ГлавнаяВся поэзияДругоеРазное → Поставлю у постели розы

 

Поставлю у постели розы

21 ноября 2012 - Александр Пилигрим

Поставлю у постели розы
с живыми каплями росы
на лепестках чудесных алых, нежных,
с тончайшим сладким ароматом
и острыми шипами, как кинжал -
защитниками верными
от внешних тёмных сил.

Пусть пламя у свечей,
то вздрагивая вдруг,
то быстро трепеща от страсти,
в деталях малых повторит
любовный танец наших тел,
заставив хоровод таинственных теней
в экстазе бешено
по стенам расплескаться.

Как чуден блеск
с любовью на меня взглянувших
твоих
неповторимых дивных глаз!
И волосы,
что вольно разметались на постели
предвестником любовных страстных бурь,
манят к себе,
блаженство обещая.

Случайное как вскрик
касание руки,
и сердце замерло
птенцом
перед броском вперёд
на первый вылет из гнезда
во имя дивного волшебного полёта
в манящие запретом небеса.

Как сладостна округлость твоих линий,
как будто провела их кисть
великого маэстро,
и как волнительны
движенья этих чу'дных чаш,
наполненных и страстью и любовью!

И руки, словно гении скульптуры,
легко скользят
по чудному бедру
и вверх - и вниз,
и снова вверх...
чтобы потом
из мрамора
однажды
по памяти
твою прекрасную фигуру
изваять!

И сладкий тихий стон,
как дань и отклик наслажденью
и как призыв
любимого к себе,
и как призыв
любимого в себя.

И будут наши страстные тела
касаньями
друг друга нежить
желанной неземною лаской,
волнуясь близостью
и стать стремясь
всё ближе,
ближе, ближе!

Как трудно удержаться нам
от преждевременного взрыва счастья,
чтоб длился бесконечно этот миг
безумного
и чудного
блаженства!

У шеи - лебединой гордый профиль,
притягивает, манит недоступностью своей
и, уступая молчаливой просьбе-крику,
лишь как бы не'хотя
и чуть капризным жестом
слегка склоняется навстречу
к ней прикоснувшимся губам.

Мы начинаем самый главный танец,
венчающий стремленье торжествующей любви,
когда волненье, дрожь,
желанье, радость,
сплетаясь с душами,
лишённых страстью воли,
нам открывают потайные двери рая,
в награду за безумную любовь!

И вот он миг
двойного исступленья,
метанья тел
и вознесенья душ,
моленья, чтобы длилось,
длилось это чудо
ещё хоть краткий миг
длинной в подаренную жизнь!

И мы ныряем в это чудо,
забыв запреты всех времён,
и сладкий стон,
рождённый наслажденьем,
звучит восторженным
ликующим венцом,
звучит для нас
победным страстным гимном!

И долго, долго, очень долго
счастливые и утомлённые тела
блаженно замерев
от встреченного счастья,
не разожмут своих объятий крепких,
не в силах выпустить из рук
свою
вновь обретённую любовь.

Устало пьём прохладный сок
из омута хрустального бокала,
снимая жар любовных ласк
и силы возвращая
в любовью утомлённые тела –
нас ожидают новые
нежданные безумства
влюблённых наших душ,
влюблённых наших тел.

© Copyright: Александр Пилигрим, 2012

Регистрационный номер №0095057

от 21 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0095057 выдан для произведения:

Поставлю у постели розы
с живыми каплями росы
на лепестках чудесных алых, нежных,
с тончайшим сладким ароматом
и острыми шипами, как кинжал -
защитниками верными
от внешних тёмных сил.

Пусть пламя у свечей,
то вздрагивая вдруг,
то быстро трепеща от страсти,
в деталях малых повторит
любовный танец наших тел,
заставив хоровод таинственных теней
в экстазе бешено
по стенам расплескаться.

Как чуден блеск
с любовью на меня взглянувших
твоих
неповторимых дивных глаз!
И волосы,
что вольно разметались на постели
предвестником любовных страстных бурь,
манят к себе,
блаженство обещая.

Случайное как вскрик
касание руки,
и сердце замерло
птенцом
перед броском вперёд
на первый вылет из гнезда
во имя дивного волшебного полёта
в манящие запретом небеса.

Как сладостна округлость твоих линий,
как будто провела их кисть
великого маэстро,
и как волнительны
движенья этих чу'дных чаш,
наполненных и страстью и любовью!

И руки, словно гении скульптуры,
легко скользят
по чудному бедру
и вверх - и вниз,
и снова вверх...
чтобы потом
из мрамора
однажды
по памяти
твою прекрасную фигуру
изваять!

И сладкий тихий стон,
как дань и отклик наслажденью
и как призыв
любимого к себе,
и как призыв
любимого в себя.

И будут наши страстные тела
касаньями
друг друга нежить
желанной неземною лаской,
волнуясь близостью
и стать стремясь
всё ближе,
ближе, ближе!

Как трудно удержаться нам
от преждевременного взрыва счастья,
чтоб длился бесконечно этот миг
безумного
и чудного
блаженства!

У шеи - лебединой гордый профиль,
притягивает, манит недоступностью своей
и, уступая молчаливой просьбе-крику,
лишь как бы не'хотя
и чуть капризным жестом
слегка склоняется навстречу
к ней прикоснувшимся губам.

Мы начинаем самый главный танец,
венчающий стремленье торжествующей любви,
когда волненье, дрожь,
желанье, радость,
сплетаясь с душами,
лишённых страстью воли,
нам открывают потайные двери рая,
в награду за безумную любовь!

И вот он миг
двойного исступленья,
метанья тел
и вознесенья душ,
моленья, чтобы длилось,
длилось это чудо
ещё хоть краткий миг
длинной в подаренную жизнь!

И мы ныряем в это чудо,
забыв запреты всех времён,
и сладкий стон,
рождённый наслажденьем,
звучит восторженным
ликующим венцом,
звучит для нас
победным страстным гимном!

И долго, долго, очень долго
счастливые и утомлённые тела
блаженно замерев
от встреченного счастья,
не разожмут своих объятий крепких,
не в силах выпустить из рук
свою
вновь обретённую любовь.

Устало пьём прохладный сок
из омута хрустального бокала,
снимая жар любовных ласк
и силы возвращая
в любовью утомлённые тела –
нас ожидают новые
нежданные безумства
влюблённых наших душ,
влюблённых наших тел.

Рейтинг: +2 174 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!