Судьбе навстречу

12 февраля 2014 - Владимир Ростов

Судьбе навстречу.

Судьбе навстречу.


Учился Володька в ГПТУ -3 речников, по специальности – Рулевой – моторист; слесарь – судосборщик. Ещё в детстве манили и дразнили его воображение всякие морские, земные  и  космические приключения. Зачитывался до того такими увлекательными рассказами бывалых путешественников, геологов, что книгу прочитывал за один день. Уже и дразнить стали «книгоедом»

А он преодолевал вместе с Дерсу Узала, Алитетом, все трудности и радости встречи с тайгой, горами, бурными реками, зверьём. Ходил по Саянам, по отрогам Сихотэ – Алиня, тонул, замерзал, мечтал… Попадал в плавании  на  трёхмачтовом паруснике в сильнейшие шторма на морях и океанах. Открывал неизведанные земли, мирно разрешал неприятные ситуации с Марсианами и другими инопланетными жителями, и сражался в смертельных схватках  с монстрами.
Короче говоря, тянула его в себя НЕИЗВЕСТНОСТЬ….

Как только окончил школу, получив восьмилетнее образование, уехал в город.
Поступил в училище. Первое время жил на квартире, за три рубля в месяц. Три рубля, для его старых родителей, оплата была не особо посильная, и он выпросил место в общежитии. Так, вдали от родителей, началась его самостоятельная жизнь. Питание бесплатное, обмундирование флотское. А что ещё надо ребёнку. Хоть теперь с родителей тянуть не будет. А эти три рубля, что сэкономил тогда были большие деньги. Два дня в совхозе работать надо было. 

Записался в секцию классической борьбы – альтернативы не было. И за зто спасибо. Хорошую, ладную фигуру накачал за полгода упорных тренировок.
В первый выход на ковёр, их тренер, мастер спорта - Саша Юсупов, решил проверить силу и ловкость у Володьки. Тот отнекивался стесняясь:
- Я ведь ни одного приёма не знаю классической борьбы!
- Ничего! Борись, как знаешь!
Вовка только выставил вперёд руки, как его ноги уже были вверху. Но он, резким движением, чуть касаясь матов, вывернулся, и своими деревенскими мозолистыми «клещами» так сжал чемпиона города в своём весе, что тот только пропищал: 
- Отпусти же, бык колхозный! 

Вот после этого случая, сразу в затоне зауважали его. Появилось много друзей.
Как – то второкурсники решили показать себя властителями душ. Но Володя с друзьями дали такой им нагоняй, что на эти три года, пока они учились, все позабыли, что такое дедовщина.
Не было такого в воспитании Володьки, чтобы обижать младших…
Родили его уже в пожилом возрасте. Всё называли «Поскрёбыш». Да уж поскрёбыш! Уже, будучи в восемнадцати  летнем возрасте, среди ночи услышал, как отец шепчет:
- Ну что, старух, давай помилуемся?!
- Дурень старый, все тебе требуется!
- А – а – а! Нашла себе, небось? Ну, погоди!
Ссорились потихоньку, пока она не уходила на лежанку русской печи, и все успокаивались.
Вот такой был русский мужик! Сейчас, от такой экологии, даже и не доживают до этого возраста, не говоря о сокровенном… 

Жили очень бедно. Семья состояла из шестерых человек. Три сына и старшая дочь.
Пенсия была, не разбежишься. Получил отец её только в семьдесят два года. Работая, ранее в колхозе, стаж не учитывали. И вот, уже, будучи на пенсии, подрабатывал. 
Кому печь сложит, кому дом подправит, кому табуретку сделает, стол и прочее - по мелочам. Про таких специалистов говорили:                                                                  – Мастер, золотые руки.                                                       Короче и швец, и жнец, и на дуде игрец!


Воевал в Первую Мировую. Награждён «Георгиевским» крестом. Служил в Семёновском полку царской армии. Володька спрашивал у него:
- Пап? А ты Ленина видел?
- А!!! Этого немецкого "шпиёна"? Видел! Маленькай такой, щупленькай!

-  Ну, маленький, не маленький, зато всех умнее! – подумал Володька.

