ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Шейх. Сказание о шейхе Яссине, Огненном Мече и Царстве божьем на Земле. Часть 5.

 

Шейх. Сказание о шейхе Яссине, Огненном Мече и Царстве божьем на Земле. Часть 5.

7 февраля 2012 - Лев Гущин

                                                                                                                                               Часть 5

Хаос.

 

Глава  1.

 

1.

 

« Смотри на  плод  в  моих  руках,

- Прощаясь  заповедал  Абд-Аллах

Преемнику  и  другу  Аладдину,

- И  навсегда  запомни  ты  картину,

Подсказкою  что  будет  при  делах.

Все  складно  в  мире  сотворил  Аллах.

 Не  может  древо  без  корней  прожить,

 Они  опорою  ему  должны  служить.

Они  с  землею  связаны  навечно,

Их  доля  тяжела.  Им  бесконечно

Назначено  тянуть  из  почвы  соки,

И  минералы,  прочие  истоки,

 Для  построения  основы  древа. 

Во  тьме  они  покоятся  нелепо.

Но,  в  то  же  время,  корни  под  защитой.

Под  толщею  земли  они  сокрыты,

Насыщены  питаньем  от  ствола.

В  работе  корни.  Не  болит  их  голова

 О  том, что  наверху  и  какова  погода

 И  есть  ли  урожай,  и  что  за  время  года.

 

2.

 

Смотри  на  ствол.  Он  остов,  он  основа

 Для  древа,  для  зеленого  покрова 

Из  листьев,  он  корней  венец.

 Соединяет  он  собою  всех.

Он  центр,  объединитель  разных  сред.

За  связь  всего  со  всем  его  ответ.

Задачею  распределенья  соков  

Назначен  он  заведовать  свысока. 

Теперь  листва.  Казалось  бы  пустяк.

Что  есть  листок?  Всяк  съест  его  червяк, 

Иссушит  солнцем,  ветром  оторвет.

Он  слаб  и  мал. Не  долог  век  его.

Но  дерево  без  листьев  покрывала

 Обречено  на  смерть.  И  много  или  мало

До  срока  смерти   дереву  прожить 

Зависит  от  того,  как  лист  оно  хранит.

И  полностью  от  жизни  листьев

Дальнейшая  судьба  его  зависит.

Вся  сила  в   них.  И  жизнь  вся  в  них.

Небесного  огня  полны  они, 

Что,  в самом  деле,  есть  Любовь.

Она  снисходит  к  ним.  И  вновь,  и  вновь

 Питает  листья,  жизнь  листве  дает.

Потом  всем  тем,  кто  листья  те  жует

Частица  божьей  благодати  достается.

Вокруг  нее  на  свете  жизнь  и  вьется.

Зачем  я  говорю  тебе  все  это?

Хотел  дождаться  б  от  тебя  ответа…»

 

3.

 

«Я  понял,  шейх  мой,  мой  Пророк,

Ты  для  чего  сейчас  сие  изрек.

Я  понял   проповедь  про  древо.

Свое  поставлен  строить  дело

Любой  правитель,  как  садовник.

В  заботе  о  корнях  и  кроне,

И  о  стволе,  и  о  листве.

Он  должен  знать  когда  и  где

Им  пищу  дать  и  дать  заботу.

И  помнить  должен,  что  работу

Корней  не  могут  исполнять

Ни  лист,  ни  ствол. Иначе  говоря

Как  дерево  мне  строить  надо  власть,

Чтоб  процветать, а  не  пропасть.

И  каждому  сословию  задачу

Определить,  чтоб  ждать  от  них  отдачу.

И  должен  видеть  я   кто  сколько  дал,

И  сколько  он  при  этом   сам  забрал.

А  коли  не  на  благо,  а  в  кубышку

Загреб  себе  из  общего  кто  лишку,

То  значит  уж  не   дерева  он  часть,

А  паразит  на  древе.  И  напасть

Не  только   дереву  вредить  сумеет,

Но  и   подобных  наплодить  успеет,

И  уничтожат  древо  как  термиты.

Жестоко  поступать  с  тем  паразитом

Я  должен,  не  взирая  ни  на  что,

Иначе  город  будет  обречен».

 

 

4.

 

«Ты  верно  понял.  Но  еще  запомни,

У  каждого  сверчка  свои  покои

Должны  быть.  Должен  быть   накормлен

И  спать  уложен  всякий  под  тобою.

Но  берегись   коварного  желанья!  

Всех  уровнять!  Толпа  страшна  из  равных!      

Немыслимо  страшней  любого  джина. 

Еще  страшней  к  правителю  кручина,

Приходит  после  радости  созданья

Толпы  из   равных.  И  не  жди  признанья.

Сначала  петь  хвалу  начнет  толпа,

Потом  потребует  все  новые  права,

Обязанности  напрочь  забывая,

И  на  правителя  во  всем  пеняя.

И  в  буйство  может  впасть  толпа.

Потом  совсем  сметет  правителя  она

И  повлечет  с  собой  в  пучину  Зла

Все,  что  народ  веками  создавал».

«Но  почему!?  В  чем  равенства   коварство!?

Порочно   почему   всех  равных  царство!?»

«Порок  сокрыт  в   самой  основе.

Не  в  жалости  он  к  сирым  и  убогим.

Он  в  том,  что  умного  мешают  с  глупым

Их  ставят  равными  отнюдь  не  по  заслугам.

Больного  со  здоровым   вместе  ставят,

И  уж  тогда  больные  миром  правят.

А  если  он  на  голову  больной,

Что  станется  с  такою  стороной?

