Ночью

26 марта 2012 - Hoogin

 Шагают день за днём унылой чередой,
И люди скучные унылою толпой
Бегут, спешат (куда?), не отрывая глаз
От бренности земли, и ты стоишь, увяз
В болоте суеты, нащупывая гать;
И негде отдохнуть и кверху взор подъять.

Когда же ночи вниз опустится вуаль,
Скрывая мира лик, где слёзы и печаль
Застывшей маскою с ним в вечности слились,
Невольно взгляд летит в распахнутую высь.
Летит, стремится вдаль, не встретивши преград,
Такою лёгкостью и силою объят.
Являются ему волшебные картины,
Что бережно хранят небесные глубины.

То вспыхивает вдруг там яркая комета,
Терзая ровный мрак фонтаном чистым света, -
С нездешних гостья сфер, стихий бурлящих дочь,
Роняет зёрна искр и вновь стремится прочь.

То ясны и горды, то робки и пугливы,
Лампадок звёздных там мерцают переливы;
И в дымке образа мерещатся за ними,
Пленяя сердце нам портретами святыми
Тех младости богов, на чьи мы алтари
Все первые мечты преподнесли свои.
Так, на колени пав, им хочется молиться
И в веру их опять с восторгом обратиться!

Но миг - исчезнет всё: лоскутной пеленой
Соткались облака и тёмною волной
Плывут, змеятся вдаль густыми языками;
Касаются луны холодными руками,
Как сонмы упырей до юной девы тела,
Что в полночь забрести на кладбище посмела,
Не в силах заглушить в душе тот зов унылый,
Влекущий так её под сень могилы милой,
Где навсегда почил судьбы единый друг.

Вот лунный тухнет взор - циклопа око вдруг
Как будто смежилось - в молчанье зримом мгла,
Влача туманный шлейф, на свой престол сошла.
И нитей сумрачных узором плащ ей вышит -
Окутывает им и липким ветром дышит.

Безмерен неземной игры калейдоскоп;
Сквозь кущи сказочных садов сплетенья троп
Текут, меняются; воздушного ручья
Свой свежий вкус несёт нам каждая струя.


Я помню, миг поймал неясного виденья -
То сон был или лишь игра воображенья -
Неважно, - видел я, как ночью у окна
Какой-то человек сидел один, без сна.
И мнилось, что черты его знакомы были,
Но, как свеча горя, они дрожали,плыли;
Заметны чётко лишь во тьме глаза его -
Мечтал о чём-то он иль вспоминал кого -
Не знаю, - только в них сменялись выраженья,
А может, то небес скользили отраженья.
И кажется, что он не просто так сидел -
Светильника вблизи неяркий свет горел
И на бумажный лист тихонько проливался -
Безумец, звуков полн, бумаге он вверялся.
Но мною будет ли за этот грех судим -
Пытался имя дать он демонам своим,
И, их назвав, тогда над мучимой душой
Власть возвратить себе и обрести покой.

Согласны ль вышним снам и чувств и дум движенья,
Иль всё вокруг есть сон - души отображенья?

Наверно, не о том он мыслил в этот миг,
И впечатления другие он постиг,
Недвижим, только дух к высотам устремляя
И их лучи ловя, и жадно им внимая.

В серебряных волнах купалася луна,
И то же самое, как в кладезях без дна,
Являлось и в очах, и тоненько дрожала
По верху рябь - то слёз волненье набежало.
Быть может, вспоминал в минуты эти он
Те ощущения и счастье тех времён,
Когда он не один в ночную тьму смотрел,
И факелом любви его огонь горел.
Но где Она теперь, несчастный, обернись!
Ты руку отпустил, и быстро унеслись
Изменчивой судьбы течением мгновенья,
Когда ты познавал блаженства откровенья.
Ты не умел сберечь единственный цветок,
Возросший меж камней твоих пустых дорог;
Его не напитал твой скудный сок земли,
Чудесный аромат развеялся в пыли!

И капли сорвались с опущенных ресниц,
Пред мёртвым ангелом он пал душою ниц!
И в лихорадочном стеснении бежит
Рука - напрасные заклятия творит.
Внезапно сдавленный прорвался в горле звук,
И выпало перо из охладевших рук.
Как грозный шторма вал, туч нанеслась стена,
И захлебнулась в них беспечная луна.
Мигнув, светильника угасло пламя вдруг,
И в гулкой тишине застыло всё вокруг.
И долго, долго так на окон тёмный фон
Был мраком силуэт его напечатлён.