В деревне, тогда все, бедно жили после военной разрухи. Но было интересно! Мечтали о хорошем будущем.
Считался в деревне богатым тот, у кого был персидский ковёр. У Володькиных родителей, даже гобеленовых не было… Ничего – не умерли! Такой ковёр был только у деревенского продавца – Филиппа Ивановича. Впоследствии, уличенного в махинациях с водкой его арестовали. В складе обнаружили замороженную водку при температуре окружающего воздуха минус двадцать градусов. Хитрым способом откупоривал бутылки с водкой, отливал, сколько ему надо было, наливал воды, и опять закупоривал, одному ему известным способом. На Колыме ковёр не понадобился! 

У Володьки, дома, обстановка была небогатая:
Нары, сколоченные из досок. Набитые осокой матрацы. Подушки пуховые – собирали дети пух за огородами, у болота, где днями находилась домашняя птица. Табуретки самодельные, стол, шкафчик для посуды, которой не было. Чугуны, сковороды, деревянные, самодельные ложки. Глиняные кринки для молока. Вот и весь скарб деревенский.

Кушать в одно время приучили так:
Приготовит еду мать, и идёт звать заигравшихся детей. Играли в разнообразные игры: шаровки, лапту, чижика, попа – гоняла, в войнушку. 
Кричит в пустоту мать:
- Толькя – я! Володькя – я! 
А они не слышат! Не до еды….
И вот потом приходят домой, и заглядывают в пустой чугун. Начинают гнусить.
А отец им сказал:
- Так будет всё время, пока не научитесь слушаться! Наша пила и гуляла – ваша в поле простояла.
Поспали один раз на голодный пустой желудок, в другой раз бегом на зов матери являлись.
Питались, в основном борщами. Ели и крапиву, и лебеду, Всё было. И молоко, и картофель и яичницу ели. В огороде росло всё, что нужно для деревенского пропитания. Остальное всё брали на лугах и в согре. 

Согра - эта низкое место, где протекает небольшая речка, поросшая по берегам кустарником и небольшим лесом. Чёрная и красная смородина, калина, черёмуха там были в изобилии, только не ленись. Природа щедро одаривала тех, кто не ленился. Здоровая деревенская пища. И от рака никто не умирал. Даже не слышали о такой болезни.
Хлеб пекли сами в деревенских русских печах. Отменный хлеб был! Не то, что сейчас стряпают и продают с какими – то добавками, что он весь рассыпается, крошась…

Рыбку частенько для ассортимента еды добывали. Уйдут на речку с лопатой все три брата, и, дойдя до хорошего места, режут лопатой пласты с травой. Один режет, другой подносит, а третий укладывает пласты аккуратненько, но быстро. И вот, когда плотина построена, вода долго набираться будет, а они  идут вслед за уходящей водой, и под корягами вылавливают щук и налимов. Сколько сноровки и силы надо было иметь, чтобы большущего, скользкого, как мыло налима, удержать в руках и вынести на берег.
Много не ловили. Зачем? На жарёху хватит, а надо будет – речка рядом!
В Бога тогда разучили веровать. Ну, некоторые старые люди крестились, как и Володькин отец. Он же учился в церковно – приходской школе. Читать умел хорошо, писать тоже. А мать его была вовсе безграмотная. Научили только расписываться в документах четырьмя корявыми буквами.

Как – то Володька задал отцу вопрос:
- Пап? А кому ты крестишься? Ведь Бога говорят, нет!
- Ты что, сынок? Я сам однажды видел, как небо разверзлось, показался лик господен, и вновь закрылось.
Володька спросил:
- А в каком году это случилось?
Короче, в 1908 году отец работал на Дальнем востоке матросом, и в то время пролетал Тунгусский метеорит. Они тогда этого не знали. Володька читал про это много. Объяснять не стал отцу…. Верит – пусть верит.

А зрение у старых людей было преотличное. Соберутся на завалинке, отец им рассказывает сказки. Все слушали с удовольствием. А сказочник он был непревзойдённый. Одну сказку мог три вечера подряд рассказывать – такие длинные сказки выдумывал. Жаль никто не записывал…
И вот, во время отдыха, все деды и бабки нюхали табак, продаваемый в сельпо, который так и назывался «нюхательный». Насыпят из бутылочек на большой палец, а затем к ноздре, и втягивают носом. Затем чихают минуты две – три и на этом всё. Курить не курили. Видимо этим чиханьем воздействовали на организм. Ни один старец очки не носил.

