ГлавнаяПоэзияНизовые жанрыМатерные стихи → Чёрный человек (моя версия)

Чёрный человек (моя версия)

9 ноября 2012 - Игорь Махов

 Сова кричит в ночной тиши,

Пугая цаплю и дрозда...

Воротит прям таки с душу,

Того гляди придёт ......зда.

 

Я покатился под уклон,

Я зря всем врал, что я поэт.

Я засосал второй флакон,

А вдохновения всё нет.

 

Гляжу на жёлтую луну,

Что, сука, пялится в окно.

Сегодня точно не усну...

Я ощутил ногами дно.

 

Я ощутил в руке стакан,

В горле ощутил коньяк.

Я перед зеркалом кан-кан

Сплясал, а после краковяк.

 

А после выдал гопака

И следом выдал ча-ча-ча...

И я живой ещё пока,

Хоть кровь не шибко горяча.

 

И хоть раскинул за окном

Измятый саван белый снег,

Хоть боль в висках, как метроном...

А вот и чёрный человек!

 

Садится, сука, на кровать

И пальцем тыкает в си-ди.

Хотел я крикнуть «Сука, встать!»

Потом подумал «Пусть сидит.»

 

А он «Мой друг, чего не спишь?

Всё мысли бродят в голове?

А ты кричим им «Суки! Кыш!»

«А ты что, сука, мыслевед?»

 

«А ты по легче. Не сучись...

Не вижу смысла в брани той.

Вот лучше потрещим за жисть...

С Рязани, помню, был такой.

 

Он тоже всё себя искал,

Хоть было всё ему дано.

То строил замки из песка,

То сам себя тянул на дно.

 

То сам себя, как мог губил,

То с помпой праздновал успех.

То той был мил, то этой мил,

А после слал к чертям их всех.

 

Хореи, ямбы, анапест...

Вертел он ими, как хотел,

А после взял и в петлю влез,

Устав от мельтешавших тел,

 

Устав от славы и вина,

От лживых слов и лживых рук .

Ну, тут все зразу «Чья вина?

Друзей иль ветреных подруг?»

 

«Постой, ну а причём здесь я?

Нас пропасть разделяет! Даль!

И у него своя печаль своя,

И у меня своя печаль,

 

Хоть я себе не изменял,

Не путал с похвалою лесть,

Ну, тараканы у меня...

И мандавошки тоже есть.

 

Глаголом я не жёг сердца.

Я ж не поэт, а рифмоплёт.

Милее выпить мне винца,

Чем те сердца вести в полёт,

 

Как стаю серых журавлей,

Для этого повыше есть...

Короче, хошь коньяк? Налей,

Хоть дагестанский – не бог весть»

 

Но чёрный человек в ответ

«Отард я пью лишь и Камю»

«Ох извините, спору нет.

Хлебать какую то х.ню!»

 

А он, поднявшись, мне «Гудбай!

Ты, друг, порадовал меня!

Но дагестанский не хлебай,

Поскольку полная х.ня!»

 

Я в след ему «А чем так я

Доставил радость, паразит?»

А он «Стихи твои – х.ня!

Тебе верёвка не грозит»

 

Я не застыл, как истукан,

Я крикнул «Ну ка, сука, стой!»

Я в след ему метнул стакан,

Поскольку был стакан пустой.

 

Потом, схватив за ножку стул,

Метнул, излив свой негатив,

Потом пузырь в него метнул,

Его из горлышка допив.

 

Потом, схвативши банку шпрот,

Метнул в него, что было сил,

Потом с паштетом бутерброд,

Который только надкусил.

 

Потом метнул второй стакан,

Плечом до боли хрустнув аж,

А он расползся, как туман

И растворился, как мираж.  

 

А я подумал «Вот зачем

Припёрся, я то тут причём?

(А боль пульсирует в плече...

А хрен с ним, с грёбаным плечом)

 

Я ж не поэт и гражданин,

Властитель дум и милых дам.

Поклонник коньяков и вин,

Я лиру за пузырь продам.

 

Ведь я презренный рифмоплёт,

Мой стих не напоёт страна!»

И стало жалко бутерброд

И два разбитых стакана.

© Copyright: Игорь Махов, 2012

Регистрационный номер №0091354

от 9 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0091354 выдан для произведения:

 Сова кричит в ночной тиши,

Пугая цаплю и дрозда...

Воротит прям таки с душу,

Того гляди придёт ......зда.

 

Я покатился под уклон,

Я зря всем врал, что я поэт.

Я засосал второй флакон,

А вдохновения всё нет.