Но шорох наконец в безмолвии слыхать,
Спокойный огонёк затеплился опять.
Но не такой огонь в его глазах горит!
А рот язвительной усмешкою кривит,
И смело дикий взор пронзает небеса,
И едкой желчью жгут бумагу словеса!
Ум страждущий несёт в горячечном бреду
Проклятья и хулы, забытые в аду!
Тут, словно вняв ему, по небу за окном
Гремучим грохотом перекатился гром.
В стенаньях ветра скорбь как-будто доносилась,
И ливнем боль небес бурлящим разрешилась.
Оконных створок шов вихрь дерзко раскроил,
И воспалённое чело дождь омочил.
И хладной лавою низринулись потоки
Слёз, размывая яд, питались коим строки...

...Умчалась, уплыла за горизонт гроза -
Устало смотрят вслед ей томные глаза.
И думается, что уж близится рассвет;
Во взгляде страшный же читается ответ.

Видения тут миг (иль вечность?) перервался,
И долго я в ночи лежал и задыхался.


Над нами пропасти темны и глубоки,
Но горе же тому, кто крепкие замки
Сорвёт с врат потайных, ведущих вглубь своей
Души; узрит он там, за света и теней
Игрой, зияющих ужасных бездн провалы,
Не в силах что постичь наш разум обветшалый;
И если же рискнёшь и спустишься на дно,
То выбраться назад уже не суждено.

© Copyright: Hoogin, 2012

Регистрационный номер №0037838

от 26 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0037838 выдан для произведения:

 Шагают день за днём унылой чередой,
И люди скучные унылою толпой
Бегут, спешат (куда?), не отрывая глаз
От бренности земли, и ты стоишь, увяз
В болоте суеты, нащупывая гать;
И негде отдохнуть и кверху взор подъять.

Когда же ночи вниз опустится вуаль,
Скрывая мира лик, где слёзы и печаль
Застывшей маскою с ним в вечности слились,
Невольно взгляд летит в распахнутую высь.
Летит, стремится вдаль, не встретивши преград,
Такою лёгкостью и силою объят.
Являются ему волшебные картины,
Что бережно хранят небесные глубины.

То вспыхивает вдруг там яркая комета,
Терзая ровный мрак фонтаном чистым света, -
С нездешних гостья сфер, стихий бурлящих дочь,
Роняет зёрна искр и вновь стремится прочь.

То ясны и горды, то робки и пугливы,
Лампадок звёздных там мерцают переливы;
И в дымке образа мерещатся за ними,
Пленяя сердце нам портретами святыми
Тех младости богов, на чьи мы алтари
Все первые мечты преподнесли свои.
Так, на колени пав, им хочется молиться
И в веру их опять с восторгом обратиться!

Но миг - исчезнет всё: лоскутной пеленой
Соткались облака и тёмною волной
Плывут, змеятся вдаль густыми языками;
Касаются луны холодными руками,
Как сонмы упырей до юной девы тела,
Что в полночь забрести на кладбище посмела,
Не в силах заглушить в душе тот зов унылый,
Влекущий так её под сень могилы милой,
Где навсегда почил судьбы единый друг.

Вот лунный тухнет взор - циклопа око вдруг
Как будто смежилось - в молчанье зримом мгла,
Влача туманный шлейф, на свой престол сошла.
И нитей сумрачных узором плащ ей вышит -
Окутывает им и липким ветром дышит.

Безмерен неземной игры калейдоскоп;
Сквозь кущи сказочных садов сплетенья троп
Текут, меняются; воздушного ручья
Свой свежий вкус несёт нам каждая струя.


Я помню, миг поймал неясного виденья -
То сон был или лишь игра воображенья -
Неважно, - видел я, как ночью у окна
Какой-то человек сидел один, без сна.
И мнилось, что черты его знакомы были,
Но, как свеча горя, они дрожали,плыли;
Заметны чётко лишь во тьме глаза его -
Мечтал о чём-то он иль вспоминал кого -
Не знаю, - только в них сменялись выраженья,
А может, то небес скользили отраженья.
И кажется, что он не просто так сидел -
Светильника вблизи неяркий свет горел
И на бумажный лист тихонько проливался -
Безумец, звуков полн, бумаге он вверялся.
Но мною будет ли за этот грех судим -
Пытался имя дать он демонам своим,
И, их назвав, тогда над мучимой душой
Власть возвратить себе и обрести покой.

Согласны ль вышним снам и чувств и дум движенья,
Иль всё вокруг есть сон - души отображенья?

Наверно, не о том он мыслил в этот миг,
И впечатления другие он постиг,
Недвижим, только дух к высотам устремляя
И их лучи ловя, и жадно им внимая.