А в 1954 году стали устанавливать в каждом доме маленькие репродукторы. Видимо для политинформации населения. Когда включили эту диковинку, Володькин отец сказал удивлённо:
- Вот, собака! И где же это он там сидит, разговаривает?
Володька малой, малой, а уже читал в фантастических книгах про такое, и ответил отцу:
- Пап?! Да он же далеко находится! Всё, что он говорит, по проводам доносится сюда!
Удивился отец такому прогрессу цивилизации. Покачал с удивлением головой и сел на табурет, о чём – то своём раздумывая.

Володька был смышлёный мальчишка. В шесть лет уже все книги в деревне перечитал по два раза. Тогда ведь телевидения не было, а жажда знаний точила нутро.
Первый раз взяли в школу в пять лет. Окружили его «дядьки» - четвероклашки. Дали ему газету в руки и слушали, как он читал. А он не читал, а строчил, как из автомата. Стоят, закатываются в «ржачке». А Володька недоумевает, почему. Да потому - что читать они не могли так быстро. А сейчас даже старшеклассники не умеют толком читать. Сидя дома, рядом со взрослыми, выучил даже таблицу умножения «от и до». Потом, кто – то смял у него тетрадь от зависти, и не стал Володька ходить в этом году в школу. Обиделся! Только на следующий год пошёл. Родители на него сердились, что он не стал посещать школу, но Володька был упрям и настоял на своём. Может быть и зря….

Как – то, окончив первый класс, он стоял в школе, и подсматривал в приоткрытую дверь. как ученики четвёртого класса писали экзаменационную контрольную по арифметике. Прасковья Устиновна – училка, увидела его, стоящего в дверях, и пригласила в класс, сказав, чтобы он тоже решал задачу и примеры. И он справился самый первый, несмотря на разницу в возрасте.
Можно было его переводить через класс, да кому тогда хотелось канителиться. До седьмого класса он учился на одни пятёрки. Ну, думал:

-  Слава Богу, наконец – то я поеду в город учиться!            Раньше была семилетка, а тут вдруг школьная реформа и добавили восьмой класс.
Отучился Володька три месяца и бросил школу. Надоело! Не интересно! Родители что только не делали – упёрся и всё. Пошёл на ферму работать разнорабочим. Взяли с радостью на работу. Рабочих рук не хватало.  Тогда работы было много и для всех желающих. Это сейчас миллионы безработных. При социализме этого не было.

Пожалел о сделанном поступке спустя много лет. Через полтора месяца приехала его классная руководитель - Нина Полуэктовна Степанова. Собрали семейный совет, и уговорили его доучиться. Она всегда ставила в пример другим Володьку. Очень уважала его за быстрые ответы по математике и другим предметам. Теперь Володька благословляет тот день и Нину Полуэктовну за то, что он вернулся к знаниям, и поставила его на путь истины.
Купили ему новую одежду (как – никак заработал на ферме), а то приходилось донашивать после старших братьев. Уже и девочки стали бросать многозначительные взгляды, а ему стыдно было в старье ходить.
Очень отстал от программы, но на троечки закончил, и уехал в город.

Проучился первое полугодие. Очень нравилось ему в училище. Но ведь и домой хочется очень. Наступили новогодние каникулы. Все стали разъезжаться по домам. Пошел и Володька из затона через Обь по льду, напрямую. Здесь не так далеко. Всегда ходили в центр через Обь. Пришёл на вокзал. Денег – то нет на билет.  Помялся, помялся, но родителей уже с сентября не видел. а так хочется…. 
- А! Плевать! Как – нибудь доеду! 

Через час подошла электричка, и народ стал занимать места. Володька подождал, пока подойдёт время отправления, и зашёл в вагон. И вот электричка тронулась, и путь к дому стал понемногу сокращаться… Он сел посреди вагона, наблюдая за дверьми. В любую минуту могли нагрянуть контроллёры. Но на этот раз всё обошлось благополучно. Наконец – то конечная станция,  небольшой провинциальный городок Черепаново. А от него ещё тридцать километров до той станции, откуда до деревни рукой подать – всего девять километров пешком. Не беда...

