Поход в неизвестность

6 ноября 2020 - Ирина Ковалёва
article483130.jpg
 
 
 

Удивительное слово «ностальгия». Оно вмещает в себя и грусть по детству, и обиду на свои растущие года, и острую боль по тем, кого уже никогда рядом не будет. И эти все чувства не дают спать по ночам, куда–то влекут и обещают вернуть хоть малую толику тех, детских ощущений.

         Проанализировав все свои мысли, я ехал на малую родину. И удачная тихая охота была верхом мечтаний. Мерно покачивался рейсовый автобус, убаюкивая и успокаивая. По внешнему виду я – всё ещё бодрящийся сорокапятилетний мужик. От моих пышных кудрей с каждым годом остаётся только название. Есть рыжие непослушные кустики, что прошлись вкруг головы, да несколько длинных волосин, которые позволяют иногда прикрыть эту блестящую в любую погоду плешь. В немалой степени помогла мне остаться без волос родная и всё ещё (несмотря ни на что) любимая жена. Нет, физически силу она не применяла. Хотя, если бы это делала, то моя голова сегодня походила бы на мяч. Она просто пилила меня качественно и постоянно. А от комплекса неполноценности пока ни у кого улучшения здоровья не наблюдалось. Зовёт она меня всегда одинаково – Васька. На работе – в строительной фирме, я давно исполняю обязанность начальника. И уж там, попробуйте только так назвать.

         Автобус подбросило на кочке. Правда, меня сдвинуть с места тяжеловато. Если годы убавили мою шевелюру, то никак не добавили стройности. Вот из-за моего большого веса жена и взяла надо мной верх. Куда я от неё уйду? Кто захочет иметь дело с лысеющим толстяком? Однако есть в жизни странности – в душе я Василёк, как все звали меня в родной деревне. Я всё тот же рыжий, веснушчатый мальчишка, любящий проказы, умеющий озорничать и обожающий приключения. Как всё это не трудно представить, закрыв глаза и двигаясь в сторону своей Юности.

         Жене я сказал, что уезжаю в командировку. Если бы моя стройная и любопытная супруга узнала о поездке в деревню, то вполне могла навязаться и испортила бы все впечатления. Никогда не ревнуя, она всё же не хочет никуда отпускать меня одного, если это не по работе. Мысль вдруг скаканула в сторону – я увидел себя сидящим за столом, напротив сурового, но очень мной любимого деда. Примерно к моим сегодняшним годам он тоже облысел. И манера зачёсывать несколько длинных волосин на лысину, как раз от него. Старик был весьма скор на расправу. Не разбираясь в обстоятельствах, он мог очень звонко ударить в лоб деревянной ложкой. Бабушка тоже опасалась его крутого нрава. Как-то вечером мы с ней шли с огорода и пытались предсказать в каком настроении нас встретит дед. Бабушка поделилась своей проверенной приметой:

         - Знай, Василёк, если дед лохматый, значит в добром настроении! – и она ободряюще улыбнулась.

         - А если причёсанный? Тогда что? – спросил я.

         - Тогда берегись! Шуму не миновать! – и бабушка сама нахмурилась.

Мы вошли в избу. Дед сидел под лампой и читал газету. Обычные рыжие островки волос окружали его голову. Сзади раздался шёпот бабушки: «Слава богу! Лохматый!» Причём, я так и не понял из чего следовало сие заключение.

И вот в этот момент дед, не обращая внимание на нас, достал из внутреннего кармана пиджака расчёску, и прошёлся ею по всей своей голове. И сейчас, вспоминая выражение лица бабушки, я не могу сдержать смех. Тогда я хохотал до слёз, чем помог избежать скандала в тот вечер.

         Я ехал в родную деревню. Никто меня там не ждал. Давно нет в живых ни бабушки, ни деда. Родители здравствуют, проживая в городе и с нами рядом. Их внезапные визиты тоже поспособствовали появлению ранней моей седины на остатках былой шевелюры. И мне до чрезвычайности захотелось оторваться от города, суеты, от постоянных придирок жены и сарказма мамы. И вот ведь самое обидное – в любой нашей семейной ссоре всегда оказывался виноватым я. Мама всегда безоговорочно выступала за сноху. Отец только помалкивал в этих ситуациях. Короче, и от него поддержки не было. Побывать в деревне – эта мысль пришла внезапно, словно кто-то продиктовал. Повинуясь внутреннему голосу, я быстро собрался и вот уже подъезжаю к остановке. Я специально не поехал на машине, чтобы иметь возможность пройтись до деревни по лесам. Да, и так совпадала легенда моей командировки. Идти придётся далеко. Будет тяжеловато. Я отвык ходить пешком. К тому же полнота не способствует быстрому шагу. Но я настроился на грибы и пройду всё расстояние, чего бы это мне не стоило. Для более удобного передвижения я отломал хороший и прочный сук от березы. За спиной непривычной тяжестью покачивался рюкзак с нехитрой снедью «на всякий случай».

         От остановки до деревни больше десяти километров. Но, как говорила бабушка: «Глаза боятся, руки – делают!» В данном случае, ноги. Я преодолел поле, где росли красивые, душистые цветы. Пару раз запутался ногой в степном вьюне, что зовут «мышиный горошек». Это удивительно приятно пахучее растение, но выбешивет на раз-два. Сначала его спокойно снимаешь с ног, а потом чуть не рвёшь в клочья от злости на его цеплялистость и трудное избавление от приставучего стебля. По полю идти тяжело: ноги так и норовят попасть в неожиданную ямку, солнце печёт невыносимо и с каждым шагом всё тяжелее. Лес, который казалось рядом, всё отдаляется и отдаляется. И вскоре никакая красота вокруг уже не восхищает. Хочется только одного: поскорее попасть под сень деревьев, в лесную прохладу.

