Исключение из правила

article498500.jpg
   У Натальи с сыном, первоклассником Егором, были доверительные отношения.  Воспитание сына полностью лежало на ней. Супруг-дальнобойщик часто отсутствовал дома, но бывая дома, не отходил от неё и надышаться не мог на свою любимую женщину. Это и способствовало  появлению на свет второго отпрыска в семье Сидоровых. Теперь Наталья больше времени уделяла малышу и упустила момент, когда сын отдалился от неё, стал молчаливым и замкнутым, уйдя в себя. Однако она не смогла не заметить появившуюся хромоту невесть откуда.
- Егорушка, почему ты хромаешь?
- У меня ножки болят...
- Давай посмотрим, что случилось с твоими ножками.
Увиденное повергло мать в шок. Обе ноги сына были "расписаны" синяками, свежими сине-лилового цвета и давними, жёлто-зелёными. Колени были покрыты растрескавшимися корками, из-под которых выступала непонятная и подозрительная жидкость. 
    По дороге в больницу Наталья устроила сыну "допрос с пристрастием". В её воображении рисовались страшные картины:  грозные хулиганы-старшеклассники, обижающие малышей, или наркоманы, притаившиеся в подворотне. Всё оказалось к её великому изумлению иначе. Каждый день две соседские девочки, Таня и Валя, одноклассницы сына, по дороге в школу и из школы наносили ему удары по ногам с двух сторон. Егор считал зазорным для себя убегать от них. Сдачу тоже дать не мог, ведь девочек бить нельзя. Вот и терпел, стараясь уворачиваться от ударов. Это ещё больше раззадорило подружек. За месяц они вошли во вкус и свою забаву бросать не собирались.

    Врач строго взглянул на мать.
- Что же вы, голубушка, сына до такого состояния довели? Кто у вас в семье так измывается над мальчиком? Я вынужден сообщить об этом в милицию.
- Не надо!,- дружно в один голос закричали мать и сын. - Сами разберёмся.
Сбивчиво мать, со слов сына, объяснила травматологу причину произошедшего.
- Этих девочек уже сейчас можно на учёт в милицию ставить. Если надумаете, оформим акт о постоянных избиениях. Ничего хорошего из них не вырастет, если сейчас не остановить. В моей практике женщины дерутся намного агрессивнее и беспощаднее, чем мужчины. 
Обрабатывая мальчику колени, врач спросил:
- А чего ж ты сдачи не дал этим хулиганкам?
- Так они же девочки...
- Вот в чём корень зла! Сейчас многие ратуют за равенство между полами. Первые росточки уже появились. Вы всё-таки, мамочка, прислушайтесь ко мне. Надо что-то делать. Вы вовремя пришли, дальше тянуть было просто невозможно. Последствия были бы непредсказуемы. Раны от гноя я почистил. Рецепт на лекарство, которым будете обрабатывать дальше сами, выписал. Удачи тебе, Егор!
Когда мать с сыном покинули кабинет, обратившись к медсестре,  травматолог добавил:
- Перед вами, Танечка, яркий пример гендерного неравенства. И как нам теперь из мальчишек настоящих мужиков растит?! Куда не плюнь, в феминистку попадёшь. Она-то свои права знает, а на чужие ей просто плевать. Мальчишка - молодец! Ни разу не пикнул, хоть процедура была довольна болезненная.

