Испанское счастье

5 октября 2014 - Светлана Ермашкевич

Человек и драма.

Для чего ему она дана? И почему такая многоликая, спонтанная «дама» столь неожиданно врывается в его жизнь и надолго остаётся в ней? Почему у этой нервной «дамы» есть сценарий, и она разыгрывается согласно статусу, этикету и нраву? Почему о ней говорят: «Хорошо, что не у нас и не с нами?» И почему, побывав с этой «дамой» в какой–то отрезок своей жизни, ты обнаруживаешь пепел и бурелом из чувств, который уже невозможно разгрести, а только остается, перешагнуть, забыть и начать жить с чистого листа.

«Дама-драма» в лёгких сюжетах может выступать, показывая абсурдность желаний и стремлений человека, как учитель.

Но, есть и такие, кто считает, что без драмы любовь не может «звучать», не может проявиться в полной мере…

У Оли было советское счастливое  детство. С летним отдыхом у бабушки в деревне, с криками голосистых петухов, с хождением «в поле» и с сенокосом, с ожиданием тёплого парного молока, когда даже коты возвращаются с гулянок и, сидя на лавочке, ожидают мисочку белой тёплой жидкости, после которой уже можно вздремнуть.

У неё была студенческая юность. С проживанием в общаге, с сессиями, с дискотеками, со стройотрядами, с крещенскими гаданиями, с выбором суженого.

Но суженые не торопились подъезжать к ней на машине, о которой грезилось в мечтах. Да и ростом они были не высоки, не 182 сантиметра, да и не голубоглазы. Воображение рисовало одно, а действительность почему–то подавала другое. Невзрачность женихов с перспективой жить со свекровью, не торопили Олю с принятием предложения руки и сердца. К  её гавани прибивались только утлые рыбацкие судёнышки, хотя она ждала океанский лайнер, который «увезёт» её к далёким богатым щедрым тёплым берегам. Олю это раздражало. «Ну, почему?!!», - вырывался иногда стон отчаяния.

А годы бежали, цифра за цифрой, вносили изменения и во внешность, и в фигуру. Внешность корректировалась кремами, а фигура – в спортзале. Но по-прежнему с Олей оставалось: воображение – действительность – одиночество с ожиданием…

Но Оля не была бы Олей, если бы опустила руки и прекратила поиск своего счастья. Она твердо решила: «Раз нету суженого рядом, будет он из краёв заморских».

Первую «остановку» она сделала, познакомившись с чехом. Роман закрутился на расстоянии, и уже даже дошёл до приглашения о приезде, но маленькая деталь увела от принятия опрометчивого решения: он предлагал продать ей квартиру и приехать со всеми деньгами к нему. Рациональный ум победил зарождающее чувство, и она кинулась в поиски с новой силой.

От поклонников не было отбоя. Щедрые, но навязчивые турки, богатый, но женатый литовец, красивый, но скупой сербский прораб - всё не то, зудило у неё в голове.

Очередной кандидат нарисовался с берегов солнечной Испании. Это был Хосе. Постепенно мечты далёкой юности стали облачаться в материальное счастье, когда Оля выяснила, чем владел Хосе, а это ни много, ни мало, бизнес в Америке, несколько квартир в Испании, её любовь, как костёр в купальскую ночь, начала разгораться ещё жарче. Осталось самое малое – женить его на себе. Мозг Оли лихорадочно включился в работу: продумывать схемы и комбинации.

«Ты что! Опять на грабли становишься!»,- эмоционально реагировали подружки на новость о новом друге Оли. На что она им спокойно и возвышенно отвечала: «Испанский взор меня пленил»… К знанию сносного английского добавился испанский, который Оля изучала для лучшего понимания новой любви. Разговаривали по скайпу, долго и много. «Это родственная душа! - как мантру повторяла она. И надежда колокольчиком звенела в голосе.

Результат не заставил себя долго ждать. Во время очередного созвона Хосе сказал: «Оля, приезжай, погостишь месяц. Я хочу тебя обнимать»…

«Вот оно и свершилось», - пронеслось ураганом в голове, и счастье, как шаль в зимнюю пору, опустилось на плечи.

