ГлавнаяПоэзияКрупные формыПьесы → Золотой мужик (пьеса-шутка)

 

Золотой мужик (пьеса-шутка)

8 февраля 2014 - Сергей Букреев
Рекомендуется даже и не помышлять о постановке этих веселых сценок в детских садах и школах, на детских утренниках и новогодних елках.

Действующие лица:

БУРАТИНО – герой любовник местного значения
МАЛЬВИНА, АЛИСА, ТОРТИЛА – его любовницы
ПЬЕРО – муж Мальвины
СВЕРЧОК – разумное говорящее домашнее насекомое
ЮНОША И ДЕВУШКА – менеджеры элитного агентства знакомств

Действие происходит в квартире. Буратино выходит из спальни. Он завернут в одеяло. По его усталому виду и каплям пота на лице можно определить, что утомление приближается к критической точке. За ним шествует Мальвина. Она блаженно улыбается, и постоянно пытается обнять любовника, чего тот явно не желает.

МАЛЬВИНА:   
             Какое чудо, милый Буратино!
             Хоть  ты из дерева, а все ж высокий класс!

БУРАТИНО:   
             Оставь меня! Иди домой, Мальвина!
             Ты погляди, уже четвертый час!
             Пьеро там исстрадался, право слово.
             И я уже порядком подустал.
             Иди, найди кого-нибудь другого.
             Я ж не железный, я из дерева...

МАЛЬВИНА:                                    Нахал!
             Неужто ты меня совсем не хочешь?
             Еще немножко страсти и огня!

БУРАТИНО:   
             Уйди, Мальвина! Нету больше мочи!
             Уж отполировала ты меня!

(Неожиданно появляется муж Мальвины Пьеро. Судя по его растрепанному виду, в поисках ветреной супруги он оббегал полгорода.)

ПЬЕРО:      
             Я так и знал! Ты снова изменяешь!
МАЛЬВИНА
(издеваясь):
             Что значит снова, милый? Объяснись?
ПЬЕРО:      
             Что ты здесь делаешь?!
МАЛЬВИНА
(смеется):                           Как будто ты не знаешь!

БУРАТИНО:   
             Я говорил тебе, дружище, не женись.
ПЬЕРО:      
             А ты как мог?! Увел жену у друга!
МАЛЬВИНА:   
             Подумаешь! Как будто в первый раз.
ПЬЕРО
(заламывает руки):
             Молчи, молчи, неверная супруга!