В  выравниванье  побеждает  средний,

Но  средний,  он  отнюдь  не   первый,

Не  лучший.  Средний  он!  А  лучшие  уйдут.

Стремленье  к  равенству  есть  тупиковый  путь.

 

5.

 

К  гармонии  ты  приложи  стремленье.

И   Заповедей  божьих  к  соблюденью.

Чтоб  все,  кто  под  твоей  рукой,

Жизнь  проживали  с  мыслию  одной

О  том,  что  жизнь  земная  коротка,

Иному  не  длинней  воды  глотка.

А  после  будет  жизнь  другая,

О  коей  здесь  никто  и  не  мечтает.

И  вечная,  и  светлая.  В  любви

Которой  не  познать  в  тисках  Земли.

Коль  сможешь  убедить  людей  ты  в  этом,

То  полон  процветанья  и  в  расцвете

Шибам   прекрасный  будет  на  века!

Прощай  же,  брат!  Обнимемся.  Когда

Еще  сумеем  свидеться  с  тобою?

Я  помнить  буду, пребывать  с   тобою,

Как  бог  наш  с  нами  вечно   пребывает.

Он  видит  нас.  И,  может  быть,  рыдает

От  радости,  что  брата  я  обрел.

Прощай,  мой  брат.  А  я  пошел».

 

 

Глава 2.               

 

1.

 

И  все ж  Яссин  в  сомненьях  пребывал.    

Совсем  не  ел  и  очень  плохо  спал.            

                        Червем  терзала  мысль  его  одна.                                  

О  том, а  не  покинул  ли  он  зря                  

Свой  кров.  И  мысль  мозги  сверлила          

Не   зря  ль  оставил   править  Аладдина?                         

Горяч  и  молод,  жизни  не  видал,       

Соблазн  его  еще  не  искушал,    

Отравы  власти   не  изведал.  

«В   пути  обратном  я  заеду 

К  нему.  Во  власти  друга  навещу. 

И  Аладдина  научу  всему,        

Что  сам  во  власти   понимаю

Аллаха  гласу  все  же  я   внимаю,

А  он,  бедняга,  у  кормила

Поставлен  мной. Так,  стало  было,

Помочь   ему  мой  долг  теперь

Блюсти  себя  достойно,  без  потерь».

Так  ехал  в  размышленьях, долго,

Достиг  он  гор  высоких  снова.   

«Куда  Господь  меня  ведет? 

Что  в  испытание  дает?

Понять  я  не  могу  никак…

Ну  хоть  бы  дал  какой-то  знак!»

Но  знака  не  было  ему.

Лишь  только  странную  скалу

Яссин  увидел  пред  собой.

То  не  скала!  То  дэв  живой

Пред  ним  возвысился  как  туча!

Огромным  дэв  был  и  могучим.

Весь  волосат  и  страшен  ликом.

Бугрятся   мышцы. А  от  крика

Трясутся  горы. Страшен  дэв!

Придя  в  себя  и  осмелев,

Яссин  коня   слегка  пришпорил,

Меч  выхватил  господний  воин,

И  устремился  на  врага!

Вдруг  на  колени  великан

С  размаху  рухнул  пред  Яссином.

Земля  вздрогнула.  Говорил  он.

 

2.

 

«Не  убивай  меня,  Яссин!

Ты  надо  мною  господин,

Коль  этот  меч  в  твоих  руках.

Все  знают   уж,  что  дал  Аллах

Его  тебе  в   знак   своей  воли.

Не  убивай! Я  подневолен!

Наоборот  к  тебе  явился,

Чтоб  пред  тобою  повиниться

И  попросить  помочь  мне,  шейх.

Послушай  ты!  Прошу  за  всех

Я  дэвов  этих  гор  высоких.

Беда  пришла!  Нам  очень  плохо!

Пока  лишь  нам  невмоготу,

Но  час  придет  и  муку  ту

Познают  все,  не  только  дэвы.

Живем  мы  здесь. Наш  жребий  первым

Лишь  выпал.  Пострадать  должны.

Мы  потерять  обречены 

Веками  скопленную  силу.

Исчезнем  скоро  мы  из  мира».

Им  далее  поведана  была

Суть  дела.  И  не  будь  седла,

То  вряд  ли  шейх  стоял  бы  на   ногах,

Настоль  был  велик  в  рассказе  страх.

 

3.

 

«Ты  знаешь  ведь, Яссин,  как  древен  род

Нас, дэвов? Испокон  веков  живет. 

От  сотворенья  мира  мы  еще

Ведем  существование  свое.

Живем  мы  рядом  с  вами,  но  особо. 

Свои  места  нам  выделены  Богом.

То  горы, пустоши,  овраги  и  пески…

На  взгляд  людской  худые  уголки,

Но  лишь  для  вас  места  те  таковы.

Одна  лишь  видимость.  Да  сам  смотри!

Тебе  дано  увидеть  их  как  есть».

Яссин  взгляд  перевел  на  скальный  срез.

И  не  дивился  он  уже.  Привык.

А  гор  и  не  было  совсем, как  таковых.

Лишь  оболочка  тонкая  лучилась.

Яссину  потаенное  открылось. 

Гор  целостность  была  лишь  для  людей. 

Для  них  они  массивом  из  камней  

И  впредь пребудут. Он  же  видел   

Их  все  в  движенье  и  развитье.

Заполнены  кипеньем  жизни

Гор  недра  были. Реки  быстры

Неслись  внутри.  Ходили  в  глубине

Их  гномы, с  переметом   на  плече.

Слонялись  там  неприкаянно  дэвы.

Кипела  жизнь  внутри  горы!  Кипела!

«Кто  б  мог  подумать! Тайны  каковы!

Живет  народ  внутри  такой  горы!

