Пиит

3 февраля 2012 - Борис Чечельницкий
Пиит.
(жизнеописание).
1
Младой пиит пяти годов
Стоит на шатком табурете.
Он выше чуть не на две трети
Чем дядя, что уже готов
Уснуть в салате-винегрете,
А рядом родственные леди
Все в завитушках цвета меди
Не закрывают алых ртов,
Покуда он рифмует Гдов,
Где отдыхал о прошлом лете.

2
Подрос талантливый пиит.
Ему пошел второй десяток.
Самостоятельно стоит
И выступает против взяток.
Он восклицает, что нельзя так.
Мздоимца рифмами кроит
От самой маковки до пяток.
Растут крыла из под лопаток…
Две тети выпали в осадок,
Как будто маленький друид
Наплел сомнительных колядок,
А дядя лоб и пару прядок
В жарком от юноши таит.

3
Пииту больше двадцати.
Он и удобрен и окучен,
Армейской мудрости обучен,
Кирзой блестящей окаблучен,
Но не поймет, куда идти.
Еще спиралью не закручен
Маршрут дальнейшего пути.
Он прочитал про скрип уключин,
Про красоту речных излучин,
Про счастье (Господи, прости).
Свисают крылья ниже брючин
И начинают пол мести…
Вид добрых тетушек измучен:
Не до поэзии, поди,
А дядя пьян, как боров тучен.
Крест забулдыги злополучен
И не снимается с груди.

4
Тридцатник с маленьким хвостом.
Гремит на кочках колесница.
Пиит давно успел жениться,
Но снилась не жена, а Ницца
И он склонялся над листом.
Она звала его скотом
И забывала извиниться.
Он наваял бесценный том,
(Не тот, где каждая страница
Блестит в окладе золотом,
Но всякий город и станица
Должны задуматься о том,
Что под обложкою теснится)…
Болит у тети поясница,
Трясется дядина десница.
И на лице его спитом
Горячка шепчет: «пунш со льдом».
Про это ведает дурдом
- Вполне душевная больница.

5
Пииту больше сорока.
Жена уходит спать к Аркашке.
Он описал в многотиражке,
Как будет мять ему бока.
Его чеканная строка
Гудит в разорванной тельняшке.
Торгуют ею на Апрашке
Два неопрятных чудака.
Он попросил врача на «Пряжке»
Подстричь не крылья, но рога,
Чтоб не ветвились из фуражки…
Рванули тетушки в бега:
Они сварили дяде бражки,
А дядя выпил из баклажки
И склеил оба каблука.

6.
Шестой десяток за спиной.
Там, где росли когда-то крылья.
Бутылку белого открыл я
И поманил: «Идем со мной».
Мы накатили по одной,
А в это время под луной
Паслась пегасья эскадрилья,
И видя немощь и бессилье
Взяла пиита в мир иной.
Губу до боли закусил я,
Нарезал окорок свиной
И помешал вино с виной.

 

© Copyright: Борис Чечельницкий, 2012

Регистрационный номер №0022009

от 3 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0022009 выдан для произведения:

Пиит.
(жизнеописание).
1
Младой пиит пяти годов
Стоит на шатком табурете.
Он выше чуть не на две трети
Чем дядя, что уже готов
Уснуть в салате-винегрете,
А рядом родственные леди
Все в завитушках цвета меди
Не закрывают алых ртов,
Покуда он рифмует Гдов,
Где отдыхал о прошлом лете.

2
Подрос талантливый пиит.
Ему пошел второй десяток.
Самостоятельно стоит
И выступает против взяток.
Он восклицает, что нельзя так.
Мздоимца рифмами кроит
От самой маковки до пяток.
Растут крыла из под лопаток…
Две тети выпали в осадок,
Как будто маленький друид
Наплел сомнительных колядок,
А дядя лоб и пару прядок
В жарком от юноши таит.

3
Пииту больше двадцати.
Он и удобрен и окучен,
Армейской мудрости обучен,
Кирзой блестящей окаблучен,
Но не поймет, куда идти.
Еще спиралью не закручен
Маршрут дальнейшего пути.
Он прочитал про скрип уключин,
Про красоту речных излучин,
Про счастье (Господи, прости).
Свисают крылья ниже брючин
И начинают пол мести…
Вид добрых тетушек измучен:
Не до поэзии, поди,
А дядя пьян, как боров тучен.
Крест забулдыги злополучен
И не снимается с груди.

4
Тридцатник с маленьким хвостом.
Гремит на кочках колесница.
Пиит давно успел жениться,
Но снилась не жена, а Ницца
И он склонялся над листом.
Она звала его скотом
И забывала извиниться.
Он наваял бесценный том,
(Не тот, где каждая страница
Блестит в окладе золотом,
Но всякий город и станица
Должны задуматься о том,
Что под обложкою теснится)…
Болит у тети поясница,
Трясется дядина десница.
И на лице его спитом
Горячка шепчет: «пунш со льдом».
Про это ведает дурдом
- Вполне душевная больница.

5
Пииту больше сорока.
Жена уходит спать к Аркашке.
Он описал в многотиражке,
Как будет мять ему бока.
Его чеканная строка
Гудит в разорванной тельняшке.
Торгуют ею на Апрашке
Два неопрятных чудака.
Он попросил врача на «Пряжке»
Подстричь не крылья, но рога,
Чтоб не ветвились из фуражки…
Рванули тетушки в бега:
Они сварили дяде бражки,
А дядя выпил из баклажки
И склеил оба каблука.

6.
Шестой десяток за спиной.
Там, где росли когда-то крылья.
Бутылку белого открыл я
И поманил: «Идем со мной».
Мы накатили по одной,
А в это время под луной
Паслась пегасья эскадрилья,
И видя немощь и бессилье
Взяла пиита в мир иной.
Губу до боли закусил я,
Нарезал окорок свиной
И помешал вино с виной.

Рейтинг: +2 541 просмотр
Комментарии (3)
Светлана Бурашникова # 3 февраля 2012 в 19:53 0
:))))) Тётушек жааалко... на старости лет ... в бега. :))
apl
Борис Чечельницкий # 3 февраля 2012 в 21:11 0
А мне поэта. Он совсем помер.
Григорий Кипнис # 24 мая 2012 в 02:36 0
Весьма интересен и поУчителен
Авторский экскурс, как жизнеОписание... scratch
-------------------------------------------------
Как - жизненно и юморно:
вливать вину в креплёное вино... podargo