ГлавнаяСтихиЮморПародии → Гамлет

Гамлет

9 февраля 2012 - Борис Чечельницкий

Третий акт

 

(Третий акт бессмертной трагедии Шекспира

написан мной во время планового отключения

горячей воды, со всеми вытекающими, то есть

не вытекающими последствиями).

 

Привет вам, Гильденстерн и Розенкранц,

Сантехника не вы мне вызывали?

Как ненавистный отчим грозен кран,

Цунами мне устроивший в подвале.

Там всплески брызг, там капель перестук,

Там водопад грохочет как тачанка.

Сантехник просит шведок пару штук,

А у меня одна, и та - датчанка.

Он взмок, продрог и выбился из сил,

Вбивая в течь засаленную ватку.

Болгарку для чего-то попросил.

А почему не сербку, не хорватку?

Как жить мне без воды и без тепла?

Быть иль не быть холодной, грязной свинкой?

Сантехник, сволочь, требует бабла,

Грозит придти ко мне с какой-то финкой.

Я превращаюсь в знатного гребца,

По коридорам ковшиком табаню.

А ночью мне явилась тень отца

И тень сказал: «Иди ты Гамлет в баню».

 

Мыть иль не мыть мне ноги перед сном?

Сходить на речку вечером с кастрюлей.

Как будто бы за пивом в гастроном

Или прослыть отъявленным грязнулей?

Дошкандыбаю к речке как-нибудь,

Но вдруг там барракуды и миноги.

А может умереть, потом уснуть,

И захрапеть, а после вымыть ноги.

Мыть иль не мыть, вот в чем? В какой бадье?

В кастрюле из под первого? Второго?

Офелия сидит в одном бюстье.

Зачем ей два – она же не корова.

Она отрада дней, ночей и утр,

Кондишен в зной, камин во время стужи.

Я ей пишу, пока она без пудр,

Румян, белил, теней, помад и туши.

Талантливей, чем Пушкин Анне Керн,

Таинственней, чем аббривеатура:

«Привет вам, Розенкранц и Гильдестерн».

Она поймет: она почти не дура.

 

Я написал как Лермонтов, как Блок,

И зная себестоимость шедевра,

Я этот гениальный монолог

Бродячей труппе сдал за тридцать евро.

Нетленный текст, не жалкий суррогат,

Закралась мысль, что я не бедный Йорик.

Приобретен точильный агрегат.

Острее бритвы новый мой топорик.

Пусть слава ищет прим бродячих трупп,

Мне ближе слава зэков-лесорубов.

Я тороплюсь: мне нужно сделать труп.

Я так давно не делал этих трупов.

Ты помнишь мама, как я топором

Мышей и крыс разделывал за дачей.

И я прекрасно справился с задачей,

Но думал – это крыса за ковром.

А оказалось – прихвостень крысячий.

Зови меня отныне – Родион

- Жестокий укротитель мясорубки.

Я еду в Лондон, там есть стадион,

Где я смогу раскаяться в поступке.

Займи мне пару сотен на аванс,

Отдай их Гильдестерну с Розенкранцем.

Их финка ждет с сантехником-засранцем.

Записка вот:

«Купите муфту с фланцем.

Спасибо Гильденстерн и Розенкранц».


 

© Copyright: Борис Чечельницкий, 2012

Регистрационный номер №0023957

от 9 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0023957 выдан для произведения:

Третий акт

 

(Третий акт бессмертной трагедии Шекспира

написан мной во время планового отключения

горячей воды, со всеми вытекающими, то есть

не вытекающими последствиями).

 

Привет вам, Гильденстерн и Розенкранц,

Сантехника не вы мне вызывали?

Как ненавистный отчим грозен кран,

Цунами мне устроивший в подвале.

Там всплески брызг, там капель перестук,

Там водопад грохочет как тачанка.

Сантехник просит шведок пару штук,

А у меня одна, и та - датчанка.

Он взмок, продрог и выбился из сил,

Вбивая в течь засаленную ватку.

Болгарку для чего-то попросил.

А почему не сербку, не хорватку?

Как жить мне без воды и без тепла?

Быть иль не быть холодной, грязной свинкой?

Сантехник, сволочь, требует бабла,

Грозит придти ко мне с какой-то финкой.

Я превращаюсь в знатного гребца,

По коридорам ковшиком табаню.

А ночью мне явилась тень отца

И тень сказал: «Иди ты Гамлет в баню».

 

Мыть иль не мыть мне ноги перед сном?

Сходить на речку вечером с кастрюлей.

Как будто бы за пивом в гастроном

Или прослыть отъявленным грязнулей?

Дошкандыбаю к речке как-нибудь,

Но вдруг там барракуды и миноги.

А может умереть, потом уснуть,

И захрапеть, а после вымыть ноги.

Мыть иль не мыть, вот в чем? В какой бадье?

В кастрюле из под первого? Второго?

Офелия сидит в одном бюстье.

Зачем ей два – она же не корова.

Она отрада дней, ночей и утр,

Кондишен в зной, камин во время стужи.

Я ей пишу, пока она без пудр,

Румян, белил, теней, помад и туши.

Талантливей, чем Пушкин Анне Керн,

Таинственней, чем аббривеатура:

«Привет вам, Розенкранц и Гильдестерн».

Она поймет: она почти не дура.

 

Я написал как Лермонтов, как Блок,

И зная себестоимость шедевра,

Я этот гениальный монолог

Бродячей труппе сдал за тридцать евро.

Нетленный текст, не жалкий суррогат,

Закралась мысль, что я не бедный Йорик.

Приобретен точильный агрегат.

Острее бритвы новый мой топорик.

Пусть слава ищет прим бродячих трупп,

Мне ближе слава зэков-лесорубов.

Я тороплюсь: мне нужно сделать труп.

Я так давно не делал этих трупов.

Ты помнишь мама, как я топором

Мышей и крыс разделывал за дачей.

И я прекрасно справился с задачей,

Но думал – это крыса за ковром.

А оказалось – прихвостень крысячий.

Зови меня отныне – Родион

- Жестокий укротитель мясорубки.

Я еду в Лондон, там есть стадион,

Где я смогу раскаяться в поступке.

Займи мне пару сотен на аванс,

Отдай их Гильдестерну с Розенкранцем.

Их финка ждет с сантехником-засранцем.

Записка вот:

«Купите муфту с фланцем.

Спасибо Гильденстерн и Розенкранц».


 

Рейтинг: +2 950 просмотров
Комментарии (2)
Роман Артман # 9 февраля 2012 в 20:22 0
super
Борис Чечельницкий # 9 февраля 2012 в 20:43 0
v

 

Популярные стихи за месяц
138
129
118
104
102
83
78
77
76
75
75
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
74
69
68
67
65
65
64
63
62
60
МУЗА 27 августа 2017 (Константин Батурин)
59
59
58
56
53
53
51
48
35