За границей

article275027.jpg

Утром, в 8-00, сели на катер, поехали на берег. Ошвартовались катерщики у причала военной базы, то есть там же, откуда нас взяли на судно в первый раз. Погода хмурится. Но нет и намёка, что станет яснее. Довольно прохладно. С причала, где нам раздают «тархетки», сертификаты вместо паспортов, публика ходом идёт в «Альбатрос», магазин "Совинко", поменять деньги, отовариться при случае. Всё идёт пристойно. Выбирают товар, торгуются, покупают, примеряют. Приятно, что продавцы понимают по-русски и прилично изъясняются. Посадка в автобусы идёт организованно. Едем по Кальяо, затем по Лиме, по центру города. Гид - перуанка Вера, из русских, уроженка Крыма, ведёт экскурсию. Успеваю кое-что записывать. Домики Кальяо сменяются вполне современными, престижно построенными, правда, на свой перунский лад домиками Лимы. Есть многоэтажные дома, но мало. Больше 2-х и 3-х, и то третий этаж – мансарда. Большой купольный собор в центре. Госпиталь – большое трёхэтажное здание. Многое – множество всевозможных лавчонок, магазинчиков, магазинов, церквей, церквушек, даже одна православная есть. Белых совершенно на улицах нет. Дорога заметно забирает вверх. Попадаются горы. Ещё небольшие, в черте города. Склоны одной из них довольно крутые, застроены. Крыши домов, как ступени большой лестницы. Строения, типа нашей горской сакли, только оштукатуренные и ещё более примитивные. Лиму мы проехали очень быстро, всего за полчаса – и вот уже поля, хорошо ухоженные, возделанные. Люди – идейцы, в основном женщины, в шляпах, некоторые носят и пончо, мужчины больше в европейском, с мотыгами, подобием жернов, или просто так, чувствуется семьями, каждая на своём поле - сеют, копают, убирают культуры, кроме кукурузы и картофеля, по зелени не определить.
Вот наконец - и турбаза. На глаз территория в 3 гектара, у подножья мрачной, лишённой всего живого горы. Территория хорошо конрастирует с ней. Дальше вилла, расположенная на территории, принадлежала какому-то тореадору. Недавно её купили под турбазу " Совинко". Вилла в старом европейском стиле, рядом домняя церковь. Разбит парк, с пальмовой аллеей, открытым бассейном, спортплощадками. Лягушатник с островком, где плавают гуси, лужайки, с детскими горками, старинным паровозиком, с настоящими, без моторов, машинами, качелями. Дело в том, что сюда приводят ребятишек из детсада и сегодня привезли. Возле бассейна бар, столики. Раздевалка устроена чисто по-летнему, без душа. Узнала, что бассейн по-испански «писцина». Столовая под открытым небом. Тут же жаровня. Четверо перуанцев готовят обед. 2 молодых перуанки и 2 молодых парня – Даниэль, Мигель (Миша), Марта, а вторую то ли Роза, то ли как-то также. Пятый шофёр Карлос, плотный коренастый малый, похожий на Луиса Корвалана, только молодой, администратор, приятной наружности, лет 27-ми и наша переводчица, она же гид. Для отдыха предусмотрена бутылка пива на каждого бесплатно. Пиво и «Сан-Хуан», довольно хорошие, крепкие. Ёмкость бутылки до 0,7 л. Около жаровни и продуктов вертятся 4 бездомных пса. На лужайке пасутся 2 барана (карнеро), типа наших мериносов. За неосторожными отдыхающими, проходящих мимо лягушатника, гоняется гусак. Птицы белые, и здесь они, видимо, должны украшать парк, также, как и бараны. На территории до полдюжины рабочих, следящих за чистотой.