Часа через два подошёл пассажирский поезд. Володька стал слёзно упрашивать проводницу, чтобы разрешила доехать но она ни в какую. Тогда он, оглядевшись по сторонам, забрался между вагонами. Притаился, и стал ждать отправления. Но кто – то, на его беду, заметил прячущегося человека, и сказал проводнице. 
Володька почувствовал чьё то прикосновение железной рукой….. 
- А ну - ка, заяц, слазь!
Глянул мальчишка и обомлел! На него смотрел подвыпивший милиционер. Сгрёб он Володьку своими грубыми ручищами, и затащил в купе.
Поезд тронулся, и начался допрос с пристрастием…
- Кто такой? Откуда и куда? 
Володька испуганно оглядел купе. Хотя в накуренном помещении, от сигаретного дыма, было почти ничего не видно. В купе ехали четыре милиционера. Один держал, больно сдавив  плечо Володьки. Двое, после очередной рюмки курили, а на верхней полке справа лежал, один из четырёх, трезвый служитель порядка.

Володька, заикаясь, рассказал им всё, без утайки. Явно не поверили. Сняв ремень, и намотав на руку, мент стоявший рядом, два раза ударил с оттяжной по Володькиной спине.
Вытер Володька рукавом нахлынувшие слёзы, но не от боли, а от несправедливости, но не заревел. Прикусил до крови нижнюю губу.
Виновен ли он в том, что родился в нищете! 

- А ну, выворачивай карманы, гадёныш!
Володька вывернул карманы, и из них высыпались на пол монетка, достоинством одна советская копейка, и хлебные засохшие крошки. Вытащил мент пистолет, и стал изгаляться над подростком.

Видя это безобразие, мент лежащий наверху, стал укорять своих попутчиков: 
- Хватить ребята! Что вы до мальчишки докопались? Не стыдно ли вам? Отпустите мальца!.

Он всё понял, увидев крошки. Видимо и самому приходилось лихо в жизни.
Те "повозникали", "повозникали", а потом тот, что стоял с пистолетом сказал:
- Лады, защитничек! Я его сейчас на ходу сброшу, чтобы больше неповадно было.

Он схватил Володьку за шиворот и потащил к тамбуру. Повезло Володьке, что поезд уже сбросил скорость, и начал притормаживать. Уже показались огни станции. Ментяра открыл двери, и, дав жирного пинка Володьке, скинул его в снег. Рядом, ударившись о щебенку, срикошетила пуля. 

Володьке не впервую прыгать на ходу, и он, раза два перевернувшись, поднялся и побежал от станции в темноту, радуясь, что остался жив – здоров, и радуясь ещё тому, что есть на свете хорошие люди, в лице четвёртого мента. Не заступись он, и неизвестно что бы случилось дальше! И Володька, идя домой, благодарил Бога, что хоть один из них оказался хорошим человеком. С тех пор у него негативное отношение к этим вершителям судьбы человеческой.

Володька припустил бегом по санной, укатанной дороге, и девять километров дороги пролетели незаметно. Вот и желанная встреча с родителями, братьями. Мать, как всегда, со слезами радости на глазах. Не стал Володька рассказывать про своё приключение, чтобы не расстраивать её.

Новый год прошёл хорошо. Все в селе были рады приезду Володьки. Ведь ни одна гулянка, ни одна свадьба, не обходилась без него, и его баяна. Он единственный кто играл на баяне в селе.
В те времена магнитофонов ещё в селе не было. В клубах крутили пластинки на патефонах и граммофонах. А тут живая музыка, современные песни. Володька в городе не отставал от жизни….

Но время не стоит на месте. Праздники пролетели, и надо возвращаться в город.
С собой взял только сала, хлеба и зажаренную курицу. Мама сунула ему в карман рубль, но он, зная, что это последний, не взял его. Попрощавшись с родными, и с родителями, шагнул за порог родительского дома и пошёл навстречу своей судьбе….