БУРАТИНО:   
             О, Господи! Да сгиньте оба с глаз!
             Еще немного, утоплюсь ей-богу.
МАЛЬВИНА:   
             Ты ж не утонешь.
БУРАТИНО:                     Ты идешь домой?
МАЛЬВИНА
(обращается
к Пьеро):   
             Ну что, пошли, потомок носорога.
(Поворачивается
к Буратино):
             До встречи, де-ре-вяннень-кий ты мой!
ПЬЕРО
(Мальвине):
             Еще поймаю, точно искалечу!
МАЛЬВИНА
(посылая Буратино воздушный поцелуй):
             Мой милый, помни, я тебя люблю!
(Пьеро и Мальвина уходят)
БУРАТИНО:
             Еще одна такая братцы, встреча,
             И я себе чего-то отрублю.
(Из за очага появляется Сверчок и усаживается на каминной полке)
СВЕРЧОК:    
             Чего там, позови себе подмогу.
БУРАТИНО:   
             Нет, правда, выбиваешься из сил!
СВЕРЧОК:    
             Хоть старый Папа Карло,  слава Богу,
             До этого позора не дожил!
             И день, и ночь от них покоя нету.
             Ну, просто не каморка, а бордель!
БУРАТИНО:
             Тебя тут не хватало для сюжета!
             Не доводи, Сверчок! Ползи отсель.
СВЕРЧОК:
             Вот это благодарность человека!
             И так терплю всю эту карусель!
             Я здесь живу уже четыре века!
             С какой же стати я «ползи отсель»?
(Появляется Алиса).
АЛИСА:
             Мой милый, ты один? Ах, как я рада!
БУРАТИНО:
             Какого черта?! Я совсем не рад!
АЛИСА:
             Мой Карабас уехал…
БУРАТИНО
(в сторону):                          Вот досада!
СВЕРЧОК:    
             А мог бы и не ездить, старый гад!
АЛИСА:      
             Я так скучала по тебе, любимый!
БУРАТИНО:   
             А уж как я-то по тебе скучал!
АЛИСА:      
             Я прям в слезах все ночи проводила.
БУРАИНО:    
             А я так всю подушку обрыдал.
(Алиса бросается на шею к Буратино, обнимает его, целует и восторженно щебечет):
             Бери ж меня, мой милый! Я твоя!
(Буратино на одно мгновение высвобождает свою голову из ладоней Алисы, и, жадно глотая воздух, быстро произносит):
             Хорошего не выйдет ничего!
(Любовники падают на кровать. Под одеялом начинаются скачки в бешеном ритме. Все ходит ходуном. Дрожат стены. Вверх поднимается пыль. С потолка сыпется штукатурка).
СВЕРЧОК:   
             Да нет, я вовсе не ханжа.
             И уж поверьте, право слово,
             Что круглосуточно брюзжать
             Желанья нету никакого.
             Я был и молодым и рьяным.
             И даже, доложу я вам,
             Лицо мне били тараканы
             За мой успех у ихних дам.
             Но мудрость говорит, меж тем,
             Что все равно,  любовь - любовью,
             Но  вот такой рекордный темп
             Несет огромный вред здоровью.
(Тем временем любовная вакханалия заканчивается. Все приобретает более или менее отчетливые формы. Буратино с отрешенным лицом сидит на кровати, и бессмысленно вращает глазами. Алиса собирается уходить).
АЛИСА:      
             Ах, как я счастлива, ну просто нету мочи!
БУРАТИНО:   
             А? Что? Ну, да. Угу,… Ага…
АЛИСА:      
             Приду я завтра, ближе к ночи.
(Посылает ему воздушный поцелуй, уходит).
БУРАТИНО:   
             Что?! Завтра снова?! Не фига!
(Встает с кровати. Его шатает от усталости).
БУРАТИНО:   
             Меняю место жительства! Фенита!
             Все решено. Я становлюсь другим.
             Уеду! Скроюсь! Будет шито-крыто.
             Иначе, братцы мне придет каздым.
СВЕРЧОК:    
             Воспламенишься, ты же деревянный
             От трения…
БУРАТИНО: 
                           Да, как тут не колдуй,
             Иль в гроб загонят эти куртизанки,
СВЕРЧОК:    
             Иль их мужья придут, отпилят нос.
(Буратино начинает суетно собираться:
             Так, чемодан, белье…
(В это время входит старая Тортила. Она опирается на клюку).
БУРАТИНО:                         
                                        Ты кто такая?
ТОРТИЛА:    
             Я, милый, Буратино тут ищу.
БУРАТИНО:   
             Чего тебе? Быстрей, я уезжаю.
ТОРТИЛА:    
             А я тебя, голубчик, не пущу.
БУРАТИНО:   
             Да ты вообще в своем уме, подруга?      
             Что ты несешь? Как так не отпущу?
             Не утомляй. Иди домой, старуха,
             Не то я кобеля с цепи спущу.
(Тортила, меж тем, мертвой хваткой вцепилась в рукав Буратино.)
             Эй, Артемон! Гони ее, холеру!
СВЕРЧОК:    
             Твой Артемон три дня как убежал.
БУРАТИНО
(Тортиле):   
             Да отпусти ж, порвешь  рукав, мегера!
             Мне куртку еще  папа покупал!
ТОРТИЛА:    
             Ты не кричи, и не буянь, мой сладкий.
             И погоди животными пугать.
             По завещанию моей покойной бабки
             Я кое-что должна тебе отдать.
БУРАТИНО:
             Какая бабка? Что за завещанье?
             Ну, говори, покуда время есть.
ТОРТИЛА
(доставая засаленную бумагу, скромно):
             Ключ золотой, в придачу состоянье.
             Еще должна отдать девичью честь.
БУРАТИНО:
             Какую честь? Чего ты тут городишь?
ТОРТИЛА:
             Мою! Девичью! Понял, наконец?
             Коль ты того… сего… меня сподобишь…
             Получишь  ключ и золотой ларец!
БУРАТИНО:
             Отдать мне честь?! Ты что, еще девица?
             Хотя и, правда, что я говорю?
             Кто на такое может соблазниться?
(в сторону):
             Такое ночью ежели приснится…
(Тортиле): 
             А ну-ка, дай-ка я бумагу посмотрю.
(Берет бумагу, и пробегает написанное глазами).
             Г-мм. Честь по чести. Все как надо.
             Богатство прямо в руки мне плывет.
(немного
огорчаясь):
             Однако есть серьезная преграда.
             А может, что другое подойдет?
             Ей-Богу, бабка, я уже не в силах.
             И денег хочется, и прям таки тошнит.
ТОРТИЛА:   
             Ах, так! Ну значит зря я приходила.
             Так ты меня не любишь, паразит?
(Буратино еще раз перечитывает бумагу и, наконец, решившись, говорит):
             Люблю, Тортила. Просто до одышки.
(в сторону):
             Ха! Силы нет, необходимость есть.
ТОРТИЛА
(кокетливо):
             Вот так бы сразу, милый шалунишка!
             Ну что ж,  бери мою девичью честь.
(Опять все ходит ходуном. Наконец мы видим отчетливую картину. На диване лежит Буратино. Ни двигаться, ни говорить он уже не в состоянии. Над ним склонилась Тортила. Она поглаживает его по голове и задушевно говорит):
             Великолепно! Просто сказка, милый!
(Буратино непрерывно стонет)
             Вставай мой птенчик. Ну ж, покинь диван.
             Скажи, ведь хорошо со мною было?
             Ну что ты развалился, истукан?
БУРАТИНО: А-а.  М-м-мм.
ТОРТИЛА:
             Скажи, меня по-прежнему ты любишь?
             И не забудешь, верно, никогда?
БУРАТИНО:
             Такое, солнышко, не сразу позабудешь.
             И от любви не деться никуда.
ТОРТИЛА:
             Ну, коли так, тогда должна открыться.
             Раз между нами завелся роман.
             Прости меня, но чтоб тебя добиться,
             Решилась я на этот весь обман.
(Выжидательно смотрит на него. Буратино делает попытку подняться, и снова без сил падает на диван).
БУРАТИНО:
             Так значит золото…
ТОРТИЛА:                   
                                    О, золото химера.
             Не в силах я была любви сдержать.
             Что делать? В страсти нету меры.
(в сторону)
             Не девой же, ядре-ныть, помирать!

