ГлавнаяПоэзияНизовые жанрыМатерные стихи → Чёрный человек (моя версия)

 

Чёрный человек (моя версия)

9 ноября 2012 - Игорь Махов

 Сова кричит в ночной тиши,

Пугая цаплю и дрозда...

Воротит прям таки с душу,

Того гляди придёт ......зда.

 

Я покатился под уклон,

Я зря всем врал, что я поэт.

Я засосал второй флакон,

А вдохновения всё нет.

 

Гляжу на жёлтую луну,

Что, сука, пялится в окно.

Сегодня точно не усну...

Я ощутил ногами дно.

 

Я ощутил в руке стакан,

В горле ощутил коньяк.

Я перед зеркалом кан-кан

Сплясал, а после краковяк.

 

А после выдал гопака

И следом выдал ча-ча-ча...

И я живой ещё пока,

Хоть кровь не шибко горяча.

 

И хоть раскинул за окном

Измятый саван белый снег,

Хоть боль в висках, как метроном...

А вот и чёрный человек!

 

Садится, сука, на кровать

И пальцем тыкает в си-ди.

Хотел я крикнуть «Сука, встать!»

Потом подумал «Пусть сидит.»

 

А он «Мой друг, чего не спишь?

Всё мысли бродят в голове?

А ты кричим им «Суки! Кыш!»

«А ты что, сука, мыслевед?»

 

«А ты по легче. Не сучись...

Не вижу смысла в брани той.

Вот лучше потрещим за жисть...

С Рязани, помню, был такой.

 

Он тоже всё себя искал,

Хоть было всё ему дано.

То строил замки из песка,

То сам себя тянул на дно.

 

То сам себя, как мог губил,

То с помпой праздновал успех.

То той был мил, то этой мил,

А после слал к чертям их всех.

 

Хореи, ямбы, анапест...

Вертел он ими, как хотел,

А после взял и в петлю влез,

Устав от мельтешавших тел,

 

Устав от славы и вина,

От лживых слов и лживых рук .

Ну, тут все зразу «Чья вина?

Друзей иль ветреных подруг?»

 

«Постой, ну а причём здесь я?

Нас пропасть разделяет! Даль!

И у него своя печаль своя,

И у меня своя печаль,

 

Хоть я себе не изменял,

Не путал с похвалою лесть,

Ну, тараканы у меня...

И мандавошки тоже есть.

 

Глаголом я не жёг сердца.

Я ж не поэт, а рифмоплёт.

Милее выпить мне винца,

Чем те сердца вести в полёт,

 

Как стаю серых журавлей,

Для этого повыше есть...

Короче, хошь коньяк? Налей,

Хоть дагестанский – не бог весть»

 

Но чёрный человек в ответ

«Отард я пью лишь и Камю»

«Ох извините, спору нет.

Хлебать какую то х.ню!»

 

А он, поднявшись, мне «Гудбай!

Ты, друг, порадовал меня!

Но дагестанский не хлебай,

Поскольку полная х.ня!»

 

Я в след ему «А чем так я

Доставил радость, паразит?»

А он «Стихи твои – х.ня!

Тебе верёвка не грозит»

 

Я не застыл, как истукан,

Я крикнул «Ну ка, сука, стой!»

Я в след ему метнул стакан,

Поскольку был стакан пустой.

 

Потом, схватив за ножку стул,

Метнул, излив свой негатив,

Потом пузырь в него метнул,

Его из горлышка допив.

 

Потом, схвативши банку шпрот,

Метнул в него, что было сил,

Потом с паштетом бутерброд,

Который только надкусил.

 

Потом метнул второй стакан,

Плечом до боли хрустнув аж,

А он расползся, как туман

И растворился, как мираж.  

 

А я подумал «Вот зачем

Припёрся, я то тут причём?

(А боль пульсирует в плече...

А хрен с ним, с грёбаным плечом)

 

Я ж не поэт и гражданин,

Властитель дум и милых дам.

Поклонник коньяков и вин,

Я лиру за пузырь продам.

 

Ведь я презренный рифмоплёт,

Мой стих не напоёт страна!»

И стало жалко бутерброд

И два разбитых стакана.

© Copyright: Игорь Махов, 2012

Регистрационный номер №0091354

от 9 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0091354 выдан для произведения:

 Сова кричит в ночной тиши,

Пугая цаплю и дрозда...

Воротит прям таки с душу,

Того гляди придёт ......зда.

