Турпоход с интересом

4 июня 2014 - Ирина Ковалёва
article218947.jpg
Подходил к концу очередной учебный год. А перед экзаменами хотелось чего-то необычного. 
Мальчишки – народ особый. В этом Ирина Витальевна убеждалась не первый день. Специфика учреждения, где она работала,  была такова, что многие группы состояли целиком из парней. Одна из таких групп досталась и ей. Сама, недавно окончив университет,  нуждалась и в поддержке, и в совете. И возрастом недалеко ушла, каких – то одиннадцать лет от её шестнадцатилетних воспитанников. Хотелось иметь сплочённую группу. И не хотелось зарабатывать «дешёвый авторитет». На уроках с ребятами держалась строго. А вот в конце года решилась на турпоход. Недалеко, в пригород. На классном часу договорились,  по сколько соберут, чтобы пойти «по – взрослому» с ночёвкой. Для этого дала поручение двум пацанам  – взять палатки. Профоргу наказали отвечать за продукты. До похода ещё две недели – успеют. 
Вчера шла мимо рынка. Впереди маячит до боли знакомая спина. Окликнула, поняла,  что не ошиблась – профорг Витя, собственной персоной. С ним ещё четверо ребят.
- Витя! Как здорово, что встретила вас! – кислые физиономии ребят не поддерживали оптимизма от встречи. 
- Добрый день, Ирина Витальевна! – вежливо отозвался Витя. Он прибавил шаг и теперь шёл чуть впереди своих товарищей, сопровождая классную. 
- Витя, а вы за продуктами приехали? – допытывалась женщина.
- Нет! Мне отец велел купить канистру под бензин! – спокойно пояснил Витя, приподнимая руку, и демонстрируя приобретение. Тёмно – зелёная канистра покачивалась, удерживаемая двумя пальцами крупного юноши. 
- Значит так! – вынесла вердикт Ирина, - Разворачивайтесь! Купим продукты! Послезавтра идти! О чём вы только думаете?! Я что ли в последний момент понесусь покупать?
Парни молча зашагали обратно, совершенно без охоты и энтузиазма. Ирина Витальевна так и шла впереди с Витей. Четверо мальчишек отстали шагов на пять. 
- Говорил же, другой дорогой идти надо! – громким шёпотом попенял Серёжа.
- Дорогу верную выбрали! – отозвалась, шедшая впереди Ирина
- Ну, Вы даёте, Ирина Витальевна! Вот это слух у Вас! – не скрывая удивления, произнёс поражённый пацан. 
Продукты купили и мальчишки уехали. 
В день последнего экзамена всё было готово к походу. Шла вся группа – двадцать восемь  человек. Накануне выяснилось, что кроме босоножек другой обуви  у Ирины нет. В ближайшем магазине за полчаса до закрытия купила кроссовки. Дома выяснилось, что чуть маловаты. Пойдёт, решила Ирина. В поход одела брючный тёмно – синий шерстяной костюм. Спортивного наряда тоже дома  не нашлось. Мальчишек ругала, а сама! 
День выдался прохладный. За окном конец мая, а ощущение, что снег вот–вот выпадет. Серёжка явился почти полуголый. Пришлось переодевать. А ещё надел на себя какую – то странную металлическую конструкцию. Сказал, специальная -  для рюкзаков. 
Наконец выдвинулись в сторону пункта назначения. Доехали полпути автобусом, а потом по горам да пригоркам, мимо речек да стариц, мимо коттеджей да мимо дач.
Когда шли по полю, то молодая травка глаз радовала, зеленью сочной и  разными цветочками. Мальчишки рвали ей чёрные полевые тюльпаны. Так и шли, преодолевая всевозможные препятствия. В маленьком лесочке топь. Надо пройти,  ног не замочив. Задача, однако. Подбежал Игорь. 
- Ирина Витальевна! Вот сюда ступайте! Здесь не провалитесь! – а сам прыгает молодым козлёнком. Наступила, и правда нога не провалилась. Так преодолела топь. 