В серебряных волнах купалася луна,
И то же самое, как в кладезях без дна,
Являлось и в очах, и тоненько дрожала
По верху рябь - то слёз волненье набежало.
Быть может, вспоминал в минуты эти он
Те ощущения и счастье тех времён,
Когда он не один в ночную тьму смотрел,
И факелом любви его огонь горел.
Но где Она теперь, несчастный, обернись!
Ты руку отпустил, и быстро унеслись
Изменчивой судьбы течением мгновенья,
Когда ты познавал блаженства откровенья.
Ты не умел сберечь единственный цветок,
Возросший меж камней твоих пустых дорог;
Его не напитал твой скудный сок земли,
Чудесный аромат развеялся в пыли!

И капли сорвались с опущенных ресниц,
Пред мёртвым ангелом он пал душою ниц!
И в лихорадочном стеснении бежит
Рука - напрасные заклятия творит.
Внезапно сдавленный прорвался в горле звук,
И выпало перо из охладевших рук.
Как грозный шторма вал, туч нанеслась стена,
И захлебнулась в них беспечная луна.
Мигнув, светильника угасло пламя вдруг,
И в гулкой тишине застыло всё вокруг.
И долго, долго так на окон тёмный фон
Был мраком силуэт его напечатлён.

Но шорох наконец в безмолвии слыхать,
Спокойный огонёк затеплился опять.
Но не такой огонь в его глазах горит!
А рот язвительной усмешкою кривит,
И смело дикий взор пронзает небеса,
И едкой желчью жгут бумагу словеса!
Ум страждущий несёт в горячечном бреду
Проклятья и хулы, забытые в аду!
Тут, словно вняв ему, по небу за окном
Гремучим грохотом перекатился гром.
В стенаньях ветра скорбь как-будто доносилась,
И ливнем боль небес бурлящим разрешилась.
Оконных створок шов вихрь дерзко раскроил,
И воспалённое чело дождь омочил.
И хладной лавою низринулись потоки
Слёз, размывая яд, питались коим строки...

...Умчалась, уплыла за горизонт гроза -
Устало смотрят вслед ей томные глаза.
И думается, что уж близится рассвет;
Во взгляде страшный же читается ответ.

Видения тут миг (иль вечность?) перервался,
И долго я в ночи лежал и задыхался.


Над нами пропасти темны и глубоки,
Но горе же тому, кто крепкие замки
Сорвёт с врат потайных, ведущих вглубь своей
Души; узрит он там, за света и теней
Игрой, зияющих ужасных бездн провалы,
Не в силах что постичь наш разум обветшалый;
И если же рискнёшь и спустишься на дно,
То выбраться назад уже не суждено.

Рейтинг: 0 369 просмотров
Комментарии (2)
Святой Одуванчик # 26 марта 2012 в 14:04 0
Какое чудное произведение! Какая красота слов! Спасибо, Владислав!
Hoogin # 26 марта 2012 в 15:46 0
Спасибо, друг!
Популярная поэзия
+328 + 281 = 609
+312 + 204 = 516
+258 + 194 = 452
+243 + 198 = 441
+210 + 167 = 377
+200 + 172 = 372
+206 + 158 = 364
+175 + 145 = 320
+185 + 124 = 309
+159 + 145 = 304
+167 + 122 = 289
+154 + 135 = 289
+145 + 121 = 266
+160 + 100 = 260
+139 + 116 = 255
+135 + 117 = 252
+133 + 109 = 242
+140 + 102 = 242
+128 + 107 = 235
+152 + 83 = 235
+133 + 97 = 230
Все пройдет. 22 января 2012 (чудо Света)
+135 + 91 = 226
+133 + 92 = 225
+127 + 97 = 224
+118 + 105 = 223
+128 + 95 = 223
+133 + 81 = 214
+126 + 88 = 214
+114 + 98 = 212
ВЫБОР26 июня 2015 (Елена Бурханова)
+107 + 104 = 211
+122 + 86 = 208
ЗВОНОК25 октября 2013 (Елена Бурханова)
+118 + 86 = 204
+108 + 95 = 203
+113 + 89 = 202
+110 + 91 = 201
+111 + 90 = 201
+106 + 95 = 201
+116 + 81 = 197
+107 + 87 = 194
+152 + 41 = 193
+110 + 83 = 193
+106 + 84 = 190
+110 + 79 = 189
Де жа вю4 декабря 2013 (Alexander Ivanov)
+108 + 76 = 184
+106 + 77 = 183
+107 + 75 = 182
+110 + 66 = 176
+116 + 60 = 176
+107 + 68 = 175
+146 + 18 = 164