НЕГЕНИЙ

17 февраля 2012 - Валерий Митрохин
article27521.jpg


Стихи 2012 года

 

УСПЕТЬ БЫ!

Поспешите! Быть может, успеете:

Чье-то бедное сердце согреете,

Чье-то теплое слово услышите,

В чью-то душу оконце продышите,

Чье-то имя на небе напишите,

В чей-то жизни оставите свет,

В чьей - то памяти радостный след…

31.12.11

 

РАЗДВОЕНИЕ

Душа молчит.

Давно не слышно пения.

Но, слава Богу, что не слышно плача.

 

Душа молчит. Дай, Господи, терпения

Дождаться смеха и дождаться пения!

Да посетит меня и нас удача!

 

Душа сравняла дурака, и гения.

Никто не видит разницы меж нами!

Душа молчит. Дай, Господи, терпения,

Все остальное мы добудем сами.

 

Душа поет,

Когда в крови кипение.

Простое сердце  вновь покинул страх.

Спасибо, Господи, от дурака и гения

За глупую улыбку на устах,

 

За добрый смех  среди чужих потех!

Мы стали песней на устах у всех.

31.12.11

 

***

Всегда творите истине в угоду!

Такое творчество, как старое вино,

Слегка пьянит и радует оно.

Такое творчество способно дать свободу!

 

Воспойте родину и красоту земную

Родителей и пращуров своих.

Не изменяйте  вере ни на миг.

Поскольку не дано познать иную.

 

Всегда творите из любви к народу.

И как бы ни было обидно и смешно

Народу поклониться не грешно.

Его признание  способно дать свободу!

 

Всегда творите истине в угоду!

Такое творчество, как старое вино,

Слегка пьянит и радует оно.

Такое творчество способно дать свободу!

01.01.12

 

ОПАСНЫЙ СОВЕТ

На доллары, тем более, на евро

Не купишь настоящего шедевра,

Поэтому, чтоб насладиться   всласть

Всего верней шедевры эти красть?!

 

А лучше создавать

И раздавать,

Поскольку их эквивалент

Лишь возрастет с теченьем лет…

02. 01. 12

 

***

Убей дракона?! Или освободи?!

Святой Георгий это сделал: убил змия и освободил всех.

Каждый же из нас обязан это сделать для себя.

Раз в 12 лет нам представляется такая возможность.

Прожить такой год достойно, означает: не время убить, но дракона в себе!

А еще лучше – выпустить его, отпустить!

Его и себя освободить!

02.12.11

 

***

Там, где были крылья – только шрамы,

Может, потому до этих лет.

Я во сне летаю, и нет-нет

Видятся во снах мне панорамы,

А над ними благодатный свет.

 

Я себя приподниму на взмахе,

Высоты небесной не боясь.

Есть меж небом и землею связь

Тонкая, как слово на бумаге,

Вечная, как неземная власть.

 

Вот опять мне это чудо снится:

Дождик пахнет, поле колосится,

Радуется маленькая птица

И другая жизненная стать…

 

Боже, научи меня летать!

02.01.12

 

ЖЕРНОВА

1.

Зерно проходит жернова,

Чтоб стать мукой.

Конечно, притча не нова.

Мели Емеля!

Все перемелется…

 

В полете стелется,

Трава - метлица,

Как будто птица…

Все перемелется в мукУ!

Пройдя сквозь мУку,

Я видел на своем веку

Лихого времени реку,

Суд и поруку…

 

2.

Поет и стелется трава

Не с перепуга.

Земли и неба жернова –

Два жестких круга.

В молитву смолоты слова.

Молись, Емеля!

Рожденному под знаком Льва,

К лицу тебе ли

Скулеж и ложь?

И невтерпеж

Юдоль земная?!

Зачем ты на земле живешь,

Себя не зная?

 

3.

Иной судьбы, – ты говоришь, –

Я не приемлю!

Молитву честную творишь

За нашу землю.

Теперь и впрок

Молись, пророк,

Простерши руки,

За это круглое зерно,

За каждое в цепи звено,

За наши муки,

За эту рЕку и рекУ,

Что вскоре на своем веку

Увидят внуки.

02.01.12

 

КАЗАНТИП

(смешанный стишок)

 

У Майки

Под майкой

Две чайки.

У Танечки –

Две чаечки.

Мы в море крошим

Две сайки.

Мы целыми днями

По пляжам кружим –

Каникулы.

Мы нарушаем режим:

Спим до обеда

Гуляем всю ночь…

Майка – мама

Танечка – дочь.

 

Их спрашивают:

Почему сайки?

Они поясняют

У нас в Заполярье

Есть раба по имени сайка.

 

А ты кто такой?

Спросите вы, –

Гид, ловелас,

Прилипала курортный?

Да, я жигало.

Но не тот, про кого вы подумали.

Я – жигало, то есть загорелый до черноты

Местный

Руководитель различных игр

Тот, кто зажигает других –

Архетип

По имени

Казантип!

04.01.12

 

ПОВОДЫРЬ

У меня хозяин был.

Никогда меня не бил.

 

Пахли ноги у него

Пыльным тротуаром.

Жил один без никого –

Молодым-нестарым.

 

Он при мне, а я при нем –

Круглосуточно вдвоем.

 

На работу и домой

Мы ходили сами.

И меня хозяин мой

Называл «глазами».

 

Он уснул на склоне дня.

Покормить забыл меня

 

Говорят: «Закрыл глаза

Сирота безродный…»

Что ж вы, люди! Вот он я –

Целый день голодный.

04.01.12

 

***

Поцелуя щепоть –

Это больше, чем плоть.

Это – знак добровольной неволи,

Это –  наша надежда на чудо.

Это – только щепотка соли,

Из того, непочатого пуда.

Поцелуй – это образ креста,

Освящающий наши уста;

Знак любви, и предательства он,

И прощенья - прощанья шаблон.

05.01.12

 

***

Не обнимай меня крепко –

В груди у меня сосуд.

Раздавишь. Ручная лепка:

Хрупкий испод, и спуд.

 

Не обнимай меня нежно –

Чувства мои не тревожь.

Оберегает прилежно

Хитрый обманщик ложь.

 

Не говори мне правду.

Она так тяжела!

Дай за терпенье награду –

Ниспровергателю зла.

 

Пепел, зола, прах…

Храбрость, отвага, страх…

Не приближайся ко мне

Ни наяву, ни во сне.

 

В центре гончарного круга

Во имя Отца и Сына,

Во имя Святого Духа…

Формой становится глина

А прочной – в огне.

05.01.12

 

***

То и дело тебя пинал,

Бил и пытал, но было мне мало.

То и дело тебя распинал,

Но, а ты все равно воскресала.

 

Терпеливая, словно Иов,

Ты, страдала, моя любовь,

Никогда не переставала…

Но и этого было мне мало.

 

От Пасхи до Рождества

Не было большего торжества

В жизни моей, чем ты.

Оглянусь: вдоль дороги – кресты!

 

Потому две тысячи лет

Я на всех языках и на все лады

Тебя о прощенье молю…

И мерцает  в ответ

Свет далекой звезды –

Всепрощающий отклик:

«Люблю!»

06.01.12

 

***

Валим вину на Авеля.

Или ругаем режим.

Снова живем неправильно:

Мучаемся и грешим.

 

Мученики искуса

В помыслах и делах,

Веруем во Иисуса

Лишь на словах.

 

Плоти своей угождая,

Не потакаем душе.

Молимся. Просьба пустая:

Каждое слово – клише.

 

В бездну уносятся годики

(Как под откос состав…)

Мученика, угодника,

Что Праведником так и не стал.

07.01.12

 

ХОДИМ ПО КРАЮ

 

1.

Пропись:

Дерево смотрит в пропасть.

Дерево, словно птица.

Оно высоты не боится –

На самом краю гнездится.

 

Сколько отваги в этом

Дереве!

Гнутое ветром,

Вылезло из-под камней…

Нет ничего прочней,

В почву ушедших корней!

 

2.

Птица гнездится в кроне.

В почве гнездятся корни.

Птица подобна валторне.

Крона подобна короне.

Ею увенчана бездна…

Птица поет безвозмездно.

Пропасть страшна и любезна.

Дереву здесь неполезно.

Вот почему все железно…

 

3.

Ходим и мы по краю.

Чуть оступился и – вниз

Кто-то на крыльях – к раю,

Кто-то плашмя – на карниз!

07.01.12

 

***

Друзья, конечно, есть –

На пальцах всех не счесть!

07.01.12

 

РОЖДЕСТВО! РОЖДЕСТВО! РОЖДЕСТВО!

 

ПРОЗРЕНИЕ

Когда впервые я иглой терновой

Поранил руки, ягоды беря,

Еще не знал истории Христовой

Не ведал я, что боль моя не зря.

 

… Спустя года, когда кривой иглою

Хирурги зашивали  плоть мою,

Гордился я бесстрашною игрою

Судьбы своей  у  смерти  на краю.

 

Рассказывал, что корчился от боли,

Что видел свет  в туннеле. Наконец,

Не понимал, с чего перекати-поле

Мне кажется похожим на венец.

 

Венок терновый – колесо фортуны.

Болят души моей живые струны

Не я – игрец. Не я тут – швец и жнец.

08.01.12

 

АЗОВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ

Солью пахнет прогорклый снег.

Море бухает в бухты и плазы

За оконцем рыбацкий сленг

Мореманы… баркасы… рассказы…

 

У меня, что ни стих – магистрал –

Заготовка к венку сонетов.

Я летал накануне в астрал,

Тосковал по Стране Советов.

 

Я пытался вернуть хоть на час

То ушедшее в прошлое лето,

Мне сказали: «Послушай совета!