         Внезапно вспомнились ночные сказки бабушки. Она рассказывала, что в одном из лесов вокруг деревни есть такое место, где пропадают путники.

         - Бабушка! А как это? Почему они там исчезают? – вместо того, чтобы уснуть, забеспокоился я.

         - Да, мало ли за что может лес наказать! – ответила бабушка. – Но ты ведь у нас не злой! Веток ломать не будешь без надобности. Мухоморы не пинаешь. А ягодку с кустика просто так не сбиваешь. Верно я говорю?

         - Конечно, бабушка! – я тогда ещё и закивал, словно поклялся, что в лесу веду себя очень положительно. – Так это плохие пропадают?

         - Конечно! – подтвердила бабушка.

Но про какой лес слух идёт так и не сказала.

         Ещё несколько шагов и я, обливаясь потом, вошёл в прохладу тёмного смешанного леса. Здесь попадались и стройные берёзки, и молодые нежно-зелёные сосенки, и даже небольшие островки осинок. Мне захотелось немного передохнуть под высокой и раскидистой берёзкой. Однако моё внимание привлёк грибок, что поманил тёмно-красной шляпкой. «А что, сейчас самое время для подосиновиков!» - подумал я и поспешил к грибочку. Если есть в жизни разочарование от обмана, то в лесу это работает весьма хорошо. Стоило мне ломиться сквозь тонкие ветки низкого осинника, чтобы увидеть обычный, наглый мухомор. От досады я пнул красивую шляпку ногой. И тут же услышал голос бабушки:

         - Василёк! Ну, я же тебя просила! Зачем ты так с грибочком? – и голос затих. Зато рядом прозвучал другой:

         - Ну, какой, старуха, это Василёк? Самый натуральный Васька! Чёрт его бери! Облысел, а ума так и не нажил! – и помимо слуховой галлюцинации я ощутил звонкий удар деревянной ложкой в лоб.

Оглядываясь и почёсывая ушибленное место, я ничего не мог понять. «Надо вернуться на свою тропинку от греха подальше!» - решил я и пошёл назад. Дважды я натыкался на тонкую паутинку, что попадалась между деревьями. И уже на самом подходе к первоначальному пути, я увидел белый гриб. Находка очень обрадовала. Из-за лени снимать рюкзак и доставать нож, я просто выдернул гриб из земли. Долго нёс его в руке – больше находок не было. Потом немного передохнул под берёзкой, определил грибок в рюкзак и пошёл дальше.

         Внезапно моё лицо облепила липучая и очень тугая паутина. Я шёл и не видел её до этого. От неожиданности, я наступил на сухую палку и не удержав равновесия, плюхнулся во весь рост. Встал неожиданно легко. Однако было ощущение, что теперь уже наступила ночь –так было темно. Надо мной кто-то захохотал. «Не иначе филин!» - решил я. Попытался идти, но совсем не видел дороги. Во всём теле ощущалась какая-то лёгкость. Внезапно захлопали огромные крылья и рядом со мной стало светлей. Я увидел необычное существо. Это была по оперению и величине сова, по телосложению орёл и, самое страшное, с лицом человека.

         - Кто ты, незваный гость? – проскрипела полуптица, получеловек.

         - А ты кто? – неожиданно для себя спросил я.

         - Хм, умничаешь? Ладно! Я – Ветикль. Страж этого леса! Никто не проходит мимо меня! Так ты, всё-таки кто?

         - А я Василий Егорович! Просто человек!

         - Интересно! А у вас всех мальчишек зовут по имени отчеству?

         - Нашёл мальчишку! Мне недавно сорок пять исполнилось! Есть жена, дети. На работе начальник, облысел уже. А ты про мальчишку речь ведёшь!

И птица вдруг снова захохотала:

– Начальник, говоришь! Тогда пошли!

Тяжело поднявшись птица полетела вперёд, освещая путь лампой со свечой.

Идти почему-то было легко, хотя  рюкзак, вроде, не изменил своего веса. Однако каждый шаг я делал чуть не вприпрыжку. Какая-то задорность бушевала внутри.

Света было маловато, но всё же я кое-что видел кругом. Деревья окружали словно исполины, трава была большой, но не путалась под ногами. Время от времени кто-то шарахался из-под ног. Когда уже терпение подходило к концу я спросил:

         - Далеко ещё плестись? Может, сядем и перекусим?         - и я демонстративно потянулся к рюкзаку.

         - Шшшшшш! – грозно зашипела птица–человек – Команды отдыхать не было! Шагай без разговоров! Поймёшь сам, когда придём.

Ещё какое-то время мы молча шагали. Я телепался по тропе, а это существо, то шло вперевалку сзади, то парило надо мной, словно охраняя преступника.