             Скажу тебе я напрямик –
             Ты просто Золотой Мужик!
(Буратино скрипит зубами от злости, и делает безуспешную попытку дотянуться до чего-нибудь тяжелого).
БУРАТИНО:   
             Ну, ты свинья!
ТОРТИЛА:
                                Ах, так?! Я ухожу!
             Прощай, вампир!
БУРАТИНО:
                                Ну, я вам доложу!
(Тортила уходит, хлопая дверью. Дверь остается открытой. Буратино после третьей попытки все-таки сползает с  дивана. Он с трудом встает на ноги. Его качает из стороны в сторону. В незапертую дверь входят розовощекий юноша и до невозможности декольтированная девица).
БУРАТИНО:
             О, ужас. Все плывет перед глазами.
             Кошмар! Видения и призраки кругом.
ДЕВУШКА:
             Ах, добрый день!
ЮНОША:
                                 Поговорите с нами!
ДЕВУШКА:
             Взгляните на рекламный наш альбом.
ЮНОША:
             Мы предлагаем сервис замечательный.
             За безналичный и любой другой расчет
ДЕВУШКА:
             И девушек и юношей ужасно привлекательных.
ЮНОША:
             Для очень и не очень состоятельных господ.
(Буратино падает в обморок. Девушка и Юноша подтаскивают его к дивану).
ДЕВУШКА:
             Какой сегодня?
ЮНОША:
                                Сорок третий.
ДЕВУШКА:
             Гляди, да он совсем ослаб.
             Плесни ему лекарство, Петя.
(Юноша вливает несколько капель из фляжки в рот Буратино).
СВЕРЧОК:
             На свете беды все от баб!
             Какое на фиг состоянье?
             Он не "стоятельный" теперь.
(Девушка поглаживает Буратино по голове).
ДЕВУШКА:   
             Еще глоточек, и страданья
             Утихнут сами, ты нам верь!
ЮНОША:
             Измаялся носатый господин.
(девушке):   
             Поберегли бы, женщины, мужчин!
СВЕРЧОК:
             Все это шутки и остроты.
             И в этом есть огромный плюс.
ВСЕ ВМЕСТЕ:
             А если б завтра на работу?
             Какой случился бы конфуз!!!

                                    конец
1993

© Copyright: Сергей Букреев, 2014

Регистрационный номер №0187198

от 8 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0187198 выдан для произведения:
Рекомендуется даже и не помышлять о постановке этих веселых сценок в детских садах и школах, на детских утренниках и новогодних елках.