На рожон… не резон…  не сейчас…»

 

Южным ветром обсосанный лед,

С черепиц обрывался сосульно

И светился на солнце сусально,

Громоздя свой коварный оплот.

 

Так путем браконьерского трека

В двух шагах от продрогших ворот…

Шел вдоль моря 12 год

21 века.

08.01.12

 

СВЯТВЕЧЕР

Коромысло, веретено.

Шерсти облачко, толстая  пряжа,

Чайки летят: молча, темно…

Сытые со стороны пляжа.

 

Баба, ведра, колодец, грязь…

Скотный двор,  магазин, коновязь.

Школа заперта. Негде играть.

Печь гудит, варит сочиво мать.

 

В доме тихо: ни  смеха, ни свар.

Стынет в сенцах фруктовый взвар.

Солнце сядет, начнем торжество.

Рождество! Рождество! Рождество!

08.02.12

 

***

Для кого-то бренд,

Для иного бред…

Поди,

Угоди!

08.01.12

 

КУРАЖ – АНТОНИМ ПОКАЯНИЯ

О сколько раз и я, и я

Куражился. И, вопия,

Бил в грудь тяжелою рукой:

«Смотрите, я – такой!»

 

И всякий раз! И всякий раз

Сверкали слезы – искры глаз…

…Нечаянно и  напоказ,

Нарочно ли, невольно? –

Всегда мне было больно.

 

Быть может, потому что я

По сердцу попадал, бия?!

09.01.12

 

***

Некоторые признаки,

Как некоторые призраки,

Весьма неуловимы и нестойки,

Как легкий дух не спиртовой настойки.

 

***

На большее не претендую,

Беру, что подает судьба.

Поэтому пуста сума…

Сойти с ума!

 

Я знаю, надо мной Судья

Беру, что подает судьба.

И не ропщу, не протестую –

На многое не претендую…

 

Однажды,

Мучаясь от жажды,

И я обжегся на воде,

Ищу холодную, святую;

Ищу повсюду и везде

На молоко и в ус не дую.

10.01.12

 

ГЛОБАЛЬНАЯ ХАНА

Январь.

Проснулась саранча,

Полезли змеи.

Цветут миндаль и алыча,

Еще – лилеи.

Под самый  (старый!) Новый год

Зимы не будет,

Но, как всегда, печет народ

Пирог и пудинг.

 

Скворец заводит граммофон –

Вернулся раньше.

Поэму пишет  графоман

О нашей Раше.

 

Идет глобальная хана…

Хвала героям!

Спустилась солнечная хна

На астероид.

 

А он летит, а он летит –

Дитя Галлея

И тезка той из нереид,

Что звать

Лилея.

11.01.12

 

СОН

(рано утром в четверг 12 января 2012 года)

 

Он был полным страхов, поисков, стремления выбраться из какой-то незнакомой, пересеченной местности. Все время я был один. И ни разу не было солнца. Это были постоянные какие-то сумерки. Во всяком случае, так мне вспоминается. Обычно сны я помню плохо, без подробностей.

Вышел я к реке. По всему – это сталось перед рассветом. Речки самой я не увидел. Просто почувствовал, что она тут,  в смутных зарослях. И листвы не увидел. Да и самих крон, кустов тоже. Просто – тени.

Слышу голоса. Детские. на той стороне. Только подумал, как перебраться, тут же очутился там – на краю поля. Вижу, кустики с плодами. Вроде недозрелых бурых, а то и зеленых еще помидор. Бурты, кучи собранных этих и других плодов.

Спрашиваю у детей: «Чего вы так рано? Темно еще». Вместо ответа мальчишка (все они тепло одеты, по-осеннему!) дает мне плод. Вроде мандарина; только крупный он. Помню цвет цитрусовый и в кожуре.

Я пошел от этого ребенка (отрока, лет 12) и увидел другой плод, похожий на слегка побуревший огурец. Взял его, как бы таясь, ибо не знал. имею ли право на это.

И вдруг снова остановился мой взгляд. У ног еще один плод. Небольшой. Типа луковицы. Только без одежек. Поднимаю, рассматриваю (с легкими редкими фиолетовыми разводами он). И вижу, что понизу у него – иконки – три крошечных образка. Без лупы и не разглядеть. А я увидел: Матерь Божия с Младенцем; все такое нерукотворное; просто образовалось вместе в этой луковичкой на ней самой. Я говорю: «Смотрите, какое чудо!» А никто должным образом не реагирует. Мол, для нас – это обычное явление.

У меня больше нет опаски относительно того, имею ли я право  забрать эту находку с собой. Осторожно поднимаю ее (боюсь повредить благодатный лик) и вижу, что из плода, который мне казался автономным, стебель тянется с крупными продолговатыми зелеными листьями. Живой стебель, несмотря на то, что без корней и вне почвы.  И довольно внушительных размеров и, как мне кажется, с цветком, типа подсолнуха…

 

Тут прозвучал будильник (6.00).

 

Сон был настолько исчерпывающим, что  у меня не возникло обычного сожаления о том, что он оборвался.

12.01.12

6.30

 

ВОЛОПАС

Заглядываю в бездну я

И вижу, как

Небесные

Волы за кругом круг

Влачат свой плуг.

Слепящий этот лемех

Им дал Небесный Мелех.

Лечу по следу солнца –

Ровесник кроманьонца.

По облачным валам

К заоблачным волам –

Имаго  Махаон…

Как грешник – на Афон,

Или – на Валаам.

 

Нет слов! К чему слова,

Они звучат убого…

Молюсь без монолога,

Покуда безвозмездная

Мне милость не дана.

Заглядываю в бездну я.

Ничуть не страшно мне!

Не я – на дне!

Она – без дна.

14.01.12

 

***

Арт хаус  или  Арт хаос, или, все-таки, Арт  хаос?!

14.01.12

 

***

Всю ночь в средине января

Гроза грохочет,

Как будто стиль календаря

Исправить хочет.

 

Григорианский календарь

К природе ближе.

Природа – Божий секретарь

Она с ним иже.

15.01.12

 

***

Снег в проеме белого двора

Тихо - тихо мельтешит с утра.

 

Ну, смелее! Что же ты, снежок?!

За тобою водится должок:

 

Без тебя – ударили б морозы

И пропали  озими и лозы.

 

У детей кончаются каникулы,

А тебе все некогда, все николы.

 

На причуды эти, егоза,

Мы готовы закрывать глаза.

 

Ты явился. И тебе: «ура!»

Радостно горланит детвора.

 

Значит, ждали мы тебя не зря.

Аж до середины января!

 

Врут, конечно, все календари!

Только ты нас больше не дури.

15.01.12

 

***

Крылатые кузнечики –

Пегасики степей.

Погончики на плечики –

Уздечки портупей.

 

Вы скачите, летаете,

Шурша, как веера.

Зеленую листаете

Поэзию с утра.

 

Вы лапку лапкой точите,

Вы ядом клювик мочите,

Хлопочете, стрекочите,

Жару и зной пророчите.

Кузнечики, кузнечики –

За все и вся ответчики.

 

Кузнечики, кузнечики –

Вы все инопланетчики.

 

Сферические глазики –

Пегасики, пегасики.

15.01.12

 

ДОБРОЕ УТРО

Скворчит  яичница с беконом.

Летит снежинок мошкара.

Гуляет в мире заоконном

Зимы холодная жара.

 

Стоит, заваленный снегами,

Весь этот мир, как старый клен.

Но в отдаленном птичьем гаме

Как в самой первой нотной гамме,

Звучащей в оркестровой яме,

Ты различаешь  септаккорд,

С которого сейчас, вот-вот

Чудесное начнется действо,

Которое, как память детства,

Охватит мир до самых крыш;

Над коими ты воспаришь.

Увидишь Ялту и Париж.

А может что еще, поближе…

 

И, опускаясь ниже-ниже,

Ты вновь увидишь малыша…

 

Морозным воздухом дыша,

Он в горку санки тащит снова.

С его дыханием  душа

От счастья выскочить готова.

16.01.12

 

СИМФЕРОПОЛЬ

(песенка)

 

Провинциальная столица.

Малоэтажный городок.

За час облётывает птица

Тебя и вдоль, и поперек.

 

На рассвете Симферополь,

Петушиный   будит вопль.

 

Он тебя роднит с деревней…

Город светлый, город древний –

Сердце маленькой страны.

 

В этой почве – наши корни,

В этом небе – наши кроны…

Свет и правда старины.

  

Провинциальный и зеленый,

Весь на холмах, как вечный Рим,

Полдневным солнцем побеленный, –

В тебе души не  чает Крым.

 

Провинциальная столица,

Живи любовью этих строк.

Пускай к тебе всегда стремится

Всем сердцем Северо-Восток!

 

Пускай твоих святых погостов

Ничто не оскверняет сна.

С тобою Крым – не полуостров.

С тобой он – целая страна.

17-18.01.12

 

ЯЛТА В СНЕГУ

 

1

Любим приехать мы в Ялту с тобою,

Уединиться вдвоем.

Полюбоваться южной зимою,

Южным согреться вином.

 

Боже, какой новогодний гостинец

Нам преподносит январь!

Светится в апартаментах гостиниц

Красного камня янтарь.

 

Припев:

В кои веки такой снегопад!

Словно лебеди, пальмы летят.

 

Ялта в снегу –

Красота неземная.

Ялта в снегу –

Белая стая.

Ялта в снегу –

Красота-то какая!

Ялта в снегу –

Полупустая!

 

2

Пусть никогда не прервется меж нами

Эта прекрасная нить!

Ялта под снегом – живопись в раме.

Денег не хватит – купить!

 

Не оценить никаким чистоганом

День на твоем берегу.

Так, дорогая, ты дорога нам,

Зимняя Ялта в снегу!

 

Припев.

 

3

Бронзовый Чехов, бронзовый Горький

Каждый зиме этой рад!