О,  диво  дивное  Аллах  создал!

Когда б  не  он, я  б  тайну  не  познал!»-

Яссин  воскликнул  пораженный.

«Идем,  - промолвил  дэв  довольный,

 Что  ви дит  тот,- Я  понял, можешь   

И  в  гору  ты  войти.  Такой  же        

Как  и  моя  ты  сделать  сможешь   

И  плоть  свою.  Но  побороть 

В  себе неверие  придется. 

Тогда  ход  в  гору  отопрется.  

 «А  делать  что? – спросил  Яссин.

 «Как  что? Впустить  ее  проси!

Ты  отнесись  к  горе  с  почтеньем,

С  любовью  и  благоговеньем.

Тогда  гора  радушно  отзовется 

Откроет  недра,  шейху  распахнется.

Входи  тогда  в  нее  смелее,

Забудь  про  все! Желай! И  верь мне!

И  дэв  в  скалу  шагнул,  как  в  воду.

И  шейх  за  ним  во  след. И  сходу

Чуть  не  разбился  о  карниз.

«Дай  руку,  за  меня  держись!

- Раздался  голос  дэва  изнутри,

- Вцепись  за  палец  мой! Держи!»

Вцепился  шейх  за  палец,  толще  бочки,

Глаза  зажмурил  сколько  было  мочи.

И  поволок  дэв  в  гору  поихоньку.

Когда  втащил,  Яссин  так  и  не  понял.

Лишь  ощутил, что  воздух  уплотнился.

Глаза  открыл  и  снова  поразился.

 

4.

 

Коли  не  знал,  ни  в  жизнь  не  догадался -

Таким  внутри  горы  мир  дивным  оказался.

Тягучим  было  все:  и  время,  и  пространство.

Все  медленно  текло  в  стремленье  к  постоянству.

Как  будто  в  воздухе  густом  он   находился.

В  горе  Яссин  дышал!  Но  с  этим  он  смирился!

Другое  чудным   было!  Солнца  яркий  свет 

И  в  камне  был  таким  же,  как  вовне!

И  то,  что  было  вне  горы,  он  видел.

Но  только  все  в  стремительном  развитье!

Там  мчалось  все,  куда-то  все  летело,

В  какой-то  круговерти  оголтелой.

А  тут  же  все  виделось  нормальным,

В  отличие  от  внешнего   мельканья.

В  пространстве  огненном  слонялось  населенье.

И  не  бесплотны,  словно  приведенья,

А  во  плоти  нормальной,  как  и  дэв,  и  он.

Но  все же  плоть  в  горе  была  иной.

Не  столь  упругой  и  телесной,

Скорее  тоньше,  и  не  тесной.

Раздулась  будто  бы  она

И  стала  уж  не  так  плотна.

Как  будто  воздухом  надулась,

Между  частичек  разомкнулась.

И  двигаться  могла  сквозь   камень,

Как  пламя  движется  сквозь  пламень.

 

5.

 

«Вот  так  живем  мы  в  этом  мире.

И  испокон  веков  так  жили

Без  суеты,  без  толчеи

В  спокойствии, не  то  что  вы.

Так  бы  и  дальше  продолжалось

Но  появился  в  недрах  Хаос.

Не  поняли  сначала  мы

ЧТО  движется  из  недр  земли.

Но  только  стали  замечать,

Что будто  бы  отвердевать

Пространство  в  нашем  мире  стало.

И  время  будто  побежало

Чуть   медленней.  Не  стали  ждать 

Причину  начали  искать.                 

И   обнаружили  источник      

Мы  странных  изменений.  Очень 

Огромный  страх  тотчас  нас  всех  пробрал.

Весь  мир  подземный  в  дикий  ужас  впал, 

Когда  до  истины  немыслимой  дознался.  

Из  недр  Первичный  Хаос  поднимался!

Ты  понял  ли  про  что  я  говорю?    

Напомню  я  про  Первую  Зарю.

Предание  гласит, что  мир  был  сотворен

Аллаха  словом. Перечень  имен

Он  произнес, тем  самым  жизнь  предал,

Всему  тому,  что  именем  назвал.

Но  первым  средь  имен  был  назван  Хаос.

Зачем  создал, то  тайною  осталось».

«Да  тайны  нет  особой  тут.

Зачем  создал? Тебе  сейчас  скажу.

Затем,  что  в   сотворении  любом

Предшественник  всегда  идет  на  слом.

И  пусть  не  весь,  в  какой-то  части,

Но  для  замены  надобно  пропасть  ей.

Для  этого  Господь  и  создал  Хаос,

Чтоб  для  созданья  что-то  разрушалось.

Но  Хаос  ведь  не  сущность, а  явленье.

Бездушно  то  Господнее  творенье».

 

6.

 

«Про  то  не  знаю.  Но  молва   гласит

Живой  он, только  вечно  спит.

Аллахом  усыплен  до  Судных  дней,

Когда  разбудит  волею  своей

Для  разрушения  телес  и  твердей

И  погружения  в  пучину  Смерти.

Вернуться  души  все  к  Создателю  обратно

И  воздано  всем  душам  многократно 

По  праведности  их  Аллахом  будет.

Так  говорят  не  только  дэвы.  Люди

Про  это   знают  вкупе  с  остальными

Подземными,  воздушными,  иными

Народами  и  тварями  земли.

Однако  мы  от  сути  отошли.

Прознали  мы,  что  Хаос  был  разбужен

Не  Божьей  Волей. Силою  натужной

И  магией  могучей  пробужден.

Усилием  марибских  колдунов

Стряхнул  тот  Хаос   сна  оковы,

И  подниматься  начал  снова

К  поверхности  из  глубины  земли.