 

© Copyright: Владимир Ростов, 2014

Регистрационный номер №0189781

от 12 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0189781 выдан для произведения:

Судьбе навстречу.

Судьбе навстречу.


Учился Володька в ГПТУ -3 речников, по специальности – Рулевой – моторист; слесарь – судосборщик. Ещё в детстве манили и дразнили его воображение всякие морские, земные  и  космические приключения. Зачитывался до того такими увлекательными рассказами бывалых путешественников, геологов, что книгу прочитывал за один день. Уже и дразнить стали «книгоедом»

А он преодолевал вместе с Дерсу Узала, Алитетом, все трудности и радости встречи с тайгой, горами, бурными реками, зверьём. Ходил по Саянам, по отрогам Сихотэ – Алиня, тонул, замерзал, мечтал… Попадал в плавании  на  трёхмачтовом паруснике в сильнейшие шторма на морях и океанах. Открывал неизведанные земли, мирно разрешал неприятные ситуации с Марсианами и другими инопланетными жителями, и сражался в смертельных схватках  с монстрами.
Короче говоря, тянула его в себя НЕИЗВЕСТНОСТЬ….

Как только окончил школу, получив восьмилетнее образование, уехал в город.
Поступил в училище. Первое время жил на квартире, за три рубля в месяц. Три рубля, для его старых родителей, оплата была не особо посильная, и он выпросил место в общежитии. Так, вдали от родителей, началась его самостоятельная жизнь. Питание бесплатное, обмундирование флотское. А что ещё надо ребёнку. Хоть теперь с родителей тянуть не будет. А эти три рубля, что сэкономил тогда были большие деньги. Два дня в совхозе работать надо было. 

Записался в секцию классической борьбы – альтернативы не было. И за зто спасибо. Хорошую, ладную фигуру накачал за полгода упорных тренировок.
В первый выход на ковёр, их тренер, мастер спорта - Саша Юсупов, решил проверить силу и ловкость у Володьки. Тот отнекивался стесняясь:
- Я ведь ни одного приёма не знаю классической борьбы!
- Ничего! Борись, как знаешь!
Вовка только выставил вперёд руки, как его ноги уже были вверху. Но он, резким движением, чуть касаясь матов, вывернулся, и своими деревенскими мозолистыми «клещами» так сжал чемпиона города в своём весе, что тот только пропищал: 
- Отпусти же, бык колхозный! 

Вот после этого случая, сразу в затоне зауважали его. Появилось много друзей.
Как – то второкурсники решили показать себя властителями душ. Но Володя с друзьями дали такой им нагоняй, что на эти три года, пока они учились, все позабыли, что такое дедовщина.
Не было такого в воспитании Володьки, чтобы обижать младших…
Родили его уже в пожилом возрасте. Всё называли «Поскрёбыш». Да уж поскрёбыш! Уже, будучи в восемнадцати  летнем возрасте, среди ночи услышал, как отец шепчет:
- Ну что, старух, давай помилуемся?!
- Дурень старый, все тебе требуется!
- А – а – а! Нашла себе, небось? Ну, погоди!
Ссорились потихоньку, пока она не уходила на лежанку русской печи, и все успокаивались.
Вот такой был русский мужик! Сейчас, от такой экологии, даже и не доживают до этого возраста, не говоря о сокровенном… 

Жили очень бедно. Семья состояла из шестерых человек. Три сына и старшая дочь.
Пенсия была, не разбежишься. Получил отец её только в семьдесят два года. Работая, ранее в колхозе, стаж не учитывали. И вот, уже, будучи на пенсии, подрабатывал. 
Кому печь сложит, кому дом подправит, кому табуретку сделает, стол и прочее - по мелочам. Про таких специалистов говорили:                                                                  – Мастер, золотые руки.                                                       Короче и швец, и жнец, и на дуде игрец!


Воевал в Первую Мировую. Награждён «Георгиевским» крестом. Служил в Семёновском полку царской армии. Володька спрашивал у него:
- Пап? А ты Ленина видел?
- А!!! Этого немецкого "шпиёна"? Видел! Маленькай такой, щупленькай!

-  Ну, маленький, не маленький, зато всех умнее! – подумал Володька.