         И вдруг яркий лилово-золотистый свет буквально ослепил. Неописуемая красота открылась взору. Изумрудного цвета листья обрамляли совершенно круглую полянку. Словно диковинная арка, состоящая из двух склонённых берёз, открывала вход к этой полянке. Среди изумрудных листьев, что ажуром оплетали всё открывшееся пространство, висели спелые грозди винограда, желтели мохнатые персики, ягоды красной малины переплетались с чёрной ежевикой. Короче, очень захотелось проснуться. Но сколько я себя не щипал, ничего не менялось. Ветикль резко толкнул меня в спину, и я оказался прямо перед огромным троном. Там, среди золотистой и серебряной паутины сидела женщина. Она производила двоякое впечатление. То лицо её казалось удивительно красивым, то становилось очень старым, из-за морщин, что плотной сеткой покрывали её черты.  В одно и то же время она была прекрасна и отталкивала от себя.

         - Не говори кто ты! Не стоит утруждать себя небылицами. Я сама всё про тебя знаю!

         - Интересно! А откуда такие глубокие познания!? Я сам о себе ничего не знаю! Ну, многого…

         - Вступать в дискуссию мне некогда! Знай главное – выйти тебе отсюда уже не удастся.

         - Откуда это ОТСЮДА? – опешил я. «Неужели попал в тот самый лес, что рассказывала бабушка?»

         - Так оно и есть! – усмехнулась сидящая на троне.

«Господи! Она ещё и мысли читает!» - мне стало страшно.

         - Я – Арахнотея. - представилась незнакомка. – До тех пор, пока ты не исправишь все свои ошибки, ты не выйдешь отсюда.

         - Меня могут хватиться дома! – привёл я, вроде, весомый аргумент.

         - Не обманывай сам себя! Других ведь обманывать легче? – усмехнулась Арахнотея.

- Кого это я обманываю? – состроил я обиженную физиономию.

- Ты ведь в командировке? Будешь жить здесь до тех пор, пока не догадаешься кто я! И не поймешь, как и почему  оказался здесь. Иди, уже всё сказано! – и женщина, махнув рукой совершенно скрылась за богатым пологом из серебряных и золотых нитей паутины.

- Друг! А кто это вообще? – обратился я к Ветиклю.

- Это наша королева! Любое её слово – закон! Пошли. Отведу тебя отдохнуть. «Ну, вот и отгадка! Значит, это здешняя королева!»

- Чужеземец, не всё так просто! Это для нас она королева. Сообрази, кто она для тебя! А ещё лучше подумай о своих ошибках! – важно закончил Ветикль.

- А что я такого сделал, что мне здесь надо жить? – возмутился я, очень удивлённый ответом на свою мысленную догадку..

- Ты должен всё вспомнить сам! Иначе не выйдешь отсюда!  - Ветикль довёл меня до небольшой уютной полянки и улетел. Стало темно и даже несколько зябко. Мне кинули одеяло из пушистых цветов. На мой взгляд оно было коротковато и узко. Но когда я накинул его на себя, мне вполне хватило, чтобы унять дрожь.

         Среди ночи я услышал слабый стук. Ко мне пришла ещё одна странная обитательница здешних мест.

- Я – Грицелия! – сразу представилась она. – Мне тебя жалко! Ты ещё маленький, чтобы оставаться здесь.

- Не понял! Что значит «маленький»? А «большой» это когда за двести перевалит?

- Понятно! Ты ещё не сообразил где ты и что с тобой! – и она грустно покачала головой.

Я постарался как можно лучше рассмотреть ночную гостью. Странный колпак покрывал её разноцветные волосы. Она выглядела очень молодо. Правда, немного прихрамывала.

- Это что с тобой? Где ногу поранила? – проявил я сочувствие.

- Будто сам не знаешь! – снова загадка.

- А если не знаю?! То, что?

- То думай дальше! Пошли я тебе тебя покажу! – от этих слов я почти окаменел.

- Это как?

- Увидишь сейчас!  - и она очень быстро похромала впереди меня.

Мы подошли к удивительному водопаду. Вода лилась холодная, прозрачная и такая стремительная, что в ней было всё видно, как в зеркале. Я заглянул и обомлел. На меня смотрел Василёк из далёкого детства. Мне снова было не больше двенадцати лет. «Ни фига себе!» - и я отпрянул от того, что увидел.

«С одной стороны начать жить заново – очень заманчиво! Поменяю свою «пилораму» на молоденькую. Возможно, и кудри сохранятся!»

         - Э, куда тебя понесло! Размечтался о кренделях небесных! Не других надо менять, а себя! Здесь-то неспроста появился!

         - Вы тут все что ли мысли читать умеете? – опечалился я. – Ни о чём подумать нельзя!

         - О деле думай! Или ты хочешь остаться здесь? Но тогда будешь жить либо кочкой у Лешего, либо в подмастерья пойдёшь к Дидерию.

         - А это ещё кто? – у меня от новых имён кружилась голова .

         - Это, как раз тот, кто может вернуть тебя обратно. Только он знает такой способ. – сообщила мне Грицелия.

         - Чего ждём тогда? Пошли к нему! – поторопил я свою спутницу.

         - А что к нему ходить? Вот он! – и Грицелия показала на необъятных размеров существо, больше похожее на пень.

         - Что вам надо? - заскрипел Дидерий одновременно и басом, и тоненько, словно ломающаяся ветка.

         - Видите ли, я случайно сюда попал! Теперь бы в свой мир вернуться. – попытался я объяснить ситуацию.

         - Ничего случайно не происходит! Значит, есть что-то такое, что привело тебя к нам! – теперь существо скрипело очень приятно уху.

         - Значит, Вы мне подскажите, куда идти, чтобы выйти в родной лес?

         - Ошибаешься! Только ты сам можешь найти дорогу обратно. – и Дидерий замолчал.

         - То есть искать нужную тропинку? – не совсем понял я.

