ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → В 117 октябрь

В 117 октябрь

25 октября 2012 - Сергей Тимшин
article87295.jpg
 
 
Есенин…
Как-то тихо, почти незаметно прошел день 3 октября на моём любимом сайте «Клубочек». Понятно, не круглая дата – 117 лет со дня рождения великого поэта. Пожалуй, лишь одним звонким стихотворением Аромы Булатовой «Есенинское» и была чуть позже отмечена эта годовщина.
 
Есенин. Сергей Александрович…
Я услышал его голос, ещё не зная, чей он, в чудесной вязи обычных слов: «Выткался на озере алый луч зари»...  И было мне тогда где-то десять школьных лет. А затем, в период своего пятнадцатилетия, когда сам стал писать стихи, Есенин всецело очаровал и взволновал меня – и голосом, и судьбой, и ощущением краткости своего пребывания на земле:
«Есть одна хорошая песня у соловушки,
Песня панихидная по моей головушке»…
Такое не могло не воздействовать. И потому щемило сердце и увлажняло мальчишечьи глаза…И когда глаза «покатились золотыми звёздами в снег» (Песнь о собаке), здесь я уже совсем по-девчоночьи утирал слёзы со щёк. А ведь считался я драчливым парнишкой, даже хулиганом…
А потом в сложной, бурной молодости своей открыл «Чёрного человека» и «Москву кабацкую»:
*
Снова пьют здесь, дерутся и плачут
Под гармоники жёлтую грусть.
Проклинают свои неудачи,
Вспоминают московскую Русь.
*
Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость.
*
Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои в полукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.
 
О гитаре. Она звучала мне в руках мамы вместо колыбельных песен и, вероятно, тогда впервые и неосознанно впиталось:
 
Над окошком месяц, под окошком ветер
Облетевший тополь серебрист и светел,
Дальний плач тальянки, голос одинокий
И такой родимый и такой далекий.
 
 

Впрочем, вобрал я и другие гитарные песни «под Есенина»:

 
«Я по тебе соскучилась, Серёжа, истосковалась мой сыночек дорогой» и т. п. И, конечно, тоже довольно долго подражал Сергею Александровичу в песнях, стихах, и – частично, до срока - в алкогольной теме за тетрадью стихов ли, в быту ли...
 
Есенин. Серёжа…
С удивлением и грустью пережил я возраст моего первого кумира – юношу по имени Лермонтов. И вслед за тем с горечью о судьбах наших поэтов перешагнул и есенинский возраст… А дальше… Дальше шагать, как и освободиться от своих несчастий, связанных с алкоголем, мне помог, может быть, и «Чёрный человек».Потому что после Серёжи так говорить о разрушении личности и об алкоголе, «осыпающем мозги, как рощу в сентябрь», невозможно и ненужно. Оттого в зрелом возрасте почти все свои стихи и песни, связанные с этой темой, я выкорчевал из личных архивов.
 
Есенин. Сергей Александрович. Серёжа…
Летит время, отсчитывает годы, десятилетия, столетия. И может случиться так, что я, теперь постаревший его поклонник и ученик, доживу и до 60 лет... Представить только: ведь это два раза по 30! Два срока его жизни! Но чтобы на все времена всколыхнуть и очаровать Русь, ему хватило и одного тридцатилетия. Те же, кто губил и убивал наших великих поэтов - канули в небытие, а гении наши – с нами!
И потому в этот небывалый по теплым и солнечным дням кубанский октябрь мне становится светло от строк:  
 
Все мы, все мы в этом мире тленны,
Тихо льется с кленов листьев медь...
Будь же ты вовек благословенно,
Что пришло процвесть и умереть.
 
24.10.2012

© Copyright: Сергей Тимшин, 2012

Регистрационный номер №0087295

от 25 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0087295 выдан для произведения:
 
 
Есенин…
Как-то тихо, почти незаметно прошел день 3 октября на сайте «Клубочек». Понятно, не круглая дата – 117 лет со дня рождения великого поэта. Пожалуй, лишь одним звонким стихотворением Аромы Булатовой «Есенинское» и была чуть позже отмечена эта годовщина.
 
Есенин. Сергей Александрович…
Я услышал его голос, ещё не зная, чей он, в чудесной вязи обычных слов: «Выткался на озере алый луч зари»...  И было мне тогда где-то десять школьных лет. А затем, в период своего пятнадцатилетия, когда сам стал писать стихи, Есенин всецело очаровал и взволновал меня – и голосом, и судьбой, и ощущением краткости своего пребывания на земле:
«Есть одна хорошая песня у соловушки,
Песня панихидная по моей головушке»…
Такое не могло не воздействовать. И потому щемило сердце и увлажняло мальчишечьи глаза…И когда глаза «покатились золотыми звёздами в снег» (Песнь о собаке), здесь я уже совсем по-девчоночьи утирал слёзы со щёк. А ведь считался я драчливым парнишкой, даже хулиганом…
А потом в сложной, бурной молодости своей открыл «Чёрного человека» и «Москву кабацкую»:
*
Снова пьют здесь, дерутся и плачут
Под гармоники жёлтую грусть.
Проклинают свои неудачи,
Вспоминают московскую Русь.
*
Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость.
*
Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои в полукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.
 
О гитаре. Она звучала мне в руках мамы вместо колыбельных песен и, вероятно, тогда впервые и неосознанно впиталось:
 
Над окошком месяц, под окошком ветер
Облетевший тополь серебрист и светел,
Дальний плач тальянки, голос одинокий
И такой родимый и такой далекий.

 

 

Впрочем, вобрал я и другие гитарные песни «под Есенина»:

 
«Я по тебе соскучилась, Серёжа, истосковалась мой сыночек дорогой» и т. п. И, конечно, тоже довольно долго подражал Сергею Александровичу в песнях, стихах, и – частично, до срока - в алкогольной теме за тетрадью стихов ли, в быту ли...
 
Есенин. Серёжа…
С удивлением и грустью пережил я возраст моего первого кумира – юношу по имени Лермонтов. И вслед за тем с горечью о судьбах наших поэтов перешагнул и есенинский возраст… А дальше… Дальше шагать, как и освободиться от своих несчастий, связанных с алкоголем, мне помог, может быть, и «Чёрный человек».Потому что после Серёжи так говорить о разрушении личности и об алкоголе, «осыпающем мозги, как рощу в сентябрь», невозможно и ненужно. Оттого в зрелом возрасте почти все свои стихи и песни, связанные с этой темой, я выкорчевал из личных архивов.
 
Есенин. Сергей Александрович. Серёжа…
Летит время, отсчитывает годы, десятилетия, столетия. И может случиться так, что я, теперь постаревший его поклонник и ученик, доживу и до 60 лет... Представить только: ведь это два раза по 30! Два срока его жизни! Но чтобы на все времена всколыхнуть и очаровать Русь, ему хватило и одного тридцатилетия. И те, кто губил и убивал наших великих поэтов - канули в небытие, а гении наши – с нами!
И потому в этот небывалый по теплым и солнечным дням кубанский октябрь мне становится светло от строк:  
 
Все мы, все мы в этом мире тленны,
Тихо льется с кленов листьев медь...
Будь же ты вовек благословенно,
Что пришло процвесть и умереть.
 
24.10.2012
Рейтинг: 0 247 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
116
109
105
94
84
83
81
81
78
76
75
74
73
70
68
66
66
65
Кукла колдуна 9 июля 2017 (Demen Keaper)
57
57
57
55
53
51
51
51
51
45
43
38