Время

31 марта 2014 - Вадим Ионов

Мы не можем без определений, которые даём тем или иным событиям. Полагаться на интуитивное восприятие жизни для нас слишком страшно, как хождение по топи, где не спасает опыт и невозможно просчитать следующий шаг.

 

Долгое же пребывание в таком зябком иррациональном напряжении нам противопоказано, так как оно всегда болезненно, а то и разрушительно.

И поэтому не остаётся ничего другого, как искать и находить, а порой и выдумывать те «устои», на которые можно было бы, пусть и с опаской, но всё же опереться.

 

Беда же такого существования состоит в том, что не все «кирпичи» наших «опор» обладают необходимой прочностью, или же имея форму, они не раскрывают нам своего внутреннего содержания, тем самым тая в себе вероятность опасности, а часто и её неизбежность.

 

Я сегодня буду думать о Времени. Время – бесспорная основа нашей жизни, её несокрушимый столп.

Я намерен налить себе большую кружку чая, раскурить трубку и пригласить всех желающих поломать голову вместе со мной, невзирая на саркастические усмешки тех, кто считает это занятие глупым после виртуозной логики великого Альберта.

 

Однако насмешки насмешками, а ответить на вопрос, - ЧТО такое Время? – я думаю, не смогут и они. В лучшем случае я услышу, что это свойство Вселенной и целый перечень его замысловатых талантов, - от безусловной власти над человечеством до всепроникающего присутствия.

 

Для меня же самая большая трудность в разрешении этой загадки состоит в том, что интересующая меня «сущность» чудовищно бесстрастна! Она не отвечает ни на мои вопросы, ни на мольбы, и откровенно плюёт на мои горести и восторги. Ей -  всё равно! Ей всё равно кто я – шах ли падишах ли, или же продавец мороженого в Парке Горького.

Познать же кого-либо, никак не реагирующего на твои провокации и оклики, невозможно. Да и впрямь: Время нельзя раздразнить, как электричество, забавляясь двумя оголёнными проводами; нельзя разорвать на части, как зазевавшийся протон; на него даже нельзя махнуть рукой; … нельзя, … нельзя, … нельзя….

 

В нём, правда, можно жить, но это, скорее всего тоже проявление его апатичности.

Говорят, что Время способен расшевелить свет, точнее его скорость, и тогда оно начинает изгибаться, а то и вовсе сворачиваться в клубок. Принимая же на веру это утверждение, очень бы хотелось понять, -  от чего оно это делает? Получает ли оно от этого удовольствие или же это наоборот «ведьмины корчи»?

 

Не знаю как Вам, а мне бы при первом варианте решения жилось бы повеселей. Однако я не припомню ни одного существа, которое бы радовалось тому, что в него тычут острой палкой.

С другой стороны, почему я неуклонно сваливаюсь в то, чтобы считать Время какой-то самостной сущностью? Происходит это, скорее всего от того, что я постоянно чувствую на себе его «дыхание» - и это рождает моё заблуждение.

 

Вторая трубка и третья кружка чая наводит меня на мысль, что предмет моего внимания не зверь и не свойство мироздания, а его… состояние.

И по аналогии с Её Величеством Гравитацией, (которую я уже давно считаю не силой, а чувством Вселенной, что порождает стремление тел к «близости»),  понимаю, что Время есть некая всеобъемлющая протяжённость….

 

И вновь перечисляя его черты – невозмутимый покой, бесстрастность, бездействие, я вдруг делаю своё маленькое открытие. Время – это Сон Вселенной. Сон, который тянется миллиарды лет с Большого взрыва – мгновения Великого Бодрствования….

 

***

Она качает его в колыбели уже больше часа. За окном ночь и ветер…. Малыш не желает спать, он во все глаза глядит на мать и настырно тянет ножку в рот, обхватив её обеими ручонками. Она терпеливо и тихонько поёт ему колыбельную….  Она учит его сну…. Она учит его Времени….

