ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Ядерный мираж

 

Ядерный мираж

18 января 2013 - Юрий Копысов

                                    ЯДЕРНЫЙ МИРАЖ

        

памяти Чернобыльской АЭС

              

                      1

 

Ветры осеннюю песню поют.

Кони из речки кровавой пьют.

Радиоактивная плещет река,

в ней – окровавленные облака.

 

В красное море заката вдали

падает солнце.

                      Под коркой Земли

красная магма гудит в тесноте.

Мир в темноте…

Мысли не те…

 

В красном реакторе – черная боль.

Что с нею делать – забыли пароль.

К новым замкам не подходят ключи.

Красные кони…

Прожектор в ночи…

 

 

                      2

 

Ползая по земле и надеясь на чудо,

ждем избавленья от вечных мук.

Смотрим на небо – а вдруг оттуда

явится наш Спаситель и Друг?   

 

 

  

Наш прародитель и добрый автор –

и все исправит, и всех спасет?

Ну, если не нынче – так, может, завтра?

Ну, если не ангел – так, может, черт?

 

Но никого… Ни следа, ни пыли

на беспросветных звездных путях.

Нас просто бросили.

Нас забыли.

Нас, как детей, пожирает страх.

 

 

                      3

 

Человеку полжизни положено спать.

Но человечество спящее падает в рабство.

Нас повязали сном и богатством

и запретили летать.

 

Наследники сгинули, не родились.

Не захотели мусор наследовать.

Единственный сын твой –

                                   случайный каприз,

родился от нечего делать.

 

Мы знать не знаем – куда идем.

Зато покрываем весь мир позолотой.

Мы приручили огонь и гром,

чтоб намертво угодить в болото.

 

Все бессмысленнее наши мирные сны.

Все бессвязнее наши мирные речи.

Полвека уже живем без войны.

Кто же нас победил?

                         Кто изувечил?

 

 

                      4

 

По прогнозам Генштаба

                              войны не будет.

Не будет Освенцима жутких печей.

Пока самоубийцами становятся люди,

мир обойдется без палачей.

 

Нас раздавит набитых желудков

                                                    тяжесть.

Нас природа вытравит – найдется мор.

Нас эта роща вырубленная накажет,

этот лес, отправленный за бугор.

 

Не агрессия свихнувшегося народа –

а ничтожный микроб, родившийся в нас,

что-нибудь да найдет природа,

чтоб избавиться от железных рас.

 

От компьютерных грез,

                            от бензиновой крови,

от химической сытости и любви.

Поглядите в глаза деревенской коровы –

что с ней сделали вы?

 

Слово-то нашли какое – «прогресс».

Сверкает на солнце надраенной пушкой.

Скоро, скоро Чернобыльская АЭС

покажется детской игрушкой!  

    

   

                           5

 

Чем нас больше реформируют,

                              тем мы беспомощней.

Чем нам больше свобод,

                              тем плачевней труды.

Не смешно ли, что корабль наш

                                                     тонущий

еще полон железа, нефти, руды?

 

Нищету свою и скрывать не пытаемся.

Это ведь не богатство,

                                     чтоб его скрывать.

Наше личное дело, что мы спиваемся,

в пролет бросаемся, идем воровать.

У покупателей одинаковые лица.

У продавцов одинаковые глаза.

Мы забыли давно, что значит –

                                                   трудиться.

Мы мечтаем сразу пойти с туза.

 

Что еще не продано – воздух, вода?

Забирайте все – ни за что не цепляемся.

Ушли товарищи – пришли господа.

А мы все те же.

                         Мы ухмыляемся.

 

Мы в своей стране - инородное тело.

Мы – русский народ,

                                 погибающий славно.

Нас и социализм-то не смог переделать,

а уж капитализм – и подавно.  

 

 

      

                                                                    6

 

 

Был на кресте распят человек –

жертва римских стихий.

Кровь по рукам, кровь из-под век,

а все же стонал: «Не убий…

 

Прощаю всех и люблю вас всех.

И страдаю за всех за вас…»

А в ответ ему раздавался смех,

и жить оставалось час.

 

Не убий, завещал…

                              И пошла резня

на целых 20 веков.

И стала Европа обителью зла,

вместилищем всех грехов.

 

Века прогибались

                         под знаком креста,

теологи насмерть дрались.

И вот наконец-то на пьедестал

поставлен был гуманизм.

 

Мол, хватит людей убивать,

                                             ломать.

Мол, каждого надо терпеть.

Но зря ты обрадовалась, мать.

Все шире шагает смерть.

 

Социализм родился на свет:

равенство, братство, труд.

И – две мировые ему в ответ

опять в атаку идут.               

                       

   И миллионы невинных жертв.

Ярость, безумство, страх.

История, чей ты играешь сюжет?

Неужто его – Христа?

 

И апофеозом, как дьявола власть,

стирая солнечный день,

огромным грибом

                          в небеса вознеслась

атомной бомбы тень.

 

Притихла планета. Пока что мир.

