ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Женщина, которая поёт

Женщина, которая поёт

30 августа 2014 - Алексей Курганов

(миниатюра в диалоге)

 

         - А эту посадили?

- Какую?   

         - Которая в армии деньги воровала. А сейчас она – женщина, которая поёт.

         - Пугачёва, что ли?

         - Какая Пугачёва? Пугачева в армии не была! Она вообще уже на пенЗии! И у неё свой мужик есть, пародист. И двое младенцев, которые у мамки сиську всё время просют. А у этой никого нету. Ни младенцев, ни пародиста. Одни сиськи и песни про любовь.

         - Почему про любовь?

         - А про чего же? Про наши трудовые, чтоб они задавились, будни? Не, такие, как она, только про любовь поют. Потому что гладкие и вообще  откормленные. Им будни по барабану. Им любовь подавай.

         - А мордастый?

         - Мордастый сбёг. Он же герой! И опять же у него ж законная супруга есть. Чего ему по певицам шляться? И тесть у него какой-то важный туз. Чуть ли не главный бухгалтер на макаронной фабрике. Какой дурак от такого тестя будет убегать? Это ж можно каждый день бесплатно макароны жрать. Дурак он, что ли, совсем, от такой радости отказываться!

         - А мордастый, значит, не воровал?

         - Нет. Он только бумаги подписывал. И говорит, что ничего не знал.

         - Ага! Не знал! Мальчик Петя-пионер! А какие бумаги-то?

         - Платёжки. На получение уворованных денег.

         - Ну вот! Его же значит тоже можно спокойно за вымя брать! Как соучастника!

         - Нельзя. Я ж тебе говорю: у него – тесть.

         - Подумаешь, какая величина – макаронный бух…

         - Какая ни есть. Не тебе, алкашу, чета.

         - А в лоб?

         - За что? Правда глаза колет? Скока вчера выжрал-то, пёс?

         - Это к делу не относится. У меня калым был.

         - Вот! Сегодня – калым, завтра – день рождения, послезавтра – воровство государственного имущества в особо крупных. Цепочка!

         - Умный, собака! Спорить с той, барбосом, неохота… Кстати, о главном. Ты же говорил, что у мордастого ещё шурин был.  

- Почему это был? И сейчас есть. В розыске он.

         - Значит, тоже заворуй?

         - Хто?

         - Шурин!

         - Какой он заворуй! Скажешь тоже … Он – заслуженный овощевод.

         - Ну и что? Овощеводы, что ли, не воруют?

         - Да чего он может скрасть? Мешок картошки. Ведро моркови. Ящик бананов. Ононас. И всё! Это даже смешно!

         - Тогда за что же его в розыск-то?

         - А до кучи. С этой, которая поёт.

         - С какой это этой?

         - Которую не посадили.

         - Вот видишь! Не посадили же!

         - Кто ж её посадит, если она стихи пишет.

         - Ты только что сказал, что поёт! Трепло! Сам алкаш!

         - При чём тут трепло? Она и поёт, и пишет, и пляшет, и ворует. На все руки мастерица. Как говорится, «наши руки – не для скуки».

         - Так я не пойму: за что её посадить-то должны?

         - Ты дурак, что ли, совсем или просто придуриваешься? Я ж тебе уже сто пятьдесят раз сказал: она в армии денег наворовала столько, сколько ты себе даже представить не можешь по причине своей умственной ущербности. У тебя на кухне стока тараканов нету, сколько у ей сейчас мильёнов! Может, сто мильёнов тыщ!

         - Это не я с ущербностью, а ты – деревянный. Чтоб с такими деньжищами, да её на нары определили? Ха-ха три раза! Вот если бы она мешок картошки упёрла, тогда да! Тогда получИте по полной схеме! А она ж миллионщица! Понимать надо! Шевелить кое-чем по делу!

© Copyright: Алексей Курганов, 2014

Регистрационный номер №0235985

от 30 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0235985 выдан для произведения:

(миниатюра в диалоге)

 

         - А эту посадили?

- Какую?   

         - Которая в армии деньги воровала. А сейчас она – женщина, которая поёт.