Меня привлекает гора, которая тут совсем рядом. Издалека и вблизи не понять, из чего она состоит. Как куча оплывшей глины или застывшего цементного раствора. Такого же желтовато-серого цвета. Поднимаюсь у виллы. Гора, как и положено всякой горе быть – каменная. Но что же за камень? Это настоящий трухляк, хоть и имеет вид гранита. Постучишь по нему – стук коробочный. Стукнешь посильнее, комочек отваливается. Разбить его вдребезги ничего не стоит. Камень быстро разрушается путём интенсивного выветривания. Песок и щебень заполняют все неровности и создают впечатление оплывистого рельефа. На щебне ни травинки, ни былинки, ни жучка, ни паучка. Прямо-таки, как на Луне или где-нибудь на Венере. Если бы под наш дождь эту гору, ей богу, чем-нибудь бы она поросла. Вообще, удивительно, как тут без дождя существует растительность (и ещё какая?!). Ведь немыслимое, по нашим понятиям, это дело, напоить землю лишь одной влагой моросящих туманов. У виллы растёт ни что-нибудь, а бамбук, растение водолюбивое. Вообще, на территории растёт одних пальм 3 или 4 разновидности, деревьев 4-5 и столько же кустарников. Спросить, что это за деревья не было особенно времени, и не то, чтобы времени, а просто велик языковой барьер, а гид постоянно суетилась по хозяйству. Заговаривать приходилось с несколькими перуанцами, и готовность к общению у хозяев была, но дальше примитивнейших вопросов и ответов дело не шло.. Презентовала одному значок. Готовность принимать подарки в Латинской Америке из тёмнокожих одинакова. Обед нам предлагали вполне подходящий. Салат, две отбивные с жареным в растительном масле картофелем, полпочатка варёной кукурузы, на десерт ломтики манго, ананасов и апельсин, в естественном соку, мороженое. Многие пригласили ребятишек из группы, что прогуливалась рядом. Дети лет четырёх-пяти. В группе около 20 человек, при них четверо женщин - воспитателей и нянь. На футбольном поле затеяли возню с малышами. Всё в общем
 обошлось благополучно. И псы бродячие не остались внакладе. Объедков после нас было предостаточно. Хуже оказалось другое. Некоторые из экипажа натурально перепили. Разнесли по всей территории бутылки, подлежащие сдаче, из-под пива и «Сан-Хуан». Не досчитались штук 20. А бутылки эти дороже самого пива раза в два. Беспокойство гида можно было понять. В автобусе некоторых пьяненьких укачало. Одного стошнило. У другого под сидением оказалась лужа, чего именно так и не разобрали: то ли пиво пролил, то ли обмочился. Оштрафовали нас на 20 долларов. У магазинчиков опять разбрелись. Собрали наше "стадо" впритирку к прибытию катеров. Посадка и прибытие обошлись без происшествий. Провезли много спиртного. По дороге в турбазы в обратном порядке прошли поля, речка, Лима, Кальяо. В одном месте сушили бельё прямо на камнях, много белья. В другом месте по цепочке передавали речные окатыши с берега к посёлку. Много трудового народа. Очень многие торгуют, пусть вся лавочка и умещается в небольшой тележке. Грязи в пригороде хватает, сказывается отсутствие дождей. Вся бы она нечисть смывалась в канавы. И ещё нет кюветов. Они просто не нужны. Много велосипедистов, с тележкой впереди. Машины всякие. Есть совсем аварийные, но ездят. Пустыри в полном смысле, как бы ни травинки – всё такое коричнево-серое. Стены домов, заборы исписаны, что-то вроде лозунгов, призывов, только всё самодеятельно, неряшливо, некоторые надписи с серпом и молотом. Ни одного белого лица. Видели за городом старушонку. С лица – все семьдесят, по осанке не больше сорока. За спиной груз: то ли вязанка хворосту, то ли ещё что-то. Заборы сплошные, местами высокие, густо облепленные поверху бутылочными осколками. В богатых домах скованы специально «ежи». Интересны шляпы полисменов. Они белые и напоминают перевёрнутую глубокую тарелку. Ремни, портупеи тоже белые. Движение по городу в Лиме, как на средней московской улице, правостороннее, кстати. По виду народ - не разбойники. Больше скромные, доброжелательные и смышлёные. Ни одной тупой физиономии я не видела. Трудолюбие, природная смекалка, ведь так освоились с русским языком, быстро за несколько лет, не в пример, кубинцам, хотя смышлености тех-то ничего плохого не скажешь- жизнестойкость, талантливость, ещё выведут этот народ на широкую дорогу экономического процветания.  

