Кража

2 августа 2019 - Александр Джад
      Украли у меня около года назад с дачи садовую тачку. Погоревал малость, но что делать? А тачка-то нужна. Как на даче без неё?
    На следующий год, весной уже в городе по дороге домой заглянул к знакомому, тот попросил чехол на руль помочь установить.
   — Одному, — сказал, — не с руки.
    Возимся мы, смотрю, у него в гараже колесо от старого мотороллера среди всякого хлама валяется. А мне пропажу тачки надо компенсировать. Здесь же, вижу, есть то, чего как раз не хватает, а приятелю без надобности.
    Закончили работу, выпросил у него это колесо, да и покатил к дому. На улице уже не холодно, но и жары особой не чувствуется. Прихватил для тепла ещё с дачи курточку, не сказать, чтобы первой свежести — мне-то лишь до дома дойти. Вид не бомжа, конечно, но и особой респектабельностью не пахнет. А тут два мента навстречу.
    Один длинный, худой, как оглобля. Другой полная противоположность — маленький, щупленький. Парочка, скажу я вам... Мелкий прям, как Штепсель, а длинный, словно Тарапунька собственной персоной из юмористического прошлого нарисовались.
    — Почему колесо катишь? — спрашивает Тарапунька.
    «Вам-то какое дело? — подумал. — Хочу и качу!» А вслух сказал:
    — Вы что, сами не понимаете?
    До дома мне ещё метров пятьсот катить предстояло. Не скажу, что шибко устал, но всё же. А тут передых какой-никакой, да ещё и с развлечением...
    — Мужик, ты чё грубишь? — поддержал соратника Штепсель. — В обезьянник хочешь?
    — По какому такому праву? — спрашиваю. — Что незаконного делаю?
    — А, может, ты украл его.
    — Может. Но презумпцию невиновности ещё никто не отменял. Вы докажите сначала, а потом предъявляйте. К тому же вы даже не представились. С кем имею честь?
    — Ты чё, ещё и умничать надумал? — подключился Тарапунька.
    — Вы сами не грубите, — не сдавал я своих позиций. — По закону, так по закону. Представьтесь для начала.
    Штепсель ткнул пальцем в жетон на груди и, начиная заводиться, прошипел сквозь зубы:
    — Ты чё борзеешь? Идентифицируй, раз такой грамотный.
    — Какие слова вы знаете... — с пристрастным уважением говорю. — Но это не доказательство. Что вы мне какую-то железяку предъявляете? Может, вы за углом мента кокнули, переоделись в его форму и, с какими-то непонятно-корыстными целями пристаёте к честным гражданам.
    — Слышь, ты чё? — грозно навис надо мной Штепсель.
    — Погоди! — остановил его сослуживец. — Вот.
    Покопавшись в карманах, Тарапунька раскрыл передо мной удостоверение.
    — Теперь всё в порядке?
    — Какое в порядке? — возмутился я. — Это же не ваша фотография. Поднимите голову. Так. Теперь повернитесь в профиль.
    Тарапунька, привыкший сначала выполнять команды, а потом думать, крутил головой и так, и сяк, пока не спохватился:
    — Да ты просто издеваешься! — выкрикнул он.
    — Отнюдь, — стоял я твёрдо на своём. — Посмотрите сами, — обратился к Штепселю. — Ведь совсем не похож.
    Штепсель долго рассматривал фотографию в удостоверении приятеля и наконец, выдал:
    — А кто на свою фотку в паспорте похож?
    — Так, — резюмировал я. — Пока не докажите свою принадлежность к стражам порядка, разговаривать нам не о чем.
    — Ну нахал, — возмутился Тарапунька. — Всё. Ты меня достал. Вызываю наряд.
    И он принялся, ожесточённо жестикулируя что-то кричать в рацию.
    — Мы с вами коров не пасли, — не особо настаивая, сказал я. — Так что прошу обращаться ко мне на «вы».
    Служаки оставили моё замечание без внимания, словно не услышали.
    Не прошло и пяти минут, как перед нами, мигая сине-красным фонарём на крыше, противно скрипнув тормозами, резко остановился милицейский УАЗик.
    На задержания они так бы споро приезжали. Хотя... что такое говорю? Сказать по правде, на задержания они тоже частенько успевают. За службу держаться... или за зарплату. Да ладно, не это главное. В данном случае важен результат. И он был налицо.
