Испытание стихией

14 июня 2014 - владимир попов
article220923.jpg

­­­

        Испытание стихией

        Виктор и Ольга решили провести свой «медовый» месяц на море, на новой скоростной яхте жениха. Являясь инженером-конструктором, он был автором основного проекта судна.

Работал над ним около пяти лет и передал права на производство подобных яхт известной кораблестроительной компании. Опытный экземпляр Виктор выкупил сам с большой скидкой и с обязательством провести дополнительные ходовые испытания. Ольга была инженером, и тоже участвовала в испытаниях яхты.

       И вот они на море!
      Море!  Что может быть прекраснее для путешествий?  Далекие живописные острова,  песчаные берега, впадающие в море быстрые, прохладные реки, живописные фиорды, хмуро стоящие по берегам горы. А путешествие на быстроходной яхте?!  Это - счастье! Но море коварно. Шторма и бури, невидимые рифы и мели. Страшные глубины. Море опасно!
       Сегодня  ослепительное солнечное безмолвие простиралось по всему великому морю до горизонта. Море легко подрагивало – игриво шелестели волны. Но это все же было спокойствие и тишина. Слабый встречный ветер, не забывая трепать снасти и вымпела яхты касался водной глади, пытаясь расшевелить, раздразнить великана.
       Но море дремало. Оно, как большой, сытый зверь,  лежало теперь почти без движения, слегка шевеля редкими мягкими волнами. Ведь без волн нет моря, как нет его без соленого острого запаха, без бликов солнца, без неясной черни неведомых, порой невероятных глубин. А синее небо отражаясь, окрашивало море в голубой цвет – самый невинный в палитре морских вод, самый редкий и неподходящий для этого царя стихий.
        Благословенная могучая морская тишина. Штиль. Вот оно время для раздумий о вечном и сущем. Но команде яхты не до «философий». Начинаются скоростные испытания судна. Вот убраны мачты и другие выступающие части. Яхта, набирая ход, летела, едва касаясь поверхности моря. Дельфины, преследовавшие ее, теперь неожиданно и безнадежно отстали, но в своем немалом немом удивлении еще какое-то время плыли вслед.

         Два  реактивных двигателя рокотали в половину своей мощности, но этого хватало, чтобы поднять судно над спокойной водой и оно, экранируя плоским днищем, летело вперед со скоростью 60 узлов, примерно 110 километров в час. Инженер Леер следил по приборам за состоянием корпуса и двигателей. Владелец  судна Виктор Яхонтов  и капитан яхты были рядом. Скорость судна возрастала.      

          – Скорость шестьдесят пять  узлов! Докладывал инженер-механик,- 70 процентов мощности двигателей.  Это рекордная скорость. Он посмотрел на хозяина, ожидая указаний.
           – Сможем добавить еще пять узлов? – ответил Виктор вопросом.

            –Можем попробовать, но рискованно, – Леер с сомнением покачал головой. Виктор посмотрел на капитана. Капитан кивнул.
          - Добавить еще пять узлов! - выдохнул Виктор. Двигатели работали ровно и спокойно. Мощный рокот улетал за корму. Внезапно яхта крупно задрожала, ее подбросил вверх удар морской волны. Второй удар был еще мощнее, яхта начала зарываться в воду, что грозило катастрофой.
       - Не снижать скорости до восстановления нормального положения, – хладнокровно скомандовал Виктор. Нужно было восстановить скольжение, и это постепенно удалось. Яхта снова ровно шла вперед, почти не касаясь поверхности моря.
      - Теперь плавно снижать скорость, приказал Виктор, и инженер – испытатель начал сбавлять обороты моторов. Руки капитана, державшие штурвал дрожали. Виктор и инженер переглянулись.
      - Что показывают приборы? В чем причина тряски – спросил Виктор.
     – Приборы дают норму, не могу понять причины. – Леер продолжал растерянно изучать показания приборов.

