Десять зелёных бутылок

7 августа 2019 - Сергей Шевцов
article454735.jpg
                            
                                           
         Десять зелёных бутылок стояло на стене,
                                        Десять зелёных бутылок стояло на стене,
                                        Одна из них упала,
                                        Осталось только девять.
 
                                              Девять зелёных бутылок стояло на стене,
                                              Девять зелёных бутылок стояло на стене,
                                              Одна из них упала…
 
(популярная английская песенка, которую обычно поют в длительных поездках, чтобы скоротать время)

                                                         *** 
 
    – Шеф, а что автобус совсем не поедет? – Андрей с надеждой посмотрел на водителя.
    – Ну, почему же, когда снимут штормовое предупреждение, все поедем, – ответил седоусый шофёр.
    – И когда снимут это предупреждение?
    – А кто его знает? Но, похоже, не раньше завтрашнего утра. Правда, если мать-природа взъерепенится, то и несколько суток можем здесь проторчать.
    – Так погода, вроде, нормальная. Я слушал по радио прогноз. Синоптики обещали снег с пургой только ночью.
    – Да, мы все на это рассчитывали. Думаешь, кто-нибудь стал бы гнать машину в аэропорт, зная, что на обратном пути попадёт в бурю? Однако оно вон как обернулось. Из диспетчерской сообщили, что на нас уже движется циклон. Так что будем пережидать.
    – Тут-то езды до города часа четыре. Неужели не успеем проскочить?
    – Нет, не успеем. Если автобус накроет в пути – никакие молитвы не помогут.
    – Так что теперь – ночевать на скамейках в зале ожидания и давиться всякой фигнёй из автоматов с фаст-фудом?
    – А куда денешься? Ты лучше беги занимать место, пока все стулья не заняли, а то придётся всю ночь на подоконнике куковать.
    – Ё-моё! – схватился за голову Андрей. – И это двадцать первый век?
    – Это Сибирь, парень.
    Андрей завертел головой, высматривая другие маршрутки, однако везде было то же самое. Люди ругались и обречённо шли в здание аэровокзала, таща за собой тяжёлые чемоданы. Но возле одного микроавтобуса наметилось какое-то движение. Юноша, не раздумывая, бросился туда. Прижимая к груди спортивную сумку, он успел заскочить в салон до того, как водитель захлопнул дверь.
    – Всё, господа-товарищи, мест больше нет, – шофёр поднял руку, останавливая наседавшую толпу. – Восемь человек уже набралось, так что полный комплект.
    Синий Фольксваген резво рванул из аэропорта. В салоне радостно вздохнули счастливчики, которым удалось обыграть фортуну. Они будут дома через несколько часов, в отличие от неудачников, сражающихся в зале ожидания за обшарпанные стулья.
    Пошёл лёгкий снежок, однако видимость на трассе была хорошей. Микроавтобус набирал скорость, пытаясь прорваться в город до начала разгула стихии. Пассажиры весело переговаривались, ведь повода для беспокойства не было – за окнами не замечалось никаких признаков надвигающейся непогоды.
    Но через час снег повалил по нарастающей, стремительно превращаясь в мощный беспросветный снегопад. Ветер тоже усилился и в какой-то момент завыл, как голодный волк. В салоне машины возникло напряжение.            
    – Водитель, вокруг нас почти ничего не видно. Вы точно не собьетесь с пути, и никого не протараните? –  спросила женщина в норковой шубе. Елена Семёновна была очень взволнована происходящим.
    – Не переживайте, мадам, для этих целей имеется спутниковый навигатор, который меня ещё ни разу не подвёл, а «встречки» практически нет. Кто сейчас отважится ехать в аэропорт после предупреждения синоптиков? – парировал шофёр Николай.
    Словно в подтверждение этих слов из планшета с картой автодорог, прицепленного возле руля, раздался женский голос: «Через сто метров поверните направо». Среди пассажиров послышался чей-то облегчённый вздох. Дальше ехали молча, уже не обращая внимания на то, что происходит за окнами, хотя разгул стихии явно набирал обороты. В салоне негромко играла медленно-успокоительная музыка, и некоторые пассажиры начали засыпать.
    – Эй, народ! – подскочил мужчина в пыжиковой шапке. Теперь волновался Василий Петрович. – У меня пропал интернет. Это мой телефон глючит, или так у всех?
    – Да нет ни интернета, ни мобильной связи, – ответила крашеная блондинка в рыжей дублёнке. На смартфоне Лидочки популярный женский сериал зарябил пятнами, а потом и вовсе прервался.
    Все бросились проверять свои гаджеты, поднимая их как можно выше, чтобы поймать связь.
    – Ау, водила! – прокричал сорокалетний мужик. Лицо Толяна Жжёного покрылось красными пятнами. – Как собираешься крутить баранку, когда твой навигатор сдох?
    – Вот, вот. Как? – добавила азиатка в кожаной куртке. Айгуль Магомедовна была явно напугана.
    – Чего же вы молчите, водитель? – присоединилась старушка в пуховом платке. Агриппине Ильиничне тоже передалось общее волнение.
    – Да появится сейчас интернет, – зло буркнул шофёр, – в этих местах он иногда пропадает, а потом восстанавливается.
    – Чёрта с два он появится, – сказал парень в защитном комбинезоне. Тимофей работал геологоразведчиком и в тайге бывал неоднократно. – В такую пургу напрочь вырубается вся связь.
    Ропот в салоне заметно усилился, было ощущение готовящегося взрыва негодования.
    – Ехать дальше наобум – самоубийство! – гаркнул Толян Жжёный. – Хватит корчить из себя героев. Бурю надо где-то переждать. Совсем недавно я видел справа какой-то свет. Это, скорее всего, мотель или какая-нибудь заправочная. Нужно разворачиваться и двигать туда.
    – Я тоже видела огоньки, – подтвердила Айгуль Магомедовна, – но подумала, что они мне померещились.
    Микроавтобус остановился, и минут пять в салоне шла жаркая дискуссия. После этого автомобиль развернулся и поехал на поиски светящегося объекта. Нашёлся он не сразу – пришлось трижды совершать манёвр вперёд-назад, и это почти при нулевой видимости. Наконец, замаячило здание с  большими горящими окнами.
    В придорожном магазинчике незадачливых экстремалов встретила супружеская пара средних лет. Олегу и Зое Погореловым «подфартило» работать в это время, согласно графику выхода персонала. По инструкции сотрудников должно быть пятеро, но напарники не смогли добраться на объект из-за непогоды. Вдвоём очень трудно управлять таким торговым хозяйством, а тут ещё целая орава клиентов свалилась на голову. Но не выгонять же людей на улицу, когда там кромешный ад?      
    Крутая одномаршевая лестница вела из торгового зала на второй этаж, где располагались комната отдыха персонала и что-то вроде микрогостиницы, хотя правильнее было бы сказать хостел для дальнобойщиков. Это четыре крохотные комнатки, в каждой из которых стояла двухъярусная кровать с тумбочкой, и больше никакой мебели. Туалет находился в зале магазина, но в отдельном подвальном помещении размещались душевая кабина и большая ванна джакузи.
    В первую комнату заселились Елена Семёновна и Айгуль Магомедовна, во вторую – Лидочка и Агриппина Ильинична. В третью въехали шофёр Николай и Василий Петрович. Четвёртая спальня досталась Тимофею и Толяну Жжёному. Для Андрея места уже не было. Однако предприимчивые Олег и Зоя нашли выход из положения. Из кладовой уборочного инвентаря, которая находилась под лестницей, выставили наружу всё, что там было, а на освободившемся пространстве удалось втиснуть раскладушку.
    Мини-бар для покупателей позволил организовать скромный ужин. Хот-доги и гамбургеры были запиты кофеем, чаем и кока-колой. В процессе поглощения фаст-фуда компания перезнакомилась друг с другом. На стене крохотного общепита висел плазменный телевизор, но он не работал ввиду отсутствия сигнала. Немного поболтав о превратностях судьбы, люди разошлись спать.
    На следующее утро все собрались в торговом зале магазина, потому что больше негде. На дворе бушевала буря, поэтому о выходе на улицу не могло быть и речи. Никто не знал, когда закончится дьявольское столпотворение – мутно-серая круговерть угрожала продлиться не один день. Беженцы сто раз пожалели, что не остались в аэропорту.