Пока что ракеты спят.

Но продолжают искать умы

другую дорогу в ад.

 

Она отыскалась.

                        Дьявол всегда

смерти помочь готов:

рушатся зданья и поезда,

взрывы, теракты, кровь.

 

Падают авиалайнеры вниз.

Плывут по волнам венки.

Это рождается терроризм.

Это его клыки.

 

Мигают компьютеры.

                                  Деньги текут.

Ракеты дрожат во сне.

Сколько еще нам осталось минут

в нашей короткой весне? 

   

      

                               7 

 

Вымирают поэты, как питекантропы.

Привыкаем жить, никого не любя.

Занимает наши места вакантные

богатая голытьба.

 

Расфасованы мы и располовинены,

за двойными дверьми заперлись.

Где общинность наша старинная?

Где хотя бы коллективизм?

 

Не соединяет нас

                          ни половыми актами,

ни родственностью в крови.

Разбегаемся, как глухие галактики,

без притяжения и любви.

 

Поиски Бога все безнадежнее.

Ни отца, ни матери –

                                сплошной детдом.

Как и когда мы до этого дожили?

До чего еще доживем?

 

 

                           8

 

Над городом тихим – зимняя мгла.

Мороз скрипит под ногами.

Что будет со мною – частицей тепла?

Что будет с нами?

 

Я мучительно чувствую,

                                       как из глубин                           

времени, будуще-прошлого,

нарождается нечто,

                       смертельное для любви,

невыносимо пошлое.

 

Чем быстрее мы носимся

                                       в поисках благ,

чем быстрее становимся

                                  сильными, умными,

тем ближе той силы тяжелый шаг.

Пахнет новыми гуннами.

 

Оглянитесь, как лица мельчают у нас.

Посмотрите, как мысли и чувства

                                                  затасканы.

Наши роли отыграны. Близится час –

скоро мы задохнемся

                               под нашими масками.

 

На пороге безумства стряхнем этот хлам,

что зовется цивилизацией.

И вслепую, наощупь уйдем к ледникам –

нашей первой и нашей

                                     последней станции.

 

Сгинут многие среди гор и трав.

Лютый ветер выдует память и веру.

Тот, кто выживет -

                            тот, подругу поцеловав,

откроет новую эру.  

                                            

                                                           2003 г.

© Copyright: Юрий Копысов, 2013

Регистрационный номер №0110503

от 18 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0110503 выдан для произведения:

                                    ЯДЕРНЫЙ МИРАЖ

        

памяти Чернобыльской АЭС

              

                      1

 

Ветры осеннюю песню поют.

Кони из речки кровавой пьют.

Радиоактивная плещет река,

в ней – окровавленные облака.

 

В красное море заката вдали

падает солнце.

                      Под коркой Земли

красная магма гудит в тесноте.

Мир в темноте…

Мысли не те…

 

В красном реакторе – черная боль.

Что с нею делать – забыли пароль.

К новым замкам не подходят ключи.

Красные кони…

Прожектор в ночи…

 

 

                      2

 

Ползая по земле и надеясь на чудо,

ждем избавленья от вечных мук.

Смотрим на небо – а вдруг оттуда

явится наш Спаситель и Друг?

 

 

 

 

 

 

Наш прародитель и добрый автор –

и все исправит, и всех спасет?

Ну, если не нынче – так, может, завтра?

Ну, если не ангел – так, может, черт?

 

Но никого… Ни следа, ни пыли

на беспросветных звездных путях.

Нас просто бросили.

Нас забыли.

Нас, как детей, пожирает страх.

 

 

                      3

 

Человеку полжизни положено спать.

Но человечество спящее падает в рабство.

Нас повязали сном и богатством

и запретили летать.

 

Наследники сгинули, не родились.

Не захотели мусор наследовать.

Единственный сын твой –

                                   случайный каприз,

родился от нечего делать.

 

Мы знать не знаем – куда идем.

Зато покрываем весь мир позолотой.

Мы приручили огонь и гром,

чтоб намертво угодить в болото.

 

Все бессмысленнее наши мирные сны.

Все бессвязнее наши мирные речи.

Полвека уже живем без войны.

Кто же нас победил?

                         Кто изувечил?

 

 

                      4

 

По прогнозам Генштаба

                              войны не будет.

Не будет Освенцима жутких печей.

Пока самоубийцами становятся люди,

мир обойдется без палачей.

 

Нас раздавит набитых желудков

                                                    тяжесть.

Нас природа вытравит – найдется мор.

Нас эта роща вырубленная накажет,

этот лес, отправленный за бугор.

 

Не агрессия свихнувшегося народа –

а ничтожный микроб, родившийся в нас,

что-нибудь да найдет природа,

чтоб избавиться от железных рас.

 

От компьютерных грез,

                            от бензиновой крови,

от химической сытости и любви.

Поглядите в глаза деревенской коровы –

что с ней сделали вы?

 

Слово-то нашли какое – «прогресс».

Сверкает на солнце надраенной пушкой.