     Наталья начала обдумывать план действий. Хоть в душе её клокотали далеко не благородные чувства, она решила пойти мирным путём. Первым делом отправилась к родителям Тани. Её встретила хозяйка дома, пышногрудая великанша Зинаида. Во дворе поговаривали, что нрава она крутого, мужа держит в ежовых рукавицах и с ней лучше не связываться. Подавив в себе робость, мать Егора приступила к неприятному разговору. Выслушав претензии соседки к её дочери, просто рассмеялась в ответ. При этом тело её колыхалось и казалось, что эта лавина складок сейчас накроет растерявшуюся женщину и сомнёт.
- Моя Танечка лупит Егора?! Так ему это на роду написано с такой фамилией. Дочурка лупила и будет лупить его, как Сидорову козу, пока из слабака мужика не сделает. Возможно, в будущем ещё породнимся, а нам слабак-интеллигент в семью не нужен.
И она снова захохотала, уперев руки в бока. Из-за шторы выглядывала дочь, свидетельница всего разговора. Наталья поняла, что делать ей здесь больше нечего. Развернувшись, она пошла на выход. В дверях обернулась.
- Пусть Бог милует от такого родства...
     Следующий визит был сделан в квартиру Вали. Наталью встретила худенькая, измождённая постоянными подработками, не раз битая мужем, Любаша.  В квартире стоял неприятный удушливый запах спиртного. Слышался громкий храп хозяина дома, в очередной раз уволенного с работы. Только мать Егора начала излагать суть дела, Люба замахала руками.
- Выйдем. Если моё чудо проснётся, не сносить мне головы.
Она молча выслушала Наталью. На лице её было написано смущение и сожаление.
- Наташенька, ну что я могу. Поговорю, конечно, с дочерью, да не очень меня дети празднуют. Я домой только к ночи прихожу и сразу к плите. Наварю на целый день, посплю несколько часов и опять на работу. Толком не вижу их. Мой-то не добытчик, не помощник в воспитание детей. Растут, как сорная трава.
- Как же так можно жить?!
- Многие так живут... Главное, он детей не трогает... 
Попрощались. Любаша толкнула дверь, из-за которой раздалось громкое:
- Ой! Ой!
Это Валя подслушивала разговор взрослых. Опять ни с чем ушла Наталья. На душе от этих визитов стало неприятно и немного гадко. Но она быстро справилась с негативом, свалившимся на неё. Спускаясь по лестнице, твердила мантру собственного сочинения, так звучащую на русском языке:
- Мне очень повезло в жизни. У меня хорошая семья. Всё у нас хорошо, а будет ещё лучше!

       Избиения сына продолжались. Следующим шагом, предпринятым в его защиту, был поход в школу. Хоть Егор настойчиво отговаривал маму, но она была полна решимости довести дело до конца.  Наталья рассчитывала на понимание и тактичность учительницы. Ольга Ивановна была женщина предпенсионного возраста. Значит, имела многолетний опыт работы с детьми. В представлении Натальи пожилые люди обычно мудры и добры к окружающим. Она всегда верила в победу добра над злом. Наивная простота... Если б она только знала, чем обернётся её затея.
  Мать и сын пришли вместе в школу. Наталья попросила о разговоре без присутствия учеников. Оставшись наедине, она спустила брюки сына, продемонстрировав травмированные ноги, и попросила разобраться в ситуации. Наталья не жаждала расправы и крови, и ни месть не руководила ею. Она просто хотела прекратить беспредел. Все надежды возложила на учительницу. Успокоенная выполненной миссией, вернулась домой.
Егор вернулся домой молчаливый и хмурый. В голове Натальи мелькнула тревожная мысль:
- Что-то случилось!
Нехотя сын рассказал:
- Учительница поставила меня перед всем классом и сказала, что Таня и Валя меня бьют. А я наябедничал тебе, теперь ты создаёшь нездоровую обстановку в школе. нельзя родителям рассказывать о том, что происходит в школе. Всё смеялись надо мной. Мама, я говорил тебе, чтоб ты не ходила в школу. Почему ты меня не послушалась?! На перемене Таня и Валя громко сказали, что теперь будут записывать, кто из них сколько раз попал по ноге и по колену. Я больше не хочу ходить в эту школу.
- Егорушка, но почему она тебя, а не девочек, выставила к доске?
Егор не отвечал. Слёзы крупным градом катились по его щекам.
- Можно я буду тебе помогать ухаживать за Санечкой. Мне так хорошо дома с тобой...
- Нет, сынок! Мы не сдадимся на радость этим хулиганкам. Мы пойдём другим путём. С этой минуты на удар девочек отвечай ударом. Предупреди их, что будешь давать сдачу.
Слёзы вмиг высохли.
- Но они же девочки! Их бить нельзя! Ты сама говорила.
- Зя! Теперь можно! У нас в стране равенство.
- А что такое "зя"? Нет такого слова! 
- Теперь будет! Это наше с тобой кодовое слово, Оно будет означать, что можно то, что было раньше нельзя. В некоторых правилах русского языка часто встречаются исключения, а у нас в правилах жизни будут исключения. Так что, сынок, школу мы бросать не будем. Знания ещё никому не помешали. Бей, не бойся ничего. Только ты это... не сильно бей и в коленку не меть.
Успокоенный матерью, Егор отправился делать уроки. А Наталью вдруг стали одолевать сомнения.
- Тому ли я учу сына? Не перегнуть бы палку... А с другой стороны, что делать?! Родители не реагируют. Учительница... Она, видно, тоже исключение из правил. Старость к ней пришла, а мудрость и доброта обошли стороной. Есть ещё один вариант - обращение в милицию. Доктор обещал дал справку, если надумаю обращаться. Но это крайняя мера... А вдруг и там сидит некто, похожий на учительницу... Улучшится ли обстановка в классе после этого?