03.07. 1986 год,
Перу, Лима.
Фото автора.

© Copyright: Капиталина Максимова, 2015

Регистрационный номер №0275027

от 3 марта 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0275027 выдан для произведения:
Утром, в 8-00, сели на катер, поехали на берег. Ошвартовались катерщики у причала военной базы, то есть там же, откуда нас взяли на судно в первый раз. Погода хмурится. Но нет и намёка, что станет яснее. Довольно прохладно. С причала, где нам раздают «тархетки», сертификаты вместо паспортов, публика ходом идёт в «Альбатрос», магазин "Совинко", поменять деньги, отовариться при случае. Всё идёт пристойно. Выбирают товар, торгуются, покупают, примеряют. Приятно, что продавцы понимают по-русски и прилично изъясняются. Посадка в автобусы идёт организованно. Едем по Кальяо, затем по Лиме, по центру города. Гид - перуанка Вера, из русских, уроженка Крыма, ведёт экскурсию. Успеваю кое-что записывать. Домики Кальяо сменяются вполне современными, престижно построенными, правда, на свой перунский лад домиками Лимы. Есть многоэтажные дома, но мало. Больше 2-х и 3-х, и то третий этаж – мансарда. Большой купольный собор в центре. Госпиталь – большое трёхэтажное здание. Многое – множество всевозможных лавчонок, магазинчиков, магазинов, церквей, церквушек, даже одна православная есть. Белых совершенно на улицах нет. Дорога заметно забирает вверх. Попадаются горы. Ещё небольшие, в черте города. Склоны одной из них довольно крутые, застроены. Крыши домов, как ступени большой лестницы. Строения, типа нашей горской сакли, только оштукатуренные и ещё более примитивные. Лиму мы проехали очень быстро, всего за полчаса – и вот уже поля, хорошо ухоженные, возделанные. Люди – идейцы, в основном женщины, в шляпах, некоторые носят и пончо, мужчины больше в европейском, с мотыгами, подобием жернов, или просто так, чувствуется семьями, каждая на своём поле - сеют, копают, убирают культуры, кроме кукурузы и картофеля, по зелени не определить.
Вот наконец - и турбаза. На глаз территория в 3 гектара, у подножья мрачной, лишённой всего живого горы. Территория хорошо конрастирует с ней. Дальше вилла, расположенная на территории, принадлежала какому-то тореадору. Недавно её купили под турбазу " Совинко". Вилла в старом европейском стиле, рядом домняя церковь. Разбит парк, с пальмовой аллеей, открытым бассейном, спортплощадками. Лягушатник с островком, где плавают гуси, лужайки, с детскими горками, старинным паровозиком, с настоящими, без моторов, машинами, качелями. Дело в том, что сюда приводят ребятишек из детсада и сегодня привезли. Возле бассейна бар, столики. Раздевалка устроена чисто по-летнему, без душа. Узнала, что бассейн по-испански «писцина». Столовая под открытым небом. Тут же жаровня. Четверо перуанцев готовят обед. 2 молодых перуанки и 2 молодых парня – Даниэль, Мигель (Миша), Марта, а вторую то ли Роза, то ли как-то также. Пятый шофёр Карлос, плотный коренастый малый, похожий на Луиса Корвалана, только молодой, администратор, приятной наружности, лет 27-ми и наша переводчица, она же гид. Для отдыха предусмотрена бутылка пива на каждого бесплатно. Пиво и «Сан-Хуан», довольно хорошие, крепкие. Ёмкость бутылки до 0,7 л. Около жаровни и продуктов вертятся 4 бездомных пса. На лужайке пасутся 2 барана (карнеро), типа наших мериносов. За неосторожными отдыхающими, проходящих мимо лягушатника, гоняется гусак. Птицы белые, и здесь они, видимо, должны украшать парк, также, как и бараны. На территории до полдюжины рабочих, следящих за чистотой.
Меня привлекает гора, которая тут совсем рядом. Издалека и вблизи не понять, из чего она состоит. Как куча оплывшей глины или застывшего цементного раствора. Такого же желтовато-серого цвета. Поднимаюсь у виллы. Гора, как и положено всякой горе быть – каменная. Но что же за камень? Это настоящий трухляк, хоть и имеет вид гранита. Постучишь по нему – стук коробочный. Стукнешь посильнее, комочек отваливается. Разбить его вдребезги ничего не стоит. Камень быстро разрушается путём интенсивного выветривания. Песок и щебень заполняют все неровности и создают впечатление оплывистого рельефа. На щебне ни травинки, ни былинки, ни жучка, ни паучка. Прямо-таки, как на Луне