         - Нет! Тебе не найти нужной. Вот, когда до всего догадаешься, то она сама тебя найдёт! Немного подскажу: узнай кто я и кто та, что тебя сюда привела. А главное, догадайся кто для тебя наша королева! 

         - Ничего себе задачка! – я совсем расстроился – иди узнай, кто спрятался под такими странными личинами.

         - А ты вспомни всю жизнь до того момента, как попал сюда! Всё больше подсказывать не могу! Но знай, что те, кто так и не догадался до верных ответов и сейчас живут здесь! – очень веско закончил суровый пень.

         - Интересно, а я могу их повидать? – у меня появилась надежда встретить соплеменников.

         - Конечно, можешь! – хохотнула Грицелия.

         - И где они? – я стал оглядываться по сторонам.

         - Они – это кусты, деревья и ягоды. То есть вы – люди их так видите! – ответ буквально уничтожил.

         - Значит, и мне быть ягодкой? Да?

         - Да, если не возьмёшь себя в руки и не станешь соображать! И поторопись! Времени у тебя мало – только сутки. – и в этот момент я снова оказался на своей маленькой полянке.

         Знаете, это очень странно ощущать себя совсем маленьким и в то же время помнить всю свою взрослую жизнь. Я долго сидел и думал, где совершил и какой промах. Очевиднее всего то, что именно лес на меня обиделся. Значит, все глупости были сделаны после того, как я вышел из автобуса. Рассуждая логически, я вспомнил как сломал большую ветку у берёзы. А ведь мог спокойно найти уже засохшие ветки, что лежали на земле. В момент, когда я про это подумал Ветикль нервно хохотнул. «Ага! Идём верной дорогой, товарищи!».

         Потом я нечаянно прикоснулся ко лбу, который ясно помнил удар дедушкиной ложкой. «Бабушка говорила, что нельзя пинать мухоморы! Вот я идиот!» - за спиной треснула ветка, словно подтверждая мои мысли.

«А вот Грицелия, интересно почему она хромает?! И имя что-то сильно напоминает!» В памяти вдруг ярко всплыла картинка – я вырываю белый гриб из земли. «Всё ясно! Грицелия – наверно грибная. Значит это моя лень сделала её хромой, когда я нарушил её грибницу!» Где-то вдалеке раздался голос бабушки: «Умница! Мой родной Василёк!»

         Моё падение из-за паутины напомнило то, как я мог попасть сюда. В голове сошёлся весь пазл. Я совсем успокоился, откинулся на мягкую травяную подушку и собрался спать. Но не тут-то было.

         - Пошли! Нас зовёт королева! – Ветикль кружил рядом пока мы не достигли той очаровательной полянки.

         - Я знаю, что ты многое понял! Ответь на главный вопрос: кто такой Дидерий и, кто я такая? Хватит ли у тебя сообразительности?

         - Мне кажется, что Дидерий это лес в который я попал! – я увидел, как чуть заметно кивнула Арахнотея.

         - А ты, если судить по имени, то скорее всего владеешь всеми паутинами в лесу или во всех лесах. – я ждал ответа и надеялся, что догадался верно.

         Однако ответа не последовало. Вместо этого я увидел прямо перед носом листву деревьев, сухие сучки и пробегающих муравьёв. Я лежал, распластавшись после падения. Всю мою физиономию облепила жирная паутина. Рюкзак сильно придавил шею и поэтому я поднялся далеко не с первого раза.  Потом, устроившись под деревом, долго не мог сообразить, что со мной было. Правда мне довелось побывать в том лесу, где все пропадают или, просто стукнулся головой и потерял сознание. Вот и возникает вопрос: "А кто и на кого здесь  охотился?!"

         Как бы там ни было я больше никогда не ломаю живые деревья, не нарушаю грибницу и стараюсь обходить все лесные паутины. Мало ли что…


© Copyright: Ирина Ковалёва, 2020

Регистрационный номер №0483130

от 6 ноября 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0483130 выдан для произведения:
 
 
 

Удивительное слово «ностальгия». Оно вмещает в себя и грусть по детству, и обиду на свои растущие года, и острую боль по тем, кого уже никогда рядом не будет. И эти все чувства не дают спать по ночам, куда–то влекут и обещают вернуть хоть малую толику тех, детских ощущений.

         Проанализировав все мои мысли, я ехал на малую родину. И удачная тихая охота была верхом мечтаний. Мерно покачивался рейсовый автобус, убаюкивая и успокаивая. По внешнему виду я – всё ещё молодящийся сорокапятилетний мужик. От моих пышных кудрей с каждым годом остаётся только название. Есть рыжие непослушные кустики, что прошлись вкруг головы, да несколько длинных волосин, которые позволяют иногда прикрыть эту блестящую в любую погоду плешь. В немалой степени помогла мне остаться без волос родная и всё ещё (несмотря ни на что) любимая жена. Нет, физически силу она не применяла. Хотя, если бы это делала, то моя голова сегодня походила бы на мяч. Она просто пилила меня качественно и постоянно. А от комплекса неполноценности пока ни у кого улучшения здоровья не наблюдалось. Зовёт она меня всегда одинаково – Васька. На работе – в строительной фирме, я давно исполняю обязанность начальника. И уж там, попробуйте только так назвать.