Действующие лица:

БУРАТИНО – герой любовник местного значения
МАЛЬВИНА, АЛИСА, ТОРТИЛА – его любовницы
ПЬЕРО – муж Мальвины
СВЕРЧОК – разумное говорящее домашнее насекомое
ЮНОША И ДЕВУШКА – менеджеры элитного агентства знакомств

Действие происходит в квартире. Буратино выходит из спальни. Он завернут в одеяло. По его усталому виду и каплям пота на лице можно определить, что утомление приближается к критической точке. За ним шествует Мальвина. Она блаженно улыбается, и постоянно пытается обнять любовника, чего тот явно не желает.

МАЛЬВИНА:   
             Какое чудо, милый Буратино!
             Хоть  ты из дерева, а все ж высокий класс!

БУРАТИНО:   
             Оставь меня! Иди домой, Мальвина!
             Ты погляди, уже четвертый час!
             Пьеро там исстрадался, право слово.
             И я уже порядком подустал.
             Иди, найди кого-нибудь другого.
             Я ж не железный, я из дерева...

МАЛЬВИНА:                                    Нахал!
             Неужто ты меня совсем не хочешь?
             Еще немножко страсти и огня!

БУРАТИНО:   
             Уйди, Мальвина! Нету больше мочи!
             Уж отполировала ты меня!

(Неожиданно появляется муж Мальвины Пьеро. Судя по его растрепанному виду, в поисках ветреной супруги он оббегал полгорода.)

ПЬЕРО:      
             Я так и знал! Ты снова изменяешь!
МАЛЬВИНА
(издеваясь):
             Что значит снова, милый? Объяснись?
ПЬЕРО:      
             Что ты здесь делаешь?!
МАЛЬВИНА
(смеется):                           Как будто ты не знаешь!

БУРАТИНО:   
             Я говорил тебе, дружище, не женись.
ПЬЕРО:      
             А ты как мог?! Увел жену у друга!
МАЛЬВИНА:   
             Подумаешь! Как будто в первый раз.
ПЬЕРО
(заламывает руки):
             Молчи, молчи, неверная супруга!