    При этом людям нужно было чем-то себя занять. Просто сидеть и разговаривать получалось лишь в спальных отсеках, устроившись на нижних ярусах кроватей. Прогуливаться можно только среди стендов торгового зала и по коридору хостела. К тому же в ассортименте магазина оказались исключительно детские книжки, поэтому побаловать себя чтением тоже не выходило. Зато хорошо раскупались игральные карты, шахматы и домино. Ещё в магазине стоял игровой автомат. Кран-машина или хватайка доставала призы, разбросанные на цветной целлофановой стружке.
    – И как запустить эту бандуру? – поинтересовалась Лидочка у продавца.
    – Засовываете пятидесятирублёвку в прорезь на панели, а когда заиграет музыка, нажатием кнопок регулируете движение крана и захват понравившейся фишки, – ответил Олег.
    – Но там только какие-то маленькие зелёные бутылочки.
    – Всё верно. Это шоколадные конфеты с ликёром в изумрудной фольге. Игровой автомат так и называется «Десять зелёных бутылок». Есть такая старинная английская песенка, именно она звучит, когда движется кран. Кстати, и конфет по инструкции закладывается по десять штук. После каждой вытащенной бутылки меняется куплет песни.
    Лидочка вставила купюру и тут же раздалось: «Ten green bottles standing on a wall», что переводилось, как «Десять зелёных бутылок стояло на стене». Однако вытащить приз у девушки не получилось. Вскоре она утратила интерес к игрушке, но в течение дня звучащая музыка указывала на то, что и другие постояльцы испытывали судьбу на английском автомате. Правда, дальше куплета «Десять зелёных бутылок стояло на стене» дело не продвинулось, а это означало, что пока ещё никому не удалось вытащить приз.
    День прошёл крайне утомительно. Люди болтались туда-сюда по лестнице, покупали какие-то ненужные вещи, играли в карты, шахматы и домино, однако всё это быстро приедалось. Показавшиеся вначале вкусными гамбургеры и хот-доги уже вызывали изжогу, а от кофе начинало першить в горле. Время от времени раздавалось: «Десять зелёных бутылок», но на следующую по убыванию цифру девять куплет песни так и не переходил. Спать все легли раньше, чем обычно, устав от процесса убивания времени.
    Утром народ стал подтягиваться в торговый зал. Андрей направился к мини-бару заказать себе завтрак. Заспанная Елена Семёновна пошла в подвал, чтобы принять душ или ванну. Тимофей со скучающим видом сунул пятидесятирублёвку в прожорливое гнездо английского автомата. «Девять зелёных бутылок» – затянула поющая игрушка. «Ничего себе, – подумал парень, – оказывается у наглой железяки можно ещё и выиграть. Кто же этот счастливчик?»
    Из подвала раздался истошный женский крик. Все бросились туда. На вопль начали спускаться люди со второго этажа. В ванной комнате стояла перепуганная Елена Семёновна. Она одной рукой зажимала рот, а второй указывала на джакузи. На дне ванны лежала Лидочка. Девушку сразу вытащили, а Тимофей принялся делать ей искусственное дыхание. Но всё оказалось напрасно – купальщица была мертва. Люди пребывали в шоке, а Агриппина Ильинична схватилась за сердце. Возле джакузи стояли полупустая бутылка Мартини и пластиковый стакан.
    – В два часа ночи я сменила мужа на вахте, – первой очнулась Зоя, – и буквально через полчаса в зал вошла Лидочка. Она купила бутылку вина, а бесплатные пластмассовые стаканчики у нас стоят возле кофе-машины. Я подумала, что девушка, таким образом, хочет избавиться от бессонницы, а оно вон как вышло.
    – Дурацкая смерть, – тяжко вздохнула Айгуль Магомедовна, – нелепая. Алкоголь ещё никогда ни к чему хорошему не приводил. Из-за этой проклятой напасти мы расстались с моим Рашидом.   
    Люди расходились в подавленном состоянии. Поскольку отсутствовала связь, нельзя было вызвать полицию. Какое-то время труп лежал на полу подвала, но его нужно было куда-то убрать. В магазине не нашлось места для импровизированного морга. Тогда решили завернуть тело в простыню и вынести его в неотапливаемый гараж.
    Однако эта смерть, как ни прискорбно, была не единственной в этот день. После обеда Зоя направилась в комнату Агриппины Ильиничны – та почему-то не спустилась на ланч, да и нужно было забрать вещи Лидочки, чтобы потом передать их полиции. На стук в дверь никто не ответил. Тогда Зоя решила войти без приглашения. Одетая старушка лежала на застеленной кровати, вытянув руки вдоль тела. Глаза и рот пожилой женщины были открыты, но она не дышала. В ладони несчастная сжимала пластинку валидола с пятью пустыми гнёздами от таблеток. Агриппина Ильинична, похоже, не выдержала сумасшедшей стрессовой нагрузки на своё больное сердце. Позванные Зоей люди понимающе переглянулись, а Елена Семёновна перекрестилась.
    Когда второй труп относили в гараж, водитель микроавтобуса попросил разрешение у Олега загнать сюда свой Фольксваген, оставленный недалеко от входа в заведение. Менеджер дал согласие, но предупредил, чтобы Николай был осторожен, ведь стихия шутить не любит.
    – Да ладно, – отмахнулся шофёр, – тут идти всего два шага, сейчас оденусь потеплее и быстро загоню машину.
    Больше Колю никто не видел. Через час обеспокоенный Олег, привязав себя за талию верёвкой, отдал другой конец аркана Толяну Жжёному. Добровольный спасатель бросился в бурлящее царство пурги.
    – Если через полчаса не появлюсь – вытаскивай меня, – напоследок сказал Толяну отважный менеджер.
    Через двадцать минут Олег вернулся, стуча зубами от холода:
    – Фольксваген я нашёл, однако завести его в такой мороз невозможно. Шофёра нигде нет. Я его разыскивал везде, насколько позволяла длина верёвки. Но дальше вытянутой руки ни черта не видно. Снега уже намело по колено, а времени прошло столько, что ни один даже самый закалённый человек не выживет. Вести дальше поиски не имеет смысла.
    Три смерти за один день выбили из колеи всех невольных заложников таёжной стихии. Подавленные мрачными событиями люди разбрелись по своим комнаткам-камерам. Андрей из подлестничной коморки перебрался к Василию Петровичу на место пропавшего водителя. Толян и Тимофей перед уходом прикупили ящик водки. Зоя тоже пошла отдыхать, а Олег остался дежурить за барной стойкой. В зале играла тихая музыка, диски на проигрывателе сменялись автоматически. На этом лёгком звуковом фоне вдруг послышалось: «Семь зелёных бутылок стояло на стене». Олега резко передёрнуло. «Интересно, у кого это такие крепкие нервы, что он ещё может играть?» – подумал недоумевающий менеджер магазина, но разглядеть фанатичного игрока из-за стеллажа с напитками, закрывающего обзор, было невозможно.
    Утром, сменившая Олега Зоя обслуживала клиентов. Первыми пришли завтракать Василий Петрович и Андрей. Минут через сорок спустились Елена Семёновна и Айгуль Магомедовна. Затарившиеся водкой мужчины не появлялись. Их решили не беспокоить – у каждого свой способ снимать стресс. И только под вечер Олег решил навестить загулявший дуэт. На стук в дверь никто не ответил, тогда менеджер вошёл. Его взору открылась удручающая картина попойки. На тумбочке лежали какие-то объедки в пластиковых тарелках, и стояла начатая бутылка водки, но на полу валялись ещё три пустых. Сами пьяницы в полной отключке, скрючившись, лежали на нижнем ярусе кровати. Чтобы как-то их бесчувственные тела нормально уложить на двух полках требовалась дополнительная сила. Но когда прибывшие на помощь Василий Петрович и Андрей подхватили под руки напившихся мужиков, те как-то странно обмякли, а их головы болтались, будто у марионеток. Плохое предчувствие заставило проверить пульс бедолаг. Он не прощупывался. Собутыльники были мертвы.
    – Да что же это твориться? – в комнатку вошла Елена Семёновна. – Ещё два трупа.
    – Скорее всего, водка была палёная, – объяснил Василий Петрович. – Двух крепких мужиков такой дозой не проймёшь.
    Эта ночь не сулила невольным затворникам хороших сновидений – пять трупов в гараже были сильным ударом по психике. Но и бодрствующая Зоя, дежурившая за барной стойкой, тоже не могла найти себе места от удручающе мрачных мыслей. Когда зазвучало «Пять зелёных бутылок стояло на стене», женщина подумала, что сходит с ума. Она вышла в зал, но возле игрового автомата никого уже не было.
