ДАР БОГОВ

8 июля 2019 - Елена Сидоренко
article451425.jpg
***
- Бабушка! Бабуличка! – ночную тишину советской хрущевки разорвал детский крик.
- Рита, солнышко, что случилось? – мама усадила шестилетнюю дочку на колени и, крепко обняв, гладила ее по белокурой головке. Девочка истерично рыдала и повторяла только одно слово: «Бабушка!»
- Доченька, тебе что-то страшное приснилось? Это всего лишь сон, не бойся!
- Мама! Поехали к бабуле, ей плохо! Ей нужна помощь!
- Мы не можем поехать к ней прямо сейчас, ночью. Но днем мы обязательно ее проведаем, - мама взяла девочку на руки и понесла в свою спальню. Она знала, что после ночных кошмаров ребенок не засыпает в одиночестве.
Укутав дочку в одеяло, мама легла с ней рядом и стала тихо напевать старую колыбельную песню. Через некоторое время девочка успокоилась, но заснуть никак не могла.
- Ма, мне снилось, что на бабушку опускается потолок, - тяжело вздохнула она.
- Марго, это только сон, на самом деле, бабушка в порядке. Подумай сама, разве могут потолки опускаться?
- Ну, может, это был и не потолок… - засомневалась девочка, - по-моему, он был деревянный. - А бабуля не могла ничего сделать, просто лежала и ждала, пока он ее накроет.
Мама вздрогнула – от такого сновидения и она бы закричала: «Почему такие ужасы снятся моей маленькой девочке? Завтра обязательно поедем в деревню к маме!»
- Куда ночь, туда и сон, - она нежно провела рукой по векам дочери и сдула с ладони что-то невидимое. – Все, котенок, страшный сон ушел, давай спать, чтобы поскорее настало утро.
Маргарита еще спала, мама готовила завтрак, когда в кухне на тумбочке раздался телефонный звонок.
- Люда, здравствуй. Ты одна?
- Здравствуйте, теть Тань! Нет, мужа встретила из командировки и Ритуля дома. А что?
- Люд, ты только не нервничай, пожалуйста, - задрожал голос тетки, - мамы с нами больше нет…
 ***
Через двадцать лет на той же кухне сидели за накрытым столом две красивые девушки.
- Я очень хорошо помню этот момент детства, - грустно сказала подруге Рита, поставив на стол бокал с мартини. – Мама так кричала и плакала в то утро – у меня до сих пор мурашки по коже от воспоминаний.
- Ну, я понимаю, хоронить родителей – это страшно! – отозвалась задумчиво Ольга. - Слушай, но самое страшное – это твой детский сон. Получается, что ты увидела во сне смерть бабушки? Деревянный потолок – это ведь крышка гроба! Бррр! Жуть какая!
- Тогда об этом никто не подумал. Только на годовщину бабушкиной смерти мама вспомнила о моем сне и рассказала папе. Они долго шептались ночью, обсуждая, надо ли меня показать психиатру…
- Марго, ну, люди вообще-то редко видят вещие сны, - подруга прикурила тонкую длинную сигарету и меланхолично затянулась. – Я вообще снов не вижу, например.
- А я мучаюсь со своими снами, так надоело! – Рита обреченно махнула рукой. – Уже думаю, что это безумие какое-то! Может мне и правда к психиатру пора?
- Глупости! - встрепенулась подруга. - Давай выпьем за нас красивых, дорогая! А потом я подарю тебе чудо!
- Аметистовый браслет? – с иронией спросила Рита. – Я последнюю неделю вижу во снах аметистовый браслет…
Девушки пригубили бокалы и засмеялись.
- Короче, Ритуль, я только приехала с Тибета! Это сказка какая-то! Словами не передать! – она побежала в коридор и вытащила из дамской сумки красивую книгу и маленький шелковый мешочек, - это тебе, только я не знаю, что там!
- Это как? – Маргарита с удивлением смотрела на подарки.
- Ритка, ты даже не представляешь! Чудеса! Я там никак не могла придумать, что тебе привезти в подарок. Отчаявшись (ты знаешь скупость моей фантазии), купила красиво иллюстрированную книгу про гору Кайлас[1], на русском языке, специально для туристов. Отнесла книгу в отель, бросила на кровати в номере и побежала на экскурсию в Тибетский храм. Внутрь обычно не водят туристов, а нашей группе невероятно повезло, именно в это время местный лама позволил одну единственную экскурсию в свои покои. На входе сняли обувь и тихонечко с монахом-переводчиком двинулись внутрь храма. Красота там необыкновенная и умиротворение. Прошли через галерею комнат, украшенных золотым и красным, драгоценными статуями, цветочными венками и гирляндами флажков. Пришли в коморку, где живет и молится их лама – Ринпоче[2] Тензин. Смуглый, бритый наголо старик в яркой одежде встретил нас в позе лотоса. Сидит, покачивается и смотрит на нас внимательно мудрыми голубыми глазами. Представь, Ритуль, смуглый, почти негр, а глаза голубые – как горные озера! Мы поклонились ламе и начали выходить из комнатки, я последняя была. Вдруг Ринпоче Тензин что-то тихо сказал монаху, тот взял меня за локоть и вежливо попросил сесть перед учителем, а сам прикрыл дверь. Я уселась на колени, как болванчик, боюсь шевельнуться, а внутри дрожь колотит от его проникновенного взгляда. Он начал говорить, переводчик тут же подхватил: «Ты из России, Ола». Я кивнула. «Зачем оставила книгу на постели?». Я обомлела и глаза округлила, спрашиваю, какую книгу? Лама один глаз чуть прищурил, а монах продолжает: «Книга для дочери Ринпоче Тензина». Я говорю, никакой дочери не знаю, везу подруге. А лама достал с полочки шелковый мешочек и передал мне. Переводчик говорит: «Это отдай Маргарите вместе с книгой. Скажи, духовный отец ее давно звал, но она не идет, боится. Поэтому пусть носит это на себе и внимательно слушает. Сама не открывай – не тебе. И книгу только на стол клади, нельзя бросать лик Кайлас. Бери дар и иди». Я, как зачарованная, взяла мешочек, поклонилась и вышла. Ты не представляешь, чего мне стоило удержать свое любопытство и не заглянуть в эту шелковую сумочку! Но ты подумай, он же как экстрасенс имя твое назвал и сказал про книгу, брошенную на кровать! Откуда он это знает? Очуметь!
- Оля, здесь аметистовый браслет, - Рита ошалелыми глазами смотрела на подарок из шелкового мешочка.
На ее руке сиреневые бусины переливались и светились, будто внутри прозрачной скорлупы перетекала вязкая искрящаяся жидкость.
 