В деревне, тогда все, бедно жили после военной разрухи. Но было интересно! Мечтали о хорошем будущем.
Считался в деревне богатым тот, у кого был персидский ковёр. У Володькиных родителей, даже гобеленовых не было… Ничего – не умерли! Такой ковёр был только у деревенского продавца – Филиппа Ивановича. Впоследствии, уличенного в махинациях с водкой его арестовали. В складе обнаружили замороженную водку при температуре окружающего воздуха минус двадцать градусов. Хитрым способом откупоривал бутылки с водкой, отливал, сколько ему надо было, наливал воды, и опять закупоривал, одному ему известным способом. На Колыме ковёр не понадобился! 

У Володьки, дома, обстановка была небогатая:
Нары, сколоченные из досок. Набитые осокой матрацы. Подушки пуховые – собирали дети пух за огородами, у болота, где днями находилась домашняя птица. Табуретки самодельные, стол, шкафчик для посуды, которой не было. Чугуны, сковороды, деревянные, самодельные ложки. Глиняные кринки для молока. Вот и весь скарб деревенский.

Кушать в одно время приучили так:
Приготовит еду мать, и идёт звать заигравшихся детей. Играли в разнообразные игры: шаровки, лапту, чижика, попа – гоняла, в войнушку. 
Кричит в пустоту мать:
- Толькя – я! Володькя – я! 
А они не слышат! Не до еды….
И вот потом приходят домой, и заглядывают в пустой чугун. Начинают гнусить.
А отец им сказал:
- Так будет всё время, пока не научитесь слушаться! Наша пила и гуляла – ваша в поле простояла.
Поспали один раз на голодный пустой желудок, в другой раз бегом на зов матери являлись.
Питались, в основном борщами. Ели и крапиву, и лебеду, Всё было. И молоко, и картофель и яичницу ели. В огороде росло всё, что нужно для деревенского пропитания. Остальное всё брали на лугах и в согре. 

Согра - эта низкое место, где протекает небольшая речка, поросшая по берегам кустарником и небольшим лесом. Чёрная и красная смородина, калина, черёмуха там были в изобилии, только не ленись. Природа щедро одаривала тех, кто не ленился. Здоровая деревенская пища. И от рака никто не умирал. Даже не слышали о такой болезни.
Хлеб пекли сами в деревенских русских печах. Отменный хлеб был! Не то, что сейчас стряпают и продают с какими – то добавками, что он весь рассыпается, крошась…

Рыбку частенько для ассортимента еды добывали. Уйдут на речку с лопатой все три брата, и, дойдя до хорошего места, режут лопатой пласты с травой. Один режет, другой подносит, а третий укладывает пласты аккуратненько, но быстро. И вот, когда плотина построена, вода долго набираться будет, а они  идут вслед за уходящей водой, и под корягами вылавливают щук и налимов. Сколько сноровки и силы надо было иметь, чтобы большущего, скользкого, как мыло налима, удержать в руках и вынести на берег.
Много не ловили. Зачем? На жарёху хватит, а надо будет – речка рядом!
В Бога тогда разучили веровать. Ну, некоторые старые люди крестились, как и Володькин отец. Он же учился в церковно – приходской школе. Читать умел хорошо, писать тоже. А мать его была вовсе безграмотная. Научили только расписываться в документах четырьмя корявыми буквами.

Как – то Володька задал отцу вопрос:
- Пап? А кому ты крестишься? Ведь Бога говорят, нет!
- Ты что, сынок? Я сам однажды видел, как небо разверзлось, показался лик господен, и вновь закрылось.
Володька спросил:
- А в каком году это случилось?
Короче, в 1908 году отец работал на Дальнем востоке матросом, и в то время пролетал Тунгусский метеорит. Они тогда этого не знали. Володька читал про это много. Объяснять не стал отцу…. Верит – пусть верит.

А зрение у старых людей было преотличное. Соберутся на завалинке, отец им рассказывает сказки. Все слушали с удовольствием. А сказочник он был непревзойдённый. Одну сказку мог три вечера подряд рассказывать – такие длинные сказки выдумывал. Жаль никто не записывал…
И вот, во время отдыха, все деды и бабки нюхали табак, продаваемый в сельпо, который так и назывался «нюхательный». Насыпят из бутылочек на большой палец, а затем к ноздре, и втягивают носом. Затем чихают минуты две – три и на этом всё. Курить не курили. Видимо этим чиханьем воздействовали на организм. Ни один старец очки не носил.

