ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → СИНДРОМ ВРАГА (ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ)

 

СИНДРОМ ВРАГА (ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ)

27 февраля 2014 - barguzin
article195726.jpg
Ни плед, ни камин не дают согреться.
Сто мыслей, сто думок, картинок сто.
Как взять и до самой души раздеться,
И в собственной памяти загореться.
Пылать и кричать:" Почему? За что?"

Да...Эхо войны до сих пор не смолкло...
Ушёл бы порой от всего в бега.
А тени смеются:"Чего не сдох то?"
И там, за плечами, как меч Дамоклов:
Засада..Граната..Синдром врага...

***

В наушниках треск и скрипучий голос:
- Ребята, до вас полчаса лететь.
Капец...Под банданой взмок напрочь волос.
Спокойно, Маэстро.Весь страх-на тормоз!
Держаться, держаться! Иначе-смерть.

Затикало время, как старый счётчик.
Нас пятеро.Справа - большой овраг.
Но нам не дойти туда.Пулемётчик,
Как Зингер по ткани, стежком прострочит.
Откуда же взялся в ущелье враг?

А нервы стыкуются на пределе
У смерти всё шире немой оскал:
- Да сколько ж вас, суки , на самом деле?
Витёк поднимается:
- Бить по цели!
И падает.Первый из нас упал...

И время , увы, не бежит - стекает.
- Маэстро, по рации нет вестей?
Приёмник молчит.А враги стреляют,
Отходят и заново наступают.
При этом становятся всё лютей.

Бандана сырая совсем от пота.
Песок на зубах, и в глазах - песок.
Смерть снова рванула из пулемёта.
И Юрка, закашлявшись до блевоты,
Свалился в траву, где лежал Витёк.

Лишь пара минут, и за ним туда же
Пробитое горло зажав рукой,
Наш Геныч - художник, "король гуаши",
В испачканном красками комуфляже,
Упал.А для нас продолжался бой.

Когда же над Витькиным автоматом,
(Патроны закончились.Дело-дрянь.),
Столкнулись руками друзья-солдаты,
Вдруг выхватил Димка мою гранату
И крикнул:
- Ты лучше стреляешь, Сань!

Ущелье тряхнуло повторным взрывом,
И смолк, поперхнувшись огнём, ПК.
Угрозы, проклятия, брань с надрывом.
Патронов немного.Борясь со срывом,
Бью точно, пока что могу.Пока...

Щелчок...Вот и всё.
- Эй, щенок, сдавайся!
А мне так и эдак - сплошной цугцванг*.
Ну, что же, Маэстро, готов? Мужайся.
Давай, до последнего отбивайся.
Им нужен ты, чтобы живым, на танк...

Откуда то затхлым болотцем тянет.
На небе кучкуются облака.
На миг мне представилось:батя встанет
И вместе с дедулей меня помянет...
Вдруг вижу - граната в руке Витька!

С оврага ползут. Вот теперь зажали.
Неважно, ещё не окончен бой.
Встаю:
- Ну, ползите скорее, твари.
На голову струйки песка упали,
И голос:
- Тут есть ещё кто живой?

Рука онемела, готовясь к взмаху.
А сверху, как истинный акробат,
Почти что бесшумно, как тень по праху,
По матери вспомнив Христа, Аллаха,
Спускается Лёха:мой друг, мой брат.

А следом за ним пацаны из роты,
И шёпотом каждый:
- Привет, Санёк!
Все грязные, видно ползли болотом.
Не верю глазам своим.Тут уроды
Опять оживились:
- Порвём, щенок!

В мозгу промелькнуло:судьба-ромашка.
А Лёха, застывший разжал кулак
И вынул гранату:
- Спокойно, Сашка!
Сейчас мы их сделаем, как милашку.
Эй, ну-ка подарок лови, ишак!

От взрыва срывает с сознанья дымку.
Беру мне протянутый автомат:
- За Витьку! За Генку! За Юрку! Димку!
Платите, убогие, недоимку!
Кивает мне Лёха:
- Я рядом, брат.