     До утра женщина не смыкала глаз. Решила отменить придуманную акцию. Но под утро глубокий сон сморил её. Проснулась от возмущённого крика-требования младшего, желающего срочно подкрепиться. Еле дождалась мать возвращения сына из школы. Он явно был не весел. Она обеспокоенно спросила:
- Ну как?!
- Когда мы шли в школу, я им сказал, что теперь буду давать сдачи. Они засмеялись. Таня ударила меня первая, а потом я её. Она заплакала и мне стало её жалко.
- А Валя?
- Она сразу убежала от нас. 
- Хороша подружка!
- Мы с Таней всю дорогу молчали. В классе они обе не смеялись и домой со мной уже не пошли. Я шел один.
- А учительница что же? Вызывает меня в школу?
- Нет, Она ничего не знает. Они ей не сказали. Кому охота стоять у доски, чтоб все смеялись.
- Значит наш план сработал! Ура! Но ты я вижу совсем не рад?
- Мама, а мужчинам иногда плакать "зя"?
-"Зя", сынок, "зя"! Это иногда полезно, если не войдёт в привычку.
- Она так плакала, когда я её ударил...
Егор уткнулся маме в колени. Плечи его подрагивали.
     Вдруг раздался стук. Это был не стук, а грохот выбиваемой двери.
- Мама, не открывай! Это Танина мама. Она бить нас пришла.
- Пусть только попробует! Ты иди к Санечки и не выходи, пока не позову.
В раскрытую дверь влетело тело, колыхающееся при движении. Лицо свекольного цвета выражало возмущение и гнев.
- Твой-то тихоня мою Танечку избил.
- Не преувеличивай! Не избил, а дал сдачи, чтоб угомонилась и другую забаву себе нашла.  Где же она так натренировалась? Кстати, а тебя дочурка пинать не пробовала? Возможно, тебе бы понравилось.
   Зинаида удивлённо уставилась на Наталью, будто видела её впервые. Той же было страшно стоять перед разъярённой великаншей, но перед сыном мать не могла ударить в грязь лицом. 
- Если пришла поговорить, говори. Орать не надо. Здесь глухих нет.
- Я сейчас твоему слабаку уши надеру.
- И не мечтай!. Тронешь нас - сразу побои сниму и заявление в милицию подам. Будешь с метлой 15 суток улицы убирать. Я закон соблюдаю и свои права знаю.  Скажи спасибо, что не сделала этого раньше. Иначе стояла бы твоя лапочка на учёте в милиции, как из неблагополучной семьи.
- Она права знает... Я тоже свои права знаю.
- Вот и пользуйся пока на свободе. Запомни, теперь Сидоров Егор будет лупить твою Танечку, как Сидорову козу, если не образумится. Твоё право - снимать побои, идти в милицию, в школу к учительнице. Вперёд!
   Женщина замялась в дверях. 
- Про тебя, Наталья, говорят, что ты мухи не обидишь. Серая мышка, одним словом...
- И мышка может показать зубки, если угроза возникнет для её мышат.
Желая оставить последнее слово за собой, Зинаида предположила:
- А если б он её по голове ударил?
- До головы ещё достать ногой надо. Не думаю, что случилось бы что-то страшное. В пустой голове травмироваться нечему. Интеллигентов нынче развелось много, куда не плюнь. Должны и такие в жизни быть - для сравнения.  
Видя, что соседка вконец растерялась, лишилась дара речи, Наталья решила её поддержать.
- Занялась бы ты дочерью, пока и впрямь большой беды не вышло. Обещаю, сын её больше не тронет, если она себя будет вести, как леди.
      Проводив незваную гостью, Наталья зашла в комнату. Коляска с младшеньким была в углу комнаты. Перед ней горой возвышались стулья. Егор был обут в ботинки, а в руках держал отцовские. Мать оторопела:
- Егорушка, что это значит?
- Я биться собрался не на жизнь, а на смерть, как русские богатыри в сказках. Братика за баррикадой этой злой тётке не достать.
- Так ты что? Драться надумал?
- Все во дворе говорят, что она дядю Васю, Таниного папу, бьёт. Он здоровый, а отбиться не может. Но нас ведь двое!
- И как бы мы её били?
- Пинали! Я уже и ботинки надел, и для тебя приготовил.
Он протянул ей обувь мужа.
- Нет, Егорушка, есть правила, которые мы нарушать никогда не будем. С соседями надо жить мирно. Миру и так доброты не хватает. Так что мы с тобой должны стать воинами света и "зя" применять в крайних случаях.