    Утром люди приходили на завтрак с серыми не выспавшимися лицами, а потом разбредались по своим «норам». Олег ожидал последнюю посетительницу, еще не успевшую выпить утреннюю чашку кофе. И вот на лестнице послышался стук каблучков – это спускалась запоздавшая Елена Семёновна. Неожиданно она оступилась, вскрикнула, и кубарем покатилась вниз. Олег, не раздумывая, перепрыгнул через барную стойку и бросился к упавшей женщине. На шум начали сбегаться со второго этажа взбудораженные жильцы. Елена Семёновна лежала на полу в нелепой позе, а по её нижней губе стекала струйка крови. При падении женщина сломала себе шею. Ещё одна нелепая смерть. Гаражный морг пополнился шестым трупом. Но никто и предположить не мог, что день не закончится только этой трагедией.
    Уже под вечер Олег и Зоя, стоя за пустующим прилавком барной стойкой обсуждали, что будут говорить полиции по поводу шести смертей своих постояльцев. Какой-то шум на втором этаже привлёк их внимание. На верхней площадке лестницы показалась Айгуль Магомедовна. Она пулей пронеслась по ступеням, и также стремительно выскочила из магазина. Супруги быстро направились к входной двери. Выйти на улицу в такую пургу – явное самоубийство. Но всё же Олег решился выскочить на крыльцо. Он стал громко звать убежавшую женщину. Однако долго находиться на более чем сорокаградусном морозе мужчина не мог, поэтому вскоре ему пришлось вернуться в магазин. Организовывать поиски беглянки в такую сумасшедшую бурю, да к тому же на ночь глядя – полный абсурд. Но требовались какие-то действия. Был созван военный совет из оставшихся четырёх человек. Недоумевающие люди пытались понять, что заставило Айгуль Магомедовну решиться на столь безрассудный шаг. Сошлись на том, что, не вынеся потрясений последних дней, женщина просто тронулась умом.
    За ужином почти никто не прикоснулся к еде. Даже продолжать беседу не было сил. Понурившись, жильцы хостела удалились в свою келью на втором этаже, оставив чету Погореловых наедине друг с другом. Зоя совсем раскисла, и муж пытался её как-то поддержать. А за окнами в непроглядной тьме продолжал завывать ветер, словно предвещая новую беду.  
    Около часа ночи Василий Петрович и Андрей проснулись от женского крика. Они сразу выскочили в коридор. Почему-то горело только аварийное освещение. Им навстречу бежала рыдающая Зоя.
    – Его убило током в электрощитовой, – успела сказать женщина, и тут же потеряла сознание.
    – Приведи её в чувства, – резко бросил Петрович Андрею, – а я – в гараж.
    Выяснилось, что около полуночи в магазине погас свет. Такое иногда случалось – во время перепада напряжения в наружной сети срабатывали пробки-автоматы. Одновременно включалось аварийное освещение. Кому-то из персонала нужно было сходить в щитовую, и переключить выбившиеся тумблеры в исходное положение. Зоя осталась за стойкой, а муж пошёл в гараж, где находились распределительные щиты. Но Олег зачем-то начал копаться в ячейке ввода, а там смертельно опасное высокое напряжение, и провода почему-то оказались оголены.
    До утра уже никто не сомкнул глаз. Мужчины, как могли, утешали женщину. Но она билась в истерике. Наконец, Зоя немного пришла в себя. У неё оказался крепкий волевой характер.
    – Идите-ка вы спать, ребята, – сказала мужественная женщина, – из-за меня вы сегодня так и не отдохнули.
    – А вы? – спросил Андрей.
    – А моё место за стойкой, я теперь осталась одна.
    – Думаете, в ваше отсутствие мы начнём здесь мародёрствовать? – удивился Василий Петрович. – Так заприте меня и Андрея в нашей комнате, а когда поспите, откроете. И мы за это время также сможем немного поспать.
    После нервного беспокойного сна день проходил в какой-то иррациональной атмосфере. Люди бродили, словно зомби и почти не разговаривали между собой. То, что произошло в придорожном магазине, не укладывалось в голове. Было ощущение, будто в этот кем-то проклятый дом вселился лесной злой дух, обиженный на всё человечество. С такими мыслями Зоя в который раз протирала столешницу барной стойки, хотя на ней уже не было ни пятнышка. Вдруг прогремел выстрел. Звук исходил со стороны стеллажей с овощными и фруктовыми консервами, за которыми находилась дверь в гараж. Женщина метнулась туда. В слабоосвещённом боксе на полу лежал Василий Петрович, сжимая в руке пистолет. Вместо его правого глаза было сплошное кровавое месиво.
    – Что произошло? – раздался голос Андрея из-за спины Зои.
    – Не знаю, я только что вбежала, услышав выстрел.
    Юноша нагнулся к телу и поднял оружие:
    – Откуда это у него?
    – Это травматический пистолет моего покойного мужа. Как правило, Олег брал оружие с собой на работу – по ночам здесь бывает не безопасно.
    – А почему он оказался у Василия Петровича?
    – Наверное, вытащил из кармана Олега, когда ночью осматривал его.
    – Ещё одна нелепая смерть, – сказал Андрей, – резиновая пуля, попадая в висок, глаз или шею приводит к фатальному исходу. Наверное, мой сосед обнаружил у Олега травмат, но не взял его тогда. А вот сейчас почему-то решился.
    – Но зачем?
    – Не знаю. Когда кругом творится такая мистика со смертями, всякие глупые мысли начинают лезть в голову.
    – Так он решил застрелиться?
    – Не думаю. Скорее всего, это несчастный случай. Рассматривая красивую игрушку, Петрович не нарочно нажал на курок.
    Оставшись вдвоём в огромном зловещем доме, Андрей и Зоя старались держаться вместе. Они почти всё время проводили в беседах за барной стойкой. Под вечер неожиданно заработал телевизор. Но ненадолго. Минуты полторы длилась трансляция какого-го фильма, а потом пошла рябь.
    – Неужели прорвалась связь? – обрадовалась Зоя.
    Но мобильники и служебный ноутбук указывали обратное. К тому же за окнами продолжала бушевать буря.
    – Наверное, где-то во взбесившемся эфире образовалась маленькая дырочка, куда и смог проскользнуть телесигнал, – грустно вздохнул Андрей.
    – Точно, дырочка! – оживилась Зоя.
    – Что? Какая дырочка? – не понял юноша.
    – Так Олег называл одно место на чердаке. У нас кульбиты со связью бывают частенько, когда магазин накрывает сильная буря. Но в той «дырочке» иногда работает мобильник, хотя в других частях магазина связи практически нет.
    – Так чего же мы сидим?
    Однако фантастическая «дырочка» в этот раз не сработала – оба мобильных телефона показывали отсутствие связи. Место находилось прямо перед слуховым окном, и Андрея посетила шальная идея:
    – Я сейчас хорошо оденусь и немного высунусь из окна – возможно, мне удастся уловить связь.
    – Не вздумайте! – испугалась женщина. – Это очень опасно, можете сорваться.
    – Кто я? Да ни за что! – улыбнулся парень и побежал в свою комнату.
    Вернувшись в пуховике поверх свитера, Андрей всё-таки решился реализовать свою безумную идею с телефоном, несмотря на протесты Зои. Но, как и опасалась женщина, юноша слишком переоценил свои возможности. Не удержавшись за обледенелые створки, он вывалился из окна. Зоя долго кричала в пустоту, но в ответ слышалось только завывание ветра. Выйти в пургу на поиски Андрея женщина не отважилась. В надежде на его возвращение Зоя спустилась вниз и долго дежурила возле входной двери магазина. Прошло полтора часа, но парень так и не появился. Отчаявшаяся женщина подошла к барной стойке. Её бил нервный озноб, а в глазах периодически мелькали радужные блики. На столешнице стояла бутылка армянского коньяка. Откуда она взялась, сейчас было совсем не важно. Зоя достала пластиковый стаканчик и автоматически плеснула в него успокоительный напиток. Обжигающая жидкость, проскользнув по горлу, сковала желудок жутким спазмом. Смертельные судороги были недолгими, а потом остекленевший взгляд навечно застыл на печальном лице женщины.
    Ночью заработал телевизор. Ведущий местных новостей сообщил, что циклон идёт на спад, и скоро предстоит большая работа сотрудникам МЧС. Словно в насмешку над этой информацией буря за окнами огрызнулась предсмертным рёвом. Под утро, когда ураган практически стих, в торговом зале раздалось:
    – Одна зелёная бутылка стояла на стене,
    Одна зелёная бутылка стояла на стене,
    Потом она упала,
    И на стене не осталось ни одной бутылки.
                                                         