Потом вертолёт подоспел с подмогой.
Короткое время, и кончен бой.
Как жаль, не успели они немного.
А Лёха, опять поминает Бога
И вдруг обнимает меня:
- Живой...

Смеюсь:
- Привиденьем явлюсь позднее.
- Типун тебе...На, покури, артист.
Вновь сердце зашлось, и рука немеет,
Потом отпускает...
- Мы шли левее.
Волну твою перехватил связист.

Бандана насквозь пропиталась потом.
Снимаю:
- Понятно.Магар за мной.
Товарищ сержант, ты пропах болотом.
Чего ты так смотришь? Эй, Лёха? Что там?
А Лёха как будто бы сам не свой.

А взгляд на лице застывает цепко.
- Царапины, Лёха.Я точно цел.
Он ближе подходит и крепко-крепко
К себе прижимает.
- Хорош, не девка!
- Маэстро...Братишка...Ты ж поседел...

И вдруг, не стыдясь никого, заплакал.
Молчали притихшие пацаны.
Поднявшийся ветер песком царапал.
Поймав тишину, лягушонок квакал.
И вечность лежала в ногах войны...

***

Под утро, сознание залпом выпив,
До капли, до донышка, до глотка,
Суровую память измяв и вздЫбив,
Уставшее сердце из ритма выбив,
Меня отпускает синдром врага...

Цугцва́нг (нем. Zugzwang «принуждение к ходу»; ☉) — положение в шашках и шахматах, в котором любой ход игрока ведёт к ухудшению его позиции.

© Copyright: barguzin, 2014

Регистрационный номер №0195726

от 27 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0195726 выдан для произведения: Ни плед, ни камин не дают согреться.
Сто мыслей, сто думок, картинок сто.
Как взять и до самой души раздеться,
И в собственной памяти загореться.
Пылать и кричать:" Почему? За что?"

Да...Эхо войны до сих пор не смолкло...
Ушёл бы порой от всего в бега.
А тени смеются:"Чего не сдох то?"
И там, за плечами, как меч Дамоклов:
Засада..Граната..Синдром врага...

***

В наушниках треск и скрипучий голос:
- Ребята, до вас полчаса лететь.
Капец...Под банданой взмок напрочь волос.
Спокойно, Маэстро.Весь страх-на тормоз!
Держаться, держаться! Иначе-смерть.

Затикало время, как старый счётчик.
Нас пятеро.Справа - большой овраг.
Но нам не дойти туда.Пулемётчик,
Как Зингер по ткани, стежком прострочит.
Откуда же взялся в ущелье враг?

А нервы стыкуются на пределе
У смерти всё шире немой оскал:
- Да сколько ж вас, суки , на самом деле?
Витёк поднимается:
- Бить по цели!
И падает.Первый из нас упал...

И время , увы, не бежит - стекает.
- Маэстро, по рации нет вестей?
Приёмник молчит.А враги стреляют,
Отходят и заново наступают.
При этом становятся всё лютей.

Бандана сырая совсем от пота.
Песок на зубах, и в глазах - песок.
Смерть снова рванула из пулемёта.
И Юрка, закашлявшись до блевоты,
Свалился в траву, где лежал Витёк.

Лишь пара минут, и за ним туда же
Пробитое горло зажав рукой,
Наш Геныч - художник, "король гуаши",
В испачканном красками комуфляже,
Упал.А для нас продолжался бой.

Когда же над Витькиным автоматом,
(Патроны закончились.Дело-дрянь.),
Столкнулись руками друзья-солдаты,
Вдруг выхватил Димка мою гранату
И крикнул:
- Ты лучше стреляешь, Сань!

Ущелье тряхнуло повторным взрывом,
И смолк, поперхнувшись огнём, ПК.
Угрозы, проклятия, брань с надрывом.
Патронов немного.Борясь со срывом,
Бью точно, пока что могу.Пока...