Неведомо  зачем  те  колдуны

Его  призвали  в  божий  мир

Но  видно  не  на  званый  пир.

Для  злобных   целей. Он  наверх  пошел,

Покинув  свой  таинственный  схорон.

Так  видно  пожелало  провиденье,

Что  погребен  был  Хаос  в  наших  землях,

Где  горы  наши  к  небу  поднялись.

Все  больше  поднимался  Хаос  ввысь,

Вбирая  по  пути  в  себя  всю  силу,

Ото  всего,  что  Тьмой  покрыл  он.

Как  в  бездну  кануло  из  мира  все

Тотчас  же  уходя  в  Небытие.

Поверь  мне. Под  горами  пустота

Зияет  как  кротовая  нора.

И  дальше  рушатся  огромными  слоями 

Пласты  земли  под  нашими  горами.

Что   делать  нам!  Спаси  нас,  шейх! Спаси!»

«Как  я  спасу!? – вскричал  в  сердцах  Яссин,

- Превыше  это  дело  всяких  сил!»

 

 

Глава 3.

 

1.

 

Но   делать  нечего.  Спустился 

Яссин  к  неведомой   границе.

И  в  самом  деле  пустотой

Земля  зияла   под  горой.

Яссин  смотрел  во  мрак  кромешный.

Как  будто  в  жерло  ада  грешник.

И  ужас  охватил  Яссина,

Когда  почуял  что  за  сила

Таится  в  глубине  земли.

Он  тягу  Хаоса  постиг.

Оцепенел  под  тем  влеченьем.

Застыл  совсем  он  без  движенья. 

И  не  хотелось  ничего

 Свершать, кого-то  побороть… 

Лишь  отдохнуть, застыв  недвижно. 

Клубком  свернуться  неподвижно

И   сжаться  в  нем  до  малой  точки,

Забыть  проблемы,  полномочья,

Служенье, долг  забыть  совсем

И  раствориться  насовсем.

Яссин  почуял  будто  жизнь,

Как   света  внутреннего  вихрь,

Уже  не  облако, не  столб,

А  тонкий  луч,  что  вниз  потек,

К таинственной  и темной  бездне,

Что  в  глубине  под  ним  разверзлась.

 

2.

 

Еще  немного  и  пропал  бы.

Проглочен  свет  врагом  коварным 

Яссинов  был  бы  навсегда,

Был  впитан,  как  песком вода,

И  перестал  существовать.

Когда  б  не  спас  его  опять

Волшебный   меч.  Покинул  ножны,

Зажегся  светом  он  тревожным

И  ринулся  стремглав  он  в  бездну,

К  чудовищу,  что  пасть  разверзло.

Слепящий  луч  ударил  вниз.

Раздался  вой  и  вопль,  и  визг!

Тысячеглавый  возвопил,

 Когда  волшебный  меч  сразил

Его,  воткнувшись  прямо  в  центр.

Врага  настиг  и  сам  сгорел.

Он  слился   с  ним,  насытил  светом

Остановил  навек  набеги.

Сковал  противника  печатью

Подобно  древнему  заклятью.

И  тотчас  Бездна   закрываться.

Беззвучно  стала. Проявляться

Под  шейхом  сеточка  из  света

Вновь   начала. Опять  корсетом

Предстала.  Камнем  обратилась.

И  снова  в  камне  жизнь  забилась.

И  время  обрело  теченье.

Вернулось  в  прежний  вид  Творенье.

 

3.

 

Торжествовал  народ  подземный!

Так  веселился  в  подземельях

Что  сотрясались   всюду  горы.
Катились  камни  вниз  по  склонам,

Страх  нагоняя  на  людей.

Пугались  те. Не  ждать  ли  сель?

Да  кабы  эти  люди   знали

Какую  участь  избежали!

А   дэвы  клялись  пред  Яссином,

Что  с  этих   пор  они  повинны

За  дело,  что  им  свершено,

Не  причинять  всем  людям  зло.

Они  клялись,  что  впредь  не  будут

Препятствовать  и  гадить  людям.

Напротив  каждый  человек

От   дэвов  может  ждать  привет,

Коль  обратится  за  подмогой.

Ее  дадут  они,  сколь  смогут.

 

 

 

4.

 

И  снова  в  путь  Яссин  собрался.

Он  без  меча  теперь  остался.

Как  людям  шейх  теперь  докажет,

Что  он  Посланник!?   Что  покажет

Он  в  подтвержденье  Божьей  Воли?

Ему  поверить  кто  изволит?

«Ну  не  беда, - решил  Яссин,

- Доколе  с  Богом  я  един

Он  не  оставит  и  поможет.

И  знак  подаст,  знаменье  тоже

Он  ниспошлет,  коль  надо  будет.

А  надо  будет,  то  и  чудо

Он  сотворит.  За  мной  же  - вера!

И  Слово  Божье,  Божье  дело

Нести   я  должен  по  земле

А  уж  Господь  поможет  мне».

Прощался  с  дэвами  Яссин

И  вдруг  подарок  получил!

«Мы  одарить  хотим  тебя.

Проспорили   уже  полдня,

Но  все  ж  не  выбрали  подарок.

Возьми  же  все!  Тебе  мы  дарим

Себя  самих!  Будь  нам  властитель

Над  дэвьим  царством  повелитель!»

«Такой  подарок  не  приму! 

Служите  Богу  одному!

А  мне  бы  надобно  коня

Заблудшего  найти  в  горах,

Да  на  тропу  скорее  выйти

Так,  чтоб  коню   хватило  прыти

Дойти  быстрей  до  городов.

Я  проповедовать  готов.