***
    – Иван Сергеевич, – обратился корреспондент к майору полиции Грачёву, – в придорожном магазине обнаружили десять трупов. Как вы догадались, что во время бури там был ещё и одиннадцатый?
    – Видеокамера аэропорта зафиксировала отъезжающую маршрутку, а это восемь пассажиров плюс водитель. Добавьте к ним двух сотрудников магазина, и получится одиннадцать человек.
    – И кто этот одиннадцатый?
    – В интересах следствия я пока не могу разглашать его имя.
    – Но вы его поймали?
    – Да. Правда, он сделал всё, чтобы не допустить этого. Вычислить, кто был восьмым пассажиром микроавтобуса практически нельзя. Тогда прибыло два самолета, а проследить всех прилетевших вместе со встречающими невозможно. К тому же этот одиннадцатый забрал с собой журнал регистраций хостела. Но он не предусмотрел, что администратор микрогостиницы продублировала всё на своём ноутбуке. Если бы не это – мы бы его не нашли.
    – Надеюсь, вы нас будете информировать о ходе следствия?
    – Обязательно.
    Когда после интервью телеканалу «Таёжный перекрёсток» Грачёв ехал в своё отделение, у него зазвонил мобильник.
    – Иван Сергеевич, у нас чепе, – сказал дежурный.
    – Какое?
    – Ваш задержанный повесился.
    – Откачали?
    – Нет. Но он оставил предсмертную записку.
    – Скоро буду.
    Приехавшему Грачёву сразу вручили послание убийцы.
    «Можете считать это моей исповедью. Мне всё равно светит пожизненное, так зачем дальше топтать землю? Мои отпечатки на фомке и упаковке с нитратом стрихнина – неопровержимые улики. Вы правы, я действительно вспомнил про «Десять негритят» Агаты Кристи, когда дурацкий ящик запел про зелёные бутылки. А ведь эта песенка была прообразом детской считалочки, ставшей лейтмотивом знаменитого романа. Меня это здорово завело. Всё началось с того, что в ту ночь мне не спалось. Похоже, бессонница была и у Лидочки. Я видел, как та дурочка купила Мартини и пошла отрываться в ванную, где её никто бы не побеспокоил. Там я её и утопил. Придушить подушкой старую грымзу тоже дело не хитрое. Водилу я оглушил его же монтировкой, которая мне ещё пригодилась, когда я на лестнице шандарахнул по башке напыщенную Елену Семёновну. Пригодился и крысиный яд, который был среди барахла, выставленного из кладовой уборочного инвентаря. Я зашёл к гуляющим мужикам, и они, естественно, пригласили меня за свой стол. Затурканную мужем-алкашом Айгуль я просто напугал, спрятавшись под её кроватью. Мой голос она восприняла, как послание из ада и бросилась бежать, словно сумасшедшая. Потом я вырубил в щитовой свет, а когда в гараж вошёл Олег, долбанул его сзади током в шею двумя проводами, подсоединёнными к высоковольтному вводу. У мужика оказался в кармане травмат. Из него-то я и грохнул Петровича. А вот Зое я давал шанс. Она могла бы и не пить отравленный крысиным ядом коньяк. Когда закончилась буря, я спокойно сел в микроавтобус и уехал в город. Спросите: зачем я это сделал? Так вы в девяностых уже об этом спрашивали у моего деда. Вот и всё. А теперь прощайте.
    Андрей Чикатило, внук того самого тёзки, о котором вы должны ещё помнить».
   