***
На следующий день Рита не вышла на работу. Всю ночь она во сне летела в непроглядную тьму пропасти, просыпалась от собственного крика и опять проваливалась в липкий кошмар.
Утро пришло с болью. Мутило невероятно.
- Оля, - прохрипела Рита в телефон и зажмурилась от молнии в голове. – Ты как?
- Я, как спортсмен на старте Олимпиады, - отчеканила Ольга и засмеялась, - хорошо посидели. Что с твоим голосом, дорогая?
- Я погибаю, Оль. Может, Мартини был поддельный? Или роллами отравилась? – шептала девушка, скукожившись в постели как улитка. – Мне кажется, я умираю… болит все – голова, живот, руки, ноги… у меня болит даже кожа! Что со мной, Оль? – почти плакала Рита.
- Так, я вызываю скорую и еду к тебе, - командным голосом выдала Оля и отключилась.
Рите еле хватило сил, чтобы оставить открытой входную дверь. Она легла на кровать и впала в забытье, которое разделило ее жизнь на «до» и «после».
Как будто находясь под водой, она слышала глухие искаженные голоса медиков скорой, невнятно чувствовала их прикосновения, но видела совсем другую реальность. На ее тонком запястье ожил аметистовый браслет. Он легко вздрагивал и шевелился, выпуская из каждой бусины тонкие сиреневые усики. Они удлинялись и ползли по руке девушки, постепенно окутывая все тело тонкой сетью. Эта сеть стала управлять телом Маргариты против ее воли. Рита ощущала, что зависла вертикально между землей и небом с широко распахнутыми руками. Нет, под ногами была не земля – горная вершина. А над головой – ночное звездное небо. Рита трепыхалась из последних сил, пытаясь высвободиться из этой ловушки. Но каждое движение причиняло дикую боль. Когда пленница браслета сдалась и полностью расслабилась, то почувствовала, как боль затихает. Понемногу девушка успокоилась и решила принимать все происходящее как сон, который скоро закончится. Но вдруг острая боль пронзила все тело будто копьем: с неба спустился тонкий синий луч, а из вершины горы выстрелил золотой луч, и оба они встретились где-то внутри девушки. Рита от боли и ужаса закричала: «По-мо-ги-те»! Но слово мгновенно растворилось в воздухе, оставив только протяжное «ом». И в этот миг Рита очнулась в палате реанимации.
Рядом сидела преданная подруга.
- Ритуль, ну, наконец-то, как ты? – Ольга бережно взяла ее за руку, по которой струился провод капельницы.
- Сними с меня этот чертов браслет, - прошептала Рита.
- Он не снимается, - виновато прошептала подруга. – Когда тебя в реанимацию принимали, сказали украшения забрать. Я золото с тебя сняла, а браслет – не получилось.
- Он же на резинке!
- Нет, оказалось, что бусины собраны на какую-то прочную проволочку. Медсестра даже хирургическим скальпелем не смогла ее разрезать. Он тебе сильно мешает?
- Нет, он мне не мешает, он меня убивает! – закричала Рита. – Сними, сними, сними его! Это из-за него я попала сюда! – крики стали похожи на истерику.
В палату на шум вбежала медсестра со шприцем, Рита замолчала и впилась в нее глазами.
Перед ней, как голограмма, возникла трехмерная картина. Эта женщина стоит на остановке в ожидании автобуса, в остановку влетает машина, за рулем пьяный подросток. Водитель остается жив, женщина погибает на месте.
- Не ходите на остановку, вызовите такси, слышите меня, не ходите на остановку, - прошептала Рита медсестре, отключаясь после успокоительной инъекции.
- Бедная девочка, - сказала медсестра Ольге, - бредит.
В вечерних новостях Ольга увидела кадры страшной трагедии: в остановочный комплекс влетела на большой скорости машина, на месте погибла та самая женщина из отделения реанимации… Вспомнив предсказание подруги, она списала все на эффект клинической смерти[3], которую пережила Рита.
 