Скоро, скоро Чернобыльская АЭС

покажется детской игрушкой!

   

 

 

 

 

 

 

                           5

 

Чем нас больше реформируют,

                              тем мы беспомощней.

Чем нам больше свобод,

                              тем плачевней труды.

Не смешно ли, что корабль наш

                                                     тонущий

еще полон железа, нефти, руды?

 

Нищету свою и скрывать не пытаемся.

Это ведь не богатство,

                                     чтоб его скрывать.

Наше личное дело, что мы спиваемся,

в пролет бросаемся, идем воровать.

У покупателей одинаковые лица.

У продавцов одинаковые глаза.

Мы забыли давно, что значит –

                                                   трудиться.

Мы мечтаем сразу пойти с туза.

 

Что еще не продано – воздух, вода?

Забирайте все – ни за что не цепляемся.

Ушли товарищи – пришли господа.

А мы все те же.

                         Мы ухмыляемся.

 

Мы в своей стране - инородное тело.

Мы – русский народ,

                                 погибающий славно.

Нас и социализм-то не смог переделать,

а уж капитализм – и подавно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                      6

 

Был на кресте распят человек –

жертва римских стихий.

Кровь по рукам, кровь из-под век,

а все же стонал: «Не убий…

 

Прощаю всех и люблю вас всех.

И страдаю за всех за вас…»

А в ответ ему раздавался смех,

и жить оставалось час.

 

Не убий, завещал…

                              И пошла резня

на целых 20 веков.

И стала Европа обителью зла,

вместилищем всех грехов.

 

Века прогибались

                         под знаком креста,

теологи насмерть дрались.

И вот наконец-то на пьедестал

поставлен был гуманизм.

 

Мол, хватит людей убивать,

                                             ломать.

Мол, каждого надо терпеть.

Но зря ты обрадовалась, мать.

Все шире шагает смерть.

 

Социализм родился на свет:

равенство, братство, труд.

И – две мировые ему в ответ

опять в атаку идут.                    

                             

 

 

 

И миллионы невинных жертв.

Ярость, безумство, страх.

История, чей ты играешь сюжет?

Неужто его – Христа?

 

И апофеозом, как дьявола власть,

стирая солнечный день,

огромным грибом

                          в небеса вознеслась

атомной бомбы тень.

 

Притихла планета. Пока что мир.

Пока что ракеты спят.

Но продолжают искать умы

другую дорогу в ад.

 

Она отыскалась.

                        Дьявол всегда

смерти помочь готов:

рушатся зданья и поезда,

взрывы, теракты, кровь.

 

Падают авиалайнеры вниз.

Плывут по волнам венки.

Это рождается терроризм.

Это его клыки.

 

Мигают компьютеры.

                                  Деньги текут.

Ракеты дрожат во сне.

Сколько еще нам осталось минут

в нашей короткой весне?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                               7

 

 

Вымирают поэты, как питекантропы.

Привыкаем жить, никого не любя.

Занимает наши места вакантные

богатая голытьба.

 

Расфасованы мы и располовинены,

за двойными дверьми заперлись.

Где общинность наша старинная?

Где хотя бы коллективизм?

 

Не соединяет нас

                          ни половыми актами,

ни родственностью в крови.

Разбегаемся, как глухие галактики,

без притяжения и любви.

 

Поиски Бога все безнадежнее.

Ни отца, ни матери –

                                сплошной детдом.

Как и когда мы до этого дожили?

До чего еще доживем?

 

 

                           8

 

Над городом тихим – зимняя мгла.

Мороз скрипит под ногами.

Что будет со мною – частицей тепла?

Что будет с нами?

 

Я мучительно чувствую,

                                       как из глубин                           

времени, будуще-прошлого,

нарождается нечто,

                       смертельное для любви,

невыносимо пошлое.

 

Чем быстрее мы носимся

                                       в поисках благ,

чем быстрее становимся

                                  сильными, умными,

тем ближе той силы тяжелый шаг.

Пахнет новыми гуннами.

 

Оглянитесь, как лица мельчают у нас.

Посмотрите, как мысли и чувства

                                                  затасканы.

Наши роли отыграны. Близится час –

скоро мы задохнемся

                               под нашими масками.

 

На пороге безумства стряхнем этот хлам,

что зовется цивилизацией.

И вслепую, наощупь уйдем к ледникам –

нашей первой и нашей

                                     последней станции.

 

Сгинут многие среди гор и трав.

Лютый ветер выдует память и веру.

Тот, кто выживет -

                            тот, подругу поцеловав,

откроет новую эру.  

                                            

                                                           2003 г.

Рейтинг: +1 242 просмотра
Комментарии (2)
Ирина Колесникова # 19 января 2013 в 20:30 0
Юрий, браво! Очень-очень понравилась Ваша поэма! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Людмила Скрипкина # 20 января 2013 в 19:55 0
Браво, Юрий! Замечательные стихи! Очень жаль, что подобные события происходят в жизни... 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e