Вышли на чудную полянку. Слева горы небольшие, сзади лесочек остался, а впереди маленькая речка петелькой поворачивает вокруг их островочка. Перешагнуть реку вряд ли можно. Но переплыть в два взмаха - пустяк. Дураков в это время нет - холодновато для заплыва. 
Стали готовить ужин. А для этого хворосту бы набрать. Еле уговорила. Пошла мыть котелок. Остальные ринулись играть в волейбол. Река и, правда, холодновата. Наклонилась помыть посуду. Сзади наступила прямо звенящая тишина. Ирина Витальевна выпрямилась и оглянулась на ребят. Все застыли как в игре про «море бушует – раз». Стоят, смотрят на неё и молчат. Цирк,  да и только! Увидели её взгляд, зашевелились, заговорили, начали снова играть. Продолжила мыть казанок. Снова тишина. Да что же это? Оглянулась – стали играть. Раза четыре повторялось одно и то же. Наспех домыв казанок и котелок, Ирина ушла в кусты. Там оглядела себя со всех сторон. Повернула брюки, посмотрела кофту. Что заставляло их ТАК смотреть? Ничего подозрительного не обнаружив, пришла обратно. Приготовили мировой ужин. Рассольник на первое, курочка – шашлычки на второе, салатик из  редисочки. Да ещё и компотик. Ели так, что кроме треска за ушами ничего слышно не было. Молчание прервал Вадим, проговорив с набитым вкусной едой ртом:
- У нас сегодня ужин как у кота Базилио и лисы Алисы! А завтрак будет как у Буратино – три корочки хлеба!
И все дружно расхохотались. Однако прав он был. Вечером бездумно смели всё. Наутро осталось несколько банок тушёнки и картошка. Хлеба и того маловато. 
После ужина разбрелись по палаткам. Настроение испортил нудный и мелко – моросящий дождь, так не вовремя начавшийся. Ирина Витальевна сидела в палатке с двумя мальчишками. Вася играл на гитаре, а Андрей и она слушали. Спустя полчаса Вася ушёл, оставив классную с товарищем. Тот заливался соловьём,  рассказывая о своих любовных удачах и поражениях. Потом пришёл Вася, а Андрей удалился. Ровно через полчаса рекогносцировка повторилась – Андрей снова был рядом. Он, совсем сильно разоткровенничался,  и чересчур близко наклонился к чувствительному носу классной дамы. 
- Так!!!!! И где ты пил?! А главное что!? Изволь объяснить сейчас же!  - тот смутился, понимая, что «спалился» полностью.
- В соседней палатке! – вынуждено ответил Андрей.
- Что пили, спрашиваю!? – голос Ирины звенел сталью. Ей стало обидно. С ними как с людьми, а они! 
- Пиво! – опустил голову Андрей. 
- Значит, канистра, я так понимаю, для этого куплена!? – немного успокоившись,  спросила Ирина. 
- Да! – подтвердил Андрей. 
- Но там двадцать  литров, а вас двадцать восемь. Другие чем добираются? – волнение пока держало в напряжении. 
- А те не сдавали, они не пьют ничего! – стараясь успокоить, говорил Андрей. 
- Не понимаю, как вы пронесли сюда, что я не заметила?  - продолжая сердиться,   вела допрос классная. – Говори, не стесняйся! – подбодрила она студента. 
- Ну, как – как!? Сергей нёс от училища. – Ирина вспомнила ту конструкцию и кивнула. 
- Потом положили там,  где топь – очень тихо сказал Андрей. 
- Ясненько! И меня же провели по ней! Кулибины! – ей хотелось улыбнуться, но она сдерживала себя. – Потом?
- Ну, а потом в реке была – покаянно закончил Андрей.
- Это вы замирали, когда я котелки мыла,  по этому поводу? – дошло до Ирины. 
- Ну, да! Боялись! А что бы Вы сделали,  если бы обнаружили? – теперь ответа ждал Андрей.
- Вылила бы, естественно! – предсказуемо ответила классная. 
- Ну, вот этого и боялись! – очень тихо констатировал Андрей. 