С этого дня девочки перестали бить Егора по ногам. Синяки сошли. Раны на коленях затянулись, оставив едва заметные шрамы. Но ведь они украшают мужчину, побывавшего в боях с женщиной. Как-то засыпая, сын сказал матери:
- Как хорошо, что есть исключение "зя"!
Как эхо, ему ответила мать:
- Но мы злоупотреблять им не будем...

© Copyright: Людмила Комашко-Батурина, 2021

Регистрационный номер №0498500

от 18 сентября 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0498500 выдан для произведения:    У Натальи с сыном, первоклассником Егором, были доверительные отношения.  Воспитание сына полностью лежало на ней. Супруг-дальнобойщик часто отсутствовал дома, но бывая дома, не отходил от неё и надышаться не мог на свою любимую женщину. Это и способствовало  появлению на свет второго отпрыска в семье Сидоровых. Теперь Наталья больше времени уделяла малышу и упустила момент, когда сын отдалился от неё, стал молчаливым и замкнутым, уйдя в себя. Однако она не смогла не заметить появившуюся хромоту невесть откуда.
- Егорушка, почему ты хромаешь?
- У меня ножки болят...
- Давай посмотрим, что случилось с твоими ножками.
Увиденное повергло мать в шок. Обе ноги сына были "расписаны" синяками, свежими сине-лилового цвета и давними, жёлто-зелёными. Колени были покрыты растрескавшимися корками, из-под которых выступала непонятная и подозрительная жидкость. 
    По дороге в больницу Наталья устроила сыну "допрос с пристрастием". В её воображении рисовались страшные картины:  грозные хулиганы-старшеклассники, обижающие малышей, или наркоманы, притаившиеся в подворотне. Всё оказалось к её великому изумлению иначе. Каждый день две соседские девочки, Таня и Валя, одноклассницы сына, по дороге в школу и из школы наносили ему удары по ногам с двух сторон. Егор считал зазорным для себя убегать от них. Сдачу тоже дать не мог, ведь девочек бить нельзя. Вот и терпел, стараясь уворачиваться от ударов. Это ещё больше раззадорило подружек. За месяц они вошли во вкус и свою забаву бросать не собирались.

