ПЕРЕВОДЫ С БОЛГАРСКОГО

10 февраля 2014 - Михаил Кострикин

ПЕРЕВОДЫ С БОЛГАРСКОГО

Атанас Стоев


БОГ ТЕБЯ ХРАНИ!
В тебя вложил Господь весь этот мир огромный:
С изгибом тонкий стан, как у волчицы,
Свет солнечный, паренье в небе птицы,
Улыбку лучезарную Мадонны.
Люблю я это чудное смешенье
Из кротости и бесовских агоний,
Весёлости и линий совершенных,
Плеч, пары нежных ласковых ладоней.
Люблю твой взгляд, коль даже он презреньем
Объят; когда в глазах горят огни,
Я, стоя пред тобою на коленях,
Творю молитву: «Бог тебя храни!..»

СТРАСТНОЕ
Я хочу, я хочу, я хочу тебя.
Страсть утаит ли кто?!
Да я хочу – ты как яблоко,
Висящее надо ртом…
А о другом – потом…

Знать ещё правду желаешь ты,
Меня красотой отравив?
Хитростей тысячи, знаешь ли, 
Было всегда в любви…
Хитростей тысячи знаешь ты?

Дай мне любовь неподдельную,
Дай мне любовных пут,
Дай мне дыхания осени,
Голоса страсти чуть-чуть,
Звёзд и свиданий с вопросами…
1997 г.

Слав ХРИСТОВ Караславов

***
И чувства от ветхости рвутся,
И боль утихает в пути.
Но пусть небеса не смеются –
Тоска оседает в груди.
Цвет жизни пускай увядает,
Они ещё будут – цвета,
Пусть буря в пути настигает,
Ты только о солнце мечтай
И солнцем мечта обернётся,
Будь светлою мыслью пленён…
Что силой людскою зовётся,
И есть – человека закон.

***
Снег пройдёт, завеет и укроет,
Снег засыплет в темноте ночной.
Я замёрзну и, как волк, завою,
Месяц-нож сверкнёт вдруг надо мной.
Всё пройдёт, и в одиноком доме
Прежних лет вдруг станут гнёзда вить,
И вздохнёт гора в тяжёлой дрёме,
Память в ней безмолвно будет жить.
Всё пройдёт, след оставляя точный,
Мысль незримо из дому уйдёт.
На деревьях вновь набухнут почки,
Травка молодая прорастёт.
Горы грусти дома я оставлю,
Море боли разолью в пути.
Пусть я с одиночеством не справлюсь,
Поле Жизни пусть не перейти.
В край тревог и всяческих вопросов
Всё хочу, что пройдено, изгнать.
Буду с ветки пить рассвета росы,
Горе, смерть не стану вспоминать.
Одиночество, мой дерзновенный гений,
Мыслям дай приют, чтоб в свете дня
Кто-нибудь не заронил сомнений,
Не вернул меня бы в прошлое меня.
2004 г.

Владимир КАЛОЯНОВ (Болград)

КОНИ ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ
Один табун далёкий – буйный ветер –
Принёс куплеты песни сердцу милой .
Шатёр там ханский – под небесным светом, 
Великий Тангра* Сам даёт ей силы.
Из волн в той песни кони выплывают,
Подобны рыбам, посреди прибоя,
Земля Обетованная родная
Коням даёт пристанище в час зноя.
Там в шумной пене волн мелькают гривы
И на ветру шальном на дикой воле
Играют кони, рад за них, счастливых,
И ржут они на необъятном поле.

* Тангра – Главный Бог Тюркоболгарского Пантеона.

МОЯ ЗЕМЛЯ

Потеряв всё то, что прежде было,
Я ищу, как птах, дорогу к крову.
Молодость как будто пробудилась
Наставленья мамы слышу снова.
Нива хлеба в поле серебрится,
Сладкий колос в горсти растираю.
Пот солёный по щеке струится,
Счастлива душа моя живая.
Сросся с детства я с отцовским полем,
Сердце, вдалеке за ним скучая,
Навсегда вселилось в каждый колос...
Тихо, кто-то по траве ступает.

Владимир КАЛОЯНОВ (Болград)

ИСПОВЕДЬ
Древние ворота скрыли под затвор 
День. Как тени ночи – чувства эти 
С одиноким ветром держат разговор,
И они – совсем одни на свете.