***
После возвращения из больницы прошло много времени, а Рита себя не узнавала. Она больше не могла есть мясо – будто чувствовала боль убитого животного. Любимый напиток Мартини и сигареты вызывали у нее дикое отвращение. Она совсем перестала смотреть телевизор и пользоваться интернетом, стала много читать. Наверное, поэтому стала просыпаться очень рано, с рассветом. А ведь раньше была закоренелой совой.
Маргарита продала хорошую машину и жила скромно на эти деньги, оставив утомительную для нее работу риэлтора. Она очень полюбила ранние утренние пробежки, а после – бодрящий прохладный душ. Хотелось работать руками, делать что-то красивое. Рита обнаружила у себя талант к бисероплетению, создавала изумительные декоративные вещицы. Под такую работу очень хорошо думалось. А готовые изделия забирала Ольга, на ее многолюдной работе они разлетались как пирожки.
Самое главное – пропали сны, которые так мучали ее всю жизнь. Но девушку теперь томила непонятная меланхолия. Она часто задумывалась, как жила раньше. Почему ей постоянно не хватало времени, если за всю жизнь она не совершила ни одного поистине полезного дела. На что она потратила двадцать шесть лет?
Она вспомнила видение о гибели медсестры и зареклась кому-либо озвучивать свои предсказания. Ей не верят.
Однажды размышления во время рукоделия привели Риту вновь к злополучному аметистовому браслету. Выйдя из больницы год назад, она обратилась к слесарю, который сумел снять с нее это странное украшение, перекусив его специальными кусачками. Он долго удивлялся, как же владелица его надела, потому что на проволоке не оказалось ни одного стыка или узелка.
Она сама не понимала, почему не выбросила бусины, причинившие ей столько боли и страха. Но сейчас ей нестерпимо захотелось на них взглянуть. Рита достала из маленького домашнего сейфа шелковый мешочек и высыпала содержимое на ладонь. Бусины стали намного светлее и прозрачнее. Но самое удивительное – они оказались теплыми! Беззащитной девушке стало страшно, но какая-то невероятная сила заставила Риту достать тонкую резинку и нанизать на нее бусинки. Руки тряслись и совершенно не слушались хозяйку, как завороженная она надела восстановленный браслет на запястье.     
В ожидании прежних мук, она напряглась и вся сжалась в комочек. Но ничего не происходило. Абсолютно ничего. Ночь тоже прошла без происшествий, наоборот, утро принесло необъяснимый подъем сил и хорошее настроение. Впервые за полгода Рита запела. Это была «душевная импровизация»: раньше девушка не слышала такой протяжной и приятной мелодии. Позавтракав плошкой риса с запеченным помидором, она решила идти на прогулку в лес. Было ощущение, что сегодня будет необыкновенный день – начало чего-то важного.
Замечательная солнечная погода, свежая майская зелень и веселый птичий щебет дополнили радостными нотками настроение Риты. Она легко шла по тропинке в лесопарке, глубоко вдыхая запах весны. Неожиданно по спине пробежала волна тревоги. Девушка остановилась и огляделась по сторонам – ничего подозрительного. Но тревога переросла в страх, а в последнее время Рита привыкла доверять своим ощущениям. Она тихонько пошла дальше, прислушиваясь к обстановке. Но чем дальше она двигалась, тем страшнее ей становилось, а мышцы ног заныли, будто заставляя ее бежать. Рита ускорила шаг и, поверив своему чуткому телу, вдруг рванула с места, как на старте спринтеров. В тот момент, когда она метнулась, раздался выстрел. Жертва неизвестного стрелка неслась ланью среди деревьев, свернув с тропинки, чтобы срезать путь к автодороге. За спиной она услышала еще два выстрела – кто-то вел на нее охоту.
Выскочив из зарослей на дорогу, она к своей радости увидела на обочине патрульный автомобиль. Через десять минут Рита уже рассказывала свою невероятную историю следователю в ближайшем отделении полиции. Молодой капитан откровенно любовался изящной девушкой и слушал ее не слишком внимательно. Ну, какая стрельба в парке среди бела дня? Фантастика какая-то. Но когда дежурный сообщил ему об двойном убийстве в том же лесопарке, сильно напрягся. Только что там были застрелены муж и жена, местные пенсионеры.
Следователь принял экстренные оперативные меры и отправил Риту на машине домой.
 
***
Удивительно, но после всего произошедшего у Риты не осталось страха, только скорбь по случайно убитым старикам. Лес оцепили, нагнали туда спецназа, кинологов, снайперов, но ни преступника, ни его следов найти не удавалось.
Ночью она сидела на балконе, перебирала теплые бусины браслета, как четки, и смотрела на тот самый лесопарк, в котором могла погибнуть. Что ее туда толкнуло и зачем? Она пыталась просканировать лесную чащу: кто он – этот охотник на людей. И вдруг под мерный стук бусин в ее голове стали роится видения.
Крупный злобный мужчина бьет женщину средних лет. Двое громил держат худенького парнишку лет семнадцати. По его щекам текут слезы. Реплика «Ее жизнь в твоих руках, щенок».
Длинный коридор с высокими окнами, стенд с расписанием. Ряд крупных портретных фотографий на стене, смутно знакомые лица.
Автоматная стрельба, взрыв, пожар.
Детские крики. Душераздирающие детские крики...
О Господи! – Рита вскрикнула от ужаса. – Это же школа! Моя бывшая школа, совсем недалеко.
Она кинулась к телефону.
- Сергей Юрьевич, простите, что ночью звоню. Эта стрельба в лесу как-то связана с терактом в школе. Надо обезопасить детей!
- Маргарита Павловна, - слегка раздраженно ответил ей капитан полиции, - какой еще теракт в школе? Вам известны какие-то факты?  
Рита растерялась:
- У меня видения…
- У вас видения, а у нас – полгорода спецслужб в лесу дежурят, разыскивают этого выродка. Будут факты, тогда звоните. А видения к заявлению не приложишь.
Рита расплакалась, она так хочет помочь, но ей не верят.
Сердце разрывалось от осознания несправедливости. Что она может сделать, чтобы спасти детей?! Она вспомнила, как погибла медсестра, не поверив ее предостережению… От отчаяния девушка упала на пол и зарыдала от собственной беспомощности:
- Зачем мне эти видения, если я не могу никому помочь?!
В темноте засветилось что-то сиреневое. Рита увидела, как ожил ее браслет. Она хотела его сбросить, но услышала в голове чужой голос:
- Ты не беспомощна, ты сильна как никогда. Помоги детям.
- Я ничего не могу сделать, - зашептала изумленная девушка.
- Послушай учителя, воспользуйся даром богов.
- Мне не нужен такой дар, он бесполезен, когда никто не верит! – закричала Рита и тут же почувствовала мощный толчок боли в голове. – Я не хочу! За какие грехи мне вручили такой ужасный подарок?
- Боги у людей не спрашивают, что им делать. У кого-то отнимают, а кому-то дают. Отказ от этой силы тебя убьет. Ты помнишь, как было больно на вершине горы Кайлас? Ты прошла священную чистку… Ты умерла и родилась заново. Теперь ты можешь принимать энергию и знание без искажений. Тебе поможет Кайлас.
- Это очень больно, я не вынесу. Мои видения не спасут детей! Я не смогу с этим жить!
- Нет, дочь моя, прими дар богов, поверь, и у тебя все получится.
Рита вышла на балкон и, глядя на укутанный тьмой лесопарк, все свои душевные силы сконцентрировала на той тропинке, где сама почувствовала угрозу перед выстрелом.
- Голос сказал про гору Кайлас, я ничего о ней не знаю… - подумала вдруг Рита. – Стоп, у меня же есть книга!
Она достала подарок Ольги и раскрыла где-то в середине. На весь разворот была напечатана яркая фотография горы удивительной формы. Рита тут же узнала эту вершину. Пытаясь разглядеть детали горного рельефа, она взглядом будто утонула в книге, и видения пришли и сложились в полную картину.
Сложно было придумать ситуацию страшнее. Ведь разыскиваемый лесной снайпер сам оказался ребенком-заложником. Этот щуплый мальчик был чемпионом по стрельбе. Его способности решили использовать террористы. Взяв в заложницы его мать, они заставили его устроить кровавое стрельбище в лесопарке, чтобы все силы полиции привлечь именно сюда. Так террористам было легче захватить школу.
Рита увидела лица всех участников, увидела ключевые фамилии и адреса.
Видела юношу с винтовкой в худых дрожащих руках, сидящего на дереве в лесу…
- Теперь они не посмеют мне не поверить! – Рита решительно побежала на улицу.
 