В подтверждении своих намерений, Хосе прислал денег на билет. «Щедрый, не скряга; на продаже квартиры не настаивает; разведён – сын взрослый», - поговорив сама с собою, решила поехать. - А вдруг повезёт…и утру всем подружкам носы…

 Собран скромный чемодан. «Увидит, что вещей не много, поведёт в бутики», - стратегически, с дальним прицелом, рассуждала Оля.

Самолёт, вобрав стальные шасси, летел выше облаков, где в салоне сидела Оля с верой в испанское счастье. «И на моей улице настал долгожданный праздник»,- с такою мыслью заснула будущая невеста.

Испания встретила солнечно и гостеприимно - Хосе с букетом цветов. Не разочаровал: статен, симпатичен, ухожен и богат. «Моя матричелла!»,- так ласково называл он Олю.

В Испании впервые Оля кушала арбузы без семечек, отдыхала на чистейших пляжах. Хосе не приносил завтрак в постель, но каждый раз новое кафе с видом на чудеснейшие пейзажи, туманили Олин взор, заставляя поверить свалившемуся заокеанскому счастью. Восторг окружал Олю повсеместно, ежеминутно, но такая идиллия продлилась три дня. Оля заметила, что на завтрак подают им всегда разные пирожные, и попросила купить ей точно такое же, как у Хосе. В ответ резко прозвучало: «Ты обходишься мне слишком дорого». От сказанного её застолбило на месте. Ей показалось, что произошёл молниеносный невидимый бросок кобры, который наполнил клеточки её души ядом замедленного действия. Медленно растекалась горечь по жилам её живого тела, а мозг вторил: «И это мой Хосе!?! Не может быть?!?»

Послевкусие от испанской пилюли осталось. Треснули «розовые очки», выстроенный в мечтах замок будущего счастья, наклонился, полноводная река надежды  дала петлю. В полном молчании был съеден завтрак. Оля съёжилась под изменившимся взглядом глаз Хосе. И было от чего. Из ласкового и заботливого, он превратился в требовательного и властного: не улыбаться друзьям, чистые рубашки три раза в день, параноидальное стремление к чистоте в доме, ночи полные страсти и огня.

Ей стало неуютно в солнечной когда–то ласковой Испании. Захотелось домой, где всё родное, где всё твоё, но денег на билет нет. «А их, - как сказал Хосе, - необходимо заработать. Ведь русские подруги трудолюбивы и малопритязательны». В минуты отчаянного терпения, когда собственный страх готов был выйти наружу, она улыбалась. Играла роль.

Неожиданно припадок в жадности и в требовательности Хосе сменился на щедрость и лояльность. Поехали в Швейцарию, где были куплены в банке серебряные монеты, во Францию, где посетили Лувр, а в Марселе - старую церковь Базилика-де-Виктор и руины античного города. Предложил и купил новый последней марки iphone. Всё стало вновь безоблачным и опять красивым. Смотри да радуйся. На Олином лице была улыбка и восторг счастья от увиденного, но в

душе не было ликования, а дули пустынные ветрА.

 Душевные муки и сомнения стали привычными её ночными спутниками. «Как в одном человеке уживается два таких разных антипода. А может он меня проверяет? Может это такая «любовь»? А, если я уеду, то опять фиаско, может всё – таки это была проверка? И такого больше не будет?». Мозг и чувства спорили, события зрели.

В одну из самостоятельных прогулок Оля задержалась возле витрины магазина, к своему сожалению, осознав, что привезённый один чемодан, так и останется одним, заметила в отражении машину своей мечты. Быстро обернувшись, так и ахнула: «Ломборгини!!! Красавица!!!» Из машины доносилась русская речь. Подошла. Познакомились. Разговорились. Оля почувствовала себя значительно лучше от мимолётной встречи с этими парнями, которые, наверняка, никогда потом и не вспомнят  встречу. И, поддавшись волне эмоций, они сделали совместный снимок на неё айфон, фоном которой была Лоборгини. Машина мечты уехала…Оля выложила снимок на Фейсбуке, чтобы подружки обзавидовались. А сама решила вернуться домой.

