суворова 2-й степени (06.04.1945, 31.05.1945), Кутузова 2-й степени, Красной Звезды; медалями.

* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:09 0

Мухин Борис Александрович

Родился в 1921 году в городе Вышний Волочёк (Калининская область). В рядах Красной Армии с 1939 года. С 22 июня 1941 года лейтенант Б. А. Мухин на фронтах Великой Отечественной войны. Служил в составе 153-го истребительного авиационного полка (22 ноября 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП). Сражался на Ленинградском, Воронежском, Северо-Западном, Калининском, 2-м и 1-м Прибалтийском, 3-м Белорусском фронтах. Летал на МиГ-3, затем освоил "Аэрокобру".
К маю 1945 года командир эскадрильи 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка (5-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 11-й истребительный авиационный корпус, 3-я Воздушная армия) Гвардии капитан Б. А. Мухин произвёл около 200 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 7 самолётов противника лично и 2 - в составе группы.
Участник вооружённого конфликта на территории Кореи c ноября 1950 года по февраль 1951 года в составе 72-го Гвардейского ИАП, лично сбил 1 самолёт противника.
12 марта 1951 года большие группы штурмовиков F-80 из состава 8-й авиагруппы в сопровождении сильного прикрытия, состоящего из "Сейбров" 4-й авиагруппы перехватчиков, совершили налёт на корейскую авиабазу в районе Сингисю. В этих боях впервые участвовала сборная эскадрилья Гвардии майора Бордуна из состава 72-го ГИАП. Она первая ушла по тревоге в воздух в составе 10 машин, в составе этой группы в свой первый боевой вылет в небо Кореи ушёл новый командир 72-го ГИАП Гвардии подполковник Б. А. Мухин, но командовал группой Гвардии майор А. З. Бордун.
Вслед взлетевшей по тревоге эскадрилье Бордуна в воздух ушла пара "МиГов" под командованием Гвардии подполковника В. И. Колядина. Строй группы был в виде "этажерки" и состоял из 2-х групп одна над другой: чуть ниже и впереди шло ударное звено Гвардии майора Бордуна, а над ними чуть сзади шла шестёрка прикрытия под командованием Гвардии капитана И. А. Гуц
Первой встретилась с противником группа Бордуна, которая вступила в бой с группой передового заслона, состоящего из 12 F-86. Бой с "Сейбрами" был упорный и трудный, но вели его наиболее опытные лётчики 72-го ГИАП, имеющего большой боевой опыт Великой Отечественной войны, а также опыт боёв в небе Кореи. Видимо, это обстоятельство, а также мастерство советских лётчиков и склонило чашу весов в нашу пользу. В этом бою лётчики группы Бордуна одержали 2 победы: один "Сейбр" сбил в середине боя Гвардии капитан И. А. Гуц, а другой - Гвардии подполковник Б. А. Мухин. В конце боя он увидел оторвавшийся от строя одиночный "Сейбр" и сверху сзади атаковал его, поразив с короткой дистанции, и видел, как он упал на побережье Жёлтого моря.
После возвращения в СССР продолжал служить в ВВС. В запас вышел в звании Гвардии полковника.
Награждён орденами: Красного Знамени (20.12.1941, 01.11.1944), Александра Невского (30.04.1945), Отечественной войны 1-й степени (14.07.1944, 11.03.1985), Красной Звезды (23.04.1943, ...); медалями.

* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:11 0

Никитин Алексей Иванович

Родился 13 октября 1918 года в деревне Лысково, ныне Краснохолмский район Тверской области. Многие годы жил в Москве. Окончил 7 классов и школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при московском заводе "Борец", работал там же модельщиком, и одновременно учился в аэроклубе. В 1937 году по специальному набору призван ряды Красной Армии. В 1938 году окончил Чкаловскую военную авиационную школу лётчиков. После её окончания направлен для прохождения службы в Ленинградский Военный округ.
Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 7-го ИАП летал на И-15бис и И-153, В воздушных боях лично сбил 2 самолёта противника. За успешное выполнение боевых заданий награждён медалью "За боевые заслуги".
С 22 июня 1941 года лейтенант А. И. Никитин на фронтах Великой Отечественной войны. В составе 7-го ИАП летал на МиГ-3, входил в группу лётчиков, дислоцировавшуюся на аэродроме Горелово в подчинении командования 7-го ИАК ПВО, лично сбил 1 самолёт противника. В конце июля 1941 года переведён в 19-й ИАП, с октября 1941 года - в составе 153-го ИАП (5-я САД ВВС Ленинградского фронта).
К декабрю 1941 года командир звена 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) лейтенант А. Н. Никитин совершил 147 боевых вылетов, в 66 воздушных боях лично сбил 7 и в группе 3 самолёта противника. За эти достижения, а также за успешные вылеты на разведку и штурмовку наземных целей представлен командованием к высшей награде страны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 922).
До ноября 1943 года служил в должности командира эскадрильи 153-го (с 22 ноября 1942 года - 28-го Гвардейского) истребительного авиационного полка, летал на МиГ-3 и американских истребителях "Аэрокобра". Далее работал на командных должностях ВВС Красной Армии (в Управлении 269-й истребительной авиационной дивизии и 14-й Воздушной армии).
К концу войны Гвардии майор А. И. Никитин совершил 238 боевых вылетов, в 73 воздушных боях сбил 11 самолётов противника лично и 3 в группе, штурмовыми действиями уничтожил значительное количество боевой техники и живой силы противника. Воевал на Ленинградском, Воронежском, Калининском, Северо-Западном фронтах. Участник Советско-Японской войны в августе 1945 года в составе Управления 12-й Воздушной армии.
После войны продолжал службу в ВВС СССР. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию. Старший инспектор-лётчик Управления боевой подготовки ВВС полковник А. И. Никитин погиб 20 сентября 1954 года в авиационной катастрофе.
Награждён орденами: Ленина (10.02.1943, ...), Красного Знамени (20.12.1941, 13.09.1942), Отечественной войны 1-й степени (19.10.1944), Отечественной войны и 2-й степени (29.02.1944), Красной Звезды; медалями.

* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:12 0

Ржавский Никита Харитонович

Родился в 1916 году в селе Першемарьевка, ныне Славянского района Донецкой области, в семье крестьянина. Окончил 2 курса рабфака. С декабря 1937 года в рядах Красной Армии. Окончил Ворошиловградскую военную авиационную школу лётчиков.
На фронтах Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Командир звена 153-го истребительного авиационного полка (5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я армия, Ленинградский фронт) лейтенант Н. Х. Ржавский совершил 283 боевых вылета, в том числе 81 - на штурмовку живой силы и техники противника. В 10 воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника и 2 в составе группы, ещё 1 самолёт уничтожил на земле. 7 декабря 1941 года погиб при выполнении боевого задания.
10 февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Награждён орденами Ленина (дважды).
Похоронен в братской могиле у деревни Суоранда Всеволожского района Ленинградской области. В память о Герое в деревне установлен обелиск.

* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:13 0

Смирнов Алексей Семёнович

Родился 25 января (7 февраля) 1917 года в деревне Пальцево, ныне Рамешковского района Тверской области. Окончил неполную среднюю школу, работал в железнодорожном депо. С 1938 года в Красной Армии. В том же году окончил Одесскую военную авиационную школу пилотов, с декабря 1938 года - лётчик в авиационных частях Московского, а затем Ленинградского военных округов. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 годов в составе 153-го истребительного авиационного полка, летал на И-153, побед не имел.
С июня 1941 года лейтенант А. С. Смирнов на фронтах Великой Отечественной войны в составе того же полка (в ноябре 1942 года преобразован в 28-й Гвардейский ИАП). Был командиром звена, заместителем командира эскадрильи, летал на И-153 и американских истребителях "Аэрокобра".
К концу июля 1943 года заместитель командира эскадрильи 28-го Гвардейского истребительного авиационного полка (5-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 6-я Воздушная армия, Северо-Западный фронт) Гвардии капитан А. С. Смирнов совершил 212 боевых вылетов, в 39 воздушных боях сбил 13 самолётов противника лично и 1 в паре. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 сентября 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1213).
С октября 1943 года Гвардии майор А. С. Смирнов работал в должности командира эскадрильи 28-го ГИАП (11-й истребительный авиационный корпус, 3-я Воздушная армия, 1-й Прибалтийский фронт). К сентябрю 1944 года совершил 296 боевых вылетов, лично сбил 31 самолёт противника и уничтожил 1 наблюдательный аэростат. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года награждён второй медалью "Золотая Звезда" (№ 4182).
В январе 1945 года назначен заместителем командира 28-го ГИАП. К концу войны совершил 357 боевых вылетов, провёл 72 воздушные схватки с противником, в которых лично сбил 35 вражеских самолётов и 1 аэростат, ещё 1 самолёт сбил в паре. Сражался на Ленинградском, Воронежском, Северо-Западном, Калининском, 1-м и 2-м Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах.
После войны продолжил службу в ВВС страны, командовал авиационным полком. В 1947 году окончил Высшие лётно-тактические курсы усовершенствования офицерского состава в Липецке. С 1950 года - старший инструктор-лётчик по технике пилотирования ВВС Московского военного округа. С 1954 года Гвардии полковник А. С. Смирнов - в запасе. Жил в Москве. Умер 7 августа 1987 года.
Награждён орденами: Ленина (14.08.1942, 29.09.1943), Красного Знамени (03.12.1941, 03.05.1942, 30.04.1943, 03.09.1944, ...), Александра Невского (11.10.1943), Отечественной войны 1-й степени (15.05.1945, 11.03.1985), Красной Звезды; медалями.
* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:15 0