Только ветер где-то в мире облаков
Тоже так скитается без крова.
Вот и я к полёту чувствами готов,
Скоро с ним там встретимся мы снова.

И обнимет ветер ласково меня,
Запоёт ектении как в храме.
И с небес высоких людям светом дня
Он вернёт спасительное пламя.

Средь зверей мохнатых, птиц, высоких гор ,
Я найду приют под небесами –
Вдалеке от козней, злой молвы врагов,
Буду до последних дней – с друзьями.

С песнею в землю брошу спелое зерно,
В землю, что спешу назвать своею.
Сердцем помню чётко правило одно:
То смогу пожать я, что посею.

Тихие звоночки звёзд – мои стихи,
Небо – глубина Вселенской Песни.
И коль дан Дар Божий – пятой из стихий,
Не случаен этот Свет Небесный.

БУДЖАК 
Я завернуть скорей спешу в Буджак,
Чтоб выпить силу языка родного.
Он исцеляет, коль приступит мрак,
Меня родным, знакомым с детства словом.

Привычно песня в Буджаке поётся,
Жив дух хоро сегодня как и прежде.
На маленькой планете этой льётся
Родная речь моя рекой безбрежной

Тодор СТОЯНОВ (Болград)

СТАРАЯ ЦЕРКОВЬ
Ах, как ударили в колокола!
И звуки, родясь, замирают...
Легко к тебе прикасается длань,
Холодная плоть стальная.
Прошлому счёты всегда вела
Судьба, мы с тобой ей подвластны.
И дружно кивая, колокола,
Хором поют согласным...
А ведь когда-то и мы с тобой
Пробьёмся травой и листвою,
И огласят этот край степной
Звуки Вечности над головою.

СОННАЯ ОСЕНЬ

Что, сонная осень
С печальною песней,
Качаешь деревья
Раздетые в поле?
Из рваных карманов 
Ссыпаешь монеты 
Листвы тёмно-жёлтой,
И сердишься словно, 
Что город решили
Дождь с ветром окрасить:
Аллейки, скамейки,
Дорогу, троллейбус...

ДОРОГА

Эта дорога к селу, где родня,
К хатке в сторонке, 
К хатке, которая помнит меня
Беспечным ребёнком.
Как же казалась дорога тогда,
Длинной, широкой.
Как же я сильно хотел в те года
Пройти всю дорогу,
Чтобы узнать сколько будет до края...
Нынче, став старше,
Я широко по дороге шагаю
Меж сёл пробежавшей.
Жаль, что я знаю, где этой убогой, 
Какой она стала – 
Тесной, в ухабах межсельской дороги –
Конец и начало...

Таня ТАНАСОВА-ТОДОРОВА (Болград)


ВЁСНЫ

Для меня всё по весне так ново.
Васильки по-новому цветут,
И курбаны* в Гергёв-ден** готовят,
Стал весной взрослее я чуть-чуть.

Тянутся ли годы поездами,
Быстро ли бегут колёса-дни,
Новая весна уйдёт вдруг в память,
Будут – ёлка, Новый год, огни...

Для меня всё по весне так ново.
Васильки прекрасны в новизне,
Вновь курбаны в Гергёв-ден готовят.
Только стал взрослее я вдвойне.

*Курбан – блюдо из барашка с рисом, у тюрок и балканских народов.
**Гергёв-ден (Гергьовден) – Георгиев день, День Св. Георгия Победоносца. Большой праздник Весеннего цикла у болгар. В этот день в сёлах режут для приготовления курбана молодых барашков.

УЧАСТЬ

Когда во мне всё так болит,
Что как и выжить, я не знаю, 
То снег чужой, что навалил...
О нём ли я тогда мечтаю?!.

А солнце знает боль мою,
И греет равно всех на свете.
Чужая я в... любом краю.
Здесь солнце для меня не светит!

Оттуда мы ушли, а тут
Мы – беженцы до дней последних.
Неужто и мой пра-правнук 
С такой судьбою будет, бедный?

Уйдя за грань небытия –
На чью же землю упаду ? 
Какую обрету беду 
За гранью этой жизни я?