    Майор при погонах — огромный, метра под два ростом, косая сажень в плечах, кулаки, что хороший кочан капусты, уже спешил к нам на разбирательство. Не хотелось бы мне в тёмном переулке ему не понравиться...
    — Майор Спиридонов, — поспешил он представиться. — Почему колесо катили? — словно был в теме, не глядя на меня, ещё на подходе грозно прорычал майор.
    И вот тут вышла заминка. Стоит сказать, что я старый вояка. И надо ж такому случиться, что именно этот самый майор, лет двадцать назад в моей роте срочную службу проходил.
    — Товарищ капитан, вы? — вытаращившись на меня, сказал мой бывший боец.
    — Вообще-то подполковник и уже в отставке, — уточнил я. — А так, всё остальное сходится.
    — Товарищ капитан... Ой, простите, товарищ подполковник, что случилось?
    — Да вот, Спиридонов, твои бойцы интересуются, почему колесо качу.
    Майор чуть не жалобно посмотрел на меня и с надеждой в голосе спросил:
    — Ну и что вы на это ответили? 
    — Ничего. Что сами не видят? Почему, почему... По дорожке. Почему же ещё?
    — Товарищ капи... подполковник...
    — Да ладно, Спиридонов, шучу, конечно. Качу, потому что нести в руках неудобно и тяжело. Колесо предназначено для того, чтобы его катить, а не носить. Разве сами не понимают? Для чего глупые вопросы задавать?
    — Так бойцы... — с пристрастием посмотрел на подчинённых майор Спиридонов. — Ещё вопросы к товарищу есть?
    — Никак нет, товарищ майор! — быстро сориентировавшись в ситуации, хором ответили мои недавние узурпаторы.
    — Свободны! — майор проводил грозным взглядов подчинённых. — Товарищ подполковник, неловко как-то всё вышло. Вы уж не держите зла на них. Они исключительно из служебного рвения. Давайте подвезу.
    Но на этом история с садовой тачкой не закончилась, а имела очень неожиданное продолжение...
 
    Это волшебное место — дача. Воздух, деревья, травы — всё здесь дышит здоровьем и красотой. Нигде так не спится, как в срубленном, пахнущим деревом и смолой доме. Вроде бы спишь мало, буквально шесть-семь часов, а высыпаешься, как в городе — бетонных джунглях, за все десять.
    Как прекрасно с удовольствием и продуктивно поработать на грядках. Понаблюдать, как из семян вырастают разные полезные вкусняшки... А вечерами, под необременительный разговор пропустить с соседом Сергеем пару стопочек домашнего виноградного винца. Не жизнь, а радость одна. 
    В тот день всё так и было. Пропустили вечером винца. Ну, может, не по паре стопок, чуть больше. Но это ж домашнее, без всяких вредных добавок.
    И вот уже утро. Воздух звенит. Птички поют. Солнышко светит. Всё, как всегда — прекрасно и удивительно. Сергей подошёл к заборчику, разделяющему наши участки.
    — Слышь, Петро, представляешь, пока мы с тобой вчера трапезничали, цыгане тачку мою умыкнули.
    — Почему сразу цыгане? — встал я на защиту беззащитных. — Будто только цыгане и воруют.
    — Сам посуди. Здесь обычно её оставляю, — он кивнул на малинник. — Следы идут отсюда и до гаража. А дальше следов нет. Не на руках же её потом несли? Звука мотора мы не слышали. Значит, что?
    — Что?
    — А то и значит. Цыгане подъехали на лошади, перегрузили тачку в телегу. Вот и вся недолга.
    В логике упрекнуть соседа было трудно. Всё сходилось и указывало на цыган. Но как эту логику реализовать? И тут я вспомнил о майоре Спиридонове — моём бывшем бойце ныне трудящемся на службе у закона.
    — Спиридонов, — сказал я в трубку, благо сейчас это не проблема, не то, что в годы нашей юности. — Тут такое дело... 
    Буквально через час к нам на служебном транспорте подкатил огромный, этакий богатырь из детских сказок, вылитый Илья Муромец, майор Спиридонов вместе с нашим, под стать ему, участковым — вылитым Алёшей Поповичем. Осмотрели место преступления. И, ничего не сказав, укатили.