   p.s.
    Двое негритят легли на солнцепёке,
    Один сгорел – и вот один, несчастный, одинокий.
    Последний негритёнок поглядел устало,
    Он пошёл повесился, и никого не стало».

 
 

 

© Copyright: Сергей Шевцов, 2019

Регистрационный номер №0454735

от 7 августа 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0454735 выдан для произведения:                             
                                             Десять зелёных бутылок стояло на стене,
                                             Десять зелёных бутылок стояло на стене,
                                             Одна из них упала,
                                             Осталось только девять.
 
                                                           Девять зелёных бутылок стояло на стене,
                                                           Девять зелёных бутылок стояло на стене,
                                                           Одна из них упала…
 
(популярная английская песенка, которую обычно поют в длительных поездках, чтобы скоротать время)
                                                 *** 
 
– Шеф, а что автобус совсем не поедет? – Андрей с надеждой посмотрел на водителя.
– Ну, почему же, когда снимут штормовое предупреждение, все поедем, – ответил седоусый шофёр.
– И когда снимут это предупреждение?
– А кто же его знает? Но, похоже, не раньше завтрашнего утра. Правда, если мать-природа взъерепенится, то и несколько суток можем здесь проторчать.
– Так погода, вроде, нормальная. Я слушал по радио прогноз. Синоптики обещали снег с пургой только ночью.
– Да, мы все на это рассчитывали. Думаешь, кто-нибудь стал бы гнать машину в аэропорт, зная, что на обратном пути попадёт в бурю? Однако оно вон как обернулось. Из диспетчерской сообщили, что на нас уже движется циклон. Так что будем пережидать.
– Тут-то езды до города часа четыре. Неужели не успеем проскочить?
– Нет, не успеем. Если автобус накроет в пути – никакие молитвы не помогут.
– Так что теперь – ночевать на скамейках в зале ожидания и давиться всякой фигнёй из автоматов с фаст-фудом?
– А куда денешься? Ты лучше беги занимать место, пока все стулья не заняли, а то придётся всю ночь на подоконнике куковать.
– Ё-моё! – схватился за голову Андрей. – И это двадцать первый век?
– Это Сибирь, парень.
Андрей завертел головой, высматривая другие маршрутки, однако везде было то же самое. Люди ругались и обречённо шли в здание аэровокзала, таща за собой тяжёлые чемоданы. Но возле одного микроавтобуса наметилось какое-то движение. Юноша, не раздумывая, бросился туда. Прижимая к груди спортивную сумку, он успел заскочить в салон до того, как водитель захлопнул дверь.
– Всё, господа-товарищи, мест больше нет, – шофёр поднял руку, останавливая наседавшую толпу. – Восемь человек уже набралось, так что полный комплект.
Синий Фольксваген резво рванул из аэропорта. В салоне радостно вздохнули счастливчики, которым удалось обыграть фортуну. Они будут дома через несколько часов, в отличие от неудачников, сражающихся в зале ожидания за обшарпанные стулья.
Пошёл лёгкий снежок, однако видимость на трассе была хорошей. Микроавтобус набирал скорость, пытаясь прорваться в город до начала разгула стихии. Пассажиры весело переговаривались, ведь повода для беспокойства не было – за окнами не замечалось никаких признаков надвигающейся непогоды.
Но через час снег повалил по нарастающей, стремительно превращаясь в мощный беспросветный снегопад. Ветер тоже усилился и в какой-то момент завыл, как голодный волк. В салоне машины возникло напряжение.            
– Водитель, вокруг нас почти ничего не видно. Вы точно не собьетесь с пути, и никого не протараните? –  спросила женщина в норковой шубе. Елена Семёновна была очень взволнована происходящим.
– Не переживайте, мадам, для этих целей имеется спутниковый навигатор, который меня ещё ни разу не подвёл, а «встречки» практически нет. Кто сейчас отважится ехать в аэропорт после предупреждения синоптиков? – парировал шофёр Николай.
Словно в подтверждение этих слов из планшета с картой автодорог, прицепленного возле руля, раздался женский голос: «Через сто метров поверните направо». Среди пассажиров послышался чей-то облегчённый вздох. Дальше ехали молча, уже не обращая внимания на то, что происходит за окнами, хотя разгул стихии явно набирал обороты. В салоне негромко играла медленно-успокоительная музыка, и некоторые пассажиры начали засыпать.
– Эй, народ! – подскочил мужчина в пыжиковой шапке. Теперь волновался Василий Петрович. – У меня пропал интернет. Это мой телефон глючит, или так у всех?
– Да нет ни интернета, ни мобильной связи, – ответила крашеная блондинка в рыжей дублёнке. На смартфоне Лидочки популярный женский сериал зарябил пятнами, а потом и вовсе прервался.
Все бросились проверять свои гаджеты, поднимая их как можно выше, чтобы поймать связь.
– Ау, водила! – прокричал сорокалетний мужик. Лицо Толяна Жжёного покрылось красными пятнами. – Как собираешься крутить баранку, когда твой навигатор сдох?
– Вот, вот. Как? – добавила азиатка в кожаной куртке. Айгуль Магомедовна была явно напугана.
– Чего же вы молчите, водитель? – присоединилась старушка в пуховом платке. Агриппине Ильиничне тоже передалось общее волнение.
– Да появится сейчас интернет, – зло буркнул шофёр, – в этих местах он иногда пропадает, а потом восстанавливается.
– Чёрта с два он появится, – сказал парень в защитном комбинезоне. Тимофей работал геологоразведчиком и в тайге бывал неоднократно. – В такую пургу напрочь вырубается вся связь.
Ропот в салоне заметно усилился, было ощущение готовящегося взрыва негодования.
– Ехать дальше наобум – самоубийство! – гаркнул Толян Жжёный. – Хватит корчить из себя героев. Бурю надо где-то переждать. Совсем недавно я видел справа какой-то свет. Это, скорее всего, мотель или какая-нибудь заправочная. Нужно разворачиваться и двигать туда.
– Я тоже видела огоньки, – подтвердила Айгуль Магомедовна, – но подумала, что они мне померещились.
Микроавтобус остановился, и минут пять в салоне шла жаркая дискуссия. После этого автомобиль развернулся и поехал на поиски светящегося объекта. Нашёлся он не сразу – пришлось трижды совершать манёвр вперёд-назад, и это почти при нулевой видимости. Наконец, замаячило здание с  большими горящими окнами.
В придорожном магазинчике незадачливых экстремалов встретила супружеская пара средних лет. Олегу и Зое Погореловым «подфартило» работать в это время, согласно графику выхода персонала. По инструкции сотрудников должно быть пятеро, но напарники не смогли добраться на объект из-за непогоды. Вдвоём очень трудно управлять таким торговым хозяйством, а тут ещё целая орава клиентов свалилась на голову. Но не выгонять же людей на улицу, когда там кромешный ад?      
Крутая одномаршевая лестница вела из торгового зала на второй этаж, где располагались комната отдыха персонала и что-то вроде микрогостиницы, хотя правильнее было бы сказать хостел для дальнобойщиков. Это четыре крохотные комнатки, в каждой из которых стояла двухъярусная кровать с тумбочкой, и больше никакой мебели. Туалет находился в зале магазина, но в отдельном подвальном помещении размещались душевая кабина и большая ванна джакузи. В первую комнату заселились Елена Семёновна и Айгуль Магомедовна, во вторую – Лидочка и Агриппина Ильинична. В третью въехали шофёр Николай и Василий Петрович. Четвёртая спальня досталась Тимофею и Толяну Жжёному. Для Андрея места уже не было. Однако предприимчивые Олег и Зоя нашли выход из положения. Из кладовой уборочного инвентаря, которая находилась под лестницей, выставили наружу всё, что там было, а на освободившемся пространстве удалось втиснуть раскладушку.
Мини-бар для покупателей позволил организовать скромный ужин. Хот-доги и гамбургеры были запиты кофеем, чаем и кока-колой. В процессе поглощения фаст-фуда компания перезнакомилась друг с другом. На стене крохотного общепита висел плазменный телевизор, но он не работал ввиду отсутствия сигнала. Немного поболтав о превратностях судьбы, люди разошлись спать.
На следующее утро все собрались в торговом зале магазина, потому что больше негде. На дворе бушевала буря, поэтому о выходе на улицу не могло быть и речи. Никто не знал, когда закончится дьявольское столпотворение – мутно-серая круговерть угрожала продлиться не один день. Беженцы сто раз пожалели, что не остались в аэропорту.
При этом людям нужно было чем-то себя занять. Просто сидеть и разговаривать получалось лишь в спальных отсеках, устроившись на нижних ярусах кроватей. Прогуливаться можно только среди стендов торгового зала и по коридору хостела. К тому же в ассортименте магазина оказались исключительно детские книжки, поэтому побаловать себя чтением тоже не выходило. Зато хорошо раскупались игральные карты, шахматы и домино. Ещё в магазине стоял игровой автомат. Кран-машина или хватайка доставала призы, разбросанные на цветной целлофановой стружке.
– И как запустить эту бандуру? – поинтересовалась Лидочка у продавца.
– Засовываете пятидесятирублёвку в прорезь на панели, а когда заиграет музыка, нажатием кнопок регулируете движение крана и захват понравившейся фишки, – ответил Олег.
– Но там только какие-то маленькие зелёные бутылочки.