         - Пугачёва, что ли?

         - Какая Пугачёва? Пугачева в армии не была! Она вообще уже на пенЗии! И у неё свой мужик есть, пародист. И двое младенцев, которые у мамки сиську всё время просют. А у этой никого нету. Ни младенцев, ни пародиста. Одни сиськи и песни про любовь.

         - Почему про любовь?

         - А про чего же? Про наши трудовые, чтоб они задавились, будни? Не, такие, как она, только про любовь поют. Потому что гладкие и вообще  откормленные. Им будни по барабану. Им любовь подавай.

         - А мордастый?

         - Мордастый сбёг. Он же герой! И опять же у него ж законная супруга есть. Чего ему по певицам шляться? И тесть у него какой-то важный туз. Чуть ли не главный бухгалтер на макаронной фабрике. Какой дурак от такого тестя будет убегать? Это ж можно каждый день бесплатно макароны жрать. Дурак он, что ли, совсем, от такой радости отказываться!

         - А мордастый, значит, не воровал?

         - Нет. Он только бумаги подписывал. И говорит, что ничего не знал.

         - Ага! Не знал! Мальчик Петя-пионер! А какие бумаги-то?

         - Платёжки. На получение уворованных денег.

         - Ну вот! Его же значит тоже можно спокойно за вымя брать! Как соучастника!

         - Нельзя. Я ж тебе говорю: у него – тесть.

         - Подумаешь, какая величина – макаронный бух…

         - Какая ни есть. Не тебе, алкашу, чета.

         - А в лоб?

         - За что? Правда глаза колет? Скока вчера выжрал-то, пёс?

         - Это к делу не относится. У меня калым был.

         - Вот! Сегодня – калым, завтра – день рождения, послезавтра – воровство государственного имущества в особо крупных. Цепочка!

         - Умный, собака! Спорить с той, барбосом, неохота… Кстати, о главном. Ты же говорил, что у мордастого ещё шурин был.  

- Почему это был? И сейчас есть. В розыске он.

         - Значит, тоже заворуй?

         - Хто?

         - Шурин!

         - Какой он заворуй! Скажешь тоже … Он – заслуженный овощевод.

         - Ну и что? Овощеводы, что ли, не воруют?

         - Да чего он может скрасть? Мешок картошки. Ведро моркови. Ящик бананов. Ононас. И всё! Это даже смешно!

         - Тогда за что же его в розыск-то?

         - А до кучи. С этой, которая поёт.

         - С какой это этой?

         - Которую не посадили.

         - Вот видишь! Не посадили же!

         - Кто ж её посадит, если она стихи пишет.

         - Ты только что сказал, что поёт! Трепло! Сам алкаш!

         - При чём тут трепло? Она и поёт, и пишет, и пляшет, и ворует. На все руки мастерица. Как говорится, «наши руки – не для скуки».

         - Так я не пойму: за что её посадить-то должны?

         - Ты дурак, что ли, совсем или просто придуриваешься? Я ж тебе уже сто пятьдесят раз сказал: она в армии денег наворовала столько, сколько ты себе даже представить не можешь по причине своей умственной ущербности. У тебя на кухне стока тараканов нету, сколько у ей сейчас мильёнов! Может, сто мильёнов тыщ!

         - Это не я с ущербностью, а ты – деревянный. Чтоб с такими деньжищами, да её на нары определили? Ха-ха три раза! Вот если бы она мешок картошки упёрла, тогда да! Тогда получИте по полной схеме! А она ж миллионщица! Понимать надо! Шевелить кое-чем по делу!

Рейтинг: +2 143 просмотра
Комментарии (3)
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 6 сентября 2014 в 14:41 0
Да кто же его посадит?Он же-памятник! super
Алексей Курганов # 6 сентября 2014 в 14:51 +1
И исчо он - ГЕРОЙ!
Елена Разумова # 12 сентября 2014 в 19:25 0
laugh
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
173
Осенний поцелуй... 30 сентября 2017 (Анна Гирик)
140
136
125
115
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
114
112
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
104
101
97
94
94
93
91
90
88
88
85
83
82
81
78
77
76
75
75
74
60
52
50