***
Прошел год с тех пор, как хрупкая девушка одним волевым решением спасла несколько сотен детей от гибели. Той ночью она в домашнем платьице и тапочках приехала на такси в управление ФСБ и выложила всю историю. Когда следователь по особо важным делам в качестве проверки сведений предложил ей опознать из сотни фотографий лица террористов, она сделала это быстро и безошибочно.
По указанному Ритой адресу нашли запертую и прикованную к батарее измученную маму парнишки, срочно привезли ее в лесопарк. Только тогда подросток сдался; он маскировался на дереве, как опытный диверсант. Несчастный юноша находился в состоянии нервного срыва.
После этого спецслужбами была проведена блестящая операция по обезвреживанию группы террористов. Рите вручили орден мужества и предложили сотрудничать с органами.
Она нашла достойное применение своему чудесному дару и полностью его приняла. Наконец, ее жизнь обрела смысл! А аметистовый браслет всегда был с ней.
 
 
Примечания и ссылки:

Рассказ иллюстрирован авторским фото.


[1] Кайлас (Кайлаш) -  самая высокая гора на юге Тибетского нагорья (свыше 6500 м), имеет необычную четырёхгранную пирамидальную форму со снежной шапкой и гранями, ориентированными почти точно по сторонам света. Некоторые древние религии Индии, Непала и Китая считают гору священной, наделённой божественными силами и поклоняются ей, называя «сердцем мира», «осью земли», «домом богов». В религиозных текстах о Кайласе говорится: «Никто из смертных не смеет взойти на гору, где обитают боги, тот, кто увидит лики богов, должен умереть». По легендам, Кайлас сбрасывает любого, кто посмеет взобраться на него, а у тех, кто прикоснулся к горе, возникают язвы, не заживающие несколько недель.
[2] Ринпоче́ — буквально означает «драгоценный» — уважительный титул для именования высших лам и перерожденцев в тибетском буддизме и в религии Бон.
[3] Эффект клинической смерти – состояние после пережитой клинической смерти, когда появляется фрагментарное временное предвидение ближайших событий.


 