     - Здесь радист! – прозвучало по громкой связи.- В море сильные землетрясения, сразу в двух местах. К западу и к востоку от нас. Пожалуйста – голос его задрожал, – прекращайте испытания, возможны новые толчки.

      – Командуйте! – Виктор спокойно повернулся к капитану.- Восстановить обычный ход яхты. Я в лабораторию. Испытания считаю успешными, всех благодарю. Зафиксируйте в бортовом журнале рекорд скорости. Он ушел.
       Когда Виктор  вошел в лабораторию, ему сообщили последние новости. К западу от них, в море, в непосредственной близости от яхты произошло землетрясение силой в 6 баллов. Значительно более мощное землетрясение, силой до 9 баллов, отмечено к востоку, в направлении индонезийского острова Суматра. Именно эти толчки они ощутили на яхте.
      - Смотрите! – встревоженная Ольга показала Виктору и остальным сотрудникам  на радар. Видите точку? Это огромная волна, которая приближается к нам с запада. Нужно уходить из зоны ее движения, так как она несется с огромной скоростью. Но желательно все же понаблюдать за ней и снять ее на видео из безопасной зоны.

        – Определи скорость волны и сообщи об этом капитану. Пусть уходит от нее на максимальной скорости к юго-востоку.   Девять баллов - это очень много, хотя и в море. Будут жертвы на берегу, – он сокрушенно покачал головой.
      Яхта значительно прибавила ход и уходила теперь от волны. Виктор  стоял на палубе и в оптические приборы наблюдали за волной. Она уже была различима вдали и как огромное хищное существо неслась в направлении яхты. Но к счастью, яхту она не догоняла, согласно расчетам судно успевало уйти от шлейфа цунами к югу.         

      Казалось, опасность миновала, но море было страшно и непредсказуемо. Мелкие по сравнению с громадной сестрой волны стучали в днище судна, били жестоко и зло. Но корпус был прочен.
         Обстановка менялась, яхта выходила из зоны цунами, капитан сбавил ход. Все внимание было теперь приковано к большой волне. А там было на что посмотреть. Мощная оптика давала возможность наблюдать редчайшее зрелище – битву двух природных гигантов.
          Навстречу двадцатиметровой волне с запада шла огромная волна с востока. Они приближались друг к другу, и, казалось, весь мир затаил дыхание в ожидании их встречи. Волны замерли на какое-то мгновение друг перед другом. Наверное, так замирают перед смертельным броском друг на друга две большие кобры. Зависли и ударили в грудь друг другу, подняв высокие столбы воды на ширину в многие десятки километров.
          Вздыбили море, оглушительный звук удара грозил разорвать барабанные перепонки людей. Заметались волны в смертельном объятии, поднялись горой воды, бурлящей, мертвенно-темной. Что творилось в море в месте этой схватки, какие силы и энергии высвобождались и рождались в этот миг.
          А к волне, шедшей с востока, уже спешили на помощь ее спутницы, вторая, третья, накатывая друг на друга, рождая еще более страшный вал морской воды. Он несся теперь на запад, к ужасу всего живого. И, дай бог, чтобы потеряла силу эта рожденная в столкновении морская лавина, перед тем как дойдет до населенного людьми берега, покинет границу моря и ворвется в поселки, в города, в дома, в жизнь людей. Ворвется и превратит жизнь в стоны и смерть. Яхта находилась на значительном расстоянии от развернувшегося на море побоища, но и здесь ее швыряло и качало как в самый сильный шторм.