Души великих над Чайною горкой

С чайками рядом парят.

 

За ощущение полного счастья

Мы пред тобою в долгу.

Жаль, что приходится видеть не часто

Зимнюю Ялту в снегу!

 

СЕНТЕНЦИИ

1.

Ответная любовь так тяжела,

Тебя никто не любит и не надо.

Когда надежда сроки изжила,

К чему забота эта и надсада?!

 

2.

Когда же ты, заботясь о других,

В ответ не видишь о тебе заботы.

Не стоит обижаться, и на них

Производить дальнейшие расчеты.

 

3.

Ты понимаешь, что кому дано,

Тому и следует свою исполнить данность.

Давным-давно нам ведомо одно:

Нам нечего рассчитывать на давность.

 

4.

Неровный стук отвергнутых сердец

Никто не слышит, разве только души.

Душа твоя – начало и конец.

Душа и есть – твои глаза и уши.

20.01.12

 

СВОБОДА

Почерневший серебряный крестик

Я нашел среди старых вещей.

Прошлых лет и свидетель, и вестник –

Крестик цвета нетленных мощей.

 

Крестик этот, нательный, когда-то

Я носил кое-как, вертопрах.

И теперь он вернулся и свято

Подарил мне Божественный страх.

 

Перестал  я вопить, и бояться

Красоваться, собою гордясь.

Стал ценить бескорыстное братство,

С небом чувствовать вечную связь.

 

Не страстям меркантильным в угоду

Служит крестик.

Священный металл

Подарил мне такую свободу,

О которой я и не мечтал.

20.01.12

 

***

Не люблю мелочиться, считая монеты.

Конвертирую жизнь в золотые мгновения.

Одиночество переплавляю в  моменты

Упоительного уединения.

 

Неимение  я обращаю в имение.

Превращаю сомнение в личное мнение.

Свой удел – и простой, и расхожий –

Понимаю как промысел Божий.

22.01.12

 

ДРУЗЬЯ

Друзья бываю разные:

Бесправные и властные,

Опасные, ужасные;

И даже безобразные

Скупцы и хитрецы –

Но лишь не подлецы.

 

Друзья бываю разные:

Ленивые и праздные,

Чины и молчуны,

Рвачи и трепачи,

И даже болтуны –

Но лишь, не стукачи.

 

Друзья бывают разные:

И чистые, и грязные

И мятые, и клятые,

И бедные, и вредные,

Жлобы и сострадатели,

Но только не предатели.

23.01.12

 

БЫЛО ТЕМНО В ГЕФСИМАНСКОМ САДУ

 

Как разглядеть среди грешников Бога?!

Было темно в Гефсиманском саду.

«Вы от меня приотстаньте немного.

Я помогу. Я к нему подойду…

 

Понаблюдайте за мною оттуда –

Не затевайте пока ничего.

Я покажу! – обещал нам Иуда, –

Я поцелую Его».

 

Еле видна под ногами дорога.

Страшная темень царила в саду.

Путь, освещаемый аурой Бога,

Не обещает беду.

 

В Свете Господнем  свершится ли чудо?!

Свечками копья блеснули вдали.

Из темноты появился Иуда,

Будто бы из-под земли.

 

Пахли уста его Кровью Христовой –

Вечери Тайной вином.

Был Иисус к этой встрече готовый,

Знал о пределе  земном.

 

К Богу прильнул напоследок Иуда

Поцеловал  поскорей –

Нас дожидался, предатель, покуда

Мы не увидели – кто Назарей!

 

Мы Его взяли и плетью коровьей

Били всю ночь во дворе

И, распинали, умытого кровью,

Утром на Лысой горе.

23.01.12

 

ЖЕНА ТАМЕРЛАНА

У вас прекрасная семья.

Вы благороднее, чем я.

Алкать устам бы вашим мед –

Законодательница мод.

 

Пострел за вами не поспел,

Хотя истратил сотню стрел –

Я не Амур

И не Тимур.

 

Я – неотесанный мужлан.

А ваш мужчина – Тамерлан.

 

Бездушен, словно Асмадей –

Он строил башни из людей.

С ним рядом конченый злодей –

Невиннее, чем  воробей.

 

В скрещенье  каменных стропил

Качался колокол небес.

Так я когда-то вас любил –

Отнюдь не ангел и не бес.

25.01.12

 

В ОТЕЧЕСТВЕ, КОЕГО НЕТ

Пришла в лесную посадку.

Зима! Ну, ты и даешь!

Серебром взятку

даешь

на еловую лапу!

 

Не упрятать лица от колючего ветра,

но я все равно не ношу шляпу.

И не потому только,

что дороги шляпы из фетра,

а из кожи –

еще дороже,

а потому, что не вижу в том толка.

Ибо теряю их

и зонтики – тоже,

и перчатки,

и золотые печатки.

Вы скажете: ну ты и псих!

Согласен. бываю лих

Особенно, когда сообразишь на троих.

 

Я никогда не пробовал текилу и мокко.

Не переношу ни блатняк, ни рэп,

Мне все одно, что барак,  что барокко.

Да и себя не люблю, ибо глуп и нелеп

Образ моей теперешней жизни.

Ведь жил я однажды при коммунизме.

Летал самолетом за 20 рублей до Москвы.

Не то, что вы:

Те, что платят врачу

И учителю…

Да и сами, уподобляетесь рвачу,

и прочему нарушителю

закона о благодати;

вы, кто забыл, как надо готовиться к дате,

как на праздник ходить с песней по городу;

вы, не хранящие чести смолоду,

не желающие тех, которые

не смогли привезти в Евпаторию

деток своих болезных.

Вы, кто не слышит советов полезных…

 

Ты, что прежде, чем сделать бесплатно шаг,

упираешься – полуголодный ишак,

а за ломаный грош бежишь впереди паровоза…

Какая жуткая метаморфоза

с тобою стряслась ненароком,

спившийся вдрызг поэт!

 

Был ты когда-то пророком

в Отечестве, коего нет!

26.01.12

 

ШИПОВНИК И ВИНОГРАД

Не в каждой осени есть знойный привкус лета.

Настоянный на листьях бересклета –

Ее напиток малость розоват.

 

Он, словно бы раздавленный мускат –

На Красном Камне век плодоносящий.

Он выглядит непроходимой чащей:

С кустарником шиповника сплетясь,

Как бы его иная ипостась.

 

Хорошая защита от мальчишек.

Поскольку никаких дозорных вышек

Оград высоких и других преград

Не признают. И никакой холеры,

Не опасаясь, лезут на шпалеры:

Обносят недозрелый виноград.

 

В урочный час кустарник  обкорнают,

Чтоб не поранить кисти на шипах.

И соками муската коронуют

К вину иному царственный купаж.

 

Ну а шиповник к середине лета

Поднимется и снова зацветет.

И тонким духом собственного цвета

В мускатные войдет и кровь, и плод.

26.01.12

 

***

Отпечатки эпох неолита –

Это пальцев ее отпечатки.

Неолита слепая улита

Надевать забывала перчатки.

27.01.12

 

***

За стихи плачу «большою кровью»:

Часто – дружбой и всегда –  любовью.

27.01.12

 

ДЕД

Из тишины на полусвет

Ко мне является мой дед.

 

Из полутьмы на полусвет

Ко мне приходит тет-а-тет.

 

Но речь, что произносит дух,

Не  в силах уловить мой слух.

 

Зато я вижу, что душа,

Его, и вправду, хороша.

 

Как в жизни, добрый и большой.

Как прежде, он ко мне с душой.

 

До сущности обнажена,

О чем - то говорит она?

 

Хотел сказать – родная кровь!

Бесплотному не прекословь.

 

И вот опять проистекло

Души прозрачное стекло.

 

И в нем на все про все ответ –

Я вижу собственный портрет.

28.01.12

 

***

Пришла любовь –

Не прекословь.

Ушла любовь –

Не суесловь.

27.01.12

 

ВЕДЬ ПОЧВА У НЕЕ ОДНА

Насквозь от фибры и до чакры

Я от земли, я от сохи.

Всю жизнь пашу –

Пишу

Стихи.

Сонеты есть и даже акры…

Когда же перевел в гектары

То получилось меньше пары.

Но и для этих площадей

Мне мало пары лошадей.

От кремнеземного стиха

Поизносились лемеха.

Поэтому мои гектары

Взялись возделывать татары.

Но я не жалуюсь на это

И даже рад. И даже где-то

Вкушаю удовлетворение,

Когда прочту стихотворение

Крымскотатарского поэта.

Поэзия – источник света –

Священна каждому она, 

Ведь почва у нее одна.

30.01.12

 

***

Ссылка в Сибирь;

В рационе  имбирь –

Хорошее средство от стресса

И лишнего веса!

01.02.12

 

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ МИРЫ

Пока душа о дорогом болела,

Пока зима за окнами белела,

Скрипела утром тысячью подошв.

Снежки лепила тысячью ладош.

Из-под сугроба, снежного завала

Зевала и колесами жевала

Дорогу, тротуары и дворы…

 

В азовских ямах спали осетры.

 

От белого морозного огня

Хранила их ледовая броня.

Весной они уйдут в донские стоки.

Метать икру. И умирать в сетях.

Мы потому так алчны и жестоки,

Что потеряли первобытный страх.

Большие рыбы, птицы и зверье,

Скоты и остальные существа,

Уверовав в бессмертие свое,

Вещей не понимают существа.

 

Они мирской не знают суеты…

 

Из глубины своей и с  высоты

Глядят на мир, что снегом замело,

И разумеют: люди – это зло!

Сожженное слезами наше зренье

Не проникает в это измеренье.

 

Не понимают изощренный разум

Живой природы гений и маразм.

02.02.12

 

ПОД ЗВУК АНТИЧНОЙ ЦИТРЫ

Коль жизнь – театр, скорей раздвиньте шторы!

