ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

9 декабря 2014 - Ирина Горбань
Первые пять минут здоровья после изнурительного ОРЗ и надоевшего кашля прошли успешно. Выяснилось, что мозг уже не оплывший, извилины, освободившись от отёка, начали своё, обычное шевеление. Пора приниматься за работу. Казалось бы, сколько вечеров потрачено впустую – ни строчки о наболевшем. Какие строчки, когда наболевшим стало горло, область солнечного сплетения и левое ухо. Никогда в жизни не болели уши. Ни-ког-да.

Всё произошло в тот момент, когда на Донецк упала бомба… 
В этот же самый момент Ирина находилась на работе в своём кабинете. Всё вдруг задрожало, загудело, зазвенело в ушах, и Ирина почувствовала, как ухо стало влажным. Такого ощущения она никогда не знала, поэтому после того, как немного прошёл стресс, почувствовала боль в ухе. Странное ощущение. Странное…

Ухо продолжало болеть. Естественно к доктору под звуки раскатов залпов никто не пошёл. Не до того. А потом ей сказал знакомый доктор (по симптомам), что у нее треснула барабанная перепоночка. 
- Не волнуйтесь, мадам, она скоро сама собой зарастёт, - попытался успокоить доктор. - Главное – постоянное тепло. И ещё. Умоляю, не прикладывайте к больному уху холодный телефон.
- Интересно, а как я буду разговаривать на улице, если мне придёт важный звонок? 
- Перезвоните позже. Неужели не понятно?
- Понятно. Я взрослая девочка.

- Этого только мне не хватало, - огорчилась Ирина, придя домой с работы.
- Мама, а может и правда к доктору? Пусть посмотрит. Кто лечится по телефону?
- Не выдумывай. Я в тепле подержу ухо, и всё пройдёт.

Никто не держал в тепле. Не до этого. Работа у Ирины так сказать, уличная. Ах, как интересно зазвенело это слово в ухе. «Уличная» - и тут же перед глазами встает этакая разудалая нахалка с белокурыми волосами и ярко напомаженными губами. Но… картина более приземлённая. Чтобы в тринадцатиградусный мороз не свалиться с температурой, надо напяливать на себя все тёплые кофточки, безрукавочки, капюшончики. Капуста-раскапустная. Смотреть смешно. Зато, тепло. Но это новое ощущение боли в ухе спровоцировало «групповуху».

- Да, что-то меня понесло в иную ипостась, - усмехнулась Ирина, прочитав на листочке запись. – Не буду удалять. Пусть мои мысли останутся для… 

Нет, не для истории хотелось оставить эти строки. Есть у неё заветная мечта – дружить со своими внучками. Быть не старушкой-наставницей, а такой милой, мягко намекающей на правильное поведение и манеры подругой. А почему нет?

- Так, возвращаем мысли в нужное русло. Пять минут здоровья должны вместить в себя всю информацию пережитого и перенесённого без нытья и истерик. Главное, жизнь продолжается.

Ирина прижала ладошку к уху. Теплее. Неужели это навсегда? Неужели теперь каждое ОРЗ будет сопровождаться новыми ощущениями?

И вот теперь стало понятно: ухо – это навсегда. Собственно, два уха тоже навсегда. Но вот больное ухо – настоящие издержки войны.
Звонки продолжались, невзирая на место положения хозяйки телефона. Естественно, телефон практически пристыл к больному уху.

- Ну не могу я слушать другим ухом, - взмолилась Ирина дома, глядя, как дочь готовит капли. – Может, не надо? Я боюсь.

Процедура оказалась почти безболезненной, от чего Ирине стало немного стыдно перед дочерью.

Кстати, о «групповухе». Сюда пристроился кашель, насморк (да простит автора читатель за простонародное слово) и, естественно, астматическая одышка. Куда без неё? Ладно бы простудная астма, а она, вредина, на все запахи и ароматы. Кто-то из торгующих мягко пошутил:
- Что, Ирина Ивановна, побоялись делать противогриппозную прививку? Теперь не отвертитесь.
- Так у меня не грипп, Наташенька.
- Всё равно. Я вот сделала и теперь тоже кашляю, - улыбнулась девушка.
- Отлично! Мы теперь можем запросто болеть и не бояться гриппа, - парировала Ирина. - А что? Пусть теперь грипп нас боится.