– Всё верно. Это шоколадные конфеты с ликёром в изумрудной фольге. Игровой автомат так и называется «Десять зелёных бутылок». Есть такая старинная английская песенка, именно она звучит, когда движется кран. Кстати, и конфет по инструкции закладывается по десять штук. После каждой вытащенной бутылки меняется куплет песни.
Лидочка вставила купюру и тут же раздалось: «Ten green bottles standing on a wall», что переводилось, как «Десять зелёных бутылок стояло на стене». Однако вытащить приз у девушки не получилось. Вскоре она утратила интерес к игрушке, но в течение дня звучащая музыка указывала на то, что и другие постояльцы испытывали судьбу на английском автомате. Правда, дальше куплета «Десять зелёных бутылок стояло на стене» дело не продвинулось, а это означало, что пока ещё никому не удалось вытащить приз.
День прошёл крайне утомительно. Люди болтались туда-сюда по лестнице, покупали какие-то ненужные вещи, играли в карты, шахматы и домино, однако всё это быстро приедалось. Показавшиеся вначале вкусными гамбургеры и хот-доги уже вызывали изжогу, а от кофе начинало першить в горле. Время от времени раздавалось: «Десять зелёных бутылок», но на следующую по убыванию цифру девять куплет песни так и не переходил. Спать все легли раньше, чем обычно, устав от процесса убивания времени.
Утром народ стал подтягиваться в торговый зал. Андрей направился к мини-бару заказать себе завтрак. Заспанная Елена Семёновна пошла в подвал, чтобы принять душ или ванну. Тимофей со скучающим видом сунул пятидесятирублёвку в прожорливое гнездо английского автомата. «Девять зелёных бутылок» – затянула поющая игрушка. «Ничего себе, – подумал парень, – оказывается у наглой железяки можно ещё и выиграть. Кто же этот счастливчик?»
Из подвала раздался истошный женский крик. Все бросились туда. На вопль начали спускаться люди со второго этажа. В ванной комнате стояла перепуганная Елена Семёновна. Она одной рукой зажимала рот, а второй указывала на джакузи. На дне ванны лежала Лидочка. Девушку сразу вытащили, а Тимофей принялся делать ей искусственное дыхание. Но всё оказалось напрасно – купальщица была мертва. Люди пребывали в шоке, а Агриппина Ильинична схватилась за сердце. Возле джакузи стояли полупустая бутылка Мартини и пластиковый стакан.
– В два часа ночи я сменила мужа на вахте, – первой очнулась Зоя, – и буквально через полчаса в зал вошла Лидочка. Она купила бутылку вина, а бесплатные пластмассовые стаканчики у нас стоят возле кофе-машины. Я подумала, что девушка, таким образом, хочет избавиться от бессонницы, а оно вон как вышло.
– Дурацкая смерть, – тяжко вздохнула Айгуль Магомедовна, – нелепая. Алкоголь ещё никогда ни к чему хорошему не приводил. Из-за этой проклятой напасти мы расстались с моим Рашидом.   
Люди расходились в подавленном состоянии. Поскольку отсутствовала связь, нельзя было вызвать полицию. Какое-то время труп лежал на полу подвала, но его нужно было куда-то убрать. В магазине не нашлось места для импровизированного морга. Тогда решили завернуть тело в простыню и вынести его в неотапливаемый гараж.
Однако эта смерть, как ни прискорбно, была не единственной в этот день. После обеда Зоя направилась в комнату Агриппины Ильиничны – та почему-то не спустилась на ланч, да и нужно было забрать вещи Лидочки, чтобы потом передать их полиции. На стук в дверь никто не ответил. Тогда Зоя решила войти без приглашения. Одетая старушка лежала на застеленной кровати, вытянув руки вдоль тела. Глаза и рот пожилой женщины были открыты, но она не дышала. В ладони несчастная сжимала пластинку валидола с пятью пустыми гнёздами от таблеток. Агриппина Ильинична, похоже, не выдержала сумасшедшей стрессовой нагрузки на своё больное сердце. Позванные Зоей люди понимающе переглянулись, а Елена Семёновна перекрестилась.
Когда второй труп относили в гараж, водитель микроавтобуса попросил разрешение у Олега загнать сюда свой Фольксваген, оставленный недалеко от входа в заведение. Менеджер дал согласие, но предупредил, чтобы Николай был осторожен, ведь стихия шутить не любит.
– Да ладно, – отмахнулся шофёр, – тут идти всего два шага, сейчас оденусь потеплее и быстро загоню машину.
Больше Колю никто не видел. Через час обеспокоенный Олег, привязав себя за талию верёвкой, отдал другой конец аркана Толяну Жжёному. Добровольный спасатель бросился в бурлящее царство пурги.
– Если через полчаса не появлюсь – вытаскивай меня, – напоследок сказал Толяну отважный менеджер.
Через двадцать минут Олег вернулся, стуча зубами от холода:
– Фольксваген я нашёл, однако завести его в такой мороз невозможно. Шофёра нигде нет. Я его разыскивал везде, насколько позволяла длина верёвки. Но дальше вытянутой руки ни черта не видно. Снега уже намело по колено, а времени прошло столько, что ни один даже самый закалённый человек не выживет. Вести дальше поиски не имеет смысла.
Три смерти за один день выбили из колеи всех невольных заложников таёжной стихии. Подавленные мрачными событиями люди разбрелись по своим комнаткам-камерам. Андрей из подлестничной коморки перебрался к Василию Петровичу на место пропавшего водителя. Толян и Тимофей перед уходом прикупили ящик водки. Зоя тоже пошла отдыхать, а Олег остался дежурить за барной стойкой. В зале играла тихая музыка, диски на проигрывателе сменялись автоматически. На этом лёгком звуковом фоне вдруг послышалось: «Семь зелёных бутылок стояло на стене». Олега резко передёрнуло. «Интересно, у кого это такие крепкие нервы, что он ещё может играть?» – подумал недоумевающий менеджер магазина, но разглядеть фанатичного игрока из-за стеллажа с напитками, закрывающего обзор, было невозможно.
Утром, сменившая Олега Зоя обслуживала клиентов. Первыми пришли завтракать Василий Петрович и Андрей. Минут через сорок спустились Елена Семёновна и Айгуль Магомедовна. Затарившиеся водкой мужчины не появлялись. Их решили не беспокоить – у каждого свой способ снимать стресс. И только под вечер Олег решил навестить загулявший дуэт. На стук в дверь никто не ответил, тогда менеджер вошёл. Его взору открылась удручающая картина попойки. На тумбочке лежали какие-то объедки в пластиковых тарелках, и стояла начатая бутылка водки, но на полу валялись ещё три пустых. Сами пьяницы в полной отключке, скрючившись, лежали на нижнем ярусе кровати. Чтобы как-то их бесчувственные тела нормально уложить на двух полках требовалась дополнительная сила. Но когда прибывшие на помощь Василий Петрович и Андрей подхватили под руки напившихся мужиков, те как-то странно обмякли, а их головы болтались, будто у марионеток. Плохое предчувствие заставило проверить пульс бедолаг. Он не прощупывался. Собутыльники были мертвы.
– Да что же это твориться? – в комнатку вошла Елена Семёновна. – Ещё два трупа.
– Скорее всего, водка была палёная, – объяснил Василий Петрович. – Двух крепких мужиков такой дозой не проймёшь.
Эта ночь не сулила невольным затворникам хороших сновидений – пять трупов в гараже были сильным ударом по психике. Но и бодрствующая Зоя, дежурившая за барной стойкой, тоже не могла найти себе места от удручающе мрачных мыслей. Когда зазвучало «Пять зелёных бутылок стояло на стене», женщина подумала, что сходит с ума. Она вышла в зал, но возле игрового автомата никого уже не было.
Утром люди приходили на завтрак с серыми не выспавшимися лицами, а потом разбредались по своим «норам». Олег ожидал последнюю посетительницу, еще не успевшую выпить утреннюю чашку кофе. И вот на лестнице послышался стук каблучков – это спускалась запоздавшая Елена Семёновна. Неожиданно она оступилась, вскрикнула, и кубарем покатилась вниз. Олег, не раздумывая, перепрыгнул через барную стойку и бросился к упавшей женщине. На шум начали сбегаться со второго этажа взбудораженные жильцы. Елена Семёновна лежала на полу в нелепой позе, а по её нижней губе стекала струйка крови. При падении женщина сломала себе шею. Ещё одна нелепая смерть. Гаражный морг пополнился шестым трупом. Но никто и предположить не мог, что день не закончится только этой трагедией.
Уже под вечер Олег и Зоя, стоя за пустующим прилавком барной стойкой обсуждали, что будут говорить полиции по поводу шести смертей своих постояльцев. Какой-то шум на втором этаже привлёк их внимание. На верхней площадке лестницы показалась Айгуль Магомедовна. Она пулей пронеслась по ступеням, и также стремительно выскочила из магазина. Супруги быстро направились к входной двери. Выйти на улицу в такую пургу – явное самоубийство. Но всё же Олег решился выскочить на крыльцо. Он стал громко звать убежавшую женщину. Однако долго находиться на более чем сорокаградусном морозе мужчина не мог, поэтому вскоре ему пришлось вернуться в магазин. Организовывать поиски беглянки в такую сумасшедшую бурю, да к тому же на ночь глядя – полный абсурд. Но требовались какие-то действия. Был созван военный совет из оставшихся четырёх человек. Недоумевающие люди пытались понять, что заставило Айгуль Магомедовну решиться на столь безрассудный шаг. Сошлись на том, что, не вынеся потрясений последних дней, женщина просто тронулась умом.
За ужином почти никто не прикоснулся к еде. Даже продолжать беседу не было сил. Понурившись, жильцы хостела удалились в свою келью на втором этаже, оставив чету Погореловых наедине друг с другом. Зоя совсем раскисла, и муж пытался её как-то поддержать. А за окнами в непроглядной тьме продолжал завывать ветер, словно предвещая новую беду.  