Щелчок...Вот и всё.
- Эй, щенок, сдавайся!
А мне так и эдак - сплошной цугцванг*.
Ну, что же, Маэстро, готов? Мужайся.
Давай, до последнего отбивайся.
Им нужен ты, чтобы живым, на танк...

Откуда то затхлым болотцем тянет.
На небе кучкуются облака.
На миг мне представилось:батя встанет
И вместе с дедулей меня помянет...
Вдруг вижу - граната в руке Витька!

С оврага ползут. Вот теперь зажали.
Неважно, ещё не окончен бой.
Встаю:
- Ну, ползите скорее, твари.
На голову струйки песка упали,
И голос:
- Тут есть ещё кто живой?

Рука онемела, готовясь к взмаху.
А сверху, как истинный акробат,
Почти что бесшумно, как тень по праху,
По матери вспомнив Христа, Аллаха,
Спускается Лёха:мой друг, мой брат.

А следом за ним пацаны из роты,
И шёпотом каждый:
- Привет, Санёк!
Все грязные, видно ползли болотом.
Не верю глазам своим.Тут уроды
Опять оживились:
- Порвём, щенок!

В мозгу промелькнуло:судьба-ромашка.
А Лёха, застывший разжал кулак
И вынул гранату:
- Спокойно, Сашка!
Сейчас мы их сделаем, как милашку.
Эй, ну-ка подарок лови, ишак!

От взрыва срывает с сознанья дымку.
Беру мне протянутый автомат:
- За Витьку! За Генку! За Юрку! Димку!
Платите, убогие, недоимку!
Кивает мне Лёха:
- Я рядом, брат.

Потом вертолёт подоспел с подмогой.
Короткое время, и кончен бой.
Как жаль, не успели они немного.
А Лёха, опять поминает Бога
И вдруг обнимает меня:
- Живой...

Смеюсь:
- Привиденьем явлюсь позднее.
- Типун тебе...На, покури, артист.
Вновь сердце зашлось, и рука немеет,
Потом отпускает...
- Мы шли левее.
Волну твою перехватил связист.

Бандана насквозь пропиталась потом.
Снимаю:
- Понятно.Магар за мной.
Товарищ сержант, ты пропах болотом.
Чего ты так смотришь? Эй, Лёха? Что там?
А Лёха как будто бы сам не свой.

А взгляд на лице застывает цепко.
- Царапины, Лёха.Я точно цел.
Он ближе подходит и крепко-крепко
К себе прижимает.
- Хорош, не девка!
- Маэстро...Братишка...Ты ж поседел...

И вдруг, не стыдясь никого, заплакал.
Молчали притихшие пацаны.
Поднявшийся ветер песком царапал.
Поймав тишину, лягушонок квакал.
И вечность лежала в ногах войны...

***

Под утро, сознание залпом выпив,
До капли, до донышка, до глотка,
Суровую память измяв и вздЫбив,
Уставшее сердце из ритма выбив,
Меня отпускает синдром врага...

Цугцва́нг (нем. Zugzwang «принуждение к ходу»; ☉) — положение в шашках и шахматах, в котором любой ход игрока ведёт к ухудшению его позиции.
Рейтинг: +1 435 просмотров
Комментарии (4)
Светлана Ефремова # 27 февраля 2014 в 21:07 0
Перепрыгнула на четвёртую часть, забыв прокомментировать третью...
Действительно - повесть в стихах!..
Держит читателя в непрерывном напряжении... но при этом, благодаря своему построению - очень легко читается...
barguzin # 27 февраля 2014 в 21:25 +1
Вот это мне очень важно было услышать-"ЛЕГКО ЧИТАЕТСЯ"!!! СПАСИБИЩЕ!!!! smayliki-prazdniki-34
Ратмир Сварожич # 4 марта 2014 в 10:44 0
super
barguzin # 4 марта 2014 в 10:48 0