    — А ты говоришь, найдут, — пробурчал Сергей, глядя вслед удаляющемуся милицейскому УАЗику. — Поеду в город за женой. Да и провизией надо заправиться.
    Недолго мне пришлось страдать от одиночества. Примерно часа через два меня потревожил резкий звук клаксона автомобиля. Вышел я к калитке.
    По улице с включенным мигающим фонарём на крыше, изредка сигналя, очень медленно двигался милицейский УАЗ. Перед ним, три цыганёнка, упираясь и покрываясь потом, катили три тачки.
    Понятное дело, кто ж таким почти былинным русским богатырям захочет перечить? Своё отдадут, лишь бы отстали. Видимо, цыгане думали примерно так же.
    Жара. Солнце в зените. Дислоцировались сии свободолюбивые граждане табором километрах в трёх от наших дач. Вроде бы и не далеко. Но не далеко — это, когда просто гуляешь, а тут тачки вязнут в песке, ноги заплетаются, а сзади русский богатырь напирает и расслабиться не даёт.
    Иногда, видимо от усталости — щуплые, кожа да кости, голые по пояс, давно не мытые цыганята припадали на колени, вытирали пот со лба, размазывая пыль по лицу. А то просто в изнеможении останавливались, но тут же, подгоняемые резким гудком клаксона, начинали движение. Зрелище, как говорят, не для слабонервных.
    — Которая ваша, товарищ подполковник? — выйдя из машины, спросил майор Спиридонов. — Выбирайте.
    Что было делать? Сосед в городе. Какая тачка его? Надо бы узнать особые приметы. Набрал номер Сергея.
    — Абонент временно не доступен, — послышался равнодушный женский голос.
    Вот незадача. Наверное, телефон разрядился. Но решение нужно принимать незамедлительно. Ну и подумал, мол, кто-то сейчас моей тачкой пользуется, кто-то Сергеевой. А тут такая ситуация. Грех было не воспользоваться. Ну и воспользовался.
    С умным видом оглядел все тачки.  Выбрал самую лучшую и ткнул в неё пальцем:
    — Вот эта.
    Понятное дело никто спорить не стал. Даже, казалось, эти черноглазые черноволосые смугляки готовы были оставить здесь все три тачки, лишь бы не катить их обратно. 
    К вечеру вернулся Сергей с женой Ларисой.
    — Серёга, смотри, какую тебе тачку выбрал вместо украденной, — подкатил я к соседу трофей.
    — Что за тачка? — заинтересовалась Лариса. — Новую купил?
    — Не, у нас тачку ночью украли, — сказал Сергей. — Так Петро нам эту вместо той подогнал.
    — Вместо какой? — насторожилась бдительная жена.
    — Ну... вместо нашей, что украли, — уже чувствуя какой-то подвох, не очень уверенно пояснил сосед.
    — Вы что так надрызгались, что ничего не помните?
    — Чего надрызгались? — пробурчал Сергей. — Хорошо посидели. С соседом. Нельзя что ли?
    Ни слова больше не говоря, Лариса пошла к гаражу, распахнула ворота и пальцем поманила нас за собой:
    — Кто вчера бубнил, — Лариса ткнула куда-то в тёмное нутро, — что тачку от дождя и ненужных глаз нужно в гараж завести? Чуть на ногах стоял, а закатил, да ещё и покрывалом прикрыл, мол, чтоб не пылилась. 
    Воцарилась полная, как нам показалось, тишина. Мы посмотрели на тачку, друг на друга. Надо было как-то выходить их положения.
    — Петро, помнится у тебя ещё в прошлом году, тоже тачку украли, — Сергей с надеждой посмотрел на меня. — Может, это твоя?
    — Точно! — хлопнул я себя по лбу. — Это же моя. То-то, думаю, что-то знакомое... Оказывается, моя.
    Жена Сергея с недоверием посмотрела на нас, но спорить и выяснять дальше ничего не стала.
    Так я приобрёл себе новую старую тачку. Но лучше бы взял какую-нибудь похуже. Судите сами.
    Через пару дней зашёл ко мне Михаил — сосед с параллельной улицы нашего кооператива за какой-то мелочью.
    — Вот она! — воскликнул он, глядя на мою новую старую тачку. — А я и забыл, что тебе отдал. Если больше не нужна, заберу?
    Как можно отказать? Ведь на самом деле она пока что была мне без надобности. Попользовался и отдай хозяину.