Около часа ночи Василий Петрович и Андрей проснулись от женского крика. Они сразу выскочили в коридор. Почему-то горело только аварийное освещение. Им навстречу бежала рыдающая Зоя.
– Его убило током в электрощитовой, – успела сказать женщина, и тут же потеряла сознание.
– Приведи её в чувства, – резко бросил Петрович Андрею, – а я – в гараж.
Выяснилось, что около полуночи в магазине погас свет. Такое иногда случалось – во время перепада напряжения в наружной сети срабатывали специальные предохранительные клапаны. Одновременно включалось аварийное освещение. Кому-то из персонала нужно было сходить в щитовую, и переключить выбившиеся тумблеры в исходное положение. Зоя осталась за стойкой, а муж пошёл в гараж, где находились распределительные щиты. Но Олег зачем-то начал копаться в ячейке ввода, а там смертельно опасное высокое напряжение, и провода почему-то оказались оголены.
До утра уже никто не сомкнул глаз. Мужчины, как могли, утешали женщину. Но она билась в истерике. Наконец, Зоя немного пришла в себя. У неё оказался крепкий волевой характер.
– Идите-ка вы спать, ребята, – сказала мужественная женщина, – из-за меня вы сегодня так и не отдохнули.
– А вы? – спросил Андрей.
– А моё место за стойкой, я теперь осталась одна.
– Думаете, в ваше отсутствие мы начнём здесь мародёрствовать? – удивился Василий Петрович. – Так заприте меня и Андрея в нашей комнате, а когда поспите, откроете. И мы за это время также сможем неплохо отоспаться.
После нервного беспокойного сна день проходил в какой-то иррациональной атмосфере. Люди бродили, словно зомби и почти не разговаривали между собой. То, что произошло в придорожном магазине, не укладывалось в голове. Было ощущение, будто в этот кем-то проклятый дом вселился лесной злой дух, обиженный на всё человечество. С такими мыслями Зоя в который раз протирала столешницу барной стойки, хотя на ней уже не было ни пятнышка. Вдруг прогремел выстрел. Звук исходил со стороны стеллажей с овощными и фруктовыми консервами, за которыми находилась дверь в гараж. Женщина метнулась туда. В слабоосвещённом боксе на полу лежал Василий Петрович, сжимая в руке пистолет. Вместо его правого глаза было сплошное кровавое месиво.
– Что произошло? – раздался голос Андрея из-за спины Зои.
– Не знаю, я только что вбежала, услышав выстрел.
Юноша нагнулся к телу и поднял оружие:
– Откуда это у него?
– Это травматический пистолет моего покойного мужа. Как правило, Олег брал оружие с собой на работу – по ночам здесь бывает не безопасно.
– А почему он оказался у Василия Петровича?
– Наверное, вытащил из кармана Олега, когда ночью осматривал его.
– Ещё одна нелепая смерть, – сказал Андрей, – резиновая пуля, попадая в висок, глаз или шею приводит к фатальному исходу. Наверное, мой сосед обнаружил у Олега травмат, но не взял его тогда. А вот сейчас почему-то решился.
– Но зачем?
– Не знаю. Когда кругом творится такая мистика со смертями, всякие глупые мысли начинают лезть в голову.
– Так он решил застрелиться?
– Не думаю. Скорее всего, это несчастный случай. Рассматривая красивую игрушку, Петрович не нарочно нажал на курок.
Оставшись вдвоём в огромном зловещем доме, Андрей и Зоя старались держаться вместе. Они почти всё время проводили в беседах за барной стойкой. Под вечер неожиданно заработал телевизор. Но ненадолго. Минуты полторы длилась трансляция какого-го фильма, а потом пошла рябь.
– Неужели прорвалась связь? – обрадовалась Зоя.
Но мобильники и служебный ноутбук указывали обратное. К тому же за окнами продолжала бушевать буря.
– Наверное, где-то во взбесившемся эфире образовалась маленькая дырочка, куда и смог проскользнуть телесигнал, – грустно вздохнул Андрей.
– Точно, дырочка! – оживилась Зоя.
– Что? Какая дырочка? – не понял юноша.
– Так Олег называл одно место на чердаке. У нас кульбиты со связью бывают частенько, когда магазин накрывает сильная буря. Но в той «дырочке» иногда работает мобильник, хотя в других частях магазина связи практически нет.
– Так чего же мы сидим?
Однако фантастическая «дырочка» в этот раз не сработала – оба мобильных телефона показывали отсутствие связи. Место находилось прямо перед слуховым окном, и Андрея посетила шальная идея:
– Я сейчас хорошо оденусь и немного высунусь из окна – возможно, мне удастся уловить связь.
– Не вздумайте! – испугалась женщина. – Это очень опасно, можете сорваться.
– Кто я? Да ни за что! – улыбнулся парень и побежал в свою комнату.
Вернувшись в пуховике поверх свитера, Андрей всё-таки решился реализовать свою безумную идею с телефоном, несмотря на протесты Зои. Но, как и опасалась женщина, юноша слишком переоценил свои возможности. Не удержавшись за обледенелые створки, он вывалился из окна. Зоя долго кричала в пустоту, но в ответ слышалось только завывание ветра. Выйти в пургу на поиски Андрея женщина не отважилась. В надежде на его возвращение Зоя спустилась вниз и долго дежурила возле входной двери магазина. Прошло полтора часа, но парень так и не появился. Отчаявшаяся женщина подошла к барной стойке. Её бил нервный озноб, а в глазах периодически мелькали радужные блики. На столешнице стояла бутылка армянского коньяка. Откуда она взялась, сейчас было совсем не важно. Зоя достала пластиковый стаканчик и автоматически плеснула в него успокоительный напиток. Обжигающая жидкость, проскользнув по горлу, сковала желудок жутким спазмом. Смертельные судороги были недолгими, а потом остекленевший взгляд навечно застыл на печальном лице женщины.
Ночью заработал телевизор. Ведущий местных новостей сообщил, что циклон идёт на спад, и скоро предстоит большая работа сотрудникам МЧС. Словно в насмешку над этой информацией буря за окнами огрызнулась предсмертным рёвом. Под утро, когда ураган практически стих, в торговом зале раздалось:
– Одна зелёная бутылка стояла на стене,
Одна зелёная бутылка стояла на стене,
Потом она упала,
И на стене не осталось ни одной бутылки.
                                                ***
– Иван Сергеевич, – обратился корреспондент к майору полиции Грачёву, – в придорожном магазине обнаружили десять трупов. Как вы догадались, что во время бури там был ещё и одиннадцатый?
– Видеокамера аэропорта зафиксировала отъезжающую маршрутку, а это восемь пассажиров плюс водитель. Добавьте к ним двух сотрудников магазина, и получится одиннадцать человек.
– И кто этот одиннадцатый?
– В интересах следствия я пока не могу разглашать его имя.
– Но вы его поймали?
– Да. Правда, он сделал всё, чтобы не допустить этого. Вычислить, кто был восьмым пассажиром микроавтобуса практически нельзя. Тогда прибыло два самолета, а проследить всех прилетевших вместе со встречающими невозможно. К тому же этот одиннадцатый забрал с собой журнал регистраций хостела. Но он не предусмотрел, что администратор микрогостиницы продублировала всё на своём ноутбуке. Если бы не это – мы бы его не нашли.
– Надеюсь, вы нас будете информировать о ходе следствия?
– Обязательно.
Когда после интервью телеканалу «Таёжный перекрёсток» Грачёв ехал в своё отделение, у него зазвонил мобильник.
– Иван Сергеевич, у нас чепе, – сказал дежурный.
– Какое?
– Ваш задержанный повесился.
– Откачали?
– Нет. Но он оставил предсмертную записку.
– Скоро буду.
Приехавшему Грачёву сразу вручили послание убийцы.
«Можете считать это моей исповедью. Мне всё равно светит пожизненное, так зачем дальше топтать землю? Мои отпечатки на фомке и упаковке с нитратом стрихнина – неопровержимые улики. Вы правы, я действительно вспомнил про «Десять негритят» Агаты Кристи, когда дурацкий ящик запел про зелёные бутылки. А ведь эта песенка была прообразом детской считалочки, ставшей лейтмотивом знаменитого романа. Меня это здорово завело. Всё началось с того, что в ту ночь мне не спалось. Похоже, бессонница была и у Лидочки. Я видел, как та дурочка купила Мартини и пошла отрываться в ванную, где её никто бы не побеспокоил. Там я её и утопил. Придушить подушкой старую грымзу тоже дело не хитрое. Водилу я оглушил его же монтировкой, которая мне ещё пригодилась, когда я на лестнице шандарахнул по башке напыщенную Елену Семёновну. Пригодился и крысиный яд, который был среди барахла, выставленного из кладовой уборочного инвентаря. Я зашёл к гуляющим мужикам, и они, естественно, пригласили меня за свой стол. Затурканную мужем-алкашом Айгуль я просто напугал, спрятавшись под её кроватью. Мой голос она восприняла, как послание из ада и бросилась бежать, как сумасшедшая. Потом я вырубил в щитовой свет, а когда в гараж вошёл Олег, долбанул его сзади током в шею двумя проводами, подсоединёнными к высоковольтному вводу. У мужика оказался в кармане травмат. Из него-то я и грохнул Петровича. А вот Зое я давал шанс. Она могла бы и не пить отравленный крысиным ядом коньяк. Когда закончилась буря, я спокойно сел в микроавтобус и уехал в город. Спросите: зачем я это сделал? Так вы в девяностых уже об этом спрашивали у моего деда. Вот и всё. А теперь прощайте.
Андрей Чикатило, внук того самого тёзки, о котором вы должны ещё помнить.
p.s.
Двое негритят легли на солнцепёке,
Один сгорел – и вот один, несчастный, одинокий.
Последний негритёнок поглядел устало,
Он пошёл повесился, и никого не стало».
 
