ГлавнаяПоэзияЛирикаРелигиозная → Стояла страшная жара

Стояла страшная жара

15 апреля 2012 - Джон Магвайер
article42330.jpg
 

                                  С благодарностью 
                                  за образ прокуратора, 
                                  к М.А. Булгакову.

Стояла страшная жара,
и, прокуратор чуть жалея,
мигренью мучаясь с утра,
отдал приказ: "Распять еврея".

Лепешка, сыр и виноград -
холодный завтрак перед казнью,
последний в рубище обряд -
унылое однообразье.

Вино, чтоб жажду утолить,
налито в глиняный кувшин.
Его подал, чтоб не забыть,
жарой измученный раввин.

Окончен завтрак, вкус вина,
немного отдающий маком,
проникший с первого глотка
в сознанье тяжестью и мраком.

Солдаты с копьями вошли,
от пут запястья вновь немеют,
колючий терн у головы,
а у ворот толпа звереет.

Жара вонзилась, как копьё,
и сердца стук в висках раздался,
сквозь ткани тонкое белье
кедровый брус в плечо врезался.

Удар, и кровь из головы
пошла по рассеченной коже,
и крики гнева из толпы…
"Прости им все грехи, о Боже!"

Высокий холм, песок в глазах,
дрожащий воздух сушит горло,
и привкус мака на губах…
Толчок копья, дыханье спёрло.

Земля, ушедшая на миг,
и синь пронзительного неба,
забитый в руку первый клин,
вгрызался болью в ткани тела.

Звенящей тишины пожар
проник в усопшее сознанье,
копья последний в грудь удар
закончил муки и страданья…

Стояла страшная жара,
а прокуратор Иудеи
мигренью мучаясь с утра,
отдал приказ: "Распять еврея".

© John MaGuier 

© Copyright: Джон Магвайер, 2012

Регистрационный номер №0042330

от 15 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0042330 выдан для произведения:

                                  С благодарностью 
                                  за образ прокуратора, 
                                  к М.А. Булгакову.

Стояла страшная жара,
и, прокуратор чуть жалея,
мигренью мучаясь с утра,
отдал приказ: "Распять еврея".

Лепешка, сыр и виноград -
холодный завтрак перед казнью,
последний в рубище обряд -
унылое однообразье.

Вино, чтоб жажду утолить,
налито в глиняный кувшин.
Его подал, чтоб не забыть,
жарой измученный раввин.

Окончен завтрак, вкус вина,
немного отдающий маком,
проникший с первого глотка
в сознанье тяжестью и мраком.

Солдаты с копьями вошли,
от пут запястья вновь немеют,
колючий терн у головы,
а у ворот толпа звереет.

Жара вонзилась, как копьё,
и сердца стук в висках раздался,
сквозь ткани тонкое белье
кедровый брус в плечо врезался.

Удар, и кровь из головы
пошла по рассеченной коже,
и крики гнева из толпы…
"Прости им все грехи, о Боже!"

Высокий холм, песок в глазах,
дрожащий воздух сушит горло,
и привкус мака на губах…
Толчок копья, дыханье спёрло.

Земля, ушедшая на миг,
и синь пронзительного неба,
забитый в руку первый клин,
вгрызался болью в ткани тела.

Звенящей тишины пожар
проник в усопшее сознанье,
копья последний в грудь удар
закончил муки и страданья…

Стояла страшная жара,
а прокуратор Иудеи
мигренью мучаясь с утра,
отдал приказ: "Распять еврея".

© John MaGuier 

Рейтинг: +7 561 просмотр
Комментарии (5)
0 # 15 апреля 2012 в 12:10 +1
Очень образно и по- Булгакову. Спасибо за такой поэтический подарок.
Маргарита Тодорова # 16 апреля 2012 в 10:59 +1
В удушливой жаре тонула Иудея.
Иешуа, свой крест, сгибаясь на Голгофу нес.
Толпа вопит: распять, распять еврея!
- "Прости им Боже!" - Ветер стон донес.
И ОН услышит. Мгла рассеется, редея...
Дорога лунная, на ней Пилат и пес...
live1
Наталья Бугаре # 17 апреля 2012 в 13:33 +1
live1 я тоже нынче выложила стих на эту тему. Буду рада, если заглянешь, он свежий..твои разборы-бесценны.
Нина # 20 апреля 2012 в 01:04 0
Очень понравилось. Интересная тема. Спасибо, автор. rose
Миррор # 10 мая 2012 в 14:35 0
Тяжело читать - аж боль в сердце...
Очень сильно.