         Автобус подбросило на кочке. Правда, меня сдвинуть с места тяжеловато. Если годы убавили мою шевелюру, то никак не добавили стройности. Вот из-за моего большого веса жена и взяла надо мной верх. Куда я от неё уйду? Кто захочет иметь дело с лысеющим толстяком? Однако есть в жизни странности – в душе я Василёк, как все звали меня в родной деревне. Я всё тот же рыжий, веснушчатый мальчишка, любящий проказы, умеющий озорничать и обожающий приключения. Как всё это не трудно представить, закрыв глаза и двигаясь в сторону своей Юности.

         Жене я сказал, что уезжаю в командировку. Если бы моя стройная и молодящаяся супруга узнала о поездке в деревню, то вполне могла навязаться и испортила бы все впечатления. Никогда не ревнуя, она всё же не хочет никуда отпускать меня одного, если это не по работе. Мысль вдруг скаканула в сторону – я увидел себя сидящим за столом, напротив сурового, но очень мной любимого деда. Примерно к моим сегодняшним годам он тоже облысел. И манера зачёсывать несколько длинных волосин на лысину, как раз от него. Старик был весьма скор на расправу. Не разбираясь в обстоятельствах, он мог очень звонко ударить в лоб деревянной ложкой. Бабушка тоже опасалась его крутого нрава. Как-то вечером мы с ней шли с огорода и пытались предсказать в каком настроении нас встретит дед. Бабушка поделилась своей проверенной приметой:

         - Знай, Василёк, если дед лохматый, значит в добром настроении! – и она ободряюще улыбнулась.

         - А если причёсанный? Тогда что? – спросил я.

         - Тогда берегись! Шуму не миновать! – и бабушка сама нахмурилась.

Мы вошли в избу. Дед сидел под лампой и читал газету. Обычные рыжие островки волос окружали его голову. Сзади раздался шёпот бабушки: «Слава богу! Лохматый!» Причём, я так и не понял из чего следовало сие заключение.

И вот в этот момент дед, не обращая внимание на нас, достал из внутреннего кармана пиджака расчёску, и прошёлся ею по всей своей голове. И сейчас, вспоминая выражение лица бабушки, я не могу сдержать смех. Тогда я тоже рассмеялся, чем помог избежать скандала в тот вечер.

         Я ехал в родную деревню. Никто меня там не ждал. Давно нет в живых ни бабушки, ни деда. Родители здравствуют, проживая в городе и с нами рядом. Их внезапные визиты тоже поспособствовали появлению ранней моей седины на остатках былой шевелюры. И мне до чрезвычайности захотелось оторваться от города, суеты, от постоянных придирок жены и сарказма мамы. И вот ведь самое обидное – в любой нашей семейной ссоре всегда оказывался виноватым я. Мама всегда безоговорочно выступала за сноху. Отец только помалкивал в этих ситуациях. Короче, и от него поддержки не было. Побывать в деревне – эта мысль пришла внезапно, словно кто-то продиктовал. Повинуясь внутреннему голосу, я быстро собрался и вот уже подъезжаю к остановке. Я специально не поехал на машине, чтобы иметь возможность пройтись до деревни пешком. Да, и так совпадала легенда моей командировки. Идти придётся далеко. Будет тяжеловато. Я отвык ходить пешком. К тому же полнота не способствует быстрому шагу. Но я настроился и пройду всё расстояние, чего бы это мне не стоило. Для более удобного передвижения я отломал хороший и прочный сук от березы. За спиной непривычной тяжестью покачивался рюкзак с нехитрой снедью «на всякий случай».

         От остановки до деревни больше десяти километров. Но, как говорила бабушка: «Глаза боятся, руки – делают!» В данном случае, ноги. Я преодолел поле, где росли красивые, душистые цветы. Пару раз запутался ногой в степном вьюне, что зовут «мышиный горошек». Это удивительно приятно пахучее растение, но выбешивет на раз-два. Сначала его спокойно снимаешь с ног, а потом чуть не рвёшь в клочья от злости на его цеплялистость и трудное избавление от приставучего стебля. По полю идти тяжело: ноги так и норовят попасть в неожиданную ямку, солнце печёт невыносимо и с каждым шагом всё тяжелее. Лес, который казалось рядом, всё отдаляется и отдаляется. И вскоре никакая красота вокруг уже не восхищает. Хочется только одного: поскорее попасть под сень деревьев, в лесную прохладу.

         Внезапно вспомнились ночные сказки бабушки. Она рассказывала, что в одном из лесов вокруг деревни есть такое место, где пропадают путники.

         - Бабушка! А как это? Почему они там исчезают? – вместо того, чтобы уснуть, забеспокоился я.

         - Да, мало ли за что может лес наказать! – ответила бабушка. – Но ты ведь у нас не злой! Веток ломать не будешь без надобности. Мухоморы не пинаешь. А ягодку с кустика просто так не сбиваешь. Верно я говорю?

         - Конечно, бабушка! – я тогда ещё и закивал, словно поклялся, что в лесу веду себя очень положительно. – Так это плохие пропадают?

         - Конечно! – подтвердила бабушка.

Но про какой лес слух идёт так и не сказала.