**

Всё бы ничего, да вот только этот удушливый кашель не давал возможности общаться Ирине с друзьями по телефону. Как жаль, что Морозов, находясь на вокзале города Киева, так и не смог поговорить взахлёб с боевой подругой, как он любил говорить в последнее время.
- Лечись, Ирочка. Лечись, моя боевая подруга. Мы с тобой ещё поговорим. Обещаю, - мягко сказал Саша, услышал, как задыхается в кашле Ирина.

«Господи, как стыдно, что я не смогла перед отъездом нормально пожелать человеку жизни. Просто жизни». Сейчас больше ничего не желается. Дебальцево – это давно не жизнь. Это – выживание поминутное. Посекундное. Какие нервы выдержат такой ритм? Какое счастье, что разум восторжествовал и толкнул в спину прекраснейшего человека. Ирина больше чем уверена, что об Александре Морозове еще заговорят. Очень громко заговорят. Живи, Саш!

- Ирочка, милая, как ты там, в Макеевке? – услышала Ирина мягкий голос Али из Киева.
- Нормально, - только и смогла ответить Ирина и зашлась в кашле.
- Слышу. Слышу, как нормально. Давай-ка я не буду тебя тревожить. Услышала, что ты жива – и ладно. Перезвоню позже. Ладушки?
- Спасибо, моя хорошая. За всё спасибо.
- Закрыли тему, - улыбнулась в трубку Аля. Всё-всё. До связи.

Так никаких нервов не хватит – не отвечать друзьям. А их просто прёт по звонкам сегодня. Нет бы, в элктронном виде пообщаться. Какие они умнички: помнят, заботятся, беспокоятся.

- Здравствуйте, Ирина. Борис. Борис из Канады. Помните?
- Здравствуйте, дорогой мой друг, - ответила Ирина и…
- Вы заболели? Вы заболели, - поникшим голосом ответил Борис.
- Так случилось. Сама не ожидала, что так получится, - попыталась оправдаться Ирина, понимая своё глупейшее положение. Кашель не спрячешь, будь он неладен.
- Ирина, Вам непременно позвонит Олег их Харькова по нашему вопросу. Главное, поскорее выздоравливайте. Еще не хватало заболеть в такое время.
- Да, простуда сама решила за меня…- продолжился удушливый поток кашля.
- Я кладу трубочку. Берегите себя. Я очень переживаю, Ирина. Очень. И очень переживаю о бомбёжках. Только бы не бомбили Макеевку. Не бомбят?
- Макеевку не бомбят, но весь день слышны раскаты залпов. 
- Вам очень трудно говорить. Не буду утомлять. До связи.

И тут такая пустота одолела Ирину, что хоть волком вой. Что же это такое? Люди к ней с дорогой душой, а она им в трубку…

**


Надо что-то новенькое придумать. Не аллергенное. Вдруг, что-то получится. Знала она рецептик, но он не от астмы. Терять уже было нечего. Будь, что будет. Она быстренько сотворила микстуру: мёд, мякоть алоэ и сливочное масло. Всё в одинаковых пропорциях.
- Ну, астма, я тебя уничтожу! Сегодня же, гордо сказала Ирина и решила проглотить ложку смеси. 
Смесь тут же уничтожила Ирину и не поперхнулась.
- Зараза! Так ты ещё и противная?

Физической борьбы не было. Конечно, Ирина приняла лекарство, конечно, укуталась потеплее в плед и, конечно, уселась к компьютеру, чтобы рассказать о первых пяти минутах после болезни.
Пять минут прошло.
На шестой начался кашель. Как-то мягко, капризно, стыдливо. Неужели этот противный состав поможет? Трудно сказать. Впереди – очередная бессонная ночь. Хотя…
Кашель постепенно приобретал странный звук. Неужели проходит?
Обязан. 

Ирина поставила точку. Всё. Хватит об этом. 
- Где там липовый час с мёдом?