По дороге её вновь одолели сомнения. «Что я делаю здесь? А смогу ли я долго жить без родного воздуха и речи? Жить под контролем да с его приступами настроения. Кстати, а почему они развелись? Я ничего этого не выяснила. А как спросить? Нет, не прямо и не здесь. Надо узнать по скайпу. Да, когда вернусь, тогда и спрошу. Я надеюсь, у нас будет продолжение …»

А дома, её уже ждал гнев Хосе. Просматривая новостную ленту друзей, он увидел счастливый снимок его «матричеллы», но  с кем?!? С его уст слышалась испанская  брань и обвинения в дружбе с русской мафией.

- Я, - начала Оля, но слова смешавшись в винегрет, не хотели произноситься членораздельно, а вылетали то ли стоном, то ли хрипом.

Увидав, какой ужас Хосе нагнал на свою «матричеллу», он бросился умолять её о прощении. Но, не скованный страхом ум, быстро смекнул, что необходимо просить, и новые платья, костюм, куртка, дамская  сумка, стали выгодным приобретением.

Но, даже второй, пусть и кратковременный приступ смены настроения, не развеял Олины сомнения в относительности выбора: быть или не быть женою Хосе? Оля пока думала. А здравый смысл кричал: «Дура! Слепая, в стократ умноженная, дура! Беги!». Душа, как птица в силках, рвалась домой… Но Оля была глуха к голосу разума стонам души.

«Розовые очки» разбились, от реки надежды уже остался ручеёк, замок счастья рассыпался на тысячу песчинок. А Оля ещё думала…

Но, когда Хосе в очередной приступ жадности отобрал новый айфон, серебряные монеты. Оля уступила здравому смыслу, и, сославшись на срочные проблемы дома, попросила Хосе купить ей билет. Она уже не думала, а действовала. Простились вполне дружески, но холодно. В аэропорт не повёз, а вызвал такси. «На него это похоже. Ведь я ему обхожусь слишком дорого», - то ли с досадой, то ли с облегчением подумала Оля. Последними словами, застрявшими в Олиной голове, были: «Жаль, опять за рубашки придётся платить, а так была экономия».

По длинной витиеватой, как поиски жениха, дороге в аэропорт, где пейзажи за окном контрастно сменяли друг дружку, как припадки в настроении у Хосе, и где было время подумать, на неё телефон стали приходить от Хосе SMS-ки, что уже любит, просит простить его, а самая последняя была с …приглашением о приезде ещё раз.

Сомнения вновь зашевелились в её душе: «Как это понимать?!». Вопрос, а кто даст ответ… Тишина.

Уже, сидя в салоне самолёта, Оля почувствовала, как нервное напряжение тает. А душевные муки остались всё так же при ней. Ей предстояло ещё решить очень сложную головоломку, где, с одной стороны, было богатство, жизнь в Европе, а с другой – не адекватные поступки, жадность, ревность любимого. «А может  у них такая любовь?.. Я и впрямь как обезьяна, которая в кувшине держит апельсин», - такое сравнение подобрала Оля к себе, горько усмехнувшись. 

Удобно разместившись в кресле, Оля произнесла про себя: «До окончания отпуска у меня оставалось ещё полторы недели. Проведу-ка я их, как в детстве, у бабушки в деревне, на свежем воздухе думается лучше».

 А самолёт, набрав высоту, летел с Олей и её мыслями домой…

 

 

 

© Copyright: Светлана Ермашкевич, 2014

Регистрационный номер №0243595

от 5 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0243595 выдан для произведения:

Человек и драма.

Для чего ему она дана? И почему такая многоликая, спонтанная «дама» столь неожиданно врывается в его жизнь и надолго остаётся в ней? Почему у этой нервной «дамы» есть сценарий, и она разыгрывается согласно статусу, этикету и нраву? Почему о ней говорят: «Хорошо, что не у нас и не с нами?» И почему, побывав с этой «дамой» в какой–то отрезок своей жизни, ты обнаруживаешь пепел и бурелом из чувств, который уже невозможно разгрести, а только остается, перешагнуть, забыть и начать жить с чистого листа.

«Дама-драма» в лёгких сюжетах может выступать, показывая абсурдность желаний и стремлений человека, как учитель.