Ночь прошла почти  спокойно, если не считать, что Лёша после выпитого полез сушиться в костёр, и потом где-то потерял  свои очки. Всё – таки литр пива для пацанов, тоже многовато. 
Под утро стало так прохладно, что парни,  разойдясь по палаткам,  жались друг к другу как воробушки на жёрдочке. Ирина тоже мёрзла, зубы выбивали барабанную дробь. Сон всё же был. Прервало его то, что показалось кто–то плавает. Вышла из палатки и ужаснулась – плавают! На другом берегу речки вчера мужик сети поставил, а сегодня её протрезвевшие хулиганы, собирают его улов. Из педагогических соображений надо отругать. А она с готовностью встала к котелку -  варить уху. Вот и вся педагогика! 
Уха получилась великолепная. Да ещё картошечка была с тушёнкой,  и чай с конфетками. Солнышко пригревало,  и изморось на палатках таяла,  как не бывало. Все были уже на ногах кроме Валерки. Его парни звали  Поросёнком. Он, и правда, полненький, бровки белые и реснички. Но кличка прилипла не поэтому. Просто однажды он заснул с жвачкой во рту. Среди сна просыпался, почёсывался и издавал звуки очень похожие на хрюканье благодаря жвачке. Так и прилипло имечко. Сейчас Валерка спит, и палатку сотрясает от его громового храпа. Уха и ему досталась – остатки сладки. 
К обеду отправились обратно. Кроссовки Ирины решили испытать её по – полной программе. За ночь от дождя они стали ещё меньше. И женщина шла буквально на внешней стороне ступней. Встать полностью не позволяла адская боль. Ноги сводило. Она крепилась из последних сил – пацаны не должны были понять о её проблеме. Дойдя до дома, она их сняла. Так они и стоят молчаливым напоминанием о самом первом турпоходе в её жизни.
 


 

© Copyright: Ирина Ковалёва, 2014

Регистрационный номер №0218947

от 4 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0218947 выдан для произведения:
Подходил к концу очередной учебный год. А перед экзаменами хотелось чего-то необычного. 
Мальчишки – народ особый. В этом Ирина Витальевна убеждалась не первый день. Специфика учреждения, где она работала,  была такова, что многие группы состояли целиком из парней. Одна из таких групп досталась и ей. Сама, недавно окончив университет,  нуждалась и в поддержке, и в совете. И возрастом недалеко ушла, каких – то одиннадцать лет от её шестнадцатилетних воспитанников. Хотелось иметь сплочённую группу. И не хотелось зарабатывать «дешёвый авторитет». На уроках с ребятами держалась строго. А вот в конце года решилась на турпоход. Недалеко, в пригород. На классном часу договорились,  по сколько соберут, чтобы пойти «по – взрослому» с ночёвкой. Для этого дала поручение двум пацанам  – взять палатки. Профоргу наказали отвечать за продукты. До похода ещё две недели – успеют. 
Вчера шла мимо рынка. Впереди маячит до боли знакомая спина. Окликнула, поняла,  что не ошиблась – профорг Витя, собственной персоной. С ним ещё четверо ребят.
- Витя! Как здорово, что встретила вас! – кислые физиономии ребят не поддерживали оптимизма от встречи. 
- Добрый день, Ирина Витальевна! – вежливо отозвался Витя. Он прибавил шаг и теперь шёл чуть впереди своих товарищей, сопровождая классную. 
- Витя, а вы за продуктами приехали? – допытывалась женщина.
- Нет! Мне отец велел купить канистру под бензин! – спокойно пояснил Витя, приподнимая руку, и демонстрируя приобретение. Тёмно – зелёная канистра покачивалась, удерживаемая двумя пальцами крупного юноши. 
- Значит так! – вынесла вердикт Ирина, - Разворачивайтесь! Купим продукты! Послезавтра идти! О чём вы только думаете?! Я что ли в последний момент понесусь покупать?
Парни молча зашагали обратно, совершенно без охоты и энтузиазма. Ирина Витальевна так и шла впереди с Витей. Четверо мальчишек отстали шагов на пять. 