         Ещё несколько шагов и я, обливаясь потом, вошёл в прохладу тёмного смешанного леса. Здесь попадались и стройные берёзки, и молодые нежно-зелёные сосенки, и даже небольшие островки тополей. Мне захотелось немного передохнуть под высокой и раскидистой берёзкой. Однако моё внимание привлёк грибок, что поманил тёмно-красной шляпкой. «А что, сейчас самое время для подосиновиков!» - подумал я и поспешил к грибочку. Если есть в жизни разочарование от обмана, то в лесу это работает весьма хорошо. Стоило мне ломиться сквозь тонкие ветки осинника, чтобы увидеть обычный, наглый мухомор. От досады я пнул красивую шляпку ногой. И тут же услышал голос бабушки:

         - Василёк! Ну, я же тебя просила! Зачем ты так с грибочком? – и голос затих. Зато рядом прозвучал другой:

         - Ну, какой, старуха, это Василёк? Самый натуральный Васька! Чёрт его бери! Облысел, а ума так и не нажил! – и помимо слуховой галлюцинации я ощутил звонкий удар деревянной ложкой в лоб.

Оглядываясь и почёсывая ушибленное место, я ничего не мог понять. «Надо вернуться на свою тропинку от греха подальше!» - решил я и пошёл назад. Дважды я натыкался на тонкую паутинку, что попадалась между деревьями. И уже на самом подходе к первоначальному пути, я увидел белый гриб. Находка очень обрадовала. Из-за лени снимать рюкзак и доставать нож, я просто выдернул грибок из земли. Долго нёс его в руке – больше находок не было. Потом немного передохнул под берёзкой, определил грибок в рюкзак и пошёл дальше.

         Внезапно моё лицо облепила липучая и очень тугая паутина. Я шёл и не видел её до этого. От неожиданности, я наступил на сухую палку и не удержав равновесия, плюхнулся во весь рост. Встал неожиданно легко. Однако было ощущение, что теперь уже наступила ночь –так было темно. Надо мной кто-то захохотал. «Не иначе филин!» - решил я. Попытался идти, но совсем не видел дороги. Во всём теле ощущалась какая-то лёгкость. Внезапно захлопали огромные крылья и рядом со мной стало светлей. Я увидел необычное существо. Это была по оперению сова, по телосложению орёл и, самое страшное, с лицом человека.

         - Кто ты, незваный гость? – проскрипела полуптица, получеловек.

         - А ты кто? – неожиданно для себя спросил я.

         - Хм, умничаешь? Ладно! Я – Ветикль. Страж этого леса! Никто не проходит мимо меня! Так ты, всё-таки кто?

         - А я Василий Егорович! Просто человек!

         - Интересно! А у вас всех мальчишек зовут по имени отчеству?

         - Нашёл мальчишку! Мне недавно сорок пять исполнилось! Есть жена, дети. На работе начальник, облысел уже. А ты про мальчишку речь ведёшь!

И птица вдруг снова захохотала:

– Начальник, говоришь! Тогда пошли!

Тяжело поднявшись птица полетела вперёд, освещая путь лампой со свечой.

Идти почему-то было легко. Рюкзак, вроде, вес не изменил. Однако каждый шаг я делал чуть не вприпрыжку. Какая-то задорность бушевала внутри.

Света было маловато, но всё же я кое-что видел кругом. Деревья окружали словно исполины, трава была большой, но не путалась под ногами. Время от времени кто-то шарахался из-под ног. Когда уже терпение подходило к концу я спросил:

         - Далеко ещё плестись? Может, сядем и перекусим?         - и я

демонстративно потянулся к рюкзаку.

         - Шшшшшш! – грозно зашипела птица–человек – Команды отдыхать не было! Шагай без разговоров! Поймёшь сам, когда придём.

И ещё какое-то время мы молча шагали. Я телепался снизу, а это существо, то шло вперевалку сзади, то парило надо мной, словно охраняя преступника.

         И вдруг яркий лилово-золотистый свет буквально ослепил. Неописуемая красота открылась взору. Изумрудного цвета листья обрамляли совершенно круглую полянку. Словно диковинная арка, состоящая из двух склонённых берёз, открывала вход к этой полянке. Среди изумрудных листьев, что ажуром оплетали всё открывшееся пространство, висели спелые грозди винограда, желтели маохнатые персики, ягоды малины переплетались с чёрной ежевикой. Короче, очень захотелось проснуться. Но сколько я себя не щипал, ничего не менялось. Ветикль резко толкнул меня в спину, и я оказался прямо перед огромным троном. Там, среди золотистой и серебряной паутины сидела женщина. Она производила двоякое впечатление. То лицо её казалось удивительно красивым, то становилось очень старым, из-за морщин, что плотной сеткой покрывали её черты.  В одно и то же мгновение она была прекрасна и отталкивала от себя.

         - Не говори кто ты! Не стоит утруждать себя небылицами. Я сама всё про тебя знаю!

         - Интересно! А откуда такие глубокие познания!? Я сам о себе ничего не знаю! Ну, многого…

         - Вступать в дискуссию мне некогда! Знай главное – выйти тебе отсюда уже не удастся.

         - Откуда это ОТСЮДА? – опешил я. «Неужели попал в тот самый лес, что рассказывала бабушка?»

         - Так оно и есть! – усмехнулась сидящая на троне.

«Господи! Она ещё и мысли читает!» - мне стало страшно.

         - Я – Архонтея. - представилась незнакомка. – До тех пор, пока ты не исправишь все свои ошибки, ты не выйдешь отсюда.

         - Меня могут хватиться дома! – привёл я, вроде, весомый аргумент.

         - Не обманывай сам себя! Других ведь обманывать легче? – усмехнулась Архонтея.

- Кого это я обманываю? – состроил я обиженную физиономию.

- Ты ведь в командировке? Будешь жить здесь до тех пор, пока не догадаешься кто я! Иди, уже всё сказано! – и женщина, махнув рукой совершенно скрылась за богатым пологом из серебряных и золотых нитей паутины.