Хаустов Иван Иванович

Родился в 1917 году в селе Ярахичи (Котельничский район Кировской области). Окончил среднюю школу и авиационный техникум. С 1936 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил военную авиационную школу лётчиков. Служил в частях ВВС Московского военного округа. Участник Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг. в составе 153-го ИАП (ВВС 15-й Армии, Северо-Западный фронт), летал на И-153, воздушных побед не имел.
С 22 июня 1941 года лейтенант И. И. Хаустов на фронтах Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в составе того же 153-го ИАП (5-я САД, ВВС Ленинградского военного округа), летал на И-153. В июле 1941 года направлен в 194-й ИАП (7-й ИАК ПВО, Ленинградский фронт), продолжая летать на И-153. 1 сентября 1941 года легко ранен в воздушном бою. С октября 1941 года служил в 440-м ИАП (7-й ИАК ПВО, Ленинградский фронт), где летал на МиГ-3.
В 1942 году назначен заместителем командира эскадрильи 157-го ИАП (ВВС 4-й Ударной армии, Калининский фронт), летал на "Харрикейне". 7 марта 1942 года подбит огнём зенитной артиллерии, ранен в ногу, выпрыгнул из горящего самолёта с парашютом, ударился о стабилизатор и в бессознательном состоянии опустился на позициях наших войск. После лечения продолжал воевать, летая на Як-7.
С января по сентябрь 1943 года находился на Курсах усовершенствования офицерского состава (город Липецк), после чего направлен командиром эскадрильи в 21-й ИАП (259-я ИАД, 3-я Воздушная армии, Калининский и 1-й Прибалтийский фронты), где летал на Ла-5 и Ла-7.
6 марта 1945 года штурман 21-го истребительного авиационного полка (259-я истребительная авиационная дивизия, 3-й Белорусский фронт) майор И. И. Хаустов не вернулся с боевого задания (пропал без вести) после воздушного боя с истребителями противника в районе города Кёнигсберга. Всего совершил более 450 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 10 и в составе группы 12 самолётов противника.
Награждён орденами: Ленина (28.05.1942), Красного Знамени (17.10.1943, 26.09.1944), Александра Невского (05.07.1944); медалью "За отвагу" (21.04.1940).