    — Конечно, бери, — грустно смотрел я вслед Михаилу, удаляющемуся с так и не ставшей моей тачкой.
    «Не было и не надо, — отогнав невесёлые мысли, философски решил я. — К тому же от чужого, какой прок? Наверняка либо сломалось быстро, либо вновь украли. Как известно, на чужой беде своего счастья не построишь. А так, хоть у соседа пропажа нашлась».
    Вздохнул. И пошёл звонить майору. Может, он всё же и мою тачку найдёт. Ну и что, что с той поры много времени прошло? Надежда, как говорят, умирает последней. 
    — Алло! Спиридонов? Тут такое дело... 

© Copyright: Александр Джад, 2019

Регистрационный номер №0454245

от 2 августа 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0454245 выдан для произведения:     Украли у меня около года назад с дачи садовую тачку. Погоревал малость, но что делать? А тачка-то нужна. Как на даче без неё?
    На следующий год, весной уже в городе по дороге домой заглянул к знакомому, тот попросил чехол на руль помочь установить.
   — Одному, — сказал, — не с руки.
    Возимся мы, смотрю, у него в гараже колесо от старого мотороллера среди всякого хлама валяется. А мне тачку надо восстанавливать. Здесь же, вижу, есть то, чего как раз не хватает, а приятелю без надобности.
    Закончили работу, выпросил у него это колесо, да и покатил к дому. На улице уже не холодно, но и жары особой не чувствуется. Прихватил для тепла ещё с дачи курточку, не сказать, чтобы первой свежести — мне-то лишь до дома дойти. Вид не бомжа, конечно, но и особой респектабельностью не пахнет. А тут два мента навстречу.
    Один длинный, худой, как оглобля. Другой полная противоположность — маленький, щупленький. Парочка, скажу я вам... Мелкий прям, как Тарапунька, а длинный, словно Штепсель собственной персоной из юмористического прошлого нарисовались.
    — Почему колесо катишь? — спрашивает Тарапунька.
    «Вам-то какое дело? — подумал. — Хочу и качу!» А вслух сказал:
    — Вы что, сами не понимаете?
    До дома мне ещё метров пятьсот катить предстояло. Не скажу, что шибко устал, но всё же. А тут передых какой-никакой, да ещё и с развлечением...
    — Мужик, ты чё грубишь? — поддержал соратника Штепсель. — В обезьянник хочешь?
    — По какому такому праву? — спрашиваю. — Что незаконного делаю?
    — А, может, ты украл его.
    — Может. Но презумпцию невиновности ещё никто не отменял. Вы докажите сначала, а потом предъявляйте. К тому же вы даже не представились. С кем имею честь?
    — Ты чё, ещё и умничать надумал? — подключился Тарапунька.
    — Вы сами не грубите, — не сдавал я своих позиций. — По закону, так по закону. Представьтесь для начала.
    Штепсель ткнул пальцем в жетон на груди и, начиная заводиться, прошипел сквозь зубы:
    — Ты чё борзеешь? Идентифицируй, раз такой грамотный.
    — Какие слова вы знаете... — с пристрастным уважением говорю. — Но это не доказательство. Что вы мне какую-то железяку предъявляете? Может, вы за углом мента кокнули, переоделись в его форму и, с какими-то непонятно-корыстными целями пристаёте к честным гражданам.
    — Слышь, ты чё? — грозно навис надо мной Штепсель.
    — Погоди! — остановил его сослуживец. — Вот.
    Покопавшись в карманах, Тарапунька раскрыл передо мной удостоверение.
    — Теперь всё в порядке?
    — Какое в порядке? — возмутился я. — Это же не ваша фотография. Поднимите голову. Так. Теперь повернитесь в профиль.
    Тарапунька, привыкший сначала выполнять команды, а потом думать, крутил головой и так, и сяк, пока не спохватился:
    — Да ты просто издеваешься! — выкрикнул он.
    — Отнюдь, — стоял я твёрдо на своём. — Посмотрите сами, — обратился к Штепселю. — Ведь совсем не похож.
    Штепсель долго рассматривал фотографию в удостоверении приятеля и наконец, выдал:
    — А кто на свою фотку в паспорте похож?
    — Так, — резюмировал я. — Пока не докажите свою принадлежность к стражам порядка, разговаривать нам не о чем.