А в 1954 году стали устанавливать в каждом доме маленькие репродукторы. Видимо для политинформации населения. Когда включили эту диковинку, Володькин отец сказал удивлённо:
- Вот, собака! И где же это он там сидит, разговаривает?
Володька малой, малой, а уже читал в фантастических книгах про такое, и ответил отцу:
- Пап?! Да он же далеко находится! Всё, что он говорит, по проводам доносится сюда!
Удивился отец такому прогрессу цивилизации. Покачал с удивлением головой и сел на табурет, о чём – то своём раздумывая.

Володька был смышлёный мальчишка. В шесть лет уже все книги в деревне перечитал по два раза. Тогда ведь телевидения не было, а жажда знаний точила нутро.
Первый раз взяли в школу в пять лет. Окружили его «дядьки» - четвероклашки. Дали ему газету в руки и слушали, как он читал. А он не читал, а строчил, как из автомата. Стоят, закатываются в «ржачке». А Володька недоумевает, почему. Да потому - что читать они не могли так быстро. А сейчас даже старшеклассники не умеют толком читать. Сидя дома, рядом со взрослыми, выучил даже таблицу умножения «от и до». Потом, кто – то смял у него тетрадь от зависти, и не стал Володька ходить в этом году в школу. Обиделся! Только на следующий год пошёл. Родители на него сердились, что он не стал посещать школу, но Володька был упрям и настоял на своём. Может быть и зря….

Как – то, окончив первый класс, он стоял в школе, и подсматривал в приоткрытую дверь. как ученики четвёртого класса писали экзаменационную контрольную по арифметике. Прасковья Устиновна – училка, увидела его, стоящего в дверях, и пригласила в класс, сказав, чтобы он тоже решал задачу и примеры. И он справился самый первый, несмотря на разницу в возрасте.
Можно было его переводить через класс, да кому тогда хотелось канителиться. До седьмого класса он учился на одни пятёрки. Ну, думал:

-  Слава Богу, наконец – то я поеду в город учиться!            Раньше была семилетка, а тут вдруг школьная реформа и добавили восьмой класс.
Отучился Володька три месяца и бросил школу. Надоело! Не интересно! Родители что только не делали – упёрся и всё. Пошёл на ферму работать разнорабочим. Взяли с радостью на работу. Рабочих рук не хватало.  Тогда работы было много и для всех желающих. Это сейчас миллионы безработных. При социализме этого не было.

Пожалел о сделанном поступке спустя много лет. Через полтора месяца приехала его классная руководитель - Нина Полуэктовна Степанова. Собрали семейный совет, и уговорили его доучиться. Она всегда ставила в пример другим Володьку. Очень уважала его за быстрые ответы по математике и другим предметам. Теперь Володька благословляет тот день и Нину Полуэктовну за то, что он вернулся к знаниям, и поставила его на путь истины.
Купили ему новую одежду (как – никак заработал на ферме), а то приходилось донашивать после старших братьев. Уже и девочки стали бросать многозначительные взгляды, а ему стыдно было в старье ходить.
Очень отстал от программы, но на троечки закончил, и уехал в город.

Проучился первое полугодие. Очень нравилось ему в училище. Но ведь и домой хочется очень. Наступили новогодние каникулы. Все стали разъезжаться по домам. Пошел и Володька из затона через Обь по льду, напрямую. Здесь не так далеко. Всегда ходили в центр через Обь. Пришёл на вокзал. Денег – то нет на билет.  Помялся, помялся, но родителей уже с сентября не видел. а так хочется…. 
- А! Плевать! Как – нибудь доеду! 

Через час подошла электричка, и народ стал занимать места. Володька подождал, пока подойдёт время отправления, и зашёл в вагон. И вот электричка тронулась, и путь к дому стал понемногу сокращаться… Он сел посреди вагона, наблюдая за дверьми. В любую минуту могли нагрянуть контроллёры. Но на этот раз всё обошлось благополучно. Наконец – то конечная станция,  небольшой провинциальный городок Черепаново. А от него ещё тридцать километров до той станции, откуда до деревни рукой подать – всего девять километров пешком. Не беда...

