Дар

7 декабря 2011 - Валерий Левченко
Кем он выбран был нежданно, чтоб в руке его всегда
неостывшая лежала с неба павшая звезда?
Мимоходом, в шутку просто на свою поднял беду
залетевшую без спроса ту проклятую звезду.

Не ко времени, не к месту, не по адресу, не впрок...
Кинув выжженную бездну, залетела на порог.
Сколь летела, долго тлела, жар неведомый храня,
чтоб душа его сгорела от небесного огня.

Не давала спать ночами, взор слепила, руки жгла...
Ночь за ночью – всё сначала. День не день, а будто мгла.
Но прожгла однажды руки и карман ему прожгла –
отшвырнул её в испуге, и она сквозь пол прошла.

Дом прошла его до дна, жизнь прожгла его дотла.

Прогоревшими руками ничего не удержать,
в продырявленном кармане деньгам больше не лежать.

Пролетела – не вернулась. Жизнь темна до черноты.
Ах, душа, – зачем споткнулась у последней той черты!
Раскалённый уголь впился, а душа на волоске, –
сколь ни пил, ему не пилось в обжигающей тоске.

На пожар не позовёшь – не затушишь, не зальёшь!..

На печаль обрёк, на жалость душу тлевшую свою –
разом сжалась, удержалась и осталась на краю.
В одночасье онемела – сохранилась, как могла...
Где звезда его горела – лишь дымящаяся мгла.

© Copyright: Валерий Левченко, 2011

Регистрационный номер №0001426

от 7 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0001426 выдан для произведения:

Кем он выбран был нежданно, чтоб в руке его всегда
неостывшая лежала с неба павшая звезда?
Мимоходом, в шутку просто на свою поднял беду
залетевшую без спроса ту проклятую звезду.

Не ко времени, не к месту, не по адресу, не впрок...
Кинув выжженную бездну, залетела на порог.
Сколь летела, долго тлела, жар неведомый храня,
чтоб душа его сгорела от небесного огня.

Не давала спать ночами, взор слепила, руки жгла...
Ночь за ночью – всё сначала. День не день, а будто мгла.
Но прожгла однажды руки и карман ему прожгла –
отшвырнул её в испуге, и она сквозь пол прошла.

Дом прошла его до дна, жизнь прожгла его дотла.

Прогоревшими руками ничего не удержать,
в продырявленном кармане деньгам больше не лежать.

Пролетела – не вернулась. Жизнь темна до черноты.
Ах, душа, – зачем споткнулась у последней той черты!
Раскалённый уголь впился, а душа на волоске, –
сколь ни пил, ему не пилось в обжигающей тоске.

На пожар не позовёшь – не затушишь, не зальёшь!..

На печаль обрёк, на жалость душу тлевшую свою –
разом сжалась, удержалась и осталась на краю.
В одночасье онемела – сохранилась, как могла...
Где звезда его горела – лишь дымящаяся мгла.

Рейтинг: 0 415 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!