    — Ну нахал, — возмутился Тарапунька. — Всё. Ты меня достал. Вызываю наряд.
    И он принялся, ожесточённо жестикулируя что-то кричать в рацию.
    — Мы с вами коров не пасли, — не особо настаивая, сказал я. — Так что прошу обращаться ко мне на «вы».
    Служаки оставили моё замечание без внимания, словно не услышали.
    Не прошло и пяти минут, как перед нами, мигая сине-красным фонарём на крыше, противно скрипнув тормозами, резко остановился милицейский УАЗик.
    На задержания они так бы споро приезжали. Хотя... что такое говорю? Сказать по правде, на задержания они тоже частенько успевают. За службу держаться... или за зарплату. Да ладно, не это главное. В данном случае важен результат. И он был налицо.
    Майор при погонах — огромный, метра под два ростом, косая сажень в плечах, кулаки, что хороший кочан капусты, уже спешил к нам на разбирательство. Не хотелось бы мне в тёмном переулке ему не понравиться...
    — Майор Спиридонов, — поспешил он представиться. — Почему колесо катили? — словно был в теме, не глядя на меня, ещё на подходе грозно прорычал майор.
    И вот тут вышла заминка. Стоит сказать, что я старый вояка. И надо ж такому случиться, что именно этот самый майор, лет двадцать назад в моей роте срочную службу проходил.
    — Товарищ капитан, вы? — вытаращившись на меня, сказал мой бывший боец.
    — Вообще-то подполковник и уже в отставке, — уточнил я. — А так, всё остальное сходится.
    — Товарищ капитан... Ой, простите, товарищ подполковник, что случилось?
    — Да вот, Спиридонов, твои бойцы интересуются, почему колесо качу.
    Майор чуть не жалобно посмотрел на меня и с надеждой в голосе спросил:
    — Ну и что вы на это ответили? 
    — Ничего. Что сами не видят? Почему, почему... По дорожке. Почему же ещё?
    — Товарищ капи... подполковник...
    — Да ладно, Спиридонов, шучу, конечно. Качу, потому что нести в руках неудобно и тяжело. Колесо предназначено для того, чтобы его катить, а не носить. Разве сами не понимают? Для чего глупые вопросы задавать?
    — Так бойцы... — с пристрастием посмотрел на подчинённых майор Спиридонов. — Ещё вопросы к товарищу есть?
    — Никак нет, товарищ майор! — быстро сориентировавшись в ситуации, хором ответили мои недавние узурпаторы.
    — Свободны! — майор проводил грозным взглядов подчинённых. — Товарищ подполковник, неловко как-то всё вышло. Вы уж не держите зла на них. Они исключительно из служебного рвения. Давайте подвезу.
    Но на этом история с садовой тачкой не закончилась, а имела очень неожиданное продолжение...
 
    Это волшебное место — дача. Воздух, деревья, травы — всё здесь дышит здоровьем и красотой. Нигде так не спится, как в срубленном, пахнущим деревом и смолой доме. Вроде бы спишь мало, буквально шесть-семь часов, а высыпаешься, как в городе — бетонных джунглях, за все десять.
    Как прекрасно с удовольствием и продуктивно поработать на грядках. Понаблюдать, как из семян вырастают разные полезные вкусняшки... А вечерами, под необременительный разговор пропустить с соседом Сергеем пару стопочек домашнего виноградного винца. Не жизнь, а радость одна. 
    В тот день всё так и было. Пропустили вечером винца. Ну, может, не по паре стопок, чуть больше. Но это ж домашнее, без всяких вредных добавок.
    И вот уже утро. Воздух звенит. Птички поют. Солнышко светит. Всё, как всегда — прекрасно и удивительно. Сергей подошёл к заборчику, разделяющему наши участки.
    — Слышь, Петро, представляешь, пока мы с тобой вчера трапезничали, цыгане тачку мою умыкнули.
    — Почему сразу цыгане? — встал я на защиту беззащитных. — Будто только цыгане и воруют.
    — Сам посуди. Здесь обычно её оставляю, — он кивнул на малинник. — Следы идут отсюда и до гаража. А дальше следов нет. Не на руках же её потом несли? Звука мотора мы не слышали. Значит, что?
    — Что?
    — А то и значит. Цыгане подъехали на лошади, перегрузили тачку в телегу. Вот и вся недолга.