© Copyright: Елена Сидоренко, 2019

Регистрационный номер №0451425

от 8 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0451425 выдан для произведения: ***
- Бабушка! Бабуличка! – ночную тишину советской хрущевки разорвал детский крик.
- Рита, солнышко, что случилось? – мама усадила шестилетнюю дочку на колени и, крепко обняв, гладила ее по белокурой головке. Девочка истерично рыдала и повторяла только одно слово: «Бабушка!»
- Доченька, тебе что-то страшное приснилось? Это всего лишь сон, не бойся!
- Мама! Поехали к бабуле, ей плохо! Ей нужна помощь!
- Мы не можем поехать к ней прямо сейчас, ночью. Но днем мы обязательно ее проведаем, - мама взяла девочку на руки и понесла в свою спальню. Она знала, что после ночных кошмаров ребенок не засыпает в одиночестве.
Укутав дочку в одеяло, мама легла с ней рядом и стала тихо напевать старую колыбельную песню. Через некоторое время девочка успокоилась, но заснуть никак не могла.
- Ма, мне снилось, что на бабушку опускается потолок, - тяжело вздохнула она.
- Марго, это только сон, на самом деле, бабушка в порядке. Подумай сама, разве могут потолки опускаться?
- Ну, может, это был и не потолок… - засомневалась девочка, - по-моему, он был деревянный. - А бабуля не могла ничего сделать, просто лежала и ждала, пока он ее накроет.
Мама вздрогнула – от такого сновидения и она бы закричала: «Почему такие ужасы снятся моей маленькой девочке? Завтра обязательно поедем в деревню к маме!»
- Куда ночь, туда и сон, - она нежно провела рукой по векам дочери и сдула с ладони что-то невидимое. – Все, котенок, страшный сон ушел, давай спать, чтобы поскорее настало утро.
Маргарита еще спала, мама готовила завтрак, когда в кухне на тумбочке раздался телефонный звонок.
- Люда, здравствуй. Ты одна?
- Здравствуйте, теть Тань! Нет, мужа встретила из командировки и Ритуля дома. А что?
- Люд, ты только не нервничай, пожалуйста, - задрожал голос тетки, - мамы с нами больше нет…
 ***
Через двадцать лет на той же кухне сидели за накрытым столом две красивые девушки.
- Я очень хорошо помню этот момент детства, - грустно сказала подруге Рита, поставив на стол бокал с мартини. – Мама так кричала и плакала в то утро – у меня до сих пор мурашки по коже от воспоминаний.
- Ну, я понимаю, хоронить родителей – это страшно! – отозвалась задумчиво Ольга. - Слушай, но самое страшное – это твой детский сон. Получается, что ты увидела во сне смерть бабушки? Деревянный потолок – это ведь крышка гроба! Бррр! Жуть какая!
- Тогда об этом никто не подумал. Только на годовщину бабушкиной смерти мама вспомнила о моем сне и рассказала папе. Они долго шептались ночью, обсуждая, надо ли меня показать психиатру…
- Марго, ну, люди вообще-то редко видят вещие сны, - подруга прикурила тонкую длинную сигарету и меланхолично затянулась. – Я вообще снов не вижу, например.
- А я мучаюсь со своими снами, так надоело! – Рита обреченно махнула рукой. – Уже думаю, что это безумие какое-то! Может мне и правда к психиатру пора?
- Глупости! - встрепенулась подруга. - Давай выпьем за нас красивых, дорогая! А потом я подарю тебе чудо!
- Аметистовый браслет? – с иронией спросила Рита. – Я последнюю неделю вижу во снах аметистовый браслет…
Девушки пригубили бокалы и засмеялись.
- Короче, Ритуль, я только приехала с Тибета! Это сказка какая-то! Словами не передать! – она побежала в коридор и вытащила из дамской сумки красивую книгу и маленький шелковый мешочек, - это тебе, только я не знаю, что там!
- Это как? – Маргарита с удивлением смотрела на подарки.
- Ритка, ты даже не представляешь! Чудеса! Я там никак не могла придумать, что тебе привезти в подарок. Отчаявшись (ты знаешь скупость моей фантазии), купила красиво иллюстрированную книгу про гору Кайлас[1], на русском языке, специально для туристов. Отнесла книгу в отель, бросила на кровати в номере и побежала на экскурсию в Тибетский храм. Внутрь обычно не водят туристов, а нашей группе невероятно повезло, именно в это время местный лама позволил одну единственную экскурсию в свои покои. На входе сняли обувь и тихонечко с монахом-переводчиком двинулись внутрь храма. Красота там необыкновенная и умиротворение. Прошли через галерею комнат, украшенных золотым и красным, драгоценными статуями, цветочными венками и гирляндами флажков. Пришли в коморку, где живет и молится их лама – Ринпоче[2] Тензин. Смуглый, бритый наголо старик в яркой одежде встретил нас в позе лотоса. Сидит, покачивается и смотрит на нас внимательно мудрыми голубыми глазами. Представь, Ритуль, смуглый, почти негр, а глаза голубые – как горные озера! Мы поклонились ламе и начали выходить из комнатки, я последняя была. Вдруг Ринпоче Тензин что-то тихо сказал монаху, тот взял меня за локоть и вежливо попросил сесть перед учителем, а сам прикрыл дверь. Я уселась на колени, как болванчик, боюсь шевельнуться, а внутри дрожь колотит от его проникновенного взгляда. Он начал говорить, переводчик тут же подхватил: «Ты из России, Ола». Я кивнула. «Зачем оставила книгу на постели?». Я обомлела и глаза округлила, спрашиваю, какую книгу? Лама один глаз чуть прищурил, а монах продолжает: «Книга для дочери Ринпоче Тензина». Я говорю, никакой дочери не знаю, везу подруге. А лама достал с полочки шелковый мешочек и передал мне. Переводчик говорит: «Это отдай Маргарите вместе с книгой. Скажи, духовный отец ее давно звал, но она не идет, боится. Поэтому пусть носит это на себе и внимательно слушает. Сама не открывай – не тебе. И книгу только на стол клади, нельзя бросать лик Кайлас. Бери дар и иди». Я, как зачарованная, взяла мешочек, поклонилась и вышла. Ты не представляешь, чего мне стоило удержать свое любопытство и не заглянуть в эту шелковую сумочку! Но ты подумай, он же как экстрасенс имя твое назвал и сказал про книгу, брошенную на кровать! Откуда он это знает? Очуметь!
- Оля, здесь аметистовый браслет, - Рита ошалелыми глазами смотрела на подарок из шелкового мешочка.
На ее руке сиреневые бусины переливались и светились, будто внутри прозрачной скорлупы перетекала вязкая искрящаяся жидкость.
 