БУРАТИНО:   
             О, Господи! Да сгиньте оба с глаз!
             Еще немного, утоплюсь ей-богу.
МАЛЬВИНА:   
             Ты ж не утонешь.
БУРАТИНО:                     Ты идешь домой?
МАЛЬВИНА
(обращается
к Пьеро):   
             Ну что, пошли, потомок носорога.
(Поворачивается
к Буратино):
             До встречи, де-ре-вяннень-кий ты мой!
ПЬЕРО
(Мальвине):
             Еще поймаю, точно искалечу!
МАЛЬВИНА
(посылая Буратино воздушный поцелуй):
             Мой милый, помни, я тебя люблю!
(Пьеро и Мальвина уходят)
БУРАТИНО:
             Еще одна такая братцы, встреча,
             И я себе чего-то отрублю.
(Из за очага появляется Сверчок и усаживается на каминной полке)
СВЕРЧОК:    
             Чего там, позови себе подмогу.
БУРАТИНО:   
             Нет, правда, выбиваешься из сил!
СВЕРЧОК:    
             Хоть старый Папа Карло,  слава Богу,
             До этого позора не дожил!
             И день, и ночь от них покоя нету.
             Ну, просто не каморка, а бордель!
БУРАТИНО:
             Тебя тут не хватало для сюжета!
             Не доводи, Сверчок! Ползи отсель.
СВЕРЧОК:
             Вот это благодарность человека!
             И так терплю всю эту карусель!
             Я здесь живу уже четыре века!
             С какой же стати я «ползи отсель»?
(Появляется Алиса).
АЛИСА:
             Мой милый, ты один? Ах, как я рада!
БУРАТИНО:
             Какого черта?! Я совсем не рад!
АЛИСА:
             Мой Карабас уехал…
БУРАТИНО
(в сторону):                          Вот досада!
СВЕРЧОК:    
             А мог бы и не ездить, старый гад!
АЛИСА:      
             Я так скучала по тебе, любимый!
БУРАТИНО:   
             А уж как я-то по тебе скучал!
АЛИСА:      
             Я прям в слезах все ночи проводила.
БУРАИНО:    
             А я так всю подушку обрыдал.
(Алиса бросается на шею к Буратино, обнимает его, целует и восторженно щебечет):
             Бери ж меня, мой милый! Я твоя!
(Буратино на одно мгновение высвобождает свою голову из ладоней Алисы, и, жадно глотая воздух, быстро произносит):
             Хорошего не выйдет ничего!
(Любовники падают на кровать. Под одеялом начинаются скачки в бешеном ритме. Все ходит ходуном. Дрожат стены. Вверх поднимается пыль. С потолка сыпется штукатурка).
СВЕРЧОК:   
             Да нет, я вовсе не ханжа.
             И уж поверьте, право слово,
             Что круглосуточно брюзжать
             Желанья нету никакого.
             Я был и молодым и рьяным.
             И даже, доложу я вам,
             Лицо мне били тараканы
             За мой успех у ихних дам.
             Но мудрость говорит, меж тем,
             Что все равно,  любовь - любовью,
             Но  вот такой рекордный темп
             Несет огромный вред здоровью.
(Тем временем любовная вакханалия заканчивается. Все приобретает более или менее отчетливые формы. Буратино с отрешенным лицом сидит на кровати, и бессмысленно вращает глазами. Алиса собирается уходить).
АЛИСА:      
             Ах, как я счастлива, ну просто нету мочи!
БУРАТИНО:   
             А? Что? Ну, да. Угу,… Ага…
АЛИСА:      
             Приду я завтра, ближе к ночи.
(Посылает ему воздушный поцелуй, уходит).
БУРАТИНО:   
             Что?! Завтра снова?! Не фига!
(Встает с кровати. Его шатает от усталости).
БУРАТИНО:   
             Меняю место жительства! Фенита!
             Все решено. Я становлюсь другим.
             Уеду! Скроюсь! Будет шито-крыто.
             Иначе, братцы мне придет каздым.
СВЕРЧОК:    
             Воспламенишься, ты же деревянный
             От трения…
БУРАТИНО: 
                           Да, как тут не колдуй,
             Иль в гроб загонят эти куртизанки,
СВЕРЧОК:    
             Иль их мужья придут, отпилят нос.
(Буратино начинает суетно собираться:
             Так, чемодан, белье…
(В это время входит старая Тортила. Она опирается на клюку).
БУРАТИНО:                         
                                        Ты кто такая?
ТОРТИЛА:    
             Я, милый, Буратино тут ищу.
БУРАТИНО:   
             Чего тебе? Быстрей, я уезжаю.
ТОРТИЛА:    
             А я тебя, голубчик, не пущу.
БУРАТИНО:   
             Да ты вообще в своем уме, подруга?      
             Что ты несешь? Как так не отпущу?
             Не утомляй. Иди домой, старуха,
             Не то я кобеля с цепи спущу.
(Тортила, меж тем, мертвой хваткой вцепилась в рукав Буратино.)
             Эй, Артемон! Гони ее, холеру!
СВЕРЧОК:    
             Твой Артемон три дня как убежал.
БУРАТИНО
(Тортиле):   
             Да отпусти ж, порвешь  рукав, мегера!
             Мне куртку еще  папа покупал!
ТОРТИЛА:    
             Ты не кричи, и не буянь, мой сладкий.
             И погоди животными пугать.
             По завещанию моей покойной бабки
             Я кое-что должна тебе отдать.
БУРАТИНО:
             Какая бабка? Что за завещанье?
             Ну, говори, покуда время есть.
ТОРТИЛА
(доставая засаленную бумагу, скромно):
             Ключ золотой, в придачу состоянье.
             Еще должна отдать девичью честь.
БУРАТИНО:
             Какую честь? Чего ты тут городишь?
ТОРТИЛА:
             Мою! Девичью! Понял, наконец?
             Коль ты того… сего… меня сподобишь…
             Получишь  ключ и золотой ларец!
БУРАТИНО:
             Отдать мне честь?! Ты что, еще девица?
             Хотя и, правда, что я говорю?
             Кто на такое может соблазниться?
(в сторону):
             Такое ночью ежели приснится…
(Тортиле): 
             А ну-ка, дай-ка я бумагу посмотрю.
(Берет бумагу, и пробегает написанное глазами).
             Г-мм. Честь по чести. Все как надо.
             Богатство прямо в руки мне плывет.
(немного
огорчаясь):
             Однако есть серьезная преграда.
             А может, что другое подойдет?
             Ей-Богу, бабка, я уже не в силах.
             И денег хочется, и прям таки тошнит.
ТОРТИЛА:   
             Ах, так! Ну значит зря я приходила.
             Так ты меня не любишь, паразит?
(Буратино еще раз перечитывает бумагу и, наконец, решившись, говорит):
             Люблю, Тортила. Просто до одышки.
(в сторону):
             Ха! Силы нет, необходимость есть.
ТОРТИЛА
(кокетливо):
             Вот так бы сразу, милый шалунишка!
             Ну что ж,  бери мою девичью честь.
(Опять все ходит ходуном. Наконец мы видим отчетливую картину. На диване лежит Буратино. Ни двигаться, ни говорить он уже не в состоянии. Над ним склонилась Тортила. Она поглаживает его по голове и задушевно говорит):
             Великолепно! Просто сказка, милый!
(Буратино непрерывно стонет)
             Вставай мой птенчик. Ну ж, покинь диван.
             Скажи, ведь хорошо со мною было?
             Ну что ты развалился, истукан?
БУРАТИНО: А-а.  М-м-мм.
ТОРТИЛА:
             Скажи, меня по-прежнему ты любишь?
             И не забудешь, верно, никогда?
БУРАТИНО:
             Такое, солнышко, не сразу позабудешь.
             И от любви не деться никуда.
ТОРТИЛА:
             Ну, коли так, тогда должна открыться.
             Раз между нами завелся роман.
             Прости меня, но чтоб тебя добиться,
             Решилась я на этот весь обман.
(Выжидательно смотрит на него. Буратино делает попытку подняться, и снова без сил падает на диван).
БУРАТИНО:
             Так значит золото…
ТОРТИЛА:                   
                                    О, золото химера.
             Не в силах я была любви сдержать.
             Что делать? В страсти нету меры.
(в сторону)
             Не девой же, ядре-ныть, помирать!