Нести  везде  про  Бога  слово

И  про  Великие  Основы».

© Copyright: Лев Гущин, 2012

Регистрационный номер №0023099

от 7 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0023099 выдан для произведения:

                                                                                                                                               Часть 5

Хаос.

 

Глава  1.

 

1.

 

« Смотри на  плод  в  моих  руках,

- Прощаясь  заповедал  Абд-Аллах

Преемнику  и  другу  Аладдину,

- И  навсегда  запомни  ты  картину,

Подсказкою  что  будет  при  делах.

Все  складно  в  мире  сотворил  Аллах.

 Не  может  древо  без  корней  прожить,

 Они  опорою  ему  должны  служить.

Они  с  землею  связаны  навечно,

Их  доля  тяжела.  Им  бесконечно

Назначено  тянуть  из  почвы  соки,

И  минералы,  прочие  истоки,

 Для  построения  основы  древа. 

Во  тьме  они  покоятся  нелепо.

Но,  в  то  же  время,  корни  под  защитой.

Под  толщею  земли  они  сокрыты,

Насыщены  питаньем  от  ствола.

В  работе  корни.  Не  болит  их  голова

 О  том, что  наверху  и  какова  погода

 И  есть  ли  урожай,  и  что  за  время  года.

 

2.

 

Смотри  на  ствол.  Он  остов,  он  основа

 Для  древа,  для  зеленого  покрова 

Из  листьев,  он  корней  венец.

 Соединяет  он  собою  всех.

Он  центр,  объединитель  разных  сред.

За  связь  всего  со  всем  его  ответ.

Задачею  распределенья  соков  

Назначен  он  заведовать  свысока. 

Теперь  листва.  Казалось  бы  пустяк.

Что  есть  листок?  Всяк  съест  его  червяк, 

Иссушит  солнцем,  ветром  оторвет.

Он  слаб  и  мал. Не  долог  век  его.

Но  дерево  без  листьев  покрывала

 Обречено  на  смерть.  И  много  или  мало

До  срока  смерти   дереву  прожить 

Зависит  от  того,  как  лист  оно  хранит.

И  полностью  от  жизни  листьев

Дальнейшая  судьба  его  зависит.

Вся  сила  в   них.  И  жизнь  вся  в  них.

Небесного  огня  полны  они, 

Что,  в самом  деле,  есть  Любовь.

Она  снисходит  к  ним.  И  вновь,  и  вновь

 Питает  листья,  жизнь  листве  дает.

Потом  всем  тем,  кто  листья  те  жует

Частица  божьей  благодати  достается.

Вокруг  нее  на  свете  жизнь  и  вьется.

Зачем  я  говорю  тебе  все  это?

Хотел  дождаться  б  от  тебя  ответа…»

 

3.

 

«Я  понял,  шейх  мой,  мой  Пророк,

Ты  для  чего  сейчас  сие  изрек.

Я  понял   проповедь  про  древо.

Свое  поставлен  строить  дело

Любой  правитель,  как  садовник.

В  заботе  о  корнях  и  кроне,

И  о  стволе,  и  о  листве.

Он  должен  знать  когда  и  где

Им  пищу  дать  и  дать  заботу.

И  помнить  должен,  что  работу

Корней  не  могут  исполнять

Ни  лист,  ни  ствол. Иначе  говоря

Как  дерево  мне  строить  надо  власть,

Чтоб  процветать, а  не  пропасть.

И  каждому  сословию  задачу

Определить,  чтоб  ждать  от  них  отдачу.

И  должен  видеть  я   кто  сколько  дал,

И  сколько  он  при  этом   сам  забрал.

А  коли  не  на  благо,  а  в  кубышку

Загреб  себе  из  общего  кто  лишку,

То  значит  уж  не   дерева  он  часть,

А  паразит  на  древе.  И  напасть

Не  только   дереву  вредить  сумеет,

Но  и   подобных  наплодить  успеет,

И  уничтожат  древо  как  термиты.

Жестоко  поступать  с  тем  паразитом

Я  должен,  не  взирая  ни  на  что,

Иначе  город  будет  обречен».

 

 

4.

 

«Ты  верно  понял.  Но  еще  запомни,

У  каждого  сверчка  свои  покои

Должны  быть.  Должен  быть   накормлен

И  спать  уложен  всякий  под  тобою.

Но  берегись   коварного  желанья!  

Всех  уровнять!  Толпа  страшна  из  равных!      

Немыслимо  страшней  любого  джина. 

Еще  страшней  к  правителю  кручина,

Приходит  после  радости  созданья

Толпы  из   равных.  И  не  жди  признанья.

Сначала  петь  хвалу  начнет  толпа,

Потом  потребует  все  новые  права,

Обязанности  напрочь  забывая,

И  на  правителя  во  всем  пеняя.

И  в  буйство  может  впасть  толпа.

Потом  совсем  сметет  правителя  она

И  повлечет  с  собой  в  пучину  Зла

Все,  что  народ  веками  создавал».

«Но  почему!?  В  чем  равенства   коварство!?

Порочно   почему   всех  равных  царство!?»

«Порок  сокрыт  в   самой  основе.

Не  в  жалости  он  к  сирым  и  убогим.

Он  в  том,  что  умного  мешают  с  глупым

Их  ставят  равными  отнюдь  не  по  заслугам.

Больного  со  здоровым   вместе  ставят,

И  уж  тогда  больные  миром  правят.

А  если  он  на  голову  больной,

Что  станется  с  такою  стороной?

В  выравниванье  побеждает  средний,

Но  средний,  он  отнюдь  не   первый,

Не  лучший.  Средний  он!  А  лучшие  уйдут.