Но, есть и такие, кто считает, что без драмы любовь не может «звучать», не может проявиться в полной мере…

У Оли было советское счастливое  детство. С летним отдыхом у бабушки в деревне, с криками голосистых петухов, с хождением «в поле» и с сенокосом, с ожиданием тёплого парного молока, когда даже коты возвращаются с гулянок и, сидя на лавочке, ожидают мисочку белой тёплой жидкости, после которой уже можно вздремнуть.

У неё была студенческая юность. С проживанием в общаге, с сессиями, с дискотеками, со стройотрядами, с крещенскими гаданиями, с выбором суженого.

Но суженые не торопились подъезжать к ней на машине, о которой грезилось в мечтах. Да и ростом они были не высоки, не 182 сантиметра, да и не голубоглазы. Воображение рисовало одно, а действительность почему–то подавала другое. Невзрачность женихов с перспективой жить со свекровью, не торопили Олю с принятием предложения руки и сердца. К  её гавани прибивались только утлые рыбацкие судёнышки, хотя она ждала океанский лайнер, который «увезёт» её к далёким богатым щедрым тёплым берегам. Олю это раздражало. «Ну, почему?!!», - вырывался иногда стон отчаяния.

А годы бежали, цифра за цифрой, вносили изменения и во внешность, и в фигуру. Внешность корректировалась кремами, а фигура – в спортзале. Но по-прежнему с Олей оставалось: воображение – действительность – одиночество с ожиданием…

Но Оля не была бы Олей, если бы опустила руки и прекратила поиск своего счастья. Она твердо решила: «Раз нету суженого рядом, будет он из краёв заморских».

Первую «остановку» она сделала, познакомившись с чехом. Роман закрутился на расстоянии, и уже даже дошёл до приглашения о приезде, но маленькая деталь увела от принятия опрометчивого решения: он предлагал продать ей квартиру и приехать со всеми деньгами к нему. Рациональный ум победил зарождающее чувство, и она кинулась в поиски с новой силой.

От поклонников не было отбоя. Щедрые, но навязчивые турки, богатый, но женатый литовец, красивый, но скупой сербский прораб - всё не то, зудило у неё в голове.

Очередной кандидат нарисовался с берегов солнечной Испании. Это был Хосе. Постепенно мечты далёкой юности стали облачаться в материальное счастье, когда Оля выяснила, чем владел Хосе, а это ни много, ни мало, бизнес в Америке, несколько квартир в Испании, её любовь, как костёр в купальскую ночь, начала разгораться ещё жарче. Осталось самое малое – женить его на себе. Мозг Оли лихорадочно включился в работу: продумывать схемы и комбинации.

«Ты что! Опять на грабли становишься!»,- эмоционально реагировали подружки на новость о новом друге Оли. На что она им спокойно и возвышенно отвечала: «Испанский взор меня пленил»… К знанию сносного английского добавился испанский, который Оля изучала для лучшего понимания новой любви. Разговаривали по скайпу, долго и много. «Это родственная душа! - как мантру повторяла она. И надежда колокольчиком звенела в голосе.

Результат не заставил себя долго ждать. Во время очередного созвона Хосе сказал: «Оля, приезжай, погостишь месяц. Я хочу тебя обнимать»…

«Вот оно и свершилось», - пронеслось ураганом в голове, и счастье, как шаль в зимнюю пору, опустилось на плечи.

В подтверждении своих намерений, Хосе прислал денег на билет. «Щедрый, не скряга; на продаже квартиры не настаивает; разведён – сын взрослый», - поговорив сама с собою, решила поехать. - А вдруг повезёт…и утру всем подружкам носы…

 Собран скромный чемодан. «Увидит, что вещей не много, поведёт в бутики», - стратегически, с дальним прицелом, рассуждала Оля.

Самолёт, вобрав стальные шасси, летел выше облаков, где в салоне сидела Оля с верой в испанское счастье. «И на моей улице настал долгожданный праздник»,- с такою мыслью заснула будущая невеста.

Испания встретила солнечно и гостеприимно - Хосе с букетом цветов. Не разочаровал: статен, симпатичен, ухожен и богат. «Моя матричелла!»,- так ласково называл он Олю.