             Скажу тебе я напрямик –
             Ты просто Золотой Мужик!
(Буратино скрипит зубами от злости, и делает безуспешную попытку дотянуться до чего-нибудь тяжелого).
БУРАТИНО:   
             Ну, ты свинья!
ТОРТИЛА:
                                Ах, так?! Я ухожу!
             Прощай, вампир!
БУРАТИНО:
                                Ну, я вам доложу!
(Тортила уходит, хлопая дверью. Дверь остается открытой. Буратино после третьей попытки все-таки сползает с  дивана. Он с трудом встает на ноги. Его качает из стороны в сторону. В незапертую дверь входят розовощекий юноша и до невозможности декольтированная девица).
БУРАТИНО:
             О, ужас. Все плывет перед глазами.
             Кошмар! Видения и призраки кругом.
ДЕВУШКА:
             Ах, добрый день!
ЮНОША:
                                 Поговорите с нами!
ДЕВУШКА:
             Взгляните на рекламный наш альбом.
ЮНОША:
             Мы предлагаем сервис замечательный.
             За безналичный и любой другой расчет
ДЕВУШКА:
             И девушек и юношей ужасно привлекательных.
ЮНОША:
             Для очень и не очень состоятельных господ.
(Буратино падает в обморок. Девушка и Юноша подтаскивают его к дивану).
ДЕВУШКА:
             Какой сегодня?
ЮНОША:
                                Сорок третий.
ДЕВУШКА:
             Гляди, да он совсем ослаб.
             Плесни ему лекарство, Петя.
(Юноша вливает несколько капель из фляжки в рот Буратино).
СВЕРЧОК:
             На свете беды все от баб!
             Какое на фиг состоянье?
             Он не "стоятельный" теперь.
(Девушка поглаживает Буратино по голове).
ДЕВУШКА:   
             Еще глоточек, и страданья
             Утихнут сами, ты нам верь!
ЮНОША:
             Измаялся носатый господин.
(девушке):   
             Поберегли бы, женщины, мужчин!
СВЕРЧОК:
             Все это шутки и остроты.
             И в этом есть огромный плюс.
ВСЕ ВМЕСТЕ:
             А если б завтра на работу?
             Какой случился бы конфуз!!!

                                    конец
1993
Рейтинг: +3 713 просмотров
Комментарии (3)
Денис Маркелов # 17 апреля 2014 в 14:10 0
Прекрасный утренний спектакль для взрослых
Сергей Букреев # 17 апреля 2014 в 14:15 0
Благодарю за внимание и рецензию.
Михаил Мишин # 12 мая 2014 в 22:38 0
Весьма занимательно.