- Друг! А кто это вообще? – обратился я к Ветиклю.

- Это наша королева! Любое её слово – закон! Пошли. Отведу тебя отдохнуть. «Ну, вот и отгадка! Значит, это здешняя королева!»

- Чужеземец, не всё так просто! Это для нас она королева. Подумай, кто она для тебя! А ещё лучше подумай о своих ошибках! – важно закончил Ветикль.

- А что я такого сделал, что мне здесь надо жить? – возмутился я, очень удивлённый ответом на свою догадку..

- Ты должен всё вспомнить сам! Иначе не выйдешь отсюда!  - Ветикль довёл меня до небольшой уютной полянки и улетел. Стало темно и даже несколько зябко. Мне кинули одеяло из пушистых цветов. На мой взгляд оно было коротковато и узко. Но когда я накинул его на себя, мне вполне хватило, чтобы унять дрожь.

         Среди ночи я услышал слабый стук. Ко мне пришла ещё одна странная обитательница здешних мест.

- Я – Грицелия! – сразу представилась она. – Мне тебя жалко! Ты ещё маленький, чтобы оставаться здесь.

- Не понял! Что значит «маленький»? А «большой» это когда за двести перевалит?

- Понятно! Ты ещё не сообразил где ты и что с тобой! – и она грустно покачала головой.

Я постарался как можно лучше рассмотреть ночную гостью. Странный колпак покрывал её разноцветные волосы. Она выглядела очень молодо. Правда, немного прихрамывала.

- Это что с тобой? Где ногу поранила? – проявил я сочувствие.

- Будто сам не знаешь! – снова загадка.

- А если не знаю?! То, что?

- То думай сам! Пошли я тебе тебя покажу! – от этих слов я почти окаменел.

- Это как?

- Увидишь сейчас!  - и она очень быстро похромала впереди меня.

Мы подошли к удивительному водопаду. Вода лилась холодная, прозрачная и такая стремительная, что в ней было всё видно, как в зеркале. Я заглянул и обомлел. На меня смотрел Василёк из далёкого детства. Мне снова было не больше двенадцати лет. «Ни фига себе!» - и я отпрянул от того, что увидел.

«С одной стороны начать жить заново – очень заманчиво! Поменяю свою «пилораму» на молоденькую. Возможно, и кудри сохранятся!»

         - Э, куда тебя понесло! Размечтался о кренделях небесных! Не других надо менять, а себя! Здесь-то неспроста появился!

         - Вы тут все что ли мысли читать умеете? – опечалился я. – Ни о чём подумать нельзя!

         - О деле думай! Или ты хочешь остаться здесь? Но тогда будешь жить либо кочкой у Лешего, либо в подмастерья пойдёшь к Дидерию.

         - А это ещё кто? – у меня от новых имён голова кружилась.

         - Это, как раз тот, кто может вернуть тебя обратно. Только он знает такой способ. – сообщила мне Грицелия.

         - Чего ждём тогда? Пошли к нему! – поторопил я свою спутницу.

         - А что к нему ходить? Вот он! – и Грицелия показала на необъятные размеры существо, больше похожее на пень.

         - Что вам надо? - заскрипел Дидерий одновременно и басом, и тоненько, словно ломающаяся ветка.

         - Видите ли, я случайно сюда попал! Теперь бы в свой мир вернуться. – попытался я объяснить ситуацию.

         - Ничего случайно не происходит! Значит, есть что-то такое, что привело тебя сюда! – теперь существо скрипело очень приятно уху.

         - Значит, Вы мне подскажите, куда идти, чтобы выйти в родной лес.

         - Ошибаешься! Только ты сам можешь найти дорогу обратно. – и Дидерий замолчал.

         - То есть искать нужную тропинку? – не совсем понял я.

         - Нет! Тебе не найти нужной. Вот, когда до всего догадаешься, то она сама тебя найдёт! Немного подскажу: узнай кто я и кто та, что тебя сюда привела.

         - Ничего себе задачка! – я совсем расстроился – иди узнай, кто спрятался под такими странными личинами.

         - А ты вспомни всю жизнь до того момента, как попал сюда! Всё больше подсказывать не могу! Но знай, что те, кто так и не догадался до верных ответов и сейчас живут здесь! – очень веско закончил суровый пень.

         - Интересно, а я могу их повидать? – у меня появилась надежда встретить соплеменников.

         - Конечно, можешь! – хохотнула Грицелия.

         - И где они? – я стал оглядываться по сторонам.

         - Они – это кусты, деревья и ягоды. То есть вы – люди их так видите! – ответ буквально уничтожил.

         - Значит, и мне быть ягодкой? Да?

         - Да, если не возьмёшь себя в руки и не станешь соображать! И поторопись! Времени у тебя мало – только сутки. – и в этот момент я снова оказался на своей маленькой полянке.

         Знаете, это очень странно ощущать себя совсем маленьким и в то же время помнить всю свою взрослую жизнь. Я долго сидел и думал, где совершил и какой промах. Очевиднее всего то, что именно лес на меня обиделся. Значит, все глупости были сделаны после того, как я вышел из автобуса. Рассуждая логически, я вспомнил как сломал большую ветку у берёзы. А ведь мог спокойно найти уже засохшие ветки, что лежали на земле. В момент, когда я про это подумал Вертикль нервно хохотнул. «Ага! Идём верной дорогой, товарищи!».