***
На следующий день Рита не вышла на работу. Всю ночь она во сне летела в непроглядную тьму пропасти, просыпалась от собственного крика и опять проваливалась в липкий кошмар.
Утро пришло с болью. Мутило невероятно.
- Оля, - прохрипела Рита в телефон и зажмурилась от молнии в голове. – Ты как?
- Я, как спортсмен на старте Олимпиады, - отчеканила Ольга и засмеялась, - хорошо посидели. Что с твоим голосом, дорогая?
- Я погибаю, Оль. Может, Мартини был поддельный? Или роллами отравилась? – шептала девушка, скукожившись в постели как улитка. – Мне кажется, я умираю… болит все – голова, живот, руки, ноги… у меня болит даже кожа! Что со мной, Оль? – почти плакала Рита.
- Так, я вызываю скорую и еду к тебе, - командным голосом выдала Оля и отключилась.
Рите еле хватило сил, чтобы оставить открытой входную дверь. Она легла на кровать и впала в забытье, которое разделило ее жизнь на «до» и «после».
Как будто находясь под водой, она слышала глухие искаженные голоса медиков скорой, невнятно чувствовала их прикосновения, но видела совсем другую реальность. На ее тонком запястье ожил аметистовый браслет. Он легко вздрагивал и шевелился, выпуская из каждой бусины тонкие сиреневые усики. Они удлинялись и ползли по руке девушки, постепенно окутывая все тело тонкой сетью. Эта сеть стала управлять телом Маргариты против ее воли. Рита ощущала, что зависла вертикально между землей и небом с широко распахнутыми руками. Нет, под ногами была не земля – горная вершина. А над головой – ночное звездное небо. Рита трепыхалась из последних сил, пытаясь высвободиться из этой ловушки. Но каждое движение причиняло дикую боль. Когда пленница браслета сдалась и полностью расслабилась, то почувствовала, как боль затихает. Понемногу девушка успокоилась и решила принимать все происходящее как сон, который скоро закончится. Но вдруг острая боль пронзила все тело будто копьем: с неба спустился тонкий синий луч, а из вершины горы выстрелил золотой луч, и оба они встретились где-то внутри девушки. Рита от боли и ужаса закричала: «По-мо-ги-те»! Но слово мгновенно растворилось в воздухе, оставив только протяжное «ом». И в этот миг Рита очнулась в палате реанимации.
Рядом сидела преданная подруга.
- Ритуль, ну, наконец-то, как ты? – Ольга бережно взяла ее за руку, по которой струился провод капельницы.
- Сними с меня этот чертов браслет, - прошептала Рита.
- Он не снимается, - виновато прошептала подруга. – Когда тебя в реанимацию принимали, сказали украшения забрать. Я золото с тебя сняла, а браслет – не получилось.
- Он же на резинке!
- Нет, оказалось, что бусины собраны на какую-то прочную проволочку. Медсестра даже хирургическим скальпелем не смогла ее разрезать. Он тебе сильно мешает?
- Нет, он мне не мешает, он меня убивает! – закричала Рита. – Сними, сними, сними его! Это из-за него я попала сюда! – крики стали похожи на истерику.
В палату на шум вбежала медсестра со шприцем, Рита замолчала и впилась в нее глазами.
Перед ней, как голограмма, возникла трехмерная картина. Эта женщина стоит на остановке в ожидании автобуса, в остановку влетает машина, за рулем пьяный подросток. Водитель остается жив, женщина погибает на месте.
- Не ходите на остановку, вызовите такси, слышите меня, не ходите на остановку, - прошептала Рита медсестре, отключаясь после успокоительной инъекции.
- Бедная девочка, - сказала медсестра Ольге, - бредит.
В вечерних новостях Ольга увидела кадры страшной трагедии: в остановочный комплекс влетела на большой скорости машина, на месте погибла та самая женщина из отделения реанимации… Вспомнив предсказание подруги, она списала все на эффект клинической смерти[3], которую пережила Рита.
 
***
После возвращения из больницы прошло много времени, а Рита себя не узнавала. Она больше не могла есть мясо – будто чувствовала боль убитого животного. Любимый напиток Мартини и сигареты вызывали у нее дикое отвращение. Она совсем перестала смотреть телевизор и пользоваться интернетом, стала много читать. Наверное, поэтому стала просыпаться очень рано, с рассветом. А ведь раньше была закоренелой совой.
Маргарита продала хорошую машину и жила скромно на эти деньги, оставив утомительную для нее работу риэлтора. Она очень полюбила ранние утренние пробежки, а после – бодрящий прохладный душ. Хотелось работать руками, делать что-то красивое. Рита обнаружила у себя талант к бисероплетению, создавала изумительные декоративные вещицы. Под такую работу очень хорошо думалось. А готовые изделия забирала Ольга, на ее многолюдной работе они разлетались как пирожки.
Самое главное – пропали сны, которые так мучали ее всю жизнь. Но девушку теперь томила непонятная меланхолия. Она часто задумывалась, как жила раньше. Почему ей постоянно не хватало времени, если за всю жизнь она не совершила ни одного поистине полезного дела. На что она потратила двадцать шесть лет?
Она вспомнила видение о гибели медсестры и зареклась кому-либо озвучивать свои предсказания. Ей не верят.
Однажды размышления во время рукоделия привели Риту вновь к злополучному аметистовому браслету. Выйдя из больницы год назад, она обратилась к слесарю, который сумел снять с нее это странное украшение, перекусив его специальными кусачками. Он долго удивлялся, как же владелица его надела, потому что на проволоке не оказалось ни одного стыка или узелка.
Она сама не понимала, почему не выбросила бусины, причинившие ей столько боли и страха. Но сейчас ей нестерпимо захотелось на них взглянуть. Рита достала из маленького домашнего сейфа шелковый мешочек и высыпала содержимое на ладонь. Бусины стали намного светлее и прозрачнее. Но самое удивительное – они оказались теплыми! Беззащитной девушке стало страшно, но какая-то невероятная сила заставила Риту достать тонкую резинку и нанизать на нее бусинки. Руки тряслись и совершенно не слушались хозяйку, как завороженная она надела восстановленный браслет на запястье.     
В ожидании прежних мук, она напряглась и вся сжалась в комочек. Но ничего не происходило. Абсолютно ничего. Ночь тоже прошла без происшествий, наоборот, утро принесло необъяснимый подъем сил и хорошее настроение. Впервые за полгода Рита запела. Это была «душевная импровизация»: раньше девушка не слышала такой протяжной и приятной мелодии. Позавтракав плошкой риса с запеченным помидором, она решила идти на прогулку в лес. Было ощущение, что сегодня будет необыкновенный день – начало чего-то важного.
Замечательная солнечная погода, свежая майская зелень и веселый птичий щебет дополнили радостными нотками настроение Риты. Она легко шла по тропинке в лесопарке, глубоко вдыхая запах весны. Неожиданно по спине пробежала волна тревоги. Девушка остановилась и огляделась по сторонам – ничего подозрительного. Но тревога переросла в страх, а в последнее время Рита привыкла доверять своим ощущениям. Она тихонько пошла дальше, прислушиваясь к обстановке. Но чем дальше она двигалась, тем страшнее ей становилось, а мышцы ног заныли, будто заставляя ее бежать. Рита ускорила шаг и, поверив своему чуткому телу, вдруг рванула с места, как на старте спринтеров. В тот момент, когда она метнулась, раздался выстрел. Жертва неизвестного стрелка неслась ланью среди деревьев, свернув с тропинки, чтобы срезать путь к автодороге. За спиной она услышала еще два выстрела – кто-то вел на нее охоту.
Выскочив из зарослей на дорогу, она к своей радости увидела на обочине патрульный автомобиль. Через десять минут Рита уже рассказывала свою невероятную историю следователю в ближайшем отделении полиции. Молодой капитан откровенно любовался изящной девушкой и слушал ее не слишком внимательно. Ну, какая стрельба в парке среди бела дня? Фантастика какая-то. Но когда дежурный сообщил ему об двойном убийстве в том же лесопарке, сильно напрягся. Только что там были застрелены муж и жена, местные пенсионеры.
Следователь принял экстренные оперативные меры и отправил Риту на машине домой.
 