 
 
 
Рейтинг: +22 298 просмотров
Комментарии (16)
Татьяна Белая # 7 августа 2019 в 11:03 +10
Написано классно, но ужасти какие! Бр-р-р-р, десять трупов. Однако, автору удачи в конкурсе.
Тая Кузмина # 7 августа 2019 в 11:59 +15
Интересный рассказ. Настоящий детектив!!

kuku
Александр Джад # 7 августа 2019 в 21:02 +8
Начинать рассказ с диалога... Ну не знаю.
Это не детектив, а ужастик-страшилка какая-то, бессмысленная и беспощадная!
Очень не понравился рассказ, хотя сам слог не плохой, правда, не без ляпсусов. Например: «...во время перепада напряжения... срабатывали... предохранительные клапаны...» Нет в электричестве клапанов, есть предохранители, пакетники, автоматы и пр. Но подобных мелочей не много.
Про десять негритят сразу подумал. Можно рассказывать о любых бессмысленных убийствах, а потом, как чёртик из табакерки появляется тот, кто всё и совершил. Догадаться невозможно - о нём вообще не говорится ни под каким соусом. Расследования нет, логики тоже.
Словом... я всё сказал. Это моё мнение. Автору не обязательно к нему прислушиваться и даже всё это читать. Высказался – имею право. Наплевать на такую рецензию – право автора.
Но, несмотря ни на что, удачи автору!
Пётр Великанов # 8 августа 2019 в 08:37 +13
Жёстко Андрей с людьми. Но понятно почему.
c0411
Дмитрий Милёв # 8 августа 2019 в 11:24 +11
Слышал такую песенку.
Сюжет держал меня до последней строки.

osenpar2
София Верёвкина - Данчук # 9 августа 2019 в 10:22 +9
Вот как бывает.Успехов автору.
smoke
Карим Азизов # 10 августа 2019 в 09:11 +11
Пишет автор, ничего не скажешь, мастерски. Даже понятно, кто это. И призового места ему и на этот раз не избежать. Только вот жёсткая привязка автором к известному сюжету англичанки заставляет как-то спокойно относиться к нарастанию количества трупов. Классическая интрига детектива – кто убийца – здесь сохранена до конца и остаётся только ждать, когда нам автор его раскроет. Ещё удивило, как этот Чикатило-два так ловко расправлялся с автоматом-хваталкой. Каждый хоть раз пробовал и знает, как сложно хотя бы один приз подцепить. Да и из постояльцев хостела тоже никому не удалось.
Альфия Умарова # 11 августа 2019 в 19:38 +9
А мне рассказ понравился - несмотря ни на что.
Не хочу раскладывать его на "атомы" - то так, это не так, нет логики, еще чего-то...
Читается точно на одном дыхании, словно смотришь детектив по телевизору, всё явственно и реалистично до мурашек.
Так что удачи автору в конкурсе!
Валентин Воробьев # 11 августа 2019 в 20:38 +8
Рассказ понравился. Детектив ли это, наверное, не совсем: есть преступления, но нет их расследования, нет и того, кто должен это расследование вести. Но несмотря на эти недочёты, рассказ читается с интересом.
Валерий Куракулов # 12 августа 2019 в 07:57 +8
Я бы сказал - жутик, триллер. Тяжело то, что людей убили просто так: ничего они не совершили, ни в чём не виноваты, ни на кого не похожи.
Елена Бурханова # 13 августа 2019 в 20:42 +5
Отличный детектив, читается на одном дыхании.
Спасибо автору!
Только непонятен мотив такой жестокости.
Гены деда?
Случайное стечение обстоятельств - и проснулась дремавшая натура убийцы?
Ольга Баранова # 17 августа 2019 в 16:15 +6
А Чикатило-младший начитанный затейник, однако)). Смею предположить, что в арсенале книг, прочитанных им, были сплошь детективы, преимущественно классические английские и пособия по психологии.
Конечно, и название, и эпиграф - всё это уже предполагает предсказуемость развития сюжета, но написано мастерски, разыгравшаяся снежная буря придаёт ситуации определённой нервозности, в результате чтение увлекает и держит.
Автору удачи!
Алексей Ананьев # 18 августа 2019 в 01:45 +4
Андрей впомнил роман Агаты Кристи, песенка натолкнула на мысль, не спалось. Что в итоге?
Бессмысленные смерти невинных людей. Как все подготовил. Ни следа, ни осечки. Герой крут, но его крутизна принесла горе в большое количество семей.
И ещё. Если, допустим, у Чикатило есть внук. Но природа дважды не создаёт подобных людей. Это как "дважды не войти в одну реку". Про Чикатило тут лишнее. По иному можно было завершить рассказ. А так, в общем, интересен сюжет.
Маргарита Тодорова # 18 августа 2019 в 08:41 +4
Несмотря на определённые ограничения в конкурсных рассказах, (из-за чего, видимо, и не случилось полноценного расследования загадочных убийств)), детектив удался! Очень хорошо написано! Удачи автору!
Владимир Перваков # 23 августа 2019 в 13:49 +2
Мне, как и убийце (!), песенка сразу напомнила сюжет знаменитого детектива.
Поэтому появление трупов было ожидаемым. Хорошо, что они только констатируются, а не смакуются. Но то, что это Андрей, не догадался, т.к. он вроде погиб. А двенадцатому человеку вроде взяться неоткуда, если только какой-то работник всё же приехал, но никому не показался, а где-то прятался.
Про внука Чикатило совсем не понравилось. Мог написать, что он хотел быть похожим на него или также прославиться своим деянием.
А про песенку из автомата подумалось, что автомат срабатывает на отсчёт, когда бутылка падает в приёмный лоток. Если проволочкой через щелку заставить срабатывать датчик, то куплет песни переключится. Но бутылочек, конечно, не убавится, но их никто и не считал, а потом не до них стало.
Автору детектива удачи в конкурсе!
c0411
Людмила Комашко-Батурина # 30 августа 2019 в 01:36 +2
Начало заинтриговало, потом стало всё предсказуемо. Финал просто разочаровал. Здесь много пропето дифирамбов, я высказываю своё мнение, как читатель. Этот рассказ не произвёл на меня должного впечатления. О вкусах, как известно, не спорят.Автору желаю новых творческих успехов!