         Потом я нечаянно прикоснулся ко лбу, который ясно помнил удар дедушкиной ложкой. «Бабушка говорила, что нельзя пинать мухоморы! Вот я идиот!» - за спиной треснула ветка, словно подтверждая мои мысли.

«А вот Грицелия, интересно почему она хромает?! И имя что-то сильно напоминает!» В памяти вдруг ярко всплыла картинка – я вырываю белый гриб из земли. «Всё ясно! Грицелия – наверно грибная. Значит это моя лень сделала её хромой!» Где-то вдалеке раздался голос бабушки: «Умница! Мой родной Василёк!»

         Моё падение из-за паутины напомнило то, как я мог попасть сюда. В голове сошёлся весь пазл. Я совсем успокоился, откинулся на мягкую травяную подушку и собрался спать. Но не тут-то было.

         - Пошли! Нас зовёт королева! – Витикль кружил рядом пока мы не достигли той очаровательной полянки.

         - Я знаю, что ты многое понял! Ответь на главный вопрос: кто такой Дидерий и, кто я такая? Хватит ли у тебя сообразительности?

         - Мне кажется, что Дидерий это лес в который я попал! – я увидел, как чуть заметно кивнула Архонтея.

         - А ты, если судить по имени, то скорее всего владеешь всеми паутинами в лесу или во всех лесах. – я ждал ответа и надеялся, что догадался верно.

         Однако ответа не последовало. Вместо этого я увидел прямо перед собой листву деревьев, сухие сучки и пробегающих муравьёв. Я лежал, распластавшись после падения. Всю мою физиономию облепила жирная паутина. Рюкзак сильно придавил шею и поэтому я поднялся далеко не с первого раза.  Потом, устроившись под деревом, долго не мог сообразить, что со мной было. Правда мне довелось побывать в том лесу, где все пропадают или, просто стукнулся головой и потерял сознание. Вот и возникает вопрос: "А кто и на кого охотился?!"

         Как бы там ни было больше никогда не ломаю живые деревья, не нарушаю грибницу и стараюсь обходить все лесные паутины. Мало ли что…


 
Рейтинг: +14 190 просмотров
Комментарии (13)
Галина Дашевская # 8 ноября 2020 в 18:55 +9
Отличный рассказ! В нём описана природа с грибочками, да кочками. Королева леса. Заданной теме соответствует. Автору удачи! Ломать, крушить ничего не нужно.
Александр Джад # 9 ноября 2020 в 12:33 +6
Больше никогда не буду пинать мухоморы и сбивать паутину - пусть себе обволакивает. А живых деревьев ваще никогда не портил - жалко, они ж живые, им больно.
Понравился рассказ и по выписке и, особенноЮ по сути.
Удачи автору!
Анна-Мария Кёр ღ Little stories # 9 ноября 2020 в 15:37 +5
Посмотрела в Google… «Выписка – это документально оформленная информация, представляющая собой часть какого либо документа, и выдаваемая лицу, имеющему на это право.» Александр, подскажите мне, пожалуйста, что означает «выписка» в характеристике (рецензировании) прозаических текстов?
Александр Джад # 9 ноября 2020 в 18:46 +5
Здравствуйте, Анна!
Выписка, в данном случае - это, прежде всего понятность, а так же правильность построения, логичность и достаточность сюжета. Чтобы не писать всех этих понятий и применил емкое и, думаю, понятное многим слово - выписка.
Ивушка # 9 ноября 2020 в 16:32 +6
поход за искорками мудрости и доброты...
хороший рассказ о жизни в которой всегда
есть необъяснимые загадочные мистические моменты...
Ирина Бережная # 9 ноября 2020 в 19:32 +6
Ничего не ломаем, ничего не крушим. Это природа. А что мухоморы? Их в пищу употребляли.
Сергей Шевцов # 10 ноября 2020 в 19:05 +5
Я сейчас ощутил себя маленьким мальчиком, которому бабушка рассказала сказку. Попади я в тот лес, мне бы из него точно не выбраться. Мои грехи куда посерьёзнее, чем у лысеющего Василька. Сколько я веток переломал в детстве, делая лук и стрелы не счесть, про шалаши даже боюсь вспоминать. А если пересчитать всех убиенных мною комаров, мух и тараканов, то меня уже можно приговаривать к высшей мере наказания.
Владимир Камаев # 11 ноября 2020 в 13:45 +5
Вторая часть этого дивного рассказа интересна многими образными находками, и она, на мой взгляд, вполне обошлась бы без первой части. Но плюсую...
Владимир Перваков # 12 ноября 2020 в 13:50 +4
Хороший рассказ! Добрый и поучительный!
Увлекает повествованием в таинственный мир, заставляет примерить его на себя.
Удачи автору!
А учёные так и не пришли к единому выводу что вреднее для грибницы - выкручивать или срезать плодовое тело...
Александр Жарихин # 14 ноября 2020 в 02:39 +4
Делаем вывод, не давим ногами то, что растёт и бегает по земле. Рассказ понравился. Автору удачи!
Нина Колганова # 16 ноября 2020 в 15:04 +4
Словно прочитала хорошую сказку. Добрую и поучительную. Удачи!
Елена Бурханова # 20 ноября 2020 в 16:17 +4
Интересная и поучительная сказка!
Удачи автору!
Людмила Комашко-Батурина # 21 ноября 2020 в 23:49 +3
Мир природы удивителен! Творческих успехов Вам!Автор затронул интересную тему потустороннего мира рядом с нами.