         Сейсмические приборы на яхте отмечали теперь толчки на востоке, в районе острова Суматра. Они были гораздо слабее того первого, пугающего воображение, но тоже ощутимыми. Становилось ясно, что пик пройден. Нужно было выяснить обстановку, оценить размеры и последствия катастрофы и команда яхты приникла к приемникам, телевизионным и компьютерным мониторам.
        Информагентства мира сообщали о девятибалльном землетрясении в море, последовавших гигантских цунами вызвавших невосполнимые разрушения в прибрежной полосе и гибель десятков тысяч жителей региона. Самая активная зона планеты была теперь центром земного горя и печали. 40 лет копила она силы для страшного удара, выплеснув смерть на берега многих прилегающих стран.

        Через некоторое время участники экспедиции и свободные члены экипажа собрались в центральном помещении яхты, выполняющем роль кают-компании. Говорил Виктор, остальные подавали реплики и дополняли его сообщение. Большинство присутствующих воочию видели гигантские волны и представляли последствия их дел.

       – Мы прерываем наше плавание, – закончил Виктор свое сообщение.-   Мы идем на Суматру и попытаемся помочь пострадавшим. Порт назначения определим при подходе к острову. Но работу прошу продолжать, проводить измерения и замеры приборами.
       - Извини, дорогая! – он поцеловал Ольгу в щеку. - Ты хотела приключений, они ждут нас, но, боюсь, не все будут приятными.
       - Ты прав, любимый! - она улыбнулась. - Месяц у нас медовый, а мед всегда имеет горчинку. Надеюсь, в нашем случае она не  будет сильной!

© Copyright: владимир попов, 2014

Регистрационный номер №0220923

от 14 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0220923 выдан для произведения:

­­­

        Испытание стихией

        Виктор и Ольга решили провести свой «медовый» месяц на море, на новой яхте жениха. Являясь инженером-конструктором, он был автором основного проекта судна.

Работал над ним около пяти лет и передал права на производство подобных яхт известной кораблестроительной компании. Опытный экземпляр Виктор выкупил сам с большой скидкой и с обязательством провести дополнительные ходовые испытания. Ольга была инженером, и тоже участвовала в испытаниях яхты.

       И вот они на море!
      Море!  Что может быть прекраснее для путешествий?  Далекие живописные острова,  песчаные берега, впадающие в море быстрые, прохладные реки, живописные фиорды, хмуро стоящие по берегам горы. А путешествие на быстроходной яхте?!  Это - счастье! Но море коварно. Шторма и бури, невидимые рифы и мели. Страшные глубины. Море опасно!
       Сегодня  ослепительное солнечное безмолвие простиралось по всему великому морю до горизонта. Море легко подрагивало – игриво шелестели волны. Но это все же было спокойствие и тишина. Слабый встречный ветер, не забывая трепать снасти и вымпела яхты касался водной глади, пытаясь расшевелить, раздразнить великана.
       Но море дремало. Оно, как большой, сытый зверь,  лежало теперь почти без движения, слегка шевеля редкими мягкими волнами. Ведь без волн нет моря, как нет его без соленого острого запаха, без бликов солнца, без неясной черни неведомых, порой невероятных глубин. А синее небо отражаясь, окрашивало море в голубой цвет – самый невинный в палитре морских вод, самый редкий и неподходящий для этого царя стихий.
        Благословенная могучая морская тишина. Штиль. Вот оно время для раздумий о вечном и сущем. Но команде яхты не до «философий». Начинаются скоростные испытания судна. Вот убраны мачты и другие выступающие части. Яхта, набирая ход, летела, едва касаясь поверхности моря. Дельфины, преследовавшие ее, теперь неожиданно и безнадежно отстали, но в своем немалом немом удивлении еще какое-то время плыли вслед.

         Два  реактивных двигателя рокотали в половину своей мощности, но этого хватало, чтобы поднять судно над спокойной водой и оно, экранируя плоским днищем, летело вперед со скоростью 60 узлов, примерно 110 километров в час. Инженер Леер следил по приборам за состоянием корпуса и двигателей. Владелец  судна Виктор Яхонтов  и капитан яхты были рядом. Скорость судна возрастала.      