© Copyright: Михаил Кострикин, 2014

Регистрационный номер №0188622

от 10 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0188622 выдан для произведения:
ПЕРЕВОДЫ С БОЛГАРСКОГО

Атанас Стоев


БОГ ТЕБЯ ХРАНИ!
В тебя вложил Господь весь этот мир огромный:
С изгибом тонкий стан, как у волчицы,
Свет солнечный, паренье в небе птицы,
Улыбку лучезарную Мадонны.
Люблю я это чудное смешенье
Из кротости и бесовских агоний,
Весёлости и линий совершенных,
Плеч, пары нежных ласковых ладоней.
Люблю твой взгляд, коль даже он презреньем
Объят; когда в глазах горят огни,
Я, стоя пред тобою на коленях,
Творю молитву: «Бог тебя храни!..»

СТРАСТНОЕ
Я хочу, я хочу, я хочу тебя.
Страсть утаит ли кто?!
Да я хочу – ты как яблоко,
Висящее надо ртом…
А о другом – потом…

Знать ещё правду желаешь ты,
Меня красотой отравив?
Хитростей тысячи, знаешь ли, 
Было всегда в любви…
Хитростей тысячи знаешь ты?

Дай мне любовь неподдельную,
Дай мне любовных пут,
Дай мне дыхания осени,
Голоса страсти чуть-чуть,
Звёзд и свиданий с вопросами…
1997 г.

Слав ХРИСТОВ Караславов

***
И чувства от ветхости рвутся,
И боль утихает в пути.
Но пусть небеса не смеются –
Тоска оседает в груди.
Цвет жизни пускай увядает,
Они ещё будут – цвета,
Пусть буря в пути настигает,
Ты только о солнце мечтай
И солнцем мечта обернётся,
Будь светлою мыслью пленён…
Что силой людскою зовётся,
И есть – человека закон.

***
Снег пройдёт, завеет и укроет,
Снег засыплет в темноте ночной.
Я замёрзну и, как волк, завою,
Месяц-нож сверкнёт вдруг надо мной.
Всё пройдёт, и в одиноком доме
Прежних лет вдруг станут гнёзда вить,
И вздохнёт гора в тяжёлой дрёме,
Память в ней безмолвно будет жить.
Всё пройдёт, след оставляя точный,
Мысль незримо из дому уйдёт.
На деревьях вновь набухнут почки,
Травка молодая прорастёт.
Горы грусти дома я оставлю,
Море боли разолью в пути.
Пусть я с одиночеством не справлюсь,
Поле Жизни пусть не перейти.
В край тревог и всяческих вопросов
Всё хочу, что пройдено, изгнать.
Буду с ветки пить рассвета росы,
Горе, смерть не стану вспоминать.
Одиночество, мой дерзновенный гений,
Мыслям дай приют, чтоб в свете дня
Кто-нибудь не заронил сомнений,
Не вернул меня бы в прошлое меня.
2004 г.

Владимир КАЛОЯНОВ (Болград)

КОНИ ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ
Один табун далёкий – буйный ветер –
Принёс куплеты песни сердцу милой .
Шатёр там ханский – под небесным светом, 
Великий Тангра* Сам даёт ей силы.
Из волн в той песни кони выплывают,
Подобны рыбам, посреди прибоя,
Земля Обетованная родная
Коням даёт пристанище в час зноя.
Там в шумной пене волн мелькают гривы
И на ветру шальном на дикой воле
Играют кони, рад за них, счастливых,
И ржут они на необъятном поле.

* Тангра – Главный Бог Тюркоболгарского Пантеона.

МОЯ ЗЕМЛЯ

Потеряв всё то, что прежде было,
Я ищу, как птах, дорогу к крову.
Молодость как будто пробудилась
Наставленья мамы слышу снова.
Нива хлеба в поле серебрится,
Сладкий колос в горсти растираю.
Пот солёный по щеке струится,
Счастлива душа моя живая.
Сросся с детства я с отцовским полем,
Сердце, вдалеке за ним скучая,
Навсегда вселилось в каждый колос...
Тихо, кто-то по траве ступает.

Владимир КАЛОЯНОВ (Болград)

ИСПОВЕДЬ
Древние ворота скрыли под затвор 
День. Как тени ночи – чувства эти 
С одиноким ветром держат разговор,
И они – совсем одни на свете.