Стремленье  к  равенству  есть  тупиковый  путь.

 

5.

 

К  гармонии  ты  приложи  стремленье.

И   Заповедей  божьих  к  соблюденью.

Чтоб  все,  кто  под  твоей  рукой,

Жизнь  проживали  с  мыслию  одной

О  том,  что  жизнь  земная  коротка,

Иному  не  длинней  воды  глотка.

А  после  будет  жизнь  другая,

О  коей  здесь  никто  и  не  мечтает.

И  вечная,  и  светлая.  В  любви

Которой  не  познать  в  тисках  Земли.

Коль  сможешь  убедить  людей  ты  в  этом,

То  полон  процветанья  и  в  расцвете

Шибам   прекрасный  будет  на  века!

Прощай  же,  брат!  Обнимемся.  Когда

Еще  сумеем  свидеться  с  тобою?

Я  помнить  буду, пребывать  с   тобою,

Как  бог  наш  с  нами  вечно   пребывает.

Он  видит  нас.  И,  может  быть,  рыдает

От  радости,  что  брата  я  обрел.

Прощай,  мой  брат.  А  я  пошел».

 

 

Глава 2.               

 

1.

 

И  все ж  Яссин  в  сомненьях  пребывал.    

Совсем  не  ел  и  очень  плохо  спал.            

                        Червем  терзала  мысль  его  одна.                                  

О  том, а  не  покинул  ли  он  зря                  

Свой  кров.  И  мысль  мозги  сверлила          

Не   зря  ль  оставил   править  Аладдина?                         

Горяч  и  молод,  жизни  не  видал,       

Соблазн  его  еще  не  искушал,    

Отравы  власти   не  изведал.  

«В   пути  обратном  я  заеду 

К  нему.  Во  власти  друга  навещу. 

И  Аладдина  научу  всему,        

Что  сам  во  власти   понимаю

Аллаха  гласу  все  же  я   внимаю,

А  он,  бедняга,  у  кормила

Поставлен  мной. Так,  стало  было,

Помочь   ему  мой  долг  теперь

Блюсти  себя  достойно,  без  потерь».

Так  ехал  в  размышленьях, долго,

Достиг  он  гор  высоких  снова.   

«Куда  Господь  меня  ведет? 

Что  в  испытание  дает?

Понять  я  не  могу  никак…

Ну  хоть  бы  дал  какой-то  знак!»

Но  знака  не  было  ему.

Лишь  только  странную  скалу

Яссин  увидел  пред  собой.

То  не  скала!  То  дэв  живой

Пред  ним  возвысился  как  туча!

Огромным  дэв  был  и  могучим.

Весь  волосат  и  страшен  ликом.

Бугрятся   мышцы. А  от  крика

Трясутся  горы. Страшен  дэв!

Придя  в  себя  и  осмелев,

Яссин  коня   слегка  пришпорил,

Меч  выхватил  господний  воин,

И  устремился  на  врага!

Вдруг  на  колени  великан

С  размаху  рухнул  пред  Яссином.

Земля  вздрогнула.  Говорил  он.

 

2.

 

«Не  убивай  меня,  Яссин!

Ты  надо  мною  господин,

Коль  этот  меч  в  твоих  руках.

Все  знают   уж,  что  дал  Аллах

Его  тебе  в   знак   своей  воли.

Не  убивай! Я  подневолен!

Наоборот  к  тебе  явился,

Чтоб  пред  тобою  повиниться

И  попросить  помочь  мне,  шейх.

Послушай  ты!  Прошу  за  всех

Я  дэвов  этих  гор  высоких.

Беда  пришла!  Нам  очень  плохо!

Пока  лишь  нам  невмоготу,

Но  час  придет  и  муку  ту

Познают  все,  не  только  дэвы.

Живем  мы  здесь. Наш  жребий  первым

Лишь  выпал.  Пострадать  должны.

Мы  потерять  обречены 

Веками  скопленную  силу.

Исчезнем  скоро  мы  из  мира».

Им  далее  поведана  была

Суть  дела.  И  не  будь  седла,

То  вряд  ли  шейх  стоял  бы  на   ногах,

Настоль  был  велик  в  рассказе  страх.

 

3.

 

«Ты  знаешь  ведь, Яссин,  как  древен  род

Нас, дэвов? Испокон  веков  живет. 

От  сотворенья  мира  мы  еще

Ведем  существование  свое.

Живем  мы  рядом  с  вами,  но  особо. 

Свои  места  нам  выделены  Богом.

То  горы, пустоши,  овраги  и  пески…

На  взгляд  людской  худые  уголки,

Но  лишь  для  вас  места  те  таковы.

Одна  лишь  видимость.  Да  сам  смотри!

Тебе  дано  увидеть  их  как  есть».

Яссин  взгляд  перевел  на  скальный  срез.

И  не  дивился  он  уже.  Привык.

А  гор  и  не  было  совсем, как  таковых.

Лишь  оболочка  тонкая  лучилась.

Яссину  потаенное  открылось. 

Гор  целостность  была  лишь  для  людей. 

Для  них  они  массивом  из  камней  

И  впредь пребудут. Он  же  видел   

Их  все  в  движенье  и  развитье.

Заполнены  кипеньем  жизни

Гор  недра  были. Реки  быстры

Неслись  внутри.  Ходили  в  глубине

Их  гномы, с  переметом   на  плече.

Слонялись  там  неприкаянно  дэвы.

Кипела  жизнь  внутри  горы!  Кипела!

«Кто  б  мог  подумать! Тайны  каковы!

Живет  народ  внутри  такой  горы!

О,  диво  дивное  Аллах  создал!