          – Скорость семьдесят  узлов! Докладывал инженер-механик,- 70 процентов мощности двигателей.  Это рекордная скорость. Он посмотрел на хозяина, ожидая указаний.
           – Сможем добавить еще пять узлов? – ответил Виктор вопросом.

            –Можем попробовать, но рискованно, – Леер с сомнением покачал головой. Виктор посмотрел на капитана. Капитан кивнул.
          - Добавить еще пять узлов! - выдохнул Виктор. Двигатели работали ровно и спокойно. Мощный рокот улетал за корму. Внезапно яхта крупно задрожала, ее подбросил вверх удар морской волны. Второй удар был еще мощнее, яхта начала зарываться в воду, что грозило катастрофой.
       - Не снижать скорости до восстановления нормального положения, – хладнокровно скомандовал Виктор. Нужно было восстановить скольжение, и это постепенно удалось. Яхта снова ровно шла вперед, почти не касаясь поверхности моря.
      - Теперь плавно снижать скорость, приказал Виктор, и инженер – испытатель начал сбавлять обороты моторов. Руки капитана, державшие штурвал дрожали. Виктор и инженер переглянулись.
      - Что показывают приборы? В чем причина тряски – спросил Виктор.
     – Приборы дают норму, не могу понять причины. – Леер продолжал растерянно изучать показания приборов.

     - Здесь радист! – прозвучало по громкой связи.- В море сильные землетрясения, сразу в двух местах. К западу и к востоку от нас. Пожалуйста – голос его задрожал, – прекращайте испытания, возможны новые толчки.

      – Командуйте! – Виктор спокойно повернулся к капитану.- Восстановить обычный ход яхты. Я в лабораторию. Испытания считаю успешными, всех благодарю. Зафиксируйте в бортовом журнале рекорд скорости. Он ушел.
       Когда Виктор  вошел в лабораторию, ему сообщили последние новости. К западу от них, в море, в непосредственной близости от яхты произошло землетрясение силой в 6 баллов. Значительно более мощное землетрясение, силой до 9 баллов, отмечено к востоку, в направлении индонезийского острова Суматра. Именно эти толчки они ощутили на яхте.
      - Смотрите! – встревоженная Ольга показала Виктору и остальным сотрудникам  на радар. Видите точку? Это огромная волна, которая приближается к нам с запада. Нужно уходить из зоны ее движения, так как она несется с огромной скоростью. Но желательно все же понаблюдать за ней и снять ее на видео из безопасной зоны.

        – Определи скорость волны и сообщи об этом капитану. Пусть уходит от нее на максимальной скорости к юго-востоку.   Девять баллов - это очень много, хотя и в море. Будут жертвы на берегу, – он сокрушенно покачал головой.
      Яхта значительно прибавила ход и уходила теперь от волны. Виктор  стоял на палубе и в оптические приборы наблюдали за волной. Она уже была различима вдали и как огромное хищное существо неслась в направлении яхты. Но к счастью, яхту она не догоняла, согласно расчетам судно успевало уйти от шлейфа цунами к югу.         