Только ветер где-то в мире облаков
Тоже так скитается без крова.
Вот и я к полёту чувствами готов,
Скоро с ним там встретимся мы снова.

И обнимет ветер ласково меня,
Запоёт ектении как в храме.
И с небес высоких людям светом дня
Он вернёт спасительное пламя.

Средь зверей мохнатых, птиц, высоких гор ,
Я найду приют под небесами –
Вдалеке от козней, злой молвы врагов,
Буду до последних дней – с друзьями.

С песнею в землю брошу спелое зерно,
В землю, что спешу назвать своею.
Сердцем помню чётко правило одно:
То смогу пожать я, что посею.

Тихие звоночки звёзд – мои стихи,
Небо – глубина Вселенской Песни.
И коль дан Дар Божий – пятой из стихий,
Не случаен этот Свет Небесный.

БУДЖАК 
Я завернуть скорей спешу в Буджак,
Чтоб выпить силу языка родного.
Он исцеляет, коль приступит мрак,
Меня родным, знакомым с детства словом.

Привычно песня в Буджаке поётся,
Жив дух хоро сегодня как и прежде.
На маленькой планете этой льётся
Родная речь моя рекой безбрежной

Тодор СТОЯНОВ (Болград)

СТАРАЯ ЦЕРКОВЬ
Ах, как ударили в колокола!
И звуки, родясь, замирают...
Легко к тебе прикасается длань,
Холодная плоть стальная.
Прошлому счёты всегда вела
Судьба, мы с тобой ей подвластны.
И дружно кивая, колокола,
Хором поют согласным...
А ведь когда-то и мы с тобой
Пробьёмся травой и листвою,
И огласят этот край степной
Звуки Вечности над головою.

СОННАЯ ОСЕНЬ

Что, сонная осень
С печальною песней,
Качаешь деревья
Раздетые в поле?
Из рваных карманов 
Ссыпаешь монеты 
Листвы тёмно-жёлтой,
И сердишься словно, 
Что город решили
Дождь с ветром окрасить:
Аллейки, скамейки,
Дорогу, троллейбус...

ДОРОГА

Эта дорога к селу, где родня,
К хатке в сторонке, 
К хатке, которая помнит меня
Беспечным ребёнком.
Как же казалась дорога тогда,
Длинной, широкой.
Как же я сильно хотел в те года
Пройти всю дорогу,
Чтобы узнать сколько будет до края...
Нынче, став старше,
Я широко по дороге шагаю
Меж сёл пробежавшей.
Жаль, что я знаю, где этой убогой, 
Какой она стала – 
Тесной, в ухабах межсельской дороги –
Конец и начало...

Таня ТАНАСОВА-ТОДОРОВА (Болград)


ВЁСНЫ

Для меня всё по весне так ново.
Васильки по-новому цветут,
И курбаны* в Гергёв-ден** готовят,
Стал весной взрослее я чуть-чуть.

Тянутся ли годы поездами,
Быстро ли бегут колёса-дни,
Новая весна уйдёт вдруг в память,
Будут – ёлка, Новый год, огни...

Для меня всё по весне так ново.
Васильки прекрасны в новизне,
Вновь курбаны в Гергёв-ден готовят.
Только стал взрослее я вдвойне.

*Курбан – блюдо из барашка с рисом, у тюрок и балканских народов.
**Гергёв-ден (Гергьовден) – Георгиев день, День Св. Георгия Победоносца. Большой праздник Весеннего цикла у болгар. В этот день в сёлах режут для приготовления курбана молодых барашков.

УЧАСТЬ

Когда во мне всё так болит,
Что как и выжить, я не знаю, 
То снег чужой, что навалил...
О нём ли я тогда мечтаю?!.

А солнце знает боль мою,
И греет равно всех на свете.
Чужая я в... любом краю.
Здесь солнце для меня не светит!

Оттуда мы ушли, а тут
Мы – беженцы до дней последних.
Неужто и мой пра-правнук 
С такой судьбою будет, бедный?

Уйдя за грань небытия –
На чью же землю упаду ? 
Какую обрету беду 
За гранью этой жизни я?
Рейтинг: 0 1340 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!