    В логике упрекнуть соседа было трудно. Всё сходилось и указывало на цыган. Но как эту логику реализовать? И тут я вспомнил о майоре Спиридонове — моём бывшем бойце ныне трудящемся на службе у закона.
    — Спиридонов, — сказал я в трубку, благо сейчас это не проблема, не то, что в годы нашей юности. — Тут такое дело... 
    Буквально через час к нам на служебном транспорте подкатил огромный, этакий богатырь из детских сказок, вылитый Илья Муромец, майор Спиридонов вместе с нашим, подстать ему, участковым — вылитым Алёшей Поповичем. Осмотрели место преступления. И, ничего не сказав, укатили.
    — А ты говоришь, найдут, — пробурчал Сергей, глядя вслед удаляющемуся милицейскому УАЗику. — Поеду в город за женой. Да и провизией надо заправиться.
    Недолго мне пришлось страдать от одиночества. Примерно часа через два меня потревожил резкий звук клаксона автомобиля. Вышел я к калитке.
    По улице с включенным мигающим фонарём на крыше, изредка сигналя, очень медленно двигался милицейский УАЗ. Перед ним, три цыганёнка, упираясь и покрываясь потом, катили три тачки.
    Понятное дело, кто ж таким почти былинным русским богатырям захочет перечить? Своё отдадут, лишь бы отстали. Видимо, цыгане думали примерно так же.
    Жара. Солнце в зените. Дислоцировались сии свободолюбивые граждане табором километрах в трёх от наших дач. Вроде бы и не далеко. Но не далеко — это, когда просто гуляешь, а тут тачки вязнут в песке, ноги заплетаются, а сзади русский богатырь напирает и расслабиться не даёт.
    Иногда, видимо от усталости — щуплые, кожа да кости, голые по пояс, давно не мытые цыганята припадали на колени, вытирали пот со лба, размазывая пыль по лицу. А то просто в изнеможении останавливались, но тут же, подгоняемые резким гудком клаксона, начинали движение. Зрелище, как говорят, не для слабонервных.
    — Которая ваша, товарищ подполковник? — выйдя из машины, спросил майор Спиридонов. — Выбирайте.
    Что было делать? Сосед в городе. Какая тачка его? Надо бы узнать особые приметы. Набрал номер Сергея.
    — Абонент временно не доступен, — послышался равнодушный женский голос.
    Вот незадача. Наверное, телефон разрядился. Но решение нужно принимать незамедлительно. Ну и подумал, мол, кто-то сейчас моей тачкой пользуется, кто-то Сергеевой. А тут такая ситуация. Грех было не воспользоваться. Ну и воспользовался.
    С умным видом оглядел все тачки.  Выбрал самую лучшую и ткнул в неё пальцем:
    — Вот эта.
    Понятное дело никто спорить не стал. Даже, казалось, эти черноглазые черноволосые смугляки готовы были оставить здесь все три тачки, лишь бы не катить их обратно. 
    К вечеру вернулся Сергей с женой Ларисой.
    — Серёга, смотри, какую тебе тачку выбрал вместо украденной, — подкатил я к соседу трофей.
    — Что за тачка? — заинтересовалась Лариса. — Новую купил?
    — Не, у нас тачку ночью украли, — сказал Сергей. — Так Петро нам эту вместо той подогнал.
    — Вместо какой? — насторожилась бдительная жена.
    — Ну... вместо нашей, что украли, — уже чувствуя какой-то подвох, не очень уверенно пояснил сосед.
    — Вы что так надрызгались, что ничего не помните?
    — Чего надрызгались? — пробурчал Сергей. — Хорошо посидели. С соседом. Нельзя что ли?
    Ни слова больше не говоря, Лариса пошла к гаражу, распахнула ворота и пальцем поманила нас за собой:
    — Кто вчера бубнил, — Лариса ткнула куда-то в тёмное нутро, — что тачку от дождя и ненужных глаз нужно в гараж завести? Чуть на ногах стоял, а закатил, да ещё и покрывалом прикрыл, мол, чтоб не пылилась. 
    Воцарилась полная, как нам показалось, тишина. Мы посмотрели на тачку, друг на друга. Надо было как-то выходить их положения.
    — Петро, помнится у тебя ещё в прошлом году, тоже тачку украли, — Сергей с надеждой посмотрел на меня. — Может, это твоя?