    Врач строго взглянул на мать.
- Что же вы, голубушка, сына до такого состояния довели? Кто у вас в семье так измывается над мальчиком? Я вынужден сообщить об этом в милицию.
- Не надо!,- дружно в один голос закричали мать и сын. - Сами разберёмся.
Сбивчиво мать, со слов сына, объяснила травматологу причину произошедшего.
- Этих девочек уже сейчас можно на учёт в милицию ставить. Если надумаете, оформим акт о постоянных избиениях. Ничего хорошего из них не вырастет, если сейчас не остановить. В моей практике женщины дерутся намного агрессивнее и беспощаднее, чем мужчины. 
Обрабатывая мальчику колени, врач спросил:
- А чего ж ты сдачи не дал этим хулиганкам?
- Так они же девочки...
- Вот в чём корень зла! Сейчас многие ратуют за равенство между полами. Первые росточки уже появились. Вы всё-таки, мамочка, прислушайтесь ко мне. Надо что-то делать. Вы вовремя пришли, дальше тянуть было просто невозможно. Последствия были бы непредсказуемы. Раны от гноя я почистил. Рецепт на лекарство, которым будете обрабатывать дальше сами, выписал. Удачи тебе, Егор!
Когда мать с сыном покинули кабинет, обратившись к медсестре,  травматолог добавил:
- Перед вами, Танечка, яркий пример гендерного неравенства. И как нам теперь из мальчишек настоящих мужиков растит?! Куда не плюнь, в феминистку попадёшь. Она-то свои права знает, а на чужие ей просто плевать. Мальчишка - молодец! Ни разу не пикнул, хоть процедура была довольна болезненная.

     Наталья начала обдумывать план действий. Хоть в душе её клокотали далеко не благородные чувства, она решила пойти мирным путём. Первым делом отправилась к родителям Тани. Её встретила хозяйка дома, пышногрудая великанша Зинаида. Во дворе поговаривали, что нрава она крутого, мужа держит в ежовых рукавицах и с ней лучше не связываться. Подавив в себе робость, мать Егора приступила к неприятному разговору. Выслушав претензии соседки к её дочери, просто рассмеялась в ответ. При этом тело её колыхалось и казалось, что эта лавина складок сейчас накроет растерявшуюся женщину и сомнёт.
- Моя Танечка лупит Егора?! Так ему это на роду написано с такой фамилией. Дочурка лупила и будет лупить его, как Сидорову козу, пока из слабака мужика не сделает. Возможно, в будущем ещё породнимся, а нам слабак-интеллигент в семью не нужен.
И она снова захохотала, уперев руки в бока. Из-за шторы выглядывала дочь, свидетельница всего разговора. Наталья поняла, что делать ей здесь больше нечего. Развернувшись, она пошла на выход. В дверях обернулась.
- Пусть Бог милует от такого родства...
     Следующий визит был сделан в квартиру Вали. Наталью встретила худенькая, измождённая постоянными подработками, не раз битая мужем, Любаша.  В квартире стоял неприятный удушливый запах спиртного. Слышался громкий храп хозяина дома, в очередной раз уволенного с работы. Только мать Егора начала излагать суть дела, Люба замахала руками.
- Выйдем. Если моё чудо проснётся, не сносить мне головы.
Она молча выслушала Наталью. На лице её было написано смущение и сожаление.
- Наташенька, ну что я могу. Поговорю, конечно, с дочерью, да не очень меня дети празднуют. Я домой только к ночи прихожу и сразу к плите. Наварю на целый день, посплю несколько часов и опять на работу. Толком не вижу их. Мой-то не добытчик, не помощник в воспитание детей. Растут, как сорная трава.
- Как же так можно жить?!
- Многие так живут... Главное, он детей не трогает... 
Попрощались. Любаша толкнула дверь, из-за которой раздалось громкое:
- Ой! Ой!
Это Валя подслушивала разговор взрослых. Опять ни с чем ушла Наталья. На душе от этих визитов стало неприятно и немного гадко. Но она быстро справилась с негативом, свалившимся на неё. Спускаясь по лестнице, твердила мантру собственного сочинения, так звучащую на русском языке:
- Мне очень повезло в жизни. У меня хорошая семья. Всё у нас хорошо, а будет ещё лучше!