Часа через два подошёл пассажирский поезд. Володька стал слёзно упрашивать проводницу, чтобы разрешила доехать но она ни в какую. Тогда он, оглядевшись по сторонам, забрался между вагонами. Притаился, и стал ждать отправления. Но кто – то, на его беду, заметил прячущегося человека, и сказал проводнице. 
Володька почувствовал чьё то прикосновение железной рукой….. 
- А ну - ка, заяц, слазь!
Глянул мальчишка и обомлел! На него смотрел подвыпивший милиционер. Сгрёб он Володьку своими грубыми ручищами, и затащил в купе.
Поезд тронулся, и начался допрос с пристрастием…
- Кто такой? Откуда и куда? 
Володька испуганно оглядел купе. Хотя в накуренном помещении, от сигаретного дыма, было почти ничего не видно. В купе ехали четыре милиционера. Один держал, больно сдавив  плечо Володьки. Двое, после очередной рюмки курили, а на верхней полке справа лежал, один из четырёх, трезвый служитель порядка.

Володька, заикаясь, рассказал им всё, без утайки. Явно не поверили. Сняв ремень, и намотав на руку, мент стоявший рядом, два раза ударил с оттяжной по Володькиной спине.
Вытер Володька рукавом нахлынувшие слёзы, но не от боли, а от несправедливости, но не заревел. Прикусил до крови нижнюю губу.
Виновен ли он в том, что родился в нищете! 

- А ну, выворачивай карманы, гадёныш!
Володька вывернул карманы, и из них высыпались на пол монетка, достоинством одна советская копейка, и хлебные засохшие крошки. Вытащил мент пистолет, и стал изгаляться над подростком.

Видя это безобразие, мент лежащий наверху, стал укорять своих попутчиков: 
- Хватить ребята! Что вы до мальчишки докопались? Не стыдно ли вам? Отпустите мальца!.

Он всё понял, увидев крошки. Видимо и самому приходилось лихо в жизни.
Те "повозникали", "повозникали", а потом тот, что стоял с пистолетом сказал:
- Лады, защитничек! Я его сейчас на ходу сброшу, чтобы больше неповадно было.

Он схватил Володьку за шиворот и потащил к тамбуру. Повезло Володьке, что поезд уже сбросил скорость, и начал притормаживать. Уже показались огни станции. Ментяра открыл двери, и, дав жирного пинка Володьке, скинул его в снег. Рядом, ударившись о щебенку, срикошетила пуля. 

Володьке не впервую прыгать на ходу, и он, раза два перевернувшись, поднялся и побежал от станции в темноту, радуясь, что остался жив – здоров, и радуясь ещё тому, что есть на свете хорошие люди, в лице четвёртого мента. Не заступись он, и неизвестно что бы случилось дальше! И Володька, идя домой, благодарил Бога, что хоть один из них оказался хорошим человеком. С тех пор у него негативное отношение к этим вершителям судьбы человеческой.

Володька припустил бегом по санной, укатанной дороге, и девять километров дороги пролетели незаметно. Вот и желанная встреча с родителями, братьями. Мать, как всегда, со слезами радости на глазах. Не стал Володька рассказывать про своё приключение, чтобы не расстраивать её.

Новый год прошёл хорошо. Все в селе были рады приезду Володьки. Ведь ни одна гулянка, ни одна свадьба, не обходилась без него, и его баяна. Он единственный кто играл на баяне в селе.
В те времена магнитофонов ещё в селе не было. В клубах крутили пластинки на патефонах и граммофонах. А тут живая музыка, современные песни. Володька в городе не отставал от жизни….

Но время не стоит на месте. Праздники пролетели, и надо возвращаться в город.
С собой взял только сала, хлеба и зажаренную курицу. Мама сунула ему в карман рубль, но он, зная, что это последний, не взял его. Попрощавшись с родными, и с родителями, шагнул за порог родительского дома и пошёл навстречу своей судьбе….

 

 
Рейтинг: +1 439 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!