- Говорил же, другой дорогой идти надо! – громким шёпотом попенял Серёжа.
- Дорогу верную выбрали! – отозвалась, шедшая впереди Ирина
- Ну, Вы даёте, Ирина Витальевна! Вот это слух у Вас! – не скрывая удивления, произнёс поражённый пацан. 
Продукты купили и мальчишки уехали. 
В день последнего экзамена всё было готово к походу. Шла вся группа – двадцать восемь  человек. Накануне выяснилось, что кроме босоножек другой обуви  у Ирины нет. В ближайшем магазине за полчаса до закрытия купила кроссовки. Дома выяснилось, что чуть маловаты. Пойдёт, решила Ирина. В поход одела брючный тёмно – синий шерстяной костюм. Спортивного наряда тоже дома  не нашлось. Мальчишек ругала, а сама! 
День выдался прохладный. За окном конец мая, а ощущение, что снег вот–вот выпадет. Серёжка явился почти полуголый. Пришлось переодевать. А ещё надел на себя какую – то странную металлическую конструкцию. Сказал, специальная -  для рюкзаков. 
Наконец выдвинулись в сторону пункта назначения. Доехали полпути автобусом, а потом по горам да пригоркам, мимо речек да стариц, мимо коттеджей да мимо дач.
Когда шли по полю, то молодая травка глаз радовала, зеленью сочной и  разными цветочками. Мальчишки рвали ей чёрные полевые тюльпаны. Так и шли, преодолевая всевозможные препятствия. В маленьком лесочке топь. Надо пройти,  ног не замочив. Задача, однако. Подбежал Игорь. 
- Ирина Витальевна! Вот сюда ступайте! Здесь не провалитесь! – а сам прыгает молодым козлёнком. Наступила, и правда нога не провалилась. Так преодолела топь. 
Вышли на чудную полянку. Слева горы небольшие, сзади лесочек остался, а впереди маленькая речка петелькой поворачивает вокруг их островочка. Перешагнуть реку вряд ли можно. Но переплыть в два взмаха - пустяк. Дураков в это время нет - холодновато для заплыва. 
Стали готовить ужин. А для этого хворосту бы набрать. Еле уговорила. Пошла мыть котелок. Остальные ринулись играть в волейбол. Река и, правда, холодновата. Наклонилась помыть посуду. Сзади наступила прямо звенящая тишина. Ирина Витальевна выпрямилась и оглянулась на ребят. Все застыли как в игре про «море бушует – раз». Стоят, смотрят на неё и молчат. Цирк,  да и только! Увидели её взгляд, зашевелились, заговорили, начали снова играть. Продолжила мыть казанок. Снова тишина. Да что же это? Оглянулась – стали играть. Раза четыре повторялось одно и то же. Наспех домыв казанок и котелок, Ирина ушла в кусты. Там оглядела себя со всех сторон. Повернула брюки, посмотрела кофту. Что заставляло их ТАК смотреть? Ничего подозрительного не обнаружив, пришла обратно. Приготовили мировой ужин. Рассольник на первое, курочка – шашлычки на второе, салатик из  редисочки. Да ещё и компотик. Ели так, что кроме треска за ушами ничего слышно не было. Молчание прервал Вадим, проговорив с набитым вкусной едой ртом:
- У нас сегодня ужин как у кота Базилио и лисы Алисы! А завтрак будет как у Буратино – три корочки хлеба!
И все дружно расхохотались. Однако прав он был. Вечером бездумно смели всё. Наутро осталось несколько банок тушёнки и картошка. Хлеба и того маловато. 
После ужина разбрелись по палаткам. Настроение испортил нудный и мелко – моросящий дождь, так не вовремя начавшийся. Ирина Витальевна сидела в палатке с двумя мальчишками. Вася играл на гитаре, а Андрей и она слушали. Спустя полчаса Вася ушёл, оставив классную с товарищем. Тот заливался соловьём,  рассказывая о своих любовных удачах и поражениях. Потом пришёл Вася, а Андрей удалился. Ровно через полчаса рекогносцировка повторилась – Андрей снова был рядом. Он, совсем сильно разоткровенничался,  и чересчур близко наклонился к чувствительному носу классной дамы. 