 

Гляжу на жёлтую луну,

Что, сука, пялится в окно.

Сегодня точно не усну...

Я ощутил ногами дно.

 

Я ощутил в руке стакан,

В горле ощутил коньяк.

Я перед зеркалом кан-кан

Сплясал, а после краковяк.

 

А после выдал гопака

И следом выдал ча-ча-ча...

И я живой ещё пока,

Хоть кровь не шибко горяча.

 

И хоть раскинул за окном

Измятый саван белый снег,

Хоть боль в висках, как метроном...

А вот и чёрный человек!

 

Садится, сука, на кровать

И пальцем тыкает в си-ди.

Хотел я крикнуть «Сука, встать!»

Потом подумал «Пусть сидит.»

 

А он «Мой друг, чего не спишь?

В мысли бродят в голове?

А ты кричим им «Суки! Кыш!»

«А ты что, сука, мыслевед?»

 

«А ты по легче. Не сучись...

Не вижу смысла в брани той.

Вот лучше потрещим за жисть...

С Рязани, помню, был такой.

 

Он тоже всё себя искал,

Хоть было всё ему дано.

То строил замки из песка,

То сам себя тянул на дно.

 

То сам себя, как мог губил,

То с помпой праздновал успех.

То той был мил, то этой мил,

А после слал к чертям их всех.

 

Хореи, ямбы, анапест...

Вертел он ими, как хотел,

После взял и в петлю влез,

Устав от мельтешавших тел,

 

Устав от славы и вина,

От лживых слов и лживых рук .

Ну, тут все зразу «Чья вина?

Друзей иль ветреных подруг?»

 

«Постой, ну а причём здесь я?

Нас пропасть разделяет! Даль!

И у него своя печаль своя,

И у меня своя печаль,

 

Хоть я себе не изменял,

Не путал с похвалою лесть,

Ну, тараканы у меня...

И мандавошки тоже есть.

 

Глаголом я не жёг сердца.

Я ж не поэт, а рифмоплёт.

Милее выпить мне винца,

Чем те сердца вести в полёт,

 

Как стаю серых журавлей,

Для этого повыше есть...

Короче, хошь коньяк? Налей,

Хоть дагестанский – не бог весть»

 

Но чёрный человек в ответ

«Отард я пью лишь и Камю»

«Ох извините, спору нет.

Хлебать какую то х.ню!»

 

А он, поднявшись, мне «Гудбай!

Ты, друг, порадовал меня!

Но дагестанский не хлебай,

Поскольку полная х.ня!»

 

Я в след ему «А чем так я

Доставил радость, паразит?»

А он «Стихи твои – х.ня!

Тебе верёвка не грозит»

 

Я не застыл, как истукан,

Я крикнул «Ну ка, сука, стой!»

Я в след ему метнул стакан,

Поскольку был стакан пустой.

 

Потом, схватив за ножку стул,

Метнул, излив свой негатив,

Потом пузырь в него метнул,

Его из горлышка допив.

 

Потом, схвативши банку шпрот,

Метнул в него, что было сил,

Потом с паштетом бутерброд,

Который только надкусил.

 

Потом метнул второй стакан,

Плечом до боли хрустнув...

А он расползся, как туман

И растворился, как мираж.  

 

А я подумал «Вот зачем

Припёрся, я то тут причём?

(А боль пульсирует в плече...

А хрен с ним, с грёбаным плечом)

 

Я ж не поэт и гражданин,

Властитель дум и милых дам.

Поклонник коньяков и вин,

Я лиру за пузырь продам.

 

Ведь я презренный рифмоплёт,

Мой стих не напоёт страна!»

И стало жалко бутерброд

И два разбитых стакана.

Рейтинг: +10 1560 просмотров
Комментарии (4)
Lyudmila Yeremeyeva # 9 ноября 2012 в 05:38 +1
Жуть ...типа белая горячка ))) c0414
Игорь Махов # 9 ноября 2012 в 05:45 0
Вот, блин... О Есенине такого не сказали бы. 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Lyudmila Yeremeyeva # 9 ноября 2012 в 06:29 +1
А может ему говорили тоже scratch
Игорь Махов # 9 ноября 2012 в 06:32 0
Вообще , наверное, так и есть...Да он и сам лоб этом трубил.Типа, алкоголь, мозги осыпает, как листья в сентябрь..
Популярные стихи за месяц
126
97
93
91
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
82
81
80
67
66
66
65
65
59
59
59
58
55
55
52
52
50
46
46
45
45
44
43
41
33