       Избиения сына продолжались. Следующим шагом, предпринятым в его защиту, был поход в школу. Хоть Егор настойчиво отговаривал маму, но она была полна решимости довести дело до конца.  Наталья рассчитывала на понимание и тактичность учительницы. Ольга Ивановна была женщина предпенсионного возраста. Значит, имела многолетний опыт работы с детьми. В представлении Натальи пожилые люди обычно мудры и добры к окружающим. Она всегда верила в победу добра над злом. Наивная простота... Если б она только знала, чем обернётся её затея.
  Мать и сын пришли вместе в школу. Наталья попросила о разговоре без присутствия учеников. Оставшись наедине, она спустила брюки сына, продемонстрировав травмированные ноги, и попросила разобраться в ситуации. Наталья не жаждала расправы и крови, и ни месть не руководила ею. Она просто хотела прекратить беспредел. Все надежды возложила на учительницу. Успокоенная выполненной миссией, вернулась домой.
Егор вернулся домой молчаливый и хмурый. В голове Натальи мелькнула тревожная мысль:
- Что-то случилось!
Нехотя сын рассказал:
- Учительница поставила меня перед всем классом и сказала, что Таня и Валя меня бьют. А я наябедничал тебе, теперь ты создаёшь нездоровую обстановку в школе. нельзя родителям рассказывать о том, что происходит в школе. Всё смеялись надо мной. Мама, я говорил тебе, чтоб ты не ходила в школу. Почему ты меня не послушалась?! На перемене Таня и Валя громко сказали, что теперь будут записывать, кто из них сколько раз попал по ноге и по колену. Я больше не хочу ходить в эту школу.
- Егорушка, но почему она тебя, а не девочек, выставила к доске?
Егор не отвечал. Слёзы крупным градом катились по его щекам.
- Можно я буду тебе помогать ухаживать за Санечкой. Мне так хорошо дома с тобой...
- Нет, сынок! Мы не сдадимся на радость этим хулиганкам. Мы пойдём другим путём. С этой минуты на удар девочек отвечай ударом. Предупреди их, что будешь давать сдачу.
Слёзы вмиг высохли.
- Но они же девочки! Их бить нельзя! Ты сама говорила.
- Зя! Теперь можно! У нас в стране равенство.
- А что такое "зя"? Нет такого слова! 
- Теперь будет! Это наше с тобой кодовое слово, Оно будет означать, что можно то, что было раньше нельзя. В некоторых правилах русского языка часто встречаются исключения, а у нас в правилах жизни будут исключения. Так что, сынок, школу мы бросать не будем. Знания ещё никому не помешали. Бей, не бойся ничего. Только ты это... не сильно бей и в коленку не меть.
Успокоенный матерью, Егор отправился делать уроки. А Наталью вдруг стали одолевать сомнения.
- Тому ли я учу сына? Не перегнуть бы палку... А с другой стороны, что делать?! Родители не реагируют. Учительница... Она, видно, тоже исключение из правил. Старость к ней пришла, а мудрость и доброта обошли стороной. Есть ещё один вариант - обращение в милицию. Доктор обещал дал справку, если надумаю обращаться. Но это крайняя мера... А вдруг и там сидит некто, похожий на учительницу... Улучшится ли обстановка в классе после этого?