- Так!!!!! И где ты пил?! А главное что!? Изволь объяснить сейчас же!  - тот смутился, понимая, что «спалился» полностью.
- В соседней палатке! – вынуждено ответил Андрей.
- Что пили, спрашиваю!? – голос Ирины звенел сталью. Ей стало обидно. С ними как с людьми, а они! 
- Пиво! – опустил голову Андрей. 
- Значит, канистра, я так понимаю, для этого куплена!? – немного успокоившись,  спросила Ирина. 
- Да! – подтвердил Андрей. 
- Но там двадцать  литров, а вас двадцать восемь. Другие чем добираются? – волнение пока держало в напряжении. 
- А те не сдавали, они не пьют ничего! – стараясь успокоить, говорил Андрей. 
- Не понимаю, как вы пронесли сюда, что я не заметила?  - продолжая сердиться,   вела допрос классная. – Говори, не стесняйся! – подбодрила она студента. 
- Ну, как – как!? Сергей нёс от училища. – Ирина вспомнила ту конструкцию и кивнула. 
- Потом положили там,  где топь – очень тихо сказал Андрей. 
- Ясненько! И меня же провели по ней! Кулибины! – ей хотелось улыбнуться, но она сдерживала себя. – Потом?
- Ну, а потом в реке была – покаянно закончил Андрей.
- Это вы замирали, когда я котелки мыла,  по этому поводу? – дошло до Ирины. 
- Ну, да! Боялись! А что бы Вы сделали,  если бы обнаружили? – теперь ответа ждал Андрей.
- Вылила бы, естественно! – предсказуемо ответила классная. 
- Ну, вот этого и боялись! – очень тихо констатировал Андрей. 
Ночь прошла почти  спокойно, если не считать, что Лёша после выпитого полез сушиться в костёр, и потом где-то потерял  свои очки. Всё – таки литр пива для пацанов, тоже многовато. 
Под утро стало так прохладно, что парни,  разойдясь по палаткам,  жались друг к другу как воробушки на жёрдочке. Ирина тоже мёрзла, зубы выбивали барабанную дробь. Сон всё же был. Прервало его то, что показалось кто–то плавает. Вышла из палатки и ужаснулась – плавают! На другом берегу речки вчера мужик сети поставил, а сегодня её протрезвевшие хулиганы, собирают его улов. Из педагогических соображений надо отругать. А она с готовностью встала к котелку -  варить уху. Вот и вся педагогика! 
Уха получилась великолепная. Да ещё картошечка была с тушёнкой,  и чай с конфетками. Солнышко пригревало,  и изморось на палатках таяла,  как не бывало. Все были уже на ногах кроме Валерки. Его парни звали  Поросёнком. Он, и правда, полненький, бровки белые и реснички. Но кличка прилипла не поэтому. Просто однажды он заснул с жвачкой во рту. Среди сна просыпался, почёсывался и издавал звуки очень похожие на хрюканье благодаря жвачке. Так и прилипло имечко. Сейчас Валерка спит, и палатку сотрясает от его громового храпа. Уха и ему досталась – остатки сладки. 
К обеду отправились обратно. Кроссовки Ирины решили испытать её по – полной программе. За ночь от дождя они стали ещё меньше. И женщина шла буквально на внешней стороне ступней. Встать полностью не позволяла адская боль. Ноги сводило. Она крепилась из последних сил – пацаны не должны были понять о её проблеме. Дойдя до дома, она их сняла. Так они и стоят молчаливым напоминанием о самом первом турпоходе в её жизни.
 


 
Рейтинг: +3 274 просмотра
Комментарии (1)
Серов Владимир # 4 июня 2014 в 22:22 +1
Непонятна специфика, да ещё и учреждения. Есть профорг. Значит, типа ПТУ.
Два пацана взяли палатки! А всего их 28 человек.