06.12.14

© Copyright: Ирина Горбань, 2014

Регистрационный номер №0258242

от 9 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0258242 выдан для произведения: Первые пять минут здоровья после изнурительного ОРЗ и надоевшего кашля прошли успешно. Выяснилось, что мозг уже не оплывший, извилины, освободившись от отёка, начали своё, обычное шевеление. Пора приниматься за работу. Казалось бы, сколько вечеров потрачено впустую – ни строчки о наболевшем. Какие строчки, когда наболевшим стало горло, область солнечного сплетения и левое ухо. Никогда в жизни не болели уши. Ни-ког-да.

Всё произошло в тот момент, когда на Донецк упала бомба… 
В этот же самый момент Ирина находилась на работе в своём кабинете. Всё вдруг задрожало, загудело, зазвенело в ушах, и Ирина почувствовала, как ухо стало влажным. Такого ощущения она никогда не знала, поэтому после того, как немного прошёл стресс, почувствовала боль в ухе. Странное ощущение. Странное…

Ухо продолжало болеть. Естественно к доктору под звуки раскатов залпов никто не пошёл. Не до того. А потом ей сказал знакомый доктор (по симптомам), что у нее треснула барабанная перепоночка. 
- Не волнуйтесь, мадам, она скоро сама собой зарастёт, - попытался успокоить доктор. - Главное – постоянное тепло. И ещё. Умоляю, не прикладывайте к больному уху холодный телефон.
- Интересно, а как я буду разговаривать на улице, если мне придёт важный звонок? 
- Перезвоните позже. Неужели не понятно?
- Понятно. Я взрослая девочка.

- Этого только мне не хватало, - огорчилась Ирина, придя домой с работы.
- Мама, а может и правда к доктору? Пусть посмотрит. Кто лечится по телефону?
- Не выдумывай. Я в тепле подержу ухо, и всё пройдёт.

Никто не держал в тепле. Не до этого. Работа у Ирины так сказать, уличная. Ах, как интересно зазвенело это слово в ухе. «Уличная» - и тут же перед глазами встает этакая разудалая нахалка с белокурыми волосами и ярко напомаженными губами. Но… картина более приземлённая. Чтобы в тринадцатиградусный мороз не свалиться с температурой, надо напяливать на себя все тёплые кофточки, безрукавочки, капюшончики. Капуста-раскапустная. Смотреть смешно. Зато, тепло. Но это новое ощущение боли в ухе спровоцировало «групповуху».

- Да, что-то меня понесло в иную ипостась, - усмехнулась Ирина, прочитав на листочке запись. – Не буду удалять. Пусть мои мысли останутся для… 

Нет, не для истории хотелось оставить эти строки. Есть у неё заветная мечта – дружить со своими внучками. Быть не старушкой-наставницей, а такой милой, мягко намекающей на правильное поведение и манеры подругой. А почему нет?

- Так, возвращаем мысли в нужное русло. Пять минут здоровья должны вместить в себя всю информацию пережитого и перенесённого без нытья и истерик. Главное, жизнь продолжается.

Ирина прижала ладошку к уху. Теплее. Неужели это навсегда? Неужели теперь каждое ОРЗ будет сопровождаться новыми ощущениями?

И вот теперь стало понятно: ухо – это навсегда. Собственно, два уха тоже навсегда. Но вот больное ухо – настоящие издержки войны.
Звонки продолжались, невзирая на место положения хозяйки телефона. Естественно, телефон практически пристыл к больному уху.

- Ну не могу я слушать другим ухом, - взмолилась Ирина дома, глядя, как дочь готовит капли. – Может, не надо? Я боюсь.

Процедура оказалась почти безболезненной, от чего Ирине стало немного стыдно перед дочерью.

Кстати, о «групповухе». Сюда пристроился кашель, насморк (да простит автора читатель за простонародное слово) и, естественно, астматическая одышка. Куда без неё? Ладно бы простудная астма, а она, вредина, на все запахи и ароматы. Кто-то из торгующих мягко пошутил:
- Что, Ирина Ивановна, побоялись делать противогриппозную прививку? Теперь не отвертитесь.
- Так у меня не грипп, Наташенька.
- Всё равно. Я вот сделала и теперь тоже кашляю, - улыбнулась девушка.
- Отлично! Мы теперь можем запросто болеть и не бояться гриппа, - парировала Ирина. - А что? Пусть теперь грипп нас боится.