или где-нибудь на Венере. Если бы под наш дождь эту гору, ей богу, чем-нибудь бы она поросла. Вообще, удивительно, как тут без дождя существует растительность (и ещё какая?!). Ведь немыслимое, по нашим понятиям, это дело, напоить землю лишь одной влагой моросящих туманов. У виллы растёт ни что-нибудь, а бамбук, растение водолюбивое. Вообще, на территории растёт одних пальм 3 или 4 разновидности, деревьев 4-5 и столько же кустарников. Спросить, что это за деревья не было особенно времени, и не то, чтобы времени, а просто велик языковой барьер, а гид постоянно суетилась по хозяйству. Заговаривать приходилось с несколькими перуанцами, и готовность к общению у хозяев была, но дальше примитивнейших вопросов и ответов дело не шло.. Презентовала одному значок. Готовность принимать подарки в Латинской Америке из тёмнокожих одинакова. Обед нам предлагали вполне подходящий. Салат, две отбивные с жареным в растительном масле картофелем, полпочатка варёной кукурузы, на десерт ломтики манго, ананасов и апельсин, в естественном соку, мороженое. Многие пригласили ребятишек из группы, что прогуливалась рядом. Дети лет четырёх-пяти. В группе около 20 человек, при них четверо женщин - воспитателей и нянь. На футбольном поле затеяли возню с малышами. Всё в общем
 обошлось благополучно. И псы бродячие не остались внакладе. Объедков после нас было предостаточно. Хуже оказалось другое. Некоторые из экипажа натурально перепили. Разнесли по всей территории бутылки, подлежащие сдаче, из-под пива и «Сан-Хуан». Не досчитались штук 20. А бутылки эти дороже самого пива раза в два. Беспокойство гида можно было понять. В автобусе некоторых пьяненьких укачало. Одного стошнило. У другого под сидением оказалась лужа, чего именно так и не разобрали: то ли пиво пролил, то ли обмочился. Оштрафовали нас на 20 долларов. У магазинчиков опять разбрелись. Собрали наше "стадо" впритирку к прибытию катеров. Посадка и прибытие обошлись без происшествий. Провезли много спиртного. По дороге в турбазы в обратном порядке прошли поля, речка, Лима, Кальяо. В одном месте сушили бельё прямо на камнях, много белья. В другом месте по цепочке передавали речные окатыши с берега к посёлку. Много трудового народа. Очень многие торгуют, пусть вся лавочка и умещается в небольшой тележке. Грязи в пригороде хватает, сказывается отсутствие дождей. Вся бы она нечисть смывалась в канавы. И ещё нет кюветов. Они просто не нужны. Много велосипедистов, с тележкой впереди. Машины всякие. Есть совсем аварийные, но ездят. Пустыри в полном смысле, как бы ни травинки – всё такое коричнево-серое. Стены домов, заборы исписаны, что-то вроде лозунгов, призывов, только всё самодеятельно, неряшливо, некоторые надписи с серпом и молотом. Ни одного белого лица. Видели за городом старушонку. С лица – все семьдесят, по осанке не больше сорока. За спиной груз: то ли вязанка хворосту, то ли ещё что-то. Заборы сплошные, местами высокие, густо облепленные поверху бутылочными осколками. В богатых домах скованы специально «ежи». Интересны шляпы полисменов. Они белые и напоминают перевёрнутую глубокую тарелку. Ремни, портупеи тоже белые. Движение по городу в Лиме, как на средней московской улице, правостороннее, кстати. По виду народ - не разбойники. Больше скромные, доброжелательные и смышлёные. Ни одной тупой физиономии я не видела. Трудолюбие, природная смекалка, ведь так освоились с русским языком, быстро за несколько лет, не в пример, кубинцам, хотя смышлености тех-то ничего плохого не скажешь- жизнестойкость, талантливость, ещё выведут этот народ на широкую дорогу экономического процветания.  

03.07. 1986 год,
Перу, Лима.
Фото автора.
Рейтинг: +1 155 просмотров
Комментарии (2)
Марта Шаула # 27 марта 2015 в 22:18 0
Капиталина, дорогая! Огромнейшее спасибо за такую интересную прогулку по Лиме и ее окрестностям! Прочла на одном дыхании!
Вы-мастер слова! Узнала много нового, интересного! Я просто воочию все увидела и услышала!!! Большое Вам спасибо за познавательное повествование!!! Будьте счастливы!!! Пишите, а мы будем читать!!!
Капиталина Максимова # 28 марта 2015 в 02:33 0
sneg tort3 t7304 Будем пока звенеть , пока живы и здоровы. Спасибо ОГРОМНОГО ЗДОРОВЬЯ ВАМ!