Когда б  не  он, я  б  тайну  не  познал!»-

Яссин  воскликнул  пораженный.

«Идем,  - промолвил  дэв  довольный,

 Что  ви дит  тот,- Я  понял, можешь   

И  в  гору  ты  войти.  Такой  же        

Как  и  моя  ты  сделать  сможешь   

И  плоть  свою.  Но  побороть 

В  себе неверие  придется. 

Тогда  ход  в  гору  отопрется.  

 «А  делать  что? – спросил  Яссин.

 «Как  что? Впустить  ее  проси!

Ты  отнесись  к  горе  с  почтеньем,

С  любовью  и  благоговеньем.

Тогда  гора  радушно  отзовется 

Откроет  недра,  шейху  распахнется.

Входи  тогда  в  нее  смелее,

Забудь  про  все! Желай! И  верь мне!

И  дэв  в  скалу  шагнул,  как  в  воду.

И  шейх  за  ним  во  след. И  сходу

Чуть  не  разбился  о  карниз.

«Дай  руку,  за  меня  держись!

- Раздался  голос  дэва  изнутри,

- Вцепись  за  палец  мой! Держи!»

Вцепился  шейх  за  палец,  толще  бочки,

Глаза  зажмурил  сколько  было  мочи.

И  поволок  дэв  в  гору  поихоньку.

Когда  втащил,  Яссин  так  и  не  понял.

Лишь  ощутил, что  воздух  уплотнился.

Глаза  открыл  и  снова  поразился.

 

4.

 

Коли  не  знал,  ни  в  жизнь  не  догадался -

Таким  внутри  горы  мир  дивным  оказался.

Тягучим  было  все:  и  время,  и  пространство.

Все  медленно  текло  в  стремленье  к  постоянству.

Как  будто  в  воздухе  густом  он   находился.

В  горе  Яссин  дышал!  Но  с  этим  он  смирился!

Другое  чудным   было!  Солнца  яркий  свет 

И  в  камне  был  таким  же,  как  вовне!

И  то,  что  было  вне  горы,  он  видел.

Но  только  все  в  стремительном  развитье!

Там  мчалось  все,  куда-то  все  летело,

В  какой-то  круговерти  оголтелой.

А  тут  же  все  виделось  нормальным,

В  отличие  от  внешнего   мельканья.

В  пространстве  огненном  слонялось  населенье.

И  не  бесплотны,  словно  приведенья,

А  во  плоти  нормальной,  как  и  дэв,  и  он.

Но  все же  плоть  в  горе  была  иной.

Не  столь  упругой  и  телесной,

Скорее  тоньше,  и  не  тесной.

Раздулась  будто  бы  она

И  стала  уж  не  так  плотна.

Как  будто  воздухом  надулась,

Между  частичек  разомкнулась.

И  двигаться  могла  сквозь   камень,

Как  пламя  движется  сквозь  пламень.

 

5.

 

«Вот  так  живем  мы  в  этом  мире.

И  испокон  веков  так  жили

Без  суеты,  без  толчеи

В  спокойствии, не  то  что  вы.

Так  бы  и  дальше  продолжалось

Но  появился  в  недрах  Хаос.

Не  поняли  сначала  мы

ЧТО  движется  из  недр  земли.

Но  только  стали  замечать,

Что будто  бы  отвердевать

Пространство  в  нашем  мире  стало.

И  время  будто  побежало

Чуть   медленней.  Не  стали  ждать 

Причину  начали  искать.                 

И   обнаружили  источник      

Мы  странных  изменений.  Очень 

Огромный  страх  тотчас  нас  всех  пробрал.

Весь  мир  подземный  в  дикий  ужас  впал, 

Когда  до  истины  немыслимой  дознался.  

Из  недр  Первичный  Хаос  поднимался!

Ты  понял  ли  про  что  я  говорю?    

Напомню  я  про  Первую  Зарю.

Предание  гласит, что  мир  был  сотворен

Аллаха  словом. Перечень  имен

Он  произнес, тем  самым  жизнь  предал,

Всему  тому,  что  именем  назвал.

Но  первым  средь  имен  был  назван  Хаос.

Зачем  создал, то  тайною  осталось».

«Да  тайны  нет  особой  тут.

Зачем  создал? Тебе  сейчас  скажу.

Затем,  что  в   сотворении  любом

Предшественник  всегда  идет  на  слом.

И  пусть  не  весь,  в  какой-то  части,

Но  для  замены  надобно  пропасть  ей.

Для  этого  Господь  и  создал  Хаос,

Чтоб  для  созданья  что-то  разрушалось.

Но  Хаос  ведь  не  сущность, а  явленье.

Бездушно  то  Господнее  творенье».

 

6.

 

«Про  то  не  знаю.  Но  молва   гласит

Живой  он, только  вечно  спит.

Аллахом  усыплен  до  Судных  дней,

Когда  разбудит  волею  своей

Для  разрушения  телес  и  твердей

И  погружения  в  пучину  Смерти.

Вернуться  души  все  к  Создателю  обратно

И  воздано  всем  душам  многократно 

По  праведности  их  Аллахом  будет.

Так  говорят  не  только  дэвы.  Люди

Про  это   знают  вкупе  с  остальными

Подземными,  воздушными,  иными

Народами  и  тварями  земли.

Однако  мы  от  сути  отошли.

Прознали  мы,  что  Хаос  был  разбужен

Не  Божьей  Волей. Силою  натужной

И  магией  могучей  пробужден.

Усилием  марибских  колдунов

Стряхнул  тот  Хаос   сна  оковы,

И  подниматься  начал  снова

К  поверхности  из  глубины  земли.

Неведомо  зачем  те  колдуны

Его  призвали  в  божий  мир

Но  видно  не  на  званый  пир.