На бис тут не играют, но актеры

Под занавес выходят на поклон.

 

Просцениум – классический пилон.

Идите же, и прима и герой.

Мы постоим от вас немого кзади.

Второстепенные, мы за тебя горой,

Театр наш, аплодисментов ради.

 

Сидели мы на нищенском окладе

Поскольку, не умея ничего,

Играли жизнь аплодисментов ради

Тому, кому наушник - невидимка

Подсказывал похлеще, чем суфлер.

А всем другим – обычный монитор –

Нечеткая неверная картинка.

 

С годами кой - кого подводит зренье:

Не там, где надо, ставим ударенье;

Не там, где надо, делаем повтор,

Осознавать не успеваем титры…

 

Судьба выходит –  главный режиссер –

Под занавес нетвердыми шагами

И спотыкается под звук античной цитры.

И падает. И в оркестровой яме

Крушит и рушит  стулья, и пюпитры.

02.02.12

 

МОНЕТЫ

Виноградное масло, малиновый уксус –

На какой-то совсем экзотический фруктус –

Создают кулинарно-готический фокус.

 

У окошка сюрреалистический фикус,

А под ним карадагские ландыш и крокус;

Голосок, симпатично-неправильный прикус…

Вновь в фантасмагорическом сне

Почему-то нагрезились мне.

 

Даже тропка, что стала давно тротуаром…

 

Все, казалось, прошло – затянулось муаром.

Память спит, нанеся беспощадную патину

На любви драгоценную платину.

 

Значит, живы в душе моей эти моменты

И звенят, как далекой эпохи монеты,

Что достались в наследство тебе от прабабки

Те, что ты без оглядки

Сменяла на бабки;

И мое оплатила лечение.

 

Неужели все это имело значение

В том, что с нами случилось потом?

…Антикварная мелочь, простые монетки,

Что не взяли  твои небогатые предки,

Навсегда покидая свой дом?

 

Ты молчишь. Но в глазах я читаю укор.

Не покинул тебя? Он в тебе до сих пор?!

Ты молчишь, словно птица несущая корм.

Я же помню, ты петь по утрам обожала…

Помню я – все и вся, помню я – от и до:

Как себя для меня ты легко обнажала…

 

Где твое теперь, птичка, гнездо?

Где ж птенцы, для которых ты корм собрала

В нашем старом саду,

Где ты мне соврала

В том далеком, забытом году?!

03.02.12

 

ТОСКА ПО КРЫМУ

Ясный свет уходящего лета.

Красный след уходящего дня.

Звездный звон, что стоит до рассвета

Поздний сон – полный кубок до дна

 

Выпиваю. Вина  не убудет.

Уповаю: меня не разбудит

Неизбывная эта вина,

Что еще не испита сполна.

 

Озарен, озадачен… уверенно,

Как всегда, просыпаюсь чуть свет.

Жив - здоров сердце бьется размеренно

Все в порядке, лишь  Родины нет.

 

Город стар, но стоит себе прочно.

Простоит еще тысячи лет.

Но  душа. как всегда, как нарочно

Тихо шепчет: «Ведь Родины нет!»

 

На путях, где пророки распяты,

Запустенье, беспамятства суть.

Нет, наверно, страшнее расплаты –

Понимать, что Ее не вернуть!»

 

Жизнь идет. И детей моих дети

Край чужой называют своим,

Потому что  на всем белом свете

Нет иного Отечества им.

04.02.11

 

***

Молот в кузнице звенит.

Словно колокол – в зенит.

 

Кузница и звонница –

Ангелов бессонница.

 

Кузнецы и звонари –

Дети утренней зари.

 

Славу Господу споют,

Счастье праведным куют!

 

***

Синие волны гор

Пенятся облаками.

Ангел разводит руками –

Вечности дирижер.

 

Слышится буква «Р»

В гомоне Белого света.

Это в колодец лета

Падает музыка сфер.

 

Вечный безбрежный простор

Прячется под облаками.

Не умолкает веками.

Разноязыкий хор.

 

Слышится русская речь!

Нам ли ее не сберечь!

06.02.12

 

САРДАНАПАЛ

Близится драма Содома.

Кара постигнет людей –

Всех, кроме Лотова дома…

Праведным был иудей.

 

Нет среди грешников места

Ною – создавшему флот,

Фермеру – жертве инцеста –

Старцу по имени Лот!

 

Сгубит Содом и Гоморру

Божьего гнева напалм.

Город из грязи и сору

Строит Сарданапал.

 

Думает Бог о погроме.

Близится драма из драм.

Всех покарает, кроме

Тех, что спасет Авраам.

 

Учатся дети в Сорбонне.

Каждый – Траян и Нерон.

В каждом своем электроне,

Каждым сигналом в нейроне

Снова готов к обороне

Падший в грехе Вавилон.

 

Думает Бог о погроме.

Плачет и молится Он.

Ибо плывет на пароме

Очередной Вавилон.

06-07.02.

 

***

Живут гениальные люди недолго.

Такая сложилась на практике догма.

Вот я, например, таковым не слыву,

Поэтому долго живу.

08.02.12

 

ЭПИГРАММА

Имел он лошадь и соху,

Свою жилплощадь и сноху.

 

Все продал: лошадь и соху…

Сменял жилплощадь. А сноху

Забрал на жительство в Саху.

 

Неблагодарная сноха

В Сахе нашла себе лоха.

Сказала: не зови,  не плачь!

Так стал сохатым наш снохач.

08.02.12

 

ВЕРБНОЕ

Пуховою шапочкой верба

Согрела продрогшие сны,

Чтоб выросли без ущерба

Зеленые кудри весны.

 

Незримая птица на вербе

Мерцает и тихо поет,

Как будто бы музыку Верди

С ладони Архангела пьет.

 

Терновой короною в гербы

Сплетается боль христиан.

Протяжные волосы вербы

Омоет святой Иордан.

08.02.12

 

MUNDHARMONIKA

Памяти поэта

           Владимира Орлова

 

Я играю на губной гармошке,

Как бегун, прерывисто дышу.

Выдыхаю музыку в ладошки

Осторожно, как борец ушу.

 

Словно птица на твоем порожке,

Одолев людского дома страх,

Я играю на губной гармошке

Я и сам сейчас, как певчий птах.

 

В музыку впадаю, словно в ересь,

(А быть может, все наоборот?!)

В музыку впадаю, словно в эрос,

Музыкой спасаемый рот в рот.

 

И от этих поцелуев губы,

Неземную ощущая боль,

Губы – перегуды и голубы –

И горят, и чувствуют любовь.

09.02.12

 

МЕТАФОРА

Пополудни чуть погодя

Вышло солнышко из дождя.

Ослепило. И дождь такой

Мы с тех пор называем слепой.

 

Ослепило, конечно же, нас

Ну а мы, как всегда, на погоду

Все свалили. Быть может, в угоду

Субъективной поэзии глаз.

10.02.12

 

ШТОРМ НА ЮБК

Преодолев нагорный горизонт,

Ворвался в Ялту, дуя спозаранку.

Как будто выворачивая зонт,

Он вывернул все пальмы наизнанку,

 

Свирепствовал (Посланник черных сил?),

Изображая светопреставленье.

Поморских птиц, как факела, гасил.

А к полночи окончил представленье.

 

Бушует море пенною волной.

Сугробы гальки на гранит намыло.

Пузырится, как после стирки мыло –

Ущербный свет, отброшенный луной.

10.02.12

 

ТАКОЕ ДАЕТСЯ НА РАЗ

Мы поедем  туда  на рессорной бидарке,

Мы туда приплывем на зеленой байдарке.

 

Мы наварим ухи из голов пеленгаса,

Мы на углях нажарим звериного мяса.

 

Выпьем горького (с маху, с налету, с разгону),

Как скупая мужская слеза, самогону.

 

И на землю падем, и родную обнимем,

И она нас обнимет спасительным нимбом.

 

Будем петь и шутить, и смеяться, как дети.

Нас никто не одернет за глупости эти.

 

Ненароком  заплачем, смеясь, без стыда,

Потому что откроется нам, что сюда

Никому не вернуться из нас никогда;

Потому что такое дается на раз,

Потому что мы счастливы только сейчас;

И такое случается лишь иногда,

И уходит от нас навсегда.

11.02.12

 

А МНЕ ТАК ХОТЕЛОСЬ

Мне кажется, что-то сегодня случится.

Как часики, время считает синица.

Горит ледяная под крышею спица

И каплет чуть слышно: не спится, не спится…

 

Мне кажется, кто-то в оконце стучится.

Светлицею стала рассвета темница.

По стенам плывут позабытые лица…

Не спится, не спится, – бормочет столица.

 

На ветке синица. Под стрехою спица:

Стекает капелью с ледышки водица.

Небес глубока голубая криница.

Гора облаков – между нами граница.

 

А мне так хотелось с тобой породниться!

13.02.12

 

СРЕТЕНИЕ

Пробив небесное окно,

Февральский свет в снегу зерно

Согрел… Проклюнулось оно

И посмотрело на восток.

«Как мир жесток!» – сказал росток

И умер, выдохнув тепло.

Снег съежился и  потекло

И зазвенело отовсюду.

Живое радовалось чуду,

Не понимая, что волна

Атаки первой захлебнулась.

И этой жертвой обманулась

Великолепная война.

По зернышкам, погибшим тут,

Другие вскорости взойдут.

Росток теплом  обезопасен,

С восторгом скажет: «Мир прекрасен!»

15.02.12

© Copyright: Валерий Митрохин, 2012

Регистрационный номер №0027521

от 17 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0027521 выдан для произведения:


Стихи 2012 года

 

УСПЕТЬ БЫ!