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0205488

от 31 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0205488 выдан для произведения:

Мы не можем без определений, которые даём тем или иным событиям. Полагаться на интуитивное восприятие жизни для нас слишком страшно, как хождение по топи, где не спасает опыт и невозможно просчитать следующий шаг.

 

Долгое же пребывание в таком зябком иррациональном напряжении нам противопоказано, так как оно всегда болезненно, а то и разрушительно.

И поэтому не остаётся ничего другого, как искать и находить, а порой и выдумывать те «устои», на которые можно было бы, пусть и с опаской, но всё же опереться.

 

Беда же такого существования состоит в том, что не все «кирпичи» наших «опор» обладают необходимой прочностью, или же имея форму, они не раскрывают нам своего внутреннего содержания, тем самым тая в себе вероятность опасности, а часто и её неизбежность.

 

Я сегодня буду думать о Времени. Время – бесспорная основа нашей жизни, её несокрушимый столп.

Я намерен налить себе большую кружку чая, раскурить трубку и пригласить всех желающих поломать голову вместе со мной, невзирая на саркастические усмешки тех, кто считает это занятие глупым после виртуозной логики великого Альберта.

 

Однако насмешки насмешками, а ответить на вопрос, - ЧТО такое Время? – я думаю, не смогут и они. В лучшем случае я услышу, что это свойство Вселенной и целый перечень его замысловатых талантов, - от безусловной власти над человечеством до всепроникающего присутствия.

 

Для меня же самая большая трудность в разрешении этой загадки состоит в том, что интересующая меня «сущность» чудовищно бесстрастна! Она не отвечает ни на мои вопросы, ни на мольбы, и откровенно плюёт на мои горести и восторги. Ей -  всё равно! Ей всё равно кто я – шах ли падишах ли, или же продавец мороженого в Парке Горького.

Познать же кого-либо, никак не реагирующего на твои провокации и оклики, невозможно. Да и впрямь: Время нельзя раздразнить, как электричество, забавляясь двумя оголёнными проводами; нельзя разорвать на части, как зазевавшийся протон; на него даже нельзя махнуть рукой; … нельзя, … нельзя, … нельзя….

 

В нём, правда, можно жить, но это, скорее всего тоже проявление его апатичности.

Говорят, что Время способен расшевелить свет, точнее его скорость, и тогда оно начинает изгибаться, а то и вовсе сворачиваться в клубок. Принимая же на веру это утверждение, очень бы хотелось понять, -  от чего оно это делает? Получает ли оно от этого удовольствие или же это наоборот «ведьмины корчи»?

 

Не знаю как Вам, а мне бы при первом варианте решения жилось бы повеселей. Однако я не припомню ни одного существа, которое бы радовалось тому, что в него тычут острой палкой.

С другой стороны, почему я неуклонно сваливаюсь в то, чтобы считать Время какой-то самостной сущностью? Происходит это, скорее всего от того, что я постоянно чувствую на себе его «дыхание» - и это рождает моё заблуждение.

 

Вторая трубка и третья кружка чая наводит меня на мысль, что предмет моего внимания не зверь и не свойство мироздания, а его… состояние.

И по аналогии с Её Величеством Гравитацией, (которую я уже давно считаю не силой, а чувством Вселенной, что порождает стремление тел к «близости»),  понимаю, что Время есть некая всеобъемлющая протяжённость….

 

И вновь перечисляя его черты – невозмутимый покой, бесстрастность, бездействие, я вдруг делаю своё маленькое открытие. Время – это Сон Вселенной. Сон, который тянется миллиарды лет с Большого взрыва – мгновения Великого Бодрствования….

 

***

Она качает его в колыбели уже больше часа. За окном ночь и ветер…. Малыш не желает спать, он во все глаза глядит на мать и настырно тянет ножку в рот, обхватив её обеими ручонками. Она терпеливо и тихонько поёт ему колыбельную….  Она учит его сну…. Она учит его Времени….

Рейтинг: 0 122 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!