Для  злобных   целей. Он  наверх  пошел,

Покинув  свой  таинственный  схорон.

Так  видно  пожелало  провиденье,

Что  погребен  был  Хаос  в  наших  землях,

Где  горы  наши  к  небу  поднялись.

Все  больше  поднимался  Хаос  ввысь,

Вбирая  по  пути  в  себя  всю  силу,

Ото  всего,  что  Тьмой  покрыл  он.

Как  в  бездну  кануло  из  мира  все

Тотчас  же  уходя  в  Небытие.

Поверь  мне. Под  горами  пустота

Зияет  как  кротовая  нора.

И  дальше  рушатся  огромными  слоями 

Пласты  земли  под  нашими  горами.

Что   делать  нам!  Спаси  нас,  шейх! Спаси!»

«Как  я  спасу!? – вскричал  в  сердцах  Яссин,

- Превыше  это  дело  всяких  сил!»

 

 

Глава 3.

 

1.

 

Но   делать  нечего.  Спустился 

Яссин  к  неведомой   границе.

И  в  самом  деле  пустотой

Земля  зияла   под  горой.

Яссин  смотрел  во  мрак  кромешный.

Как  будто  в  жерло  ада  грешник.

И  ужас  охватил  Яссина,

Когда  почуял  что  за  сила

Таится  в  глубине  земли.

Он  тягу  Хаоса  постиг.

Оцепенел  под  тем  влеченьем.

Застыл  совсем  он  без  движенья. 

И  не  хотелось  ничего

 Свершать, кого-то  побороть… 

Лишь  отдохнуть, застыв  недвижно. 

Клубком  свернуться  неподвижно

И   сжаться  в  нем  до  малой  точки,

Забыть  проблемы,  полномочья,

Служенье, долг  забыть  совсем

И  раствориться  насовсем.

Яссин  почуял  будто  жизнь,

Как   света  внутреннего  вихрь,

Уже  не  облако, не  столб,

А  тонкий  луч,  что  вниз  потек,

К таинственной  и темной  бездне,

Что  в  глубине  под  ним  разверзлась.

 

2.

 

Еще  немного  и  пропал  бы.

Проглочен  свет  врагом  коварным 

Яссинов  был  бы  навсегда,

Был  впитан,  как  песком вода,

И  перестал  существовать.

Когда  б  не  спас  его  опять

Волшебный   меч.  Покинул  ножны,

Зажегся  светом  он  тревожным

И  ринулся  стремглав  он  в  бездну,

К  чудовищу,  что  пасть  разверзло.

Слепящий  луч  ударил  вниз.

Раздался  вой  и  вопль,  и  визг!

Тысячеглавый  возвопил,

 Когда  волшебный  меч  сразил

Его,  воткнувшись  прямо  в  центр.

Врага  настиг  и  сам  сгорел.

Он  слился   с  ним,  насытил  светом

Остановил  навек  набеги.

Сковал  противника  печатью

Подобно  древнему  заклятью.

И  тотчас  Бездна   закрываться.

Беззвучно  стала. Проявляться

Под  шейхом  сеточка  из  света

Вновь   начала. Опять  корсетом

Предстала.  Камнем  обратилась.

И  снова  в  камне  жизнь  забилась.

И  время  обрело  теченье.

Вернулось  в  прежний  вид  Творенье.

 

3.

 

Торжествовал  народ  подземный!

Так  веселился  в  подземельях

Что  сотрясались   всюду  горы.
Катились  камни  вниз  по  склонам,

Страх  нагоняя  на  людей.

Пугались  те. Не  ждать  ли  сель?

Да  кабы  эти  люди   знали

Какую  участь  избежали!

А   дэвы  клялись  пред  Яссином,

Что  с  этих   пор  они  повинны

За  дело,  что  им  свершено,

Не  причинять  всем  людям  зло.

Они  клялись,  что  впредь  не  будут

Препятствовать  и  гадить  людям.

Напротив  каждый  человек

От   дэвов  может  ждать  привет,

Коль  обратится  за  подмогой.

Ее  дадут  они,  сколь  смогут.

 

 

 

4.

 

И  снова  в  путь  Яссин  собрался.

Он  без  меча  теперь  остался.

Как  людям  шейх  теперь  докажет,

Что  он  Посланник!?   Что  покажет

Он  в  подтвержденье  Божьей  Воли?

Ему  поверить  кто  изволит?

«Ну  не  беда, - решил  Яссин,

- Доколе  с  Богом  я  един

Он  не  оставит  и  поможет.

И  знак  подаст,  знаменье  тоже

Он  ниспошлет,  коль  надо  будет.

А  надо  будет,  то  и  чудо

Он  сотворит.  За  мной  же  - вера!

И  Слово  Божье,  Божье  дело

Нести   я  должен  по  земле

А  уж  Господь  поможет  мне».

Прощался  с  дэвами  Яссин

И  вдруг  подарок  получил!

«Мы  одарить  хотим  тебя.

Проспорили   уже  полдня,

Но  все  ж  не  выбрали  подарок.

Возьми  же  все!  Тебе  мы  дарим

Себя  самих!  Будь  нам  властитель

Над  дэвьим  царством  повелитель!»

«Такой  подарок  не  приму! 

Служите  Богу  одному!

А  мне  бы  надобно  коня

Заблудшего  найти  в  горах,

Да  на  тропу  скорее  выйти

Так,  чтоб  коню   хватило  прыти

Дойти  быстрей  до  городов.

Я  проповедовать  готов.

Нести  везде  про  Бога  слово

И  про  Великие  Основы».

Рейтинг: 0 296 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!