Поспешите! Быть может, успеете:

Чье-то бедное сердце согреете,

Чье-то теплое слово услышите,

В чью-то душу оконце продышите,

Чье-то имя на небе напишите,

В чей-то жизни оставите свет,

В чьей - то памяти радостный след…

31.12.11

 

РАЗДВОЕНИЕ

Душа молчит.

Давно не слышно пения.

Но, слава Богу, что не слышно плача.

 

Душа молчит. Дай, Господи, терпения

Дождаться смеха и дождаться пения!

Да посетит меня и нас удача!

 

Душа сравняла дурака, и гения.

Никто не видит разницы меж нами!

Душа молчит. Дай, Господи, терпения,

Все остальное мы добудем сами.

 

Душа поет,

Когда в крови кипение.

Простое сердце  вновь покинул страх.

Спасибо, Господи, от дурака и гения

За глупую улыбку на устах,

 

За добрый смех  среди чужих потех!

Мы стали песней на устах у всех.

31.12.11

 

***

Всегда творите истине в угоду!

Такое творчество, как старое вино,

Слегка пьянит и радует оно.

Такое творчество способно дать свободу!

 

Воспойте родину и красоту земную

Родителей и пращуров своих.

Не изменяйте  вере ни на миг.

Поскольку не дано познать иную.

 

Всегда творите из любви к народу.

И как бы ни было обидно и смешно

Народу поклониться не грешно.

Его признание  способно дать свободу!

 

Всегда творите истине в угоду!

Такое творчество, как старое вино,

Слегка пьянит и радует оно.

Такое творчество способно дать свободу!

01.01.12

 

ОПАСНЫЙ СОВЕТ

На доллары, тем более, на евро

Не купишь настоящего шедевра,

Поэтому, чтоб насладиться   всласть

Всего верней шедевры эти красть?!

 

А лучше создавать

И раздавать,

Поскольку их эквивалент

Лишь возрастет с теченьем лет…

02. 01. 12

 

***

Убей дракона?! Или освободи?!

Святой Георгий это сделал: убил змия и освободил всех.

Каждый же из нас обязан это сделать для себя.

Раз в 12 лет нам представляется такая возможность.

Прожить такой год достойно, означает: не время убить, но дракона в себе!

А еще лучше – выпустить его, отпустить!

Его и себя освободить!

02.12.11

 

***

Там, где были крылья – только шрамы,

Может, потому до этих лет.

Я во сне летаю, и нет-нет

Видятся во снах мне панорамы,

А над ними благодатный свет.

 

Я себя приподниму на взмахе,

Высоты небесной не боясь.

Есть меж небом и землею связь

Тонкая, как слово на бумаге,

Вечная, как неземная власть.

 

Вот опять мне это чудо снится:

Дождик пахнет, поле колосится,

Радуется маленькая птица

И другая жизненная стать…

 

Боже, научи меня летать!

02.01.12

 

ЖЕРНОВА

1.

Зерно проходит жернова,

Чтоб стать мукой.

Конечно, притча не нова.

Мели Емеля!

Все перемелется…

 

В полете стелется,

Трава - метлица,

Как будто птица…

Все перемелется в мукУ!

Пройдя сквозь мУку,

Я видел на своем веку

Лихого времени реку,

Суд и поруку…

 

2.

Поет и стелется трава

Не с перепуга.

Земли и неба жернова –

Два жестких круга.

В молитву смолоты слова.

Молись, Емеля!

Рожденному под знаком Льва,

К лицу тебе ли

Скулеж и ложь?

И невтерпеж

Юдоль земная?!

Зачем ты на земле живешь,

Себя не зная?

 

3.

Иной судьбы, – ты говоришь, –

Я не приемлю!

Молитву честную творишь

За нашу землю.

Теперь и впрок

Молись, пророк,

Простерши руки,

За это круглое зерно,

За каждое в цепи звено,

За наши муки,

За эту рЕку и рекУ,

Что вскоре на своем веку

Увидят внуки.

02.01.12

 

КАЗАНТИП

(смешанный стишок)

 

У Майки

Под майкой

Две чайки.

У Танечки –

Две чаечки.

Мы в море крошим

Две сайки.

Мы целыми днями

По пляжам кружим –

Каникулы.

Мы нарушаем режим:

Спим до обеда

Гуляем всю ночь…

Майка – мама

Танечка – дочь.

 

Их спрашивают:

Почему сайки?

Они поясняют

У нас в Заполярье

Есть раба по имени сайка.

 

А ты кто такой?

Спросите вы, –

Гид, ловелас,

Прилипала курортный?

Да, я жигало.

Но не тот, про кого вы подумали.

Я – жигало, то есть загорелый до черноты

Местный

Руководитель различных игр

Тот, кто зажигает других –

Архетип

По имени

Казантип!

04.01.12

 

ПОВОДЫРЬ

У меня хозяин был.

Никогда меня не бил.

 

Пахли ноги у него

Пыльным тротуаром.

Жил один без никого –

Молодым-нестарым.

 

Он при мне, а я при нем –

Круглосуточно вдвоем.

 

На работу и домой

Мы ходили сами.

И меня хозяин мой

Называл «глазами».

 

Он уснул на склоне дня.

Покормить забыл меня

 

Говорят: «Закрыл глаза

Сирота безродный…»

Что ж вы, люди! Вот он я –

Целый день голодный.

04.01.12

 

***

Поцелуя щепоть –

Это больше, чем плоть.

Это – знак добровольной неволи,

Это –  наша надежда на чудо.

Это – только щепотка соли,

Из того, непочатого пуда.

Поцелуй – это образ креста,

Освящающий наши уста;

Знак любви, и предательства он,

И прощенья - прощанья шаблон.

05.01.12

 

***

Не обнимай меня крепко –

В груди у меня сосуд.

Раздавишь. Ручная лепка:

Хрупкий испод, и спуд.

 

Не обнимай меня нежно –

Чувства мои не тревожь.

Оберегает прилежно

Хитрый обманщик ложь.

 

Не говори мне правду.

Она так тяжела!

Дай за терпенье награду –

Ниспровергателю зла.

 

Пепел, зола, прах…

Храбрость, отвага, страх…

Не приближайся ко мне

Ни наяву, ни во сне.

 

В центре гончарного круга

Во имя Отца и Сына,

Во имя Святого Духа…

Формой становится глина

А прочной – в огне.

05.01.12

 

***

То и дело тебя пинал,

Бил и пытал, но было мне мало.

То и дело тебя распинал,

Но, а ты все равно воскресала.

 

Терпеливая, словно Иов,

Ты, страдала, моя любовь,

Никогда не переставала…

Но и этого было мне мало.

 

От Пасхи до Рождества

Не было большего торжества

В жизни моей, чем ты.

Оглянусь: вдоль дороги – кресты!

 

Потому две тысячи лет

Я на всех языках и на все лады

Тебя о прощенье молю…

И мерцает  в ответ

Свет далекой звезды –

Всепрощающий отклик:

«Люблю!»

06.01.12

 

***

Валим вину на Авеля.

Или ругаем режим.

Снова живем неправильно:

Мучаемся и грешим.

 

Мученики искуса

В помыслах и делах,

Веруем во Иисуса

Лишь на словах.

 

Плоти своей угождая,

Не потакаем душе.

Молимся. Просьба пустая:

Каждое слово – клише.

 

В бездну уносятся годики

(Как под откос состав…)

Мученика, угодника,

Что Праведником так и не стал.

07.01.12

 

ХОДИМ ПО КРАЮ

 

1.

Пропись:

Дерево смотрит в пропасть.

Дерево, словно птица.

Оно высоты не боится –

На самом краю гнездится.

 

Сколько отваги в этом

Дереве!

Гнутое ветром,

Вылезло из-под камней…

Нет ничего прочней,

В почву ушедших корней!

 

2.

Птица гнездится в кроне.

В почве гнездятся корни.

Птица подобна валторне.

Крона подобна короне.

Ею увенчана бездна…

Птица поет безвозмездно.

Пропасть страшна и любезна.

Дереву здесь неполезно.

Вот почему все железно…

 

3.

Ходим и мы по краю.

Чуть оступился и – вниз

Кто-то на крыльях – к раю,

Кто-то плашмя – на карниз!

07.01.12

 

***

Друзья, конечно, есть –

На пальцах всех не счесть!

07.01.12

 

РОЖДЕСТВО! РОЖДЕСТВО! РОЖДЕСТВО!

 

ПРОЗРЕНИЕ

Когда впервые я иглой терновой

Поранил руки, ягоды беря,

Еще не знал истории Христовой

Не ведал я, что боль моя не зря.

 

… Спустя года, когда кривой иглою

Хирурги зашивали  плоть мою,

Гордился я бесстрашною игрою

Судьбы своей  у  смерти  на краю.

 

Рассказывал, что корчился от боли,

Что видел свет  в туннеле. Наконец,

Не понимал, с чего перекати-поле

Мне кажется похожим на венец.

 

Венок терновый – колесо фортуны.

Болят души моей живые струны

Не я – игрец. Не я тут – швец и жнец.

08.01.12

 

АЗОВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ

Солью пахнет прогорклый снег.

Море бухает в бухты и плазы

За оконцем рыбацкий сленг

Мореманы… баркасы… рассказы…

 

У меня, что ни стих – магистрал –

Заготовка к венку сонетов.

Я летал накануне в астрал,

Тосковал по Стране Советов.

 

Я пытался вернуть хоть на час

То ушедшее в прошлое лето,

Мне сказали: «Послушай совета!

На рожон… не резон…  не сейчас…»

 

Южным ветром обсосанный лед,

С черепиц обрывался сосульно

И светился на солнце сусально,

Громоздя свой коварный оплот.

 

Так путем браконьерского трека

В двух шагах от продрогших ворот…

Шел вдоль моря 12 год

21 века.