***
Удивительно, но после всего произошедшего у Риты не осталось страха, только скорбь по случайно убитым старикам. Лес оцепили, нагнали туда спецназа, кинологов, снайперов, но ни преступника, ни его следов найти не удавалось.
Ночью она сидела на балконе, перебирала теплые бусины браслета, как четки, и смотрела на тот самый лесопарк, в котором могла погибнуть. Что ее туда толкнуло и зачем? Она пыталась просканировать лесную чащу: кто он – этот охотник на людей. И вдруг под мерный стук бусин в ее голове стали роится видения.
Крупный злобный мужчина бьет женщину средних лет. Двое громил держат худенького парнишку лет семнадцати. По его щекам текут слезы. Реплика «Ее жизнь в твоих руках, щенок».
Длинный коридор с высокими окнами, стенд с расписанием. Ряд крупных портретных фотографий на стене, смутно знакомые лица.
Автоматная стрельба, взрыв, пожар.
Детские крики. Душераздирающие детские крики...
О Господи! – Рита вскрикнула от ужаса. – Это же школа! Моя бывшая школа, совсем недалеко.
Она кинулась к телефону.
- Сергей Юрьевич, простите, что ночью звоню. Эта стрельба в лесу как-то связана с терактом в школе. Надо обезопасить детей!
- Маргарита Павловна, - слегка раздраженно ответил ей капитан полиции, - какой еще теракт в школе? Вам известны какие-то факты?  
Рита растерялась:
- У меня видения…
- У вас видения, а у нас – полгорода спецслужб в лесу дежурят, разыскивают этого выродка. Будут факты, тогда звоните. А видения к заявлению не приложишь.
Рита расплакалась, она так хочет помочь, но ей не верят.
Сердце разрывалось от осознания несправедливости. Что она может сделать, чтобы спасти детей?! Она вспомнила, как погибла медсестра, не поверив ее предостережению… От отчаяния девушка упала на пол и зарыдала от собственной беспомощности:
- Зачем мне эти видения, если я не могу никому помочь?!
В темноте засветилось что-то сиреневое. Рита увидела, как ожил ее браслет. Она хотела его сбросить, но услышала в голове чужой голос:
- Ты не беспомощна, ты сильна как никогда. Помоги детям.
- Я ничего не могу сделать, - зашептала изумленная девушка.
- Послушай учителя, воспользуйся даром богов.
- Мне не нужен такой дар, он бесполезен, когда никто не верит! – закричала Рита и тут же почувствовала мощный толчок боли в голове. – Я не хочу! За какие грехи мне вручили такой ужасный подарок?
- Боги у людей не спрашивают, что им делать. У кого-то отнимают, а кому-то дают. Отказ от этой силы тебя убьет. Ты помнишь, как было больно на вершине горы Кайлас? Ты прошла священную чистку… Ты умерла и родилась заново. Теперь ты можешь принимать энергию и знание без искажений. Тебе поможет Кайлас.
- Это очень больно, я не вынесу. Мои видения не спасут детей! Я не смогу с этим жить!
- Нет, дочь моя, прими дар богов, поверь, и у тебя все получится.
Рита вышла на балкон и, глядя на укутанный тьмой лесопарк, все свои душевные силы сконцентрировала на той тропинке, где сама почувствовала угрозу перед выстрелом.
- Голос сказал про гору Кайлас, я ничего о ней не знаю… - подумала вдруг Рита. – Стоп, у меня же есть книга!
Она достала подарок Ольги и раскрыла где-то в середине. На весь разворот была напечатана яркая фотография горы удивительной формы. Рита тут же узнала эту вершину. Пытаясь разглядеть детали горного рельефа, она взглядом будто утонула в книге, и видения пришли и сложились в полную картину.
Сложно было придумать ситуацию страшнее. Ведь разыскиваемый лесной снайпер сам оказался ребенком-заложником. Этот щуплый мальчик был чемпионом по стрельбе. Его способности решили использовать террористы. Взяв в заложницы его мать, они заставили его устроить кровавое стрельбище в лесопарке, чтобы все силы полиции привлечь именно сюда. Так террористам было легче захватить школу.
Рита увидела лица всех участников, увидела ключевые фамилии и адреса.
Видела юношу с винтовкой в худых дрожащих руках, сидящего на дереве в лесу…
- Теперь они не посмеют мне не поверить! – Рита решительно побежала на улицу.
 
***
Прошел год с тех пор, как хрупкая девушка одним волевым решением спасла несколько сотен детей от гибели. Той ночью она в домашнем платьице и тапочках приехала на такси в управление ФСБ и выложила всю историю. Когда следователь по особо важным делам в качестве проверки сведений предложил ей опознать из сотни фотографий лица террористов, она сделала это быстро и безошибочно.
По указанному Ритой адресу нашли запертую и прикованную к батарее измученную маму парнишки, срочно привезли ее в лесопарк. Только тогда подросток сдался; он маскировался на дереве, как опытный диверсант. Несчастный юноша находился в состоянии нервного срыва.
После этого спецслужбами была проведена блестящая операция по обезвреживанию группы террористов. Рите вручили орден мужества и предложили сотрудничать с органами.
Она нашла достойное применение своему чудесному дару и полностью его приняла. Наконец, ее жизнь полностью обрела смысл! А аметистовый браслет всегда был с ней.
 
