Эксперт

22 июня 2014 - Юрий Урм
article222397.jpg
Рано утром у молодого специалиста- Бориса, жителя самого южного города маленькой, северной страны, зазвонил телефон. Ничего хорошего от этого звонка Борис не ждал, а когда в трубке зазвучал приятный, почти ласковый голос заместителя прокурора города, тут он уже ясно ощутил, как засосало под ложечкой...

Да, не задался день. Зам. прокурора был хорошо знаком с мамой Бориса, но никогда ранее он не звонил им домой. Борис застыл и стал молча вслушиваться в каждое слово, произнесенное чиновником высокого ранга. Предчувствие не подвело Бориса. Голос в телефонной трубке поведал о предстоящем судебном разбирательстве по поводу чрезвычайного происшествия, случившегося в их городе.

На участке проведения ремонта трубопровода, рабочие оставили открытым канализационный колодец, не закрыв его люком и не обнеся его ограждением. Это, в свою очередь, привело к несчастному случаю.
Голос в трубке сообщил о том, что суду потребуется его помощь, как специалиста по вопросам проектирования, эксплуатации и ремонта систем водоснабжения и канализации.

И несмотря на то, что  это был лишь третий год его самостоятельной работы после окончания института, его начальники, с нескрываемым облегчением перекинули проблему на молодого специалиста, указав на него, как на опытного и знающего инженера, способного разобраться в произошедшем и дать экспертную оценку причин трагедии и назвать ее прямых виновников…

Отказаться от участия в судебном заседании было невозможно и с этого момента в размеренной и стабильной жизни молодого инженера возникла серьезная дилемма. С одной стороны необходимо было проявить себя знающими опытным специалистом, а с другой стороны ему очень не хотелось жестко и однозначно оценивать действия земляка, работавшего прорабом на том самом, несчастливом участке.

Вина прораба явно лежала на поверхности. Прораб не проконтролировал состояние участка проведения работ, и лично не проверил-был ли закрыт колодец люком или огорожен, после ухода рабочих. Понадеявшись на рабочих, которые ничего не предприняли для обеспечения безопасности пешеходов, именно он и стал прямым виновником трагического происшествия.

Однако, мысль о том, что экспертная оценка Бориса повлечет за собой самые серьезные последствия для прораба, мучила эксперта и заставляла его искать вариант неопределенности в изложении своих выводов.
Эта неопределенность потребовалась ему, для уклонения от однозначности в оценке виновности прораба, при этом не вызывая недоверия к персональной компетентности эксперта.

В этот же день Борису привезли чертежи и полный набор технической документации. Борис приступил к составлению экспертной оценки. На кой х.ен мне принесли все эти никчемные бумаги, думал раздосадованный Борис. Составить требуемый документ- дело не простое, в голову лезли абсолютно не пригодные в данных условиях обычные технические термины, используемые при проектировании: проточный колодец, глубина промерзания почвы, турбулентность, ламинарность, скорость потока... 
Все пустое, ничего из этого не пригодится.

Главная проблема состояла в том: -можно ли было оставлять колодец открытым или нет, а если нет, то, кто виноват, в произошедшем.

В экспертной оценке появились взаимно исключающие фразы -да мог быть оставлен не закрытым, так как работы были не закончены, и в то же время, нет не мог - колодец должен был быть закрыт или огорожен, до начала следующего рабочего дня...

Весь документ изобиловал противоречиями, в нем отсутствовал окончательный и однозначный ответ на главный вопрос о виновных и сути их вины.

Неделя пролетела очень быстро и вот день заседания в суде настал. Судья попросил выступить эксперта и прояснить наконец ситуацию. Борис начал говорить и озвучил все те же противоречия из его официальной экспертной оценки. 

Его речь напоминала речь звездочета из книги Волшебная лампа Аладдина, где он произнес известные слова: "Про не сон-сон, а про сон-не сон", или, "Сон-про не сон, а не сон-про сон"

Там, в сказке, султан остался в недоумении от объяснений звездочета...
Здесь же, в реальном процессе, после столь неоднозначных высказываний эксперта, судья оказался в не менее сложном положении.

Он попросил эксперта высказываться ближе к теме, но Бориса было не остановить, его понесло как Остапа, при этом из его слов, так и невозможно было окончательно решить- кто же все-таки виноват и в чем его вина.

То казалась, что вина прораба доказана, то снова приводились аргументы, подтверждающие его невиновность и так несколько раз подряд, на протяжении всего выступления эксперта.

Дослушав до конца выступление эксперта, судья с нескрываемым раздражением заметил: - «да, толку от Вас, уважаемый эксперт- никакого!» 
Не знал судья, каким безграничным счастьем наполнили эти весьма нелестные и прямо скажем, неприятные слова-сердце Бориса. Все ведь закончилось прекрасно, удалось никого не обвинить, проявив при этом всю свою техническую грамотность и эрудицию.

Борис обратился к судье: - «я могу быть свободен?» - судья, молча и безрадостно, кивнул в знак согласия

Борис вышел из зала суда, он шел домой в приподнятом настроении, душа его порхала, а в голове звучала музыка сфер ...