     До утра женщина не смыкала глаз. Решила отменить придуманную акцию. Но под утро глубокий сон сморил её. Проснулась от возмущённого крика-требования младшего, желающего срочно подкрепиться. Еле дождалась мать возвращения сына из школы. Он явно был не весел. Она обеспокоенно спросила:
- Ну как?!
- Когда мы шли в школу, я им сказал, что теперь буду давать сдачи. Они засмеялись. Таня ударила меня первая, а потом я её. Она заплакала и мне стало её жалко.
- А Валя?
- Она сразу убежала от нас. 
- Хороша подружка!
- Мы с Таней всю дорогу молчали. В классе они обе не смеялись и домой со мной уже не пошли. Я шел один.
- А учительница что же? Вызывает меня в школу?
- Нет, Она ничего не знает. Они ей не сказали. Кому охота стоять у доски, чтоб все смеялись.
- Значит наш план сработал! Ура! Но ты я вижу совсем не рад?
- Мама, а мужчинам иногда плакать "зя"?
-"Зя", сынок, "зя"! Это иногда полезно, если не войдёт в привычку.
- Она так плакала, когда я её ударил...
Егор уткнулся маме в колени. Плечи его подрагивали.
     Вдруг раздался стук. Это был не стук, а грохот выбиваемой двери.
- Мама, не открывай! Это Танина мама. Она бить нас пришла.
- Пусть только попробует! Ты иди к Санечки и не выходи, пока не позову.
В раскрытую дверь влетело тело, колыхающееся при движении. Лицо свекольного цвета выражало возмущение и гнев.
- Твой-то тихоня мою Танечку избил.
- Не преувеличивай! Не избил, а дал сдачи, чтоб угомонилась и другую забаву себе нашла.  Где же она так натренировалась? Кстати, а тебя дочурка пинать не пробовала? Возможно, тебе бы понравилось.
   Зинаида удивлённо уставилась на Наталью, будто видела её впервые. Той же было страшно стоять перед разъярённой великаншей, но перед сыном мать не могла ударить в грязь лицом. 
- Если пришла поговорить, говори. Орать не надо. Здесь глухих нет.
- Я сейчас твоему слабаку уши надеру.
- И не мечтай!. Тронешь нас - сразу побои сниму и заявление в милицию подам. Будешь с метлой 15 суток улицы убирать. Я закон соблюдаю и свои права знаю.  Скажи спасибо, что не сделала этого раньше. Иначе стояла бы твоя лапочка на учёте в милиции, как из неблагополучной семьи.
- Она права знает... Я тоже свои права знаю.
- Вот и пользуйся пока на свободе. Запомни, теперь Сидоров Егор будет лупить твою Танечку, как Сидорову козу, если не образумится. Твоё право - снимать побои, идти в милицию, в школу к учительнице. Вперёд!
   Женщина замялась в дверях. 
- Про тебя, Наталья, говорят, что ты мухи не обидишь. Серая мышка, одним словом...
- И мышка может показать зубки, если угроза возникнет для её мышат.
Желая оставить последнее слово за собой, Зинаида предположила:
- А если б он её по голове ударил?
- До головы ещё достать ногой надо. Не думаю, что случилось бы что-то страшное. В пустой голове травмироваться нечему. Интеллигентов нынче развелось много, куда не плюнь. Должны и такие в жизни быть - для сравнения.  
Видя, что соседка вконец растерялась, лишилась дара речи, Наталья решила её поддержать.
- Занялась бы ты дочерью, пока и впрямь большой беды не вышло. Обещаю, сын её больше не тронет, если она себя будет вести, как леди.
      Проводив незваную гостью, Наталья зашла в комнату. Коляска с младшеньким была в углу комнаты. Перед ней горой возвышались стулья. Егор был обут в ботинки, а в руках держал отцовские. Мать оторопела:
- Егорушка, что это значит?
- Я биться собрался не на жизнь, а на смерть, как русские богатыри в сказках. Братика за баррикадой этой злой тётке не достать.
- Так ты что? Драться надумал?
- Все во дворе говорят, что она дядю Васю, Таниного папу, бьёт. Он здоровый, а отбиться не может. Но нас ведь двое!
- И как бы мы её били?
- Пинали! Я уже и ботинки надел, и для тебя приготовил.
Он протянул ей обувь мужа.
- Нет, Егорушка, есть правила, которые мы нарушать никогда не будем. С соседями надо жить мирно. Миру и так доброты не хватает. Так что мы с тобой должны стать воинами света и "зя" применять в крайних случаях.

С этого дня девочки перестали бить Егора по ногам. Синяки сошли. Раны на коленях затянулись, оставив едва заметные шрамы. Но ведь они украшают мужчину, побывавшего в боях с женщиной. Как-то засыпая, сын сказал матери:
- Как хорошо, что есть исключение "зя"!
Как эхо, ему ответила мать:
- Но мы злоупотреблять им не будем...
 