**

Всё бы ничего, да вот только этот удушливый кашель не давал возможности общаться Ирине с друзьями по телефону. Как жаль, что Морозов, находясь на вокзале города Киева, так и не смог поговорить взахлёб с боевой подругой, как он любил говорить в последнее время.
- Лечись, Ирочка. Лечись, моя боевая подруга. Мы с тобой ещё поговорим. Обещаю, - мягко сказал Саша, услышал, как задыхается в кашле Ирина.

«Господи, как стыдно, что я не смогла перед отъездом нормально пожелать человеку жизни. Просто жизни». Сейчас больше ничего не желается. Дебальцево – это давно не жизнь. Это – выживание поминутное. Посекундное. Какие нервы выдержат такой ритм? Какое счастье, что разум восторжествовал и толкнул в спину прекраснейшего человека. Ирина больше чем уверена, что об Александре Морозове еще заговорят. Очень громко заговорят. Живи, Саш!

- Ирочка, милая, как ты там, в Макеевке? – услышала Ирина мягкий голос Али из Киева.
- Нормально, - только и смогла ответить Ирина и зашлась в кашле.
- Слышу. Слышу, как нормально. Давай-ка я не буду тебя тревожить. Услышала, что ты жива – и ладно. Перезвоню позже. Ладушки?
- Спасибо, моя хорошая. За всё спасибо.
- Закрыли тему, - улыбнулась в трубку Аля. Всё-всё. До связи.

Так никаких нервов не хватит – не отвечать друзьям. А их просто прёт по звонкам сегодня. Нет бы, в элктронном виде пообщаться. Какие они умнички: помнят, заботятся, беспокоятся.

- Здравствуйте, Ирина. Борис. Борис из Канады. Помните?
- Здравствуйте, дорогой мой друг, - ответила Ирина и…
- Вы заболели? Вы заболели, - поникшим голосом ответил Борис.
- Так случилось. Сама не ожидала, что так получится, - попыталась оправдаться Ирина, понимая своё глупейшее положение. Кашель не спрячешь, будь он неладен.
- Ирина, Вам непременно позвонит Олег их Харькова по нашему вопросу. Главное, поскорее выздоравливайте. Еще не хватало заболеть в такое время.
- Да, простуда сама решила за меня…- продолжился удушливый поток кашля.
- Я кладу трубочку. Берегите себя. Я очень переживаю, Ирина. Очень. И очень переживаю о бомбёжках. Только бы не бомбили Макеевку. Не бомбят?
- Макеевку не бомбят, но весь день слышны раскаты залпов. 
- Вам очень трудно говорить. Не буду утомлять. До связи.

И тут такая пустота одолела Ирину, что хоть волком вой. Что же это такое? Люди к ней с дорогой душой, а она им в трубку…

**


Надо что-то новенькое придумать. Не аллергенное. Вдруг, что-то получится. Знала она рецептик, но он не от астмы. Терять уже было нечего. Будь, что будет. Она быстренько сотворила микстуру: мёд, мякоть алоэ и сливочное масло. Всё в одинаковых пропорциях.
- Ну, астма, я тебя уничтожу! Сегодня же, гордо сказала Ирина и решила проглотить ложку смеси. 
Смесь тут же уничтожила Ирину и не поперхнулась.
- Зараза! Так ты ещё и противная?

Физической борьбы не было. Конечно, Ирина приняла лекарство, конечно, укуталась потеплее в плед и, конечно, уселась к компьютеру, чтобы рассказать о первых пяти минутах после болезни.
Пять минут прошло.
На шестой начался кашель. Как-то мягко, капризно, стыдливо. Неужели этот противный состав поможет? Трудно сказать. Впереди – очередная бессонная ночь. Хотя…
Кашель постепенно приобретал странный звук. Неужели проходит?
Обязан. 

Ирина поставила точку. Всё. Хватит об этом. 
- Где там липовый час с мёдом?

06.12.14
Рейтинг: +2 184 просмотра
Комментарии (2)
Михаил Козлов # 23 декабря 2014 в 19:24 0
Ваша проза, так же прекрасна, как и стихи, Ирина!!! 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9 supersmile
Ирина Горбань # 23 декабря 2014 в 20:11 0
Спасибо, Михаил. Рада, что не разочаровала)) buket4
 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
129
120
111
106
98
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
92
90
88
75
72
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
64
64
63
61
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
57
56
53
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
51
51
45
45
43
41
38