 
Примечания и ссылки:

Рассказ иллюстрирован авторским фото.

[1] Кайлас (Кайлаш) -  самая высокая гора на юге Тибетского нагорья (свыше 6500 м), имеет необычную четырёхгранную пирамидальную форму со снежной шапкой и гранями, ориентированными почти точно по сторонам света. Некоторые древние религии Индии, Непала и Китая считают гору священной, наделённой божественными силами и поклоняются ей, называя «сердцем мира», «осью земли», «домом богов». В религиозных текстах о Кайласе говорится: «Никто из смертных не смеет взойти на гору, где обитают боги, тот, кто увидит лики богов, должен умереть». По легендам, Кайлас сбрасывает любого, кто посмеет взобраться на него, а у тех, кто прикоснулся к горе, возникают язвы, не заживающие несколько недель.
[2] Ринпоче́ — буквально означает «драгоценный» — уважительный титул для именования высших лам и перерожденцев в тибетском буддизме и в религии Бон.
[3] Эффект клинической смерти – состояние после пережитой клинической смерти, когда появляется фрагментарное временное предвидение ближайших событий.


 
 
Рейтинг: +10 227 просмотров
Комментарии (10)
Александр Джад # 8 июля 2019 в 22:01 +9
Прекрасная выписка, да и сам рассказ отличный!
Давно на сайте не встречал такой зрелой и увлекательной прозы. Прочитал не просто с удовольствием, а я бы даже сказал, с наслаждением.
Победы автору, только победы в конкурсе.
Удачи!
Владимир Перваков # 8 июля 2019 в 22:20 +8
Интересный рассказ!
Толи мистика, толи жизнь! Классно написано!
(В вещие сны верю, п.ч. самому несколько раз снились.)
Хорошо, что Рите поверили...
Удачи и успеха автору!
Пронькина Татьяна # 9 июля 2019 в 17:23 +8
Потрясающая вещь! Браво, автор! super cvetok
Карим Азизов # 15 июля 2019 в 07:57 +7
Красивая история,красиво написано. У автора дар богов.
Сергей Шевцов # 21 июля 2019 в 14:25 +6
Вроде сюжетная конструкция вполне продуманная, и мистика здесь явно присутствует. Но изложение срывается на репортажное, особенно в конце. Такое ощущение, что рассказ был проработан гораздо глубже, но его подгонка под норматив печатных знаков заставила автора что-то сократить, а что-то скомкать.
Татьяна Белая # 21 июля 2019 в 19:41 +6
Вот и мне показалось, что сюжет пришлось ограничить рамками допустимого объема в конкурсе. Написано отлично, захватывающе. Наверное, такой дар у людей случается. Удачи автору.
Sall Славик*оf # 23 июля 2019 в 19:37 +3
Да уж,интересно,спасибо.
Людмила Комашко-Батурина # 24 июля 2019 в 10:12 +3
Рассказ понравился, соответствует теме, хорошее изложение. Не знаю почему, но создалось впечатление, что рассказ сильно сокращали или это кусочек из мистической повести.Прочла с удовольствием. желаю автору победы в конкурсе!
Татьяна Стрекалова # 25 июля 2019 в 17:25 +3
Очень интересно. История держит в напряжении до самого конца. Советую убрать упоминание про орден: совсем уж "Пионерская правда", и хорошо бы автору поискать какие-то литературные приёмы сделать рассказ сердечнее: событий много, трагичные и пугающие, но слеза ни разу не навернулась.
"Ей нужна помощь!" - что-то уж очень не детская, газетная фраза.
Елена Сидоренко # 1 августа 2019 в 14:46 +1
Большое спасибо всем читателям за уделенное внимание и оставленные отзывы.

Соглашусь с основным замечанием, что финал получился несколько скомканным... Уж извините, но история эта ОЧЕНЬ большая, в черновиках на 2-томный роман вытягивает.
Это история, которую я частично шью из реальных событий, о которых мало кто знает. У героини есть настоящий прототип, и прототип этот мне непросто знаком, а очень близок.
Когда-нибудь эта рукопись увидит свет, но сейчас не время.
Даже немного пожалела, что поторопилась опубликовать как конкурсный рассказ, небольшую часть повествования. Но дело уже сделано.

По поводу вручения ордена главной героине немного удивилась, почему некоторых это так смутило? Разве я живу в каком-то ином мире? Я вижу в СМИ, как награждают героев, детей и взрослых, и ничего комичного или фельетонного я в этом не усматриваю. Или это пережиток советских времен, когда к таким наградам относились с сарказмом... а здесь основная масса читателей родом из союза... Не знаю. Но вообще-то сейчас награждают не так уж редко, искренно и торжественно. А уж за спасение детей, тем более! Около месяца назад наградили моего соседа за то, что вытащил из пожара двоих детей и старушку. А зимой мой бывший студент, работник мвд, предупредил теракт в городе. Об этом не писали в сми, чтобы не поднимать панику в нашем и без того "горячем" регионе. Но награда также нашла героя. Я безумно рада, что живу рядом с такими людьми!
И еще по поводу "слеза ни разу не навернулась"... Если бы это был любой другой жанр, да, надо было бы выжимать из читателей слезы. Но мистика и "сердечные" эмоции - вещи не совместимые. Мистика должна настораживать, пугать, повергать в ужас... Мистика может быть совсем уж сказочной или плотно переплетенной с реальностью, но никак не жалостливой или слезливой.
Всем большое спасибо!