* * *
Владимир Савончик # 13 июня 2017 в 22:16 0

Хлобыстов Алексей Степанович

Родился 23 февраля 1918 года в селе Захарово, ныне село Елино Захаровского района Рязанской области. В 1934 году окончил 7 классов. В том же году, после смерти отца, переехал к сестре в Москву. Поступил учеником электромонтёра на Карачаровский механический завод. С 1936 года работал в НИИ металлургического машиностроения, с 1938 года учился в Ухтомском аэроклубе. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. С. Хлобыстов на фронтах Великой Отечественной войны в составе 153-го ИАП (5-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 23-й армии, Ленинградский фронт), летал на И-153. С 1 января 1942 года сражался в 147-м ИАП (4 апреля 1942 года преобразован в 20-й Гвардейский ИАП), на Карельском фронте. Летал на И-153, "Томагауке" и "Киттихауке".
К 10 апрелю 1942 года командир звена 20-го Гвардейского истребительного авиационного полка (1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии лейтенант А. С. Хлобыстов совершил 266 боевых вылетов, провёл 16 воздушных боёв, лично сбил 5 и в составе группы 7 самолётов противника (в материалах наградного листа говорится о 4 личных и 6 групповых победах). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1942 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
13 декабря 1943 года командир эскадрильи 20-го Гвардейского ИАП (1-я Гвардейская смешанная авиационная дивизия, 7-я Воздушная армия, Карельский фронт) Гвардии капитан А. С. Хлобыстов вылетел в паре на "свободную охоту" в район линии фронта, а также по дорогам Петсамо - Титовка. С боевого задания оба лётчика не вернулись. К этому времени А. С. Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, сбил 6 самолётов противника лично и не менее 18 в составе группы.
В 2009 году поисковым отрядом "Икар" было найдено место падения обоих самолётов. В 2013 году останки Героя с воинскими почестями похоронены на воинском кладбище посёлка Мурмаши Кольского района Мурманской области. Именем Героя названы улицы в Мурманске и в Волгоградском районе Москвы, морское рыболовное судно, школа в посёлке Килп-Ярве Кольского района Мурманской области. На лице его имени в Москве и на территории НИИ в Москве, где работал А. С. Хлобыстов, сооружёны бюсты Героя. В цехе Карачаровского механического завода установлена мемориальная доска.
Награждён орденами: Ленина (06.07.1942), Красного Знамени (22.07.1941, 05.06.1942); медалями.

* * *
Владимир Савончик # 16 июня 2017 в 11:23 0

Губанов Алексей Алексеевич

Родился 12 марта 1918 года в городе Москве. Окончив 7 классов, поступил учеником слесаря на авиаремонтный завод, учился в вечернем радиотехникуме, учился летать в аэроклубе. С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Участник Советско-Финляндской войны с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года в составе 7-го ИАП. Совершил 120 боевых вылетов на И-15бис и И-153, воздушных побед не имел.
С 22 июня 1941 года младший лейтенант А. А. Губанов на фронтах Великой Отечественной войны. Боевую деятельность начал в должности командира звена 7-го ИАП (5-я САД, ВВС 23-й Армии), летал на МиГ-3. С сентября 1941 года воевал в 153-м ИАП, продолжая летать на МиГ-3. 15 апреля 1942 года направлен в 3-й Гвардейский ИАП, где летал на ЛаГГ-3 и Ла-5. 12 декабря 1942 года переведён в 13-й ИАП (24 августа 1943 года преобразован в 111-й Гвардейский ИАП), летал на Ла-5 и Ла-7.
К маю 1943 года командир 1-й эскадрильи 13-го истребительного авиационного полка (201-я истребительная авиационная дивизия, 2-й смешанный авиационный корпус, 4-я Воздушная армия, Северо-Кавказский фронт) капитан А. А. Губанов совершил 358 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 14 самолётов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 1241).
Войну помощник командира по воздушно-стрелковой службе 111-го Гвардейского истребительного авиационного полка (10-я Гвардейская истребительная авиадивизия, 10-й истребительный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия, 4-й Украинский фронт) Гвардии майор А. А. Губанов закончил в Праге. Всего совершил 525 боевых вылетов, провёл 104 воздушных боя, в которых сбил лично 23 и в составе группы 6 самолётов противника (в последнем наградном листе говорится о 27 личных победах). Воевал на Ленинградском, Сталинградском, Южном, Северо-Кавказском, Воронежском, 1-м Украинском, 4-м Украинском фронтах.
После войны продолжал служить в ВВС. В 1951 году окончил Военно-Воздушную академию (в Монино). Командовал полком, был начальником штаба авиационной дивизии. С 1973 года Гвардии полковник А. А. Губанов - в запасе. Жил в Воронеже. Умер 26 июля 1982 года, похоронен на Юго-Западном кладбище.
Награждён орденами: Ленина (24.08.1943), Красного Знамени (28.05.1943, 29.06.1945), Александра Невского (05.01.1944), Отечественной войны 1-й степени (08.05.1943), Красной Звезды (03.01.1940, 26.11.1941, ...); медалями.

* * *