08.01.12

 

СВЯТВЕЧЕР

Коромысло, веретено.

Шерсти облачко, толстая  пряжа,

Чайки летят: молча, темно…

Сытые со стороны пляжа.

 

Баба, ведра, колодец, грязь…

Скотный двор,  магазин, коновязь.

Школа заперта. Негде играть.

Печь гудит, варит сочиво мать.

 

В доме тихо: ни  смеха, ни свар.

Стынет в сенцах фруктовый взвар.

Солнце сядет, начнем торжество.

Рождество! Рождество! Рождество!

08.02.12

 

***

Для кого-то бренд,

Для иного бред…

Поди,

Угоди!

08.01.12

 

КУРАЖ – АНТОНИМ ПОКАЯНИЯ

О сколько раз и я, и я

Куражился. И, вопия,

Бил в грудь тяжелою рукой:

«Смотрите, я – такой!»

 

И всякий раз! И всякий раз

Сверкали слезы – искры глаз…

…Нечаянно и  напоказ,

Нарочно ли, невольно? –

Всегда мне было больно.

 

Быть может, потому что я

По сердцу попадал, бия?!

09.01.12

 

***

Некоторые признаки,

Как некоторые призраки,

Весьма неуловимы и нестойки,

Как легкий дух не спиртовой настойки.

 

***

На большее не претендую,

Беру, что подает судьба.

Поэтому пуста сума…

Сойти с ума!

 

Я знаю, надо мной Судья

Беру, что подает судьба.

И не ропщу, не протестую –

На многое не претендую…

 

Однажды,

Мучаясь от жажды,

И я обжегся на воде,

Ищу холодную, святую;

Ищу повсюду и везде

На молоко и в ус не дую.

10.01.12

 

ГЛОБАЛЬНАЯ ХАНА

Январь.

Проснулась саранча,

Полезли змеи.

Цветут миндаль и алыча,

Еще – лилеи.

Под самый  (старый!) Новый год

Зимы не будет,

Но, как всегда, печет народ

Пирог и пудинг.

 

Скворец заводит граммофон –

Вернулся раньше.

Поэму пишет  графоман

О нашей Раше.

 

Идет глобальная хана…

Хвала героям!

Спустилась солнечная хна

На астероид.

 

А он летит, а он летит –

Дитя Галлея

И тезка той из нереид,

Что звать

Лилея.

11.01.12

 

СОН

(рано утром в четверг 12 января 2012 года)

 

Он был полным страхов, поисков, стремления выбраться из какой-то незнакомой, пересеченной местности. Все время я был один. И ни разу не было солнца. Это были постоянные какие-то сумерки. Во всяком случае, так мне вспоминается. Обычно сны я помню плохо, без подробностей.

Вышел я к реке. По всему – это сталось перед рассветом. Речки самой я не увидел. Просто почувствовал, что она тут,  в смутных зарослях. И листвы не увидел. Да и самих крон, кустов тоже. Просто – тени.

Слышу голоса. Детские. на той стороне. Только подумал, как перебраться, тут же очутился там – на краю поля. Вижу, кустики с плодами. Вроде недозрелых бурых, а то и зеленых еще помидор. Бурты, кучи собранных этих и других плодов.

Спрашиваю у детей: «Чего вы так рано? Темно еще». Вместо ответа мальчишка (все они тепло одеты, по-осеннему!) дает мне плод. Вроде мандарина; только крупный он. Помню цвет цитрусовый и в кожуре.

Я пошел от этого ребенка (отрока, лет 12) и увидел другой плод, похожий на слегка побуревший огурец. Взял его, как бы таясь, ибо не знал. имею ли право на это.

И вдруг снова остановился мой взгляд. У ног еще один плод. Небольшой. Типа луковицы. Только без одежек. Поднимаю, рассматриваю (с легкими редкими фиолетовыми разводами он). И вижу, что понизу у него – иконки – три крошечных образка. Без лупы и не разглядеть. А я увидел: Матерь Божия с Младенцем; все такое нерукотворное; просто образовалось вместе в этой луковичкой на ней самой. Я говорю: «Смотрите, какое чудо!» А никто должным образом не реагирует. Мол, для нас – это обычное явление.

У меня больше нет опаски относительно того, имею ли я право  забрать эту находку с собой. Осторожно поднимаю ее (боюсь повредить благодатный лик) и вижу, что из плода, который мне казался автономным, стебель тянется с крупными продолговатыми зелеными листьями. Живой стебель, несмотря на то, что без корней и вне почвы.  И довольно внушительных размеров и, как мне кажется, с цветком, типа подсолнуха…

 

Тут прозвучал будильник (6.00).

 

Сон был настолько исчерпывающим, что  у меня не возникло обычного сожаления о том, что он оборвался.

12.01.12

6.30

 

ВОЛОПАС

Заглядываю в бездну я

И вижу, как

Небесные

Волы за кругом круг

Влачат свой плуг.

Слепящий этот лемех

Им дал Небесный Мелех.

Лечу по следу солнца –

Ровесник кроманьонца.

По облачным валам

К заоблачным волам –

Имаго  Махаон…

Как грешник – на Афон,

Или – на Валаам.

 

Нет слов! К чему слова,

Они звучат убого…

Молюсь без монолога,

Покуда безвозмездная

Мне милость не дана.

Заглядываю в бездну я.

Ничуть не страшно мне!

Не я – на дне!

Она – без дна.

14.01.12

 

***

Арт хаус  или  Арт хаос, или, все-таки, Арт  хаос?!

14.01.12

 

***

Всю ночь в средине января

Гроза грохочет,

Как будто стиль календаря

Исправить хочет.

 

Григорианский календарь

К природе ближе.

Природа – Божий секретарь

Она с ним иже.

15.01.12

 

***

Снег в проеме белого двора

Тихо - тихо мельтешит с утра.

 

Ну, смелее! Что же ты, снежок?!

За тобою водится должок:

 

Без тебя – ударили б морозы

И пропали  озими и лозы.

 

У детей кончаются каникулы,

А тебе все некогда, все николы.

 

На причуды эти, егоза,

Мы готовы закрывать глаза.

 

Ты явился. И тебе: «ура!»

Радостно горланит детвора.

 

Значит, ждали мы тебя не зря.

Аж до середины января!

 

Врут, конечно, все календари!

Только ты нас больше не дури.

15.01.12

 

***

Крылатые кузнечики –

Пегасики степей.

Погончики на плечики –

Уздечки портупей.

 

Вы скачите, летаете,

Шурша, как веера.

Зеленую листаете

Поэзию с утра.

 

Вы лапку лапкой точите,

Вы ядом клювик мочите,

Хлопочете, стрекочите,

Жару и зной пророчите.

Кузнечики, кузнечики –

За все и вся ответчики.

 

Кузнечики, кузнечики –

Вы все инопланетчики.

 

Сферические глазики –

Пегасики, пегасики.

15.01.12

 

ДОБРОЕ УТРО

Скворчит  яичница с беконом.

Летит снежинок мошкара.

Гуляет в мире заоконном

Зимы холодная жара.

 

Стоит, заваленный снегами,

Весь этот мир, как старый клен.

Но в отдаленном птичьем гаме

Как в самой первой нотной гамме,

Звучащей в оркестровой яме,

Ты различаешь  септаккорд,

С которого сейчас, вот-вот

Чудесное начнется действо,

Которое, как память детства,

Охватит мир до самых крыш;

Над коими ты воспаришь.

Увидишь Ялту и Париж.

А может что еще, поближе…

 

И, опускаясь ниже-ниже,

Ты вновь увидишь малыша…

 

Морозным воздухом дыша,

Он в горку санки тащит снова.

С его дыханием  душа

От счастья выскочить готова.

16.01.12

 

СИМФЕРОПОЛЬ

(песенка)

 

Провинциальная столица.

Малоэтажный городок.

За час облётывает птица

Тебя и вдоль, и поперек.

 

На рассвете Симферополь,

Петушиный   будит вопль.

 

Он тебя роднит с деревней…

Город светлый, город древний –

Сердце маленькой страны.

 

В этой почве – наши корни,

В этом небе – наши кроны…

Свет и правда старины.

  

Провинциальный и зеленый,

Весь на холмах, как вечный Рим,

Полдневным солнцем побеленный, –

В тебе души не  чает Крым.

 

Провинциальная столица,

Живи любовью этих строк.

Пускай к тебе всегда стремится

Всем сердцем Северо-Восток!

 

Пускай твоих святых погостов

Ничто не оскверняет сна.

С тобою Крым – не полуостров.

С тобой он – целая страна.

17-18.01.12

 

ЯЛТА В СНЕГУ

 

1

Любим приехать мы в Ялту с тобою,

Уединиться вдвоем.

Полюбоваться южной зимою,

Южным согреться вином.

 

Боже, какой новогодний гостинец

Нам преподносит январь!

Светится в апартаментах гостиниц

Красного камня янтарь.

 

Припев:

В кои веки такой снегопад!

Словно лебеди, пальмы летят.

 

Ялта в снегу –

Красота неземная.

Ялта в снегу –

Белая стая.

Ялта в снегу –

Красота-то какая!

Ялта в снегу –

Полупустая!

 

2

Пусть никогда не прервется меж нами

Эта прекрасная нить!

Ялта под снегом – живопись в раме.

Денег не хватит – купить!

 

Не оценить никаким чистоганом

День на твоем берегу.

Так, дорогая, ты дорога нам,

Зимняя Ялта в снегу!

 

Припев.

 

3

Бронзовый Чехов, бронзовый Горький

Каждый зиме этой рад!

Души великих над Чайною горкой

С чайками рядом парят.

 

За ощущение полного счастья

Мы пред тобою в долгу.

Жаль, что приходится видеть не часто

Зимнюю Ялту в снегу!