В Испании впервые Оля кушала арбузы без семечек, отдыхала на чистейших пляжах. Хосе не приносил завтрак в постель, но каждый раз новое кафе с видом на чудеснейшие пейзажи, туманили Олин взор, заставляя поверить свалившемуся заокеанскому счастью. Восторг окружал Олю повсеместно, ежеминутно, но такая идиллия продлилась три дня. Оля заметила, что на завтрак подают им всегда разные пирожные, и попросила купить ей точно такое же, как у Хосе. В ответ резко прозвучало: «Ты обходишься мне слишком дорого». От сказанного её застолбило на месте. Ей показалось, что произошёл молниеносный невидимый бросок кобры, который наполнил клеточки её души ядом замедленного действия. Медленно растекалась горечь по жилам её живого тела, а мозг вторил: «И это мой Хосе!?! Не может быть?!?»

Послевкусие от испанской пилюли осталось. Треснули «розовые очки», выстроенный в мечтах замок будущего счастья, наклонился, полноводная река надежды  дала петлю. В полном молчании был съеден завтрак. Оля съёжилась под изменившимся взглядом глаз Хосе. И было от чего. Из ласкового и заботливого, он превратился в требовательного и властного: не улыбаться друзьям, чистые рубашки три раза в день, параноидальное стремление к чистоте в доме, ночи полные страсти и огня.

Ей стало неуютно в солнечной когда–то ласковой Испании. Захотелось домой, где всё родное, где всё твоё, но денег на билет нет. «А их, - как сказал Хосе, - необходимо заработать. Ведь русские подруги трудолюбивы и малопритязательны». В минуты отчаянного терпения, когда собственный страх готов был выйти наружу, она улыбалась. Играла роль.

Неожиданно припадок в жадности и в требовательности Хосе сменился на щедрость и лояльность. Поехали в Швейцарию, где были куплены в банке серебряные монеты, во Францию, где посетили Лувр, а в Марселе - старую церковь Базилика-де-Виктор и руины античного города. Предложил и купил новый последней марки iphone. Всё стало вновь безоблачным и опять красивым. Смотри да радуйся. На Олином лице была улыбка и восторг счастья от увиденного, но в

душе не было ликования, а дули пустынные ветрА.

 Душевные муки и сомнения стали привычными её ночными спутниками. «Как в одном человеке уживается два таких разных антипода. А может он меня проверяет? Может это такая «любовь»? А, если я уеду, то опять фиаско, может всё – таки это была проверка? И такого больше не будет?». Мозг и чувства спорили, события зрели.

В одну из самостоятельных прогулок Оля задержалась возле витрины магазина, к своему сожалению, осознав, что привезённый один чемодан, так и останется одним, заметила в отражении машину своей мечты. Быстро обернувшись, так и ахнула: «Ломборгини!!! Красавица!!!» Из машины доносилась русская речь. Подошла. Познакомились. Разговорились. Оля почувствовала себя значительно лучше от мимолётной встречи с этими парнями, которые, наверняка, никогда потом и не вспомнят  встречу. И, поддавшись волне эмоций, они сделали совместный снимок на неё айфон, фоном которой была Лоборгини. Машина мечты уехала…Оля выложила снимок на Фейсбуке, чтобы подружки обзавидовались. А сама решила вернуться домой.

По дороге её вновь одолели сомнения. «Что я делаю здесь? А смогу ли я долго жить без родного воздуха и речи? Жить под контролем да с его приступами настроения. Кстати, а почему они развелись? Я ничего этого не выяснила. А как спросить? Нет, не прямо и не здесь. Надо узнать по скайпу. Да, когда вернусь, тогда и спрошу. Я надеюсь, у нас будет продолжение …»

А дома, её уже ждал гнев Хосе. Просматривая новостную ленту друзей, он увидел счастливый снимок его «матричеллы», но  с кем?!? С его уст слышалась испанская  брань и обвинения в дружбе с русской мафией.

- Я, - начала Оля, но слова смешавшись в винегрет, не хотели произноситься членораздельно, а вылетали то ли стоном, то ли хрипом.