      Казалось, опасность миновала, но море было страшно и непредсказуемо. Мелкие по сравнению с громадной сестрой волны стучали в днище судна, били жестоко и зло. Но корпус был прочен.
         Обстановка менялась, яхта выходила из зоны цунами, капитан сбавил ход. Все внимание было теперь приковано к большой волне. А там было на что посмотреть. Мощная оптика давала возможность наблюдать редчайшее зрелище – битву двух природных гигантов.
          Навстречу двадцатиметровой волне с запада шла огромная волна с востока. Они приближались друг к другу, и, казалось, весь мир затаил дыхание в ожидании их встречи. Волны замерли на какое-то мгновение друг перед другом. Наверное, так замирают перед смертельным броском друг на друга две большие кобры. Зависли и ударили в грудь друг другу, подняв высокие столбы воды на ширину в многие десятки километров.
          Вздыбили море, оглушительный звук удара грозил разорвать барабанные перепонки людей. Заметались волны в смертельном объятии, поднялись горой воды, бурлящей, мертвенно-темной. Что творилось в море в месте этой схватки, какие силы и энергии высвобождались и рождались в этот миг.
          А к волне, шедшей с востока, уже спешили на помощь ее спутницы, вторая, третья, накатывая друг на друга, рождая еще более страшный вал морской воды. Он несся теперь на запад, к ужасу всего живого. И, дай бог, чтобы потеряла силу эта рожденная в столкновении морская лавина, перед тем как дойдет до населенного людьми берега, покинет границу моря и ворвется в поселки, в города, в дома, в жизнь людей. Ворвется и превратит жизнь в стоны и смерть. Яхта находилась на значительном расстоянии от развернувшегося на море побоища, но и здесь ее швыряло и качало как в самый сильный шторм.

         Сейсмические приборы на яхте отмечали теперь толчки на востоке, в районе острова Суматра. Они были гораздо слабее того первого, пугающего воображение, но тоже ощутимыми. Становилось ясно, что пик пройден. Нужно было выяснить обстановку, оценить размеры и последствия катастрофы и команда яхты приникла к приемникам, телевизионным и компьютерным мониторам.
        Информагентства мира сообщали о девятибалльном землетрясении в море, последовавших гигантских цунами вызвавших невосполнимые разрушения в прибрежной полосе и гибель десятков тысяч жителей региона. Самая активная зона планеты была теперь центром земного горя и печали. 40 лет копила она силы для страшного удара, выплеснув смерть на берега многих прилегающих стран.

        Через некоторое время участники экспедиции и свободные члены экипажа собрались в центральном помещении яхты, выполняющем роль кают-компании. Говорил Виктор, остальные подавали реплики и дополняли его сообщение. Большинство присутствующих воочию видели гигантские волны и представляли последствия их дел.

       – Мы прерываем наше плавание, – закончил Виктор свое сообщение.-   Мы идем на Суматру и попытаемся помочь пострадавшим. Порт назначения определим при подходе к острову. Но работу прошу продолжать, проводить измерения и замеры приборами.
       - Извини, дорогая! – он поцеловал Ольгу в щеку. - Ты хотела приключений, они ждут нас, но, боюсь, не все будут приятными.
       - Ты прав, любимый! - она улыбнулась. - Месяц у нас медовый, а мед всегда имеет горчинку. Надеюсь, в нашем случае она не  будет сильной!

Рейтинг: +5 274 просмотра
Комментарии (6)
Серов Владимир # 14 июня 2014 в 13:49 +1
Хорошая история! Только скорость - 75 узлов - это перебор, даже для медового месяца.

http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_tech/1489/%D1%8F%D1%85%D1%82%D0%B0
Лев Казанцев-Куртен # 14 июня 2014 в 16:50 +1
Красиво описание моря.
Владимир Кулаев # 14 июня 2014 в 18:27 +1
ПОДУМАЕШЬ ... ПЕРЕБОР!!! СЕРОВ! ЭТО ЖЕ МЕДОВЫЙ ... А ТАМ И НЕ ТАКИЕ ШТОРМА И СКОРОСТИ БЫВАЮТ... ТОЖЕ МНЕ... ЕЩЁ ПРИДИРАЕТСЯ!

МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ! ХОРОШО, ЧТО ВСЕ ЖИВЫ! УРА!
Маргарита Тодорова # 15 июня 2014 в 11:46 0
Да-аа, такой медовый месяц запомнится надолго! Мне понравился рассказ! snegur
Анна Гирик # 13 июля 2014 в 23:26 0
ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНАЯ ИСТОРИЯ! СПАСИБО!! РАБОТА ПРЕКРАСНАЯ!!
Катя Иль # 14 июля 2014 в 17:59 0
Здорово) 5min