 

СЕНТЕНЦИИ

1.

Ответная любовь так тяжела,

Тебя никто не любит и не надо.

Когда надежда сроки изжила,

К чему забота эта и надсада?!

 

2.

Когда же ты, заботясь о других,

В ответ не видишь о тебе заботы.

Не стоит обижаться, и на них

Производить дальнейшие расчеты.

 

3.

Ты понимаешь, что кому дано,

Тому и следует свою исполнить данность.

Давным-давно нам ведомо одно:

Нам нечего рассчитывать на давность.

 

4.

Неровный стук отвергнутых сердец

Никто не слышит, разве только души.

Душа твоя – начало и конец.

Душа и есть – твои глаза и уши.

20.01.12

 

СВОБОДА

Почерневший серебряный крестик

Я нашел среди старых вещей.

Прошлых лет и свидетель, и вестник –

Крестик цвета нетленных мощей.

 

Крестик этот, нательный, когда-то

Я носил кое-как, вертопрах.

И теперь он вернулся и свято

Подарил мне Божественный страх.

 

Перестал  я вопить, и бояться

Красоваться, собою гордясь.

Стал ценить бескорыстное братство,

С небом чувствовать вечную связь.

 

Не страстям меркантильным в угоду

Служит крестик.

Священный металл

Подарил мне такую свободу,

О которой я и не мечтал.

20.01.12

 

***

Не люблю мелочиться, считая монеты.

Конвертирую жизнь в золотые мгновения.

Одиночество переплавляю в  моменты

Упоительного уединения.

 

Неимение  я обращаю в имение.

Превращаю сомнение в личное мнение.

Свой удел – и простой, и расхожий –

Понимаю как промысел Божий.

22.01.12

 

ДРУЗЬЯ

Друзья бываю разные:

Бесправные и властные,

Опасные, ужасные;

И даже безобразные

Скупцы и хитрецы –

Но лишь не подлецы.

 

Друзья бываю разные:

Ленивые и праздные,

Чины и молчуны,

Рвачи и трепачи,

И даже болтуны –

Но лишь, не стукачи.

 

Друзья бывают разные:

И чистые, и грязные

И мятые, и клятые,

И бедные, и вредные,

Жлобы и сострадатели,

Но только не предатели.

23.01.12

 

БЫЛО ТЕМНО В ГЕФСИМАНСКОМ САДУ

 

Как разглядеть среди грешников Бога?!

Было темно в Гефсиманском саду.

«Вы от меня приотстаньте немного.

Я помогу. Я к нему подойду…

 

Понаблюдайте за мною оттуда –

Не затевайте пока ничего.

Я покажу! – обещал нам Иуда, –

Я поцелую Его».

 

Еле видна под ногами дорога.

Страшная темень царила в саду.

Путь, освещаемый аурой Бога,

Не обещает беду.

 

В Свете Господнем  свершится ли чудо?!

Свечками копья блеснули вдали.

Из темноты появился Иуда,

Будто бы из-под земли.

 

Пахли уста его Кровью Христовой –

Вечери Тайной вином.

Был Иисус к этой встрече готовый,

Знал о пределе  земном.

 

К Богу прильнул напоследок Иуда

Поцеловал  поскорей –

Нас дожидался, предатель, покуда

Мы не увидели – кто Назарей!

 

Мы Его взяли и плетью коровьей

Били всю ночь во дворе

И, распинали, умытого кровью,

Утром на Лысой горе.

23.01.12

 

ЖЕНА ТАМЕРЛАНА

У вас прекрасная семья.

Вы благороднее, чем я.

Алкать устам бы вашим мед –

Законодательница мод.

 

Пострел за вами не поспел,

Хотя истратил сотню стрел –

Я не Амур

И не Тимур.

 

Я – неотесанный мужлан.

А ваш мужчина – Тамерлан.

 

Бездушен, словно Асмадей –

Он строил башни из людей.

С ним рядом конченый злодей –

Невиннее, чем  воробей.

 

В скрещенье  каменных стропил

Качался колокол небес.

Так я когда-то вас любил –

Отнюдь не ангел и не бес.

25.01.12

 

В ОТЕЧЕСТВЕ, КОЕГО НЕТ

Пришла в лесную посадку.

Зима! Ну, ты и даешь!

Серебром взятку

даешь

на еловую лапу!

 

Не упрятать лица от колючего ветра,

но я все равно не ношу шляпу.

И не потому только,

что дороги шляпы из фетра,

а из кожи –

еще дороже,

а потому, что не вижу в том толка.

Ибо теряю их

и зонтики – тоже,

и перчатки,

и золотые печатки.

Вы скажете: ну ты и псих!

Согласен. бываю лих

Особенно, когда сообразишь на троих.

 

Я никогда не пробовал текилу и мокко.

Не переношу ни блатняк, ни рэп,

Мне все одно, что барак,  что барокко.

Да и себя не люблю, ибо глуп и нелеп

Образ моей теперешней жизни.

Ведь жил я однажды при коммунизме.

Летал самолетом за 20 рублей до Москвы.

Не то, что вы:

Те, что платят врачу

И учителю…

Да и сами, уподобляетесь рвачу,

и прочему нарушителю

закона о благодати;

вы, кто забыл, как надо готовиться к дате,

как на праздник ходить с песней по городу;

вы, не хранящие чести смолоду,

не желающие тех, которые

не смогли привезти в Евпаторию

деток своих болезных.

Вы, кто не слышит советов полезных…

 

Ты, что прежде, чем сделать бесплатно шаг,

упираешься – полуголодный ишак,

а за ломаный грош бежишь впереди паровоза…

Какая жуткая метаморфоза

с тобою стряслась ненароком,

спившийся вдрызг поэт!

 

Был ты когда-то пророком

в Отечестве, коего нет!

26.01.12

 

ШИПОВНИК И ВИНОГРАД

Не в каждой осени есть знойный привкус лета.

Настоянный на листьях бересклета –

Ее напиток малость розоват.

 

Он, словно бы раздавленный мускат –

На Красном Камне век плодоносящий.

Он выглядит непроходимой чащей:

С кустарником шиповника сплетясь,

Как бы его иная ипостась.

 

Хорошая защита от мальчишек.

Поскольку никаких дозорных вышек

Оград высоких и других преград

Не признают. И никакой холеры,

Не опасаясь, лезут на шпалеры:

Обносят недозрелый виноград.

 

В урочный час кустарник  обкорнают,

Чтоб не поранить кисти на шипах.

И соками муската коронуют

К вину иному царственный купаж.

 

Ну а шиповник к середине лета

Поднимется и снова зацветет.

И тонким духом собственного цвета

В мускатные войдет и кровь, и плод.

26.01.12

 

***

Отпечатки эпох неолита –

Это пальцев ее отпечатки.

Неолита слепая улита

Надевать забывала перчатки.

27.01.12

 

***

За стихи плачу «большою кровью»:

Часто – дружбой и всегда –  любовью.

27.01.12

 

ДЕД

Из тишины на полусвет

Ко мне является мой дед.

 

Из полутьмы на полусвет

Ко мне приходит тет-а-тет.

 

Но речь, что произносит дух,

Не  в силах уловить мой слух.

 

Зато я вижу, что душа,

Его, и вправду, хороша.

 

Как в жизни, добрый и большой.

Как прежде, он ко мне с душой.

 

До сущности обнажена,

О чем - то говорит она?

 

Хотел сказать – родная кровь!

Бесплотному не прекословь.

 

И вот опять проистекло

Души прозрачное стекло.

 

И в нем на все про все ответ –

Я вижу собственный портрет.

28.01.12

 

***

Пришла любовь –

Не прекословь.

Ушла любовь –

Не суесловь.

27.01.12

 

ВЕДЬ ПОЧВА У НЕЕ ОДНА

Насквозь от фибры и до чакры

Я от земли, я от сохи.

Всю жизнь пашу –

Пишу

Стихи.

Сонеты есть и даже акры…

Когда же перевел в гектары

То получилось меньше пары.

Но и для этих площадей

Мне мало пары лошадей.

От кремнеземного стиха

Поизносились лемеха.

Поэтому мои гектары

Взялись возделывать татары.

Но я не жалуюсь на это

И даже рад. И даже где-то

Вкушаю удовлетворение,

Когда прочту стихотворение

Крымскотатарского поэта.

Поэзия – источник света –

Священна каждому она, 

Ведь почва у нее одна.

30.01.12

 

***

Ссылка в Сибирь;

В рационе  имбирь –

Хорошее средство от стресса

И лишнего веса!

01.02.12

 

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ МИРЫ

Пока душа о дорогом болела,

Пока зима за окнами белела,

Скрипела утром тысячью подошв.

Снежки лепила тысячью ладош.

Из-под сугроба, снежного завала

Зевала и колесами жевала

Дорогу, тротуары и дворы…

 

В азовских ямах спали осетры.

 

От белого морозного огня

Хранила их ледовая броня.

Весной они уйдут в донские стоки.

Метать икру. И умирать в сетях.

Мы потому так алчны и жестоки,

Что потеряли первобытный страх.

Большие рыбы, птицы и зверье,

Скоты и остальные существа,

Уверовав в бессмертие свое,

Вещей не понимают существа.

 

Они мирской не знают суеты…

 

Из глубины своей и с  высоты

Глядят на мир, что снегом замело,

И разумеют: люди – это зло!

Сожженное слезами наше зренье

Не проникает в это измеренье.

 

Не понимают изощренный разум

Живой природы гений и маразм.

02.02.12

 

ПОД ЗВУК АНТИЧНОЙ ЦИТРЫ

Коль жизнь – театр, скорей раздвиньте шторы!

На бис тут не играют, но актеры

Под занавес выходят на поклон.

 

Просцениум – классический пилон.

