ГлавнаяПоэзияЛирикаГражданская лирика → Из глаз слезы не видно.

 

Из глаз слезы не видно.

19 августа 2014 - Валерий Сикорский
Дочурке Иринушке.

В глазах слезы не видно, не раздаётся крик.
Лишь тень глубокой боли легла на бледный лик.
Стучит, как молот, сердце, играют желваки.
Непроизвольно пальцы сжимаю в кулаки.
Передо мной белеет раскрытое письмо.
Опустошённым взглядом гляжу в него давно.
Мне смысл с трудом понятен, но всё ж доходит он.
Да, это не капризы, не шутка и не сон.
Знакомый почерк чётко выводит, как стихи:
"Прощай! Мы не вернёмся. Не жди и не ищи".
Раз двадцать пять примерно письмо перечитал.
Пришло, как ни боялся. Сбылось, чего не ждал.
Задумчиво взираю на маленький портрет.
Иринушка, дочурка, тебя со мною нет.
Поверить в это трудно. Ещё трудней понять,
Что тельца дорогого не суждено обнять.
Меня ты не запомнишь - был возраст слишком мал,
Когда тебя брал  на руки и к сердцу прижимал.
И, как катал в коляске, ты вспомнить не должна.
Сидела там, ну будто персидская княжна.
Не вспомнишь, как ходила забавно семеня
От стула  до дивана, от кресла  до меня.
Не вспомнишь как, однажды, с кроватки ты скатилась,
Как, заливаясь смехом, по комнатам носилась.
Я снова вглядываюсь в текст, качая головою.
Шепчу: "Тебя со мною нет, но в сердце ты со мною!"

© Copyright: Валерий Сикорский, 2014

Регистрационный номер №0233957

от 19 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0233957 выдан для произведения: Дочурке Иринушке.

Из глаз слезы не видно, не раздаётся крик.
Лишь тень глубокой боли легла на бледный лик.
Стучит как молот сердце, играют желваки.
Непроизвольно пальцы сжимаю в кулаки.
Передо мной белеет раскрытое письмо.
Опустошeнным взглядом гляжу в него давно.
Мне смысл с трудом понятен. Но всё ж доходит он.
Да, это не капризы, не шутка и не сон.
Знакомый почерк чётко выводит, как стихи:
"Прощай! Мы не вернёмся. Не жди и не ищи".
Раз двадцать пять примерно письмо перечитал.
Пришло, как ни боялся. Сбылось, чего не ждал.
Задумчиво взираю на маленький портрет.
Иринушка, дочурка, тебя со мною нет.
Поверить в это трудно. Ещё трудней понять,
Что тельца дорогого не суждено обнять.
Меня ты не запомнишь - был возраст слишком мал,
Когда тебя брал  на руки и к сердцу прижимал.
И, как катал в коляске, ты вспомнить не должна.
Сидела там, ну будто персидская княжна.
Не вспомнишь, как ходила забавно семеня
От стула  до дивана, от кресла  до меня.
Не вспомнишь как, однажды, с кроватки ты скатилась,
Как, заливаясь смехом, по комнатам носилась.
Я снова вглядываюсь в текст качая головою.
Шепчу: "Тебя со мною нет, но в сердце ты со мною!
Рейтинг: 0 101 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!