Рейтинг: +11 183 просмотра
Комментарии (14)
Александр Жарихин # 18 сентября 2021 в 22:32 +4
Прекрасный рассказ и очень справедливый. Удачи автору! Давайте сдачи, если вас бьют.
Василий Мищенко # 18 сентября 2021 в 23:39 +5
Парадоксы есть, комедии – нет. Более того, сложнейшую задачу, лг автора попытались разрешить вот таким простым способом: иногда можно допускать «зя». Но допустив однажды, есть соблазн использовать для решения иных жизненных коллизий (коих случается великое множество) кулак, палку, «кольт». И это ведь касается не только одного человека, семьи, но и целых государств. А как уберечься от «карающего меча правосудия» за превышение пределов допустимой самообороны? И что делать, когда как в данном случае, вопрос не решают те, кому положено: родители и педагоги? Дилемма, однако. Что касается рассказа, то плюс автору за акцентирование внимания на данной проблеме, минус – за отход от формата конкурса. Но видать уж таковы реалии нашей сегодняшней жизни, что комедии не получаются.
Сергей Шевцов # 19 сентября 2021 в 08:55 +3
"Как хорошо, что есть исключение "зя"!" - основной постулат рассказа, но беда в том, что когда исключение становится правилом, закон невольно подменяется блатными понятиями.
Ивушка # 19 сентября 2021 в 09:23 +5
выразительное описание детской жестокости...
мне рассказ не понравился...
Галина Дашевская # 19 сентября 2021 в 09:27 +6
Мне рассказ понравился своим справедливым решение, подсказанной матерью своему ребёнку. В жизни есть такие люди, которые не всегда понимают адекватные слова. Сказали тебе хорошо и ты ответь хорошо, но если сказали тебе плохо, так и ответь. Буду идти по улице, а кто-то меня будет оскорблять без причины или ударит, то я уж точно дам сдачи, но гораздо больнее.
Мы же не слизняки, чтоб всё это терпеть. От меня много плюсов и огромной удачи автору!
Александр Джад # 19 сентября 2021 в 11:03 +4
Мне рассказ категории не понравился. Это не воспитание, а бог знает что. У автора, как и у героев ни фантазии, ни мудрости.
Простите, автор, ничего личного! Это моё мнение, возможно, я и не прав.
Ну и юмора здесь не усмотрел. Автор, где надо было, пусть не смеяться, хоть улыбнуться?
Удачи!
Дмитрий Милёв # 19 сентября 2021 в 19:34 +7
Рассказ о повседневности бытия. Детская жестокость, особенно девочек, в дальнейшем до добра не доведёт.
Нет улыбки, нет юмора, нет комедийности здесь. Нет и воспитания, тем паче его парадоксов. Есть хорошо изложенная история.
Ирина Бережная # 21 сентября 2021 в 18:51 +3
Прочитав рассказ, я в полной прострации. Пусть и не т здесб юмора, но какой он должен здесь быть, если обижают мальчишку. Вот я, как истинная мать, уши надрала девчонкам, а такой злобной мамаше добывила бы подзатыльников. Ставлю плюс. Автору удачи!
Ирина Полесьева # 22 сентября 2021 в 20:18 +6
Сколько людей - столько мнений, а так же взглядов на воспитания своих детей.
Мы сами создаём тот вариант воспитания, какой нам кажется правильным.
А улица, школа, друзья добавляют в этот коктейль жизни те недостающие кусочки.
Иногда не совсем хорошие. И тогда получилось то, что воспитали общими усилиями.
Пётр Великанов # 24 сентября 2021 в 20:21 +6
Родители довоспитывались. Девочки дерутся, мальчики в стороне.
Айдар Марсель Бех # 25 сентября 2021 в 20:11 +5
Иллюстрация к рассказу тревожная.
В наших краях девочки не проявляют агрессию.
Сергей Пархамонов # 27 сентября 2021 в 19:39 +4
Обижать, бить начинают не просто так. Есть значит причины, которые знает только бьющий.
Но я за мир в отношениях.
Валерий Третьяков # 25 октября 2021 в 11:53 +1
Интересно изложена история. Чтобы кто не
говорил, но жизнь есть жизнь. Прекрасного
настроения и творческих успехов. С теплом
Валерий.
Валерий Третьяков # 25 октября 2021 в 11:53 +1
Интересно изложена история. Чтобы кто не
говорил, но жизнь есть жизнь. Прекрасного
настроения и творческих успехов. С теплом
Валерий.