Идите же, и прима и герой.

Мы постоим от вас немого кзади.

Второстепенные, мы за тебя горой,

Театр наш, аплодисментов ради.

 

Сидели мы на нищенском окладе

Поскольку, не умея ничего,

Играли жизнь аплодисментов ради

Тому, кому наушник - невидимка

Подсказывал похлеще, чем суфлер.

А всем другим – обычный монитор –

Нечеткая неверная картинка.

 

С годами кой - кого подводит зренье:

Не там, где надо, ставим ударенье;

Не там, где надо, делаем повтор,

Осознавать не успеваем титры…

 

Судьба выходит –  главный режиссер –

Под занавес нетвердыми шагами

И спотыкается под звук античной цитры.

И падает. И в оркестровой яме

Крушит и рушит  стулья, и пюпитры.

02.02.12

 

МОНЕТЫ

Виноградное масло, малиновый уксус –

На какой-то совсем экзотический фруктус –

Создают кулинарно-готический фокус.

 

У окошка сюрреалистический фикус,

А под ним карадагские ландыш и крокус;

Голосок, симпатично-неправильный прикус…

Вновь в фантасмагорическом сне

Почему-то нагрезились мне.

 

Даже тропка, что стала давно тротуаром…

 

Все, казалось, прошло – затянулось муаром.

Память спит, нанеся беспощадную патину

На любви драгоценную платину.

 

Значит, живы в душе моей эти моменты

И звенят, как далекой эпохи монеты,

Что достались в наследство тебе от прабабки

Те, что ты без оглядки

Сменяла на бабки;

И мое оплатила лечение.

 

Неужели все это имело значение

В том, что с нами случилось потом?

…Антикварная мелочь, простые монетки,

Что не взяли  твои небогатые предки,

Навсегда покидая свой дом?

 

Ты молчишь. Но в глазах я читаю укор.

Не покинул тебя? Он в тебе до сих пор?!

Ты молчишь, словно птица несущая корм.

Я же помню, ты петь по утрам обожала…

Помню я – все и вся, помню я – от и до:

Как себя для меня ты легко обнажала…

 

Где твое теперь, птичка, гнездо?

Где ж птенцы, для которых ты корм собрала

В нашем старом саду,

Где ты мне соврала

В том далеком, забытом году?!

03.02.12

 

ТОСКА ПО КРЫМУ

Ясный свет уходящего лета.

Красный след уходящего дня.

Звездный звон, что стоит до рассвета

Поздний сон – полный кубок до дна

 

Выпиваю. Вина  не убудет.

Уповаю: меня не разбудит

Неизбывная эта вина,

Что еще не испита сполна.

 

Озарен, озадачен… уверенно,

Как всегда, просыпаюсь чуть свет.

Жив - здоров сердце бьется размеренно

Все в порядке, лишь  Родины нет.

 

Город стар, но стоит себе прочно.

Простоит еще тысячи лет.

Но  душа. как всегда, как нарочно

Тихо шепчет: «Ведь Родины нет!»

 

На путях, где пророки распяты,

Запустенье, беспамятства суть.

Нет, наверно, страшнее расплаты –

Понимать, что Ее не вернуть!»

 

Жизнь идет. И детей моих дети

Край чужой называют своим,

Потому что  на всем белом свете

Нет иного Отечества им.

04.02.11

 

***

Молот в кузнице звенит.

Словно колокол – в зенит.

 

Кузница и звонница –

Ангелов бессонница.

 

Кузнецы и звонари –

Дети утренней зари.

 

Славу Господу споют,

Счастье праведным куют!

 

***

Синие волны гор

Пенятся облаками.

Ангел разводит руками –

Вечности дирижер.

 

Слышится буква «Р»

В гомоне Белого света.

Это в колодец лета

Падает музыка сфер.

 

Вечный безбрежный простор

Прячется под облаками.

Не умолкает веками.

Разноязыкий хор.

 

Слышится русская речь!

Нам ли ее не сберечь!

06.02.12

 

САРДАНАПАЛ

Близится драма Содома.

Кара постигнет людей –

Всех, кроме Лотова дома…

Праведным был иудей.

 

Нет среди грешников места

Ною – создавшему флот,

Фермеру – жертве инцеста –

Старцу по имени Лот!

 

Сгубит Содом и Гоморру

Божьего гнева напалм.

Город из грязи и сору

Строит Сарданапал.

 

Думает Бог о погроме.

Близится драма из драм.

Всех покарает, кроме

Тех, что спасет Авраам.

 

Учатся дети в Сорбонне.

Каждый – Траян и Нерон.

В каждом своем электроне,

Каждым сигналом в нейроне

Снова готов к обороне

Падший в грехе Вавилон.

 

Думает Бог о погроме.

Плачет и молится Он.

Ибо плывет на пароме

Очередной Вавилон.

06-07.02.

 

***

Живут гениальные люди недолго.

Такая сложилась на практике догма.

Вот я, например, таковым не слыву,

Поэтому долго живу.

08.02.12

 

ЭПИГРАММА

Имел он лошадь и соху,

Свою жилплощадь и сноху.

 

Все продал: лошадь и соху…

Сменял жилплощадь. А сноху

Забрал на жительство в Саху.

 

Неблагодарная сноха

В Сахе нашла себе лоха.

Сказала: не зови,  не плачь!

Так стал сохатым наш снохач.

08.02.12

 

ВЕРБНОЕ

Пуховою шапочкой верба

Согрела продрогшие сны,

Чтоб выросли без ущерба

Зеленые кудри весны.

 

Незримая птица на вербе

Мерцает и тихо поет,

Как будто бы музыку Верди

С ладони Архангела пьет.

 

Терновой короною в гербы

Сплетается боль христиан.

Протяжные волосы вербы

Омоет святой Иордан.

08.02.12

 

MUNDHARMONIKA

Памяти поэта

           Владимира Орлова

 

Я играю на губной гармошке,

Как бегун, прерывисто дышу.

Выдыхаю музыку в ладошки

Осторожно, как борец ушу.

 

Словно птица на твоем порожке,

Одолев людского дома страх,

Я играю на губной гармошке

Я и сам сейчас, как певчий птах.

 

В музыку впадаю, словно в ересь,

(А быть может, все наоборот?!)

В музыку впадаю, словно в эрос,

Музыкой спасаемый рот в рот.

 

И от этих поцелуев губы,

Неземную ощущая боль,

Губы – перегуды и голубы –

И горят, и чувствуют любовь.

09.02.12

 

МЕТАФОРА

Пополудни чуть погодя

Вышло солнышко из дождя.

Ослепило. И дождь такой

Мы с тех пор называем слепой.

 

Ослепило, конечно же, нас

Ну а мы, как всегда, на погоду

Все свалили. Быть может, в угоду

Субъективной поэзии глаз.

10.02.12

 

ШТОРМ НА ЮБК

Преодолев нагорный горизонт,

Ворвался в Ялту, дуя спозаранку.

Как будто выворачивая зонт,

Он вывернул все пальмы наизнанку,

 

Свирепствовал (Посланник черных сил?),

Изображая светопреставленье.

Поморских птиц, как факела, гасил.

А к полночи окончил представленье.

 

Бушует море пенною волной.

Сугробы гальки на гранит намыло.

Пузырится, как после стирки мыло –

Ущербный свет, отброшенный луной.

10.02.12

 

ТАКОЕ ДАЕТСЯ НА РАЗ

Мы поедем  туда  на рессорной бидарке,

Мы туда приплывем на зеленой байдарке.

 

Мы наварим ухи из голов пеленгаса,

Мы на углях нажарим звериного мяса.

 

Выпьем горького (с маху, с налету, с разгону),

Как скупая мужская слеза, самогону.

 

И на землю падем, и родную обнимем,

И она нас обнимет спасительным нимбом.

 

Будем петь и шутить, и смеяться, как дети.

Нас никто не одернет за глупости эти.

 

Ненароком  заплачем, смеясь, без стыда,

Потому что откроется нам, что сюда

Никому не вернуться из нас никогда;

Потому что такое дается на раз,

Потому что мы счастливы только сейчас;

И такое случается лишь иногда,

И уходит от нас навсегда.

11.02.12

 

А МНЕ ТАК ХОТЕЛОСЬ

Мне кажется, что-то сегодня случится.

Как часики, время считает синица.

Горит ледяная под крышею спица

И каплет чуть слышно: не спится, не спится…

 

Мне кажется, кто-то в оконце стучится.

Светлицею стала рассвета темница.

По стенам плывут позабытые лица…

Не спится, не спится, – бормочет столица.

 

На ветке синица. Под стрехою спица:

Стекает капелью с ледышки водица.

Небес глубока голубая криница.

Гора облаков – между нами граница.

 

А мне так хотелось с тобой породниться!

13.02.12

 

СРЕТЕНИЕ

Пробив небесное окно,

Февральский свет в снегу зерно

Согрел… Проклюнулось оно

И посмотрело на восток.

«Как мир жесток!» – сказал росток

И умер, выдохнув тепло.

Снег съежился и  потекло

И зазвенело отовсюду.

Живое радовалось чуду,

Не понимая, что волна

Атаки первой захлебнулась.

И этой жертвой обманулась

Великолепная война.

По зернышкам, погибшим тут,

Другие вскорости взойдут.

Росток теплом  обезопасен,

С восторгом скажет: «Мир прекрасен!»

15.02.12

Рейтинг: +2 163 просмотра
Комментарии (2)
Лидия Гржибовская # 17 февраля 2012 в 15:52 0
Валерий, прекрасные стихи, но очень трудно на них писать отзыв, так как их слишком много, пусть бы оно каждое было выведено по отдельности

С уважением
5min
Валерий Митрохин # 18 февраля 2012 в 12:41 0
Промашка вышла.Но я уже исправляюсь!