Увидав, какой ужас Хосе нагнал на свою «матричеллу», он бросился умолять её о прощении. Но, не скованный страхом ум, быстро смекнул, что необходимо просить, и новые платья, костюм, куртка, дамская  сумка, стали выгодным приобретением.

Но, даже второй, пусть и кратковременный приступ смены настроения, не развеял Олины сомнения в относительности выбора: быть или не быть женою Хосе? Оля пока думала. А здравый смысл кричал: «Дура! Слепая, в стократ умноженная, дура! Беги!». Душа, как птица в силках, рвалась домой… Но Оля была глуха к голосу разума стонам души.

«Розовые очки» разбились, от реки надежды уже остался ручеёк, замок счастья рассыпался на тысячу песчинок. А Оля ещё думала…

Но, когда Хосе в очередной приступ жадности отобрал новый айфон, серебряные монеты. Оля уступила здравому смыслу, и, сославшись на срочные проблемы дома, попросила Хосе купить ей билет. Она уже не думала, а действовала. Простились вполне дружески, но холодно. В аэропорт не повёз, а вызвал такси. «На него это похоже. Ведь я ему обхожусь слишком дорого», - то ли с досадой, то ли с облегчением подумала Оля. Последними словами, застрявшими в Олиной голове, были: «Жаль, опять за рубашки придётся платить, а так была экономия».

По длинной витиеватой, как поиски жениха, дороге в аэропорт, где пейзажи за окном контрастно сменяли друг дружку, как припадки в настроении у Хосе, и где было время подумать, на неё телефон стали приходить от Хосе SMS-ки, что уже любит, просит простить его, а самая последняя была с …приглашением о приезде ещё раз.

Сомнения вновь зашевелились в её душе: «Как это понимать?!». Вопрос, а кто даст ответ… Тишина.

Уже, сидя в салоне самолёта, Оля почувствовала, как нервное напряжение тает. А душевные муки остались всё так же при ней. Ей предстояло ещё решить очень сложную головоломку, где, с одной стороны, было богатство, жизнь в Европе, а с другой – не адекватные поступки, жадность, ревность любимого. «А может  у них такая любовь?.. Я и впрямь как обезьяна, которая в кувшине держит апельсин», - такое сравнение подобрала Оля к себе, горько усмехнувшись. 

Удобно разместившись в кресле, Оля произнесла про себя: «До окончания отпуска у меня оставалось ещё полторы недели. Проведу-ка я их, как в детстве, у бабушки в деревне, на свежем воздухе думается лучше».

 А самолёт, набрав высоту, летел с Олей и её мыслями домой…

 

 

 

Рейтинг: +3 211 просмотров
Комментарии (2)
Алёнка Золотникова # 18 октября 2014 в 11:49 +1
правда жизни!!!И КАК ЗЕРКАЛЬНОЕ ОТРАЖЕНИЕ ТОЙ РЕАЛЬНОСТИ,КОТОРУЮ МЫ САМИ СЕБЕ СОЗДАЁМ,ПРЕКРАСНО СОЗДАНЫ ОБРАЗЫ,ПОЛУЧИЛИСЬ ВЕСЬМА КОЛОРИТНЫЕ,СТЕРВОЗНЫЕ,ПРАГМАТИЧНЫЕ ОТ МОЗГА ДО КОСТЕЙ,А ГЛАВНОЕ-РАСЧЁТЛИВЫЕ!!!ПОУЧИТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ ДЛЯ КАТЕГОРИИ:УЖ ЗАМУЖ НЕВТЕРПЁЖ! СПАСИБО ВАМ! ТВОРЧЕСКИХ УСПЕХОВ И ТАКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ,КОТОРЫЕ ПОМОГАЮТ ЗАДУМЫВАТЬСЯ О ЖИЗНИ.
Людмила Комашко-Батурина # 28 октября 2014 в 00:33 0
Довольно жизненная история. Если наши мамы и бабушки считали и искренне верили, что с милым рай в шалаше,то их прагматичные дочери-внучки придумали продолжение фразы- если милый атташе. Куда катится мир?! Хороший рассказ. Удачи автору!