 

Я покатился под уклон,

Я зря всем врал, что я поэт.

Я засосал второй флакон,

А вдохновения всё нет.

 

Гляжу на жёлтую луну,

Что, сука, пялится в окно.

Сегодня точно не усну...

Я ощутил ногами дно.

 

Я ощутил в руке стакан,

В горле ощутил коньяк.

Я перед зеркалом кан-кан

Сплясал, а после краковяк.

 

А после выдал гопака

И следом выдал ча-ча-ча...

И я живой ещё пока,

Хоть кровь не шибко горяча.

 

И хоть раскинул за окном

Измятый саван белый снег,

Хоть боль в висках, как метроном...

А вот и чёрный человек!

 

Садится, сука, на кровать

И пальцем тыкает в си-ди.

Хотел я крикнуть «Сука, встать!»

Потом подумал «Пусть сидит.»

 

А он «Мой друг, чего не спишь?

В мысли бродят в голове?

А ты кричим им «Суки! Кыш!»

«А ты что, сука, мыслевед?»

 

«А ты по легче. Не сучись...

Не вижу смысла в брани той.

Вот лучше потрещим за жисть...

С Рязани, помню, был такой.

 

Он тоже всё себя искал,

Хоть было всё ему дано.

То строил замки из песка,

То сам себя тянул на дно.

 

То сам себя, как мог губил,

То с помпой праздновал успех.

То той был мил, то этой мил,

А после слал к чертям их всех.

 

Хореи, ямбы, анапест...

Вертел он ими, как хотел,

После взял и в петлю влез,

Устав от мельтешавших тел,

 

Устав от славы и вина,

От лживых слов и лживых рук .

Ну, тут все зразу «Чья вина?

Друзей иль ветреных подруг?»

 

«Постой, ну а причём здесь я?

Нас пропасть разделяет! Даль!

И у него своя печаль своя,

И у меня своя печаль,

 

Хоть я себе не изменял,

Не путал с похвалою лесть,

Ну, тараканы у меня...

И мандавошки тоже есть.

 

Глаголом я не жёг сердца.

Я ж не поэт, а рифмоплёт.

Милее выпить мне винца,

Чем те сердца вести в полёт,

 

Как стаю серых журавлей,

Для этого повыше есть...

Короче, хошь коньяк? Налей,

Хоть дагестанский – не бог весть»

 

Но чёрный человек в ответ

«Отард я пью лишь и Камю»

«Ох извините, спору нет.

Хлебать какую то х.ню!»

 

А он, поднявшись, мне «Гудбай!

Ты, друг, порадовал меня!

Но дагестанский не хлебай,

Поскольку полная х.ня!»

 

Я в след ему «А чем так я

Доставил радость, паразит?»

А он «Стихи твои – х.ня!

Тебе верёвка не грозит»

 

Я не застыл, как истукан,

Я крикнул «Ну ка, сука, стой!»

Я в след ему метнул стакан,

Поскольку был стакан пустой.

 

Потом, схватив за ножку стул,

Метнул, излив свой негатив,

Потом пузырь в него метнул,

Его из горлышка допив.

 

Потом, схвативши банку шпрот,

Метнул в него, что было сил,

Потом с паштетом бутерброд,

Который только надкусил.

 

Потом метнул второй стакан,

Плечом до боли хрустнув...

А он расползся, как туман

И растворился, как мираж.  

 

А я подумал «Вот зачем

Припёрся, я то тут причём?

(А боль пульсирует в плече...

А хрен с ним, с грёбаным плечом)

 

Я ж не поэт и гражданин,

Властитель дум и милых дам.

Поклонник коньяков и вин,

Я лиру за пузырь продам.

 

Ведь я презренный рифмоплёт,

Мой стих не напоёт страна!»

И стало жалко бутерброд

И два разбитых стакана.

Рейтинг: +10 1471 просмотр
Комментарии (4)
Lyudmila Yeremeyeva # 9 ноября 2012 в 05:38 +1
Жуть ...типа белая горячка ))) c0414
Игорь Махов # 9 ноября 2012 в 05:45 0
Вот, блин... О Есенине такого не сказали бы. 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Lyudmila Yeremeyeva # 9 ноября 2012 в 06:29 +1
А может ему говорили тоже scratch
Игорь Махов # 9 ноября 2012 в 06:32 0
Вообще , наверное, так и есть...Да он и сам лоб этом трубил.Типа, алкоголь, мозги осыпает, как листья в сентябрь..