    — Точно! — хлопнул я себя по лбу. — Это же моя. То-то, думаю, что-то знакомое... Оказывается, моя.
    Жена Сергея с недоверием посмотрела на нас, но спорить и выяснять дальше ничего не стала.
    Так я приобрёл себе новую старую тачку. Но лучше бы взял какую-нибудь похуже. Судите сами.
    Через пару дней зашёл ко мне Михаил — сосед с параллельной улицы нашего кооператива за какой-то мелочью.
    — Вот она! — воскликнул он, глядя на мою новую старую тачку. — А я и забыл, что тебе отдал. Если больше не нужна, заберу?
    Как можно отказать? Ведь на самом деле она пока что была мне без надобности. Попользовался и отдай хозяину.
    — Конечно, бери, — грустно смотрел я вслед Михаилу, удаляющемуся с так и не ставшей моей тачкой.
    «Не было и не надо, — отогнав невесёлые мысли, философски решил я. — К тому же от чужого, какой прок? Наверняка либо сломалось быстро, либо вновь украли. Как известно, на чужой беде своего счастья не построишь. А так, хоть у соседа пропажа нашлась».
    Вздохнул. И пошёл звонить майору. Может, он всё же и мою тачку найдёт. Ну и что, что с той поры много времени прошло? Надежда, как говорят, умирает последней. 
    — Алло! Спиридонов? Тут такое дело... 
 
Рейтинг: +17 194 просмотра
Комментарии (12)
Татьяна Белая # 2 августа 2019 в 14:15 +4
Я что, мне понравилось. Незатейливо и весело.
Удачи автору. hi
Валерий Куракулов # 4 августа 2019 в 05:39 +6
Интересная история, в которой есть все признаки детектива: кража, расследование, счастливый конец с перчиком)).
Пожарный Тарапунька - высокий, а электромонтёр Штепсель - маленький)
laugh napitki-3
Тая Кузмина # 4 августа 2019 в 11:53 +9
Приятное впечатление от рассказа! Понравилось!

osenpar2
Светлана Казаринова # 5 августа 2019 в 20:24 +7
Рассказ с юморком, читается легко. Писал, наверное товарищ в возрасте, потому что упомянуты Тарапунька и Штепсель. А знает ли нынешняя молодежь кто это. желательно бы пояснить хотя бы ы сноске.
Ивушка # 6 августа 2019 в 08:24 +4
скучать нигде не приходится...
весёлый житейский случай
Карим Азизов # 7 августа 2019 в 17:27 +4
Весёлая, житейская история, хотя описанное событие – кража – невесёлое. Читать было интересно. Узнаю руку мастера.
Но детективность, если можно так сказать, отсутствует. Расследования всё-таки для читателя не было. Как правильно заметил Валерий – Штепсель с Тарапунькой перепутаны. Для рассказа описанный случай вполне приемлем. Но вот в жизни, не появись именно Спиридонов, досталось бы в обезьяннике ГГ.
«подстать» нужно под стать.
Тут прямо как у Высоцкого: «Вчера мы выпили немного, скажи Серёга». Раз Сергей наутро уже бодро подошёл к Петро, значит, действительно, выпили немного. А раз так, то почему о не помнил, что тачку в гараж поставил?
Алексей Ананьев # 8 августа 2019 в 16:56 +6
Если можно применить к детективу слово "уютный",
то это как раз тот случай, когда читать хочется.
read-11
Елена Бурханова # 10 августа 2019 в 00:36 +5
Небанальный сюжет!
Читается с интересом.
Цыганят жалко.)))
Сергей Стрункин # 12 августа 2019 в 08:41 +4
Хороший детектив, нетривиальный сюжет и легко читается! Удачи в конкурсе!
Сергей Шевцов # 13 августа 2019 в 08:56 +6
Помнится был такой фильм "Деревенский детектив", а здесь прямо-таки дачный детективчик. Правда, вместо Анискина - Спиридонов, но всё-равно весело.
Владимир Перваков # 15 августа 2019 в 13:50 +5
Интересная история! Как уже все отметили, легко читается!
Удачи автору! c0411
Людмила Комашко-Батурина # 29 августа 2019 в 23:14 +2
Забавная детективная история. Как просто всё решается, если есть нужные знакомства. Удачи автору.