© Copyright: Юрий Урм, 2014

Регистрационный номер №0222397

от 22 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0222397 выдан для произведения:
Рано утром у молодого специалиста- Бориса, жителя самого южного города маленькой, северной страны, зазвонил телефон. Ничего хорошего от этого звонка Борис не ждал, а когда в трубке зазвучал приятный, почти ласковый голос заместителя прокурора города, тут он уже ясно ощутил, как засосало под ложечкой...Да, день не задался.
Зам. прокурора был хорошо знаком с мамой Бориса, но никогда ранее он не звонил им домой. Борис застыл и стал молча вслушиваться в каждое слово, произнесенное чиновником высокого ранга. Предчувствие не подвело Бориса. Голос в телефонной трубке поведал о предстоящем судебном разбирательстве по поводу чрезвычайного происшествия, случившегося в их городе.
На участке проведения ремонта трубопровода, рабочие оставили открытым канализационный колодец, не закрыв его люком и не обнеся его ограждением. Это, в свою очередь, привело к несчастному случаю. Голос в трубке сообщил о том, что суду потребуется его помощь, как специалиста по вопросам проектирования, эксплуатации и ремонта систем водоснабжения и канализации. И хотя это был лишь третий год его самостоятельной работы после окончания института. Его начальники, с нескрываемым облегчением перекинули проблему на молодого специалиста, указав на него, как на опытного и знающего инженера, способного разобраться в произошедшем и дать экспертную оценку причин трагедии и назвать ее прямых виновников…
Отказаться от участия в судебном заседании было невозможно и с этого момента в размеренной и стабильной жизни молодого инженера возникла серьезная дилемма. С одной стороны необходимо было проявить себя знающими опытным специалистом, а с другой стороны ему очень не хотелось жестко и однозначно оценивать действия земляка, работавшего прорабом на том самом, несчастливом участке.
Вина прораба явно лежала на поверхности. Прораб не проконтролировал состояние участка проведения работ, и лично не проверил-был ли закрыт колодец люком или огорожен, после ухода рабочих. Понадеявшись на рабочих, которые ничего не предприняли для обеспечения безопасности пешеходов, именно он и стал прямым виновником трагического происшествия.
Но мысль о том, что экспертная оценка Бориса повлечет за собой самые серьезные последствия для прораба, мучила эксперта и заставляла его искать вариант неопределенности в изложении своих выводов. Эта неопределенность потребовалась ему,для уклонения от однозначности в оценке виновности прораба,при этом не вызывая недоверия к персональной компетентности эксперта.
В этот же день Борису привезли чертежи и полный набор технической документации. Борис приступил к составлению экспертной оценки. На кой ..й мне принесли все эти никчемные бумаги , думал раздосадованный Борис. Составить требуемый документ- дело не простое, в голову лезли абсолютно не пригодные в данных условиях обычные технические термины, используемые при проектировании: проточный колодец, глубина промерзания почвы, турбулентность, ламинарность, скорость потока... Все пустое, ничего из этого не пригодится. Главная проблема -можно ли было оставлять колодец открытым или нет, а если нет, то, кто виноват, в произошедшем.
В экспертной оценке появились взаимно исключающие фразы -да мог быть оставлен не закрытым, так как работы были не закончены, и в то же время, нет не мог - колодец должен был быть закрыт или огорожен. до начала следующего рабочего дня...Весь документ изобиловал противоречиями, в нем отсутствовал окончательный и однозначный ответ на главный вопрос о виновных и сути их вины.
Неделя пролетела очень быстро и вот день заседания в суде настал. Судья попросил выступить эксперта и прояснить наконец ситуацию. Борис начал говорить и озвучил все те же противоречия из его официальной экспертной оценки. Его речь напоминала слова звездочета из книги Волшебная лампа Аладина:
          "про не сон-сон, а про сон-не сон",
или,    "сон-про не сон, а не сон-про сон".

Там, в сказке, султан остался в недоумении от объяснений звездочета..
Здесь же, в реальном процессе, после столь неоднозначных высказываний эксперта, судья оказался в не менее сложном положении.

Он попросил эксперта высказываться ближе к теме, но Бориса было не остановить, его понесло как Остапа, при этом из его слов, так и невозможно было окончательно решить- кто же все-таки виноват и в чем его вина. То казалась, что вина прораба доказана, то снова приводились аргументы, подтверждающие его невиновность и так несколько раз подряд, на протяжении всего выступления эксперта.

Дослушав до конца выступление эксперта, судья с нескрываемым раздражением заметил: - "Да, толку от Вас, уважаемый эксперт- никакого!"
Не знал судья, каким безграничным счастьем наполнили сердце Бориса эти весьма нелестные и прямо скажем, неприятные для специалиста слова. Он думал лишь о том, что все закончилось прекрасно: удалось никого не обвинить, проявив при этом всю свою техническую грамотность и эрудицию.
Борис обратился к судье: "Я могу быть свободен?" - судья, молча и безрадостно кивнул в знак согласия.
Эксперт вышел из зала суда, он шел домой в приподнятом настроении, душа его порхала, а в голове звучала музыка сфер ...

Рейтинг: +1 191 просмотр
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 22 июня 2014 в 22:35 0
Это жизненная ситуация.
Юрий Урм # 22 июня 2014 в 23:00 0
Я все новеллы и миниатюры описываю по реальным событиям,
и лишь иногда чуть прибавляю остроты.
С уважением,
Юрий Урм